авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 39 |

«Федеральное агентство по рыболовству Мурманский государственный технический университет (МГТУ) Мурманский морской биологический институт (ММБИ) ...»

-- [ Страница 22 ] --

Аливердиева Д.А., Мамаев Д.В. Особенности окисления экзогенных субстратов клетками дрожжей Saccharomyces cerevisiae............................................................ Абрамов Ш.А., Котенко С.Ц., Халилова Э.А., Исламмагомедова Э.А., Магадова С.А. Морфофизиологические особенности дрожжей в процессе биосинтеза этанола.......................................................................................................................... Анциферова А.В., Перетрухина А.Т. Исследования микроорганизмов морской воды и голотурии Cucumaria frondosa юго-восточной части Баренцева моря.................. Анциферова А.В. Оценка плодовитости промысловой голотурии Cucumaria frondosa Баренцева моря............................................................................................................ Белякова А.С. Изменение микробиологических характеристик мяса краба при его хранении....................................................................................................................... Богданова О.Ю. Распространённость острых кишечных инфекций у детей Мурманской области................................................................................................... Богданова О.Ю., Анциферова А.В. Сезонная периодичность в распространении микроорганизмов-возбудителей острых кишечных инфекций среди детей Мурманской области................................................................................................... Богданова О.Ю., Анциферова А.В., Коршунова Е.Н. Различные морфологические группы гетеротрофных микроорганизмов в воде литорали Кольского залива. Сравнительный анализ результатов исследований прошлых лет с современными........................................................................................................... Венгер М.П., Перетрухина А.Т. Санитарно-микробиологическая оценка степени загрязнения поверхностных вод бассейна Кольского залива................................ Лабинцева Е.В., Калабина Е.В. Российская законодательная база по биобезопасности ГМО и её реализация в Мурманской области......................................................... Леонова Ю.С. Структурные изменения хромосом: перицентрическая инверсия 9-ой хромосомы.............................................................................................



....................... Литвинова М.Ю., Перетрухина И.В. Гетеротрофный бактериопланктон среднего и северного колен Кольского залива и его углеводородокисляющая активность... Луценко Е.С. Сравнительная характеристика распределения бактериопланктона и бактериофагов в поверхностном и придонном слоях станции 1 южного колена Кольского залива......................................................................................................... Макаревич Е.В. Исследования общей численности микроорганизмов и количества гетеротрофных бактерий в грунте различного гранулометрического состава..... Макаревич Е.В., Новикова А.Н. Оценка влияния температуры воды на количественное распределение эвтрофных и олиготрофных микроорганизмов в прибрежных и открытых водах Кольского залива................................................... Мишинева З.Р. Иммуноферментный анализ в диагностике ларвальных гельминтозов............................................................................................................... Мишенева Т.К., Перетрухина А.Т. Микроорганизмы биоиндикаторы нефтяных загрязнений Кольского залива.................................................................................. Молчановская Т.И., Журавлева О.С. Гигиеническая оценка минеральных вод, реализуемых в торговых предприятиях Мурманской области.............................. Молчановская Т.И., Швейкина К.С. Сравнительная характеристика эффективности биологических препаратов, применяемых для очистки почв от нефтяных загрязнений в условиях Заполярья............................................................................ Новикова А.Н. Зависимость количества евтрофных и олиготрофных микроорганизмов от солености воды........................................................................................................ Перетрухина И.В., Ильинский В.В., Литвинова М.Ю., Берестенникова И.В. Оценка численности гетеротрофных эпифитных бактерий литорали Кольского залива.. Пойдунов Д.Н. Репродуктивная структура популяций F. vesiculosus L. И F. distichus L.

из различных биотопов Восточного Мурмана.......................................................... Семенова Е.Ю. Определение колиформных бактерий и Escherihia Coli в питьевой воде по европейской методике............................................................................................ Секция "Микробиология" ОСОБЕННОСТИ ОКИСЛЕНИЯ ЭКЗОГЕННЫХ СУБСТРАТОВ КЛЕТКАМИ ДРОЖЖЕЙ SACCHAROMYCES CEREVISIAE Аливердиева1 Д. А., Мамаев2 Д. В. (1 Прикаспийский институт биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН;

Институт биохимии им. А.Н. Баха РАН. dinara_inbi@mail.ru) Abstract. Cell respiration of yeast Saccharomyces cerevisiae grown aerobically on glucose has been studied. The respiration with glucose, pyruvate, and acetate (resulting in acetyl CoA) slowed down in 6 h. However, the respiration with succinate or L-malate (resulting in oxaloacetate) was invariable within a few hours, although endogenous respiration was reduced. These peculiarities of yeast respiration can be explained by a change in the mitochondrial level of oxaloacetate, the natural inhibitor of succinate dehydrogenase. The respiration with succinate was limited by its transport via plasma membrane. The apparent KM for succinate influx is 7.4 mM.





Аннотация. Изучались особенности дыхания клеток дрожжей Saccharomyces cerevisiae, выращенных аэробно на глюкозе. Дыхания с субстратами, приводящими к ацетил-КоА - ацетатом, пируватом или глюкозой – замедляется с полупериодом около 6 ч. Однако, дыхание с L-малатом или сукцинатом (приводящих к оксалоацетату) остается неизменным в течение нескольких часов, несмотря на постоянное снижение эндогенного дыхания. Эти особенности дыхания дрожжей объясняются изменениями митохондриального уровня оксалоацетата, природного ингибитора сукцинатдегидрогеназы. Дыхание с сукцинатом лимитируется его транспортом через плазматическую мембрану. Наблюдаемая KM для входа сукцината равна 7,4 мМ.

Дрожжи Saccharomyces cerevisiae не растут на среде, содержащей сукцинат или малат в качестве единственного источника углерода. В то же время эти дрожжи способны ассимилировать дикарбоксилаты (1 – 4). Нами была поставлена задача изучить особенности окисления экзогенных субстратов клетками дрожжей S. cerevisiae.

При этом транспортная активность измеряли с помощью эндогенных сопряженных ферментных систем.

В данном исследовании использовали штамм Y-503 (коллекция Государственного унитарного предприятия "ГНИИ Генетика", Москва, 113545 Россия), полученный в Прикаспийском институте биологических ресурсов РАН (5). Этот штамм принадлежит к таксону S. cerevisiae, что было показано техникой UP-PCR в группе С.

Булата (Лаборатория генетики эукариотов, Отделение молекулярной и радиационной биофизики Петербургского института ядерной физики РАН, Ленинградская область, Гатчина, 188350 Россия).

Клетки выращивали в аэробных условиях при 28° на качалке в 1-литровых колбах со 100 мл среды, содержащей дрожжевой экстракт (1%), глюкозу (1%), MgSO4·7H2O (0,075%), (NH4)2SO4 (0,03%), NaCl (0,01%), CaCl2 (0,005%), KH2PO4 (0,2%, pH 4,5), микроэлементы (в мг/л): KI (0,10), CuSO4·5H2O (0,04), MnSO4 (0,40), FeCl3·6H2O (0,20), Na2MoO4·2H2O (0,20), ZnSO4·7H2O (0,40), H3BO3 (0,50);

витамины (в мг/л): пантотенат кальция (0,40), инозит (2,00), никотиновую кислоту (0,40), п аминобензойную кислоту (0,20), пиридоксин (0,40), рибофлавин (0,20), тиамин (0,10), биотин (0,002), фолиевую кислоту (0,002) и приготовленной на дистиллированной воде.

Дыхание клеток измеряли в среде, содержащей 10 мМ фосфат калия (pH 5,5).

Кислород измеряли в амперометрической ячейке с термостатирующей рубашкой с закрытыми электродами (6) при 30°. Перед каждым измерением ячейку промывали Секция "Микробиология" метанолом. Скорости дыхания с внешними субстратами рассчитывали, вводя поправку на скорость эндогенного дыхания. Альтернативная поправка на эндогенную концентрацию соответствующего субстрата давала близкие величины кинетических параметров. Дыхание в присутствии антимицина А составляло 0,2 - 0,4 нмоль/мин на мг сухих дрожжей.

Глюкозу определяли с глюкозооксидазой при амперометрической регистрации кислорода (7) в 10 мМ фосфате калия (pH 5,5). Перед определением из образца удаляли клетки путем фильтрования через фильтр с порами диаметром 0,3 мкм (Synpor №7, Чехословакия).

В стандартных опытах клетки после микроанаэробиоза выдерживали в фосфатном буфере при 0° при постоянной аэрации. Дыхание этих клеток на эндогенных субстратах при 30° имеет две фазы - первую быструю с начальной скоростью и вторую медленную со скоростью. Быстрая составляющая первой фазы, отвечающая кинетике первого порядка имеет полупериод около 2 ч. Эта фаза, по видимому, связана с окислением этанола, образовавшегося из гликогена, или продукта анаэробного окисления этанола (8). Характер изменения скорости дыхания в медленной фазе зависит от обработки клеток после их отмывания. Так, для клеток, прошедших микроанаэробиоз, характерно медленное экспоненциальное падение скорости дыхания в этой фазе с полупериодом 7-20 ч. Это падение скорости связано с истощением запасов гликогена (8) и, как следствие, со снижением скорости образования в митохондриях ацетил-КоА, одного из двух субстратов цитратсинтазы.

Альтернативное объяснение, связанное со снижением анаплеротической поддержки уровня оксалоацетата, в данном случае не применимо, поскольку ацетат вызывает полную активацию дыхания.

Дыхание клеток, не прошедших через микроанаэробиоз, имеет более сложный характер: сразу после отмывания клеток их дыхание в течение нескольких часов ускоряется и только затем начинает снижаться. В этом случае ускорение дыхания во второй фазе продолжается и после исчерпания быстро окисляемого субстрата. В этих условиях ускоряется также дыхание с экзогенным сукцинатом. Наиболее вероятно, что активация эндогенного дыхания связана со снятием торможения сукцинатоксидазы оксалоацетатом по мере снижения его концентрации в митохондриях. Такое объяснение согласуется с некоторым замедление дыхания с L-малатом и сукцинатом, наступающим через 2-3 мин после добавления субстрата на этой стадии.

Дыхания с субстратами, приводящими к ацетил-КоА, - ацетатом, пируватом или глюкозой – замедляется (при насыщающих концентрациях) с полупериодом около 6 ч.

Особенностью этого процесса является снижение скорости дыхания с этими субстратами по общей кривой, "кривой истощения", которая может отражать кинетику истощения эндогенного оксалоацетата.

Для большинства изученных субстратов зависимость скорости дыхания от их концентрации удовлетворяет уравнению Михаэлиса-Ментен. По сравнению с исследованными нами другими субстратами пируват обладает двухфазной кинетикой дыхания в координатах Лайнуивера-Берка. В отличие от ацетат-подобных субстратов скорость дыхания при низкой концентрации пирувата в течение примерно 10 ч остается стабильной.

Исходная скорость дыхания с высокой концентрацией пирувата примерно в раза выше скорости дыхания в стабильном состоянии с низкой концентрацией этого субстрата. Это приращение скорости может быть связано с подключением цитозольного пути ассимиляции пирувата с участием внешнего пути окисления НАДН в дыхательной цепи митохондрий (9, 10). После двукратного снижения скорости дыхания с высокой концентраций пирувата зависимость скорости дыхания от Секция "Микробиология" концентрации субстрата становится однофазной с KM близкой к KM для низких концентраций пирувата.

Дыхание с глюкозой может также включать цитозольный путь ассимиляции пирувата как и в случае дыхания с высокими концентрациями пирувата, поскольку исходные скорости дыхания при насыщающих концентрациях этих субстратов близки.

В этом случае KM для глюкозы может быть KM глюкозного транспортера высокого сродства (11).

Дыхание с ацетатом, свободно проникающим через биологические мембраны (12), имеет KM 0,037 мМ. Эта константа существенно отличается от KM митохондриальной ацетил-КоА-синтазы по ацетату и близка к KM по ацетил-КоА для цитратсинтазы S. cerevisiae. Хотя очищенная цитратсинтаза имеет очень низкую KM по ацетил-КоА (13), в дышащих клетках эта KM значительно выше: Mg·АТФ, присутствующий в митохондриях, повышает KM этого фермента по ацетил-КоА (13).

Эти соображения позволяют предполагать, что дыхание с ацетатом лимитируется на уровне цитратсинтазы при участии "внутренней" НАДН-дегидрогеназы дыхательной цепи. При этом скорость процесса определяться уровнем второго субстрата цитратсинтазы оксалоцетата. Постепенное снижение уровня оксалоацетата отражает "кривая истощения".

Дыхание с этанолом, который также как и ацетат свободно проникает через мембраны S. cerevisiae, характеризуется значением KM, промежуточным между KM индуцируемой в цитозоле в аэробных условиях цитозольной алкогольдегидрогеназы и KM митохондриальной алкогольдегидрогеназы. Эти данные не позволяют выявить главный путь окисления этого субстрата.

Стабильное состояние дыхания наблюдается также с субстратами, приводящими к оксалоацетату - с L-малатом и сукцинатом. Скорости дыхания в этом состоянии для данных субстратов мало отличаются между собой. В митохондриях скорость дыхания с сукцинатом обусловлена главным образом сукцинатоксидазной системой, поскольку в данном случае источники ацетил-КоА истощены, а образующийся малат выводится дикарбоксилатным переносчиком митохондрий в обмен на сукцинат (14). Эта скорость в изолированных митохондриях S. cerevisiae существенно ниже, чем скорость дыхания с пируватом в присутствии малата (9). В интактных митохондриях система окисления сукцината включает дикарбоксилатный транспортер, сукцинатдегидрогеназу и дыхательную цепь митохондрий. По нашим данным KM этой системы по сукцинату в выделенных митохондриях составляет около 0,6 мМ, что ближе к KM митохондриального дикарбоксилатного транспортера S. cerevisiae (14, 15), чем к KM дыхания клеток с сукцинатом. Полученные данные позволяют предположить, что дыхание клеток с сукцинатом лимитирует дикарбоксилатный транспортер плазматической мембраны, который является единственным дополнительным звеном к митохондриальной сукцинатоксидазе в дрожжевой клетке.

Список литературы:

1) J.A. Barnett, H.L. Kornberg, Utilization by yeast of acids of the tricarboxylic acid cycle, J. Gen. Microbiol. 23 (1960) 65 - 82.

2) J.M. Salmon, L-Malic-acid permeation in resting cell of anaerobically grown Saccharomyces cerevisiae, Biochim. Biophys. Acta 901 (1987) 30 - 34.

3) E. Fuck, F. Radler, pfelsurestoffwechsel bei Saccharomyces. I. Der anaerobe pfelsureabbau bei Saccharomyces cerevisiae, Arch. Microbiol. 87 (1972) 149 - 164.

4) A. Vaughan-Martini, A. Martini, Saccharomyces Meyen ex Reess, in: C.P. Kurtzman, J.W. Fell (Eds.), The Yeasts, A Taxonomic Study. 4th ed. Elsevier Science B.V., Amsterdam etc, 1998, pp. 358 - 371.

Секция "Микробиология" 5) S.A. Abramov, S.T. Kotenko, D.A. Aliverdieva, Morfological and biological characterization of a new strain Saccharomyces cerevisiae Y-503, Appl.Biochem.Microbiol. 33 (1997) 290- 6) K.F. Sholtz, D.N. Ostrovsky, Cell for amperometric determination of oxygen, in: V.L.

Kretovich, K.F. Sholtz (Eds.) Methods of Modern Biochemistry, Nauka, Moscow, (1975) pp. 52 - 58. In Russian.

7) J. Okuda, I. Miwa, Newer developments in enzymic determination of D-glucose and its analogs, in: Glick D. (Ed.) Methods of Biochemical Analysis, V.21, John Wiley & Sons. New York etc, 1973 pp. 155 - 189.

8) N.R. Eaton, Endogenous respiration of yeast. I. The endogenous substrate, Arch.

Biochem. and Biophys. 88 (1960) 17 - 25.

9) W.C. Small, L. McAlister-Henn, Identification of a cytosolically directed NADH dehydrogenase in mitochondria of Saccharomyces cerevisiae, J. Bacteriol. 180 (1998) 4051-4055.

10) C.A.M. Marres, S. de Vries, L.A. Grivell, Isolation and inactivation of the nuclear gene encoding the rotenone-insensitive internal NADH-ubiquinone oxidoreductase of mitochondria from Saccharomyces cerevisiae, Europ. J. Biochem. 195 (1991) 857 862.

11) B. Teusink, J.A. Diderich, H.V. Westerhoff, K. van Dam, M.C. Walsh, Intracellular glucose concentration in derepressed yeast cells consuming glucose is high enough to reduce the glucose transport rate by 50%, J. Bacteriol. 180 (1998) 556 - 562.

12) M. Klingenberg, Mitochondria metabolite transport, FEBS Lett. 6 (1970) 145 - 154.

13) R. Parvin, D.E. Atkinson, Purification and some properties of yeast citrate synthase, Arch. Biochem. and Biophys. 128 (1968) 528 - 533.

14) J. Lancar-Benda, B. Foucher, M. Saint-Macary, Characterization, purification and properties of the yeast mitochondrial dicarboxylate carrier (Saccharomyces cerevisiae), Biochemie 78 (1996) 195 - 200.

15) D. Kakhniashvili, J.A. Mayor, D.A. Gremse, Y. Xu, R.S. Kaplan, Identification of a novel gene encoding the yeast mitochondrial dicarboxylate transport protein via overexpression, purification, and characterization of its protein product, J. Biol. Chem.

272 (1997) 4516 - 4521.

Секция "Микробиология" МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДРОЖЖЕЙ В ПРОЦЕССЕ БИОСИНТЕЗА ЭТАНОЛА Абрамов Ш.А., Котенко С.Ц., Халилова Э.А., Исламмагомедова Э.А., Магадова С.А. (Махачкала, Прикаспийский институт биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН, pibrdncran@iwt.ru ) Abstract. It is established, that mineral and organic components of geothermal water of non phenol class in the structure of nutrient medium positive influence on morphological and physiological properties of yeast cells and promote to activity synthesis of ethanol in fermentation medium.

Ранее нами было показано положительное влияние биологически активных веществ геотермальной воды в составе среды культивирования на рост и развитие микробной популяции S. cerevisiae в условиях спиртового брожения (1-2). Целью данной работы было изучение влияния геотермальной воды в составе питательной среды на морфологические и физиологические особенности дрожжей S. cerevisiae. С целью интенсификации процесса сбраживания мелассного сырья и получения активной разводки (инокулят) культуру дрожжей S. cerevisiae Y-503 (а.с. СССР № 1284998) предварительно адаптировали многократными пересевами к периодически обновляемым мелассным питательным средам с геотермальной водой (МПСГВ) и традиционно используемой в промышленности (МПС) с различным содержанием углеводов в периодическом режиме в анаэробных условиях при температуре 300 ± 1.

Установлено, что интенсификация углеводного обмена и накопление популяции дрожжей наблюдалась на всех этапах получения инокулята на питательной среде с использованием геотермальной воды. Исследования морфологических свойств дрожжевой культуры показали, что после 24-часовой ферментации в 1 мл опытной дрожжевой суспензии насчитывалось 84.7 млн/мл клеток, в контрольной суспензии 54.3 млн/мл. В результате анаэробиоза образовались преимущественно округлые и реже овальные клетки, имеющие ярко очерченную оболочку, оптически плотную цитоплазму, что говорит о наличии резервных питательных веществ, таких как гликоген и жировые включения. Показано, что повышенная скорость метаболических процессов в клетках на среде с геотермальной водой приводит к тому, что фазы роста дрожжей S. cerevisiae Y-503 протекают с опережением относительно контроля.

Следующим этапом исследований являлось изучение морфологических свойств дрожжей, выращенных при той же концентрации углеводов, но с продолжительностью 48 ч культивирования. К концу спиртового брожения общее количество клеток в опыте возросло по сравнению с контролем в 1.5 раза. Обнаружено, что в опытной популяции дрожжей клетки однородны как по форме, так и по возрасту. В контроле клетки несколько меньше по размерам. Показано, что на питательной среде с геотермальной водой лучшее проявление бродильной функции дрожжей, возможно, связаны с более крупными клетками. В литературе имеются сведения, что высокие концентрации этанола в среде тормозят рост клеток, ингибируют систему транспорта различных питательных веществ, изменяют проницаемость цитоплазматической мембраны.

Очевидно, как подтверждают данные морфологических исследований, дрожжевые клетки на опытной питательной среде находились в более активном физиологическом состоянии, что положительно отразилось на общем процессе сбраживания углеводов на спирт. Показано, что ресурсы углеводного питания на МПСГВ были востребованы на 89 %, тогда как аналогичный показатель МПС составлял 75 %. Наряду с более полным Секция "Микробиология" усвоением углеводов обнаружено и повышенное образование этанола (на 25%) на МПСГВ. Получены макроколонии на этапе завершения бродильного процесса.

Обнаружено, что макроколония опытного варианта отличается медово-фруктовым ароматом, составляет в диаметре 3x3 при 2.7x2.7 см в контроле. В вариантах макроколоний характерно изменение цвета от желтовато-кремового (инокулят) до различных оттенков бежевого (на этапе завершения бродильного процесса).

Исследования дрожжевой биомассы показали, что штамм S.cerevisiae Y-503 на опытной среде по сравнению с контролем оказался более продуктивным по синтезу тиамина, рибофлавина и никотиновой кислоты, содержание которых в мкг/г (48:31;

92:49;

271:226) соответственно, фолиевой кислоты больше в контрольной биомассе (179:198).

Результаты исследований четко обозначили способность дрожжевых клеток синтезировать витамины в зависимости от состава питательной среды. В процессе брожения потребность клетки в тиамине сильно возрастает, так как он обеспечивает ответственный участок спиртового брожения. Поэтому одновременно возникает и развивается способность дрожжей обеспечивать этот процесс достаточным количеством витамина В1, который принимает участие не только в расщеплении углеводов, но также и в их синтезе. Опытные дрожжевые клетки, содержащие этот витамин в большем количестве, чем в контроле, достаточно устойчиво противостоят неблагоприятным условиям, в частности концентрации спирта в сбраживаемой среде.

Значительное увеличение в опытной дрожжевой биомассе концентрации рибофлавина и никотиновой кислоты, которые имеют большое значение в регулировании ферментативной деятельности клетки, также способствовали активации процесса спиртового брожения.

Биологически активные вещества геотермальной воды в составе среды культивирования повлияли на активность ферментов, занимающих важное место в углеводном обмене дрожжей и процессе образования этанола. Известно, что фермент фруктофуранозидаза катализирует реакцию гидролиза сахарозы, являющейся составной частью сахаров мелассы, на глюкозу и фруктозу. Установлено, что опытный вариант имеет более высокий уровень активности данного фермента (на 11 %) по сравнению со штаммом, выращенным на контрольной питательной среде. Важную роль в углеводном обмене играет альдолаза. Обнаружено, что уровень активности данного фермента в опытном варианте превышает показатели контрольного на 6 %.

Полученные нами данные позволяют сказать о более высокой активности фермента пируватдекарбоксилазы в дрожжевой биомассе, выращенной на питательной среде с использованием геотермальной воды, – на 27% по сравнению с контролем.

Заключительный этап брожения катализирует алкогольдегидрогеназа, восстанавливающая ацетальдегид до этанола. Активность этого фермента в клетках опытного варианта штамма S. cerevisiae Y-503 намного превышает данный показатель в контроле - на 25%.

Очевидно, на активность исследуемых нами ферментов оказывают влияние органические и минеральные компоненты подземных вод в составе питательной среды.

Содержащиеся в геотермальной воде минеральные вещества в сочетании с макро- и микроэлементами мелассы создают наиболее оптимальные концентрации ионов Na, K, Ca, Mg, Mn, Fe, Zn, Cu в питательной среде. Известно, что натрий и калий обладают двусторонней проницаемостью и являются регулятором осмотического давления, стимулируют рост и размножение дрожжей, повышают их бродильную активность.

Другой макроэлемент, магний, содержащийся в повышенном количестве в опытной среде с геотермальной водой, стимулирует действие многих ферментов спиртового брожения;

альдолаза, пируваткиназа нуждаются также и в ионах калия, действующих как активатор. Очевидно, что оптимальное содержание ионов натрия, магния, меди, Секция "Микробиология" калия в питательной среде с геотермальной водой в условиях анаэробного культивирования обеспечило в определенной мере наибольший выход спирта по сравнению с контролем. В результате анализа полученных данных отмечено, что в опытной биомассе повышено содержание таких элементов, как натрий (на 5,1%), кальций (28,9), магний (18,8), марганец (20,6) и кобальт (10,5) по сравнению с контролем. Известно, что кальций играет роль активатора в микробной клетке;

он способен стимулировать энергетический обмен и активизировать процесс спиртового брожения. Активатором целого ряда ферментов спиртового брожения является марганец. Он влияет на витаминообразование и повышение содержания в дрожжах тиамина, фолиевой кислоты, инозита и рибофлавина, накопление белка и некоторых незаменимых аминокислот Интересная закономерность наблюдается при анализе данных, полученных в результате определения минеральных веществ в фугатах обеих сред. Суммарное содержание макро - и микроэлементов в фугате опытной питательной среды значительно уменьшается на 4,3 и 16,3% соответственно по сравнению с контролем.

Нами установлен факт более активного потребления дрожжевыми организмами минеральных веществ в опытной питательной среде (% потребления макроэлементов 36,9: 31,7;

микроэлементов 68,8:63,6;

опыт: контроль). Так, потребление никеля составляет 52% (в контроле – 46%). В высоких концентрациях данный элемент оказывает токсическое действие на дрожжи, однако, в определенном количестве никель положительно влияет на ряд металлоферментных комплексов, стабилизацию структуры рибосом. Наиболее востребованными (97%) оказались ионы цинка, который играет важную роль в углеводном, фосфорном и белковом обмене живой клетки, входя в состав ферментов или активируя их. На процесс образования этанола ионы цинка оказывают существенное влияние, так как входят в состав важнейших ферментов спиртового брожения – алкогольдегидрогеназы и альдолазы. Очевидно, такая востребованность минеральных ресурсов связана с содержащимися в геотермальной воде биологически активными веществами, повлиявшими на ферментативную активность дрожжей, и, как следствие, на степень потребления макро - и микроэлементов. Характер и скорость течения основных метаболических процессов зависит также от изменений функциональной активности мембран, так как известно, что катионы кальция и натрия, наряду с гуминовыми веществами, входящими в состав геотермальной воды, вызывают конформационные изменения мембранных и внутриклеточных белков. Культивирование дрожжей в мелассной питательной среде с геотермальной водой, обогащенной минеральными и органическими веществами, показало, что клетки 48-часовой ферментации содержали несколько сниженное содержание белка по сравнению с контрольным вариантом, что обусловлено, на наш взгляд, значительным ускорением синтеза ферментов, определяющих формирование структуры клеток с большим числом генерации. Известно, что даже небольшое количество неорганического фосфата в клетке обеспечивает на должном уровне распад глюкозы до образования спирта и СО2. Количественное содержание фосфора в опытных образцах в среднем на 63% выше по сравнению с контролем. Вероятно, этому способствовало присутствие в геотермальной воде таких минеральных элементов, как калий, обладающий двухсторонней проницаемостью, и цинк, входящий в состав многих металлоферментов и играющий важную роль в фосфорном обмене дрожжей. В стационарной фазе спиртового брожения легкодиссоциирующие сахара полностью сбраживаются соответствующими ферментами и, в отличие от опыта, в контрольной биомассе не обнаружены. Вероятно, биологически активные вещества геотермальной воды способствовали несколько большему ассимилированию сахаров в клетках, сбраживание которых способствовало повышенному синтезу этанола. Редуцирующих Секция "Микробиология" сахаров, служащих внутриклеточными запасными веществами в клетке, необходимых для интенсификации спиртового брожения и ассимиляции углекислоты в среде, в опытном образце выше на 11%.

Установлено, что минеральные и органические соединения геотермальной воды нефенольного класса в составе питательной среды положительно влияют на морфологические и физиологические свойства дрожжевых клеток и способствуют активному синтезу этанола в сбраживаемой среде.

Список литературы:

1) Абрамов Ш.А., Халилова Э.А., Магадова С.А. Новое в биотехнологии синтеза этанола в сбраживаемой среде // Хранение и переработка сельхозсырья. 2006. № 12. С. 46-48.

2) Халилова Э.А., Абрамов Ш.А. Интенсификация биосинтеза этанола за счет использования геотермальной воды // Международ. научно – техн. конф.

«Наука и образование – 2008». Мурманск, 2-10 апреля 2008 г. С. 517 -520.

Секция "Микробиология" ИССЛЕДОВАНИЯ МИКРООРГАНИЗМОВ МОРСКОЙ ВОДЫ И ГОЛОТУРИИ CUCUMARIA FRONDOSA ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ БАРЕНЦЕВА МОРЯ Анциферова А.В., Перетрухина А.Т. (Мурманск, МГТУ, кафедра микробиологии) Abstract. The researches of microorganisms from near bottom layer and surface of body wall of cucumber Cucumaria frondosa from south-east part of Barents Sea were lead.

Microbiological analysis of near bottom layer showed, that number of microorganisms in water is low. Some specimens of genera were identified: Micrococcus, Chromobacterium, Clostridium and Vibrio. After researches the body-wall surface of cucumber any microorganisms was not found.

В работе проведены качественные и количественные исследования микроорганизмов придонного слоя морской воды и поверхности кожно-мускульного мешка (КММ) промысловой голотурии Cucumaria frondosa.

Материалом для исследований служили пробы воды и животные, отобранные в юго-восточной части Баренцева моря (Северо-Канинская банка, Северный склон Гусиной банки и мыс Святой Нос), в различные сезоны на глубине 76-85 м. Выбор станций обусловлен массовыми скоплениями кукумарии в данных районах. Пробы воды отбирали батометром Ван Дорна. Отлов животных производили путем траления.

Далее образцы помещали в герметичные стерильные контейнеры и доставляли в лабораторию кафедры микробиологии МГТУ.

Во всех исследованных районах температурный минимум у дна приходится на весенний период, а максимальные значения температуры зарегистрированы в осенне зимнее время. Весной с началом прогрева вод начинается развитие фитопланктона.

Максимум содержания кислорода развивается неодновременно на всей акватории Баренцева моря. В наиболее ранние сроки максимум наступает в водах восточных и юго-восточных районов, а затем на северо-западе моря. Необходимо отметить, что уровень содержания кислорода у дна во все сезоны довольно высок, в среднем составляет – от 94 до 99 %. Сложность системы течений Баренцева моря определяет разнообразие условий районов. Юго-восточная часть Баренцева моря омывается теплыми водами Мурманского течения. Значения солености находятся в диапазоне от 34 до 35 ‰.

Микробиологический анализ придонной воды показал, что количество микроорганизмов в воде невелико и находится пределах несколько клеток в миллилитре. В пробах в минимальных количествах идентифицированы представители сапрофитных бактерий родов: Micrococcus, Chromobacterium, Clostridium и Vibrio. При исследовании поверхности кожно-мускульного мешка голотурии микроорганизмы не обнаружены.

По-видимому, хорошее экологическое состояние придонной воды в местах обитания кукумарии и отсутствие микроорганизмов на поверхности ККМ в различные сезоны связано с содержанием в теле морских огурцов и выделением ими в окружающую среду особых веществ – тритерпеновых гликозидов. Данные соединения в животном мире обнаружены только у голотурий. Тритерпеновые гликозиды являются природными антимикробными соединениями и обладают активностью in vivo и in vitro (Самойлов, Гиршович, 1980;

Левин, 1982;

Седов и др., 1990). Наличие токсичных гликозидов помогает голотуриям защитить покровы тела и внутренние органы от Секция "Микробиология" заселения микроорганизмами, снижает возможность поедания голотурий хищниками.

По мнению некоторых авторов, гликозиды используются голотуриями для выживания в межвидовой борьбе. С их помощью они подавляют размножение морских ежей, и погибшие эмбрионы могут составлять основу питания голотурий (Левин, 1982;

Анисимов и др., 1983;

Nigrelli et al., 1967).

Список литературы:

1) Анисимов, М.М. Изучение цитостатической активности тритерпеновых гликозидов из тропической голотурии Stichopus chloronotus / М.М. Анисимов, Д.Л. Аминин, М.И. Киселева и др. // Проблемы научных исследований и освоения Мирового океана : Тез. докл. 4-й Всесоюз. конф. – Владивосток, 1983.

– С. 155-156.

2) Левин, В.С. Дальневосточный трепанг / В.С. Левин. – Владивосток, 1982. – 191 с.

3) Самойлов, А.В. Антибиотические свойства морских животных класса Holothuroidea / А.В. Самойлов, Е.С. Гиршович // Антибиотики. – 1980. - № 7. – С. 307-313.

4) Седов, А.М. Стимуляция тритерпеновыми гликозидами голотурий неспецифической антибактериальной резистентности мышей к условно патогенным грамотрицательным микроорганизмам / А.М. Седов, А.В.

Аполлонин, Е.К. Севастьянова и др. // Антибиотики и химиотерапия. – 1990. – Т.

35. - № 1. – С. 23-25.

5) Nigrelli, R.F. Substances of potencial biomedical importance from marine organisms / R.F. Nigrelli, M.F. Stempien, G.D. Ruggieri et al. // Fed. Prog. – 1967. – Vol. 26. – P.

1197-1205.

Секция "Микробиология" ОЦЕНКА ПЛОДОВИТОСТИ ПРОМЫСЛОВОЙ ГОЛОТУРИИ CUCUMARIA FRONDOSA БАРЕНЦЕВА МОРЯ Анциферова А.В. (Мурманск, МГТУ, кафедра микробиологии) Abstract. The individual fecundity (number of oocytes, spawned during the season of reproduction, which is observed on average from one adult female) of cucumber Cucumaria frondosa living in Barents Sea was calculate. The fecundity was low and amounted to 60 150 thousands oocytes per honade of middle-measure individuals with body-wall mass from 150 to 200 g, which is characteristic of species with lecytotrophic strategy.

Плодовитость – очень важный параметр репродуктивной стратегии вида и показатель условий существования вида в определенном местообитании. Исследования по плодовитости морских беспозвоночных необходимы для анализа состояния популяции.

Объектом исследования является баренцевоморская голотурия Cucumaria frondosa, относящаяся к типу Иглокожих Echinodermata, классу Голотурий Holothuroidea, отряду Древовиднощупальцевых Dendrochirotida, семейству Cucumariidae, роду Cucumaria.

В основу работы положены материалы, собранные в различных районах Баренцева моря (Мурманское мелководье, Западный Прибрежный район, Северо Канинская банка, мыс Святой Нос, Восточный район Медвежинской банки) научно промысловыми рейсами ПИНРО и рыболовецкими судами с 2000 г. по 2006 г. Отлов животных производили путем драгирования и траления на глубинах 76-180 м.

Материал фиксировали в 4% и 10%-растворах формалина.

У морских беспозвоночных подсчет плодовитости производится разными способами, и единая терминология понятий плодовитости отсутствует.

Индивидуальной плодовитостью голотурий, как и любых других морских животных с наружным оплодотворением, следует считать количество ооцитов, выметанное за сезон размножения, которое приходится в среднем на одну половозрелую самку.

Для оценки индивидуальной абсолютной плодовитости определяли среднее количество половых клеток разного диаметра в сегменте (1 см), затем в одной трубочке по формуле:

N = n x l, где n – среднее количество всех яйцеклеток в сегменте, l – длина трубочки.

Далее находили среднее значение ооцитов на 10 трубочек и рассчитывали индивидуальную абсолютную плодовитость (F) гонады в целом.

F = L х M, где L – среднее количество яйцеклеток в 10 трубочках, M – количество всех трубочек в гонаде.

Индивидуальная абсолютная плодовитость у среднеразмерных особей с массой кожно-мускульного мешка 150-200 г составила 60-150 тыс. ооцитов на гонаду. В пересчете на ооциты диаметром 700-900 мкм плодовитость составила 8,6-31,4 тыс.

клеток.

У C. frondosa с Атлантического побережья Канады плодовитость достигает максимального значения у животных с массой кожно-мускульного мешка 180-250 г и Секция "Микробиология" составляет 8-12 тыс. клеток (Hamel, Mercier, 1996), а у этого же вида из Балсфьорда (Норвегия) годовая продукция яйцеклеток составляет от 1000 до 10000 штук (Falk Petersen, 1982). Подобные факты, возможно, отражают различие методов при определении данного параметра, характеризуют разнородность исходного материала, а также предполагают необходимость проверки соответствия всех исследованных образцов одной таксономической единице - C. frondosa (Гудимова, 1998).

Необходимо отметить, что относительно невысокая плодовитость у кукумарии, по сравнению с другими донными беспозвоночными, компенсируется наличием планктонной личинки лецитотрофного типа, что, в общем, повышает эффективность размножения этих животных и способствует успешному расселению их потомства.

Список литературы:

1) Гудимова, Е.Н. Голотурия Cucumaria frondosa (Gunner, 1776) / Е.Н. Гудимова // Промысловые и перспективные для использования водоросли и беспозвоночные Баренцева и Белого морей / КНЦ РАН. - Апатиты, 1998. - С. 453-528.

2) Falk-Petersen, I.-B. Breeding season and egg morphology of echinoderms in Balsfjorden, Northern Norwey / I.-B. Falk-Petersen // Sarsia. – 1982. – V. 67, № 4. P. 215-221.

3) Hamel, J.-F. Studies on the reproductive biology of Atlantic sea cucumber Cucumaria frondosa / J.-F. Hamel, A. Mercier// SPC Beche-de-mer Information Bulletin. – 1996.

- V. 8. - P. 22-33.

Секция "Микробиология" ИЗМЕНЕНИЕ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК МЯСА КРАБА ПРИ ЕГО ХРАНЕНИИ Белякова А.С. (Мурманск, МГТУ, кафедра микробиологии) Abstract. Theme of work: « Change of microbiological characteristics of meat of the crab at its storage». Object of research was boiled and boiled - frozen meat from extremity of the crab obtained in Barents sea, laboratory and industrial processing. The purpose of the work was to carry out microbiological research of meat of the crab, to check up the existing periods of storage established in the normative documentation, to confirm them and if it is required to establish new.

Все пищевые продукты используются в течение какого–то периода, который принято называть сроком годности. В течение этого периода осуществляется хранение пищевых продуктов при определенных условиях. Срок хранения отличается от срока годности тем, что он может быть не окончательным.

Правильный выбор срока хранения гарантирует сохранение качества продукта и санитарно–эпидемиологическую безопасность для людей.

При рассмотрении сроков хранения пищевых продуктов важно понимать, что пищевые продукты — это многокомпонентные, активные системы, в которых одновременно протекают разнообразные микробиологические, биохимические и физико-химические реакции.

Целью работы явилось проверить существующие нормативные сроки хранения на образцах краба, добытого в Баренцевом море, подтвердить их, и если возникнет необходимость установить новые.

Для установления сроков хранения необходимо провести исследования по микробиологическим, физико–химическим и органолептическим показателям.

Время, в течении которого проводят исследование продукта, должно по продолжительности превышать сроки хранения на время, определяемое как коэффициент резерва, для продуктов при сроках хранения свыше 7 суток – 1,5, свыше 30 суток – 1,2.

На сроки хранения продукта и на его качество влияют условия и время хранения. Правильное хранение продуктов обеспечивает сохранение их пищевой и биологической ценности, предохраняет от порчи, а также имеет большое значение в профилактике пищевых отравлений бактериальной природы.

На сегодняшний день не существует государственных стандартов, которые бы четко регламентировали сроки хранения или сроки годности мяса краба варено мороженого. Разные нормативные документы (ОСТ, ТУ) устанавливают неодинаковые сроки хранения от 3 до 6 месяцев, это и определило актуальность данной работы.

В российской части Баренцева моря был акклиматизирован камчатский краб с целью эксперимента. Освоившись в новых условиях, краб начал размножаться, и его численность резко возросла. В связи с этим с 2005 года установили режим промысла. Краб является относительно новым продуктом для Мурманского региона и пользуется определенным спросом. Мясо краба широко используется в технологии различных видов продукции, в том числе длительного срока хранения. В настоящее время краба можно встретить в продаже в сыро– мороженом, варено–мороженом виде и в консервах.

Сроки хранения краба камчатского разработаны для Дальневосточного региона и составляют три месяца при температуре минус 180С и не более двух суток при температуре 00С…+20С.

Секция "Микробиология" Объектом исследования для определения сроков хранения было мясо краба варено мороженого.

Съедобное мясо расположено в конечностях и абдомене. В промышленную переработку поступают конечности крабов (Иванов, 1955).

Из крабов можно выпускать ряд высококачественных продуктов: консервы, варёно-мороженые крабовые конечности, сушёное мясо. Кроме того, регулярное употребление в пищу мяса крабов восполняет потребность организма в микроэлементах и способствует снижению уровня холестерина в крови.

Важной задачей является сохранение качества сырья до его переработки (на консервы, кулинарные изделия). Торможение роста микроорганизмов и предотвращение порчи беспозвоночных достигается консервированием (охлаждением, замораживанием, облучением, химической и комбинированной обработкой) сырья и полуфабрикатов.

Охлаждение - это способ консервирования, при котором температура в теле животного понижается до минус 10С, как известно, холодоустойчивость различных микроорганизмов колеблется в широких пределах. Однако большинство из них не способно развиваться при температуре ниже 0°С. Развитие некоторых патогенных бактерий прекращается уже при температуре 10°С. Низкие температуры тормозят жизнедеятельность микроорганизмов, следовательно, процессы порчи сырья.

Однако при охлаждении сырья многие виды психрофильных микроорганизмов и плесневые грибы сохраняют способность к жизнедеятельности.

Микробиологическое состояние замороженного продукта во многом определяется состоянием сырья, режимом обработки, санитарными условиями на предприятии, способом замораживания, температурой и продолжительностью хране ния, физическим состоянием продукта и др. Известно, что при замораживании отмирает 60-80% микроорганизмов от первоначального их содержания. В глубокозамороженных продуктах (минус 180С) рост микроорганизмов не происходит (Школьникова, 1981). Выживаемость некоторых микроорганизмов при холодильном хранении уменьшается при добавлении солей натрия, калия и других одновалентных металлов.

Быстрое замораживание и медленное размораживание более губительно действуют на микроорганизмы, чем медленное замораживание и быстрое размораживание. Особенно они чувствительны к повторному замораживанию.

Одним из важных факторов, воздействующих на жизнедеятельность микроорганизмов, является термическая обработка продукта (варка, обжарка, пастеризация, стерилизация). Клетки большинства микробов, находящихся в вегетативной стадии, погибают при температуре 60- 700С в течении 15-30 мин, а при температуре 100°С - в течение нескольких секунд. Наиболее часто в технологии морских беспозвоночных применяется нагрев при температуре 90-1100С (Школьникова, 1981).

Известно, что предварительная тепловая обработка (бланшировка, варка) уменьшает общее количество аэробных микроорганизмов, колиформ и гемолитических стрептококков, но мало влияет на количество энтерококков, стафилококков и анаэробов. В связи с этим представляет большой интерес изменение микрофлоры беспозвоночных в процессе их термической обработки и последующего хранения.

В настоящей работе мясо вареного краба закладывалось на хранение с учетом коэффициента резерва на 3,6 месяцев при температуре минус 180С и на 3 суток при 00С…+20С.

Секция "Микробиология" Исследования мясо краба варено-мороженого проводились с интервалом в 14 дней, это объясняется небольшим сроком хранения. В данном эксперименте было исследовано образцов. Мясо краба при холодильном хранении исследовалось ежедневно, было исследовано 3 образца.

Исходные пробы и пробы в конце исследования исследовались на микробиологические показатели, указанные в СанПиН 2.3.2.1078-01;

показатели бактерии группы кишечных палочек (БГКП), стафилококк и мезофильно-аэробные и факультативно анаэробные микроорганизмы (МАФАнМ) контролировались в течение всего срока и соответствовали предъявленным требованиям.

Во многих случаях для определения срока хранения используют общий уровень микробного обсеменения. Преимуществами использования показателя МАФАнМ является возможность контроля качества продукта, выявления нарушения условий хранения и выявление нарушений санитарно–гигиенических условий хранения. Допустимой величиной показателя МАФАнМ для охлажденной продукции из краба является 1·105 КОЕ/г, для варено-мороженой - 2·104.

Образцы мяса, заложенные на хранение при температуре (0±2)0С (рис.1.) сохранили свое качество к концу установленного срока хранения (3 сутки), содержание микроорганизмов (МАФАнМ) не превысило допустимого значения и составило 1· КОЕ/г. При дальнейшем хранении (до 7 суток) количество микроорганизмов увеличилось на 5-6 сутки, но не превысило допустимого значения, и в одном образце на 7 сутки МАФАнМ превысило допустимое значение, что возможно было связано с начальной повышенной обсемененности образца.

Образцы мяса, заложенные на хранение при температуре минус 180С (рис.2.) сохранили свое качество к концу установленного срока хранения (12 недель), содержание микроорганизмов (МАФАнМ) не превысило допустимого значения - 2· КОЕ/г. При дальнейшем хранении (до 20 недель), количество микроорганизмов не превысило допустимых чисел.

Сроки хранения пищевых продуктов имеют важное значение для санитарно эпидемиологического благополучия потребителей. От того, насколько правильно они будут установлены, зависит качество продукции и, в конечном счете, здоровье населения. Ни один вид продукции не может быть запущен в производство, если для него не разработаны сроки хранения при определенных условиях или сроки годности.

logКОЕ/г 0 1 2 3 4 5 6 вре мя хране ния (сутки) 1 проба 2 проба 3 проба Рис.1. Изменение количества МАФАнМ при хранении мяса краба вареного при t=(0±2)0С.

Секция "Микробиология" logКОЕ/г 0 2 4 6 8 10 12 14 16 17 18 время хранени (недели) 1проба 2проба 3проба 4проба 5проба 6проба 7проба 8проба 9проба 10проба 11проба 12проба 13проба 14проба Рис.2. Изменение количества МАФАнМ при хранении мяса краба варено - мороженого при t=(-18)0С.

Как показали исследования, хранение вареного мяса краба не может превышать 2-х суток при температуре (0±2)0С. За этот период происходит интенсивное размножение микроорганизмов и значительное увеличение их количества. Из трех исследованных образцов один образец к концу 2-х суток имел обсемененность, близкую по значению к предельно-допустимому.

Хранение варено-мороженого мяса краба не может превышать 3,5 месяцев при температуре минус 180С. Из 14 исследованных образцов не все уложились в предельно-допустимые сроки, это говорит о том, что увеличивать сроки хранения нельзя, а для предприятий с низким уровнем санитарии, сроки хранения могут быть снижены до 8 - 10 недель.

Большое значение при разработке сроков хранения имеет исходная обсемененность продукта, первоначальное качество продукта. При исходной обсемененности продукта 103 КОЕ/г и выше сроки хранения продута значительно сокращаются.

Список литературы:

1) Иванов, А. В. Промысловые водные беспозвоночные / А. В. Иванов. -М., 1955, с. 91-112.

2) СанПиН 2.3.2.1078-01. Продовольственное сырье и пищевые продукты:

Гигиенические требования к качеству и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов. - М, 1997. - 296с.

3) Школьникова, С.С. Микрофлора промысловых беспозвоночных / С.С. Школьникова.- М: Пищевая промышленность, 1981, - 93с.

Секция "Микробиология" РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ У ДЕТЕЙ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ Богданова О.Ю. (Мурманск, Мурманский государственный технический университет, кафедра микробиологии, bogdiolg@yandex.ru) Abstract. Investigation of children’s acute intestinal infection (AII) is urgernt. Ethielogical structure and spreading of AII among children in the Murmansk Region are investigatied in the work. The reasons for dominance of certain agents of AII in the environment of the Far North have been analyzed.

Острые кишечные инфекции (ОКИ) занимают одно из ведущих мест в структуре инфекционной заболеваемости всех стран земного шара. Исключая небольшой спад заболеваемости в отдельные годы, ОКИ не имеют тенденции к снижению, отмечается появление сероваров, обуславливающих тяжелое течение болезни, получают широкое распространение ОКИ, которые прежде не диагностировались или встречались редко.

Наиболее актуальным остается изучение ОКИ у детей, восприимчивость детей к которым своеобразна.

Целью работы было изучение этиологии и распространенности ОКИ у детей Мурманской области. Данные исследования проводились на базе лаборатории клинической бактериологии Мурманской инфекционной больницы.

Среднеобластные показатели заболеваемости ОКИ, как среди населения, так и детей превышают среднероссийские. В табл. 1 представлена заболеваемость ОКИ среди детей Мурманской области.

Таблица 1. Заболеваемость ОКИ детей Мурманской области Количество острых Показатель Количество Год кишечных заболеваемости на детей до 14 лет инфекций 100 000 населения 2003 149400 2338 1565, 2004 141400 2442 1727, 2005 134800 2346 1740, 2006 127400 2416 1896, 2007 124600 2527 2028, Показатель заболеваемости ОКИ за последние 5 лет увеличился примерно на %. Наибольшие показатели заболеваемости на 100 тысяч населения среди детей до лет наблюдались в городах Мончегорске (4290,0), Кировске (выше 2000,0), Апатитах, Мурманске.

Распознавание этиологии инфекционных диарей имеет важное практическое значение. На рис. 1 представлено соотношение ОКИ установленной и неустановленной этиологии в Мурманской области.

Количество ОКИ установленной этиологии за последние 5 лет увеличилось на 27 %, что объясняется усовершенствованием методов лабораторной диагностики и применением новых методов исследования. Начиная с 2003 года, более широко стали проводиться исследования на ротавирусы. Удельный вес ротавирусной инфекции в структуре ОКИ установленной этиологии среди детей составил порядка 67 % в 2005 – 2007 гг. в сравнении с 28 % в 2003 году.

Секция "Микробиология" 80% 76% 68% Рис. 1.

70% 65% Соотношение 60% острые кишечные острых 53% 51% инфекции 49% 50% 47% кишечных установленной инфекций этиологии 40% 35% установленной и 31% острые кишечные 30% инфекции не не 24% установленной 20% установленной этиологии этиологии 10% 0% 2003 2004 2005 2006 35,00% 31,70% 30,60% Рис. 30,00% Соотношение острых 25,00% 21,60% кишечных 20,00% инфекций 16,70% 16,40% 14,70% бактериальной и 15,00% 12,60% 11,10% вирусной 10,50% 10,00% природы 7,00% 5,00% 0,00% 2003 2004 2005 2006 Бактериальные кишечные инфекции Вирусные кишечные инфекции Кишечные инфекции вирусной этиологии доминируют над бактериальными кишечными инфекциями (рис.2). Доля детей в возрасте до 14 лет в структуре заболевших ротавирусной инфекцией составила 76 % в 2007 году, 86,9 % в 2006 году, 93,3 % в 2005 году, 96,3 % в 2004 году, 98,1 % в 2003 году. Больше всего ротавирусной инфекции регистрируется в Мурманске, Мончегорске, Апатитах, Кировске, Кольском районе. В отдаленных от столицы городах и районах регистрация ротавирусной инфекции имеет низкий показатель, не отражая истинный уровень заболеваемости этой инфекцией.

Среди бактериальных кишечных инфекций этиологически значимыми являются диареи, вызванные условно-патогенными бактериями (УПБ). Если в 2003 году они составляли 0,4% от всех кишечных инфекций, то в 2007 количество их увеличилось до 7,7%. Основными причинами этого являются нарушения экологической обстановки, нерациональное применение антибиотиков, нарушающих биоценоз кишечника и подавляющих защитные силы организма. УПБ обладают выраженной биологической пластичностью, что позволяет им приспосабливаться к существованию в различных экологических ситуациях. Среди бактериальных кишечных инфекций распространенными также являются сальмонеллёзы и дизентерия.

Для сальмонеллёзов характерно снижение заболеваемости. Удельный вес сальмонеллёза группы D в общей заболеваемости сальмонеллёзам составил 82,7 % в 2007 году, 76,8 % в 2006 году;

группы В 9,6 % в 2007 году, 11,6 % в 2006 году;

группы С 4,3 % в 2007 году, 5 % в 2006 году.

Секция "Микробиология" Анализ заболеваемости сальмонеллёзом, путей и факторов передачи показывает, что основными факторами передачи послужили недостаточно термически обработанная птицепродукция, а также вторично инфицированные продукты при нарушениях технологии приготовления готовых блюд.

Заболеваемость дизентерией за последние 5 лет по области снизилась практически в 2 раза. Среднеобластной показатель заболеваемости ниже среднероссийского. Удельный вес привозной дизентерии составил 8 % в 2007 году, 0, % в 2006 году. Рост заболеваемости среди детей до 14 лет в 2007 году наблюдается в Апатитах, Мончегорске. Практически в 100 % случаев дизентерия подтверждена лабораторно на всей территории Мурманской области, за исключением Кольского и Печенгского районов. Заболеваемость шигеллезом Зонне выросла в 1,5 раза и составила 72 % в структуре дизентерии. Заболеваемость шигеллёзом Флекснера снизилась в 2 раза.

Иерсиниоз, псевдотуберкулез, кампилобактериоз являются менее распространенными инфекциями на территории Мурманской области. Заболеваемость иерсиниозом и псевдотуберкулезом в течение 5 лет снижается. Рассматривая этиологическую структуру кишечных инфекций у детей на примере городской детской поликлиники № 4, отмечен рост инфекций, вызванных УПБ и ротавирусной инфекцией. Количество сальмонеллезов изменяется незначительно, а количество заболеваний дизентерией снизилось на 30%.

Ведущим сероваром за последние 5 лет является Salmonella enteritidis, чьё доминирование объясняется увеличением в рационе питания населения мяса и яиц птицы, весьма интенсивно обсемененных данными бактериями. Наиболее распространенным возбудителем дизентерии в Мурманске является Shigella sonnei, а основным путем передачи является пищевой путь.

При анализе возрастной структуры ОКИ в данной работе рассматривалась заболеваемость ротавирусной инфекцией и дизентерией у детей Мурманской детской поликлиники № 4.

Количество заболевш Рис. 3.

График Дети до 1 года зависимости Дети от 1 до 2 лет заболевания Дети от 3 до 6 лет дизентерией Дети от 7 лет до 14 лет от возраста ребенка 2003 2004 2005 2006 Год В заболеваемости дизентерией дети до 1 года составляют в среднем 12 %, дети 1-2 лет – 13 %, дети 3-6 лет – 52 %, дети 7-14 лет – 22 %. Чаще болеют дети в возрасте 3–6 лет (рис.3), имеющие наименьшую иммунорезистентность к возбудителю и наибольший по сравнению с другими группами населения риск заражений.

Среди детей отмечен рост заболеваемости ротавирусной инфекцией по всем возрастным группам. Чаще всего ротавирусной инфекцией болеют дети в возрасте 1 – 2 лет Секция "Микробиология" и 3 – 6 лет (рис.4). Дети этой возрастной группы высокочувствительны к вирусам из-за слабого местного иммунитета слизистых дыхательных путей и пищеварительного тракта, который окончательно формируется только к 7-8 годам жизни.

Рис. 4.

количество заболеван Зависимость кишечных Дети до 1 года инфекций, Дети 1 – 2 лет вызванных Дети 3 – 6 лет Дети 7 – 14 лет ротавирусной инфекцией от возраста ребенка 2002 2003 2004 2005 2006 2007 год При анализе историй болезни детей перенесших кишечные инфекции установлено, что среди детей до 1 года чаще болели дети на искусственном вскармливании по сравнению с детьми, которые находились на грудном вскармливании. Это можно объяснить тем, что грудное молоко обеспечивает иммунологическую защиту. В женском молоке содержится 5 классов иммуноглобулинов. В их составе широкий спектр антител, которые играют значительную роль в переносе пассивного иммунитета от матери к ребенку, в том числе секреторный иммуноглобулин А – главный фактор местного иммунитета пищеварительного тракта против разнообразных энтеропатогенных бактерий, вирусов и токсинов. Большое количество живых клеточных элементов, среди них лимфоциты, обладающие иммунологической памятью, нейтрофилы и макрофаги, способные к фагоцитозу. Это доказано по отношению к бактериям рода Staphylococcus, Streptococcus, E.coli и др. В женском молоке содержится лактоферрин, обладающий выраженным антимикробным действием, лизоцим, обладающий бактериологическими свойствами, комплимент, интерферон, антистафилококковый фактор и др. Секторный иммуноглобулин А, лактоферрин, лизоцим и комплимент образуют мощную функциональную «бактериологическую систему» женского молока.

Среди организованных и неорганизованных детей дошкольного возраста чаще болели дети, посещающие детские сады и ясли. Различия между ними связаны с тем, что в домашних условиях нет той постоянной для дошкольных учреждений активности бытового пути передачи возбудителя. Риск заражения для домашних детей в большей степени определяется случайными обстоятельствами.

Секция "Микробиология" СЕЗОННАЯ ПЕРИОДИЧНОСТЬ В РАСПРОСТРАНЕНИИ МИКРООРГАНИЗМОВ-ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ СРЕДИ ДЕТЕЙ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ Богданова О.Ю., Анциферова А.В. (Мурманск, МГТУ, кафедра микробиологии, bogdiolg@yandex.ru) Abstract. The research deals with seasonal freguency of acute intestinal infection (AII) ictus among the children living on the territory of the Murmansk Region. Reasons for high rates of AII in different seasons have been analyzed in the research.


Острые кишечные инфекции (ОКИ) представляют большую группу самостоятельных инфекционных болезней, объединенных по наличию общей для них диареи. Восприимчивость к ОКИ высокая, наиболее восприимчивы к ОКИ дети.

В годовой динамике различают три эпидемиологических формы инфекционной заболеваемости по уровню и времени ее возникновения: спорадическая, сезонная, эпизодические вспышки. Сальмонеллезы принадлежат к числу инфекционных болезней, регистрируемых на протяжении всего года, однако их помесячное распределение отличается определенной закономерностью.

В 2003 году в зимне-весенней период максимальный показатель заболеваемости в Мурманской области отмечался в феврале 18,4, затем шёл спад заболеваемости, и минимальный показатель 6,0 регистрировался в июне. Затем в сентябре начинался подъём заболеваемости, который продолжался до октября. Максимум отмечался в сентябре и октябре, потом заболеваемость снижалась. В 2004 году в зимне-весенней период максимальный показатель заболеваемости отмечался в апреле 17,7, затем шёл спад заболеваемости, и минимум заболеваний регистрировалось в июле. Осенний подъём заболеваемости начинался в августе, максимальный показатель заболеваемости наблюдался в октябре, затем заболеваемость снижалась. В 2005 году в зимне-весенней период максимальный показатель заболеваемости отмечался в марте, затем шёл спад заболеваемости, и минимум заболеваний 3 регистрировалось в июне. Затем в августе начинался подъём заболеваемости, который продолжался до октября. В 2006 году в зимне-весенней период подъём заболеваемости отмечался в апреле, максимума достигал в мае, а затем шло снижение заболеваемости и минимум, регистрировался в июне. Осенний подъем заболеваемости наблюдался в сентябре, максимум отмечался в октябре. В 2007 году в зимне-весенней период подъём заболеваемости отмечался в апреле, максимума достигал в мае, а затем шло снижение заболеваемости и минимум, регистрировался в июле. Затем в сентябре начинался подъём заболеваемости, который продолжался до октября.

Таким образом, можно заметить, что месяцем вероятного сезонного подъёма заболеваемости в 2003, 2006 и 2007 году являлся сентябрь, а в 2004 и 2005 – август. Для более точного определения сезонного подъёма на основе полученных данных можно построить типовую кривую годовой динамики на основе среднемноголетних показателей по календарным годам (рис. 1).

Из рис. 1 видно, что в зимне-весенний период подъём заболеваемости отмечался в феврале, затем в марте незначительное снижение и снова подъём, который продолжался до мая. В летний период с мая по июль наблюдался спад заболеваемости.

Начало летне-осеннего сезонного подъёма заболеваемости, наблюдался в августе, и подъём продолжался в течение трех месяцев до октября, а затем наступал спад заболеваемости.

Секция "Микробиология" среднемноголетний показатель Рис. 1. Типовая кривая годовой динамики сальмонеллеза на основе среднемноголетних показателей по календарным годам 0 2 4 6 8 10 12 месяц Значительное снижение заболеваемости в летний период связано с массовым выездом детей за пределы Мурманской области. После летнего отдыха на юге дети с их возвращением на Север испытывают падение иммунитета и заболеваемость растет.

Подъём заболеваемости в зимне-весенний период можно объяснить сезонным изменением иммунной активности, особенно в полярную ночь.

Своеобразие эпидемического процесса при шигеллёзах определяется всеобщей восприимчивостью населения к этим инфекциям, многообразием их возбудителей, характеризующихся высокой устойчивостью к воздействию различных неблагоприятных факторов окружающей среды, нестойкостью и непродолжительностью постинфекционного иммунитета, который не оказывает сдерживающего влияния на распространение инфекции. Развитие эпидемического процесса в решающей степени определяется активностью механизма передачи возбудителей инфекции. В Мурманской области наиболее распространенным возбудителем дизентерии являются Shigella sonnei, а основным путем передачи инфекции является пищевой путь.

В 2003 году в зимние и весенние месяцы значительных подъёмов и спадов заболеваемости не наблюдалось. Минимальные показатели заболеваемости регистрировались в летние месяцы. Подъём заболеваемости начинался в августе и продолжался в течение 4 месяцев, максимальный показатель заболеваемости наблюдался в октябре.

В 2004, 2005, 2006, 2007 годах также в зимние и весенние месяцы значительных подъёмов и спадов заболеваемости не наблюдалось. Минимальные показатели заболеваемости регистрировались в летние месяцы. Подъём заболеваемости в 2004 и 2005 году начинался в августе и продолжался в течение 4 месяцев, максимальный показатель заболеваемости наблюдался в сентябре. В 2006 году подъём заболеваемости начинался в сентябре и продолжался в течение 3 месяцев, максимальный показатель заболеваемости наблюдался в сентябре и ноябре. В 2007 году подъём заболеваемости начинался в сентябре и продолжался в течение 3 месяцев, максимальный показатель заболеваемости наблюдался в сентябре и октябре.

Для определения сезонных подъёмов и спадов заболеваемости был рассчитан индекс сезонности и коэффициент сезонности. В 2003 году с августа по ноябрь наблюдалось 63 случая дизентерии, а в остальные месяцы года, с декабря по июль 42, следовательно, индекс сезонности равен 1,5. Коэффициент сезонности или доля «сезонных» заболеваний составляет 60 % общего числа за год. Индекс сезонности в 2004 году равен 1,6, в 2005 – 1,9, в 2006 – 1,2, в 2007 – 1,1. Доля «сезонных»

заболеваний составляет в 2004 году 62 %, в 2005 – 66 %, в 2006 – 54 %, в 2007 – 52 % от общего числа за год. Исходя из этого, можно предположить, что уровень Секция "Микробиология" заболеваемости данной инфекцией в значительной мере зависит от интенсивности сезонных подъёмов. В годы периодических подъемов сезонные факторы определяют от 60 % до 66 % годовой заболеваемости. Вне периодических подъемов доля сезонной заболеваемости дизентерией Зонне колеблется от 52 % до 54 %. За последние два года интенсивность сезонных подъёмов уменьшилась.

Для более точного определения начала сезонного подъема можно построить типовую кривую годовой динамики заболеваемости дизентерии на основе среднемноголетних показателей по календарным годам (рис. 2).

среднемноголетний показатель з Рис. 2. Типовая кривая годовой динамики заболеваемости дизентерии на основе среднемноголетних показателей по календарным годам 0 2 4 6 8 10 12 месяц В июне и июле заболеваемость снижалась до самых низких показателей.

Перелом в ходе эпидемического процесса, запуск сезонной эпидемии наблюдался в августе, пик заболеваемости отмечался в сентябре, и затем, в октябре наблюдалось снижение заболеваемости. Эпидемиологический анализ показывает, что заболеваемость дизентерией у детей Мурманской области формируется за счет осенних сезонных подъемов, что можно связать с появлением новых факторов передачи (усиленное потребление овощей, фруктов, ягод), с возможностью более интенсивного размножения возбудителя в продуктах, а также с заносом инфекции детьми возвращающихся после временного отсутствия летом.

Заболевания ротавирусной этиологии в Мурманской области регистрировались как в виде спорадических случаев, так и групповых заболеваний, главным образом в детских дошкольных коллективах. В 2003 году подъем заболеваемости ротавирусным гастроэнтеритом начинался с ноября, достигал максимума в январе, а затем заболеваемость шла на спад. Так, в июне – сентябре регистрировались единичные случаи заболеваемости 4 % от общего числа за год. В ноябре данный показатель нарастал, а в период максимального подъема заболеваемости (январь – март) доходил до 45,6 %. В апреле – мае количество больных вирусными диареями снижалось до %. В 2004 году подъем заболеваемости ротавирусным гастроэнтеритом начинался с ноября, достигал максимума в декабрь – феврале, а затем заболеваемость шла на спад.

В летние месяцы регистрировалось минимальное количество случаев. Доля «сезонных»

заболеваний составляла в 2004 г. 79 %. В 2005 году сезонный подъем заболеваемости начинался в ноябре, максимальное количество случаев было зарегистрировано в декабре – марте 81,8 % от общего числа за год, затем отмечалось снижение заболеваемости до 6,2 % и в летнее время регистрировались единичные случаи ротавирусной инфекции 2,2 %. В 2006 году подъем заболеваемости ротавирусным гастроэнтеритом начинался с ноября, достигал максимума в декабре – январе. Доля «сезонных» заболеваний составляет 83,9 %. Затем заболеваемость шла на спад и составляла 11,4 % от общего числа за год. В летние месяцы регистрировалось Секция "Микробиология" минимальное количество случаев. В 2007 году сезонный подъем заболеваемости начинался с ноября, максимальное количество случаев было зарегистрировано в декабре – феврале. Затем отмечалось снижение заболеваемости до 11 % и в летнее время регистрировались единичные случаи ротавирусной инфекции. На основе среднемноголетних показателей по годам построена кривая годовой динамики заболеваемости ротавирусной инфекцией (рис. 3).

Сезонный подъём заболеваемости начинался в ноябре, продолжался в течение месяцев, максимальных цифр достигал в декабре – феврале, а затем отмечалось снижение заболеваемости. В июне – октябре регистрировались единичные случаи ротавирусной инфекции.

среднемноголетний показатель за Рис. 3. Годовая динамика заболеваемости ротавирусной инфекцией на основе среднемноголетних показателей по календарным годам 0 2 4 6 8 10 12 месяц Обращает на себя внимание необычное время сезонного подъема заболеваемости ротавирусными гастроэнтеритами (зимне-весенний период) в отличие от других ОКИ, что можно связать с лучшей выживаемостью вирусов во внешней среде при низких температурах и снижением резистентности макроорганизмов в этот период (полярная ночь, гиповитаминоз, синдром усталости).

Заболеваемость псевдотуберкулезом и иерсиниозом проявляется в виде эпидемических вспышек и спорадических случаев. В последние годы начала преобладать спорадическая заболеваемость. Максимальные показатели заболеваемости отмечались в феврале-апреле, минимальные показатели регистрировались в летне осенний период (рис. 4).

среднемноголетний показатель Рис. 4. Годовая динамика заболеваемости псевдотуберкулезом псевдотуберкуле иерсиниоз и иерсиниозом на основе среднемноголетних показателей по календарным годам 0 5 10 ме сяц Секция "Микробиология" Подъем заболеваемости псевдотуберкулезом и иерсиниозом начинался в феврале, достигал максимума в апреле и затем происходил спад заболеваемости, с июня по сентябрь регистрировались минимальные показатели.

Годовая динамика заболеваемости псевдотуберкулезом и иерсиниозом характеризуется зимне-весенней сезонностью, что объясняется зараженностью продуктов на складах-хранилищах. При поступлении осенью продуктов на склады обсемененность их псевдотуберкулезным микробом является незначительной. В период зимнего хранения происходит значительное нарастание их обсемененности этим микробом, так как, в условиях складов при низкой температуре, высокой влажности и отсутствии света, на продуктах происходит активное размножение и массивное накопление микроорганизмов. Кроме того в этот процесс могут внести существенный вклад грызуны-переносчики. Таким образом, при псевдотуберкулезе и иерсиниозе ведущая роль как фактора передачи принадлежит продуктам, употребляемым без достаточной термической обработки.

Секция "Микробиология" РАЗЛИЧНЫЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ГРУППЫ ГЕТЕРОТРОФНЫХ МИКРООРГАНИЗМОВ В ВОДЕ ЛИТОРАЛИ КОЛЬСКОГО ЗАЛИВА.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОШЛЫХ ЛЕТ С СОВРЕМЕННЫМИ Богданова О.Ю., Анциферова А.В., Коршунова Е.Н. (Мурманск, МГТУ, кафедра микробиологии, bogdiolg@yandex.ru) Abstract. Temporal changes in correlation of heterotrophic bacteria in waters of the Kola Half have been investigated in the work. On the basis of the research points to Kola Half with various extent of eutrophication have been revealed.

Проведённые ранее исследования морфологического состава бактериопланктона водных масс литорали Кольского залива показали, что при низких температурах преобладают палочковидные формы бактерий (Богданова, 2003). В период 2006- года проводили наблюдения на шести станциях литорали Кольского залива. Определяли пространственно-временную изменчивость морфологических групп микроорганизмов.

Кроме сравнения данных по точкам отбора проб, проводили сравнение полученных данных с результатами аналогичных исследований, проведенных в период с 2003 по 2005 годы.

Относительные доли частоты встречаемости бактерий разных морфологических групп в водах Кольского залива по гидрологическим сезонам в зависимости от расположения станций представлены на рис. 1 – 3.

В районе станции Белокаменка кокки явно преобладают в весенний и летний сезоны, достигая максимального значения 86,3% весной 2007 года. (это наибольший процент кокковидных бактерий не только для станции 1, но и для всех остальных точек отбора проб), а минимального 35,5% – зимой 2006 года. Видно, что процент палочек снижается к весне с повышением температуры, а с похолоданием к осени, напротив, принимает значение, на доли процента превосходящее количество кокков. Процентная доля других форм микроорганизмов по своей динамике схожа с колебанием содержания кокковидных форм, достигая максимума 6,2% в весенний период года, минимума 1% – в зимний сезон 2007 года.

Абрам-мыс Белокаменка 100.00% 90% 90.00% 80% 80.00% 70% 70.00% палочки палочки 60% 60.00% кокки кокки 50% 50.00% др.формы др.формы 40% 40.00% 30% 30.00% 20% 20.00% 10% 10.00% 0.00% 0% то ле ле ма ле ос 2 0 а а ь ь а а ь ь то ма ма то то ма сн сн ен ен ен ен сн сн ле зи зи зи зи ве ве ос ве ве ос ос Станция 1 Белокаменка Станция 2 Абрам-мыс Рис. 1. Сезонная динамика основных морфологических групп бактериопланктона в воде Кольского залива ( 2006, 2007 годы).

Секция "Микробиология" Прибр.рынок Нов. мост 90.00% 80.00% 100.00% 70.00% 90.00% палочки 80.00% 60.00% палочки 70.00% кокки 50.00% 60.00% кокки др.формы 40.00% 50.00% др.формы 40.00% 30.00% 30.00% 20.00% 20.00% 10.00% 10.00% 0.00% 0.00% ве ве а а ь ь то то ма ма а а ь ь сн сн ен ен то то ма ма ле ле зи зи сн сн ен ен ве ве ос ос ле ле зи зи ос ос Станция 3 Новый мост Станция 4 Прибрежный рынок Рис. 2. Сезонная динамика основных морфологических групп бактериопланктона в воде Кольского залива (2006, 2007 годы).

Полученные данные в целом подтверждают результаты исследований за 2003– 2005 гг.: на станции Белокаменка кокковидные бактерии регистрируются чаще, чем во всех остальных районах взятия проб;

бактерии прочих форм составили наибольшее число по сравнению с этим показателем в других районах противоположной стороны залива относительно г. Мурманска.

Район Белокаменки характеризуется высоким содержанием в воде сульфатов, железа и растворенного кислорода. По-видимому, с этим связано повышенное содержание здесь бактерий прочих форм, к которым относятся микроскопические грибы и нитевидные бактерии. Особенно велико количество бактерий прочих форм летом. Вероятно, микроорганизмы разнообразных форм, включая и грибы, весьма активно осуществляют аэробные процессы окисления серосодержащих и других веществ, которые включены в состав водорослевых слоевищ и оказываются в воде в процессе жизненного цикла и после отмирания макрофитов.

В районе станции 2 процент кокков достигает наибольших значений в весенние периоды с максимумом весной 2007 года (77,8 %). Палочковидные бактерии преобладают зимой, причём наиболее значимо в 2007 году (68,9 %). Это не соответствует данным за 2003 – 2005 года, по которым максимум палочек приходился на весну, а максимум кокков – на летний период. На гистограмме прослеживается динамика снижения процента палочек от зимы к весне, затем его увеличение к лету, снижение к осени и опять достижения максимума зимой. 2007 год повторяет картину 2006 за исключением осени. Это можно объяснить как изменением климатических условий, так и поступлением аллохтонного органического вещества.

Точка отбора проб 3 характеризуется максимальным преобладанием кокков в летние периоды – 69,8% (2006 год), наибольшее значение палочек приходится на осень 2007 года – 79,7%. Для данной станции характерна плавная динамика роста процента кокков и снижение процента палочек от зимы к лету, и обратная динамика от лета к зиме. Станция Новый мост находится следующей по течению после станции Абрам мыс, и вполне вероятно, что нарушение экологии точки 3 вызвано распространением по течению загрязняющих веществ от точки 2, а также накоплением водными массами бытовых и промышленных отходов посёлков Три ручья и Дровяное, сыграло роль и опреснение, которое резко увеличивается в южном колене залива. По сравнению с исследованиями за 2003 – 2005 года частота встречаемости кокковых форм значительно возросла.

На станции 4 палочковидные микроорганизмы доминируют в зимне-осенний период с наибольшим процентным значением 69,5% зимой 2007 года. Наименьший процент палочек приходится на весну 2006 года – 30,9%. Процент кокков превышает Секция "Микробиология" процент палочек в весенне-летний сезон, исключая весну 2007 года: палочки незначительно превалировали. Кокковые формы достигают максимального значения летом 2007 года – 65,9%.

По сравнению с исследованиями за 2003 – 2005 года другие формы микроорганизмов утратили своё лидирующее положение, но их частота встречаемости в районе Прибрежного рынка остаётся наибольшей из всех станций взятия проб, достигая значения 9,8%. Палочки, как и в предыдущие годы, в общем встречаются чаще кокковидных бактерий.

Роста Мор.вокзал 90.00% 90.00% 80.00% 80.00% 70.00% 70.00% палочки палочки 60.00% 60.00% кокки 50.00% кокки 50.00% др.формы 40.00% др.формы 40.00% 30.00% 30.00% 20.00% 20.00% 10.00% 10.00% 0.00% 0.00% а а ь ь то то ма ма а а ь ь сн сн ен ен то то ма ма ле ле сн сн зи зи ен ен ве ве ос ос ле ле зи зи ве ве ос ос Станция 5 Морской вокзал Станция 6 Роста Рис. 3. Сезонная динамика морфогрупп бактерий в воде Кольского залива (2006, 2007).

В районе Морского вокзала палочки в большинстве случаев превалируют над кокками, достигая максимального процента осенью 2007 года – 69,4%. Весной и летом 2006 года кокки не на много их опережают, а летом 2007 года проценты палочек и кокков практически уравниваются. Следует отметить, что станция 5 отличается наименьшим максимумом процентной доли кокковидных форм – 53,2%. Минимальное процентное значение кокков приходится на осень 2007 года и равно 28,7%.

По сравнению с данными за 2003 – 2005 года палочки продолжают занимать лидирующее положение, хотя их содержание несколько понизилось. Что касается других форм микроорганизмов, то их частота встречаемости стала крайне непостоянной, хотя её максимум близок к значению за 2003 – 2005 года и составляет 9,3% (весна 2006 год).

В районе Росты, так же как и на станции 5, палочки являются лидирующей формой микроорганизмов. Их наибольшее процентное содержание приходится на лето 2007 года и составляет 69,9%. Число кокковидных бактерий превалирует лишь в весенние периоды, достигая максимума 60,8% в 2007 году. Частота встречаемости других форм микроорганизмов выше чем в районе Морского вокзала, хотя её максимальное значение – 8,2%, несколько меньше и приходится на весну 2007 года.

Наименьший процент других форм бактерий и на станции 5 и на станции наблюдается в зимние сезоны.

Эти результаты расходятся с данными по предыдущим исследованиям: в 2003– 2005 гг. максимальный процент кокков приходился на осень, а минимальный – на весну;

процент палочек достигал максимума напротив весной. Но палочки остаются ведущей формой.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.