авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА» МОЛОДЕЖЬ И НАУКА ...»

-- [ Страница 10 ] --

Проводятся Дни культуры и науки, литературы и искусства в районах республики, об мен делегациями на общесоюзном уровне. В это время происходит рост сети музеев – школьных, сельских, музеев при промышленных предприятиях, лучшие из которых по лучили звание народных.[1, с. 230] В середине 1970-х гг. началась кампания по централизации музейной сети. Не обо шел этот процесс стороной и сибирские музеи. Постановлением Совета Министров Бу рятской АССР от 22. 02. 77. был основан Бурятский государственный объединенный ис торический и архитектурно-художественный музей. [6] Решение о создании музея было принято в целях улучшения роли музеев республики в коммунистическом воспитании трудящихся, дальнейшего совершенствования научно-методического и организацион ного руководства ими, повышения эффективности и качества научно-исследова тельской, экспозиционной и фондовой работы музеев. [7] В состав этого объединения вошли все музеи автономной республики. Однако, эффективность процесса центра лизации музеев не достигла ожидаемого уровня и не принесла положительных ре зультатов. В основу централизации музеев республики был положен принцип сосре доточения полноты власти в финансовых, научных и организационных вопросах в цен тральном органе управления – генеральной дирекции. В течение первых 6–7 лет му зейное объединение развивалось бурно и поступательно, однако, к 1984 г. процесс резко замедлился. [9] Музеи республики требовали самостоятельности. Тенденции к де централизации проявились впервые в музеях г. Кяхты, когда был поставлен и положи тельно решен вопрос о финансовой и хозяйственной самостоятельности этого музея (1983 г.) [10] В описываемый период времени народные музеи республики, которых на тот момент насчитывалось 19, находились в плачевном состоянии. Как показала поездка про веряющих органов по районам республики, отделы культуры не вникали в работу на родных музеев или передоверяли эту работу создателям музеев или же отмахивались от нее. В некоторых отделах культуры даже не знали о существовании в их районе на родных музеев. Считали их в ведении Министерства просвещения, а те, в свою очередь, считали их в ведении Министерства культуры. [12] За период 1976–1980 гг. в сельских районах Бурятии было создано 14 новых музеев на общественных началах. В их числе, музеи колхозов в с. Тохой, Ноешон, Ташир ( г.), картинные галереи в с. Малый Куналей Бичурского района (1980 г.) и в с. Нижний Бургалтай Джидинского района (1976 г.). [11] К 1978 г. в Бурятии насчитывалось 19 народных и 73 школьных краеведческих му зея. Кроме того, имели свои краеведческие уголки 17 организаций и 93 школы. [8] К 1986 г. в республике Бурятия насчитывалось 12 государственных и более 100 на родных музеев. Начало перестроечного периода в республике ознаменовалось ростом посещений учреждений культуры. Появились реальные возможности ликвидации не равномерности в уровнях культурного обслуживания городского и сельского населения.

[1, с. 231] Существует не так много работ посвященных развитию музейного дела в Бурятии. По мнению О.Н. Труевцевой, историография сибирских музеев недостаточно отражает ди намику музейного процесса в Сибири, в том числе и в Бурятии. Наличие большого ко личества работ, посвященных отдельным музеям, не может компенсировать отсутствия монографических исследований, раскрывающих общее и особенное в развитии музейного дела в столь обширном регионе. [13, с. 27] Более подробно история создания музейной се ти Бурятии нашло отражение в работах Г.В. Найдаковой. В первую очередь в канди датской диссертации «История создания и развитие музейного дела в национальных районах Восточной Сибири (1917–1980 гг.). Кроме того, истории создания музеев в Бу рятии, ею посвящено большое количество статей в различных изданиях. Например, «Ор ганизация краеведческих музеев в городах Бурятии в первые годы Советской власти», вышедшая в Новосибирске в 1994 г., «Создание первых музеев в г. Улан-Удэ», опубли кованная в сборнике «Улан-Удэ в прошлом и настоящем» в 1996 г., и др.

Библиографический список 1. История и культура бурятского народа: Учеб. пособие/ Михайлов Т.М., Нимаев Д.Д., Ба саева К.Д., Михайлова В.Т.;

под ред. д-ра ист. наук Михайлова Т.М. Улан-Удэ: Бэлиг. 1999.

248 с.

2. Музей и власть. Государственная политика в области музейного дела (XVIII-XX вв.). Сб. на уч. трудов НИИ культуры. М. 1991. 323 с.

3. Найдакова Г.В. История создания и развитие музейного дела в национальных районах Вос точной Сибири (1917–1980 гг.): Автореф. дисс. канд. ист. наук. Новосибирск. 1990. 16 с.

4. Очерки истории культуры Бурятии. Т. 2. Бурятское книжное издательство. Улан-Удэ. 1972.

492 с.

5. Ц. Х.В. Очирова, Л.Ф. Левитина. Региональные музеи: настоящее и будущее. Сб. ст. Улан Удэ: «НоваПринт». 2003. 184 с.

6. НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 159, Л. 1.

7. НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 159. Л. 1.

8. НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д.172. Л. 39.

9. НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 239. Л. 8.

10.НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 239. Л. 8.

11.НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 172. Л. 30.

12.НАРБ. Ф. 1976. Оп. 1. Д. 172. Л. 34.

13.Труевцева О.Н. Музеи Сибири во второй половине XX века. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000.

336 с.

14.В.Р. Чойбсонова Региональные музеи: настоящее и будущее. Сб. ст. Улан-Удэ:»НоваПринт».

2003. 184 с.

ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В МАЙЯСКОМ ОБЩЕСТВЕ ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА Е.М. Слаутина КГПУ им. В.П. Астафьева Научный руководитель: М.А. Чернова, канд. ист. наук, доцент кафедры всеобщей истории Майя – высокоразвитая центральноамериканская цивилизация, существовавшая на территории полуострова Юкатан в период с 1-ого тысячелетия до н. э. по XVI в. н. э. За это время у майя сформировалось классовое общество, место женщин в котором опре делялось спецификой данной культуры. В отечественной исторической науке вопро сами о цивилизации майя занимались не многие исследователи. Отечественную исто риографию составляют работы, посвященные письменности (Ю.В. Кнорозов), искусству (Р.В. Кинжалов), специфике городов-государств (В.И. Гуляев), реконструкции ми ровоззрения майя, их представлений о жизни, смерти и реинкарнации (Г.Г. Ершова), реконструкция политической истории и географии майя (Д.Д. Беляев и А.В. Сафро нов). Однако специального исследования по вопросу о положении женщин в майяском обществе постклассического периода проведено не было.





Хронологически данное исследование ограничивается X – XVI веками. Согласно пе риодизации культуры майя, принятой у исследователей, этот период именуется по стклассическим. Источниковой базой для исследования послужат следующие письмен ные источники: сборник поэзии юкатанских майя «Песни из Ц'итбальче», созданный в 1440 г.;

героический эпос майя-кич «Пополь-Вух», записанный со слов индейцев в се редине XVI в.;

фундаментальный, исключительный по точности описания труд фран цисканского монаха Диего де Ланды «Сообщение о делах в Юкатане», завершённый к 1566 г.

Слово «женщина» по-майяски звучит как «ч'уп», а «девушка» – «сак ч'уп». Первые женщины (праматери), согласно эпосу «Пополь-Вух», были созданы верховным бо жеством майя-киче Хураканом во время сна первых четырёх мужчин [1].

До замужества девушка находилась в подчинении у отца. До проведения обряда под названием «родиться снова» (своеобразный инициальный майяский обряд) девочек нельзя было отдавать замуж. Зато после совершения обряда (обычно его совершали по достижении ребёнком трёх лет), девочка получала второе имя (первое давалось при рождении) и её отец мог договориться о будущем браке. Дочери не могли наследовать имущества после смерти отца, к свадьбе им выдавалось небольшое приданое. Воспи танием девочки полностью занималась мать. Именно она воспитывала в будущей не весте такие ценные (в представлениях майя) женские качества как трудолюбие, скром ность, краткость в речах, покладистость, бережливость, религиозность, благоразум ность, щедрость. Матери заботились не только о внутренней красоте девушки, но и о внешней. По замечанию Диего де Ланды, «заботливые матери имеют обыкновение уха живать за девушками брачного возраста столь усердно, что я видел многих индианок с такими редкими причёсками, как у испанских модниц» [2].

Брачный возраст девушки наступал в 14–15 лет. Свадебные церемонии проводили в доме отца невесты. В сборнике «Песни из Ц'итбальче» имеется группа песен, названная «Кай никте» («Песнь о цветке»). Получение цветка у майя издревле означало вступле ние в брак, а молодая супруга получала третье имя за свою жизнь. Песни этой группы исполнялись до и во время свадебных церемоний. Тексты песен изобилуют повто ряющимися эпитетами «красивая», «прекрасная», сравнениями невесты с лесным цвет ком, с луной [3]. Со стороны жениха выражалось полное почтение и восхищение супру гой. Со вступлением в брак на женщину ложились определённые обязанности, которые она выполняла как внутри семьи и для неё, так и для общества. К домашним, хо зяйственным обязанностям можно отнести следующие: обеспечение дома пищей (взращивание индюков и собачек особой породы);

при случае обработка поля и сбор уро жая;

ткачество и прядение, с последующей продажей изделий на рынке, что указывает на включённость женщин в экономические отношения. Естественно, женщина должна была выполнить и свою природную функцию – рождение в воспитание детей. Причём рождение детей у майя имело сакральный характер. Умирая, «душа-тень» человека от правлялась по холодной лестнице в загробный мир, там она претерпевала очищение и через определённое время возвращалась в человеческий мир путём попадания в лоно определённой женщины. Майя верили в перерождение душ. Очищенный призрак ра нее умершего человека возрождался вновь в теле младенца [4].

Нельзя сказать, что жена полностью находилась под властью мужа. По сообщению Диего де Ланды, «некоторые жёны имели обыкновение драть за волосы мужей. Они очень ревнивы, некоторые настолько, что налагали руки на тех, кто вызывал рев ность…» [5]. Однако у майяских женщин существовал следующий обычай: они повора чивались спиной к мужчине, когда их встречали в каком-либо месте, и уступали до рогу, чтобы дать им пройти. Считалось очень неприличным смотреть на мужчин и сме яться с ними. В разговоре с мужчиной женщина должна была соблюдать краткость в своих речах, и воздерживаться от высказывания своего мнения. Зато, судя по майяским легендам и сказкам, собственному мужу жена нередко давала дельные советы и нас тавления, которые пригождались ему в борьбе с нечистой силой [6]. Таким образом, с собственным мужем женщина могла разговаривать и рассуждать на любые темы, но со всеми остальными мужчинами общаться, а тем более рассуждать, было неприлично. В обществе складывался стереотип порочности такой женщины.

Общественной обязанностью женщин являлось приготовление к праздничным це ремониям жертвенных кушаний и напитков, которые затем жрецами преподносились богам. Однако женщинам запрещалось приходить в храмы во время жертвоприноше ний, жертвенных кровопусканий они тоже не делали. Зато, ввиду своего высокого со циального положения, жертвенные кровопускания совершала жена правителя, участ вуя вместе с мужем в отправлении культа. Во время праздничных церемоний и пир шеств майяские женщины танцевали и ели отдельно от мужчин. В своём труде Диего де Ланда упоминает, что женщины, помимо всех своих обязанностей, ещё и платили налоги [7]. Однако в остальных используемых источниках подтверждения или уточне ния этому факту нет. Известно, что майя в постклассический период платили правите лю провинции дань в виде хлопковых тканей, кукурузы, бобов. Если учесть, что издрев ле женским занятием у майя было ткачество, то, вероятно, женщины могли часть изго товленных тканей отдавать как дань правителю (а Диего де Ланда посчитал это на логом).

Таким образом, положение женщины на протяжении жизни менялось: если до за мужества, она находилась в подчинении у отца, решавшего её дальнейшую судьбу, и матери, которая в строгости воспитывала покладистую и скромную по характеру невес ту, то, будучи замужем, женщина пользовалась определённой степенью свободы (участ вовала в экономических отношениях, общинных обрядах, праздничных церемониях, могла давать мужу указания).

Библиографический список 1. Пополь-Вух. // Священные письмена Майя / [вступ. ст., коммент. Р. Кинжалова]. СПб.: Амфо ра, 2007. с. 136.

2. Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. // Священные письмена Майя / [вступ. ст., коммент. Р. Кинжалова]. СПб.: Амфора, 2007. с. 3. Ершова, Г.Г. Лирика древних майя / Г.Г. Ершова // Латинская Америка. 1982. № 9. с. 113– 115.

4. Ершова, Г.Г. Заупокойные надписи майя / Г.Г. Ершова // Древние системы письма. Этничес кая семиотика. М.: Наука, 1986. с. 152– 5. Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. // Священные письмена Майя / [вступ. ст., коммент. Р. Кинжалова]. СПб.: Амфора, 2007. с. 6. Легенды, мифы и сказки индейцев майя / отв. ред. и сост. Г.Г. Ершова. М.: РГГУ, 2002.

7. Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. // Священные письмена Майя / [вступ. ст., коммент. Р. Кинжалова]. СПб.: Амфора, 2007. с. ПРОБЛЕМА ИНТЕГРАЦИИ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ НА ПРИМЕРЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИБИРСКОГО ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ИМ. АКАДЕМИКА В.Д. КУЗНЕЦОВА В 1920–1941 ГГ.

А.Н. Сорокин Томский государственный университет, Томский университет систем управления и радиоэлектроники Томский научно-образовательный комплекс, интегрирующий вузовскую и академи ческую науку, имеет сложившиеся традиции, мощный научно-исследовательский фун дамент. Его составной частью является Томский государственный университет, в струк туру которого входит и Сибирский физико-технический институт (СФТИ).

Сибирский физико-технический институт при Томском государственном универси тете, в организации которого активное участие приняли академики А.Ф. Иоффе, П.П. Лазарев, Н.Н. Семенов и другие, открытый в 1928 г., стал не только ре гиональным научным центром в области физики вплоть до открытия Сибирского отде ления РАН в Новосибирске, но и положил начало зарождению научного сообщества си бирских физиков. При СФТИ была открыта аспирантура, которая готовила научные кадры высшей квалификации. Выпускники аспирантуры работали в самых различных вузовских городах Сибири, Средней Азии, Урала и Казахстана.

СФТИ стал первым НИИ в вузовской системе страны за Уралом в области точных и технических наук. В институт обращались из многих городов Сибири за разрешением разнообразных вопросов (проблем пластичности и прочности твердых тел, дефектоско пии, применения спектрального анализа в металлургии и геологии, состояния ионос феры и радиосвязи, свойств изоляторов и др.). В СФТИ решались научные проблемы, выдвигаемые индустриализацией. В этом можно проследить тесную связь между нау кой и производством. Всё это позволило СФТИ уже в то время стать авторитетным на учным учреждением.

С включением Сибирского физико-технического института в 1932 г. в систему Том ского государственного университета, сделало его первым вузовским НИИ на востоке.

Впоследствии в состав университета вошли Научно-исследовательский институт ме ханики и математики и Биологический научно-исследовательский институт. Это позво лило Томскому университету уже в то время стать исследовательским университетом в современном понимании этого термина [1]. Три научно-исследовательских института представляли собой единый научно-образовательный комплекс, который занимался не только фундаментальными исследованиями по физике, математике, механике и биоло гии, но и решал практические задачи, ставившиеся начавшимся в стране ин дустриальным и аграрным строительством Библиографический список 1. Сибирский физико-технический институт: История создания и становления в документах и материалах (1928–1941 гг.) / Под. ред. С.Ф. Фоминых. Томск: Изд-во НТЛ, 2005. 340 с.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МОРСКАЯ СПАСАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ:

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А.В. Усов Дальневосточный государственный университет, г. Владивосток Научный руководитель – Троицкая Н.А., к.и.н., доцент Обеспечение безопасности человека на море было и остается важнейшей проблемой судоходства, судостроения и смежных областей. Среди различных сфер человеческой деятельности одними из наиболее опасных являются те, которые связаны с необхо димостью пребывания людей в море. Безопасность человека в море зависит от сос тояния всего комплекса технических средств, обеспечивающих транспортировку людей и грузов, а также выполнение разнообразных работ в морских условиях. Риск для жиз ни людей может быть вызван различными обстоятельствами: ошибками, допущенными судоводителем, либо кем-нибудь из судового персонала, недочетами при проектирова нии и постройке судна, воздействием неблагоприятных факторов, отказами систем и устройства судна [2, c. 5]. Для того, что бы обезопасить себя и окружающих, современ ный моряк, а особенно моряк-спасатель, обязан знать не только техническую сторону мероприятий по спасанию на море, но и его исторический аспект. Прежде всего, как бы это печально не звучало, что бы проанализировав трагические события прошлых лет – сделать соответствующие выводы и не допустить повторения катастрофы вновь. Изу чать историю спасательных операций необходимо одновременно с историей развития самой спасательной службы. Институт спасания на море в нашей стране прошел ряд следующих этапов становления:

1) В дореволюционной России не существовало единой аварийно-спасательной служ бы. Вопросы судоподъема и оказания помощи терпящим бедствие на море решались различными частными организациями. В конце XIX – начале XX вв. стали создаваться штатные спасательные подразделения, успешная деятельность которых доказала необ ходимость их введения на флотах. Гражданские судоходные компании (РОПиТ, Доб рофлот и другие) также создавали специальные подразделения занимающиеся ава рийно-спасательными и подъемно-транспортными работами.

Научно-технические разработки отечественных инженеров и ученых – Б.В. Зворыки на, К.Ф. Блюменталя, Б.М. Журавлева, Г.Г. Свирского, А.Н. Крылова, К.К. Нехаева и др., деятельность Кронштадтской Водолазной школы – в значительной мере спо собствовали тому, что к 1917 г. сложились основы для последующего успешного разви тия спасательного, судоподъемного и водолазного дела.

2) С 1917 по 1923 гг. организация судоподъемного дела в СССР пережила несколько стадий – от национализации всего имущества и сосредоточения всех работ в одном нар комате до передачи всего судоподъема в другой наркомат. Такая реорганизация ни ра зу не доводилась до конца.

3) С 1923 по 1941 гг. время существования Экспедиции подводных работ особого наз начения (ЭПРОН). ЭПРОН интенсивно развиваться и к 1931 г. стал мощной специали зированной организацией-монополистом в проведении аварийно-спасательных, су доподъемных и водолазных работ. Были организованы службы по бассейновому прин ципу на Черном, Балтийском, Баренцевом и Каспийском морях, а также во Владивос токе. ЭПРОНом в довоенный период было спасено более 200 судов, поднято с морского дна более 450 объектов. Это была хорошо технически оснащенная организация, науч ными разработками для которой занимались известные академики А.Н. Крылов и Л.А. Орбели.

4) С началом Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) ЭПРОН был преобра зован в Аварийно-спасательную службу (АСС) ВМФ с задачей выполнения аварийно спасательных и подводно-технических работ в условиях военных действий. В после военный период АСС ВМФ выполнила огромную работу по ликвидации последствий войны. Силами АСС ВМФ в этот период очищены от обломков и затонувших боепри пасов причалы, акватории портов и подходы к ним.

5) В 1963 г. произошло слияние АСС и Вспомогательного флота ВМФ в Единый ор ган – Вспомогательный флот и Аварийно-спасательная служба ВМФ (ВФ и АСС ВМФ).

6) В период с 1956–1971 родилось новое, гражданское подразделение морспасслужбы страны в составе морского торгового флота – Главморпуть ММФ. В Черноморском, Бал тийском, Мурманском, Северном, Камчатском, Сахалинском, Дальневосточном и Кас пийском морских пароходствах были созданы экспедиционные отряды аварийно-спа сательных, судоподъемных и подводно-технических работ (ЭО АСПТР), действующие на хозяйственном расчете. С 1972–1982 гг. функционировало Всесоюзное объединение «Совсудоподъем» – организация по производству на морях аварийно-спасательных, су доподъемных, подводно-технических и экспедиционных буксировочных работ. С 1984– 1988 гг. ВО «Совсудоподъем» было ликвидировано, а задачи, решаемые им, распределе ны между созданными ВО «Мореплавание», ВО «Морстрой-загранпоставка» и Управле нием государственной морской специализированной службы по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в море (Госморспецслужба). 1 июля 1988 г. были созданы в Москве – Государственный морской спасательно-координационный центр СССР (ГМСКЦ) при Минморфлоте СССР, морские спасательно-координационные центры (МСКЦ) в пяти городах, и одиннадцать морских спасательных подцентров (МСПЦ).

7) С 1991–1998 гг. на базе Госморспецслужбы СССР и бассейновых ЭО АСПТР была образована государственная морская аварийно-спасательная специализированная служба СССР, состоящая из Главного управления в Москве и находящихся в его подчи нении бассейновых аварийно-спасательных управлений (БАСУ). В 1998–2010 гг. Гос морспецслужба России и ГМСКЦ России были преобразованы в единый орган – Го сударственное учреждение при Министерстве транспорта Российской Федерации «Го сударственная морская аварийная и спасательно-координационная служба Российской Федерации (Госморспасслужба России)».

На сегодняшний день, ФГУ «Госморспасслужба России» вместе с семью БА СУ/УАСПТР и девятью ГМСКЦ/МСКЦ образовали функциональную подсистему сил и средств, входящих в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. (С 2004 г. в ходе административной реформы ФГУ «Гос морспасслужба России» и ее подразделения стали подведомственны Росморречфлоту.) В систему Госморспасслужбы России входят: морские спасательно-координационные центры (МСКЦ) в Мурманске, Владивостоке, Новороссийске, Санкт-Петербурге, Ка лининграде, Астрахани и морские спасательные подцентры (МСПЦ) в Архангельске, Южно-Сахалинске, Петропавловске-Камчатском;

Федеральные государственные уни тарные предприятия (ФГУП) – бассейновые аварийно-спасательные управления (БА СУ) и управления АСПТР: Мурманское БАСУ с филиалом «Архангельский экспе диционный отряд АСПТР»;

Балтийское БАСУ с Калининградским филиалом;

Новорос сийское управление АСПТР;

Северо-Каспийское управление АСПТР в Астрахани;

Са халинское БАСУ с Камчатским филиалом;

Дальневосточное БАСУ во Владивостоке.

ФГУ «Госморспасслужба России» и подведомственные ей МСКЦ, МСПЦ, БАСУ и уп равления АСПТР образуют системную основу сил и средств функциональных подсис тем Росморречфлота, которые входят в Единую государственную систему предупрежде ния и ликвидации чрезвычайных ситуаций (ЧС). Для выполнения государственной за дачи по оказанию помощи людям и судам, терпящим бедствие на море, и ликвидации разливов нефти осуществляется круглосуточная вахта – аварийно-спасательная готов ность (АСГ) на морских бассейнах в поисково-спасательных районах (зонах ответствен ности) РФ. Организацию и координацию находящихся в готовности сил и средств при проведении поисково-спасательной операции осуществляют МСКЦ и МСПЦ на мор ских бассейнах. В ГМСКЦ Госморспасслужбы России ведется еженедельный учет не сения аварийно-спасательной готовности (АСГ) морскими и воздушными силами и средствами поиска и спасания на морских бассейнах.

В истории организационного становления Дальневосточной морской аварийно-спа сательной службы прослеживается ряд этапов [1, с. 12–15;

3;

4;

5;

6, с. 14–17;

7]:

– в 1957–1960 гг. в Дальневосточном морском пароходстве создается «Служба пути, судоподъемных и подводно-технических работ», переформированная в Экспедицион ный отряд аварийно-спасательных, судоподъемных и подводно-технических работ Дальневосточного морского пароходства. Были созданы территориальные группы су доподъемных и подводно-технических работ в Магадане, Ванино, Находке, Нагаево и бухте Провидения;

– с 1960–1993 гг. на базе Службы пути и судоподъемных работ был организуется ЭО АСПТР Дальневосточного морского пароходства. При нём было организовано морское специализированное подразделение (морспецподразделение) для ликвидации разли вов нефти и нефтепродуктов как в зоне ответственности ЭО АСПТР, так и в терри ториальных водах других государств;

– 28 февраля 1994 г. ЭО АСПТР преобразуется в Дальневосточное бассейновое ава рийно-спасательное специализированное управление Госморспасслужбы;

– после ряда структурных преобразований, 1 января 2001 г. ДВ БАСУ переименовы вается в Федеральное государственное унитарное предприятие «ДВ БАСУ». Структура ДВ БАСУ на настоящий момент: управление, суда буксирно-спасательного флота («Ир бис», «Топаз», «Лазурит»), суда служебно-вспомогательного флота (5 водолазных ка теров пр.376У типа ВРД), плавмастерская «П – 706», бонопостановщик Р – 178 со сред ством его доставки, ПРК «Бура – 123», механическая мастерская, база и морское спе циальное подразделение в порту Находка.

Современная Дальневосточная «Госпорспасслужба» России представлена Морским спасательно-координационным центром во Владивостоке, с подцентрами в Южно-Са халинске, Петропавловске-Камчатском, бух. Провидения. Дальневосточным и Са халинским бассейновыми аварийно-спасательными управлениями. Камчатским фи лиалом СахБасу. Морскими специальными подразделениями по борьбе с разливами нефти в Находке, Корсакове, Петропавловске-Камчатском.

Таким образом, история спасания на море в России и дальневосточном регионе нас читывает без малого четыре столетия. Становление российской и дальневосточной спа сательной службы прошло ряд этапов, в процессе которых совершенствовалась ее орга низационная структура, материальная база, кадровый состав. Произошла зна чительная эволюция как специальных технических приспособлений для судоподъема, водолазных работ, и оказания помощи терпящим бедствие, так и расширился спектр потенциальных угроз для мореплавателей. Наряду с вышеперечисленной традицион ной деятельностью, в современных условиях жизнедеятельности, возникла необхо димость экологической защиты морских вод, ликвидации последствий разливов нефти и других вредных веществ, очистки гаваней и фарватеров, обслуживания нефте- и га зодобывающих комплексов на российском шельфе.

Библиографический список 1. Авотин П.Г. ЭПРОН // Судостроение. 1937. № 12. С. 13–15.

2. Александров М.Н. Безопасность человека на море. Л.: Судостроение, 1983. С. 5.

3. Боровиков П.А. Водолазное дело России. М.: Мысль, 2005. 240 с.

4. Голубев В.Г., Алюхин В.Н., Максимов В.И. и др. Спасатели военно-морского флота. М.: Воен издат, 1996. –264 с.

5. Григоренко Ф.А. История развития спасательных судов и средств Российского флота: Моног рафия. Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2007. 322 с.

6. Морской Аварийно-спасательной служб – 50 ЛЕТ // Морской флот № 1. 2007. С. 14–17.

7. Морские спасатели России / Под ред. В.И. Карева. М.: «Морской флот», 2007. 448 с.

ПРОБЛЕМЫ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ И СПОСОБЫ ИХ РЕШЕНИЯ Халенкин П.А.

КГПУ им. В.П. Астафьева.

Научный руководитель: старший преподаватель Ахметшин А.С.

За истекшие 12 лет применения нового Уголовного кодекса РФ удельный вес УДО растет высокими темпами. Оно стало одним из самых распространенных видов осво бождения. Организация УДО осужденных является составной частью государственного управления, для которого на первом месте стоит проблема выявления обобщающего ре зультата и с его точки зрения – интересов общества, человека и исторической перспек тивы их развития. В любой сфере общества управление призвано давать необходимый результат.[4, c.245] В связи с этим возникает сомнение в соблюдении интересов об щества и правопослушного человека при таком подходе к УДО осужденных.

В настоящее время весь организационный механизм УДО осужденных направлен в основном на достижение одной цели – сокращение количества лиц, находящихся в мес тах лишения свободы в ущерб цели исправления. Однако, добиваясь этого, мы не гото вы к тому, чтобы с помощью социальных, правовых мер организовать данным лицам ресоциализацию. Кроме того, совершенствование организационного механизма данно го института, по нашему мнению, требует рассмотрения организационных мероп риятий при разрешении вопроса об УДО во время отбывания наказания в ИУ УИС Ми нюста России, а также решения комплекса специальных вопросов в отношении лиц, на ходящихся на свободе в порядке УДО.

Говоря об организационных мероприятиях, необходимо подчеркнуть, что до 1 января 2004 г. все материалы на УДО осужденных рассматривались на административной ко миссии ИУ. Заместители начальника учреждения, начальники отрядов и служб при нимали участие в решении данного вопроса, высказывали свою точку зрения, а реше ние принимал председатель комиссии – начальник ИУ. В настоящее время это исклю чено из организации УДО. С нашей точки зрения, использование административных комиссий на предварительной стадии обсуждения кандидатов к УДО нисколько не противоречит принципам демократизации исполнения уголовных наказаний. В конеч ном итоге суд решает – достоин осужденный УДО или нет. Но обсуждение данного воп роса на административной комиссии ИУ считаем обязательным, так как такой подход, как показывает многолетняя практика, помогает изучить осужденного, и отказываться от него нецелесообразно. В дополнение к изложенному следует отметить, что органы прокуратуры недостаточно, по нашему мнению, контролируют организацию процесса УДО на всех его этапах. Данный институт затрагивает наиболее существенные права и законные интересы осужденных, а прокуратура (по существующему ныне законода тельству) практически не задействована достаточно полно в решении этого вопроса. То есть она может принимать, а может и не принимать участие в этом процессе.

Категории осво 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.

божденных Всего освобож 295410 286550 282300 386300 224540 279790 252130 дено, человек В том числе 74240 83895 93030 73260 122750 134640 139030 УДО, человек В % отношении 25,1 29,3 24,1 19,0 54,7 48,1 55,1 53, Для более качественной подготовки и рассмотрения вопроса об УДО осужденных не обходимо, по нашему мнению:

– согласование вопроса об УДО осужденных к лишению свободы с прокуратурой по надзору за деятельностью ИУ;

– обязательное участие прокурора в судебном заседании при решении вопроса об УДО;

– надзор за ИУ должен быть поручен ответственному сотруднику прокуратуры, про живающему в населенном пункте, где расположено ИУ, либо в непосредственной бли зости от него, чтобы оперативно решать возникающие вопросы.

Продолжая анализ организационных мероприятий, необходимо остановиться на проблемах, связанных с судом. В настоящее время наблюдается тенденция – все вопро сы, связанные с исполнением приговора, решать в суде. В связи с этим возникает необ ходимость в специализации судей – создании специальных пенитенциарных судов.

Данная практика, например, существует в странах Западной Европы (суды по испра вительному надзору в Испании, Советы по УДО в Англии и Уэльсе).

Также необходимо обратить внимание на то, что судьи довольно редко при решении вопроса об УДО возлагают на этих лиц обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ. И освобождение из условно-досрочного практически превращается в досрочное.

Вызывает много нареканий и организация контроля за лицами, находящимися на сво боде в порядке условно-досрочного освобождения. В настоящее время контроль за пове дением данной категории лиц осуществляют участковые уполномоченные [6] С нашей точки зрения, существует три направления решения проблемы контроля за поведением лиц данной категории.

Первое направление связано с сохранением обязанности контроля за данной катего рией лиц за участковыми уполномоченными ОВД, привлекая к этой работе дежурные части. С этой целью в структуре дежурной части должен быть взвод или отделение по контролю за поведением лиц, находящихся на свободе в порядке УДО.

Второе направление – это усиление контроля, что предопределяет введение новых должностей в уголовно-исполнительные инспекции. Сотрудники, принятые на эти должности, должны заниматься только вопросами социальной адаптации условно-дос рочно освобожденных и осуществлять за ними контроль.

И третье направление – это возложение контроля за поведением данной категории лиц на службу судебных приставов. Это будет соответствовать также требованиям Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) [7].

По нашему мнению, необходим орган, который бы не был зависим от участников (субъектов) организации данного правового института. Но, с другой стороны, данный орган должен формироваться из представителей учреждений и общественных образо ваний, которые участвуют в процессе УДО, осужденных к лишению свободы. Данную функцию можно возложить на комиссии о помиловании, созданные в органах управле ния субъектов Российской Федерации (Указ Президента РФ от 28 декабря 2001 г.

№ 1500), в организационном и методическом аспектах. В перспективе дальнейшего их развития и изменения законодательства эту функцию могли бы исполнять связанные с организацией всего процесса УДО Советы по УДО, как в штатах США.

Совершенствование организационного механизма возможно лишь при изменении законодательства. Перспективы модернизации правовой регламентации УДО наиболее наглядно могут быть раскрыты при сравнении его с условным осуждением. Правовой институт УДО осужденных к лишению свободы имеет много общих черт с условным осуждением. Во-первых, суд, назначая как условное осуждение, так и условное осво бождение, может возложить на осужденного определенные обязанности, регламентиро ванные ч. 5 ст. 73 УК РФ. Во-вторых, вынесенный приговор относительно срока наказа ния остается в силе, только согласно ч. 1 ст. 79 УК РФ в отношении условно-досрочно освобожденного от отбытия наказания и ч. 1 ст. 73 УК РФ в отношении условного осуж дения выносится постановление суда. В-третьих, контроль за поведением условно осуж денных и условно освобожденных осуществляется уполномоченным на то специализи рованным государственным органом (ч. 6 ст. 79 в отношении лиц, находящихся на сво боде в порядке УДО, и ч. 6 ст. 73 в отношении условно осужденных). В-четвертых, в от ношении обеих категорий лиц действуют уголовно-исполнительные правоотношения до окончания срока наказания, назначенного судом.

По общему правилу уголовно-исполнительные правоотношения возникают с момен та вступления приговора суда в законную силу и продолжаются вплоть до отбытия осужденным наказания или его освобождения от отбытия наказания. «Актом помилова ния, принимаемым Президентом Российской Федерации, лицо, осужденное за преступ ление, может быть освобождено от дальнейшего отбытия наказания, либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким его видом (ст. УК)» [8]. Кроме того, в ст. 7 УИК РФ в качестве оснований исполнения уголовного нака зания названы также изменяющие приговор суда и вступившие в законную силу его определения и постановления, например постановление о предоставлении осужденно му УДО, а также акт помилования или акт об амнистии.

В процессе исполнения (отбывания) наказания уголовно-исполнительные правоотно шения, не меняя своей юридической природы, могут изменять свое содержание. Так происходит при замене одного вида наказания другим, в связи с осуждением к лише нию свободы – при изменении вида исправительного учреждения или при предоставле нии осужденному УДО. При совершении преступления лицом, находящимся на свободе в порядке УДО и условно осужденным, будет назначаться наказание в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, так как за предыдущее наказание срок не ис тек. Таким образом, как при применении УДО к лицу, лишенному свободы, так и при условном осуждении лица оба они подвергаются определенным правоограничениям, которые согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ называются обязанностями. УДО и условное осуж дение выносятся постановлением суда, при этом ранее вынесенный приговор остается в силе;

в отношении обеих категорий лиц действуют уголовно-исполнительные правоот ношения до окончания срока наказания, назначенного судом. Мы пришли к выводу, что все эти признаки уголовного наказания не связаны с лишением свободы, но рос сийское законодательство в настоящее время это не учитывает. Исходя из этого мы счи таем, что УДО должно стать мерой, санкцией, которая изменяет уголовное наказание в виде лишения свободы таким образом, чтобы обеспечить социальную адаптацию дан ной категории лиц, преобразуя лишение свободы в наказание, не связанное с лише нием свободы при действенном контроле над поведением лиц со стороны соот ветствующих органов. Данная постановка вопроса позволяет успешно решать задачи, стоящие перед организацией исполнения уголовных наказаний (ст. 1 УИК РФ).

Библиографический список 1. Уголовный кодекс РФ.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 3. Уголовно-исполнительный кодекс РФ 4. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Учебник для высшей школы. Курс лекций. 3-е изд., доп. М.: Омега-Л, 2005.

5. Кукушкин П., Курченко В. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания // За конность. 2006. № 6.

6. Приказ МВД РФ от 16 сентября 2002. № 900 «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции» (с изменениями от 3 мая 2003) 7. Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) // PRI. Альтернативы тюремно го заключения. Информационный пакет. 1998. № 2. С. 181.

8. Уголовно-исполнительное право России: Учебное пособие / Под ред. О.Г. Перминова. М.:

Юрид. лит., 2009. С. 42.

ЯПОНИЯ И УРЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА:

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (ПО МАТЕРИАЛАМ СИНИХ КНИГ МИД ЯПОНИИ 1970–1980 ГГ.) А.Н. Хомайко КГПУ им. В.П. Астафьева рук. (д.и.н. профессор) Дацышен В.Г.

Целью данной статьи является анализ экономического сотрудничества Японии со странами Корейского полуострова в период с 1970 г. по начало 1980 гг., а также отобра жение его влияния на развитие процесса урегулирования отношений между двумя ко рейскими государствами.

Распад СССР и крушение мировой социалистической системы изменили ситуацию в Восточной Европе, коренным образом преобразовав экономическую и социальную структуру ряда государств. В определенной степени это отразилось и на экономике КНДР. Очевидным является факт серьезной отсталости, как политической, так и эко номической, системы Северной Кореи, растущий разрыв в уровне жизни с другими со циалистическими странами и полная неспособность властей изменить ситуацию в луч шую сторону. С другой стороны нынешнее положение дел в Республики Корея воспри нимаются особенно остро и наводят на мысль об определенном влиянии внешних фак торов, поспособствовавших становлению современной экономики Юга.

Тематика японо-корейского сотрудничества в экономической сфере, увязанная с проблемами мирного разрешения кризиса на полуострове, не получила должного пред ставления с отечественной историографии. На данный момент существует ряд зарубеж ных исследований, отображающих экономические аспекты отношений между этими странами. Работа C. Hughes «Japan's Economic Power and Security: Japan and North Ko rea» опирается на исследование экономических и военных программ Японии и Кореи, а также раскрывает основные положения, предлагаемые этими странами в качестве мер, гарантирующих безопасность в регионе. Вопросы экономики раскрываются в работе «Korea's Economic Miracle: The Crucial Role of Japan» за авторством R. Castley. Автор рассматривает причины «корейского экономического чуда» 1962–89 г.г., тесно связывая этот процесс с Японией. Книга I. Ducke «Status Power: Japan's Foreign Policy Toward Ko rea» рассматривает развитие отношений стран основываясь на анализе экономического и военного сотрудничества. Источниками для работы над статьей послужили диплома тические отчеты МИД Японии (Diplomatic bluebook). После проведенного анализа важ но упомянуть ряд проблем, таких как не всегда точная хронология представленных данных, отсутствие стандарта сортировки и группирования материала, а также ряд других недостатков.

Начало активного сотрудничества Экономические взаимоотношения играют роль важного индикатора, отражающего процессы в двусторонних отношениях, позволяющего оценить степень доверия сторон друг к другу, их открытость, влияющую на решение острых проблем, стоящих перед ми ровым сообществом. Ситуация на Корейском полуострове показывает два диамет рально противоположенных подхода Японии к реализации экономического сотрудни чества с другими государствами, на примере которых можно оценить степень реальной заинтересованности страны в снятии напряженности и дальнейшем разрешении кон фликта. Для лучшего понимания проблемы необходимо проследить за процессом ста новления и налаживания экономических связей Японии с двумя корейскими госу дарствами. На протяжении двадцати лет, вплоть до распада СССР, Япония поддержи вала экономические связи как с КНДР, так и с Республикой Корея. Однако, основным ее партнером стал именно Юг, что можно объяснить несколькими факторами: 1) ориен тацией Республики Корея на демократическое и капиталистическое развитие по запад ному образцу и, как следствие – более предпочтительное отношение к ней Японии (с рыночных позиций);

2) идеологической ориентацией, являющейся доминантой в выбо ре партнеров Японии и США, не заинтересованных в развитии КНДР как одной из час тей коммунистического блока;

3) отсутствием желания к сотрудничеству со стороны са мой КНДР.

Вопрос экономической помощи и сотрудничества затрагивается не случайно, ведь именно от тесного сближения позиций сторон зависит сохранение стабильности в ре гионе, развитие и сохранение общих интересов, проистекающих из положений в эконо мике и, как следствие, – большая сплоченность в решении ключевых проблем. В то же самое время подобные процессы происходили и в Западной Европе, стремящейся к объ единению. Однако ни Япония, ни оба корейских государства так и не воспользовались возможностью улучшить взаимоотношения, опираясь на торговлю и финансовую коопе рацию. Наоборот, именно влияние экономической политики Японии, направленной су губо на одну из сторон, и привело к еще большему осложнению отношений в регионе.

Именно рост благосостояния Японии, а также удачная внешнеполитическая конъюнк тура, связанная с Договором о безопасности между Японией и США позволили Токио проводить более активную внешнюю политику. Стоит сказать, что уже к 1973 г. Респуб лика Корея стала пятым по величине торговым партнером Японии, общая торговля между двумя странами оценивалась в 3 млрд. долл. [1]. Регулярно проводились встречи на высшем уровне, предпринимательские поездки, культурные мероприятия, спортив ные соревнования и т. д. В этот же период связи с КНДР практически отсутствовали, Япония не имела дипломатических отношений с Пхеньяном и, судя по всему, не соби ралась их устанавливать. Хотя двумя годами ранее ситуация выглядела иначе. С г. шел рост экономической кооперации Республики Корея, США и Японии, а также пос тепенное налаживание связей этих государств со странами коммунистического блока.

Это, в частности, было связанно с меняющейся позицией Севера. Режим Ким Ир Сена выступил за укрепление связей на экономическом (технологическом) уровне со страна ми Запада после неудач в ходе шестилетки, начавшейся в КНДР в 1971 г. [2]. При оп ределенных условиях подобное сближение могло создать возможности для постепенно го выхода из тупиковой ситуации, в которой оказался полуостров после 1953 г.

Однако в дальнейшем положение только ухудшилось, в 1974 г. у Японии начались проблемы с Югом, это было связано с делом Ким Дэ Чжуна – кандидата в президенты Республики Корея. Из-за студенческих демонстраций и арестов японских граждан в Сеуле (два студента были преданы суду) частные японские инвестиции в экономику Республики Корея упали на одну треть от уровня прошлого года [3]. Взаимная торгов ля сохранялась на уровне 4 млрд. долл. [4]. На этом фоне постепенно рос товарооборот с КНДР, в 1974 г. он составил 360 млн. долл., кроме того в октябре 1974 г. делегаты от КНДР посетили Межпарламентский союз в Токио.

Процесс улучшения экономических отношений шел на государственном и частном уровнях. Одним из ключевых явлений данного периода стали ежегодные конференции министров. Однако реального участия КНДР в них не принимала. Примером подобно го, одностороннего сотрудничества можно назвать прошедшую в Сеуле 15 сентября 1975 г. Конференцию министров Японии и Республики Корея [5]. На ней присутствова ли министр иностранных дел Миядзава, министр сельского хозяйства и лесной про мышленности Синтаро Абе, министр международной торговли и индустрии Тосио Ко мото, а также генерал Такео Фукуда – директор агентства экономического планирова ния и заместитель премьер-министра. Зачастую подобные форумы служили площадкой для изучения инвестиционного климата. Рост взаимовыгодного сотрудничества Японии и Республики Корея не прекращался даже когда падал уровень торгового обмена. Нап ример, в 1975 г. торговля между двумя странами сократилась на 16 %, достигнув 3. млрд. долл. однако, сотрудничество в других экономических сферах активно продолжа лось. Два японских кредита в размере 12.420 и 11.000 млрд. иен пошли на развитие порта Пак Пенг, а также сельскохозяйственную промышленность Республики Корея [6]. В декабре того же года состоялась ежегодная Конференция по торговле между Рес публикой Корея и Японией. Одновременно с этим завершилась программа кредитова ния промышленности Юга по соглашению от 1965 г. (всего 500 млн. долл. кредитов со стороны Японии).

Что касается Севера, то данный период ознаменовался началом переговоров по лик видации долга КНДР Японии и странам Западной Европы. Хотя никаких ощутимых результатов это не принесло, сам факт подобного рода говорил о нарастающем кризисе в социалистической экономике и определенном желании Пхеньяна пойти на компро мисс в вопросе международного сотрудничества.

Рост взаимовыгодного сотрудничества Власти Южной Кореи, не желавшие портить выгодных отношений с Японией, были готовы идти на беспрецедентные шаги, освободив в декабре 1976 г. японских граждан, приговоренных к пожизненному заключению [7]. Это также объяснялось ростом эконо мического сотрудничества;

торговля между странами достигла 4.7 млрд. долл., активно шел обмен визитами ученых и технических специалистов. Одних только грантов Япо ния выделила на сумму в 1 млрд. иен, средства пошли на закупку оборудования для лабораторий Сеульского национального университета. Кредит в размере 10.9 млрд. иен пошел на развитие телекоммуникаций и железнодорожной линии Чангбук. С КНДР в этот период отношения практически прервались, торговый оборот опустился до млн. долл. Но Север смог добиться соглашения по отсрочке выплат долгов японским компаниям.

В конце 70-х гг., Япония и Республика Корея вкладывали все больше усилий в сов местные экономические проекты, переходящие на стратегический уровень партнерства в области энергетики. В 1977 г. начался новый совместный проект двух стран, в июне японский парламент ратифицировал Японо-корейское Соглашение о Континентальном шельфе [8]. Обе стороны имели право на добычу ресурсов в течение 50 лет. В этой си туации бросается в глаза полное игнорирование Севера, однако, можно предположить, что отсутствие интереса со стороны КНДР было связано с поддержкой этой страны СССР и КНР. Энергоресурсы могли пополняться за счет поставок из других, более раз витых социалистических государств. Одновременно с улучшением экономических отно шений Япония выдвинула идею о необходимости вывода войск США с территории Рес публики Корея. По плану японцев именно это должно было стабилизировать положе ние в регионе. И хотя никто на этом не настаивал (Япония традиционно придержива лась позиции отказа от какого-либо вмешательства в дела соседей) можно предполо жить, что определенный стимул для такого решения все же имелся (дальше слов дело не пошло, упоминание об этом встречается в источниках лишь раз). Одновременно с этим в Южной Корее начался второй этап развития под руководством президента Пак Чон Хи – «режим реновации». По всей вероятности, японские источники имели в виду политику «опоры на собственные силы» или «чучхэсон», идущую в связке с измене ниями во внешнеполитической доктрине Республики Корея, выражавшимися в полном отказе от конфронтации с Японией.

1980-е гг. не принесли существенных изменений в отношения Японии и обоих ко рейских государств. Одним из ключевых вопросов двусторонних отношений оставался вопрос развития экономики Республики Корея. В 1982 г. правительство Юга попросило Японию о кредите на долгосрочную программу развития страны, запрашиваемая сум ма равнялась 6 млрд. долл. [9]. Такие просьбы звучали систематически на протяжении ряда лет. Обсуждались они, как правило, на высшем уровне. Ситуация с экономичес ким сотрудничеством наиболее четко отражала основные тенденции японской внешней политики того периода. Несмотря на заявления о беспристрастности и желании ра венства в международных отношениях, Токио демонстрировал проявления логики «хо лодной войны», во многом поспособствовав изменению баланса сил на полуострове. За явления о невмешательстве в дела переговорного процесса звучат особенно странно, учитывая то влияние, которое оказал крупный японский бизнес на развитие экономики Южной Кореи, в 90-х гг. ставшей одной из крупнейших в Азии. Неравенство в положе нии двух корейских государств нанесло гораздо больше урона мирному процессу на по луострове, чем возможные военные провокации, о которых так беспокоился Токио.

Заключение Укрепление экономического и международного положения Республики Корея приве ло к тому, что сама возможность объединения или мирного решения вопроса сосу ществования стала маловероятной.

Грань между двумя моделями социального и эконо мического развития стала огромной. Частично виновата в этом и Япония, политика японского бизнеса расходилась с логикой миротворческого процесса. Южная Корея сох ранила на своей территории крупнейший в мире контингент иностранных войск и с ростом благосостояния, получила доступ к современным видам вооружения, в основном западного производства. Экономические связи Японии с корейскими государствами имели двойственное значение. Оказав неоценимую помощь капиталистическому Югу, Япония поспособствовала усилению политического разделения корейцев, что само по себе является трагической ошибкой, вряд ли запланированной изначально. Не стоит забывать о том, что Япония не смогла участвовать в активном экономическом сотрудни честве с КНДР из-за политического положения внутри этого государства. Одним из факторов резкого перекоса в развитии также можно назвать распад Советского Союза, после которого коммунистический режим стал еще более закрытым и настороженным.

Все позитивные попытки политического урегулирования, сопровождавшиеся терпе нием и сдержанностью с обеих сторон, были сведены на нет спонтанным ростом двусто роннего экономического сотрудничества. В 90-е гг. экономическая грань, разделяющая оба корейских народа, стала еще больше.

Примечания Материалы с сайта Министерства иностранных дел Японии (Diplomatic bluebook):

1. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1973/1973–3–1.htm 2. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1972/1972–2–2.htm 3. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1974/1974–3–1.htm 4. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1974/1974–3–1.htm;

http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1974/1974–3–1.htm 5. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1975/1975–2–1.htm 6. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1975/1975–2–1.htm 7. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1976/1976–3–1.htm 8. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1977/1977–3–1.htm 9. http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/1983/1983–3–1.htm СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ОБЩЕСТВА ЕНИСЕЙСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Хорина В.В.

КГПУ им. В.П. Астафьева, науч. рук. Фёдорова В.И., доктор исторических наук, профессор В последнем десятилетии XIX – начале XX вв. в Енисейской губернии возникают сельскохозяйственные общества. Самым крупным из них стал Красноярский отдел Императорского Московского общества сельского хозяйства (ИМОСХ), открывшийся в 1889 г. Своей главной задачей Отдел объявил «содействие соединенными силами своих членов всестороннему развитию и усовершенствованию всех отраслей сельского хозяйства и сельской промышленности в пределах Енисейской губернии» [1].

Для осуществления этой задачи в Уставе Отдела был обозначен ряд практических мер: «а) периодический сбор своих членов для совещания по вопросам, касающимся ме стного сельского хозяйства и сельской промышленности;

б) распространение теорети ческих и практических сведений по сельскому хозяйству устройством, по мере возмож ности, сельскохозяйственных бесед, публичных чтений, выставок, конкурсов, опытных хуторов, испытаний земледельческих машин, орудий и проч.;

в) издание, по мере средств, сочинений, могущих иметь полезное применение в сельском хозяйстве;

г) хода тайство о приискании опытных людей для заведывания разными частями хозяйства по выписке, покупке и продаже земледельческих машин и орудий, семян, племенного ско та и проч. посредством сношений с сельскохозяйственными учреждениями и известны ми хозяйствами в России и за границей;

д) составление библиотеки и сбор предметов, поучительных для сельского хозяйства» [2].

О первом десятилетии существования Отдела мы имеем мало сведений. В 1899 же году в нём состояло уже 244 чел. (в том числе 2 почётных члена, 78 действительных и 164 члена-корреспондента) [3], а в начале 1901 г. Отдел насчитывал 303 члена (2 по чётных, 62 действительных и 239 членов-корреспондентов). Обязанности председателя Отдела исполнял А.Ф. Духович, товарища председателя – В.Ю. Григорьев, секретаря – Д.М. Головачёв [4].

Судя по содержанию документов фонда 388 ГАКК, в первые несколько лет своей деятельности Отдел занимался, в основном, теоретической разработкой вопросов, имеющих первостепенную важность для местного сельского хозяйства, которая выра жалась в большом количестве прочитанных на его общих собраниях докладов.

В дальнейшем же деятельность Отдела стала носить более практический характер.

В 1889–1900 гг. осуществлялись следующие мероприятия: велась текущая сельскохо зяйственная статистика;

закупались и рассылались по заявкам крестьянских хозяйств семена улучшенных сельскохозяйственных растений (как злаковых, так и овощных);

среди сельского населения распространялись сельскохозяйственные и агрономические знания путём чтений, бесед и специально издаваемых Отделом листков;

была создана и по мере средств и возможностей пополнялась сельскохозяйственная библиотека (к концу 1899 г. она насчитывала 415 томов) [5].

Кроме того, в 1899 г. при посредничестве Отдела в Красноярске были организованы 3 лекции правительственного агронома Томской губернии И.К. Окулича: о маслоделии, о пчеловодстве и о сельскохозяйственных орудиях [6]. Окулич вообще охотно оказывал Красноярскому отделу ИМОСХ посильную помощь, в первую очередь в выборе и пере сылке семян [7].

В том же году в Томскую сельскохозяйственную школу на курсы по пчеловодству От делом были командированы 5 учителей народных училищ, которые, вернувшись в Красноярск, стали с успехом применять новые знания на практике, обучая местное на селение пчеловодству путём демонстраций и бесед [8]. В следующем 1900 году удачный опыт был повторен – ещё 5 учителей отправились на учёбу в Томск на средства Крас ноярского отдела ИМОСХ [9].

В 1899 г. Отделом был впервые применён опыт собирания статистических сведений по сельскому хозяйству губернии, для чего был разработан специальный опросный лист, в котором корреспондентами указывались сведения о погоде, об урожае хлебов, трав и огородных растений за определённый период. Трудами членов Отдела сведения по опросным листам были собраны в 5 уездах губернии (Красноярском, Енисейском, Минусинском, Ачинском и Канском), после чего Д.М. Головачёв обработал полученные результаты и сделал большой доклад об урожае хлебов на общем собрании Отдела [10].

Позже этот подробный сельскохозяйственный отчёт был напечатан в количестве экз. и разослан всем членам Отдела, а также в некоторые правительственные и об щественные научные учреждения с предложением обмениваться своими изданиями. К концу 1900 г. Красноярский отдел ИМОСХ обменивался трудами с 20 различными об ществами и учреждениями. Библиотека Отдела насчитывала к этому времени 567 то мов [11].

В 1900 г. опросный лист для сбора сельскохозяйственных статистических сведений был доработан, – корреспондентам Отдела предлагалось указывать в нём также и све дения о текущих ценах на сельскохозяйственную продукцию и рабочие руки, без кото рых составляемые обзоры сельского хозяйства Енисейской губернии оказывались бы неполными [12]. В 1899–1900 гг. на собраниях членов Отдела были сделаны сле дующие доклады: «Одна из главнейших нужд сельского населения Енисейской губер нии» В.Ю. Григорьева, «Результаты предварительной обработки данных об урожае хле бов в Енисейской губернии в 1899 г. по данным текущей статистики» Д.М. Головачёва, «Эволюция сельскохозяйственных форм у инородцев Мелецкой управы» А.А. Ярилова, «К вопросу о возможности плодоводства в Минусинском уезде» В.М. Крутовского и др.

[13] Доклады В.Ю. Григорьева и В.М. Крутовского были изданы отдельными брошюра ми [14].

В последующие несколько лет деятельность Отдела продвигалась в том же направ лении: на заседаниях обсуждались основные проблемы сельского хозяйства и сельской промышленности Енисейской губернии, предлагались методы их решения [15];

осу ществлялся сбор и анализ сельскохозяйственных статистических данных;

проводились некоторые необходимые практические мероприятия;

неоднократно поднимался вопрос об организации специальных учебных заведений для агрономического образования сельского населения, возбуждались ходатайства перед администрацией об открытии в губернии ферм-школ (которые, к сожалению, так и остались без внимания) [16];

изда вались труды сотрудников отдела [17] и т. д.

22 января 1902 г. в Санкт-Петербурге было учреждено Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, в состав которого вошли министр финансов, министр земледелия, министр внутренних дел и другие государственные чиновники.

На Совещание было возложено выяснение нужд сельскохозяйственной промышленнос ти в Российской Империи и выработка мер, направленных на её пользу [18]. Совеща ние признало, что, безусловно, необходимо организовать опрос мнений по этому вопро су людей и учреждений на местах. «В таком жизненном и важном для России деле, как сельское хозяйство, едва ли целесообразно принимать какие-либо меры, не спрося мне ния тех, чьи нужды должны удовлетворять эти меры, кто близко стоит к земледелию, и кому лучше всего известны его слабые стороны и насущные требования» [19].

В силу вышеизложенных соображений в целом ряде неземских губерний были обра зованы специальные губернские комитеты, задачей которых стала «не подробная раз работка отдельных мер, кои составляют задачу Совещания и его подготовительных ко миссий, а, главным образом, указание на те нужды, удовлетворение которых, по мне нию местных людей, представляется в настоящее время существенно важным» [20]. В состав губернских комитетов для обсуждения проблем сельского хозяйства были прив лечены, в том числе, и представители местных сельскохозяйственных обществ.

С 9 ноября 1902 г. по 6 февраля 1903 г. Красноярский отдел ИМОСХ провёл ряд спе циальных заседаний, в результате которых, после прочтения нескольких актуальных докладов и последовавших за ними горячих дебатов, были выработаны «Заключение Красноярского отдела ИМОСХ по вопросам о нуждах сельскохозяйственной промыш ленности в Енисейской губернии» и «Положения, принятые Красноярским отделом ИМОСХ по вопросам о нуждах сельскохозяйственной промышленности в Енисейской губернии», включившие в себя несколько разделов («Нужды образования», «Нужды правовые», «Нужды финансовые», «Нужды агрономические» и «Введение земских уч реждений»), в которых члены Отдела изложили свои соображения по поводу причин упадка сельского хозяйства и ухудшения благосостояния сельского населения Ени сейской губернии и предложили ряд достаточно кардинальных мер для решения этих проблем. «Заключение» и «Положения» были доведены до сведения губернского коми тета по вопросам о нуждах сельского хозяйства. Материалы совещаний, тексты озву ченных на них докладов и выработанные рекомендации Отдел издал отдельной книгой [21]. Минусинское сельскохозяйственное общество открылось в 1905 г., объявив целью своей деятельности вспомоществование развитию местного сельского хозяйства, а так же, в сотрудничестве с другими научными обществами Сибири: «вывести обширный и богатейший край России – Сибирь, из того положения, в котором оно находится, пробу дить в ней производительные силы, оживить сельское хозяйство и промышленность»

[22]. В 1905–1907 гг. на многих собраниях Общества первенствующее место занимал вопрос о земских учреждениях в Сибири, а затем манифест 17 октября. Из практичес ких вопросов в эти годы Обществом были намечены и разработаны следующие: 1) уч реждена комиссия для выдачи населению советов по сельскохозяйственным вопросам;

2) выписывались и раздавались для испытания различные семена улучшенных хлеб ных и огородных растений;

3) читались доклады и рефераты членов Общества и приг лашённых лекторов по сельскохозяйственным вопросам [23].

С 1907 г. деятельность Минусинского сельскохозяйственного общества временно за мерла в связи с объявлением в стране «режима усиленной охраны», возобновившись только в 1910 году. В 1910–1912 гг. обязанности председателя Общества исполнял Н.М. Олтаржевский. В 1910 г. Общество насчитывало 114 членов, в 1911 г. уже 202 (в основном, в их число входили минусинские мещане и крестьяне окрестных сёл и дере вень) [24]. В эти годы Минусинское сельскохозяйственное общество занималось практи ческими вопросами:

На одном из общих собраний было решено открыть в уезде до 15 сельскохозяйствен ных библиотек «в целях распространения полезных сельскохозяйственных знаний в об щедоступном изложении». В итоге к 1914 г. удалось открыть 8 таких библиотек. Но, к сожалению, крестьяне посещали их нечасто, в силу постоянной занятости и почти по вальной безграмотности (иногда в селе умел написать собственное имя только местный писарь), хотя, в общем, признавали их полезность [25].

Обществом неоднократно поднимался перед администрацией вопрос о создании сельскохозяйственного кредитного товарищества в связи с назревшей потребностью в мелком сельскохозяйственном кредите. Но, увы, каждое новое ходатайство либо остава лось без ответа, либо наталкивалось на массу различных препон (в результате чего так и не было открыто) [26].

Сотрудниками Общества И.А. Михайловым и И.П. Бедро были разработаны спе циальные анкеты, с помощью которых несколько лет подряд производилось обследова ние бахчеводства в Минусинском уезде. Кроме того, они составляли специальные лист ки с наставлениями о посеве различных сельскохозяйственных трав и корнеплодов.

Эти листки раздавались членам Минусинского общества, мелкорайонным сельскохо зяйственным обществам и агрономическому персоналу Минусинского уезда [27].

В августе 1912 и 1913 гг. Общество устраивало в Минусинске выставки бахчеводства и огородничества, в первой из которых приняло участие 17 чел. из Минусинска и ок рестных сёл [28], а во второй было уже 46 участников. На выставке 1913 г. было пред ставлено 36 видов местных огородных и бахчевых культур, которые оценивались по различным параметрам. Кроме того, здесь же распространялись листки и брошюры, из данные Обществом, отчёты о его деятельности за несколько лет;

по приглашению Об щества книжный магазин А.Ф. Метёлкина продавал книги по сельскому хозяйству.

Выставку посетило около 2 тыс. чел. [29] После проведения выставки Совет Минусинского сельскохозяйственного общества сделал следующие выводы: «Сибирское крестьянство далеко не консервативно, оно охотно идёт на улучшения и новшества в хозяйстве. Но некому руководить лицами, же лающими улучшить своё хозяйство, некому давать указания. Поэтому необходимо, кро ме устройства ежегодных выставок, производить чтения и беседы и устраивать спе циальные систематические курсы, необходим специальный инструктор по бахчеводству и огородничеству» [30].

В 1913–1914 гг. работали специальные комиссии Общества по бахчеводству, по жи вотноводству, по выработке норм размера инородческого надела и др. [31] Кроме Минусинского сельскохозяйственного общества, в Енисейской губернии в на чале XX в. действовали также Енисейское, Казачинское, Ачинское и ещё около полуто ра десятков небольших сельскохозяйственных обществ [32].

Чтобы обозначить их основные задачи и методы, приведём здесь фрагмент почти идентичных Уставов – Енисейского и Казачинского сельскохозяйственных обществ:

«§1. Енисейское (Казачинское) сельскохозяйственное общество имеет целью со действовать в районе своих действий … развитию и усовершенствованию сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности.

§2. Для достижения этих целей Обществу предоставляется: 1) изучать положение различных отраслей сельского хозяйства и выяснять сельскохозяйственные нужды и потребности путём совместного обсуждения относящихся сюда вопросов …, а также снаряжать экспедиции и экскурсии как для обозрения хозяйств своих членов, так и во обще для всякого рода сельскохозяйственных исследований;

2) распространять теорети ческие и практические сведения по сельскому хозяйству путём устройства публичных чтений, печатания и распространения своих трудов и всякого рода сельскохозяйствен ных сочинений, а в случае возможности и собственного периодического журнала, и уч реждения сельскохозяйственных училищ, библиотеки и музея;

3) заботиться о выработ ке наиболее правильных способов ведения хозяйства, производя испытания приёмов культур, принятых в других местностях как в России, так и за границей, для распро странения тех из них, которые окажутся полезными для местных хозяев, устраивая конкурсы земледельческих машин, орудий, упряжек и т. п., учреждая опытные стан ции и поля, фермы, сады и питомники и проч. и содействуя деятельности сих учрежде ний …;

4) способствовать хозяевам в правильной постановке их сельскохозяйствен ных предприятий полезными указаниями и рекомендациями и принимать на себя пос редничество по снабжению хозяев нужными в хозяйстве предметами и по сбыту произ ведений их хозяйств, открывая с этой целью справочно-комиссионные бюро, сельскохо зяйственные склады и т. п.;

5) устраивать выставки, аукционы и поощрять труды и зас луги на сельскохозяйственном поприще присуждением медалей и других почётных на град…» [33] Библиографический список 1. Красноярский отдел ИМОСХ // Памятная книжка Енисейской губернии на 1 января 1898 г.

Красноярск, 1897. С. 114–116.

2. Там же.

3. ГАКК, ф. 388, оп. 1, д. 3.

4. Отчёт о деятельности Краснояр. отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. С. 1.

5. Там же. С. 2–3.

6. ГАКК, ф. 388, оп. 1, д. 3.

7. Отчёт о деятельности Краснояр. отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. С. 8–9.

8. ГАКК, ф. 388, оп. 1, д. 3.

9. Отчёт о деятельности Краснояр. отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. С. 16–17.

10.ГАКК, ф. 388, оп. 1, д. 3.

11.Отчёт о деятельности Краснояр. отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. С. 21.

12.Там же. С. 3–4.

13.ГАКК, ф. 388, оп. 1, д. 3.

14.Крутовский, В. М. К вопросу о возможности промышленного плодоводства на юге Мину синского уезда Енисейской губернии. Красноярск, 1900. 16 с.;

Григорьев, В.Ю. Одна из глав нейших нужд сельского населения Енисейской губернии. Красноярск, 1900. 43 с.

15.Труды Краснояр. отдела ИМОСХ. Вып. VI: Нужды с/х промышленности Енисейской губер нии. Красноярск, 1903.

16.Отчёт о деятельности Краснояр. отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. С. 18.

17.Головачёв, Д.М. Сельскохозяйственный обзор Енисейской губернии за пер. пол. 1900–1901 гг.

Красноярск, 1901. 36 с.;

Волков, В. Т. О нуждах с/х промышленности в Енисейской губернии.

Красноярск, 1902. 28 с.;

Головачёв, Д.М. Сельское хозяйство крестьян Енисейской губернии и условия его развития. Красноярск, 1903. 42 с.;

Баландина, В.А. Народный кооперативный кредит в Германии и России. Красноярск, 1903. 21 с.;

Шольп, Е.Г. Нужды с/х промышленнос ти Енисейской губернии в сравнении с губерниями земскими. Часть II. Красноярск, 1903. с. и т. д.

18.Высочайше утвержденное Особое совещание о нуждах с/х промышленности // Труды Крас нояр. отдела ИМОСХ. Вып. VI: Нужды с/х промышленности Енисейской губернии. Крас ноярск, 1903. С. 2.

19.Там же. С. 4.

20.Там же. С. 6.

21.Труды Краснояр. отдела ИМОСХ. Вып. VI: Нужды с/х промышленности Енисейской губер нии. Красноярск, 1903.

22.Отчёт Минусинского с/х общества за 1910 г. Минусинск, 1911. С. 1.

23.Там же, С. 2.

24.Отчёт о деятельности Минусинского с/х общества за 1911 г. Минусинск, 1912. С. 1.

25.Отчёт… за 1911 г. Минусинск, 1912. С. 4, 14;

Отчёт… за 1912 г. Минусинск, 1913. С. 21–22.

26.Отчёт… за 1911 г. Минусинск, 1912. С. 3;

Отчёт… за 1912 г. Минусинск, 1913. С. 16–18.

27.Отчёт о деятельности Минусинского с/х общества за 1912 г. Минусинск, 1913. С. 9–10.

28.Там же. С. 10–15.

29.Отчёт Минусинского с/х общества по устройству второй выставки бахчеводства и огородни чества 29 и 30 августа 1913 г. в г. Минусинске. Минусинск, 1914. С. 3–10.

30.Там же. С. 11–12.

31.Отчёт о деятельности Минусинского с/х общества за 1913 г. Минусинск, 1915. 32 с.

32.Сведения о с/х обществах, действующих в Енисейской губернии // Памятная книжка Ени сейской губернии на 1913 г. Красноярск, 1913. С. 160–161.

33.Устав Енисейского с/х общества. Енисейск, 1914. С. 1–3;

Устав Казачинского с/х общества.

Красноярск, 1911. С. 1–3.

ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ США В СИСТЕМЕ ПРОФСОЮЗНОГО РЭКЕТА (1933–1941) С.А. Шевченко КГПУ им. В.П. Астафьева Научный руководитель – Федоров А.В.

Организованная преступность, в наше время, охватывает всё большее количество стран и обществ, как высоко демократичных, так и развивающихся в этом направле нии. Поэтому актуальность данной работы заключается в необходимости изучения сущ ности организованной преступности, методов её обогащения. Объект исследования – ор ганизованная преступность на территории восточного побережья США, преиму щественно в округе штата Нью-Йорк. Предметом исследования является – профсоюз ный рэкет. Временные рамки были взяты мною с 1933г. по 1941г. Цель работы: изучить деятельность организованной преступности в данной системе противоправной дея тельности. Степень изученности данной тематики представлена обширным спектром иностранных источников и литературы.

Организованная преступность – это ассоциация, которая стремится действовать вне контроля общества и правительства. Она включает в себя тысячи преступников, кото рые действуют в рамках этой структуры и подчиняются её внутренним законам [1]. Ор ганизованная преступность представляет собой противоправную деятельность её чле нов, занимающихся обеспечением незаконными товарами и услугами, в число которых входит – гэмблинг, распространение наркотиков, рэкет и иная противоправная дея тельность [2]. Организованная преступность США представлена многими, в первую очередь этническими группировками: поляками, русскими, китайцами, афроамерикан цами, армянами и.т.д. Довоенный период характеризовался господством в преступном бизнесе США трех этнических группировок: евреев, ирландцев и итальянцев.

Словом «Рэкет» обозначают корыстную деятельность организованной группы в об ласти продажи товаров и предоставления услуг, применяющей для достижения своих целей физическое насилие и незаконное давление.[3]. Основными типами рэкета в США являются: «ростовщический» («акулий промысел»), «предпринимательский», «за щитный»,»профсоюзный» и рэкет «проституции».

С момента вступления в силу 21ой поправки к конституции США, отменяющей су хой закон, преступники потеряли важную сферу своей деятельности – бутлегерство, приносящее им основную долю их капитала. Гангстерам пришлось искать новые виды обогащения, приспосабливаться к новым «депрессивным» условиям. Выход они нашли как раз в профсоюзном рэкете.

В 30е годы организованные преступники использовали несколько путей для вторже ния в профсоюзы. Например, они оказывали помощь предпринимателям, чтобы изба вить их от сильных профсоюзных организаций. А когда им удавалось захватить соот ветствующие профсоюзные организации, они с их помощью оказывали давление на предпринимателей.[4] «К концу 30х годов организованная преступность успешно ис пользовала эту тактику, проникая в легальный бизнес и в рабочее движение.»[5] Ро берт Кеннеди писал в своей книге про мафию, что она «активизирует усилия по захвату легального бизнеса и профсоюзов». Это ведет к установлению её «монопольного контро ля в ряде отраслей промышленности» [6]. Нередко так же имели место случаи, когда к услугам организованных преступников обращались и профсоюзы. Однако подобное сот рудничество между мафией и профсоюзами приводило к резко негативным пос ледствиям. Во-первых, гангстеры никогда и ничего не делают из альтруистических со ображений. Они не ограничивались оплатой своих услуг, а использовали контакты с профсоюзами для того, что бы проникнуть в них и установить там свои порядки. Во-вто рых, подобные контакты с мафией разлагающе действовали на рабочих. Идеалы борь бы за интересы трудящихся разменивались на сотрудничество с бандитами. И наконец контакты с мафией давали возможность властям и предпринимателям обвинить проф союзы в нарушении законов со всеми вытекающими из этого последствиями. Для полу чения прибылей от профсоюзов организованные преступники использовали самые раз ные приёмы. Если предприниматель отказывался уплачивать профсоюзу, захваченно му мафией, его начинали шантажировать угрозой объявить забастовку. По наущению мафии профсоюз мог потребовать от предпринимателя взять на работу «консультанта по труду», определённая ему зарплата шла гангстерам.

Поголовная коррупция в рядах полиции и чиновников, запугивание и терроризиро вание предпринимателей и рабочих, обеспечение плотного юридического прикрытия – всё это способствовало не удачам правоохранительных органов в борьбе с деятельно стью преступников в профсоюзном рэкете, а так же создавало благополучную «почву»

для продолжения гангстерами своей деятельности. Создание фиктивных локалов, обес печение заключения выгодных трудовых соглашений, вымогательство под угрозой ор ганизации забастовки, расхищение фондов профсоюзов – таковы были формы проф союзного рэкета.[7] Таким образом, можно утверждать, что профсоюзный рэкет, – это структурирован ный и отработанный вид противоправной преступной деятельности, в основном су ществующий по принципу: обогащение преступников с одной стороны и разорение их жертв – с другой. Для организованных преступников профсоюзный рэкет – это не толь ко источник огромных, не облагаемых налогом денег, но и способ подчинения жертвы своему влиянию, что очень часто используется организованной преступностью для ин фильтрации в легальный бизнес.

Библиографический список 1. Task Force Report: Organized Crime – P.1.

2. United States Code. Title 42, par. 3781 b. Wash., 1971. P.106.

3. Encyclopedia of Social Sciences. N.Y., 1937, vol. 13, – P.45.

4. Salerno R. and Tompkins J. The Crime Confederation. Cosa Nostra and Allied Operations in or ganized Crime. Garden City., N.Y.,1969. P.283.

5. Racketeer Infiltration into Legitimate Business. A Report by the New York State Commission of Investigation. N.Y., 1970. P.86.

6. Kennedy R. The Enemy Within. N.Y.,1960. P.228–229.

7. Иванов Р.Ф. Мафия в США – М.: Наука.,1996. С. 284.

К ВОПРОСУ О РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ТОРГОВЛЕ В 1920–1928 ГГ. НА ПРИМЕРЕ ЕНИСЕЙСКОЙ ГУБЕРНИИ П.В. Юрлов КГПУ им. В.П. Астафьева Научный руководитель – к.и.н., доцент Людмила Эдгаровна Мезит Исследование такого периода как нэп дает ценный материал для изучения пробле мы взаимоотношений государства и частного капитала. Данная тема часто обсуждается в современных СМИ и является наиболее наболевшей для современной России. До ка ких прав и свобод можно допустить частный капитал, чтобы было обеспечено опти мальное развитие экономики страны и сохранялась относительная независимость и ру ководящая роль государства?

По моему мнению ответ на этот вопрос может дать политика Советского государства и коммунистической партии в торговле во времена нэпа в 1920-е годы на примере Ени сейской губернии. Именно в этот период правительству удалось восстановить народное хозяйство по основным показателям после первой мировой и гражданской войн. В тя желых условиях голодомора 1921–1922гг. государство путем организации прямого това рообмена смогло обеспечить городское население страны товарами первой необходимос ти и таким образом предотвратить дальнейшее ухудшение положения в экономике. В этой сложной ситуации путем командно-административных и экономических мер госу дарство создало товарообмен между голодающими центральными районами страны, которые могли дать промышленные товары, и Сибирью, которая считалась хлебороб ным краем и могла предоставить большое количество сельхоз. товаров. Так перед Ени сейской губернией была поставлена задача в порядке товарообмена заготовить в июне июле 1921г. 500 т. пуд. хлеба, в августе 19121г. еще 300 т. пуд. хлеба. С этой целью Красноярскому губсоюзу было передано 165 т. аршин мануфактуры, 50 т. пуд. соли, пуд. керосина, 5 т. пуд. чая и большое количество таких товаров как гвозди, посуда, нитки. К июлю 1921г. Енисейская губерния располагала товарами на 1,5 млн. руб. зо лотом [1].

После решения проблемы голода встала задача преодоления последствий двух раз рушительных войн и восстановления народного хозяйства. Решение данной проблемы требовало более гибкого подхода. В тех условиях государство не обладало достаточны ми ресурсами для восстановление экономики и поэтому пошло на уступки частному ка питалу. Создалась необычная ситуация, когда в стране диктатуры пролетариата вдруг дается пусть и ограниченная, но все-таки свобода торговли. В этих новых условиях го сударство должно было пересмотреть всю свою политику по отношению к частнику. В 1921г. Ленин часто повторял: «Не ломать старого общественно-экономического укла да… а оживлять торговлю, мелкое предпринимательство, капитализм, осторожно и пос тепенно овладевая ими» [2]. В частности в Енисейской губернии это выразилось в том, что было разрешена частная торговля на базарах, появились ярмарки и первые част ные магазины [3].



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |
 



 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.