авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент ветеринарии Ульяновской области ФГОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия» ...»

-- [ Страница 6 ] --

9. Методические рекомендации тиология, клиника и диагностика кампилобактериоза / Н.В.

Сафонова [и др.]. – М., 1989. – 25 с.

10. Инструкция по клинической и лабораторной диагностике кампилобактериоза / Б.Л. Черкас ский [и др.]. – М., 1989. – С.39.

11. Cylb d w d – b / M.J. Bl [ l.]. // A.

J. Edl. – 1982. V. 116. – P. 886 – 894.

12. B R.C. Pvl Cplbr u gg d uly d Nw Y S / R.C.

B, M.D. Pd d R.A. u // Pul. S. – 1987. – V. 66. – P. 1766 – 1770.

13. Bg M.E. Bl w Cylb dug dg / M.E. Bg, R.J. Bu, J.A. C // J. Fd. P. – 2001. – V. 64. – P. 2063 – 2066.

14. Dbu Cplbr pp. ld U.S. uly du d g / N.J. S [ l.]. // J. Fd P. – 2001. – V. 11. – P. 1705 – 1710.

15. Pvl d ub Slll d Cplbr pp. w, wl l lg d / F. Jg [ l.]. // I. J. Fd Mbl. – 2002. – V. 76. – P. 151 – 164.

УДК ЭЛЕКТРОННАЯ МИКРОСКОПИЯ ФАГОВ БАКТЕРИЙ ESCHERICHIA COLI О Молофеева Н.И., к б н, доцент кафедры МВЭиВСЭ УГСХА Золотухин С.Н., д б н, профессор кафедры МВЭиВСЭ УГСХА Корпускулярная природа фагов предполагалась еще в первые годы его открытия, когда было обнаружено, что на плотных питательных средах фаги при совместном посеве с бактериями способны образовывать на газоне негативные колонии. Существовавшие в то время технические средства не по зволили охарактеризовать морфологию фага. Современные представления о морфологии фагов свя заны с изучением их методом электронной микроскопии. Исследования фагов самых различных видов показали, что фаги характеризуются аналогичным строением. По данным А.П.Пехова, для фага 1321, лизирующего.g, характерна небольшая округлая головка диаметром 520-680А и относитель.g, g,, но большая длина отростка, равная 1560-2280А.

Для электронно-микроскопических исследований использовали лизаты бульонных культур E l О157 с бактериофагами Е – 61 УГСХА, Е – 2 УГСХА, Е – 3 УГСХА, Е – 67 УГСХА в титре от 1,0 х 10 до 3,2 х 10 фаговых корпускул в 1 мл (по Грациа).

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Подготовку препаратов для электронной микроскопии проводили осаждением вирусных ча стиц в режиме низкоскоростного центрифугирования. В процессе центрифугирования вирусосодер жащей суспензии происходит образованием новой фазы – осадка из белковых макромолекул. Захват осадком вирусных частиц, которые сами по себе в данных условиях осадков не образуют, характеризу ется как метод концентрирования за счет соосаждения.

С этой целью суспензии фага в объеме 1 мл предварительно осветляли на центрифуге при 500 в течение 10 минут. Затем надосадочную водную фазу центрифугировали при 2000 в течение минут. Из пробирки полностью сливали жидкость, а образовавшийся осадок ресуспендировали в 30- мкл буферного раствора рН 7,3 - 7,5. Вирусные частицы, соосаждаясь с белковыми макромолекулами, в данном режиме центрифугирования образуют концентрированную суспензию в 10 – 20 раз. Данная методика отработана для работы с вирусами животных и успешно применяется при подготовке препа ратов для электронной микроскопии (А.П.Пономарев, О.Г.Андреева, Т.Н.Артамонова, 2002).

Для электронно-микроскопических исследований вирусные препараты наносили на поддер живающие угольно-парлодионовые пленки-подложки.

Концентрирование вирионов проводили с использованием 4% раствора фосфорно-вольфра мовой кислоты рН 6,8. Исследования проводили на электронном микроскопе JEM – 100В (Япония).

Размеры вирионов определяли на измерительном микроскопе МИР – 12т непосредственно с негатив ных фотопластинок. В результате проведенных исследований было установлено, что вирионы фага имеют структуры, состоящие из головки в форме растянутого многогранника с отростком. У основной массы вирионов чехол находится в растянутом состоянии, что характерно для интактных частиц. Чехол отростка на всем протяжении прямой и имеет цилиндрическую форму. Концевая структура отростка ограничивается базальной мембраной, от которой отходят короткие нити.

Единичные вирионы имеют отросток в сокращенном состоянии, то есть чехол отростка укора чивается и расширяется. При этом просматривается внутренний стержень отростка. Вирусные частицы имеют следующие размеры: диаметр головки - 68 нм, высота - 106 нм и длина отростка – 135 нм. От ношение высоты головки к ее диаметру равно 1,55, что позволяет заключить о растянутости многогран ника частиц данного фага.

Таким образом, в соответствии с морфологическими параметрами изучаемые фаги Е -61 УГ СХА, Е – 2 УГСХА, Е – 3 УГСХА, Е – 67 УГСХА согласно Международной классификации и номенклатуре вирусов относятся к семейству Myvd (F.A.Muy и др., 1995), а по классификации А.С.Тихоненко – к V морфологической группе: «Фаги с отростком сложного строения, чехол которого способен к сокраще нию» (А.С.Тихоненко, 1968). Морфология фага представлена на рисунке 1.

Рис.1 Электронная микроскопия.

Морфология бактериофага Е-67 УГСХА х 102 000.

Литература 1. Пехов А.П. лектронно-микроскопическое исследование бактерий и фагов. Москва. – Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы 1962. –222с.

2. Пономарев А.П., Андреева О.Г., Артамонова Т.Н. лектронно-микроскопическое влияние вирусов животных в неконцентрированных вируссодержащих суспензиях. //Вестник РАСХН. – 2002. №2. - С.74-77.





3. Тихоненко А.С. Ультраструктура вирусов бактерий. – М.: Наука. 1968. – 89с.

4. Muy F.A. Vu xy. Clfi d Nlu Vu. // Sgvlb W Y. – 1995. – 586с.

УДК 619:616. 98:578. 828. 11Л ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ЛЕЙКОЗА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА В КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ А.Л. Мухамадьярова, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Тел. 8(8332)50-59-75, F_Muchamadjarov@mail.ru В.В. Буров, кандидат ветеринарных наук, доцент Тел. 8(8332)50-59-75, olgainteroptim@mail.ru ФГОУ ВПО «Вятская государственная сельскохозяйственная академия»

Ключевые слова: мониторинг, ВЛКРС, РИД+, эпизоотическая ситуация, оздоровление Работа посвящена изучению факторов распространения лейкоза крупного рогатого скота на территории Кировской области.

Введение. Среди инфекционной патологии крупного рогатого скота в Северо-Восточном реги оне первое место занимает лейкоз, наносящий животноводству большой экономический ущерб, сдер живающий развитие племенного дела.

пизоотическая ситуация по лейкозу в субъектах региона в зависимости от количества небла гополучных пунктов представляется следующим образом: от 1 до 10 неблагополучных пунктов насчи тывается в 4 субъектах – Республика Коми (1), Костромская обл. (2). Свердловская обл. (9), Республика Чувашия (10 пунктов), от 11 до 50 неблагополучных пунктов насчитывается в 4 субъектах – Республика Мордовия (22), Пермский край (23), Нижегородская обл. (26), Республика Марий л (43 пункта), от 101 и более неблагополучных пунктов насчитывается в 2 субъектах – Кировская область. (113) и Удмуртская республика (161 пункт)[1].

Уровень инфицированности скота вирусом лейкоза до 10% зарегистрирован в 7 субъектах – Кировская, Костромская, Свердловская области, Пермский край, Удмуртская республика, Республика Коми и Чувашия, инфицированность скота до 30% - в 2 субъектах – Республика Марий л и Мордовия, уровень инфицированности боле 30% зарегистрирован в Нижегородской области [1].

Близкое родство ВЛКРС с вирусом Т-клеточного лейкоза человека (HLV -1 и HLV-2) вы HLV -2) двигает проблему борьбы с этой инфекцией, ее диагностикой и профилактикой на первое место [2].

Молоко и мясо больных лейкозом животных содержат метаболиты триптофана и других циклических аминокислот и, следовательно, не являются экологически безопасными для человека [3]. то означает, что исследования ВЛКРС имеют чрезвычайно важное значение не только для ветеринарии, но и для здравоохранения.

Перед нами были поставлены следующие задачи:

1. изучить распространенность лейкоза крупного рогатого скота в хозяйствах Кировской об ласти;

2. установить причины возникновения и факторы распространения лейкоза крупного рогато Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы го скота в Кировской области;

3. разработать совместно с ветеринарными специалистами план оздоровления хозяйства от лейкоза крупного рогатого скота в зависимости от степени инфицированности животных лейкозом;

4. определить эффективность оздоровительных мероприятий при лейкозе крупного рогатого скота в отдельном взятом хозяйстве.

Материалы и методы. пизоотологический мониторинг лейкоза крупного рогатого скота был проведен нами по результатам анализов серологических и гематологических исследований крови жи вотных, проводимых в областной ветеринарной лаборатории серологическим отделом и отчетов 1-вет по Кировской области. Инфицированность животных ВЛКРС определяли постановкой реакции иммуно диффузии (РИД). Животных, давших положительные результаты в РИД, считают инфицированными и обозначают РИД+, животных с гематологическими изменениями в картине крови или с клиническими признаками – больными лейкозом.

Результаты и их обсуждение. Анализ результатов серологических исследований сывороток крови животных в РИД за 2010 год показал, что из 40 имеющихся районов в 24 выявлены РИД+ жи вотные. На 01.01.2011 года в области насчитывается 98 неблагополучных пунктов по лейкозу крупного рогатого скота. В Белохолуницком, Верхнекамском, Сунском и Унинском районах зафиксировано по одному неблагополучному пункту. В Даровском и Яранском районах - по два пункта. В Богородском, Куменском, Нагорском, Тужинском и Уржумском районах – по три пункта. В Арбажском, Кикнурском, Малмыжском, Нолинском и Санчурском районах лейкоз установлен в 4 пунктах. В Кирово-Чепецком, Кильмезском, Слободском и Фаленском районах – в 5 пунктах. В Свечинском районе лейкоз установлен в 6 пунктах. В Немском районе – 7 пунктов. В Лузском районе – 8 пунктов, а в Котельническом – 14. В Арбажском и Уржумском районах лейкоз крупного рогатого скота установлен также у животных в част ном секторе.

Такая сложившаяся эпизоотическая ситуация по лейкозу крупного рогатого скота на терри тории области требует согласованных действий органов государственной власти, органов местного управления, государственной ветеринарной службы Кировской области, органов здравоохранения, ру ководителей и специалистов сельхозпредприятий, а также владельцев животных.

При эпизоотологическом обследовании неблагополучных пунктов нами были установлены причины возникновения и факторы широкого распространения лейкоза крупного рогатого скота в райо нах Кировской области. Причины возникновения лейкоза в Кировской области – завоз инфицированных животных и инфицированной спермы для искусственного осеменения коров. Широкое распростране ние лейкоза крупного рогатого скота в хозяйствах нашей области мы объясняем не соблюдением «Пра вил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота».

Исходя из поставленных перед нами задач, сформировалась необходимость изучения осо бенностей течения и распространения лейкоза крупного рогатого скота в отдельно взятом хозяйстве с последующей разработкой и внедрением комплексной системы мероприятий по профилактике и ликви дации лейкоза крупного рогатого скота. Для оздоровления было выбрано хозяйство ООО «Агрофирма «Чуваши». Хозяйство расположено в восточной части Кирово-Чепецкого района в 40 км от районного центра и в 90 км от г. Кирова. В данном хозяйстве имеется животноводческий комплекс, в котором со держится 1334 головы крупного рогатого скота, в том числе коров – 650 голов, нетелей – 151 голова и телят 533 головы. Порода черно-пестрая. «Агрофирма «Чуваши» неблагополучна по лейкозу крупного рогатого скота с 1974 года. На 01.01.2011 года степень зараженности животных ВЛКРС составила 2,8%.

Оздоровительные мероприятия в хозяйстве проводятся путем изоляции РИД+ животных с последую щей их сдачей на мясокомбинат.

Основными причинами, сдерживающими оздоровление данного хозяйства от лейкоза, явля ются:

• Отсутствие должного зоотехнического учета и контроля за движением поголовья при фор мировании стада;

• Несвоевременная сдача на убой положительно реагирующих животных;

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы • Отсутствие родильного отделения;

• Отсутствие помещения для раздельного содержания положительно реагирующих живот ных;

• Нерегулярная дезинфекция, дезинсекция и дератизация;

• Незаинтересованность руководства хозяйства в оздоровлении.

Заключение. Для эффективного проведения оздоровительных мероприятий в ООО «Агрофирма»Чуваши» необходимо:

• Новорожденных телят и телят подсосного периода кормить только пастеризованным или кипяченным молоком (молозиво или сборное молоко подвергать пастеризации при 60-80С в течение 7-10 минут или кипячению в течение 5-10сек.).

• Проводить раннюю диагностику телят, используя ПЦР и ИФА. Ранняя диагностика телят позволяет выявить зараженных животных до 6мес. возраста [4].

• Раздельное содержание инфицированного и восприимчивого поголовья в возрасте от 2 до 6 месяцев.

• При взятии крови, вакцинации, осеменении и проведении других зооветеринарных меро приятий использовать строго индивидуальные иглы и стерильный инструмент, при этом начинать мани пуляции строго с групп животных, свободных от вирусной инфекции.

• Регулярно проводить дезинфекцию, дезинсекцию и дератизацию в помещениях.

Литература 1. Сисягин П.Н. Современные научные достижения в ветеринарной медицине./ Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Саранск, 2010.-С.32-34.

2. Самуйленко А.Я. Инфекционная патология животных / А.Я. Самуйленко, Б.В. Соловьев, Е.А. Непоклонов и др.- М.:Колос,2006.-910с.

3. Бурба Л.Г. Лейкозы и злокачественные опухоли животных / Л.Г. Бурба, А.Ф. Валиков, В.А.

Горбатов/ Под. Ред. В.П. Шишкова, Л.Г. Бурбы. –М.: Агропромиздат, 1988.-400с.

4. Борщев Е.А. Противоэпизоотические мероприятия по лейкозу крупного рогатого скота в ста ционарно неблагополучном хозяйстве /Е.А. Борщев, С.С. Абакин, Д.Г. Пономаренко/ Международная научно-практическая конференция, посвященная 100-летию со дня рождения П.Г. Петского 16-17 апре ля 2009 г. –Киров, 2009.- С.27-30.

ВОПРОСЫ ЭПИДЕМИОЛОГО-ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА ЗА ЗООНОЗАМИ Нафеев А.А. (1,2) доктор медицинских наук, профессор, ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиоло гии в Ульяновской области», ФГОУ ВПО Ульяновский государственный университет Д.А.Васильев, д б н, профессор, зав кафедрой МВиВС УГСХА Н.И. Пелевина, соискатель кафедры МВиВС УГСХА Рузанова Т Н, соискатель кафедры МВиВС УГСХА А.В. Меркулов, к б н, с т. преподаватель кафедры МВиВС УГСХА Ключевые слова: Зоонозы, мониторинг, эпизотология, эпидемиология, надзор Работа посвящена вопросу взаимодействия государственной ветеринарной и государ ственной санитарно-эпидемиологической службой по надзору за зоонозными инфекциями Введение Отсутствие системного межведомственного комплексного надзора за процессами преобразо вание природы, происходящих огромными темпами, как в стране в целом, так и в Ульяновской области Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы в частности, изменение формы животноводства в сторону частных крупных и небольших фермерских хозяйств, таит в себе ряд серьёзных негативных эпидемиологических и эпизоотологических послед ствий.

По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), зоонозы — инфекции, об щие для животных и человека. Организмы животных для возбудителей зоонозов являются естествен ной средой обитания, где возбудители живут, размножаются и выделяются в окружающую среду. Иначе говоря, возбудители зоонозных заболеваний человека существуют за счет реализации эпизоотического процесса. пизоотический процесс — это результат взаимодействия популяций возбудителя и живот ных, проявляющийся при определенных природных и социальных, т. е. создаваемых человеком, ус ловиях в виде единичных или множественных инфекционных состояний (манифестные, субклиниче ские и бессимптомные формы). Но некоторые паразиты животных находят благоприятные условия в организме человека, что может привести к заболеваемости и даже смертности среди людей. Однако организм человека для возбудителей зоонозов является случайным хозяином и за редким исключением — биологическим тупиком. Надо отметить, что нередко заболевание у людей протекает тяжелее, чем у животных (бешенство, арбовирусные инфекции, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом и др.). Число зоонозных нозоформ, от которых могут пострадать люди, довольно значительно, хотя в современном обществе заболеваемость, за редким исключением (геморрагическая лихорадка с по чечным синдромом, клещевой вирусный энцефалит и иксодовые клещевые боррелиозы в некоторых регионах страны), немногочисленна.

Обсуждение пизоотическая ситуация во многих регионах Российской Федерации и других стран по ряду болезней, в частности природно-очаговым (бешенство), хроническим и острым инфекционным болез ням, зоонозам и антропозоонозам (туберкулез, бруцеллез, лейкоз, грипп) остается напряженной, посто янно сохраняется угроза заноса в страну особо опасных инфекционных болезней животных, имеющих распространение за рубежом (африканская чума свиней). В ряде случаев эпизоотическая ситуация обостряется в связи с отсутствием финансирования противоэпизоотических мероприятий. Следует от метить, что специфическая профилактика и борьба с инфекционными болезнями животных остаётся всё чаще вне поля зрения государственной ветслужбы из-за перекладывания этих функций на частную ветслужбу (учитывая сегодня частную форму ведения хозяйства) без соответствующего контроля ее деятельности и необходимого финансирования и негативного восприятия владельцами поголовья жи вотных (2011 г. Астраханская область – крестьянско-фермерское хозяйство «Саркул»: первые больные бруцеллёзом животные были выявлены ветеринарной службой ещё в апреле 2010 года, но назначен ные противоэпизоотические мероприятия не были выполнены, в результате все животные в количестве 53 голов заболели).

Взаимосвязь первичных природных и вторичных хозяйственных очагов ряда зооантропонозов, существование очагов смешанного характера, нередко прямая зависимость эпидемической обстановки от эпизоотической, указывают на глубокую общность интересов государственной ветеринарной (эпи зоотологии) и государственной санитарно-эпидемиологической (эпидемиологи) служб, и настоятельно выдвигают важность более энергичного и сплочённого проникновения их в пограничные зоны научных изысканий, где не только перекрещиваются вопросы эпизоотологии и эпидемиологии, но где они со ставляют в сущности говоря единый комплекс. Отмечаемое в последние годы редкое привлечение в сферу ветеринарной медицины других специалистов, в частности эпидемиологов, является негативным моментом и в практической и в научной работе, так как эпизоотическое благополучие России зависит не только от ветеринарной, но и от санитарно-эпидемиологической службы. При этом ветеринарны ми специалистами постоянно отмечается, что санитарно-эпидемиологическая деятельность в области зоонозных инфекций не может быть полноценной без научно-практической и юридической обоснован ности противоэпизоотических мероприятий, а является лишь дополнением к комплексу противоэпизоо тических мер, осуществляемых ветеринарными специалистами.

Следует отметить, что отличительной особенностью ветеринарного надзора в последние годы Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы (появление в 2004-2005 гг. Управлений Россельхознадзора в субъектах, при сохранении Управлений (Департамента) ветеринарии), проводимого ветеринарными специалистами является сочетание госу дарственными учреждениями ветеринарии не только ветеринарного контроля (надзора), но и оказание бюджетных и платных ветеринарных услуг. Несмотря на это с государственной санитарно-эпидемиоло гической службы ни кто не снимал её основной функции – проведение эпидемиологического надзора в рамках социально-гигиенического мониторинга. пидемиологический надзор представляет информа ционную систему обеспечения учреждений санитарно-эпидемиологической службы и здравоохранения сведениями, необходимыми для осуществления мероприятий по профилактике и снижению заболевае мости населения. За рубежом его называют надзором за здоровьем населения. Являясь сугубо инфор мационной системой, эпидемиологический надзор служит основой для разработки стратегии и тактики, рационального планирования, реализации, корректировки и усовершенствования деятельности сани тарно-противоэпидемической службы по борьбе с инфекционными болезнями и по их профилактике.

Применительно к инфекционным болезням эпидемиологический надзор, по мнению Б.Л. Черкасского (1994), можно определить как систему динамического и комплексного слежения (наблюдения) за эпи демическим процессом конкретной болезни на определенной территории в целях рационализации и повышения эффективности профилактических и противоэпидемических мероприятий [2].

Мониторинг — часть эпидемиологического надзора, ответственная за диагностику ситуации и разработку непосредственных тактических действий санитарно-эпидемиологической службы. Конеч ная цель эпидемиологического надзора - выработка научно обоснованного комплекса управляющих стратегических решений и последующая оценка эффективности всей системы - выходит за рамки эпи демиологического мониторинга. При динамической оценке эпидемиологической ситуации необходимо учитывать как биологические (состояние популяции возбудителя, хозяев, их взаимодействия друг с другом и средой обитания посредством специфического механизма передачи), так и природно-соци альные компоненты (условия труда, быта и отдыха населения) эпидемического процесса. Не следует оценивать эффективность эпидемиологического надзора по степени его влияния на уровень, структу ру и динамику инфекционной заболеваемости. Влияние на эти проявления эпидемического процесса способна оказать только рациональная система профилактики и борьбы с инфекцией. ффективность эпидемиологического надзора можно оценить лишь по способности обеспечить информацией, необхо димой и достаточной для принятия рациональных управленческих решений и их оптимальной реализа ции. Влияние системы эпидемиологического надзора на эпидемический процесс может сказаться лишь опосредованно и зависеть от своевременности и целесообразности использования его результатов при планировании, усовершенствовании и реализации профилактических и противоэпидемических меро приятий.

Используя данные положения, проведение эффективного эпизоотолого-эпидемиологического надзора за зоонозными инфекциями должно включать: 1) оценку масштабов, характера распростра ненности и социально- экономической значимости инфекционной болезни;

2) выявление тенденций и оценка темпов динамики эпидемического процесса (в зависимости от эпизоотического процесса) дан ной инфекционной болезни во времени;

3) районирование территорий с учетом степени реального и потенциального эпизоотически - эпидемиологического неблагополучия по данной инфекционной болез ни;

4) выявление контингентов населения, подверженных повышенному риску заболевания в силу осо бенностей их производственно (профессиональный) - бытовых или иных условий жизни;

5) выявление причин и условий, определяющих наблюдаемый характер проявлений эпизоотического и эпидемиче ского процесса данной инфекционной болезни;

6) определение адекватной системы профилактических и противоэпизоотически - противоэпидемичес-ких мероприятий, планирование последовательности и сро-ков их реализации;

7) контроль масштаба, качества и эффективности осуществляемых профилак тических и противоэпизоотически - противоэпидемических мероприятий в целях рациональной их кор ректировки;

8) разработка периодических (кратко-и долгосрочных) прогнозов эпизоотически-эпидемио логической ситуации. При зоонозах проводимый только один эпидемиологический надзор не даст же лаемого результата, необходим комплексный многоаспектный эпизоотолого-эпидемиологический над Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы зор, осуществляемый совместно санитарно-эпидемиологической и ветеринарной службами. Важной задачей в практике эпизоотолога и эпидемиолога является определение характера очага инфекции.

Если для эпидемиолога эпидемический очаг - место пребывания источника инфекции с окру жающей его территорией в тех пределах, в которых возбудитель способен передаваться от источника инфекции к людям, находящимся в общении с ними, то для эпизоотолога главным является установле ние причин инфицирования (заболевания) животного. От своевременности установления которых бу дут зависеть границы очага инфекции и продолжительность его существования. Границы очага в свою очередь определяются характером механизма передачи конкретной инфекционной болезни и специфи ческими особенностями среды (выгульное или стойловое содержание животных, характер кормления и состав рациона и т.д.), в которой пребывает источник инфекции. Продолжительность существования очага определяется временем пребывания источника и сроком максимального инкубационного перио да конкретной инфекции. Следует учитывать, что выявление больного (инфицированного) животного не говорит об оздоровлении очага ни для ветеринарной, ни для эпидемиологической служб - очаг сохра няет свое значение для ветеринарной службы в течение того срока, пока будут действовать причины и факторы, приведшие к заболеванию (инфицированию) животных, а для эпидемиологической службы играет роль срок максимального инкубационного периода данной нозологии, в течение которого воз можно появление больных людей. Метод эпидемиологического обследования очага при зоонозах не может дать желаемого результата (выявление источника возбудителя инфекции, путей и факторов его передачи и контактных, подвергшихся риску заражения), если это обследование не будет проводиться без активного участия ветеринарной службы. та работа должна проводиться экстренно, потому что без эпизоотологического диагноза не будет выставлен эпидемиологический диагноз, а потому невоз можно разработать совместные целенаправленные противоэпизотически-эпидемические мероприятия по ликвидации данного очага («рецепты» эпизоотолога и эпидемиолога). Приемы, используемые эпи демиологом при проведении эпидемиологического обследования очагов зоонозной инфекции, шире:

опрос больного и лиц, с ним соприкасавшихся (что отсутствует в ветеринарной практике);

изучение ме дицинской и представленной ветеринарными специалистами документации;

санитарное обследование очага;

лабораторные и инструментальные исследования больного, контактных и результаты исследо ванных подозреваемых факторов (ветеринарная служба) передачи;

эпизоотолого-эпидемиологическое наблюдение в течение максимального инкубационного периода.

Таким образом, работа эпидемиолога начинается еще до выхода в очаг зоонозной инфекции.

Она заключается в том, что эпидемиолог изучает документацию, которая характеризует эпидемиче скую ситуацию в возникшем очаге. Кроме того, эпидемиолог обеспечивает готовность лаборатории к предстоящему взятию проб от больного и контактных. В практике, как правило, придерживаются клас сификации зоонозов (Шляхов.Н.), в основе которой лежит приуроченность возбудителей зоонозных инфекций к определенным группам животных: 1) зоонозы диких животных;

2) зоонозы домашних живот ных;

3) зоонозы синантропных животных.

Говоря о современной возможности использования эпидемиологического обследования оча гов зоонозных инфекций, хотелось бы подчеркнуть, что его применение не столь эффективно в очаге антропонозной инфекции, так как оно зависит от ряда факторов: 1) ветеринарная служба, как правило, осуществляет эпизоотологический надзор за особо опасными заболеваниями и заболеваниями про дуктивного поголовья;

2) учитывая частную форму ведения животноводства ветспециалисты зачастую в нарушение требований Ветеринарного Законодательства вынуждены выполнять указания частного владельца, и о наличии очага зоонозной инфекции становится известно нередко только тогда, когда начинают появляться первые больные среди людей, что при отдельных инфекциях может составить значительный по времени период.

пидемиологический диагноз предполагает оценку складывающейся ситуации и ее причин на конкретной территории, среди определенных групп населения в изучаемый отрезок времени. Подобно используемому в клинической практике понятию «донозологическая диагностика», т.е. распознавание пограничных состояний организма между здоровьем и болезнью, нормой и патологией, в эпидемиоло Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы гической практике существует понятие «предэпидемическая диагностика» [1], то есть при зоонозах это будет своевременное обнаружение ветеринарной службой предпосылок и предвестников возможного осложнения эпидемиологической ситуации, с разработкой на её основе рекомендаций по оперативной коррекции плана профилактических и противоэпидемических мероприятий (Б.Л. Черкасский, 1994).

Предпосылками служат природные и социальные явления, начавшейся активизации взаимо действия членов паразитарной системы, свидетельствующие о возможности ее перерастания в мани фестный эпидемический процесс при благоприятно складывающихся факторах природно-социальной среды.

В области изучения зооантропонозов существует граница, в значительной мере разделяющая сферу практических интересов эпидемиологов и эпизоотологов. Внимание первых сосредоточено пре имущественно на изучении природных очагов инфекций (зоолог и энтомолог) и на профилактике свя занных с ними болезней. Главным объектом исследований ветеринарных специалистов и проведения ими противоэпизоотических мероприятий является, как известно, инфекционная патология сельскохо зяйственных, промысловых и домашних животных.

Тенденция к сближению служб, оперативности в обмене информацией, развитию мониториро вания эпизоотологического и эпидемиологического процессов последний раз в истории России нашла своё отражение в совместных нормативных документах по 16 зоонозным инфекциям в 1996 году.

Заключение Начиная с 2004 года, период реформирования государственной санитарно-эпидемиологиче ской службы Российской Федерации, о зоонозах начинают вспоминать только тогда, когда возникают чрезвычайные ситуации или проводится проверка микробиологических лабораторий по системе ГО иЧС (МЧС) при решении задач на обнаружение возбудителей 2 группы патогенности (сибирская язва, бруцеллёз, туляремия и т.д.), а это может привести в конечном итоге к потере практических навыков.

Негативным моментом может послужить дефицит квалифицированных кадров, имеющих практику в ликвидации очагов особо опасных зоонозных инфекций.

В последние годы актуальным зоонозом является бешенство, эпизоотия которого наблюдает ся в России и в странах Европы. Несмотря на разлитую эпизоотию данной инфекции, до настоящего времени в России отсутствует единая стратегия (с планом мероприятий) по борьбе с бешенством. Не обходимо отметить, что отсутствие проведения динамичного полноценного комплексного межведом ственного мониторинга за зоонозными инфекциями может привести к необратимым последствиям, учи тывая постоянно меняющийся, под давлением антропогенного фактора, ландшафт и его границы, а также форму ведения животноводства.

Литература 1. Брико Н.И., Покровский В.И. Структура и содержание современной эпидемиологии. Журн.

эпидемиол.2010, 3: 91-95.

2. Черкасский Б.И. Взаимосвязь систем эпидемиологического надзора и социально-гигиени ческого мониторинга. пидемиол.инфекц.бол.2003, 4: 8-11.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ ЗА БЕШЕНСТВОМ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ А.А.Нафеев, заведующий отделением особо опасных инфекций Федерального государственного учреж дения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Ульяновской области», профессор кафедры инфек ционных и кожно-венерических болезней медицинского факультета ФГОУ ВПО Ульяновского государственного университета, доктор медицинских наук Д.А.Васильев, д б н, профессор, зав кафедрой МВЭиВСЭ УГСХА Н.И. Пелевина, соискатель кафедры МВЭиВСЭ УГСХА Т Н Рузанова, соискатель кафедры МВЭиВСЭ УГСХА А.В. Меркулов, к б н, с т преподаватель кафедры МВЭиВСЭ УГСХА Ключевые слова: природно-очаговые инфекции, бешенство, риск для здоровья, резервуар вируса Работа посвящена одной из серьёзных проблем эпидемиологии и эпизоотологии – бешен ству. Реальная опасность для человека заставляет включать их очаги в факторы экологического риска на той или иной территории. Описание и изучение широты распространения бешенства, несет важную информацию для представителей медицины, ветеринарии, экологии и других специ алистов, оценивающих конкретную ситуацию и степень риска для здоровья людей в тех или иных административных территориях.

Введение Актуальность проблемы. Концепция «Национальной системы химической и биологической безопасности РФ (2009 – 2013 гг.)», утвержденная в начале 2008 года является объективной необходи мостью, направленной на защиту населения Российской Федерации и среды его обитания от опасных биологических и химических факторов, риски которых не только сохраняются, но и значительно нарас тают.

Инфекционные болезни животных создают предпосылки эпидемической их проекции, умно жая биологическую опасность как в регионах, так и в России в целом.

Постоянная угроза биологической опасности, необходимость оптимизации эпизоотологиче ского контроля наиболее опасных болезней животных, в т.ч. и зоонозов, и определили цель и направле ния нашего исследования по бешенству.

Материалы и методы В Ульяновской области, с 1997 года и включительно по 2000 год, количество лиц ежегодно обращающихся за антирабической помощью, превышало 6 тысяч человек. Начиная с 2001 года этот показатель стал постепенно снижаться: до 5287 человек (2001 г.), затем до 4079 человек, в 2008 году обращаемость составила рекордно низкое количество лиц - 3742 человека (2010 г. – 3888 человек). В 2010 году в Ульяновской области, впервые за последние 15 лет зарегистрирован случай гидрофобии у мужчины в возрасте 23 лет (Барышский р-н, с.Воецкое). Причиной летального исхода послужило не обращение за медицинской помощью по причине укуса нанесённого лисой в палец кисти.

Регистрация бешенства в Ульяновской области ведётся с 1952 года. Всего за исследуемый период с 1952 по 2010 гг. было зарегистрировано 25 случаев гидрофобии у людей: 1950-1960 гг. – 15 сл.

(60%);

1961-1970 гг. – 3 сл. (12%);

1971-1980 гг. – 2 сл. (8%);

1981-1990 гг. – 2 сл. (8%);

1991-2000 гг.1 – сл. (8%);

2001-2010 гг. – 1 сл. (4%). Напряжённая и целенаправленная антирабическая деятельность, которую осуществляют работники органов и учреждений здравоохранения совместно с санитарно-эпи демиологической и ветеринарной службами не даёт 100% гарантии предупреждения гидрофобии у людей.

При анализе оказания антирабической помощи населению Ульяновской области наблюдается обратно пропорциональное состояние, когда на фоне уменьшения количества лиц обращающихся за антирабической помощью из года в год растёт количество лиц получивших назначение на специфиче скую иммунизацию против бешенства. тот показатель вырос с 53,8% (1997 г.) до 94,2 % (2010 г.), то есть в 1,75 раза.

С учётом характера резервуара возбудителя различают эпизоотии природного типа, когда бо Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы лезнь распространяют дикие плотоядные, и городского, в которых источниками вируса и распростра нителями болезни являются собаки и кошки (в том числе бродячие), численность которых определяет масштабы эпизоотии.

Для бешенства характерно циклическое течение заболевания. В природных условиях для развития эпизоотии бешенства необходим прямой контакт между больными и восприимчивыми жи вотными, при этом каждое больное животное должно инфицировать более чем одно восприимчивое животное, в противном случае эпизоотия затухнет. Если уровень воспроизводства заболевания (R0) превышает 2, то инцидентность болезни будет увеличиваться. Если же каждое больное животное кон тактирует и заражает менее чем одно восприимчивое животное, инцидентность болезни будет умень шаться (эпизоотия угасает). В реальных условиях такие изменения не остаются постоянными долгое время, так как число восприимчивых животных становится ограниченным, интенсивность контактов между ними снижается ввиду того, что многие восприимчивые животные или сами больные (медиаторы заболевания) уже погибли. Таким образом, эпизоотический процесс бешенства является типичным, как и при других инфекционных заболеваниях, с одной лишь разницей – выздоровление больных особей, как правило, не наступает.

В своей работе мы придерживались положения, что заболеваемость (в данном случае – коли чество заболевших бешенством особей) – более показательный фактор, чем неблагополучие (количе ство неблагополучных пунктов.

С 2000 года число случаев бешенства в России практически неуклонно растёт. Так, если в г. в Российской Федерации было зарегистрировано 3558 случаев бешенства (без бешенства кошек), то в 2003 г. – 3861, что на 8,6% больше, чем в 2002 г. В 2004 г. произошло некоторое улучшение эпизоо тической ситуации (особенно на западе Европейской части России) – зарегистрировано 2887 случаев бешенства (76,2% по отношению к 2003 г.). В 2005 г. вновь произошло существенное ухудшение ситуа ции – было зарегистрировано 4612 случаев бешенства животных, что на 60,7% больше, чем в 2004 г..

В 2006 г. отмечено снижение числа случаев бешенства (1771) с последующим резким их нарастанием в 2007 г. (4860). В 2010 году зарегистрировано 4437 случаев бешенства среди животных. Основной вклад в рост неблагополучия и заболеваемости вносят домашние и дикие плотоядные животные.

В Ульяновской области отмечалась несколько иная картина: в 2002 году, впервые в истории области, бешенство среди животных не регистрировалось;

в 2003 году произошло ухудшение эпизоо тической ситуации – 26 случаев;

в 2004 году рост продолжился и составил 161,5% (68 случаев);

в году отмечено некоторое послабление эпизоотической напряжённости – 42 случая (снижение соста вило 38,3%);

в 2006 году оздоровление эпизоотической ситуации продолжилось – 3 случая (снижение на 92,9%);

с 2007 года отмечено осложнение эпизоотической ситуации – 13 случаев (рост составил 333,3%), продолжившееся в 2008 году – 28 случаев (рост 115,4%). В 2009 году эпизоотия бешенства нарастала, было зарегистрировано 49 случаев бешенства (тенденция к росту составила 75%), в году достигнуто послабление эпизоотической активности до 35 случаев (снижение составило 28,6%).

Таким образом, если в 2002-2005 гг. в Ульяновской области отмечалось отставание от развития эпизо отического процесса в РФ, то с 2006 года ситуация выровнялась.

В рамках нашей работы было рассмотрено четыре популяции организмов, вовлеченные в эпи зоотический процесс циркуляции бешенства в разной степени и определенные нами как целевые по пуляции (популяции риска):

1 – сопредельная популяция собак без дифференцировки этих животных по уровням социали зации на домашних и уличных (одичавших, бродячих, безнадзорных). Однако основной акцент в любых исследованиях следует делать именно на группу уличных животных, как наиболее активных с высоким уровнем контактов;

2 – сопредельная популяция диких плотоядных животных, к которой мы отнесли, как основной вид, рыжую лисицу – по причине наличия достоверной информации, более или менее пригодной для статистической обработки;

3 и 4 группы – это тупики инфекции, к которым мы отнесли условно обособленную популяцию сельскохозяйственных животных (крупный рогатый скот, мелкий рогатый скот, свиньи, лошади).

Установлено, что рабической инфекции на протяжении многих лет принадлежит важная роль в формировании биологической опасности в области. Для изучения закономерностей энзоотичности Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы бешенства в регионе организовали и осуществляли эпизоотологический мониторинг за бешенством и установили, что в эпизоотический процесс этой инфекции вовлечены дикие и домашние животные видов.

Анализ эпизоотической обстановки по заболеванию бешенством животных в Ульяновской об ласти за 1952 - 2010 гг. показал, что в этот период было зарегистрировано 2035 инциндентов в районе области, 5 городах (Ульяновск, Димитровград, Барыш, Инза, Сенгилей). При этом доля сельско хозяйственных животных (крупный рогатый скот, мелкий рогатый скот, лошади) от общего количества заражённых составила 52,9% (1077 гол.), домашних животных 23,7% (482 гол.), диких животных 23, % (всего 476 случаев). Заболевания животных бешенством регистрируются ежегодно за исключением 2002 года. пизоотическая обстановка по бешенству в отдельные годы (1975, 1976, 1985 гг.) была край не неблагополучной, бешенством было охвачено по 20 административных территорий области из 23 в 228 неблагополучных пунктах с общим количеством заболевших животных 342 головы. За последние 10 лет напряжённая эпизоотическая ситуация по бешенству имела место в 2004 году, когда бешенство было зарегистрировано в 16 административных территориях области в 64 неблагополучных пунктах у 68 животных. Из архивных данных также следует, что за период с 1951 по 2010 гг. количество неблаго получных населённых пунктов, где было зарегистрировано бешенство, варьировало от 1 (1951, гг.) до 85 (1976 г.), а количество неблагополучных административных территорий в эти годы - от 1 до 20. Регистрация только сельскохозяйственных животных имела место в 1951, 1964, 1966, 1986, годах;

только домашних животных в 1997 году и ни разу не регистрировалось бешенство только среди диких животных. Если в России наибольшее число случаев бешенства приходится на диких животных, за которыми следуют сельскохозяйственные животные (тупик рабической инфекции) и собаки (неко торые авторы относят их к предполагаемым тупикам инфекции), то в Ульяновской области на первом месте до 2010 года находились дикие животные, подтверждая природно-очаговый характер данного за болевания, а затем следуют собаки и кошки. В 2010 году, несмотря на преобладание бешенства среди популяции домашних животных (собаки, кошки), самым активным источником бешенства по-прежнему являются дикие животные и, прежде всего рыжая лисица. Чем больше проводится исследований, тем больше регистрируется случаев заболевания, в связи, с чем прослеживаются следующие причинно следственные связи:

1. исследования в популяции диких животных и выявление все большего числа положитель ных (больных) – факт не совсем понятный и логичный, т.к. в данном случае исследования не имеют под собой высокой мотивации в отличие от исследования сельскохозяйственных животных (продуктивные животные). Однако если с/х животные являются тупиками в эпидемической цепи бешенства, а умень шение позитивных результатов диагностических исследований указывает на дефекты в проводимом эпизоотологическом надзоре за рабической инфекцией, учитывая общую тенденцию роста превалент ности бешенства на территории России, связанную на территории Ульяновской области, прежде всего с дикими животными. Следует отметить, что при этом подразумевается рост превалентности заболева ния среди плотоядных – активных медиаторов бешенства;

2. в популяции диких животных и собак – подтверждается гипотеза об инцидентной диагно стике, когда исследуются заведомо больные (или с высокой вероятностью заболевания) животные. В таком случае реальная превалентность заболевания смещена (находится на более высоком уровне, чем мы предполагаем), и результаты диагностических исследований не отражают реальной заболева емости в популяции.

Анализируя видовой состав диких животных, имевших позитивные случаи бешенства, необ ходимо отметить явное превалирование в Ульяновской области лисьего бешенства, хотя недостаточно популяционных данных по численности и пробоотбору среди других диких плотоядных (известно, что видовой состав и численность других диких животных – крайне ограничен (лось, олень, рысь, барсук и т.д.).

С другой стороны, при оценке роли диких животных следует рассмотреть эпидемический про цесс бешенства по отношению к целевой популяции людей, данные по которой наиболее полные и до стоверные (данные мониторинга антирабической помощи населению Ульяновской области).

Причинами обращения за антирабической помощью являются контакты (по данным послед них лет) с: домашними собаками 60,5%, кошками 23,5%;

безнадзорными собаками и кошками – 14,1%.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы В группе сельскохозяйственных животных на крупный рогатый скот приходится 28,6%, на лошадей и свиней по 35,7%.

В группе диких животных рыжая лисица составляет не более 7-8% причин обращения за анти рабической помощью. Особого внимания заслуживает высокая обращаемость населения по поводу контактов с мышевидными грызунами, которая составляет в отдельные годы до 90%.

Дикие и домашние животные – основные хозяева возбудителя бешенства в современных ус ловиях.

При анализе имеющейся информации выявлено, что на территории Ульяновской области как и большинства субъектов Российской Федерации в населённых пунктах сформирован и поддерживается именно уличный тип бешенства. С учетом того, что популяция собак (и кошек), возможно, не является обособленной, более правильно будет определение смешанный или улично-лесной тип заболевания.

Следует отметить, что бешенство в Ульяновской области регистрировалось не только в сель ской местности, но и в городах: Ульяновск (1955, 1959 -1962, 1968, 1970 - 1974, 1976 - 1977, 1985, 1990, 1993 -1997, 2000 – 2007, 2010 гг.) – всего 30 лет (превалентность составила 0,5);

Димитровград (1954, 1956, 1958, 1976 -1978, 1991, 1994, 1995, 2000 гг.) – всего 11 лет (превалентность 0,2);

Барыш (1967, 1969, 1988, 2004, 2006, 2009, 2010) – всего 7 лет (превалентность 0,08);

Инза (1954, 1956, 1957, 1958, 1959, 1960, 1961, 1970) – всего 8 лет (превалентность 0,14);

Сенгилей (1984, 1985, 1998, 1999, 2004, 2005) – всего 6 лет (превалентность 0,1). Напряжённость эпизоотической обстановки современного бешенства по административным территориям можно выразить в относительных измерениях как плот ность инфекции (годовое число случаев на 100 тыс.км). По этой оценке наиболее высокие показатели (более 10 случаев) имели Ульяновский р-н (14,6), Чердаклинский (14,8), Новомалыклинский (13,2) и Сурский (12,4) и районы, расположенные в разных частях области, представляя её лесостепную зону.

Структура животных наименее участвующих в поддержании вируса бешенства как в природе, так и на селённых пунктах следующая: свиньи (последний случай имел место в 1971 г.);

мелкий рогатый скот и лошади (1990 г.), крупный рогатый скот (единичные случаи – последний в 2010 г.). Кошки также во влекаются в циклы инфекции лишь спорадически, не участвуют в циркуляции возбудителя, служат био логическим тупиком. В тоже время, среди прочих восприимчивых животных кошки представляют собой вторую после собак группу риска. В дикой природе преобладающим резервуаром и источником возбу дителя бешенства как природно-очаговой инфекции особая роль в развитии эпизоотической ситуации в регионе принадлежит рыжей лисице, в урбанизированных ландшафтах неоспоримое преимущество у собак, которые представляют собой группу максимального риска ввиду их преобладающих контактов с лисицами.

Таким образом, понятие «природный очаг» характеризует биоценотические отношения между патогенным паразитом животными донорами, живыми паразитическими переносчиками и животными реципиентами в соответствующих ландшафтных условиях.

Из 21 района и 2 городов Федерального значения Ульяновской области, пораженных бешен ством, в одном только Димитровграде на протяжении изучаемых 58 лет эта инфекция имела самое малое распространение 17 раз, в Ульяновске - 90 раз. В Б.Сызганском – 30 раз, в Барышском - 176 раз, в Вешкаймском 78 раз, в Инзенском районе 103 раза, в Карсунском – 127 раз, в Кузоватовском – 69 раз, в Майнском – 160 раз, в Мелекесском – 81 раз, в Николаевском – 110 раза, в Н.Малыклинском – 64 раза, в Новоспасском – 130 раз, в Павловском – 63 раза, в Радищевском – 65 раз, в Сенгилеевском – 33 раза, в Ст. Майнском – 66 раз, в Ст. Кулаткинском – 88 раз, в Сурском – 170 раз, в Тереньгульском – 64 раза, в Цильнинском – 41 раз, в Чердаклинском – 94 раза и в Ульяновском районах 52 раза.

Приведённые показатели подтверждают, что на территории Ульяновской области бешенство – не случайная инфекция, а закономерная, имеющая природно-очаговый характер. В связи с этим при районировании используется ранговый подход к разделению территории. то определение учитывает зависимость феномена природной очаговости от биоценотических взаимоотношений. Поэтому типиза ция природных очагов осуществляется на ландшафтно-биоценотической основе. На основе изучения географии конкретной нозологической единицы анализируемая территория по степени эпизоотологи ческого благополучия (уровню заболеваемости) может быть разделена на следующие группы районов, зон:

1. районы (зоны) с высоким уровнем заболеваемости на протяжении всего анализируемого Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы периода или с повышением интенсивности эпизоотического процесса в конце анализируемого периода (Барышский, Карсунский, Майнский, Новоспасский, Сурский) – 21,7%;

2. районы (зоны) со спорадической заболеваемостью на протяжении всего анализируемого пе риода или со снижением заболеваемости в последние годы до уровня спорадической (г.Ульяновск, Веш каймский, Инзенский, Кузоватовский, Мелекесский, Николаевский, Новомалыклинский, Ст.Майнский, Ст.Кулаткинский, Тереньгульский, Чердаклинский и Ульяновский районы) – 52,2%;

3. районы (зоны), в которых в последние годы анализируемого периода данная болезнь не ре гистрировалась (г.Димитровград, Б.Сызганский, Павловский, Радищевский, Сенгилеевский, Цильнин ский районы) – 26,1%;

4. районы (зоны), на территории которых в течение всего анализируемого периода данная болезнь не регистрировалась – таких территорий нет.

Территории 1-й и 2-й групп районов (зон) оцениваются как территории эпизоотически неблаго получные, а территории 3-й и 4-й групп районов (зон) - как территории эпизоотически благополучные.

Важным эпизоотическим критерием активности бешенства является сезонность распростра нения инфекции.

О сезонности какой-либо болезни можно говорить при наличии регулярных, повторяющихся на протяжении многих лет подъемов интенсивности эпизоотического процесса в определенное время года. ти подъемы выражаются ростом заболеваемости животных, увеличением количества эпизоо тических очагов и зависят от известных сезонных изменений метеорологических условий, с которыми связана активизация механизма передачи возбудителей болезней, а в некоторых случаях снижение резистентности восприимчивых животных.

Учитывая приуроченность подъемов заболеваемости к определенному времени года, говорят о весенней, летней, осенней или зимней сезонности инфекционных болезней. Но повышение заболе ваемости может быть приурочено и к переходным периодам (осенне-зимняя, зимне-весенняя сезон ность).

Если распространение болезни не зависит от смены времен года, сезонность исключается, хотя средние статистические данные за отдельные годы и могут ее симулировать.

Сезонность установлена при многих инфекционных болезнях животных, и ее необходимо учи тывать при планировании и проведении противозпизоотических мероприятий, а также прогнозирования эпизоотичеокой ситуации.

В настоящее время наблюдают следующую сезонность бешенства: ежегодные зимне-весен ние и осенние подъемы заболеваемости животных, связанные с сезонными изменениями активности основных распространителей болезни - диких плотоядных (прежде всего лисиц). На январь—март при ходится период спаривания лисиц, а осенью становится самостоятельным подросший молодняк. Кон такты животных в эти сезоны, естественно, учащаются, возможности передачи вируса и распростране ния болезни возрастают.

Необходимо подчеркнуть, что сезонность проявления одной и той же болезни может быть неодинаковой на разных административных территориях и в разных хозяйствах даже одной гео графической зоны. то объясняется различиями природных условий и некоторыми хозяйственными особенностями.

Анализ данных заболеваемости среди животных, с лабораторно подтверждённым диагнозом бешенство, за последние 3 года (2008-2010 гг. – 112 случаев) по сезонам года показал, что в Улья новской области имеют место определённые сезонные колебания. Максимальное количество больных бешенством животных регистрируется в осенние месяцы 44 случая – 39,3% (ноябрь – 19 сл. – 43,2%), в зимние месяцы 29 случаев – 25,9% (декабрь 12 случаев – 41,4%), в весенние 26 случаев – 23,2% (апрель – 15 случаев – 57,7%), в летние месяцы 13 случаев – 11,6% (июнь – 6 сл. – 53,8%).

При изучении годовой динамики функционирования бешенства выявлена общая закономер ность, связанная с биологическим циклом основных и факультативных его хозяев, подтвердив, что эпизоотическое проявление бешенства, в т.ч. в дикой природе, отмечается круглогодично, но имеет выраженные сезонные эпизоотические надбавки. В аутохтонных очагах среди лисиц максимально – осенью и зимой;

в антропургических – зимой и весной в популяции кошек;

весной, осенью и зимой – в популяции собак.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Сезонность бешенства среди животных тесно связана с биологией лисиц. По видам живот ных: на ранне-весенний период (2008-2010 гг.) на рыжую лисицу пришлось 6 случаев (11,5%), во второй период, связанный с расселением молодняка – в осенне-зимний (увеличение плотности популяций за счёт молодых особей) сезон года составило 36 случаев (69,2%). В целом за оба периода имело место 42 случая (80,8%). На летний период времени года, когда лисицы заняты воспитанием выводков, и под вижность их ограничена, пришлось 6 случаев заболевания (11,5%).

Заключение Полученные результаты исследований дают основание заключить, что динамика эпизооти ческой ситуации рабической инфекции находится под многофакторным воздействием экологических, трофических и эволюционно-биологических причин, а эпизоотийные явления, зарождаясь в дикой при роде, перемещаются в агроценоз и на урбанизированные территории.

УДК: 619.614.48:616.98:579.873. ИЗУЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОСТИ БЫСТРОРАСТУЩИХ АТИПИЧНЫХ МИКОБАКТЕРИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО «ЭКОЦИД С»

А.П. Палий, кандидат ветеринарных наук, докторант Национальный научный центр «Институт экспериментальной и клинической ветеринарной медицины»

г. Харьков, Украина.

тел. +380662253434, paliy.tub@mail.ru Ключевые слова: Концентрация, экспозиция, бактерицидное действие, быстрорастущие атипичные микобактерии, дезинфицирующий препарат «Экоцид С.

Работа посвящена изучению уровня устойчивости быстрорастущих атипичных микобак терий относительно бактерицидных свойств нового дезинфицирующего препарата «Экоцид С.

Установлено, что быстрорастущие атипичные микобактерии (V группа по Раниону) имеют раз типичные V ный уровень резистентности к действию одного и того же дезинфектанта. Наиболее устойчивой культурой относительно бактерицидного действия препарата «Экоцид С является M. fortuitum, а менее устойчивой есть культура M. fl.

Введение. При проведении диагностического убоя сельскохозяйственных животных, которые позитивно реагируют на внутрикожное введение ППД-туберкулина для млекопитающих, и проведении бактериологического исследования биоматериала, вместе с возбудителем туберкулёза М. bovis иден тифицируются культуры атипичных микобактерий, роль которых в эпизоотологии туберкулёза до конца не выяснена. Данные микроорганизмы являются сапрофитами, но некоторые из них могут вызывать па тологические процессы в макроорганизмах, являться причиной сенсибилизации животных к аллергену (туберкулину), что усложняет диагностику туберкулёза.

Большинство авторов относят атипичные микобактерии к самостоятельным видам рода M cobacterium и классифицируют их согласно Раниона (1959) с учётом пигментообразования и скорости роста на питательных средах [1].

Особый интерес для науки представляют быстрорастущие микобактерии (IV группа по Ранио IV ну). Данные микроорганизмы применяются в качестве тест-культур при первоначальном определении туберкулоцидных свойств новых дезинфицирующих препаратов [2, 3], определения качества проведе, ], ния дезинфекции при туберкулёзе сельскохозяйственных животных [4]. Однако вопрос устойчивости разных видов быстрорастущих микобактерий к дезсредствам изучен не достаточно, чему и посвящена наша работа.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Цель работы. Установить уровень резистентности быстрорастущих атипичных микобактерий относительно бактерицидных свойств нового дезинфицирующего препарата «коцид С».

Материалы и методы исследований. Материалом для исследований явился дезинфициру ющий препарат «коцид С» производства КРКА (Словения). Препарат применяли в концентрации 1, 3, 5% по препарату при экспозиции 1, 5, 24 часа. В опытах были использованы культуры быстрорасту щих атипичных микобактерий M. drhfr, M. fl, M. fruu, M. phl, M., M. h.,. fl,.

,,.,.,. tham nopheos.

Опыты были проведены согласно методических рекомендаций «Визначення бактерицидних властивостей дезінфікуючих засобів, проведення дезінфекції та контроль її якості при туберкульозі сіль ськогосподарських тварин» Утв. Гос. ком. вет. мед. Украины 20.12.2007 г.

Результаты исследований и их обсуждение. Результаты проведенных исследований пред ставлены в таблице.

При анализе результатов, представленных в таблице установлено, что наибольшую устойчи вость к бактерицидному действию препарат «коцид С» проявляет M. fortuitum.

Высокий уровень устойчивости к дезсредству установлен у культур M. phlei, M. diernhoferi, оди наковую резистентность проявили M. и M. thamnopheos.

Менее устойчивой определена культура M. fl.

Таблица - Устойчивость микобактерий относительно «Экоцид С»

№ Экспозиция, Концентрація, % п/п Культура час. 1 3 1 M. 1 + + + diernhoferi 5 + + + IV гр. 24 – – – 2 M. 1 + + – flavescens 5 + + – IV гр. 24 – – – 3 M. 1 + + + fortuitum 5 + + + IV гр. 24 + + – 4 M. 1 + + + phlei 5 + + + IV гр. 24 + – – 5 M. 1 + + + smegmatis 5 + + – IV гр. 24 + – – 6 M. 1 + + + thamnopheos 5 + + – IV гр. 24 + – – Примечание: «–» - рост колоний микобактерий присутствует;

«+» - рост колоний микобактерий отсутствует.

Дезинфектант «коцид С» инактивирует M. fortuitum в концентрации 5% при экспозиции часа, M. phlei – в концентрации 3 - 5% за 24 часа, M. и M. thamnopheos – в концентрации 3% за 24 часа и в концентрации 5% при действии в течении 5 - 24 часов.

Культуры микобактерий M. diernhoferi утрачивали жизнеспособность при действии препарата «коцид С» в концентрации 1 - 5% при экспозиции 24 часа, M. fl – в концентрации 1 - 3% при экспозиции 24 часа и при 5% за 1 - 24 часа.

Заключение. Установлено, что быстрорастущие атипичные микобактерии (IV группа по Рани типичные IV ону) имеют разный уровень резистентности к действию одного и того же дезинфектанта.

Наиболее устойчивой культурой относительно бактерицидного действия препарата «коцид С» является M. fortuitum, а также M. phlei.

Наименьшей устойчивостью к дезсредству «коцид С» обладает культура атипичных микобак Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы терий вида M. fl.

Библиографический список:

1. Туберкулёз животных и меры борьбы с ним / Под ред. Ю.Я. Кассича. – К.: Урожай, 1990. – 303 с.

2. Деклараційний патент 62584А Україна, ПМК 7 G01N33/50. Спосіб визначення бактерицид 01N33/50.

N33/50.

33/50.

ної дії дезінфектантів при туберкульозі / Ю.Я. Кассіч, А.І. Завгородній, П.М. Тихонов, Г.В. Пономаренко (ІЕКВМ). – № 2003043293;

Заявл. 14.04.2003;

Опубл. 15.12.2003, Бюл. № 12.

3. Патент на корисну модель № 30045 Україна, МПК А 61L 2/16. Спосіб визначення норми ви L трати дезінфектантів при знезараженні об’єктів контамінованих мікобактеріями / А.П. Палій, А.І. Завго родній. – № u 2007 10837;

заявл. 01.10.2007;

опубл. 11.02.2008, Бюл. № 3.

4. Патент на корисну модель № 26856 Україна, МПК А 61L 2/16 С12 1/00. Спосіб визначення ефективності дезінфекції при туберкульозі / А.І. Завгородній, А.П. Палій (ННЦ «ІЕКВМ»). – № u 05638;

заявл. 22.05.2007;

опубл. 10.10.2007, Бюл. № 16.

УДК 619:616.98:578.827. ПОЛУЧЕНИЕ И ПРЕЦИПИТАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ ПРЕПАРАТОВ КОНЦЕНТРИРОВАННОГО ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО РИНОТРАХЕИТА КРУПНОГО РОГАТОГА СКОТА Першин А.С., ГНУ Всероссийский НИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии РАСХН, г. Покров pershinandre@mail.ru Новиков Б.В., ГНУ Всероссийский НИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии РАСХН, г. Покров bvnov@yandex.ru Ключевые слова. Ринотрахеит КРС, герпесвирус-1, концентрирование, преципитационный анализ, иммуноэлектрофорез.

Описаны два метода получения препаратов концентрированного вируса инфекционного рино трахеита крупного рогатого скота и результаты их иммунологического сравнения в реакции диффузной преципитации и иммуноэлектрофорезе.

Введение. При получении моноклональных антител, для иммунизации важно иметь препарат концентрированного вируса, в котором наиболее полно присутствуют вирусные белки. Для скрининга желательно использовать отличающийся от него препарат, характеризующийся высокой чистотой. Ме тоды очистки герпесвирусов довольно сложны по сравнению с другими вирусами. Их эффективность варьирует в зависимости от штамма и вируса [1]. Поэтому, целью нашей работы являлось получение различных препаратов очищенного вируса для дальнейшего их использования при получении моно клональных антител.

Материалы и методы. В качестве исходного материала использовали штамм ТК-А/К вируса инфекционного ринотрахеита КРС культивируемый на культуре MDBK в среде Игла с добавлением 10% сыворотки крови КРС. Инфекционный титр 7-8 lg ТЦД50/мл. По достижении 90-100% цитопатического действия вируса, культуру снимали механическим способом и подвергали трёх кратной криогенной де струкции при температуре заморозки -70 °С и разморозки при +37 °С, а затем центрифугировали при 3000 G в течение 30 минут.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Концентрацию белка определяли методом Лоури и соавт. [6] в качестве стандарта использова ли альбумин бычий сывороточный кристаллический фирмы «Sg».

Иммуноэлектрофорез ставили по методу Грабара и Уильямса в модификации Шейдегерра [2].

лектрофорез проводили на пластине 85х90 мм при силе тока 28 мА на пластину, в течение 45 минут.

Пластины заливали расплавленной агарозой, так чтобы агаровый слой был толщиной 1.5 мм (12 см агарозы на пластину). После застывания агарозы вырезали лунки диаметром 4 мм и канавки между ними размером 55х2 мм. Расстояние между канавками и лунками составляло 4 мм. Канавки заполняли специфическими сыворотками вровень с поверхностью агарозы. Учет результатов проводили через и 48 часов инкубирования при комнатной температуре. Учет производили визуально при просмотре пластин в проходящем свете. Для документирования результатов гели отмывали физиологическим рас твором, переносили на GlBud и окрашивали Кумасси R-250.

Иммунодиффузию ставили согласно стандартной процедуре на стёклах покрытых 1% гелем агарозы приготовленной на -EDA буфере, рН 8,4.

Преципитацитонные анализы проводили со специфическими сыворотками крови кролика и КРС. Для исключения взаимодействия сывороточных антител с нормальными культуральными анти генами, сыворотки истощали инкубируя с лизатом клеток MDBK в течении 30 мин при 37 °С и последу ющим центрифугированием. В обоих случаях, лунки заполняли исследуемыми препаратами вровень с поверхностью агарозы (18 мкл).

Концентрирование. Перед осаждением проводили первичное концентрирование обратным диализом в ПГ 6000 до 10 кратного уменьшения начального объема.

На дно пробирки наслаивали 55% раствор сахарозы с плотностью 1,26 г/см3, затем наслаи вали 45%-ный раствор сахарозы с плотностью 1,20 г/см3 и 25%-ный раствор с плотностью 1,10 г/см3.

Сверху наслаивали вирусный препарат и центрифугировали при 125000g в течение 2 часов. Согласно исследователям, определявшим плавучую плотность вируса [3,4] он локализуется между 45% и 55% ным раствором сахарозой. Вирус локализованный на данной интерфазе собирали и ресуспендировали в -EDA буфере, рН 7,4.

Фильтрацию проводили двукратно, уменьшая первоначальный объём в 150 раз, на проточном тангенциальном концентраторе через фильтры Dfl Ulfil тип PM10 (A, США), пропускаю Dfl Ulfil 10 A,, щие частицы с молекулярной массой менее 10000 Да.

а) б) Рис 1. Активность препаратов концентрированного вируса в РДП. а) препарат концен трированный в градиенте плотности сахарозы. б) препарат концентрированный фильтрацией.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Результаты исследования. Концентрация белка составила 5,4 мг/мл в препарате концентри рованном фильтрацией, 1 мг/мл в препарате концентрированном ультрацентрифугированием.

В реакции диффузной преципитации наивысший титр имел препарат концентрированного фильтрацией вируса 1:64-1:128, у вируса концентрированного в градиенте плотности сахарозы 1:16 1:32. Полосы преципитации первого препарата более широкие и располагаются ближе к центральной лунке, что говорит о большей концентрации вирусного препарата (рис 1).

то подтверждает и электрофоретическое разделение. Препарат концентрированный филь трацией преципитирует с образованием более широкой и толстой линии преципитации (рис 2). Одна ко, мы считаем, что среди присутствующих вирусных белков, довольно большое количество занимают культуральные белки, остающиеся при данном методе концентрирования.

Рис 2. Иммуноэлектрофореграмма препаратов концентрированного вируса. 1) препарат концентрированный фильтрацией. 2) препарат концентрированный в градиенте плотности са харозы.

Полученные нами препараты также пригодны для выявления антител против антигенов виру са ИРТ в сыворотках с.-х. и лабораторных животных в непрямом твёрдофазном иммуноферментном анализе [5].

Заключение. Отработаны два метода концентрирования и очистки вируса ИРТ КРС. Ультра центрифугирование более сложный метод, но он позволяет получить более чистый вирусный препарат.

Фильтрация позволяет сохранить более полный состав вирусных белков в препарате.

Библиографический список:

1. Вирусология. Методы [текст] /Баррет Т. Берд П. Клегг Дж. и [др];

под редакцией Б. Мейхи;

пер.с англ – М.: Мир, 1988. – 344с. ISBN 5-03-001371- 2.. Иммунологические методы [текст] / Под редакцией Г.Фримеля;

пер. с нем. А.П. Тарасова. – М.: Медицина, 1987, 472 с.. – 1985. – № 10. – с 31-32 ISSN 0042-4846.

3 Кузнецова С.В. Концентрирование вируса инфекционного ринотрахеита [текст] / С.В. Кузне цова, А.А. Бойко, В.С. Иванов,.Я. Сазанова // Ветеринария 4. Кучерявенко Р.О. Концентрування, очистка та визначення плавучо щльност врусу нфекцйного ринотрахету велико рогато худоби за допомогою нструментального методу [текст] / Р.О Кучерявенко, В.О. Бусол, О.Ю. Семенченко. // Ветеринарна медицина мжвдомчий тематичний науко жвдомчий жвдомчий домчий домчий вий збирник– 2000. –№ 78 (1) – с197-199. ISSN 0321-0502.

5. Першин А.С. Непрямой иммуноферментный анализ для определения антител к антигенам вируса инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота [текст] / Першин А.С., Казакова А.С., Ка пустина О.В., Чурин А.И., Стрижакова О.М., Новиков Б.В. // Задачи ветеринарной науки в реализации доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации. Материалы Междун. Науч.- прак тич. конф. – Покров, 2011. – С. 112-114..

6. Lwy O. H. P u w Fl g [x] / O.H. Lwy, N.J. R bug, A.L. F, R.J. Rdll // J. Bl. C. – 1951. – № 193. – с. 265–275. ISSN 1225-8687.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы УДК 619:616.2-084:636. РЕСПИРАТОРНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ПОРОСЯТ В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОЙ ТЕХНОЛОГИИ И ИХ ПРОФИЛАКТИКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ АНТИМИКРОБНОГО ПРЕПАРАТА НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ С. В. Петровский, кандидат ветеринарных наук тел. (0212) 37-26-60, vsavm_sergey@tut.by В. Н. Целобёнок, врач ветеринарной медицины тел. (0212) 37-26- УО «Витебская ордена «Знак Почёта» государственная академия ветеринарной медицины», г. Витебск, Республика Беларусь Ключевые слова: респираторные заболевания, поросята-отъёмыши, энергодефицит, «Драксин, профилактика ри проведении исследований установлено, что в условиях свинокомплекса широкое рас пространение имеют респираторные заболевания (бронхиты и бронхопневмонии). Наряду со спец ифической микрофлорой причиной данных заболеваний являются нарушения параметров микрокли мата и высокая бактериальная загрязнённость воздуха. В патогенезе респираторных заболеваний поросят важное место занимают энергодефицитные состояния. Высокий профилактический эф фект при заболеваниях органов дыхания поросят-отъёмышей был получен при применении анти бактериального препарата «Драксина.

Введение. Значительную проблему в современном промышленном свиноводстве составляет сохранность поросят-отъёмышей. то обуславливается рядом факторов, важнейшим из которых явля ется ранний отъём поросят от свиноматок (в 28, 35 или в 42 дня). Поросята младших возрастов под вержены воздействию различных стрессовых факторов, адаптация к которым происходит достаточно тяжело [1, 2]. На фоне нарушений адаптации у поросят после отъёма отмечается всплеск респиратор ных заболеваний различной этиологии, которые сопровождаются снижением интенсивности роста и высоким уровнем отхода [3].

Значительную проблему в адаптации поросят к послеотъёмному содержанию составляют энергодефицитные состояния. Их возникновение в послеотъёмный период во многом обусловлено недостаточным развитием органов пищеварительной системы к усвоению новых видов кормов, сни жением приёма корма [1, 4]. В тоже время развитие резистентности к новым условиям требует повы шенных затрат энергии [5, 6]. Помимо этого, нарушения метаболизма, возникающие у поросят на фоне различных заразных и незаразных заболеваний, будут являться «пусковым» механизмом в развитии энергодефицита.

Среди поросят участка доращивания в разные сроки после отъёма регистрируются бронхиты и бронхопневмонии, обозначаемые общим термином «респираторные патологии». Данные заболева ния имеют значительное распространение среди поросят послеотъёмного периода [3, 7]. Основными этиологическими факторами данных заболеваний являются как нарушения параметров микроклимата, условий кормления и содержания поросят, так и микрофлора (специфическая и неспецифическая).

Причинами развития респираторных патологий могут стать паразитические черви и их личинки (мета стронгилюсы, аскариды). Наиболее частыми причинами респираторных заболеваний в промышлен ном свиноводстве являются Myl yu, Abllu luu, Pull uld, Hlu u, Myl y, Slll lu, Bdll b [3, 7, 8].

Данные заболевания наносят существенный экономический ущерб и требуют разработки и Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы проведения профилактических мероприятий. Во многих свиноводческих хозяйствах отсутствует чёткая система мероприятий по недопущению развития респираторных заболеваний.

В этой связи целью наших исследований стало изучение этиологических факторов ведущих к развитию у поросят респираторных заболеваний, их взаимосвязи с энергодефицитными состояниями, а также разработка профилактических мероприятий с использованием антибактериального препарата «Драксин».

Материалы и методы исследований. Исследования проводились на участке доращивания свиноводческого комплекса (СК-54). Для оценки распространения респираторных заболеваний в усло виях комплекса и выявления возможных предрасполагающих было проведено изучение ветеринарной и зоотехнической отчётной документации.

Раннее выявление биохимических изменений в организме поросят подразумевает проведе ние мониторинговых исследований. Для этого были сформированы 3 группы клинически здоровых по росят-отъёмышей (по 10 животных в каждой) в возрасте 39 дней (4 дня после отъёма), 47 дней (12 дней после отъёма) и 61 день (26 дней после отъёма). У поросят всех групп была отобрана кровь, в которой были определены показатели газового состава (парциальное давление углекислого газа (рСО2) и кис лорода (рО2), насыщенность крови углекислым газом (СО2) и кислородом (О2)) и уровень бикарбонатов (HCO3). Газовый состав крови и концентрация HCO3 были определены с помощью газового анализатора G-602. Помимо данных показателей, в крови была оценена концентрация глюкозы, триглицери -602.

.

.

дов (ТГ), молочной кислоты (лактата), общего холестерола (ОХ), кетоновых тел (КТ), которые являются косвенными биохимическими маркерами развития в организме энергодефицита. Исследования био химического состава крови проводились в отделе клинической биохимии и иммунопатологии животных НИИ прикладной ветеринарной медицины и биотехнологии УО «Витебская ордена «Знак Почёта» го сударственная академия ветеринарной медицины» (НИИ ПВМиБ УО ВГАВМ) (государственная аккре дитация № BY/11202.1.0.087) и в лаборатории кафедры внутренних незаразных болезней животных.

При проведении профилактического этапа исследований была оценена эффективность «Драксина» - антибактериального лекарственного средства, содержащего в качестве действующего вещества 100 мг/мл тулатромицина. Тулатромицин - полусинтетический антибиотик группы макроли дов. Макролиды представляют собой бактериостатические антибиотики, которые ингибируют биосин тез белков благодаря селективному связыванию с бактериальной рибосомальной РНК. Тулатромицин обладает активностью v в отношении Pull ly, Pull uld, Hlu u и Myl bv, а также Abllu luu и Myl yu. У по росят тулатромицин быстро резорбируется и медленно выводится из организма. «Драксин» по степени воздействия на организм относится к умеренно опасным веществам (3 класс опасности).

Для оценки профилактической эффективности препарата в условиях пигбалия свиноводче ского комплекса были сформированы опытная (250 животных) и контрольная (256 животных) группы поросят-отъёмышей с живой массой недостаточной для передачи на участок доращивания (возраст – 35 дней). Поросятам опытной группы при отъёме от свиноматок (перевод с участка опоросов в пиг балий) подкожно вводился препарат «Драксин» в дозе 1 мл на 40 кг массы (однократно). Поросята со держались в пигбалии в течение 34 дней, после чего переводились на участок доращивания. В течение содержания поросят в пигбалии и на участке доращивания за ними проводилось наблюдение и оценка клинических и хозяйственных показателей (заболеваемость респираторными заболеваниями, сохран ность, валовый и среднесуточный прирост живой массы).

Результаты исследований и их обсуждение. При анализе заболеваемости и сохранности свиней было установлено, что в течение 2009 года выбыло по разным причинам 39,2 % от полученного приплода, причём нетехнологическое выбытие составило 15,6 % от приплода. Основное непроизводи тельное выбытие было отмечено на участке доращивания (группа поросят–отъёмышей).

Кормление поросят-отъёмышей осуществляется полнорационными комбикормами в соответ ствии с возрастом и физиологическим состоянием (СК-11, СК-16, СК-21). Недостатком в кормлении животных является резкая смена компонентов комбикормов в их рецептах. то часто приводит к нару шениям пищеварения, обмена веществ, отрицательно сказывается на продуктивности животных.

Ветеринарная медицина XXI века: инновации, опыт, проблемы и пути их решения Актуальные проблемы заразных болезней животных, микробиологии, биотехнологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Исследования проб комбикормов, проведенные в 2009 году НИИ ПВМиБ УО ВГАВМ, выявили наличие микотоксинов во всех исследованных образцах (в пределах допустимых концентраций). Дли тельное скармливание кормов, содержащих микотоксины, способствует аккумулированию их в организ ме и провоцирует развитие патологических процессов во внутренних органах.

При исследовании параметров микроклимата в зданиях для содержания поросят-отъёмышей было установлено, что параметры микроклимата не соответствовали Республиканским нормам техно логического проектирования (РНТП 1-2004).

На день обследования хозяйства в секторах группы доращивания было выявлено до 50- % больных поросят со следующими клиническими признаками: вялый прием корма, бледность, уча щённое дыхание и незначительный цианоз видимых слизистых оболочек и кожи. У некоторых поросят наблюдались некрозы кожи ушей, конъюнктивиты и отеки век, дерматиты, чихание, кашель, катараль ные и катарально-гнойные носовые истечения, сухие и влажные хрипы, нередко выслушиваемые на расстоянии. Поросята быстро теряют живую массу (в некоторых секторах находилось до 70% животных с массой не соответствующей технологическим нормам). При выборочной термометрии у многих жи вотных отмечалась субфебрильная лихорадка. Поросята собирались в кучи, принимали позу «сидячей собаки», подгибая задние конечности под живот (даже при температуре в секторах, соответствующей зоогигиеническим нормативам).



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.