авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий сборник содержит тезисы докладов, представленные на очередную II Всероссийскую молодежную научную конференцию «Естественнонаучные основы теории ...»

-- [ Страница 2 ] --

Задачи исследования заключались в определения действия корневых систем растений на биологическую активность почвы и на изменение содержания питательных элементов в корнеобитаемом слое.

Полученные результаты показали, что эти растения способны расти на почве с небольшим содержанием нитратов (14–16 мг/кг), с большим количеством нитритов (0,7– мг/кг), а также на почве с большой концентрацией подвижных фосфатов (500–900 мг/кг P2O5).

Исследования биологической активности ризосферной почвы показали, что наибольшая интенсивность окислительных процессов наблюдается при выращивании астры и астильбы. Корневые выделения хосты и очитника, напротив, ингибируют биологическую активность почвы.

В связи с тем, что астра и астильба потребляют наибольшее количество питательных веществ по сравнению с другими видами, более интенсивно влияют на биологическую активность почвы, способствуют накоплению меньшего количества нитритов, их можно сажать рядом друг с другом. Очитник и хосту рекомендуется высаживать на расстоянии друг от друга.

Таким образом, использование выносливых, зимостойких, не требующих особого ухода декоративно цветущих и декоративно–лиственных многолетних растений в ландшафтном дизайне является более выгодным, чем выращивание однолетних прихотливых интродуцентов.

УДК 595.3.05:577. ОСОБЕННОСТИ НАКОПЛЕНИЯ ТОКСИЧНЫХ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В ОРГАНИЗМЕ РЕЧНОГО РАКА Г.Х. Ильясова Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань, E-mail:

versachei@mail.ru Изучение цикла круговорота элементов в звеньях грунт—вода—речные раки является актуальным, так как позволяет установить биогеохимический аспект трофической цепи. Речные раки являются неотъемлемой частью экосистемы Волго– Каспийского региона. Это единственные пищевые беспозвоночные в пресноводных водоемах региона [2].

Целью данного исследования явилось изучение содержания никеля, свинца и кобальта в организме речного рака пресноводных водоемов. Для работы были отобраны особи речного рака (Astacus fluviatilis), собранные весной (апрель) и зимой (декабрь) в дельте реки Волги.

Изучение содержания микроэлементов в пробах проводилось методом атомно абсорбционной спектрофотомерии [1] на спектрофотометре «Hitachi 180-50».

В результате проведенных исследований выяснено, что в весенние месяцы в организме речного рака никеля больше всего концентрируется в клешнях (13,9 мг/кг), на втором месте — желудок (13,1 мг/кг), на третьем — брюшко (панцирь) (11,5 мг/кг). Более высокими концентрациями свинца отличаются ходильные ноги (22,6 мг/кг) и брюшко (панцирь) (21,9 мг/кг), наименьшими — мышцы брюшка (7,8 мг/кг) и мышцы клешни (6, мг/кг). Кобальт в наибольших количествах накапливается в ходильных ногах (15,2 мг/кг) и клешнях (14,7 мг/кг), в наименьших — в мышцах брюшка (1,6 мг/кг).





Зимой содержание никеля больше в желудке (15,3 мг/кг), на втором месте — головогрудь (панцирь) (14,6 мг/кг), на третьем — ходильные ноги (13,6 мг/кг). Свинца больше концентрируется в головогруди (панцирь) (20 мг/кг) и ходильных ногах (17, мг/кг), меньше — в печени (2,5 мг/кг) и мышцах брюшка (1,2 мг/кг). В наибольших количествах кобальт концентрируется в клешнях (18,2 мг/кг) и головогруди (панцирь) (14,8 мг/кг), в наименьших – в мышцах клешни (2,7 мг/кг), мышцах брюшка (2,7 мг/кг) и печени (2,7 мг/кг).

Содержание микроэлементов в изученных органах речного рака неодинаково и динамично изменяется в сезонном аспекте. В весенние месяцы среднее содержание никеля, свинца и кобальта составляло: 8,6:14,9:7,8 (мг/кг), в зимние месяцы — 8,8:10,5:8, (мг/кг). Таким образом, зимой содержание никеля и кобальта выше, а свинца ниже, чем весной.

В целом в организме речного рака в максимальных концентрациях содержится свинец, на втором месте по содержанию — никель, на третьем — кобальт.

Из полученных данных видно, что прослеживается определенная тенденция уменьшения содержания свинца и увеличения никеля и кобальта в исследуемом объекте за изучаемый период времени.

Литература 1. Брицке М.Э. Атомно-абсорбционный спектрохимический анализ. М.: Химия, 1982. 232 с.

2. Лаврентьева Г.М., Мицкевич О.И. Оценка современного состояния научно исследовательских и практических разработок по речным ракам в России // Проблемы охраны, рационального использования и воспроизводства речных раков. М.: Мединор, 1997. С. 63–67.

УДК 631. ВЛИЯНИЕ НЕФТЯНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ НА ФЕРМЕНТАТИВНУЮ АКТИВНОСТЬ ПОЧВ Л.К. Каримуллин, А.А. Вершинин, А.М. Петров Институт проблем экологии и недропользования АН Республики Татарстан, г.

Казань, E-mail: karlenar@yandex.ru Загрязнение почв при добыче и транспортировке нефти и нефтепродуктов требует оперативного устранения последствий нефтяного загрязнения почвенного покрова путем проведения рекультивационных и иных восстановительных работ. Принципиальным фактором, обеспечивающим скорейшее возвращение земельных участков в хозяйственный оборот, является определение момента перехода к этапу, направленному на восстановление агрофизических, агрохимических, биохимических и других свойств почвы. В многочисленных работах продемонстрировано, что одним из объективных показателей, позволяющих оперативно оценить биологическое состояние почвы, независимо от содержания в ней нефтяных загрязнений, является определение ферментативной активности почвенного микробоценоза [1–3].

Для проведения лабораторных экспериментов и опытов использовались образцы дерново-подзолистых, светло-серых лесных, серых лесных, темно-серых лесных, дерново карбонатных выщелоченных, дерново-карбонатных оподзоленных почв, черноземов оподзоленных, черноземов типичных фоновых (контрольных) и загрязненных сернистой нефтью, почв. В ходе исследований были определены каталазная, уреазная и протеазная активности чернозема оподзоленного (ЧО), темно-серой лесной (ТСЛ), дерново подзолистой (ДП), дерново-карбонатной выщелоченной (ДКВ) и дерново-карбонатной оподзоленной (ДКО), почв, содержащих различные концентрации сернистой нефти.

Подготовка проб к анализу осуществлялась согласно ГОСТ 29269-91. Определение суммарного содержания нефтепродуктов (НП) в почве проводили согласно ПНД Ф 16.1:2.2.22-98. Опытные варианты почв с содержанием НП в интервале концентраций от 0,025 до 11,5–14,9 г/кг готовились путем смешения весовым методом загрязненных и чистых образцов исследуемых почв. Контролем служила незагрязненная почва.

Проведенные исследования показали, что изменение активности изученных ферментов определяется как подтипом почв, так и начальным содержанием НП в них.

Изменение каталазной активности, характеризующей способность почвы к самоочищению, на ЧО и ДК почвах имело прямую линейную зависимость во всем диапазоне концентраций НП. Каталазная активность ТСЛ почвы характеризовалась наличием «точки перегиба», а у дерново-карбонатных почв во всем диапазоне была на уровне контрольных вариантов. У ДП почвы изменение уреазной активности, определяющей превращение азотсодержащих соединений, в испытанном диапазоне загрязнений имело прямую линейную зависимость, в опытах с ЧО и ТСЛ, ДКВ и ДКО почвами при определенном содержании поллютанта достигала максимальных значений и при дальнейшем увеличении концентрации НП сохранялась на том же уровне. Только на ЧО и ТСЛ почве повышение содержания НП приводило к прямолинейному увеличению протеазной активности. Полученные результаты позволяют оценить активность почвенного сообщества, его способность к самовосстановлению, рекомендовать мероприятия по рекультивации, прогнозировать сроки возврата загрязненных почв в хозяйственный оборот.

Литература 1. Исмаилов Н.М. Микробиология и ферментативная активность нефтезагрязненных почв // Восстановление нефтезагрязненных почвенных экосистем. М.: Наука, 1988. С. 42– 56.

2. Киреева Н.А., Водопьянов В.В., Мифтахова А.М. Биологическая активность нефтезагрязненных почв. Уфа: Гилем, 2001. 376 с.

3. Хазиев Ф.Х., Фатхиев Ф.Ф. Изменение биохимических процессов в почвах при нефтяном загрязнении и активизация разложения нефти // Агрохимия. №10. 1981. С. 102– 111.

УДК ОСНОВНЫЕ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ВЫРАСТНЫХ ОСЕТРОВЫХ ПРУДОВ И.Ю. Киреева Национальный университет биоресурсов и природопользования Украины, г. Киев, Украина, E-mail: kireevaiu@mail.ru Качество выращенной с целью пополнения природных водоемов молоди ценных видов рыб определются не только их наследственностью, но и комплексом факторов среды, поскольку от них зависит жизнестойкость выращиваемого рыбопосадочного материала. Один из показателей водной среды — это тотальный бактериопланктон, являющийся не только интегрирующим функциональным звеном планктонного сообщества, но индикатором качества и состояния водной экосистемы [1, 4, 5].

В осетровых вырастных производственных прудах Кизанского завода Астраханской области, где молодь белуги выращивалась на природной кормовой базе при уплотненных посадках, проводились исследования тотального бактериопланктона (общая численность бактериопланктона (ОЧБ), биомасса, продукция, время генерации, Р/В коэффициент) по общепринятым в водной микробиологии методам [2].

Анализ показателя ОЧБ выявил широкий диапазон его изменчивости — 0,14–5, млн.клеток/мл. Минимальное значение ОЧБ наблюдалось в начале вегетационного сезона до зарыбления прудов молодью белуги и перед внесением маточной культуры дафний при наименьшей температуре воды (15,0 0С). После вселения дафний в водоемы отмечался резкий рост ОЧБ — в среднем в 8 раз, что можно объяснить их выеданием зоопланктоном и соответствующей реакцией бактерий (активным размножением). Второй подъем ОЧБ (в 6 раз) наблюдался после зарыбления прудов. Однако своего максимума ОЧБ достигла при наибольших температурах воды в прудах (25,1 0С). Существовала прямая зависимость между ОЧБ и величиной перманганатной окисляемости и обратная между показателем ОЧБ и количеством растворенного в воде кислорода. В структуре бактериопланктона выявлены 3 морфологические группы, среди которых размерно (0,31–1,7 мкм3) и численно (50–85%) превалировали палочки. Среднее значение биомассы бактерий в воде опытных водоемов не превысило 3,1 г/м3.. Обнаружен достаточно широкий дипазон изменчивости показателя времени генерации (19,0–1,24 час) и продукции бактерий (0,1–130 г/м3).

Наблюдалась высокая интенсивность процесса их выедания — в среднем 20,8 г/сут., т.к. в зоопланктоне доминировали Daphnia magna (0,97 г/м3), D. рulex (0,04 г/м3), Cyclops (0, г/м3), которые являются его основными потребителями. Средний Р/В–коэффициент водных бактерий не превысил 6,0 сутки-1 при максимальном значении 22,0 сутки-1.

Таким образом, динамика численности тотального бактериопланктона характеризовалась тремя пиками, два из которых были связаны с подготовкой и зарыблением прудов. Сезонная динамика изменений числа водных бактерий соответствовала 1 типу по классификации [3] с постепенным увеличением количества бактериопланктона к окончанию срока выращивания рыбы. Между ОЧБ и величиной перманганатной окисляемости выявлена прямая связь. Биомасса, продукция и время генерации бактерий изменялись пропорционально общему микробному числу и удовлетворяли пищевые потребности консументов. Сокращения темпов продуцирования микроорганизмов по мере выращивания рыбы не отмечалось. По общему микробному числа вода опытных прудов относилась к мезо–евтрофному типу и была пригодна для рыбохозяйственных целей.

Литература 1. Алимов А.Ф. Элементы теории функционирования водных экосистем. СПб:

Наука, 2000. 147 с.

2. Антіпчук А.Ф., Кірєєва І.Ю. Водна мікробіологія. Київ.: Кондор, 2005. 324 с.

3. Воронова Г.П. Продуктивность бактериопланктона в прудах // Тр. БелНИИРХ.

Минск: Ураджай, 1972. С.109–118.

4. Горбунов К.В., Сокольский А.Ф., Тамразова Н.И. Соотношение продукции фитопланктона, бактериопланктона и рыбопродуктивности в рыбохозяйственных водоемах дельты Волги // Экология. 1979. №3. С.61–63.

5. Заварзин Г.А. Интенсивная микробиология // Изв. АН СССР. Сер. Биол. 1976. №1.

С. 121–134.

УДК 01.04. СИНЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ ТЕХНОГЕННОГО ШУМА И НОРМИРОВАНИЮ ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА БИОТУ Е.В. Княженко, Н.А. Соловей Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения, г. Санкт-Петербург, E-mail: teoli@yandex.ru Проблема оценки и нормирования техногенных шумовых воздействий на природные экосистемы весьма актуальна. Необходимость нормирования физических воздействий на биоту обусловлена требованиями действующих законов Российской Федерации. Более того, практика проектирования портовых комплексов показывает, что прогнозирование ожидаемых шумовых воздействий на биоту (в частности, на популяции охраняемых и промысловых видов), на особо охраняемые природные территории (ООПТ), является важнейшим (а при высоком фоновом уровне биоразнообразия — иногда и основным) критерием экологической оценки всего проекта в целом.

Однако нормативная база, имеющаяся для такой оценки, крайне скудна и ограничена. Методология и методы оценки, нормирования и регулирования акустических воздействий, не являются синэкологическими (относящимися к многовидовым системам), а ориентированы на организм человека и учитывают его специфические реакции на акустические воздействия, причём преимущественно антропогенного характера.

В то же время известно, что многие виды животных и даже растений характеризуются совершенно иными, нежели у человека, механизмами восприятия звука и вибрации, другими диапазонами воспринимаемых частот колебания внешней среды, и иной чувствительностью к звуковому давлению. Соответственно, у многих видов животных область частот слышимого для них звука отлична от таковой для человека, а у некоторых, более того, вообще не пересекается с человеческой. Таким образом, в настоящее время важнейшим аспектом при изучении влияния звуков на живые организмы является природоохранный, в первую очередь — в плане охраны ООПТ и биологических видов.

Цель работы — оценить допустимость и корректность использования общепринятых принципов акустического воздействия применительно к природным экосистемам и к ООПТ, а также определить пути возможного улучшения нормативно– методической базы оценки и нормирования шума при проектировании портов для обеспечения защиты не только человека, но и всей биоты.

При нормировании воздействия шума на экологические системы с высоким уровнем биологического разнообразия более целесообразно учитывать допустимые уровни звукового давления для шумов различных частот (пооктавно) в более широком общем частотном диапазоне, чем для человека (что потребует дополнительных целевых биоакустических исследований). В общем случае это может быть объединённый диапазон всех слышимых животными звуков, который охватывает не менее восьми порядков величин (от сотых долей Гц до сотен кГц). Если режим ООПТ предусматривает избирательный режим защиты отдельных биологических видов, возможна целевая разработка нормативов шума для таких ООПТ в более узком частотном диапазоне.

Данный подход открывает перспективы обоснованной количественной синэкологической оценки и нормирования техногенного шума (особенно шума портов).

УДК 574. ЗАВИСИМОСТЬ МЕЖДУ ТЕМПЕРАТУРОЙ ВОДЫ И БИОМАССОЙ ПЛАНКТОНА О.П. Купецкая Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань, Е-mail: kupetskayaop@mail.ru Абиотические факторы играют одну из важных ролей в функционировании природного комплекса. Изменения одного из них — температуры воды, содержания кислорода, гидрологического режима, влекут за собой колебания количественного и качественного состава биоценозов.

Материалом для работы послужили мониторинговые наблюдения за температурой воды на поверхности и в придонных горизонтах, биомассой фитопланктона Северной части Каспийского моря за несколько лет. Целью работы являлось выявление корреляционных зависимостей между абиотическим и биотическим фактором. В задачу входило вычисление коэффициента корреляции и определение его значимости для рассматриваемых зависимостей.

Рассматриваются изменения биомассы фитопланктона и температуры воды за два года. Для совокупностей данных были построены корреляционные зависимости биомассы фитопланктона с температурой воды на поверхности и в придонных горизонтах. Значения коэффициента корреляции недостаточно высоки, поэтому корреляционная связь между этими факторами не доказана. В дальнейшем имеющиеся совокупности данных были отсортированы по возрастанию значений одного из факторов, вначале по возрастанию значений абиотического фактора. Полученная совокупность разбивается на две равные части. Первая часть условно содержит значения «меньше» средней величины, вторая — значения «больше» средней величины. Следующий шаг— это упорядочивание тех же совокупностей данных по возрастанию значений биомассы фитопланктона и деление их на две части. После проведения такой сортировки для некоторых частей были обнаружены значимые корреляционные зависимости.

Установлен высокий коэффициент корреляции (r0,52, p0,05) поверхностной температуры воды с биомассой фитопланктона по второму году исследований. При этом характер различий коэффициентов корреляции позволяет говорить, что поверхностная температура воды оказывает большее влияние на биомассу фитопланктона в точках, где наблюдаются значительные биомассы фитопланктона. Также корреляционная зависимость получена в результате упорядочивания данных по значениям биомассы фитопланктона для второй части данных (больше «среднего» значения).

Как известно, большинство представителей планктона приспособлено к обитанию в условиях сравнительно широкого температурного интервала, и поэтому сезонные изменения в составе планктона связывают с сезонными изменениями температуры. В данном случае зависимость проявляется не в сравнении с сезонными изменениями температуры, а в зависимости от глубины, от значений температуры, и от количественных показателей планктона.

УДК 551. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ НАХОДОК ИСКОПАЕМЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ В ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПРИРОДООХРАННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ С.В. Лежнева Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, г.

Санкт-Петербург, E-mail: lezhnevasv@mail.ru Природные условия плейстоцена широко изучаются в последнее время и за рубежом, и в России. Использование полученных материалов дает новые возможности для анализа эволюции видов, популяций и экосистем. Современное антропогенное воздействие позволяет увеличить область сбора материалов (значительная часть находок обнаружена в карьерах и в городах при строительных работах). Применение палеотериологического метода для расшифровки палеогеографических событий осложняется рядом обстоятельств. Неэффективное природопользование отрицательно влияет на сохранность объектов и затрудняет определение их возраста. Фауна крупных млекопитающих без радиоуглеродных датировок не дает эффективных результатов для стратиграфических выводов [1].

На протяжении плейстоцена основными группами крупных млекопитающих были мамонты и носороги, множество видов травоядных крупного и среднего размеров — бизонов, лошадей, оленей, лосей, а также много видов мелких млекопитающих. Они определяли структуру сообществ, являясь стадными организмами и высокоэффективными потребителями фитомассы.

Территория, на которой исследовались находки, многократно оказывалась под влиянием разновозрастных оледенений [3]. Это нашло свое отражение в находках мамонтовой фауны. На основе использованных опубликованных [4, 5] и фондовых материалов была составлена схема расположения основных местонахождений плейстоценовых млекопитающих (рис. 1). Места находок распределены неравномерно, а на западе региона отсутствуют. Большинство местонахождений расположены в понижениях речных долин и принадлежат к морено–равнинным и озерно–аллювиально– равнинным типам рельефа.

Рис. 1. Схема расположения находок основных местонахождений плейстоценовых млекопитающих.

Наибольшая часть находок сконцентрирована в 50 км от Вологды. В основном они представлены скоплениями бивней, зубов и костей мамонта, а также несколькими костями носорога. Пространственное распространение находок прослеживается на территории 50–200 км, они более разнообразны по своему составу, помимо представленных находок мамонта, имеются по пять находок лошади и ископаемого бизона, по две — овцебыка, шерстистого носорога и мелких млекопитающих. В периферийной части (более 200 км) находки немногочисленны и представлены единичными экземплярами шерстистого носорога, овцебыка, бизона и мамонта. В целом на территории области выделено 25 местонахождений, которые представляют собой скопления костей нескольких животных.

Новые сведения важны для решения стратиграфических задач, а также для комплексного изучения четвертичных отложений исследуемого региона. Зная прошедшие и современные тенденции развития, можно наметить перспективные направления изменения климата и ландшафтов. Документированные находки дают новый фактический материал для расшифровки возраста и генезиса четвертичных отложений района исследований и сопредельных территорий [2].

Литература 1. Верещагин Н.К. Использование остатков наземных позвоночных для периодизации палеолита // Вопросы стратиграфии и периодизации палеолита. Труды комиссии по изучению четвертичного периода. Т. 18. М.: АН СССР, 1961. С. 157–159.

2. Верещагин Н.К. От ондатры до мамонта: Путь зоолога. СПб: Астерион, 2007. с.

3. Палеоклиматы и оледенения в плейстоцене. Отв. ред. А.А. Величко. М.: Наука, 1989. 248 с.

4. Яшина О.В. О последних наиболее значительных находках четвертичной фауны на территории Вологодской области // Вторые и Третьи Тетяевские чтения по проблемам геологического строения и полезным ископаемым Вологодской области и сопредельных территорий. Под ред. В.И. Чернышова. Вологда: ВоГТУ, 2008. С. 158–161.

5. Яшина О.В. Стратиграфия находок четвертичной фауны в бассейне реки Шексны // Материалы V Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. М.:

ГЕОС, 2007. С.486–490.

УДК 594.1:[577.118:546.47/.56] СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МИКРОЭЛЕМЕНТНОГО СОСТАВА ОРГАНИЗМОВ БЕНТОФАУНЫ ДЕЛЬТЫ РЕКИ ВОЛГИ А.В. Махлун Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань, E-mail: anastasia_lavrinenko@mail.ru В настоящее время биосфера находится в экологическом кризисе, который при инерционном сценарии развития цивилизации может привести к экологической катастрофе. Единственной возможностью сохранения биосферы, а, следовательно, и цивилизации, является сохранение естественного биотического механизма регуляции окружающей среды, т.е. естественных биологических сообществ в неосвоенном человеком состоянии [2, 3].

Таким образом, одним из актуальных вопросов современности является изучение особенностей содержания и распределения химических элементов, в частности, в водных экосистемах пресноводных комплексов.

Для анализа биогеохимических особенностей миграции металлов в пресноводных экосистемах дельты реки Волги мы исследовали образцы проб грунтов, воды, моллюсков и ракообразных.

Было проанализировано 20 образца грунта, 15 образцов воды, 47 образцов моллюсков, 26 образцов ракообразных, отобранных в воде дельты реки Волги. Пробы отбирались и подготавливались по существующему стандарту по отбору и подготовки проб для химического анализа грунтов (ГОСТ 17.4.4.02-1984).

Микроэлементы определялись по методическим указаниям атомно-абсорбционного анализа [1, 4] на атомно-абсорбционном спектрофотометре «Hitachi 180-50».

Содержание марганца в грунтах в период исследований характеризуется величиной 230,8 мг/кг, содержание свинца составляет в среднем 0,9 мг/кг, кобальта — 3,2 мг/кг.

Содержание свинца в воде дельты реки Волги в среднем составляет 13,36 мкг/л, кобальта — 6,1 мкг/л. Содержание марганца в воде за изучаемый период составляет 4, мкг/л.

В результате проведенных исследований выяснено, что в теле моллюска Mytilaster lineatus в наибольшей концентрации присутствует свинец (59,7 мг/кг), в раковине аналогичный показатель составил 10,3 мг/кг. Концентрация марганца в теле моллюска в среднем за сезон составила 45,6 мг/кг. Следует обратить внимание на высокое содержание кобальта в данном виде моллюсков, в среднем за сезон — 38,3 мг/кг.

Результаты анализа показали, что в наибольшей концентации в Balanus sp.

утилизируется свинец (65,2 мг/кг). Концентрации марганца и кобальта колеблются в диапазоне 27–29 мг/кг.

Таким образом, можно считать, что организмы бентосной фауны содержат микроэлементы, как правило, в зависимости от количества металлов в грунтах и воде, обладая при этом видовой дифференциацией и способностью утилизации химических элементов из окружающей среды.

Литература 1. Брицке М.Э. Атомно-абсорбционный спектрохимический анализ. М.: Химия, 1982. 232 с.

2. Голубев В.С., Данилов-Данильян В.И. Кондратьев К.Я. Еще раз об основе устойчивого развития // Вестник РАН. 1995. №6. С. 15–17.

3. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Взрыва ждать не долго // Зеленый мир. 1996.

№5. С.5–8.

4. Прайс С.В. Аналитическая атомно-абсорбционная спектроскопия. М.: Мир, 1976.

355 с.

УДК 581.5:550. ОЦЕНКА ЗАГРЯЗНЕНИЯ ТЯЖЕЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА РАЙОНА ГОРОДА СТАВАНГЕР (НОРВЕГИЯ) НА ОСНОВЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КОРКИ СОСНЫ PINUS SYLVESTRIS L.

Е.С. Митрофанова, Т.А. Доценко Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург, E-mail:

mitrofanova.ek@mail.ru, dosenkot@mail.ru В настоящее время увеличение численности населения, урбанизация, и рост городов, промышленности и транспорта, приводят к возрастанию загрязнения воздуха за счет различных источников. В городах проблема качества атмосферного воздуха связана преимущественно с транспортом.

Исследования такого рода в рассматриваемом районе ранее не проводились, что обеспечивает научную новизну работы. Актуальность исследования обусловлена быстрым ростом города и, как следствие, увеличением числа источников загрязнения и возрастающей важностью контроля качества атмосферного воздуха.

В данной работе был применен метод биоиндикации на основе исследования проб корки сосны обыкновенной Pinus sylvestris L., отобранных в районе города Ставангер (юго-запад Норвегии), с целью оценить степень загрязнения атмосферного воздуха и найти связь между источниками и уровнями загрязнения.

Ставангер предоставляет собой совокупность жилых районов с населением более 100 000 человек и является четвертым по величине городом в Норвегии. Он имеет хорошо развитую транспортную систему и несколько промышленных зон.

Отбор проб производился с учетом источников загрязнения, а также наличия вида– индикатора, который для данного региона не является широко распространенным в связи с интенсивным развитием сельского хозяйства. Измерение содержания тяжелых металлов (Ni, Cr, Pb, Cd) в корке было произведено в лаборатории Университета Ставангера методом атомно-абсорбционной спектрометрии с электротермической атомизацией проб [1, 2].

Результаты показали влияние транспорта на качество воздуха, что подтверждается увеличением концентраций всех исследуемых металлов вблизи крупных автомагистралей. Тем не менее, наблюдаются отклонения от этой закономерности, которые могут быть связаны с локальными геохимическими условиями, а также влиянием прошлой и фактической производственной деятельности.

Исследуемая территория может быть разделена на 3 зоны в зависимости от уровня загрязнения воздуха:

1. «Загрязненные зоны» — районы, расположенные вдоль дорог, вблизи крупных перекрестков, а также территории, прилегающие к портовым комплексам в центральной части города.

2. «Умеренно загрязненные зоны» — населенные пункты с неинтенсивным движением, вдали от промышленных объектов, удаленные от крупных автомагистралей.

3. «Слабо загрязненные или условно фоновые зоны» — отдаленные пригороды с низкой плотностью населения, рекреационные зоны, находящиеся вдали от крупных автомагистралей и промышленных объектов.

Таким образом, в дальнейшем исследования такого рода могут быть продолжены, прежде всего, с целью подбора наиболее репрезентативного вида–фитоиндикатора, с учетом сложных метеоусловий и расположения источников загрязнения.

Литература 1. Опекунова М.Г., Арестова И.Ю., Елсукова Е.Ю. Методы физико-химического анализа почв и растений. СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. 70 с.

2. Skoog D.A., Holler F.J., Crouch S.R. Principles of Instrumental Analysis. Sixth Edition.

Belmont, CA: Thomson Brooks/Cole Publishing, 2007. 1039 p.

УДК 577.115.33: 574.522: 597. ОЦЕНКА ПЕРЕКИСНОГО ОКИСЛЕНИЯ ЛИПИДОВ В ТКАНЯХ РЫБ В УСЛОВИЯХ АНТРОПОГЕННОЙ НАГРУЗКИ М.А. Назарова, О.Б. Васильева, Н.Н. Немова Институт биологии Карельского научного центра РАН, г. Петрозаводск, E-mail:

vasil@krc.karelia.ru Сточные воды химических предприятий, оказывая воздействие на гидрохимический и гидрологический режимы водоемов, приводят к модификации клеточного метаболизма гидробионтов, и, как следствие, к изменениям на организменном и популяционном уровнях. Известно, что жирные кислоты, входящие в состав биологических мембран, подвержены наибольшей деструкции под влиянием антропогенных факторов. Изучение перекисного окисления данных компонентов является одним из наиболее информативных биохимических критериев оценки загрязнения окружающей среды. Накопление продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) (диеновых конъюгатов, диенкетонов и малонового диальдегида (МДА)) в тканях рыб, по мнению многих авторов, коррелирует со степенью токсического воздействия [3, 4].

В данной работе проведено изучение тканей рыб из озера Костомукшское, являющегося захоронением хвостов — техногенных отходов переработки сырья Костомукшского горнообогатительного комбината (ГОК). Деятельность ГОКа привела к высокой минерализации и повышенной взмученности также озера Каменное (контрольный водоем), располагающегося на территории Костомукшского заповедника и не испытывающего антропогенного воздействия. Оценивались уровни малонового диальдегида, диеновых конъюгатов и диенкетонов в мышцах, печени, почках и жабрах сигов (Coregonus lavaretus Linnaeus, 1758) и щук (Esox lucius Linnaeus, 1758). Определение концентрации исследуемых показателей проводили общепринятыми методами [1, 2].

В результате проведенных исследований установлено преобладание диеновых конъюгатов и диенкетонов в печени, почках и жабрах щук из озера, подверженного анропогенной нагрузке, по сравнению с рыбами из контрольного водоема. Диеновые конъюгаты и диенкетоны относятся к первичным продуктам окисления, и их накопление в тканях отражает раннюю стадию ПОЛ. Малоновый диальдегид является одним из конечных продуктов перекисного окисления липидов, и его уровень в тканях может служить критерием оценки степени интенсивности данных процессов. В почках, печени, и, особенно, в жабрах щук из хвостохранилища содержание МДА значительно выше концентрации данного показателя у рыб из озера Каменное, что, вероятно, связанно с интенсивным протеканием окисления в тканях рыб при влиянии техногенных стоков Костомукшского ГОКа. Концентрация первичных продуктов перекисного окисления липидов и МДА в мышцах щук из двух водоемов достоверно не отличалась. Уровень диеновых конъюгатов, диенкетонов и МДА в тканях сигов из обоих водоемов выше содержания продуктов ПОЛ в соответствующих тканях щук, что, вероятно, связано с особенностями экологии исследованных видов рыб. Установлены достоверные различия в концентрациях показателей окисления жирных кислот во всех изученных тканях сигов из двух сравниваемых водоемов. При этом наибольший уровень МДА обнаружен в жабрах и печени рыб, что связано, вероятно, с их функциональной специфичностью. Печень как основной орган метаболизма и детоксикации, возможно, наиболее подвержена токсическому воздействию;

усиление ПОЛ в жабрах рыб из озера Костомукшское, возможно, связано с повышенной взмученностью данного водоема, поскольку мелкодисперсная взвесь закупоривает эпителий жабр и затрудняет их функционирование.

Таким образом, установлен повышенный уровень продуктов ПОЛ в тканях сигов и щук из водоема, подверженного антропогенной нагрузке, по сравнению с рыбами из контрольного водоема. Содержание МДА, диеновых конъюгатов и диенкетонов, носит тканеспецифичный характер и зависит от экологии вида рыб.

Литература 1. Гаврилов В.Б., Гаврилова А.Р., Мажуль Л.М. Анализ методов определения продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови по тесту с тиобарбитуровой кислотой // Вопросы медицинской химии. 1987. №1. С. 118–121.

2. Стальная И.Д., Гаришвили Т.Г. Метод определения малонового диальдегида // Современные методы в биохимии. Под ред. В.Н. Ореховича. М.: Медицина, 1977. C. 66– 68.

3. Jenaa K.B., Verlecara X.N., Chainyb G.B.N. Application of oxidative stress indices in natural populations of Perna viridis as biomarker of environmental pollution // Marine Pollution Bulletin. 2009. V. 58. №1. Р. 107–113.

4. Zaman M.U., Sarker S.R., Hossain S. The effects of industrial effluent discharge on lipid peroxide levels of punti fish (Puntius sophore) tissue in comparison with those of freshwater fish // Journal of Food Lipids. 2008. V. 15. №2. Р. 198–208.

УДК 574.583, 577.473. БИОМОНИТОРИНГ ОНЕЖСКОГО ОЗЕРА ПО ПОКАЗАТЕЛЯМ ЗООПЛАНКТОНА С.А. Нисканен Институт водных проблем Севера Карельского научного центра РАН, г.

Петрозаводск, E-mail: slanix@mail.ru Онежское озеро является одним из великих озер Европы [8] и его уникальность — в естественном состоянии экосистемы, сохранившей олиготрофный статус [2, 5].

Антропогенное воздействие наиболее интенсивно в крупных заливах (губах) за счет влияния промышленных центров — городов Петрозаводск и Кондопога [4]. Изменение качества вод в этих районах требует исследования механизмов трансформации водных сообществ и усиления контроля за их состоянием, что, в свою очередь, приводит к необходимости определения естественных характеристик биоты и их динамики. В Республике Карелия с 1990-х годов развивается система биологического мониторинга водных объектов [6, 7], одним из элементов которой является зоопланктон. Как промежуточное звено между продуцентами (фитопланктоном) и высшими трофическими звеньями (рыбами), зоопланктон определяет функционирование и саморегуляцию водных пелагических систем, а также является индикатором их состояния [6]. Целью данной работы являлось изучение показателей зоопланктона Петрозаводского залива, их сезонной динамики и межгодовой изменчивости.

Работа основана на данных сезонных съемок в прибрежной части Петрозаводской губы Онежского озера (2008–2010 гг.). Отбор и обработка проб производилась общепринятыми методами. Кроме того, привлекались материалы лаборатории гидробиологии Института водных проблем Севера. При сглаживании временных рядов методом скользящих средних была получена модель среднемноголетней динамики показателей зоопланктонного сообщества.

Показатели зоопланктона (состав, структура основных групп, количественные показатели) отражают -мезотрофный характер [3] пелагической системы Петрозаводского залива. Между данными прибрежной зоны и центральной части залива достоверных отличий не выявлено, сезонная динамика носит сходный характер.

Сравнение с данными предыдущих лет исследований показало, что, с учетом межгодовой изменчивости состав доминирующего комплекса и динамика численности не изменились с 1960-х годов, это указывает на высокую устойчивость планктонной системы.

Литература 1. Андроникова И.Н. Структурно–функциональная организация зоопланктона озерных экосистем разных трофических типов. СПб: Наука, 1996. 190 с.

2. Биоресурсы Онежского озера. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2008. 273 с.

3. Китаев С.П. Основы лимнологии для гидробиологов и ихтиологов. Петрозаводск:

КарНЦ РАН, 2007. 395 с.

4. Куликова Т.П., Кустовлянкина Н.Б., Сярки М.Т. Зоопланктон как компонент экосистемы Онежского озера. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 1997. 112 с.

5. Онежское озеро. Атлас. Отв. ред. Н.Н. Филатов. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2010.

151 с.

6. Современное состояние водных объектов Республики Карелия. По результатам мониторинга 1992–1997 гг. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 1998. 188 с.

7. Состояние водных объектов Республики Карелия. По результатам мониторинга 1998–2006 гг. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2007. 179 с.

8. Ladoga and Onego Great European Lakes. Observations and Modelling. Eds. L.

Rukhovets and N. Filatov. Chichester, UK: Springer–Praxis, 2010. 302 p.

УДК 631.524:631.452, ПРИЕМЫ ИНТЕНСИФИКАЦИИ, ПОВЫШАЮЩИЕ ИНВАРИАНТНОСТЬ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ ГЕРБИЦИДОВ О.В. Пташец РУП «Институт мелиорации», г. Минск, Беларусь, E-mail: Olga_Ptashec@mail.ru Одной из актуальных задач в рамках общей проблемы увеличения доли бобовых культур в структуре площадей в регионе Белорусского Полесья на антропогенно преобразованных торфяных почвах является семеноводство бобовых трав. При использовании широкорядной технологии возделывания посевы страдают от зарастания междурядий сорной растительностью. Применение гербицидов осложнено высокой чувствительностью растений к препаратам.

Целью исследований является разработка приемов интенсификации возделывания бобовых трав, повышающих их инвариантность к негативному влиянию гербицидов.

Материалом послужила люцерна посевная второго и третьего года жизни (сорт Бирутэ и Будучыня соответственно). Использована почва дегроторфозем минеральный остаточно–торфяный со следующими характеристиками: рНKCl — 5,5–6,0, содержание Р2О5 180, К2О 450, CuO 0,8 и ZnО 4,9 (все в мг/кг почвы). Семена перед посевом обработаны фунгицидом (фундазол), молибденовокислым аммонием (МЭ) и борной кислотой или Экосилом (Э). Сев беспокровный с нормой высева 25 кг/га. Посевы люцерны (высотой 10–15 см) обрабатывали по следующей схеме: гербицид Пульсар П (0,75–1 л/га), Пульсар + раствор БАВ1 (экосил), Пульсар + раствор N (карбамид), Пульсар + раствор БАВ2 (карбамид+экосил). Содержание хлорофилла определяли по методу Г.С.

Посыпанова 1. Оптическую плотность экстрактов определяли на спектрофотометре МС 122 («PROSCAN»). Эффект действия гербицида Э на содержание хлорофилла рассчитывали по формуле: Э = 100(Роп/Рк-1), где Роп и Рк — показатель состояния тест– объекта в опыте с гербицидом и в контроле.

Исследования показали, что растения люцерны в зависимости от возраста по разному реагируют на действие имазамокса. С возрастом концентрация пигментов в листьях снижается, однако интенсивность отклика на обработку растений гербицидом одинакова. Установлена зависимость «доза–эффект» при обработке растений люцерны гербицидом на содержание отдельных форм хлорофилла (a и b, a+b). Отзывчивость растений на обработку гербицидом зависела от уровня минерального питания и общего состояния («иммунитета») растений, сформированного за счет обработки семян различными препаратами.

Наиболее перспективным вариантом, на котором растения люцерны были более устойчивы к воздействию гербицида, был вариант с обработкой семян Экосилом на фоне Р90К90. На этом варианте отмечено повышение содержание пигментов, как при обработке чистыми препаратами, так и их смесями с различными БАВ (таблица).

Таблица. Эффект действия гербицида на содержание хлорофилла (a+b) на примере растений люцерны второго года жизни в зависимости от дозы, уровня минерального питания и обработки семян.

Доза препарата, л/га Вариант 0,75 1, П П+БАВ 1 П+N П+БАВ 2 П П+БАВ 1 П+N П+БАВ Без удобрений 13,7 9,7 27,4 7,4 37,0 23,3 16,6 11, N30*Р90К90 -22,0 -15,7 -22,9 -21,4 -8,2 -16,3 1,7 1, БАВМЭ**Р90К90 -2,6 -15,2 -30,4 -14,4 9,7 1,3 -8,6 -8, БАВЭ**Р90К90 73,4 76,6 67,9 42,8 39,5 61,1 67,4 44, Литература 1. Посыпанов Г.С. Методы изучения биологической фиксации азота воздуха. М.:

Агропромиздат, 1991. 299 с.

УДК 574.3:595.371(282.247.211) ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ПОПУЛЯЦИИ АМФИПОДЫ GMELINOIDES FASCIATUS (STEBBING) НА ЛИТОРАЛЬНОЙ ЗОНЕ ОНЕЖСКОГО ОЗЕРА (РАЙОН Г. ПЕТРОЗАВОДСКА) А.И. Сидорова, Н.М. Калинкина, И.В. Дыдик Институт водных проблем Севера Карельского научного центра РАН, г. Петрозаводск, E-mail: bolt-nastya@yandex.ru Амфиподу Gmelinoides fasciatus (Stebbing) (Crustacea: Gammaridae) интродуцировали в водоемы Европейской части России из байкальского региона в 1960–1970-х годах [1, 3].

В течение последнего десятилетия рачок расселяется по всей литоральной зоне Онежского озера [1]. Поскольку в Петрозаводскую губу Онежского озера в районе городского побережья поступают ливневые стоки г. Петрозаводска, появилась необходимость оценки состояния популяции G. fasciatus в данном заливе, определения токсичности ливневых вод для этого вида, и эколого–токсикологической оценки состояния прибрежной части Петрозаводской губы Онежского озера.

Зона отлова представлена каменистой прибойной литоралью с примесью песка.

Отбор гидробиологических проб осуществлялся при помощи количественной рамки (площадь 387 см2) на глубине 0,3 м. Оценка экологической ситуации в районе водозабора и исследование токсичности ливневых стоков были выполнены методами биотестирования [2]. В настоящей работе рассмотрена динамика популяционных показателей инвазионного вида в Петрозаводской губе. Наблюдения за состоянием популяции проводили в летний период 2005, 2008 и 2010 гг. Кроме того, представлены результаты токсикологических опытов (данные за 2010–2011 гг.) по изучению токсичности ливневых стоков с использованием в качестве тест–объекта вида–вселенца.

Показано, что в мае популяция G. fasciatus представлена особями двух генераций — перезимовавшим и новым поколением. Изучена динамика численности и биомассы рачков. Рассмотрена половозрастная структура популяции. Показано, что сходные процессы летнего развития популяции наблюдаются на литорали Ладожского озера. Доля самцов и самок в популяции была одинаковой (p 0,05).

Полученные нами данные о динамике изменения численности популяции амфиподы G. fasciatus летом 2005, 2008 и 2010 гг. свидетельствуют об активной акклиматизации этого вида в новых для него условиях обитания.

Установлено, что ливневые стоки, поступающие в районе водозабора г.

Петрозаводска, характеризовались разной степенью токсичности для G. fasciatus (от слабой до весьма сильной). Показано, что байкальская амфипода оказалась более чувствительной к ливневым стокам, чем стандартный тест–объект Ceriodaphnia affinis Lillijeborg (Daphniidae). Предлагается использовать амфиподу G. fasciatus как новый региональный тест–объект для оценки токсичности сточных вод различных видов производств.

Литература 1. Кухарев В.И., Полякова Т.Н., Рябинкин А.В. Распространение байкальской амфиподы Gmelinoides fasciatus (Amphipoda, Crustacea) в Онежском озере // Зоологический журнал. 2008. Т. 87, №10. С. 1270–1273.

2. Строганов Н.С. Методика определения токсичности водной среды // Методики биологических исследований по водной токсикологии. М.: Наука, 1971. С. 14–60.

3. Panov V.E., Berezina N.A. Invasion history, biology and impacts of the Baikalian amphipod Gmelinoides fasciatus // Invasive Aquatic Species of Europe. Eds. E. Leppkoski, S.

Gollasch, S. Olenin. Dordrecht: Kluwer Academic Publishing, 2002. P. 96–103.

УДК 574.583.(282.247.412) ДИНАМИКА ВИДОВОЙ СТРУКТУРА ЗООПЛАНКТОНА УСТЬЕВОГО УЧАСТКА РЕКИ ОКИ А.А. Тарасова, И.А. Кудрин Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород, E-mail: alina_t89@mail.ru Река Ока — один из крупнейших притоков р. Волги, в значительной степени формирует водные массы Чебоксарского водохранилища. Река Ока испытывает чрезвычайно сильный антропогенный пресс, принимая коммунально–бытовые и промышленные сточные воды многих городов и крупных промышленных предприятий, поверхностный сток дождевых и талых вод с городских и сельскохозяйственных территорий.

Целью работы была характеристика видовой структуры зоопланктона устьевого участка р. Оки и качества его воды на основе анализа численности индикаторных организмов зоопланктона методом Пантле и Букка [1].

За вегетационный сезон 2011 г. в реке Оке было обнаружено 35 видов зоопланктонных организмов. Видовой состав зоопланктона был представлен типичными, широко распространенными в пресных водоемах умеренных широт, видами. Большинство этих видов являются толерантными со значительной экологической пластичностью [2].

Наибольшее число видов зоопланктона (48,6%) принадлежало ветвистоусым ракообразным, из них преобладали Bosmina longirostris, B. longispina, Diaphanosoma brachyurum, Daphnia galeata. Достаточно большое видовое богатство было отмечено и среди коловраток (37%), при преобладании представителей рода Brachionus (B.

calyciflorus, B. quadridentatus, B.rubrens, и др.). Самой бедной видами (14,4%) группой планктонных животных оказались веслоногие рачки (Cyclops vicinus, C. strenuus, Eudiaptomus gracilis).

Исследования показали, что на протяжении периода наблюдений 2011 г. (июнь — октябрь) количественные показатели развития зоопланктона устьевого участка р. Оки претерпевали существенные сезонные изменения, ход которых характеризовался одним пиком численности в первой декаде июня, обусловленный значительным увеличением численности коловратки Brachionus calyciflorus В целом сезонная динамика общей численности зоопланктона устьевого участка р.

Оки определялась преимущественно динамикой численности Brachionus calyciflorus, являющейся наиболее обычным и доминирующим видом р. Оки.

На протяжении периода наблюдений большинство идентифицированных видов зоопланктона являлись индикаторными. Наибольшее число видов оказались представителями –мезосапробной зоны. Анализ данных показал, что значения индексов сапробности, рассчитанных по численности и биомассе, различались в большинстве случаев незначительно. Значения индексов сапробности, рассчитанных по численности индикаторных видов (Sn), изменялись на протяжении вегетативного сезона от 1,5 до 2,2.

Индексы, рассчитанные по биомассе (Sb) — от 1,2 до 2,1.

Значения индексов сапробности на протяжении всего периода наблюдений характеризовали зону сапробности устьевого участка р. Оки как –мезосапробную. Вода оценивалась III классом качества (умеренно загрязненная). В целом экологическое состояние р. Оки можно характеризовать как относительно удовлетворительное.

Литература 1. Унифицированные методы исследования качества вод // Методы биологического анализа вод. Т. 3. М.: СЭВ, 1976. 185 с.

2. Шурганова Г.В., Маслова Г.О. Показатели видовой структуры сообщества зоопланктона устьевого участка р. Оки и оценка современного его экологического состояния // Экология водных беспозвоночных. Материалы межд. конф., посвящ. 100 летию со дня рождения Ф.Д. Мордухай-Болтовского. Ярославль: Принтхаус, 2010. С. 355– 357.

УДК 574.5/.6: К ИЗУЧЕНИЮ РАЗМЕРНО–ВОЗРАСТНОЙ СТРУКТУРЫ VIVIPARUS VIVIPARUS L. РЕКИ МАЛАЯ КОКШАГА (РЕСПУБЛИКА МАРИЙ ЭЛ) С.В. Усков Марийский государственный университет, г. Йошкар-Ола Живородка речная Viviparus viviparus L., 1758 — очень изменчивый вид.

Изменчивость проявляется в средних размерах раковин, индексах отношения высоты раковины к ширине, в толщине стенок, выпуклости оборотов, окраске. Постоянным местом обитания этого вида является река Малая Кокшага, протекающая по территории Республики Марий Эл, в частности, практически по всему городу Йошкар-Ола. В 2001 и 2002 годах было проведено исследование состояния популяции живородки речной реки Малая Кокшага. Однако в связи с реконструкцией города на берегах реки развернулось огромное строительство, нарушающее береговую линию. Поэтому актуально проведение повторных исследований состояния популяции Viviparus viviparus, обитающей в реке Малая Кокшага. Наши исследования направлены на выявление размерно–возрастной структуры популяции изучаемого вида.

Исследования проводились в летний период 2010–2011 гг. Материал собран в литоральной зоне методом учетных площадок на реке Малая Кокшага в районе города Йошкар-Олы, от водозабора до очистных сооружений, на 13 станциях. Определение половой принадлежности осуществляли в лаборатории с момента выхода моллюска из раковины. Для каждого экземпляра проведены следующие промеры: высота раковины, ширина раковины, высота завитка, высота устья. Обработка статистических данных проводилась с помощью программы Statistica 6.0. При этом использовали критерий Уилкоксона—Манна—Уитни — статистический критерий, используемый для оценки различий между двумя независимыми выборками по уровню какого-либо признака, измеренного количественно. Этот критерий позволяет выявлять различия в значении параметра между выборками. Чем меньше значение критерия, тем вероятнее, что различия между значениями параметра в выборках достоверны.

Всего было промерено 179 особей мужского пола и 235 особей женского пола в 2010 году и 69 самцов и 95 самок в 2011 году. Таким образом, численность живородки речной значительно уменьшилась, это связано, скорее всего, с началом обширного строительства набережной и прилегающих к ней территорий. Так, в 2001 году было собрано 313 особей;

в 2002 году — 303;

в 2010 году — 414;

в 2011 году — 164 особи.

Анализируя полученные результаты, по промерам раковин изучаемого вида выяснили, что достоверные отличия зарегистрированы не по всем размерным характеристикам раковин и не на каждой станции. Так, в 2010 году достоверно отличаются высота и ширина раковины, высота завитка у разных полов на станции № 2;

высота раковины и высота завитка на станции № 9;

высота раковины, высота завитка и высота устья на станции № 10. В 2011 году достоверно отличаются у самок и самцов высота раковины на станции № 4 и № 5;

высота раковины и устья на станции № 8;

высота завитка на 12-й станции и все регистрируемые параметры на станции № 9. Анализ станций № 3 и № 6 в 2011 году по критерию Уилкоксона—Манна—Уитни не проводился из-за малого объема выборки на этих станциях.

Сравнение морфометрических параметров самцов и самок живородки речной в целом по исследуемому участку показало, что самцы по всем морфометрическим показателям (высота раковины, ширина раковины, ширина устья, высота завитка, высота устья) крупнее самок за оба года исследований. Разница статистически значима.


Размерно–возрастная структура популяции показала, что, как и в предыдущих годах исследования, наибольшее количество особей зарегистрировано в возрасте от 1 до 2 лет.

УДК 595.762.12:574(478..9) ЭКОЛОГО–ФАУНИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖУЖЕЛИЦ (COLEOPTERA, CARABIDAE) АНТРОПОГЕНИЗИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ ЮЖНОГО ПРИДНЕСТРОВЬЯ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА ТИРАСПОЛЯ) С.С. Шешницан, Л.В. Котомина Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко, г. Тирасполь, Молдова, E-mail: sagittarius-18_8@mail.ru Жужелицы — одно из самых крупных и экологически разнообразных семейств отряда жесткокрылых (Coleoptera). Они являются не только важными регуляторами численности почвенных беспозвоночных, но и зарекомендовали себя как эффективные биоиндикаторы экологических условий [3].

Согласно последним данным [2] на территории Молдавии в настоящее время известны 497 видов жужелиц 88 родов. Из них для южной части Приднестровья, в которой находится город Тирасполь, приводятся 230 видов. До наших исследований целенаправленного изучения фауны карабид г. Тирасполя и его окрестностей не проводилось. Поэтому основной целью наших исследований являлось изучение фауны жужелиц г. Тирасполь и его окрестностей, её экологических особенностей.

Материал собирали с мая по сентябрь 2006–2010 гг. В ходе полевых работ исследованы различные биотопы: пойменный лес, луговые биотопы, берег р. Днестр, агроценозы, а также парки и скверы города. За всё время исследований изучено более 3000 экземпляров жужелиц. Сбор биоматериала осуществлялся в соответствии со стандартными методиками, общепринятыми в энтомологии. Основным методом сбора являлся метод почвенных ловушек. Реже использовался ручной сбор.

По итогам наших исследований список видов исследованной территории пополнился 51 видом и 8 родами, и к настоящему моменту насчитывает 181 вид и родов. Наиболее богато в видовом отношении представлены следующие роды: Harpalus (24 вида), Bembidion (18), Amara (17), Ophonus (12), Agonum (9), Acupalpus (7), Pterostichus (7), и Carabus (6). Выделено 19 групп жизненных форм (по И.Х. Шаровой [1]), которые отнесены к 2 классам и 7 подклассам. Зоофаги составляют большинство жужелиц ( видов, 58% карабидофауны) и представлены 14 группами. По ярусным группировкам среди зоофагов доминируют стратобионты поверхностно–подстилочные (31 вид, 17%) и подстилочные (21 вид, 12%). Миксофитофаги (76 видов, 42% фауны) представлены только 5 группами, из которых подавляющее большинство принадлежит геохортобионтам гарпалоидным (41 вид, 23%). Выявленные виды мы отнесли к 13 экологическим группам, объединённым в 4 комплекса по типу местообитаний. Отмечено преобладание политопных мезофилов с широкой экологической пластичностью (62 вида, 34% всей карабидофауны). В связи с этим, наиболее богато в видовом отношении представлен мезофильный комплекс (109 видов). Несколько меньше доля гигрофильного комплекса (46 видов, 26%). Галофильный и фитофильный комплексы не столь многочисленны и составляют 11% (19 видов) и 3% (5 видов) соответственно.

Таким образом, несмотря на высокий уровень антропогенной нагрузки, карабидофауна окрестностей города отличается высоким видовым, а, следовательно, экологическим разнообразием. Это связано с многообразием прибрежных местообитаний, почвенных условий, растительности, разной степенью нарушенности экосистем в прошлом.

Литература 1. Шарова И.Х. Жизненные формы жужелиц. М.: Наука, 1981. 283 с.

2. Neculiseanu Z.Z., Matalin A.V. A Catalogue of the Ground-beetles of the Republic of Moldova (Insecta, Coleoptera: Carabidae) // Pensoft Ser. Faunist. 2000. №17. 164 p.

3. Pearsall I.A. Carabid Beetles as Ecological Indicators // Proceedings of the Conference «Monitoring the Effectiveness of Biological Conservation». Richmond, BC: University of British Columbia, 2007. P. 389–399.

УДК 574. МИЗИДЫ (CRUSTACEA: MYSIDACEA) В ВЕРХНИХ ПЛЕСАХ КУЙБЫШЕВСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА А.В. Яковлева, В.А. Яковлев Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, E-mail:

d.bugensis@mail.ru В результате преднамеренной интродукции в 1950–1960 гг. в водохранилища Волги четырех видов мизид в Куйбышевском водохранилище обнаружены три вида: Paramysis ullskyi, P. intermedia и P. lacustris [5]. Полагают [4], что P. ullskyi и P. intermedia — вторичные интродуценты. А.Н. Державин [2] отмечал их обнаружение еще в 1901 г. под Саратовом. Они могли исчезнуть до сооружения водохранилищ под влиянием бытового и промышленного загрязнения. Мизиды являются ценными кормовыми объектами для рыб [3]. Однако современные данные по их численности и распространению в Куйбышевском водохранилище фактически отсутствуют [1, 6]. Материалом для настоящего сообщения послужили пробы, отобранные в 1998–2008 гг. в Волжском, Камском, Волжско–Камском, и Тетюшенским плесах Куйбышевского водохранилища [5].

В качественных пробах, собранных на прибрежных мелководьях с помощью ручного сачка, обнаружены все три вида мизид, численность и биомасса которых составляла в среднем 1,9±0,8% и 2,2±1,0% суммарных показателей зообентоса соответственно. Мизиды чаще встречались на подверженных воздействию прибрежных участках, сложенных песком и слабо заиленным песком. Максимальная частота встречаемости отмечена для P.

lacustris (8,1% проб), минимальная — для P. intermedia (0,8%). Анализ многолетней динамики показал, что частота встречаемости, относительная численность и биомасса мизид на мелководьях за период исследования уменьшились примерно в два раза. В количественных пробах, отобранных на глубоководных участках с помощью дночерпателей, была обнаружена лишь P. ullskyi (в русловой части, на песчаных типах грунта). Ее средняя численность и биомасса составили 2,1±1,3 экз./м2 и 0,03±0,02 г/м2.

Все три вида мизид, обнаруженные в Куйбышевском водохранилище, не отличались массовостью. Возможно, причин такой тенденции было несколько. Это высокая нагрузка со стороны потребляющих их бентосоядных рыб. Обитая на открытых биотопах, они больше доступны для рыб. Аномальная жара и чрезвычайно низкий уровень воды летом и осенью 2010 г. также могли оказывать негативное действие на мизид, обитающих преимущественно на мелководьях, оказавшихся в этот период вне воды. В 2011 г. они в верхней части водохранилища не были обнаружены.

Литература 1. Бородич Н.Д. Распространение и некоторые черты биологии мизид в водохранилищах Средней и Нижней Волги // Биология внутренних вод: Информационный бюллютень. 1979. №44. С. 42–46.

2. Державин А.Н. Каспийские элементы в фауне бассейна Волги. 1910. 26 с.

3. Миловидов В.П. Зообентос заливов Куйбышевского водохранилища. Автореф.

дис. … канд. биол. наук. Казань: ГосНИОРХ, 1975. 22 с.

4. Мордухай-Болтовской Ф.Д. Состав и распространение каспийской фауны по современным данным // Элементы водных экосистем. М.: Наука, 1978. С. 100–139.

5. Яковлева А.В., Яковлев В.А. Современная фауна и количественные показатели инвазионных беспозвоночных в зообентосе верхних плесов Куйбышевского водохранилища // Российский журнал биологических инвазий. 2010. №2. С. 97–111.

6. Borodich N.D., Havlena F.K. The biology of mysids acclimatized in the reservoirs of the Volga River // Hydrobiologia. 1973. Vol. 42. №4. P. 527–539.

Секции 2 и ВЕЩЕСТВА В ЭКОСИСТЕМАХ И БИОСФЕРЕ, МЕТОДЫ АНАЛИЗА ЗАГРЯЗНЕНИЙ.

ХИМИЧЕСКИЕ И ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕХНИКИ И ТЕХНОЛОГИИ ЗАЩИТЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ УДК 628. ОСОБЕННОСТИ АДСОРБЦИИ ПАРОВ, ГАЗОВ И РАСТВОРЁННЫХ ВЕЩЕСТВ В ОБЛАСТИ НИЗКИХ КОНЦЕНТРАЦИЙ Т.А. Александрова1, Л.Н. Григорьев Санкт-Петербургский государственный технологический университет растительных полимеров, г. Санкт-Петербург, Е-mail: ata@rbcmail.ru Санкт-Петербургская государственная химико-фармацевтическая академия, г.

Санкт-Петербург, Е-mail: grig.lev@mail.ru В целом ряде современных производств предъявляются высокие требования к качеству атмосферного воздуха: содержанию в нем паро-газообразных веществ, способных адсорбироваться на поверхности сырья, лекарственных веществ, готовых продуктов. Также это касается систем водоподготовки и очистки сточных вод. Особенно существенно проблема накопления и отрицательного воздействия на материалы паров и газов проявляется в связи с широким внедрением электронных технологий.

Для очистки воздушных и водных сред от загрязняющих веществ (ЗВ) с низкими концентрациями (степень заполнения адсорбционного объёма 0,1–0,2) целесообразным является применение адсорбционного метода и активных углей (АУ) в качестве адсорбентов. В связи с этим проведена работа по изучению адсорбции различных низко концентрированных паров, газов, а также растворённых веществ, с целью выявления особенностей процесса их адсорбции на АУ различных марок [1, 2]. При анализе использовались результаты статических опытов, полученные как экспериментально, так и из литературных источников. Полученные изотермы адсорбции обрабатывались в координатах уравнения Дубинина — Астахова: lga = [lg (Рн/Р)]n (1) для паров и газов, lga = [lg (Cs/C)]n (2) для растворённых ЗВ, где а — величина адсорбции;

Сs — растворимость адсорбтива (для газов и паров — давление насыщенного пара адсорбтива, Рн);

C — концентрация адсорбтива (для газов и паров — парциальное давление адсорбтива, Р), n — небольшое число, характеризующее косвенно однородность распределения микропор по размерам (в уравнении Дубинина — Радушкевича, например, n=2).

Показано, что для изотерм адсорбции в координатах уравнений (1), (2) наблюдается отклонение от линейности в области низких концентраций для бензола, изобутилового спирта, диоксида серы, монооксида азота [1], растворов фенола, формальдегида [2], ацетона. Во всех случаях наблюдалось преломление прямой под различными углами, причём, чем меньше концентрация ЗВ, тем больше отклонение. Отклонения от линейной формы уравнений (1), (2) могут быть обусловлены наличием различных функциональных групп на поверхности адсорбента (обусловливающих, возможно, протекание хемосорбции), протеканием адсорбции в очень узких микропорах, присутствием сопутствующих веществ. Следует отметить, что при изменении величины параметра n (от 0,5 до 3) происходит «выравнивание» ломаных линий, что свидетельствует об адсорбции в супермикропорах (например, для бензола, изобутанола n2) или в мезопорах и крупных микропорах (например, для диоксида серы n2).


В результате проделанной работы можно сделать следующий вывод: при низкой концентрации адсорбтива происходит отклонение от уравнения Дубинина — Радушкевича, обычно применяемого при расчете адсорбционной очистки газов и сточных вод;

причём это справедливо, как для паров и газов, так и для растворённых веществ;

отклонение тем больше, чем меньше концентрация ЗВ.

Литература 1. Григорьев Л.Н., Александрова Т.А. Особенности адсорбции паров и газов в области низких концентраций// ЖПХ. 2010. Т. 83. №2. С. 239–243.

2. Григорьев Л.Н., Александрова Т.А., Шанова О.А. Особенности адсорбции растворённых веществ в области низких концентраций// ЖПХ. 2011. Т. 84. №6. С. 922– 926.

УДК 581. ПРИРОДА ПИТАТЕЛЬНОГО СУБСТРАТА ДЛЯ ГРИБОВ– БИОДЕСТРУКТОРОВ НА ПАМЯТНИКАХ ИЗ МРАМОРА И ГРАНИТА К.В. Баринова, С.М. Щипарёв Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург, E mail: barinova-kv@mail.ru Микроскопические грибы способны поселяться на труднодоступных каменистых субстратах, в том числе, на памятниках, имеющих культурную и историческую ценность.

В процессе колонизации камня микромицеты изменяют его физико-химические свойства и могут вызывать значительное повреждение. Известно, что грибы могут расти на бедном органикой олиготрофном субстрате, однако их биодеструктивные свойства значительно усиливаются в условиях избытка питательных веществ [1].

Цель настоящей работы состояла в исследовании состава низкомолекулярных органических веществ, присутствующих на поверхности памятников из камня и являющихся возможным питательным субстратом для развития грибов.

Сбор проб проводили в октябре 2011 года с поверхности мраморных и гранитных памятников Александро-Невской Лавры и Новодевичьего кладбища. Пробы представляли собой жидкость из щелей камня и твёрдые отложения на поверхности памятников. Анализ проводили методом хромато-масс-спектрометрии на приборе Agilent с масс-селективным детектором MSD5975. Колонка HP-5MS, 30 м х 0,25 мм.

В результате проведённого анализа в пробах были обнаружены аминокислоты (валин, серин, треонин, фенилаланин, пролин), сахароспирты (глицерол, эритритол, рибитол, арабитол, маннитол, сорбитол, мио-инозитол), сахара (арабиноза, глюкоза, фруктоза, галактоза, ликоза, тураноза). В следовых количествах были обнаружены уридин и фосфат. Сахара и сахароспирты при этом преобладали в спектре обнаруженных соединений. Их количество и соотношение сильно варьировало в различных пробах.

Суммарное количество соединений, являющихся потенциальными источниками углерода для грибов, в среднем составляло 30 мг/г сухой массы твёрдого субстрата и 5 мг/мл жидкости из щелей камня. Суммарное количество аминокислот было достаточно низким и не превышало 1 мг/г субстрата.

Полученные данные показывают, что поверхность мраморных и гранитных памятников представляет собой достаточно богатый питательный субстрат для роста и развития микромицетов. Согласно результатам наших предыдущих исследований, высокая концентрация в среде источников углерода, при относительно малом количестве содержащих азот соединений, способствует активному продуцированию грибами во внешнюю среду органических кислот (щавелевой, глюконовой, янтарной, фумаровой, яблочной) являющихся важным фактором в биодеструкции камня [2, 3].

Таким образом, в период листопада и умеренных положительных температур условия, создающиеся на поверхности памятников из камня, являются не только благоприятными для роста микромицетов, но также способствуют проявлению ими биодеструктивных свойств.

Литература 1. Баринова К.В., Власов Д.Ю., Щипарёв С.М. Органические кислоты микромицетов–биодеструкторов. Saarbucken: Lambert Academic Publishing, 2010. 72 c.

2. Баринова К.В., Щипарёв С.М., Власов Д.Ю. Органические кислоты Penicillium citrinum на средах различного состава // Проблемы медицинской микологии. 2011. Т. 13, №2. С. 64.

3. Баринова К.В., Щипарев С.М., Власов Д.Ю. Органические кислоты Penicillium citrinum в условиях адаптации к действию цинка и меди // Вестник СПбГУ. 2011. Сер. 3, вып. 4. С. 32–45.

УДК 628. ПОЛИГОНЫ СКЛАДИРОВАНИЯ ОСАДКОВ СТОЧНЫХ ВОД КАК ИСТОЧНИК НЕГАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ А.М. Дрегуло Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна, г. Санкт Петербург, E-mail: Adregulo@bk.ru Одной из многочисленных актуальных экологических проблем современной цивилизации является утилизация отходов производства и потребления, в том числе, избыточных илов и осадков сточных вод городских очистных сооружений. Действующее законодательство Европейского Союза в области утилизации осадков сточных вод ужесточено, особенно в отношении содержания в них тяжелых металлов [1].

Избыточные илы и осадки сточных вод являются многокомпонентными, токсичными, биологически опасными (т.к. содержат тяжелые металлы) отходами биологических очистных сооружений, требующими огромных территорий для их захоронения [2], в том числе, в России. Захоронение на санитарных полигонах считается сегодня оптимальным решением проблемы обезвреживания осадков сточных вод с точки зрения экономических затрат. Санитарный полигон является сложной антропогенно— геологической системой, его жизненный цикл измеряется в геологическом времени. По данным исследований [3] для полной стабилизации массива отходов очистных сооружений в условиях санитарного полигона и полной ассимиляции его окружающей средой необходимы временные интервалы, измеряемые несколькими сотнями лет.

Таблица. Содержание тяжелых металлов в почве полигонов складирования осадков сточных вод (* подвижная форма).

ПДК тяжелых Высокое содержание тяжелых Наименование Концентрация металлов для металлов в осадках сточных вод и тяжелых золе, размещаемых на полигонах, металлов в почв свидетельствует о наличии почве полигонов проблемы обезвреживания илов и мг/кг осадков сточных вод, Медь 7,0–420,0 3,0* необходимость решения которой Кадмий 0,05–5,6 4,0* крайне актуальна.

Никель 2,6–110,0 4,0* Выщелачивание тяжелых Свинец 4,4–17 000 32, металлов в почву (таблица) и Цинк 14,0–490,0 23,0* грунтовые воды может наносить ущерб гидрогеологической обстановке в области складирования осадков и ряда других территорий, связанных между собой гидрогеологическими параметрами.

Литература 1. Директива ЕС 2000/76/EC.

2. Жмур Н.С. Технологические и биохимические процессы очистки сточных вод на сооружениях с аэротенками. М.: Акварос, 2003. 205 с.

3. Belevi H., Stampli D.M., and Baccini P. Chemical behavior of municipal solid waste incinerator bottom ash monofills // Waste Management & Research. 1992. Vol. 10. Р. 153–167.

УДК 550. ПРОСТРАНСТВЕННО–ВРЕМЕННАЯ ДИНАМИКА РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ АЗОТА В СТРАТИФИЦИРОВАННЫХ И НЕСТРАТИФИЦИРОВАННЫХ ОЗЕРАХ МАСЕЛЬГСКОЕ И ВИЛЬНО КЕНОЗЕРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА А.А. Ершова, О.Ю. Морева Институт экологических проблем Севера УрО РАН, г. Архангельск, E-mail:

nurka90@bk.ru Азот является одним из важнейших биогенных элементов, от содержания которого зависит общая продуктивность водоема и качество воды. Вследствие этого изучение его пространственно–временной динамики является актуальным, особенно для национальных парков, что и являлось целью данной работы.

Отбор проб на озере Масельгском осуществлялся на глубоководной станции, на мелководной станции, и на глубоководной относительно изолированной северной части озера, так называемом озере Пежихерье;

на мелководном озере Вильно — на одной станции. Пробы отбирались в марте и июле 2010 г. в период зимней и летней стагнации.

Определение содержания общего азота (Nобщ), нитритного (NО2–), нитратного (NО3–), и аммонийного (NН4+) азота, проводилось фотометрическими методами [1, 2].

Результаты исследования показали, что во всех исследуемых озерах из минеральных форм азота преобладает NO3–. Только в период зимней стагнации на глубоководных станциях оз. Масельгского и оз. Пежихерье увеличивается концентрация NH4+ в придонных горизонтах, достигая значений 837,4 и 428,4 мкгN/л соответственно. В период летней стагнации на глубоководных станциях также наблюдается увеличение содержания NH4+ в придонных горизонтах (239,5 мкгN/л — оз. Масельгское, 49,8 мкгN/л — оз.

Пежихерье), однако преобладающей формой остается NO3–. Независимо от сезона содержание NO2– на глубоководных станциях имеет низкие значения, наблюдается возрастание концентрации NO2– с увеличением глубины, однако и в этом случае содержание NO2– не превышает 10 мкгN/л.

В мелководном оз. Вильно содержание NН4+ вне зависимости от сезона составляет 15,4–53,7 мкгN/л, а на мелководной станции озера Масельгского отмечено минимальное содержание NН4+ по всей толще воды в зимний период (2,0–3,6 мкгN/л). Содержание NO2– на мелководных станциях имеет низкие значения независимо от сезона. Содержание NО3– на мелководной части озера Масельгского и в озере Вильно летом в 2–3 раза ниже, чем зимой, и варьирует в пределах: летом — 69,5–125,8 и 79,0–93,9 мкгN/л, зимой — 180,3– 210,1 и 146,3–206,1 мкгN/л соответственно.

Отмечено, что во всех исследованных озерах в период зимней стагнации содержание общего азота выше, чем в летний период.

Поскольку уровень концентрации различных форм азота в исследуемых озерах не превышает значений для незагрязненных поверхностных вод, можно сделать вывод, что количество различных форм азота, содержащееся в воде, не оказывает токсического действия на здоровье человека и обитающих в озерах гидробионтов. Трофический статус исследуемых озер (по содержанию соединений азота) оценивается как мезотрофный.

Литература 1. ПНДФ 14.1:2.4–95. Количественный химический анализ вод. Методика выполнения измерений массовой концентрации нитрат-ионов в природных и сточных водах фотометрическим методом с салициловой кислотой. Введен впервые 1995–03–20.

М.: Изд-во стандартов, 1995. 20 с.

2. Руководство по химическому анализу морских и пресных вод при экологическом мониторинге рыбохозяйственных водоемов и перспективных для промысла районов Мирового океана. Под ред. В.В. Сапожникова. М.: Изд-во ВНИРО, 2003. 202 с.

УДК 543. НОВАЯ ЭКОКРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ И ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНАЯ МЕТОДИКА ИДЕНТИФИКАЦИИ НЕФТИ И НЕФТЕПРОДУКТОВ В ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ С.Г. Ивахнюк Экспертно-криминалистический центр ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, г. Санкт-Петербург, Е-mail: sgi78@mail.ru Нефтяные загрязнения наносят окружающей среде и человеку значительный ущерб [1]. Установить конкретных виновников нефтяных загрязнений не всегда возможно, даже тогда, когда имеется всего два потенциальных источника загрязнения (например, два нефтяных танкера в порту). Более того, иногда в случае очевидного источника нефтяного загрязнения трудно доказать его причастность, особенно если пробы отобраны с большим запозданием, и уже успели пройти процессы трансформации некоторых классов нефтяных углеводородов [2].

Экспериментально апробирована, аттестована и предложена для практического использования природоохранными органами методика выполнения измерений (МВИ) для контроля тяжелых металлов в акваториях морского шельфа, основанная на модернизированном аналитическом методе индуктивно связанной плазмы с оптической электронной регистрацией.

Предложено использовать разработанную МВИ как экокриминалистическую для идентификации морских нефтяных скважин–загрязнителей и геологоразведочную для поиска нефтяных месторождений на основе выявления синхронного во времени и параллельного превышения в придонной воде в 3–10 и более раз соотношений концентраций V и Ni над фоновыми.

Разработанная МВИ позволяет идентифицировать виновника загрязнения с точностью до скважины соответствующего нефтяного месторождения или конкретного нефтеперерабатывающего завода, а также открывает новые возможности для поиска местонахождений нефтеносных залежей на морском шельфе.

Литература 1. Гумеров Р.С., Абзалов Р.З., Мамлеев Р.А. Борьба с нефтяными загрязнениями окружающей среды. Обзорная информация // Нефтяная промышленность. Борьба с коррозией и защита окружающей среды. Вып.6. М.: ВНИИОЭНГ, 1987. 55 с.

2. Дмитриев М.Т., Казнина Н.И., Пинигина И.А. Санитарно–химический анализ загрязняющих веществ в окружающей среде. М.: Химия, 1989. 368 с.

УДК 502.55 (478.9) ИЗУЧЕНИЕ УСЛОВИЙ ХРАНЕНИЯ УСТАРЕВШИХ ПЕСТИЦИДОВ В ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ А.Л. Канушина, В.В. Люленова Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко, г. Тирасполь, Молдова, E-mail: inkognito_ps@mail.ru Актуальность темы. В Приднестровье есть устаревшие пестициды, количество которых не учтено, не контролируется их хранение и использование. Не проведена инвентаризация, и население не информируется о химической опасности и вреде пестицидов.

Цель работы. Изучить условия хранения устаревших пестицидов в Приднестровской Молдавской республике (ПМР), их качественный и количественный учёт, и возможные экологические последствия их присутствия.

Результаты и обсуждение. Проанализированы данные Республиканского Центра гигиены и эпидемиологии по санитарно–технической характеристике складов хранения непригодных пестицидов в Рыбницком, Григориопольском, Слободзейском, Дубоссарском, Каменском районах. Всего на территории ПМР 38 складов с пестицидами, 27 из них не соответствуют санитарным нормам, а 22 из всех имеющихся находятся в аварийном состоянии. Наибольшее количество складов, не отвечающих санитарно– гигиеническим требованиям, отмечается в Григориопольском (12 (100%)), Слободзейском (11 (91,6%)) и Рыбницком районах (20 (62,5%)).

Количество складов для хранения агрохимикатов с истекшим сроком годности, находящихся в аварийном состоянии, имеет тенденцию к росту: в 2009 г. — 50%, в 2010 г.

— 58%. Практически во всех районах утилизация пестицидов не проводится, соответствующая тара отсутствует. Склады полуразрушены, территория не охраняется.

На 2010 год в разных районах хранится более 31 т опознанных порошкообразных пестицидов и более 74 т неопознанных, более 18 т неопознанных жидких. В целом по республике около 123 т непригодных пестицидов. Период хранения составляет от 5 до лет и более того, нередко совершенно невозможно выяснить, что именно и где на складе хранится — этикетки потеряны, надписи стёрты.

Пестицидная нагрузка на 1 человека по товарному количеству выросла в 2010 г. в 2,3 раза по сравнению с 2009 г., по действующему веществу — в 1,5 раза и составила соответственно 0,95 кг и 0,46 кг (2009 г. — 0,42 кг и 0,39 кг). Наиболее высокие цифры пестицидной нагрузки на 1 человека и выше республиканских показателей отмечалось в г.

Бендеры (ООО «Халоген») и Каменском районе.

Пестицидная нагрузка на почву за 2007–2010 года по действующему веществу по республике имеет тенденцию к росту и составляет в 2010 г. 2,51 кг/га, что в 2,6 раза выше по отношению к 2009 г. (0,96 кг/га), за счет г. Бендеры (ООО «Халоген»), Каменского, Рыбницкого и Слободзейского районов.

При переходе пестицидов из воды в другие звенья биологической цепи их концентрация увеличивается в сотни и тысячи раз. Будучи поглощенными организмом– фильтратором (например, одним из видов планктонных организмов), стойкие препараты могут откладываться в тканях и затем попадать в организм рыбы. Рыба, купленная на рынке Слободзейского района, пахнет дустом (ДДТ). В последующих звеньях пищевой цепи действие веществ, обладающих кумулятивным свойством, усиливается в несколько раз.

Таким образом, изучив условия хранения устаревших пестицидов, можно сделать вывод, что не исключено их неконтролируемое попадание в воду и продукты питания.

Значительное количество пестицидов обнаруживается в атмосферной пыли, откуда их метаболиты попадают в воду, почву, продолжая циркулировать в окружающей среде.

УДК 519.6:539. МОДЕЛИРОВАНИЕ ВОДОРОДОПРОНИЦАЕМОСТИ СКВОЗЬ ДЕФЕКТ ЗАЩИТНОГО ПОКРЫТИЯ Е.К. Костикова Институт прикладных математических исследований Карельского научного центра РАН, г. Петрозаводск, E-mail: fedorova@krc.karelia.ru Снижение проникновения водорода и его изотопов сквозь стенки из конструкционных материалов является важнейшей задачей при решении комплексных проблем хранения и транспортировки водорода, защиты от водородного охрупчивания, контроля содержания трития в защитных системах будущих термоядерных реакторов (проект ITER). Конструкция из металла или сплава обеспечивает необходимую механическую прочность перегородки, а нанесенное защитное покрытие должно препятствовать миграции изотопов водорода. Дефекты защитной пленки могут подвергать соответствующую область конструкционного материала прямому воздействию водорода [1]. В статье [4] поставлена задача математического моделирования водородопроницаемости цилиндрического образца радиуса L и высоты H в случае, когда диффузия является единственным лимитирующим процессом. На входной поверхности, покрытой тонкой защитной пленкой, присутствует дефект малого радиуса (булавочное отверстие), через который проникает водород. Остальная часть входной поверхности водородонепроницаема, как и боковая поверхность. На выходной стороне поддерживается вакуум. В начальный момент времени образец обезводорожен. Затем на входной стороне скачкообразно повышается давление молекулярного водорода до уровня p. Если пренебречь относительно быстрым (это зависит от p и материала) переходным процессом, то можно считать, что концентрация растворенного водорода под дефектом поддерживается на постоянном уровне (находится в равновесии с газообразной фазой по закону Сивертса). Растворенный (атомарный) водород диффундирует к выходной поверхности. С помощью масс-спектрометра регистрируется проникающий поток.

Аналитический анализ соответствующей краевой задачи без учета поверхностных процессов проведен лишь для случая полупространства (L+) [2, 3]. Основным недостатком такой постановки задачи является то, что поверхностные процессы, которым в последнее время уделяется повышенное внимание, в модели не учитываются.

Цель работы — построить разностную схему для численного решения краевых задач, моделирующих водородопроницаемость цилиндрического образца при наличии дефекта защитного покрытия, как без учета, так и с учетом влияния поверхности (процессов адсорбции—десорбции, растворения). Доклад посвящен анализу серии вычислительных экспериментов для широкого диапазона параметров моделей. В результате работы выявлены лимитирующие факторы для различных условий эксперимента.

Литература 1. Писарев А.А., Цветков И.В., Маренков Е.Д., Ярко С.С. Проницаемость водорода через металлы. М.: МИФИ, 2008. 144 с.

2. Rajendran L., Sangaranarayanan M.V. A two-point Pade approximation for the non steady-state chronoamperometric current at ultramicrodisc electrodes // Journal of Electroanalytical Chemistry. 1995. Vol. 392. P. 75–78.

3. Warrick A.W., Broadbridge P., Lomen D.O. Approximations for diffusion from a disc source // Applied Mathematical Modelling. 1992. Vol. 16. P. 155–161.

4. Zajec B. Hydrogen permeation barrier-recognition of defective barrier film from transient permeation rate // International Journal of Hydrogen Energy. 2011. Vol. 36. P. 7353– 7361.

УДК ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ПЕСТИЦИДОВ В ВОДЕ С 2008–2011 ГОДА В РАЗЛИЧНЫХ РАЙОНАХ ПРИДНЕСТРОВЬЯ Е.А. Мащук, В.В. Люленова Приднестровский государственный университет имени Т.Г. Шевченко, г.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.