авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет ...»

-- [ Страница 6 ] --

Заметим, что идея Сверхчеловека утопична: созидание дальше себя, творческий поиск, борьба за истинные ценности, здоровая самоуверенность и себялюбие – все это скорее сверхчеловеческое, нежели «слишком человеческое». И достижим ли этот идеал? Как пред ставляется, Ф.Ницше считал, что идеал Сверхчеловека не может быть достигнут, или реали зован автоматически, в ходе естественного хода событий. В этом отношении его учение является чем угодно, только не разновидностью дарвинизма. Действительно, Ф.Ницше пола гал, что выживают и доминируют негодные, идентичные друг другу индивиды, впоследствии могущие заслонить собой появление Сверхчеловека. Предсказание появления «последнего человека» говорит об энтропии общества, но может ли он существовать на самом деле? По следней стадии в человеческом развитии быть не может. Если можно было бы прийти к ко нечному пункту развития, то он же был достигнут. Если бы он был достигнут, то никакие изменения не были бы возможными. Но изменения имеют место, поэтому, финальное со стояние не достигнуто, и, следовательно, никогда не наступит. В посмертно изданных запис ках Ф.Ницше писал: «Если бы мир имел цель, она уже должна была быть достигнута». Здесь заключен исходный пункт и следствие идеи Вечного Возвращения философа.

Ф. Ницше – философ ино-моральный, т.е. моральный по-своему. Он писал: «Моя филосо фия заключает в себе победоносную мысль, которая должна погубить всякий другой образ мысли». Эта идея наиболее полно проявилась в его воззрениях на человека, в том числе и с религиозной точки зрения.

Философия Ф. Ницше представляет собой разрушительную критику, которая не хочет ос тавить камня на камне в здании современной культуры. Однако это не означает, что идея но вого образа человека должны быть отвергнута: кто, как не Сверхчеловек, по своей натуре сильный, целеустремленный, может победить все трудности, преодолеть все препятствия на своем пути? В этом и отражается великое назначение настоящего человека, его способность победить саму смерть во благо себя и других.

Ф. Ницше оказал огромное влияние на различные направления мысли XX в. – прагматизм, экзистенциализм (Ж.-П.Сартр, А.Камю), экспрессионизм в лице Г.Гессе. Его философия ока зала влияние на таких мыслителей, как Т.Манн, М.Хайдеггер и др. В XX в. Ф.Ницше откры ли заново. Однако тень, которую на него бросил фашизм, оказалась очень живучей. Лишь через несколько десятилетий все стало на свои места. Любой текст беззащитен в руках по томков: каждый берет из него то, что видит. Без сомнения, в работах Ф.Ницше возможно найти то, что так импонировало идеологам национализма: воля к власти, Сверхчеловек. Но подлинный пафос Ф.Ницше в другом. Певец Сверхчеловека Заратустра учил не о насилии, но о самоопределении. Путь к Сверхчеловеку – это не путь самоутверждения за счет слабых, но путь борьбы с единственным достойным соперником – с самим собой.

ТАТУИРОВКА КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ Флейтер М.А., Бабушко В.С.

Научный руководитель Скобелева В.А.

(Ухтинский государственный технический университет) Во второй половине XX в. произошли внезапные и радикальные изменения в изобрази тельном искусстве, которые потрясли его основы и существенно дезориентировали все рас суждения на данную тему. Расширился спектр связей искусства с другими областями человеческой деятельности, появилось желание отождествлять искусство с жизнью в ее са мых обыденных формах, а также выразить демонстративный протест против всякого эсте тизма вплоть до отрицания форм, присущих традиционному понятию изобразительного искусства. «Настоящее искусство, - говорил выдающийся французский автор Жан Дюбуффе, - всегда присутствует там, где его никто не ожидает. Там, где никто не думает о нем и не на зывает его именем»1. Творческим действием стало буквально все при условии, что таковым его назвал художник. Это привело к тому, что Бен Вотье заметил: «Все является искусст вом»2. Тем не менее, от человека зависит, что и когда становится произведением искусства.

Об этом следует помнить, когда анализируется история такого спорного явления, как татуи ровка, связи со сферой духовной жизни и обществом в разных культурах.

Конечно, можно поспорить, насколько обоснованно подводить татуировку под определе ние «искусство», но возникает и много других вопросов: что подталкивает человека уродо вать либо украшать собственное тело, навсегда отказываясь от возможности как-либо изменить потом украшение подобного типа? Почему он так желает нанести на кожу опреде ленные знаки, символы, которые якобы фиксируют его жизнь куда сильнее, чем проходящая память? От чего он стремится спрятаться в этих особых украшениях либо демонстрировать с их помощью свое тело, зная при этом, что очарование этой красоты пройдет, а вместе с этим увянет даже самая чарующая телесная картинка?

И возникает еще более неразрешенный вопрос: что такое татуировка - искусство полусвет или же полусвет искусства? Что же, у искусства много обличий, но и ложных путей предос таточно. Неразрывно связанная с человеческим телом, татуировка, как и это тело, настолько же прекрасна, настолько и несовершенна.

Татуировка - явление культуры, которым интересуются многие, однако литературы на данную тему очень мало. Кто-то справедливо отметил: «Татуированные вообще не пишут книг о татуировках». Слово «татуировка» отсутствует в некоторых энциклопедиях, лексико нах и словарях. Следовательно, никому не известны имена знаменитых мастеров татуировки, деятельность которых также необходимо включить в историю культуры.

Возможно, это вызвано негативными эмоциями у большинства представителей современ ного общества, что вся она целиком приписывается фольклору преступного мира. Издавна она считается синонимом таинственной (а потому грязной) практики, молчаливо признавае мой порочной, направленной против правил хорошего поведения в противоположность об щепризнанным артистическим высказываниям на такие темы, как изобразительное искусство, рисунок, графика или скульптура.

Формирование убеждения об уродующем характере татуировки не отпугивает некоторых знаменитых особ, которых было бы трудно обвинить в отсутствии эстетического вкуса, от обретения подобного типа телесных украшений.

Целью татуировщика является создание на человеческом теле определенного визуального высказывания с помощью пластических знаков, надписей, композиций, которые он создает путем механического введения красителя в человеческую кожу после предварительного ее накалывания либо реже (сейчас в современном обществе) - надреза или выцарапывания (бо лее древние способы).

На протяжении столетий татуировка не только использовалась с целью украсить тело ли бо в качестве элемента устрашения (для более убедительного восприятия престижа), но и выполняла существенную общественную функцию (показывала общественное положение, увековечивала героические поступки), подчеркивая принадлежность к профессиональной, религиозной, преступной группе либо к какому-либо племени (в некоторых племенах татуи ровка закрепляла и выражала традиции этого общества;

обозначала родственные отноше ния). Она была также клеймом.

Татуировка может носить религиозный, космический, эротический, эстетический и маги ческий характер.

Искусство татуировки является частью общемировой культуры и, то появляясь, то исче зая, то возрождаясь вновь, проходит через всю историю человечества от древнейших египет ских захоронений, чей возраст насчитывает четыре тысячелетия, до наших дней.

Археологические раскопки доказывают, что татуировка была распространена практически по всему миру. Древние народы использовали ее в религиозных ритуалах, в качестве амулета и просто как украшение. Греки накалывали зашифрованные татуировки своим шпионам, а римляне таким образом клеймили преступников и рабов. Древнейшим свидетелем этой тех ники является мумия Хауслабйха, больше известного под именем Етци. Его татуировки сви детельствуют о том, что орнаменты накладывались на коже еще в бронзовом веке, т. е. лет назад. Мумия греческого жреца Амунета, возраст которой 4000 лет, также имеет татуи ровку, указывающую на ее особую спиритическую связь с потусторонним миром.

В средневековой Европе христианская церковь постаралась уничтожить традиции татуировки, считая ее варварским наследием. Своим возрождением в Старом Свете этот вид искусства обязан печально известному капитану Куку, который в 1771 году из своего первого путешествия к бере гам Австралии и Новой Зеландии привез туземца, татуированного с головы до ног. Оттуда (из по линезийского языка) был заимствован и сам термин «татуировка» (на таитянском диалекте слово «татау» обозначает рисунок, знак). Его появление вызвало у англичан небывалый ажиотаж и по вальное увлечение татуировкой, сначала среди моряков и простого люда, а затем и среди знати.

Отсюда мода на нательные рисунки распространилась по всей Европе.

С введением в европейские языки точного понятия для обозначения татуировки, которое со временем почти самопроизвольно зафиксировалось в понятии среднего европейца, этот феномен не мог уже пройти мимо внимания специалистов многих научных дисциплин. Пер выми на это обратили внимание юристы, политики и судебные врачи, которые как-то ин стинктивно поняли практику татуировки как одно из проявлений бунта и угрозы обывательским ценностям. В результате татуировщиков и обладателей татуировки стали считать преступниками. Кульминационным пунктом этой акции стали тезисы итальянского ученого Чезаре Ломброзо (1835-1909), содержащиеся в его работе «Luomo deliquente» (1876):

преступник относится к специфическому антропологическому типу, между его моральными и телесными физическими недостатками возникает причинная связь. Преступник страдает «моральным помешательсвом» (склонность к помешательству). Основной ошибкой Ломбро зо и многочисленных его исследований было то, что в своих исследованиях они опирались на татуировку, встречающуюся у европейских преступников оставляя в стороне культуру племенных сообществ и данные, касающиеся достаточно многочисленных граждан, давших украсить себя подобным образом.

Мода на нательное творчество не обошла и Россию, хотя в плане татуировки, впрочем, как и во всем остальном, у нас свой особый путь: с одной стороны, стойкие ассоциации с тюрем ной камерой, с другой - долгие годы полного отсутствия информации и общения со своими коллегами в других странах.

Но, как это ни удивительно, трудности заставили мастеров тату быть более изобретатель ными и креативными. Сами делали инструменты, придумывали образы, учились буквально "на собственной шкуре". Сегодня, конечно, все значительно легче. Мастера ездят на конвен ции, показывают свои работы, знакомятся с новыми стилями и направлениями.

На сегодняшний день нет негативного отношения к искусству татуировки со стороны об щества. Среди большей части населения считается модным иметь рисунок на теле. Татуи ровки носят разнообразный характер: религиозные, космические, эротические, эстетические, магические, военные, асоциальные;

преступного характера... Это искусство достигло высот в своей технике, что уже свидетельствует о благоприятной среде для дальнейшего развития и усовершенствования...

Библиографический список:

1.Ельски Анджей. Татуировка / Пер. с польского. Д.А.Подберезского. Мн.:«МЕТ», 1997.232 с.

2.Там же.

СИНКРЕТИЗМ ЯЗЫЧЕСТВА И ХРИСТИАНСТВА В ПРАВОСЛАВНЫХ ПРАЗДНИКАХ «ПАСХАЛЬНОГО ЦИКЛА»

Рочева Н.В., Костыря Н.А.

Научный руководитель Скобелева В.А.

(Ухтинский государственный технический университет) После принятия новой религии - православного христианства, народный дух впервые об наружил свою редкостную и определяющую всё существо русской культуры способность вбирать новое, не отказываясь от старого. Так в недрах русской культуры родился феномен христианско-языческого религиозного синкретизма. Особенно же это касается лёгкости, с которой русский народ вошел в циклическое богослужебное время суточного, недельного и годового круга православного христианства. Это свидетельствует о живучести навыков сле дования годовому сакральному сельскохозяйственному циклу архаики, глубоко укоренённо му в народном сознании. Священный календарь древности оказывается точно наложенным на христианский богослужебный годовой цикл.

Народные праздники, с одной стороны прочно уходили в языческую старину. Но с другой стороны, они обрели христианское осмысление и уже никак не связывались с прежними ве рованиями. Кроме постоянных фиксированных праздников, церковью отмечаются еще пере движные так называемые «пасхального цикла», т.е. связанные с отсчетом времени от Пасхи.

Начинается этот цикл с Масленицы, а заканчивается Троицей. С праздниками «пасхального цикла» также связано великое множество обрядовых действий, верований, примет, которые несут следы язычества.

Хотя Масленица и вошла в церковный календарь, никакого христианского содержания присвоить ей не удалось. Масленичные блины, несли солнечную символику, а их неумерен ное поедание, обжорство, тогда можно истолковывать как типичный магический обряд пло дородия, когда от количества съеденного зависит новый урожай и весеннее возвращение солнца. Сожжение соломенной Масленицы предполагало очистительную символику и было явным остатком языческого погребального обряда, производимого над умирающим мифоло гическим персонажем.

В последнее перед Пасхой Вербное воскресение существовал обычай освещать укра шенную бумажными цветами и лентами вербу, которой приписывались магические свой ства. Вербой ударяли всех домочадцев и домашних животных для здоровья. Считали также, что Верба закрывает дорогу в дом всякой нечисти. Древнее, дохристианское про исхождение этих обрядов, несомненно. Расцветающее дерево должно было дать силу и здоровье человеку или животному. Церковь использовала обычай приносить в дом по весне зелёное дерево и дала ему новое христианское осмысление, как делала и с некото рыми другими языческими обрядами.

По количеству и разнообразию обычаев из всех дней Великого Поста выделяется четверг на страстной неделе, называемый Великим или Чистым. Самым распространенным было очищение водой - умывание, обливание, купание.

Канун святой Пасхи один из наиболее сакральных моментов года, воспроизводящий (ко нечно символически), воскресение распятого в пятницу Богочеловека Христа. Соответствен но, канун этого дня, соотносимый со временем смерти Христа, наиболее благоприятен для активности темных сил. Русская народная религиозная культура, включала не только веру в Иисуса Христа, но и языческие представления о демонологических персонажах - «нечистой силе» (лешие, домовые, водяные, русалки, кикиморы и т.п.). Таким образом, в народных ре лигиозных представлениях, космогонические мифологические образы сложно переплетались с образами апокрифическими и библейскими, выстраиваясь в систему, характеризующую природную и социальную иерархию, представлений о прошлом и будущем.

Самым сакральным считалось время пасхальной службы, когда многое невозможное становится возможным. Легко исполняются любые пожелания на будущее, сказанные ти хонько во время пасхальной службы. Даже вор, если ему удастся незаметно украсть что то у молящихся в церкви, получает сверхъестественную гарантию успешного воровства на целый год.

Пасхальные яйца также несут мифологическую символику: яйцо, как и семя, в земледель ческой модели мира кодирует не только рождение, но и воскресение. Это позволяет соотне сти их с образом умирающего и воскресающего божества. Этот образ неизменно должен был сблизиться в народном мышлении с умирающим и воскресающим Христом.

Несомненным остатком язычества был и обряд христования с покойниками. Древняя жертва мертвому предку здесь, видимо, приобрела новый смысл, делясь с мертвыми радо стью воскресения Бога, тем самым выражали надежду на конечное воскресение и этого мертвого. Но днем особо активного общения с мертвыми была (и остается) Радуница - суб бота пасхальной недели, когда посещение могил родственников было обязательным.

Таким образом, можно сделать вывод, что в центре народных представлений, безусловно, находились принципы христианского православия. Языческие элементы уже в период Киев ской Руси были существенно переработаны и включены в иную, христианскую систему мо рально-этических ценностей. Христианское мировоззрение создает иерархически упорядоченную картину мира, ставя ее на место прежней, фиксирующей иной, природный порядок связей.

СПОРТ В СОВРЕМЕННЫХ СМИ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ ОСВЕЩЕНИЯ Русова А.Ю.

Научный руководитель Скобелева В.А.

(Ухтинский государственный технический университет) В современном мире наблюдается устойчивая тенденция повышения социальной роли фи зической культуры и спорта. И в условиях социально-экономических и политических преоб разований современной России особое значение приобретают вопросы укрепления физического и духовного здоровья человека, формирования здорового образа жизни. В соот ветствии с общемировой тенденцией в нашей стране вопросы развития физической культуры и спорта становятся ключевым направлением социальной политики.

Для формирования здорового образа жизни и увеличения занимающихся физической культурой необходимо повышение социального статуса физической культуры и спорта в массовом сознании, формирование позитивного общественного мнения в этой сфере, вне дрение ценностей и идеалов спорта в систему ценностных предпочтений и норм социума.

Для решения этой проблемы необходимо создание новой идеологии освещения в средствах массовой информации вопросов физической культуры, спорта, здорового образа жизни, а также непосредственно спортивных мероприятий.

Как известно, формирование образов реальности, общественного мнения - как позитивно го, так и негативного, по самым разным проблемам жизни общества, является одной из важ нейших целей деятельности СМИ как социального института. Несмотря на отдельные различия в количестве публикаций и жанровые особенности, газеты пытаются создать еди ный информационный поток, направленный на осознание проблем, накопившихся в сфере физической культуры и спорта. Обширность данной тематики позволяет редакциям газет варьировать их, выбирая наиболее значимые с их точки зрения.

Роль средств массовой информации в освещении спортивных событий всегда была акту альной. Но в зависимости от времени менялись цели и задачи такого освещения. В советском обществе спорт был одним из средств идеологической пропаганды, одним из способов дока зать преимущества социалистического образа жизни. Стратегия СМИ при освещении собы тий из мира спорта выстраивалась в соответствии с данными целями и задачами. Основным средством формирования общественного мнения становилась пропаганда.

В демократическом обществе не только меняются цели и методы пропаганды как средства формирования общественного мнения, системы социальных ценностей, в том числе и в сфе ре физической культуры и спорта, но на первый план выходят иные методы и средства влия ния на массовое сознание.

Освещая спортивные мероприятия, СМИ должны ясно представлять себе, какую интер претацию они предлагают читателю, какие ценности и идеалы они формируют.

Исследование социокультурных аспектов освещения спортивных событий в СМИ разных социальных систем, разных периодов жизни общества может помочь выявить разные подхо ды, концепции, направленность идеологического воздействия.

В научном мире до сих пор не существует единого мнения на роль СМИ в процессе отра жения объективного мира. Довольно распространено мнение, что сознание и поведение лю дей существенно зависит от информационного поля, создаваемого СМИ, что СМИ не столько отражают и интерпретируют действительность, сколько конструируют ее по своим правилам и по своему усмотрению. С другой стороны, есть мнение, что власть СМИ во мно гом состоит в определении в каждый конкретный момент соответствующей повестки дня, но эта власть не заставляет действовать.

Скорее всего, правомерно утверждение, что СМИ зависимы от аудитории и массового сознания, подвержены его влиянию, но при этом играют существенную роль в формирова нии и трансформации в наиболее общих образцах ценностей, моделей поведения, символи ческих форм культуры. Ценности, нормы и идеалы в какой-либо сфере культуры, то есть некая социокультурная реальность общества на определенном этапе отражается в СМИ, соз давая при этом некую версию реальности, которая, безусловно, имеет влияние на объектив ную реальность, тем не менее, не совпадая с нею.

Многие исследователи склоняются к тому, что в условиях информационного общества средства массовой информации уже не столько отражают массовое сознание и воспроизво дят объективный мир, сколько конструируют свою версию объективной реальности, форми руя, таким образом, систему ценностей, норм и идеалов общества.

СМИ фактически контролируют культуру, пропуская ее через себя, как через «фильтр», выделяя отдельные элементы из общей массы, придавая одним особый вес, принижая цен ность других. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в современном мире поч ти не оказывает влияния на развитие общества. Но при этом важно учитывать, что появление любой темы в прессе обусловлено интересами правящих элит, которым выгодна определен ная ориентация общественного мнения и сознания.

В каждую эпоху, каждый период истории общество определяет свои культурные нормы и идеалы, свою систему социальных ценностей. А главная задача прессы заключается в удов летворении информационных запросов читателей. Издатели предлагают именно тот продукт, в котором нуждается их аудитория.

Очень часто обвиняют СМИ в том, что они деформируют или даже разрушают систему ценно стей общества, ориентируясь в своих публикациях на скандал, на «горячие» темы, на увеличение тиражей. Но такая неоднозначная позиция СМИ в обществе чаще всего отражает двойственность и противоречивость самого общественного мнения. Причиной подобной ориентации российских СМИ, по мнению ряда исследователей, является отсутствие сформированной ценностной систе мы, выступающей в обществе в качестве регулятора социального действия.

Освещая проблемы здоровья нации, вопросы образования, показывая необходимость за нятий физической культурой и спортом, СМИ решают социальные задачи. Важно соответст вующим образом освещать соревнования, различные спортивные мероприятия, делая акцент не на результатах спортсменов, а на том, как спорт формирует силу тела и духа, создавая по зитивные примеры для подражания, повышая статус физической культуры в обществе.

Спорт должен отражаться в репортажах как сфера предельного напряжения всех челове ческих сил - духовных и физических, считают авторы сборника статей «Спорт в зеркале журналистики»1. Спортсмен должен представать в публикациях носителем всех личностных качеств, но всем богатстве социальных связей - мастером, гражданином, человеком. Собира тельный образ спортсмена, возникающий в изображении репортера, - один из общественных идеалов, моделирующих массовое поведение людей. И не только в сфере спорта.

Физическая культура и спорт, являясь неразрывной частью культуры, несут в себе некие закодированные культурологические символы, воплощающие ценностные ориентации, идеологические установки, модели развития событий и интерпретации ситуаций. Образ ФКиС, формируемый в массовом сознании, может быть использован для коррекции ценно стной системы общества, для создания определенных идеологических установок.

Исследователи спортивной журналистики2 отмечают, что на современном этапе сред ства массовой информации в силу их коммерциализации большое внимание уделяют лишь информированию о спортивных событиях и освещению негативных сторон спор тивной и околоспортивной жизни: скандальным и неприглядным ситуациям, связанным с изобличением спортсменов в употреблении допинга, подкупа судей и спортсменов, жес токости, использованию запрещенных правил. Основным содержанием публикаций о спортивных событиях становится, как правило, победно-результативная сторона спор тивной жизни: победа-поражение, инвентарь, оборудование, экипировка, суммы призо вых фондов и др. Все это приводит к формированию одностороннего интереса к спорту, к снижению его социальной значимости. Гуманистические ценности спорта, декларируе мые рядом ученых, чаще всего остаются на уровне декларации в системе личностно ценностной картины мира, создаваемой спортивной темой на страницах СМИ и экранах ТВ. Картина спорта, конструируемая спортивными публикациями, иногда заставляет вспоминать о военном и политическом дискурсах.

Не вызывает, таким образом, сомнений колоссальный потенциал СМИ для формирования социальной системы ценностей, общественного мнения. И тем более актуальной становится исследование подходов, концепций и смыслов освещения в СМИ спортивных событий в раз ные социальные периоды. В этом смысле конструирование спортивного дискурса на страни цах СМИ отражает представления общества о месте и целях спортивной деятельности.

Содержание спортивных публикаций позволяет судить о месте спорта в системе социокуль турных практик общества3.

Социокультурный потенциал спорта чаще всего остается в стороне от внимания журнали стов. Подобная ситуация настоятельно требует выявления причин и поисков эффективных решений.

СМИ – это средство эффективного воздействия на массовую аудиторию. Даже при суще ствующем положении вещей спортивная журналистика должна выполнять не только инфор мационную, развлекательную и рекламную функции. И в данном аспекте спортивная журналистика, безусловно, не должна забывать о том, насколько мощное средство формиро вания социальной системы ценностей, предпочтений, мнений и моделей поведения имеется у нее. Соединение средств воздействия средств массовой информации с серьезным эмоцио нально-экспрессивным потенциалом спортивного зрелища позволяют ожидать эффективного результата в процессе формирования гуманистической системы ценностей физической куль туры и ЗОЖ.

Библиографический список:

1. Спорт в зеркале журналистики: о мастерстве спортивного журналиста / Сост. Г.Я. Сол ганик. — М., 1989.

2. Дивина Г.В. Социальная направленность пропаганды физической культуры и здорового образа жизни // Социокультурные аспекты физической культуры и здорового образа жизни.

М., 1996.

3. Там же ВЛИЯНИЕ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ НА СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО Радюхина Е.В., Лызлова Р.П.

Научный руководитель Скобелева В.А.

(Ухтинский государственный технический университет) Массовая культура - многофункциональное, объективное явление современного этапа культуры, в которую неизбежно вовлечены все слои населения. Массовая культура – это культура масс, культура, предназначенная для потребления народом;

это сознание не народа, а коммерческой индустрии культуры;

она враждебна подлинно народной культуре. Она не знает традиций, не имеет национальности, ее вкусы и идеалы меняются с головокружитель ной быстротой в соответствии с потребностями моды. Массовая культура обращается к ши рокой аудитории, апеллирует к упрощенным вкусам, претендует на то, чтобы быть народным искусством.

Массовая культура очень ярко проявляется в рекламе и телевидении. Телевидение являет ся самым эффективным средством тиражирования и распространения массовой культуры.

Массовая культура воздействует на массовое сознание, она связана со средствами массовой коммуникации, ориентирована на потребительские вкусы и инстинкты, имеет манипулятив ный характер. Средства массовой информации представляют собой большую угрозу для не зависимого человека, она обладает опасным орудием внушения, орудием социальной дрессировки человека.

Проблема заключена в управлении динамикой массовой культуры, то есть, выработке эф фективных механизмов отбора необходимых и перспективных ее направлений и выбраковке тех, которые приводят к необратимой деградации культурных ценностей и образцов.

«Массовая культура» имеет пантеон своих героев, причем героев очень популярных. Если под героизмом иметь в виду устремленность и жертвенность во имя высоких нравственных целей, то пантеон героев «массовой культуры» трудно назвать героями в подлинном смысле слова. Советский критик М. Туровская назвала их «героями безгеройного времени»1. Действи тельно, герои «массовой культуры» живут и действуют в безгеройное время, да и в безгерой ной среде. Это, как правило, гангстеры, полицейские детективы, шпионы, изворотливые мошенники, лишенные моральных устоев, либо вымышленные персонажи комиксов и косми ческих «мыльных опер». Имена их без конца повторяет реклама. Популярность персонажей «массовой культуры» непостоянна. В эпоху «массовой культуры» место героев занимают «знаменитости». Герой создавал сам себя, своими делами, поступками, служению высокой це ли. Знаменитости создаются с помощью рекламы и средств массовой коммуникации. История США была связана с огромным числом действительных героев, на примере которых воспиты валось не одно поколение во многих других странах мира. Вспомним хотя бы некоторых лите ратурных героев, героические образы романов Mapка Твена, Фенимора Купера, Джека Лондона или Эрнеста Хэмингуэя. Почему же образы созданных этими питателями героев вы тесняются идолами «массовой культуры»? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вер нуться в прошлое Америки, вспомнить героев американской истории. Америка, как и всякая другая страна, имеет свой пантеон героев. Первые герои, например Пол Баньян, Дэвид Крокет или Дэниел Буи, были наполовину реальными, наполовину мифическими личностями. Но на ряду с ними в галерею американских героев вошли реальные персонажи американской исто рии: Джефферсон, Вашингтон, Линкольн. В основе американского отношения к героям лежал индивидуализм, почитание личной инициативы. Как отмечает американский историк Ком маджер, «американцы предпочитают личный героизм. В Америке всегда были сильны тради ции фронтира, поэтому неожиданная атака или рейд для них значат больше, чем хорошо организованная осада»2. Действительно, традиции фронтира, опыт пионеров, осваивающих Запад, до сих пор составляет основу американских представлений о героях.

И, несмотря на то, что времена фронтира давно уже прошли, прототипом героя американцы и до сих пор считают «человека с пистолетом» - ковбоя, пионера, покорителя «дикого Запада». Как пишет извест ный американский социолог Дэниел Белл, «не бизнесмен с его хитрым манипулированием цифрами, а «человек с пистолетом» стал эталоном американского героя. Но вскоре герою фронтира пришлось потесниться, чтобы уступить место новому герою – гангстеру. Отношение к гангстеру в культуре двойственное. С одной стороны, он преступник, нарушитель закона, и поэтому, в конце концов, он должен понести наказание. Но, с другой стороны, он боец против социальной несправедливости и сам является ее порождением. И поэтому он выступает как герой. Гангстер в кино представляет собой многое из того, что является болезненным для Америки, но в то же время он является выражением американских идеалов».

Анализируя падение героизма в стране, Д. Бурстин отмечает, что, начиная с XX века, ге роизм совершенно умирает, он вырождается в кратковременную известность, популярность.

В прошлом, считает он, герой становится таковым благодаря своим моральным усилиям, фи зической и нравственной силе. В потребительском обществе истинные герои катастрофиче ски быстро забываются, уступая место псевдогероям рекламы и имиджам, создаваемым средствами массовой информации. Но надо сказать, что идолы «массовой культуры» долго не живут, они возникают неожиданно и точно так же быстро, сходят со сцены, повинуясь ве лениям изменчивой моды. Когда возникла диско музыка, появилась потребность в новом ге рое, который эту музыку рекламировал бы. И тогда Голливуд срочно создал нового кумира Джона Траволту. Поп-музыка играет огромную роль в современной «массовой культуре».

«Звезды» музыкальной эстрады превращаются в идолов, которым поклоняются, как божест вам. «Массовая культура» мифологизирует своих героев, превращает их в богов и полубогов.

В их число входят не только кинозвезды и кумиры поп-музыки. Имена героев катастрофиче ски быстро забываются, уступая место новым псевдогероям рекламы и имиджам, создавае мым средствами массовой информации. Констатируя упадок героизма в стране, официальная пресса и политическая пропаганда стремятся возродить угасшую веру в героев. Этим зани мается и социологическая пропаганда и ведущие политические деятели.

«Массовая культура» создает плеяду своих героев, мифических персонажей комиксов, «мыльных опер», рекламных мультяшек, составляющих, своего рода, мифологию XX века. В потоке произведений «массовой культуры» большое место занимают комиксы. Первона чально они возникают как типично развлекательный жанр для подростков. Комикс – это се рия картинок, рассказывающих о похождениях героев, чаще всего фантастических. Герои комиксов имеют мифологическую природу. Большинство героев комиксов появились в пе риод второй мировой войны. Тогда, например, родился «Кэптен Америка», супергерой, сра жающийся за истину, справедливость и американский образ жизни. Вслед за ним появилась плеяда других патриотических героев комиксов.

Мифология комиксов рождает фантастических героев. В последнее время в связи с ростом интереса к комиксам, посвященным завоеванию космоса и «войне звезд», появились новые герои - агрессивные инопланетяне, воинственные роботы. Комиксы, посвященные космиче ским войнам, далеко не безобидны. Они приучают зрителя к идее о том, что война и агрессия - это закон освоения «космического фронтира». Герои комиксов мифологичны, фантастичны, нереальны, но их популярность, причем не только у детей, но и у взрослых, порой превосхо дит популярность реальных персонажей.

Таким образом, «массовая культура» становится современной мифологией со своими бла гами, героями, чудовищами. В нравственном отношении героизм, который культивирует «массовая культура», является глубочайшей моральной деградацией, примитивизмом. «Мас совая культура», создавая свой культ мифологизированных героев, оказывает влияние на из менение представлений о реальных национальных героях.

Влияние массовой культуры на общество очень значительно. Она влияет практически на все сферы общественной жизни. С ней даже связана новая идеология счастья. Массовая культура освобождает особые психические механизмы человека. Она предлагает не только более интенсивную жизнь, но и другую. Каждодневная жизнь человека отдана закону, нор ме, инстинкты здесь приглушены. В массовой культуре все иначе. Законы здесь можно на рушить, даже физические, инстинкты преобразуются в преимущества, в победу, страхи заменяются тревожным ожиданием. Это жизнь, которая знает свободу, волю — не политиче скую, а антропологическую свободу, в которой человек перестает подлежать закону. Очень часто, характеризуя эту сторону современной культуры, говорят о ее компенсаторном значе нии. Массовая культура по-своему дает выход отрицательной энергии, агрессии человека.

Важно, однако, подчеркнуть не узко психологическое, а мировоззренческое, идеологическое значение новой концепции счастья. Свобода, которую дарит массовая культура современно му человеку, не освобождает его от мифов, она придает им новый вид.

Бурное развитие средств массовой коммуникации в ХХ веке привело к изменению миро восприятия, трансформации, «дегуманизации» культуры, формированию нового виртуально го мира общения.

Массовая культура означает одновременно универсализацию и институциализацию транслируемого социального опыта, ценностных ориентаций, норм поведения. Происходит инициирование потребительского спроса на стандартизированные формы социальных благ и атрибутов престижности в масштабе больших социальных групп и всего общества. Таким образом, создается единая однородная информационная среда — виртуальная компьютерная реальность, для многих людей практически заменяющая собой реальный мир. Само понятие реальности становится все более размытым.

Мифологическое сознание, как в прошлом, так и в настоящем моделирует важнейшие и наибо лее широкие проблемы бытия человека и народа такие, как рождение, смерть, смысл жизни, смысл истории, генезис морали и других фундаментальных ценностей. Иным названием мифоло гии является идеология, которую можно определить как общественное ценностное сознание, ос нованное на иррациональных мотивах. Вера в ценности, идеалы, нормы распространяется по каналам СМИ и оседает в сознании каждого члена общества, делая его похожим на всех других.

Механизмы работы рекламы действуют в том же направлении: через мир и миф вещей они «оку нают» человека в море устоявшихся ценностей и интегрируют его в общество. В этом смысле графический дизайн можно назвать дизайном мифологии или мифодизайном.

Коммерческая реклама субсидирует телевидение. Коммерческая реклама создает модели поведения и сознания. Реклама — естественный и важный компонент массовой культуры.

Хотим мы этого, или нет, но реклама не только подсказывает нам стандарты поведения в той или иной ситуации, но и в значительной степени определяет мораль общества и его этиче ские параметры.

Телевидению удается привлечь внимание людей, заинтересовать их. Телевидение тоталь но влияет на культуру, меняя смысл, значение, оценку, масштаб любого ее элемента. Именно телевидению сегодня принадлежит самая высокая возможность охвата аудитории, а, значит, и возможность влияния самого разного характера. Являясь одним из главных средств массо вой коммуникации и оказывая огромное влияние на всю социальную систему, телевидение фактически контролирует нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры и поляризуя оп ределенным образом. То, что не попадает на каналы телевидения, в наше время почти не оказывает влияния на состояние общества.

Таким образом, как мы видим, массовая культура тотально влияет на общество. Ее влия ние происходит через такие привычные для нас, в нашей жизни, механизмы, как реклама и телевидение, с которыми мы, так или иначе, сталкиваемся практически каждый день.

Библиографический список:

1. См.: Шестаков, В.П. Герои и знаменитости: трансформация героизма в «массовой культуре»// Мифология XX века. М.,1988, С. 2. Там же. С. 67.

КОНФУЦИАНСТВО И ДАОСИЗМ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ Ноздря Е.П., Захаров Д.Ю.

Научный руководитель Скобелева В.А.

(Ухтинский государственный технический университет) Классическая китайская цивилизация, за долгие тысячелетия своего существования, создала сложнейшую всеохватывающую, во все проникающую систему традиций. Какую бы сферу об щественной жизни китайцев мы не взялись рассматривать, всюду эта система служила и важ нейшим средством формирования идейно-нравственного облика человека, и регулятором производственной деятельности, фактором, определяющим форму и место науки и искусства, взаимоотношения социума и личности. Все находилось во власти традиций, которые век за ве ком закреплялись в сознании людей даосизмом и, прежде всего, конфуцианством.

Но в XX веке, с проникновением в империю новых веяний и различных европейских со циально-политических идей, Китай столкнулся с проблемой оптимального сочетания тради ционных и заимствованных идей и построения на этой основе фундамента для создания на нем нового Китая. Все еще во многом определяющие систему ценностей страны и народа, принципы жизни китайцев, основы их мировоззрения и менталитета, конфуцианство и дао сизм теперь постепенно теряют свое прежнее значение.

После поражения в первой «опиумной» войне с англичанами (1839г.) и в ходе наблюдения за растущим военным превосходством европейцев в умы наиболее смело мыслящих китайцев закра дывалась революционная мысль о том, что китайцы могли бы чему-нибудь научиться у европей цев. Жизнь потребовала от них нового взгляда на историю и культуру своей страны. Жители Срединной империи хотели лишь воспользоваться политическими понятиями запада, чтобы по строить самобытную китайскую идеологию. Выражаясь метафорически, традиции представлялись им как древний сосуд, в который они хотели влить новое вино. Заимствования, однако, имели оп ределенный предел. «Выработанная веками практика трансформации чуждого интеллектуального потенциала создала определенные стереотипы, сущность которых сводилась к тому, что перени мается, прежде всего, то, что как-то созвучно своему, привычному, и что может, поэтому укрепить хорошо известное свое, придав ему новые возможности»1.

Вскоре в умах «реформаторов» назрела мысль о тотальном отрицании прошлого, требо вавшее полного отказа от традиционных догм ради спасения нации и государства. В этом столетии конфуцианство испытало на себе сильнейшие гонения со стороны сменявших друг друга режимов, многие из которых воспринимали его, говоря словами Лу Синя, чем-то вроде разновидности «духовного сифилиса» или как вирус, который передается из поколения в по коление и не поддается лечению»2.

Весь XX век прошел в попытке реформировать многие конфуцианские традиции и адап тировать их к идеологии марксизма, социализма, коммунизма и демократии. Причем, подав ляющая их часть, предполагала авторитарные методы правления. «В КНР государство и поныне является хранителем определенного морального порядка, не подлежащего критике и даже обсуждению»3. Антиконфуцианская и антидаосская пропаганда, привела к парадок сальным результатам, а именно способствовала возрождению в новом обличье многих из тех самых «феодальных пережитков», которые была призвана искоренить. Но, изменения в соз нании китайцев и их образе жизни, все же произошли в ходе так называемой модернизации.

Постепенно усваивались новые, в том числе и заимствованные, стереотипы поведения, пусть порой и в трансформированном виде.

Даосизм - выразитель крестьянских настроений, - как и конфуцианство, также подвергся государственным репрессиям, которые для него, однако, не были новыми. Постоянные гоне ния и развивающиеся в Китае капиталистические отношения не могли не повлиять на харак тер эволюции даосизма в XX веке. Он с трудом приспосабливался к новым условиям, да и политическая ориентация духовенства оставалась весьма консервативной. Даосизм не поро дил, однако, серьезных попыток обновить свое движение. Напротив, «по мере изменения об лика Китая, вызванного развитием капиталистических отношений, рецепцией европейской науки, техники и культуры... традиционализм даосизма нарастал, увеличивалась тенденция к замкнутости и обособленности, точному воспроизведению норм жизни и обрядов давно ушедшего прошлого»4. Но, несмотря, ни на что, даосизм и в настоящее время во многом со хранил свою жизнеспособность и основные положения доктрины, став особой национальной формой обыденного верования. Даже в этом своем новом качестве он по-прежнему остается действенной силой, во многом определяющей мироощущение широких слоев китайского на рода, а также мощным фактором, воздействующим на культуру и идеологию страны как не посредственно, так и как часть менталитета.

«В XX веке требования исторической ситуации, настоятельная необходимость на вызовы современности способствовали выдвижению на первый план тех сторон конфуцианско даосского наследия, которые благоприятствовали модернизации или, по крайней мере, были с ней совместимы»5. Такие конфуцианские добродетели, как предприимчивость, инициатив ность и прагматизм во многом способствуют успеху в современном мире бизнеса. В настоя щее время у менеджеров всего мира стал вызывать большой интерес опыт управления стран дальнего востока. Для китайского бизнесмена учение Конфуция о государственном управле нии или трактаты по военному искусству, написанные не без участия даосов, есть не отвле ченное умствование или «вопросы религии», а сугубо практическая вещь. И нынешний рост экономики Китая указывает на эффективность стратегии экономического развития принятой в этой в этой стране.

Большое значение в китайском менеджменте играют родственные отношения. Поскольку для современных китайцев, как и прежде, характерна ориентация на семейную, родственную группу и достижение своих целей посредством этой группы. Здесь все еще большое влияние имеют родственные кланы и тайные общества. В менеджменте, административных учреждениях и об щественных организациях руководители стараются вовлечь в дело своих родственников и пере нести в служебную обстановку фактически существующие родственные отношения.

Демографическая политика Китая конца XX века с ее лозунгом «одна семья — один ребе нок» породила ряд проблем для китайского и, прежде всего, конфуцианского общества, по скольку мечта каждой семейной пары родить мальчика стала вдруг несбыточной. Согласно заповедям Конфуция, только сын может ухаживать за могилами предков. Умереть, не родив сына, означает оставить фамильное кладбище без надлежащего ухода и оскорбить дух пред ков. С тех пор произошло фактически обожествление мальчиков. Если раньше конфуциан ские нормы поведения в обращении с детьми предписывали жесткую дисциплину, то в коммунистической стране эта система, за сотни лет укрепившая такой подход к воспитанию, была разрушена всего за несколько лет. И сегодня дети, особенно мальчики, купаются в лу чах родительской любви.

Библиографический список:

1.См.: Васильев, Л.С. Культы, религии, традиции в Китае. М.: Восточная литература, 2001. С. 2.Малявин, В.В. Китайская цивилизация. М.: ООО «Издательство ACT», 2001. С. 609.

3.История Китая: Учебник под ред. А.В. Мелисектова. М.: Изд-во МГУ, Изд-во «Высшая школа», 2002. С. 686.

4.Торчинов, Е.А. Даосизм: опыт историко-религиоведческого описания: Учебное пособие для студентов вузов. СПб.: Лань, 1999. С. 402.

5.Шемякин, Я.Г. Конфуцианство в контексте модернизации // Преподавание истории в школе. 2001. № 3. С. 30.

ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИЙ НА СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ В СОВРЕМЕННЫХ МЕТРОПОЛИЯХ Орлов К.В.

Научный руководитель Брдовская Е.В.

(Московский государственный университет культуры и искусств) Современная цивилизация на рубеже столетий становится в полной мере урбанистической цивилизацией: все больше основная часть населения живет в условиях городского образа жизни [1]. Требования, предъявляемые людьми к качеству жизни, повышаются, одновремен но во многих странах устанавливаются более высокие минимальные социальные стандарты.

При этом ученые, посвятившие себя изучению проблем связанных с изучением социальных коммуникаций, констатируют появление новых социальных и культурных проблем, рост сегрегации населения по разным признакам. Наиболее интенсивно все эти процессы проте кают в крупнейших урбанизированных образованиях, представляющих собой большие мно гофункциональные социальные системы со сложной комплексной структурой.

В настоящее время формируется понимание того, что новое тысячелетие, эпоха глобали зации требуют формирование систем культурного управления и разработки механизмов, способных реально защитить сложившуюся социально-культурную систему от разруши тельного негативного воздействия, в чем бы она ни выражалась: в репрессивной власти госу дарственных органов власти или репрессивной экономической политике, не признающей никакого иного закона, кроме закона нерегулируемого рынка.

Процесс глобализации культурного пространства, ведущий к формированию единой ми ровой социально-культурной системы, увеличивает интенсивность процесса урбанизации, все ближе подводя человечество к формированию всемирного города. Однако облик этого экуменополиса далек от облика гуманистического города, где все элементы системы (физи ческая субстанция, город, коммуникационное и информационное пространство, природная среда обитания человека), а так же сам человек находятся в состоянии гармонии [2]. Круп нейшие метрополии нового столетия во всех странах и регионах требуют глубокого изучения протекающих в них социальных, культурных, политических, экологических процессов для создания прочной основы будущего развития и процветания этих гигантских систем.

Проблемы влияния на культуру гигантской системы, порожденные процессом урбаниза ции сопровождаемые трансформирующемся и видоизменяющимся информационно коммуникационным пространством приводят к культурному прогрессу или регрессу прояв ляющемся в транзитных признаках социально-политических систем. Неоспорима важность изучения влияния Интернет-технологий на коммуникационное пространство метрополий та ких как Москва, Санкт-Петербург и других. Мегаполисы должны стать своеобразными «дви гателями» процесса совершенствующегося культурного развития. Культурное пространство, основано сейчас на ускоряющемся развитии коммуникаций, с учетом видоизменения и трансформации в новые более доступные и имеющие более широкий спектр каналов формы передачи информации. Этот процесс одновременно является интегратором всех социальных, политических, экономических и культурных процессов, обеспечивающих сбалансированное функционирование сложной социальной системы.

Вопросы влияния информационно-коммуникационных технологий на примере Интернет технологий редко рассматриваются, как самостоятельные объекты исследования, так как приоритетным считается интерес отдельных отраслей промышленности, развивающихся в крупных городах, а не интересы граждан и общественности. Понимание важности формиро вания и развития системы социально-культурного управления в разрезе политических про цессов в мегаполисах присутствовали в работах специалистов 20-30 годов. Идеи того периода вернулись к научному сообществу лишь в 90-е годы [3].

Использование Интернет-технологий в целях информационных коммуникаций в рефор мировании культурного управления, в создании электронного администрирования стало не отъемлемой частью эндогенных модернизационных процессов.

Согласно теории «критической массы», влияние Интернет-технологий на культурное раз витие метрополии целесообразно рассматривать в том случае, если численность пользовате лей составляет не менее 10% от всей численности населения [3].


С точки зрения представителей научного сообщества, Интернет-аудитория является одной из самых быстро растущих в мире. Появление новых средств коммуникаций обуславливает культурное изме нение коммуникационных стратегий, используемые активными участниками социальных процессов. Если развитие общества метрополии продиктовано интенсивным и быстрым соз данием коммуникаций в индустриальной сфере, в условиях резкого культурного прорыва в сторону информационного общества, весь процесс становится менее эффективным. Условия транзитного состояния, происходящие в информационно-коммуникационном пространстве метрополии напрямую являются зависящими процессами, как следствие требуется переход от устаревающих культурных принципов к новым более инновационным. Приходящие на смену устаревшим культурным принципам и подходам новые изменения разрушают все ра нее созданное и долгими годами формируемое, но приход новых культурных и информаци онно-коммуникационных процессов требует пересмотра и переоценки. И главным в этом случае является та точка бифуркации, которая станет основой для пересмотра ценностей и причинно-следственных связей, формирующих культурные основы и ценности. В результате можно выделить новизну и перспективу в возрастающей ценности и изменяющейся культур ной базе, так как возрастающая значимость коммуникационных процессов в общественных формациях метрополии с появлением новых средств коммуникации, как следствие порожда ет востребованность исследований, посвященные частным процессам урбанизации:

философские проблемы культурной идентификации, связанные с физическим ростом и уси лением влияния крупнейших урбанизированных образований в ходе процесса урбанизации;

культурные проблемы, решение которых требует создания оптимального качества жизни на территории метрополии;

проблемы культурного управления, призванного способствовать достижению баланса ме жду политическими, социальными, экономическими, экологическими процессами в совре менном обществе [4].

Обозначенный комплекс проблем фиксируются в крупных метрополиях. Это дает воз можность их изучения в более широком спектре и системном подходе. Исследование может быть основано на привлечении большого и разнообразного материала, позволяющего делать обоснованные выводы, способные служить базой разработки и реализации оптимальных культурно-коммуникационных решений с применением современных методов математиче ского моделирования и современных методов программирования. Постоянно развивающиеся Интернет-технологии требуют глубокого и грамотного подхода в исследовании влияния с применением инновационных методов изучения на культурную парадигму развивающегося урбанистических образований в динамично развивающихся метрополиях.

Библиографический список:

1. Global Outlook: International Urban Research Monitor, January 2001. P.5.

2. Вульфович, Р.М. Политическое управление в современных метрополиях: системный подход. Автореферат на соискание доктора политических наук. –Спб:, 2001. стр. 2-4.

3. Хлудова Е.Н. Особенности политической культуры участия молодежи в условиях трансформации современного российского общества. Автореферат на соискание кандидата социологических наук. – Тула:, 2006, стр. 2-6.

4. Ваховский А.М. Интернет-технологии как фактор политического развития современной России. Автореферат на соискание кандидата политических наук. – Тула:, 2007, стр. 10-12.

СЕКЦИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ РЕЧИ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИЙ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ Каменьщикова Т.В.

Научный руководитель Шемиченко Т.И.

(Ухтинский государственный технический университет) В настоящее время в мире существует довольно много средств, форм и способов общения, и немалая часть из них так или иначе связана с современными техническими возможностя ми, которые в частности представлены использованием глобальной компьютерной сети – Интернет. Это в первую очередь связано с тем, что человечество за последнее столетие со вершило огромный скачок в развитии науки и техники, что открыло новые просторы для деятельности человека. Так возникновение и развитие цифровых и компьютерных техноло гий, а впоследствии массовое распространение персональных компьютеров, открыли новый вид взаимодействия «человек-компьютер», а развитие сети Интернет к взаимодействию «че ловек-компьютер» добавило возможность коммуникации «человек-компьютер-человек».

Следует заметить, что Интернет развивается довольно стремительно. Так, на сегодняшний день Интернет имеет около 15 миллионов абонентов в более чем 150 странах мира, причем ежемесячно размер Сети увеличивается на 7-10 процентов. Быстро растет количество изда ний, посвященных Сети, что предвещает широкое ее распространение даже в далеких от техники областях. Одним словом, Интернет превращается из большой игрушки для отдель ных интеллектуалов в полноценный источник всевозможной полезной информации для всех, а также становится основной формой виртуального общения.

Мы живем в эпоху, когда интернет для сотен миллионов человек с легкостью заменил все или почти все, что только можно было заменить. С помощью Сети мы заказываем пиццу, де лаем покупки, получаем образование, играем в игры, любим и ненавидим, работаем и просто «живем». «Живем» на рабочих местах, когда нужно работать, а не «жить», «живем» у себя дома, когда можно просто расслабиться, поиграть с детьми или же посидеть в кафе с друзья ми. Раньше люди предпочитали «жить» в интернете с помощью онлайновых игр, чатов, фо румов, электронной почты и ICQ. Сегодня же всему этому на смену пришел продукт эволюции общества и его «цифрового аналога» - социальные сети.

В данной работе будет рассмотрена тема, касающаяся особенностей коммуникаций в со циальных сетях интернета. Актуальность выбранной темы объясняется необходимостью изучения общения в сетях, потому как данный вид виртуального общения приобретает большую значимость и становится одним из основных видов коммуникации людей в совре менном мире.

Изучение данной темы также дает возможность оценить роль Интернета в современной жиз ни, выявить преимущества и недостатки виртуального общения. Материалом для исследования послужили социальные сети, как «Facebook», «Вконтакте», «Одноклассники» и другие.

Обычно сленг рассматривается как языковое образование, дифференцирующее или моди фицирующее указанные языковые функции (прежде всего коммуникативную). Между тем сетевой жаргон, или сленг социальных сетей, обладает рядом свойств, выводящих его за рамки собственно жаргона, и может рассматриваться в определенном смысле как конкурент общелитературного языка.

По моему мнению, можно выделить две основные причины появления лексических ново образований, связанных с интернет-сообществом.

Первой предпосылкой этого явления стала потребность в создании набора эмоциональных клише той частью интернетчиков, которые по тем или иным причинам не удовлетворены традиционным механизмом – так называемыми смайликами или эмотиконами. В России наиболее активной интернет-средой является журналистское и программистское сообщество, поэтому именно там появляется специфическая языковая субкультура, основой которой яв ляется нарочито-пародийное искажение слов. В последние годы в лингвистике появился но вый термин, введенный филологом Гасаном Гусейновым – «эрратив» (от лат. errare в значении «ошибаться») — слово или выражение, подвергнутое нарочному искажению носи телем языка, владеющим литературной нормой. Типичные направления в этом русле: язык «падонкофф», албанский язык, сайты - упячка и демотиваторы.

Вторая предпосылка появления новых слов и выражений имеет в своей основе особую лексику молодежных субкультур. Сленг – это нормальный элемент молодежной субкульту ры. Молодежь выражается не как правильно, а как удобно. В наши дни невозможно предста вить молодого человека, который не знал бы, что такое интернет. Всеобщая компьютеризация привела к тому, что целый пласт молодежи предпочитает общаться вирту ально – «чатиться». Вполне естественно, что все это накладывает свой отпечаток на эволю цию своеобразного сленга, используемого в общении в социальных сетях.

В наше время идет стихийный поиск новых возможностей языка для выражения своих эмоций, соответствующих духу времени. Ныне действующий свод правил орфографии и пунктуации, утвержденный в 1956 году, перестал удовлетворять молодежь. Она и выдумала своеобразную лингвистическую игру, построенную на эпатаже - «смеховую лабораторию опробования возможностей языка», как выразился один лингвист. Игра эта также подверже на моде, некоторые из слов и приемов быстро исчезают, просуществовав от силы год-другой, другие прочно прописались в интернете.

Вполне естественно, что большинство пользователей Всемирной сети – это молодые лю ди, увлеченные современными технологиями. Именно они привносят «свои» коррективы в интернет–сленг. Молодежь дает свои названия новым явлениям и понятиям, трансформирует уже имеющиеся «под себя», общается в блогах, форумах, распространяя все новые и новые слова, перенимая их друг у друга и наполняя ими глобальную сеть.

Наибольшее влияние на развитие сленга у молодежи оказывает:

- развитие компьютерных технологий. Интернет, его широкие возможности, быстро раз вивающиеся компьютерные технологии всегда привлекали молодых людей. В связи с этим появляется много новых слов. Вот некоторые из них: вирусняк - компьютерный вирус;

смай лы - смешные мордочки в чатах;

мыло - e-mail;

кинуть в off - оставить сообщение;

юмылить посылать письма по e-mail;

фотожаба - фотошоп;

мыха - компьютерная мышка;

юзер - поль зователь компьютером;

- современная музыкальная культура. Одно из увлечений молодёжи - музыка. Она являет ся частью жизни молодых людей. Сленг: попса, попсятина - поп-музыка;

дарк - тяжелая му зыка;

свежак - свежая, новая музыка;


названия действий музыкантов - сбацать, сыграть.

- иностранные языки - английский язык, немецкий и французский языки. Английский язык в молодёжных кругах считается самым «модным» и самым перспективным для изуче ния. Поэтому многие молодёжные жаргонизмы - это слова, которые заимствованы с англий ского языка, но так и не переведены на русский язык. Например: отпанасонить - снять на ка меру, сфотографировать;

лаптоп - ноутбук;

фифти-фифти (fifty-fifty) - 50 на 50;

респект уважение;

чейндж - обмен;

лузер - неудачник;

дринк - напиток;

пипл - люди;

крэзи (crazy) сумасшедший, крэзанутый;

прайсовый - дорогой;

бест, бестовый - лучший;

дарлинг – доро гая;

фейсом об тейбл - лицом об стол;

ахтунг! - Внимание!;

я шпрехаю по-немецки - я гово рю по-немецки;

пардон – извините. Написание этих жаргонных слов свободное, можно пользоваться как латиницей, так и кириллицей. Например: ноу проблемс (No problems) - Без проблем;

плиз (please) - пожалуйста;

о'кей (ok) - хорошо;

cорри (sorry)- извините;

- молодежные объединения и субкультуры. Например из аниме - очень популярной сейчас у молодежи субкультуры, вдохновляющейся культурой и историей Японии это:

Кавай, -ю, м., исп. также как нескл. (аниме), значение: термин, обозначающий все милое и пре лестное. Зачастую на речи адаптируется в прилагательное, принимая формы «кавайный», «кавай ная» и т.п. Кроме того на российских аниме-форумах «кавай» нередко используется в качестве наименования разновидности аниме, делающего особый акцент на миловидных персонажах.

Кавайный, -ая, -ое, -ые (аниме) значение: это из лексики любителей анимэ. Буквальный перевод с японского — «пусик-сюсик», допустимые значения — «миляга, пушистик». Для этого жанра характерны персонажи в виде забавных милых зверюшек, похожих на детские игрушки, этаких пушистых нямочек, с которыми, впрочем, по сюжету могут происходить вполне взрослые и серьёзные перетурбации. И даже очень дикие, сюрреалистические фан тасмагории. Каваи породил свой фан-арт и определённо повлиял на моду в одежде. Благода ря ему в последнее время доавольно массовой стала кавайная одежда - кофты с кроличьими ушками на капюшонах, юбки с хвостиками и пр.

Сугой (sugoi) - "классно", "круто". В российских аниме-сообществах, чтобы выразить вос торг от того или иного предмета часто употребляются такие производные от данного слова как "сугойная", "сугойненький" и т.п. Например, "Лина Инверс тааакая сугойная!".

Отаку. В буквальном переводе с японского "отаку" - это "ваш дом", очень вежливая форма обращения к собеседнику, близкая по значению к русскому "ваша милость". В современном японском это выражение употребляется очень редко, а потому японские фэны научной фан тастики позаимствовали это слово для своего особого обращения друг к другу. В дальней шем их стали называть "отаку-дзоку", то есть "те, кто называет друг друга отаку". Сейчас в японском языке слово "отаку" обычно используется в значении "фанатик чего-либо". Бывают аниме-отаку, кино- отаку, компьютер-отаку и так далее. Кстати, в Японии это слово имеет негативный оттенок и назвать так другого - это оскорбление, конечно, если ваш собеседник сам не просит называть его "отаку". В других странах слово "отаку" постепенно начало обо значать "поклонник аниме и манги". Теперь это слово пришло и в Россию. Часто термин "отаку" используется расширительно, в значении "поклонник современной японской массо вой культуры: аниме, манги, кино, музыки, литературы и т.д.".

Ня. Это всего лишь японский аналог русского "мяу". В аниме волшебницы-кошки или обычные девочки-кошки обычно просто добавляют "-ня" в конец предложений. Простые персонажи либо тоже используют "ня" в конце предложений, либо используют "ня" как от дельное междометие. Как правило, няканье используется в аниме для подчёркивания умиль ности персонажа, либо для обозначения его игривого или флиртующего настроения.

Кавайность "ня" была должным образом подмечена русскими анимешниками. Больше всего, думаю, это проявляется в общении по Интернету. Анимешники някают на форумах, някают в сетевых чатах. Многие някают просто так, ведь даже не зная смысла "ня", няканье звучит хоть и непонятно глупо, но прикольно. В реальности, анимешники порою здороваются вос торженными возгласами: "Няя!", снабжая своё приветствие так популярными в аниме жеста ми "victory". Анимешники не прочь понякать хором на анимешных тусовках или употребить "ня" время от времени в разговоре. В общем, "ня" — вполне признанное и общеизвестное понятие в аниме-фэндоме.

Пример типичного комментария в блоге поклонников аниме: «Я наконец решила начать читать реборномангу... И да простят меня шипперы, но теперь мне кажется, что в пейринге со Сквало он сверху... Мангашная рисовка мне нравится куда больше анимешной...Кёко ми лая. Хорошая девочка. А вот Хару невыносима. Такая прилипчивость меня сквикает».

Из языка неформалов:

Педовка, -и, ж. (неформалы) значение: пренебрежительное название того, кто имитирует толь ко внешние признаки неформала — прикид, косметику и т.п., не погружаясь в суть субкультуры, например, не зная глубоко соответствующей музыки. Мэггот - фанат рок-группы Slipknot.

Падик - лестничная клетка, подъезд.

Туц-туц - танец, музыку, песню и т.п.

Angst - нормальное состояние для готов - "тоска", достаточно всеобъемлющий термин ко торым описывается, обычное готическое состояние.

Ботва - термин, придуманный русскими готами - так называют жабо или воланы на рука вах (пример - "рубашка с ботвой").

Основная особенность интернет-сленга заключается в намеренном нарушении норм орфо графии русского языка при сохранении графических принципов чтения и в общем той же фонетической последовательности. Из омофонических способов записи в данной позиции выбирается то, которое не соответствует орфографической норме — употребление а вместо безударного о и наоборот, взаимозамена безударных и, е и я, цц или ц вместо тс, тьс, дс, так же жы и шы, чя и щя вместо жи и ши, ча и ща, щ вместо сч и наоборот, йа, йо, йу вместо на чальных я, ё, ю, взаимозамена глухих и звонких на конце слова или перед глухими (кросафчег), причём вместо ф в этой позиции может употребляться фф (по образцу старой западноевропейской передачи фамилий вроде Smirnoff). Распространено также слияние слов воедино без пробела (ржунимагу). Иными словами, это «антинорма», основанная на после довательном (или близком к таковому) отталкивании от существующего нормативного вы бора написаний (то есть для того, чтобы писать на жаргоне падонков, фактически надо владеть существующей нормой). Кроме того, реже используются средства, нарушающие графические принципы чтения: взаимозамена глухих и звонких не только на конце слова (дафай), а также твёрдых и мягких (например, медвед).

Очень любопытное происхождение и значение имеют аббревиатуры «ЗЫ, ИНУ-ИНУ». «ЗЫ»

- всего лишь постскриптум. Получается, если набрать обычные «P» и «S», забыв переключить раскладку клавиатуры на латиницу. В результате мы имеем не просто нейтральное послесловие, а весьма ехидный и даже порой злобный русский аналог, на который следует, по мнению авто ра, обратить особое внимание. «ИНУ-ИНУ» сработано по аналогичному принципу - это всего лишь BYE-BYE (пока, до скорого), набранное без переключения клавиатуры.

К особой группе относятся намеренные англоязычные слова-издевательства с использо ванием цифр и букв по звучанию: U(you), 4U(for you), 2U (to you), U2 (you too), L8R (later), B4 (before), 2DAY (today), YDAY (yesterday), XMAS (Christmas), BD или BDAY (birthday), SUM1 (someone). Часть из них давно получила независимые русские аналоги - ДР (день ро ждения), НГ (Новый год), РХ (Рождество Христово), ХВ! (Христос воскресе!) Специфика интернет-общения проявляется в нарушении правил трех основных компонен тов письменной речи. Как известно, это графика, орфография и пунктуация. И в то время как в графике, если понимать ее как «совокупность всех средств данной письменности» не на блюдается изменений, то в орфографии и пунктуации они становятся явными.

Итак, орфография - это система правил, определяющих единообразие способов передачи речи (слов, их форм и значимых частей) на письме. Эти правила носят традиционный харак тер. С первого взгляда становится понятным, что такая система правил не соблюдается при коммуникации on-line, где написание слов подчиняется принципу «пишется, как слышится».

Графическая форма некоторых слов приближена к звуковой и похожа на транскрипцию, на пример: «всю жизнь мечтала побывать в мужской шкуре, мона?», «эт-хрошо», «а ниччё, ми ло», «ну, чё?», «или оставь корррротенький ежик», «лана усем пока», и особенно «Змейа-а э-ээ!!», «НЕ СПАААААAAAТЬ!».

Это же явление встречается и в других формах интернетного общения, например, на форумах и в гостевых книгах: «С Ув.....Николай», их употребление диктуется принципом удобства, то есть экономии усилий отправителя и получателя. Учитывая то обстоятельство, что «новая» ор фография отражает варианты произношения - правила чтения некоторых буквосочетаний, ре дукция гласных в речи, синкопа - чтение не должно вызывать трудностей у получателя.

Для структуры предложений как в чатах, так и в гостевых книгах характерны, прежде все го, эллипсис и перестановка частей высказывания. Это признак, свойственный устному об щению. Можно встретить, например, такие фразы: «Если Вы кого-то «поставите» других будет не честно»;

«пригласите «Козла на саксе», г-на Козлова т.е.»;

и «а джем Крематория с сыном Майка - это ж надо...».

С другой стороны, смысловая тема должна укладываться в размеры окна, а в чатах, на пример, невозможно вернуться к сказанному определенный промежуток времени назад. По этому предложения чаще всего короткие, и одно предложение стремится к соответствию одной смысловой единице, а употребление анафорических местоимений ограничивается длиной одной реплики.

Пунктуации в виртуальном общении возвращается семантический характер. Например, не всегда сохраняются запятые при обращении (тем более что в некоторых чатах обращения не нужно набирать): «И что за иллюзия Кокю светила тебе в этом тоннеле?» Обращение мо жет отделяться тире. Могут опускаться запятые при придаточных предложениях, однород ных членах предложения, даже тире: «Ну вы же все сами знаете знаете что вы лучше всех»;

или при сравнениях. Запятая может ставиться, например, перед вводным словом, но не ста виться после него: «Иногда, понимаешь ли нужно подразгрузиться». Кроме того, вводятся знаки, не стандартные для пунктуации, которые могут использоваться также для замены слов: «Утверждаю это не только как зритель, но и как журналист/сценарист».

Кроме написаний-транскрипций в процессе виртуальной коммуникации встречаются лек сические сокращения, в частности, аббревиатуры, или акронимы. Существует даже список употребляемых аббревиатур при общении на английском языке. Среди них приводятся та кие, как «BOT» ‘back on topic’, «BTW» ‘by the way’, «TIA» ‘thanks in advance’, «TIE» ‘take it easy’, «IOW» «in other words’, «LOL» - ‘Laughing out loud’, «IMHO», что значит ‘In my humble opinion’, при чем на русском языке оно транслитерируется как «имхо». Кроме пере численных акронимов и полусокращений, в речи участников чата встречается и третий тип лексических сокращений - усечения. При общении на русском языке можно заметить сле дующие усечения: «Я дала номер тлф...», «Ну, ты которое читала (назв)», «Оч хорошо, а у тебя?», «ты не из Ёбурга?». Некоторые из усечений, например, «Ёбург» вместо «Екатерин бург» являются типичными. Наличие лексических и графических сокращений в текстах так же может быть объяснено принципом экономии усилий. Но в отличие от слов типа «помоему» или «ПАДЪЕЕМ», изменяющихся по иконическому принципу, появление сокра щений свидетельствует о признаках письменной речи при общении в чатах. Если первая группа слов - «слова-транскрипции» «слышатся», то сокращения рассчитаны на зрительное восприятие.

К способам образования новых слов в сленге относятся словосложение, конверсия, аф фиксальное и префиксальное словообразование, заимствования и перенос наименования.

Итак, современное общение в сетях - это своеобразный новый язык, попытка перевести свободу слова из словесной формы в действие, это философия отдельно взятого сообщества людей, объединенных общей идеей и всемирной сетью Интернет, причем постепенно пере ходящий с web-страниц в реальную жизнь.

По данным Министерства образования и науки, в последние годы в школьных сочинениях увеличилось количество ошибок, связанных с употреблением интернет-сленга. Всевозмож ные «исчо», «превед», «чёнить» и «какнить», а также смайлики и сокращения вроде LOL (посмеемся от души) учителя все чаще вылавливают в письменных работах российских уче ников. С другой стороны, интернет-сленг внедряется и в деловую переписку. Дело дошло до того, что, к примеру, генеральный директор одной из нефтяных компаний разработал для своих сотрудников систему штрафов после того, как обнаружил в исходящем письме фразу «Заказчег обязуется». О том, что русский язык нужно защищать от «виртуального словесно го мусора», деятели культуры заявляли не раз. Теперь проблема обсуждается на государст венном уровне.

В 2007 году Дмитрий Медведев, будучи первым вице-премьером, весьма либерально вы сказался о сетевом языке. В ходе интернет-конференции он заявил, что контролировать изу чение в стране «олбанского» невозможно, но с ним нужно считаться. Языковая среда «может нравиться, она может не нравиться, кто-то может говорить, что это изменение норм и правил русского языка, но это существующая, развивающаяся языковая среда, которая, кстати ска зать, все-таки основана на русском языке», отметил Медведев.

Дмитрий Медведев выразил уверенность, что распространение в сети альтернативного языка «в наших интересах», поскольку тем самым «развиваются возможности применения русского языка». Заступился будущий президент и за широко известного в сети «Медведа», коверкающего русский язык. «Медвед» - это популярный интернет-персонаж, и его невоз можно игнорировать», - сказал первый вице-премьер.

С Медведевым согласился и президент Института русского языка и литературы им.

А.С.Пушкина Виталий Костомаров. Он заявил, что не видит ничего плохого в «олбанском».

«С русским языком все в порядке, он развивается по своим сокровенным внутренним зако нам», - заверил академик РАО.

Однако в настоящее время депутаты Госдумы готовят пакет документов для принятия за кона, регулирующего все сферы Интернета, в том числе и язык, на котором общаются рос сияне в Сети. Об этом сообщила «Новым Известиям» заместитель председателя комиссии при Общественной палате по сохранению культурного наследия Елена Зелинская. «Мы по стараемся помочь депутатам, возьмем на экспертизу этот закон, чтобы он мог изменить си туацию к лучшему, – сказала Зелинская корреспонденту «НИ». – В Интернете много хорошего, это фактически мировой разум. Но есть вещи, которые пагубно отражаются на подрастающем поколении. Ребенок ведь не может отличить грамотное от неграмотного. Как тут быть? Отрывать руки тем, кто пользуется сленгом? Или языки вырывать? Нет, конечно.

Проблему решить можно только просвещением. Например, можно предложить целую серию мероприятий, повышающих грамотность. Прежде всего, нужно запретить анонимность в Се ти: снизить количество сайтов, где люди выступают под никнеймами вместо своих реальных имен. И когда пользователи перестанут прикрываться масками, отношение к печатному сло ву повысится, поскольку каждый знает, что делать ошибки – это несолидно».

Более радикальный метод по борьбе с интернет-сленгом и нецензурными выражениями в Сети предлагал пару лет назад бывший министр культуры актер Николай Губенко. На засе дании в Мосгордуме он предложил считать хулиганами граждан, не только грубо выражаю щихся на улице, но и «неоправданно использующих жаргонные слова и сленговые выражения», в том числе и в Интернете.

По мысли Николая Губенко, нарушитель должен быть оштрафован в размере на 500– рублей или арестован на 15 суток. Правда, коллеги экс-министра культуры не согласились с ним, поскольку трудно определить, когда сленг используется оправданно, а когда нет. И на конец, кому платить штраф, если написал в Интернете фразу «Аффтар жжот», сопроводив ее крепкими словами?

Сегодня редкий пользователь или «житель» социальных сетей без интернет-сленга. Впро чем, по мнению независимых экспертов, подобный сленг не очень опасен. В частности, в этом убеждена автор книги «Говорим по-русски» и ведущая одноименной передачи на «Эхе Москвы» Марина Королева. «Если имеются в виду словечки вроде «превед», «красавчег», «аффтар», то это совсем не опасно, – поясняет она «НИ». – Во-первых, это охватывает очень небольшую аудиторию. Во-вторых, это языковая игра, в которой участвуют скорее взрослые, чем подростки. Если случайно ребенок увидит слово «красавчег», конечно, это представляет какую-то угрозу его грамотности, но не глобальную. Гораздо более опасной является тоталь ная неграмотность в Интернете, которую никто не контролирует. Потому что вся переписка в Сети, все чаты, все переговоры ведутся без соблюдения орфографии и пунктуации». На во прос, есть ли выход из этой ситуации, Королева отвечает: «Боюсь, что никаких рычагов воз действия нет. И это пугает, поскольку неграмотность входит в подсознание. Даже, простите, у меня возникают ситуации, когда я начинаю сомневаться в написании просто потому, что я слишком много времени провожу в блогах. Например, я всегда точно знала, что оборот «ни причем» пишется через «и», но в последнее время я стала серьезно сомневаться в написании и несколько раз заглядывала в словарь. Потому что меня сбивает, когда часто видишь эту же фразу, написанную по-другому. Что же тогда происходит с человеком, у которого нет усто явшихся орфографических рамок?»

Между тем на Западе, где блогосфера появилась значительно раньше, чем в России, не счи тают, что интернет-сленг и тотальная безграмотность наносят языку урон. Британский профес сор фонетики, президент Орфографического общества Джон Уэллс на праздничном обеде в честь столетия этого самого общества заявил, что сокращения, употребляемые в Интернете, можно использовать и более широко – например, при наборе sms. Он сказал, что «e-mail, sms, чат в Интернете показывают путь вперед для английского языка. Давайте позволим людям пи сать логически. Теперь мы живем в эпоху, когда нам пора избавиться от идола орфографии».

Впрочем, российские коллеги британского ученого настороженно отнеслись к такому за явлению. Многие из них считают, что развитие языка нужно по-прежнему подпитывать классической литературой, а не «вольными экспериментами» с новыми словечками, засо ряющими Интернет.

Если мы даём полную свободу выражения мысли и письма в Интернете, то мы должны да вать себе отчёт в том, что потом эта своеобразная лексика выйдет за рамки коммуникаций в се ти. Норма языка изменится до неузнаваемости (орфография в первую очередь). При этом использование такой лексики приводит к снижению грамотности населения при писании дик тантов, изложений и иных орфографических работ. Но если мы будем запрещать, то пойдёт об ратная реакция, которая может привести к неизвестно чему. На мой взгляд, запретить это невозможно, а регулировать это необходимо. Хотя бы в том, чтобы люди понимали его как от дельный язык (например, как диалект нормативного языка, только в области Интернета).

Библиографический список:

1. Гусейнов Г. Берлога веблога. Введение в эрратическую семантику // Говорим по русски. Март, 2005.

2. Шаповалова Н. ОРФО-арт как пример карнавального общения в виртуальной реально сти // Филологические этюды: Сб. науч. Ст. молодых ученых: В 3-х ч. – Саратов: Изд-во Са рат. Ун-та, 2008. – Вып.II. Ч.II. с.292-295.

3. http://lavkamirov.com/cyberpunk/books АТТРАКТОРЫ В ЕСТЕСТВЕННЫХ ЯЗЫКАХ Беличенко С.А., Миллер А.И.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.