авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 |

«Министерство образования и науки РФ ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет» ГУ «Институт прикладной экологии РД» Международный институт проблем ...»

-- [ Страница 27 ] --

Из этого большого количества видов рыб, к сожалению, промысловое значение в изучаемом регионе имеют лишь 10-12. Остальные виды в настоящее время не имеют промыслового значения по многим причинам: од¬ни виды, которые в прошлом пользовались большим спросом, и уловы их за¬нимали ведущее место (лососевые, белорыбица, сельдевые, некоторые кар¬повые - шемая, чехонь, усач, белоглазка, рыбец и др.) в настоящее время в уловах попадаются лишь в единичных экземплярах;

на другие виды (осетро¬вые и некоторые сельдевые) установлен запрет из за того, что уловы их ката¬строфически падают, а численность сократилась до минимума;

третьи виды (сазан, лещ, вобла, сом, щука, судак, жерех) - их промысловые уловы резко снизились;

четвертая группа (малоценные виды рыб окунь, карась, густера, красноперка, линь и килька) - в промысловых уловах она занимает основное место и численность этой группы имеет тенденцию к росту. Кроме вышепе-речисленных групп рыб в водоемах Дагестанской части Каспия и другие многочисленные виды (их более 50 видов) - некоторые карповые (уклея, си¬нец, язь, пескари и др.), атериновые (огромные запасы), некоторые окуневые (берш, ерш, морской судак) и лососевые (форели, встречающиеся в горных озерах и реках), а также вьюновые и бычковые (более 35 видов), которые до сих пор не изучены и неизвестно состояние их запасов, не представляется возможным дать оценку их численности, установить их промысловое значе¬ние и возможность дальнейшей работы с ними. Среди этих последних видов есть хорошо адаптированные к создавшимся экологическим условиям, по¬этому численность их с каждым годом увеличивается, но из-за малоразмерности и костлявости промыслом они не охвачены, а другие не имеют промыслового значения, но в то же время многие из них являются пищевыми конкурентами для многих ценных видов рыб, от чего страдают последние. Есть среди них и такие виды (килька, атерина, уклея и др.), -которые являются основными пищевыми компонентами для промысловых хищных рыб, в том числе осетровых, лососевых и каспийского тюленя.

Причин падения уловов и резкого снижения численности обитателей Каспия много и они разного происхождения. Это причины как природного (колебания уровня, повышение температурных условий), так и, особенно, антропогенного происхождения, о чем более подробно дается описание в на¬ших предыдущих публикациях (1990, 2001, 2003, 2004, 2005).

Изменение уровня Каспия - это явление природное, и поэтому законо¬мерное и относительно малосущественное.

А вот влияние деятельности человека в ее различных формах (гидростроительство, забор воды, загрязнения и др.) - это новое явление, появившееся начиная с середины 20- го века, от которого и рождаются все новые и новые экологические проблемы Каспия, которые с каждым годом осложняются, они и становятся опасными для сохранения уникального творения природы, каким является Каспийское море. Экологические проблемы Каспия и его побережья являются следствием всей истории экстенсивного экономического развития в странах всего бассейна. На это накладываются как природные изменения (вековые колебания уровня моря, изменение климата), так и острые социально-экономические проблемы сегодняшнего дня: экономический кризис, вызванный неудачно проводимыми реформами, межнациональные конфликты, раздел Каспия и интенсивная эксплуатация его природных и биологических ресурсов.

Благополучие животных и растений, населяющих моря, зависит во все возрастающей степени от сохранения оптимальной для них естественной среды, что связано с защитой речных и морских вод от загрязнения вредными стоками. Одна из причин усиливающегося загрязнения водной среды Каспия связана с ростом населения и его концентрацией в городах с многотысячным населением, сбрасывающих огромные массы бытовых вод и мусора без всякой очистки. Второй причиной является индустриализация и увеличения потребления промышленностью пресных вод с последующим сбросом их в море в неочищенном виде. Третья и основная причина - интенсивно начавшийся процесс разработки, добычи и транспортировки нефти и газа прямо из морских глубин, особенно в шельфовой части Каспия, всеми Прикаспийскими государствами. Четвертая причина - браконьерство, самое опасное зло, от которого биологические и, в частности, рыбные ресурсы страдают значительно больше, чем от остальных причин вместе взятых.

ОСОБЕННОСТИ ГОДОВЫХ ЦИКЛОВ РАЗВИТИЯ СЕМЕННИКОВ У РАЗНЫХ ВИДОВ И НЕКОТОРЫХ КОСТИСТЫХ РЫБ ШИХШАБЕКОВ М.М.1, ГАДЖИМУРАДОВ Г.Ш.2, РАМАЗАНОВА Д.М.3, НАБИЕВ М.С. Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия Дагестанская государственная сельскохозяйственная академия, Махачкала, Россия Прикаспийский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт, Махачкала, Россия Мы изучали сперматогенез некоторых представителей из пяти семейств наиболее распространенных и имеющие промысловое значение.

Из этих семейств мы выбрали такие виды, у которых отмечены некоторые особенности в биологии и в частности биологии размножения, их и более или менее изучены они в водоемах различных широт и вызвали какой-то особый интерес у специалистов.

В нашем материале имеются представители семейства карповых (вобла, лещ, серебряный карась, густера, сазан), семейства окуневых (окунь и судак), семейства сомовых (сом обыкновенный), семейства щуковых (щука обыкновенная), семейства кефалевых (сингиль). Среди них есть представители пресноводных и морских экологических групп с ранним и поздним нерестом, с единовременным нерестом, порционным и переходным типами икрометания из разных типов овогенеза и сперматогенеза. Есть среди них фитофилы, литофилы и пелагофилы из разных групп по требовательности к температуре, кислородному режиму и другим абиотическим условиям. В данной работе дано подробное их описание и отражены в таблицах.





Наиболее типичных случаях развития семенников из карповых рыб эта у леща, густера и карася – цикл состоит из хорошо выраженного раннего и краткосрочного нереста и из длительного периода подготовка железы к нересту следующего года, причем сперматогенез протекает настолько медленно, что рыбы с гонадами в IV стадии и созревают только до несколько дней нереста.

Цикл развития семенников леща, густеры и карася несколько сложнее цикл воблы. Отличием от цикла воблы является то, что у леща и густеры в течение года протекает две волны сперматогенеза: осеннее - зимняя, как и воблы и весенняя, что является уже новым дополнением. Лещ и густера, так же как вобла, идут на нерестилища с еще незрелыми половыми железами, которые и дозревают за несколько дней до нереста. Эти наши данные согласуются с имеющимися литературными данными. Растянутость нереста леща объясняются тем, что половые продукты не могут быть выметаны быстро, так как во время нереста в семенниках, параллельно с выбрасыванием уже зрелой спермы идет интенсивное развитие нового поколения сперматозоидов.

Из семейства карповых самый простой цикл у воблы. Нерест протекает быстро и семенники выполняют только одну функцию-это выметывание сперматозоидов образовавшихся заранее в течение длительного предыдущего периода.

Вторую функцию семенников воблы –эта подготовка половых клеток к нересту будущего года, которая протекает лишь одна сперматогониальная волна и сперматогенез развивается медленно (5-6 месяцев), самцы зимуют с гонадами IV стадии. Созревание семенников происходит за короткий период и перед самым нерестом.

Цикл семенников сазана по сравнению с воблой, лещом, густерой и карасем сильно усложнен. У сазана, параллельно с выбрасыванием сперматозоидов, в семенных ампулах начинается активный сперматогенез, который дает пополнение сперматозоидов к концу весеннего нереста. Семенники сазана не переходят в состояние покоя, но сперматогенез продолжается дальше, что и приводит к новому образованию сперматозоидов. Особенностью нереста сазана является не только его растянутость, но и порционность выбрасывания сперматозоидов.

После окончания нереста у сазана начинается период подготовки семенников к нересту следующего года.

Сперматогенез заканчивается уже к началу зимы, а семенники сазана зимуют не в IV стадии, как предыдущих видов (вобла лещ), а в V-VI и в VI- стадиях, что является новым усложнением в семействе карповых.

Таким образом, в цикле семенников сазана выявлены нами следующие особенности: активное и быстрое развитие половых клеток в семенниках половозрелого самца всегда присутствуют зрелые сперматозоиды;

нахождение производителей со зрелыми половыми продуктами летом, осенью и зимой не является аномальным, а является нормальным.

Цикл развития семенников окуня, так же как и у воблы прост и нагляден. Эта простота объясняется опять же тем, что во время нереста, когда быстро выметывается вся масса сперматозоидов, скопившихся в семенниках еще с зимы, в них нет никакого дополнительного образования сперматозоидов. После окончания нереста, когда начинается, регенерация семенников к будущему году в них развивается, опять же только одна сперматогониальная волна, и только ею определяются все изменения семенников данного периода. Последняя развивается настолько быстро, что уже к зиме заканчивается образование сперматозоидов, и семенники находятся в VI стадии. Этим признаком, характерным для всего семейства окуневых рыб, определяется единственное отличие в протекании цикл семенников окуня от воблы.

Что, касается цикл семенников судака, то в основном, он тоже слагается из тех же двух хорошо очерченных периодов: периода нереста и периода подготовки к нересту будущего года.

У судака в течение года протекает две волны сперматогенеза: основная-осенью и в начале зимы и дополнительная весной. В этом отношении сперматогенез судака имеет очень много общего с сперматогенезом леща.

Что, касается дальнейшего протекания сперматогенеза в период подготовки к нересту будущего года, то здесь нет никаких усложнений сравнительно с циклом окуня: все изменения семенников определяются единственной сперматогониальной волной и сперматогенез заканчивается к началу зимы.

Приведенные по особенностям развития семенников окуневых рыб говорят о том, что и в пределах этого семейства можно наметить несколько типов развития семенников, аналогичных для карповых рыб. Это во –первых, тип раннего и быстрого нереста (окунь), во вторых- тоже раннего, но более растянутого нереста (судак).

У сома из семейства сомовых, функционирование и развитие семенников в течение года протекает также как и у сазана: помимо образования весной, во время нереста, дополнительной генерации сперматозоидов, развитие последних не прекращается и в дальнейшем, что приводит к новому оживлению нереста летом и в течение года.

Отмеченная последовательность усложнения циклов семенников и развития сперматогенеза, идущих по одному и тому же типу в каждом семействе, указывает на существование как бы параллелизмов в усложнении развития семенников в пределах различных семейств.

ЭКОЛОГО-МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ РЫБ СРЕДНЕГО КАСПИЯ ШИХШАБЕКОВ М.М., РАБАЗАНОВ Н.И., БАРХАЛОВ Р.М., РАБАЗАНОВ А.Н Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия Эколого-физиологические и биохимические показатели рыб необходимы не только для оценки пищевой и товарной ценности разных видов рыб, но и для оценки состояния кормовой базы и экологических условий водоемов, которые нужны при планировании ихтиологических, рыбоводных и акклиматизационных работ, а также для установления реализационной цены на рыбу и рыбопродукты.

Изучая направления изменений, возникающих в Каспийском море, из-за зарегулирования стока рек, загрязнения и других антропогенных воздействий, следует отметить трудность разделения эффектов, представляющих собой изменения в пределах нормы реакции особей и генетических, сопряженных с изменением генотипов. В связи с этим при анализе изменений на разных уровнях организации рыб указываются только общие тенденции - отрицательные, ведущие к снижению численности рыб, и положительные - способность некоторых анадромных мигрантов адаптироваться в дельтовых водоемах и водохранилищах, сдвиг фаз гаметогенеза и сроков нереста, улучшение или ухудшение роста, изменения ряда морфологических признаков.

Эколого-физиологические и биохимические исследования более 50 видов рыб позволили выявить половую и сезонную специфики в накоплении, перераспределении и расходовании запасного жира и белка в организме (мышцах, гонадах, кишечнике) рыб в процессе их полового созревания и установить связи между динамикой жира и белка в организме рыб и развитием половых продуктов.

Изучен химический состав (содержание воды, жира, белка и других веществ), тела рыб и их отдельных органов.

Определены показатели (коэффициенты) упитанности и жирности каждого вида в нерестовый и нагульный периоды.

Выявлены видовые, половые и сезонные особенности динамики этих показателей. Установлены закономерности между содержанием в теле и в отдельных органах воды, жира и белка у отдельных таксономических групп и видов.

Систематизированы все изученные виды рыб по содержанию жира и белка в отдельные группы по И.Н. Клейменову (1971). Большинство видов рыб Каспийского региона по жирности мяса отнесены в группе средне-жирных. Выявлены некоторые видовые и сезонные особенности физиологического состояния разных экологических групп - пресноводных, проходных и морских рыб. Определены некоторые технологические показатели рыб - калорийность, товарность, пищевая и биологическая ценность мяса рыб и его съедобная часть, установлены закономерности и выявлены особенности этих показателей в конкретных условиях. Эти показатели необходимы особенно при рыночной системе ведения рыбной отрасли, для точного установления пищевой и товарной ценности и определения реализационной цены каждого вида рыб по различным сезонам года их лова и реализации.

Между этими показателями также существует прямая связь. Жирные рыбы высококалорийны и в большинстве случаев они относятся к группе рыб с высокими пищевыми и товарными качествами. Ценность мяса рыб устанавливается по содержанию жира и белка, а, следовательно, по этим показателям устанавливается группа рыб по ценности, калорийности и, соответственно товарности. У исследованных рыб съедобная часть мяса колеблется от 40 до 76%, а у каспийской миноги – до 90%,от общего веса тела. Этот показатель выше у тех видов рыб, которые мало содержат костей - осетровых, лососевых, сомовых и других. Отмечен и широкий диапазон колебаний калорийности - от 80 до 250 ккал, а у миноги и речного угря свыше 300 ккал, что соответствует с диапазоном колебания жирности от 0,5 до 22%, а у миноги и речного угря более 30%.

Некоторые из этих положительных тенденций могут дать начало внутрипопуляционной дифференциации, способствующей лучшему использованию возможностей ареала. Отрицательные тенденции проявляются в виде принципа - меньше размножающихся рыб - меньше половых клеток из-за резорбции ооцитов, меньше порции икры у рыб с порционным икрометанием (так, у сазана, линя, густеры формируются 2-3 порции икры, однако выметывается одна и очень редко две порции икры), меньше порционщиков по сравнению с единовременниками (лещ, рыбец, сом в южных водоемах относятся к группе c порционным нерестом, однако в конкретных условиях водоемов мы их отнесли к промежуточной группе), меньше уловы по ценным видам (исчезли из уловов усачи, рыбец, лосось, белуга, стерлядь, белорыбица и др.), снизились уловы леща, воблы, сазана, сельдевых, но увеличились уловы малоценных рыб - линь, красноперка, окунь, килька и др.

Изменение водной среды вызвало необходимость частичной реконструкции ихтиофауны водоемов Дагестанского региона. Так, успешно акклиматизированы в пресных водоемах дальневосточные растительноядные рыбы (белый амур, белый и пестрый толстолобиков Каспийском море - два вида кефалевых (сингиль и остронос). Была попытка акклиматизировать дальневосточных лососевых рыб (кета, горбуша), но эта работа не была доведена до логического конца, в связи с распадом СССР и другими причинами.

Хозяйственная деятельность внесла глубокие негативные изменения в экосистеме Каспийского моря и в его придаточных водоемах. В создавшихся не совсем благоприятных условиях было необходимо совершенно иной подход к решению проблемы повышения воспроизводства рыбных богатств. Для этого, на наш взгляд, еще не достаточно только детального знания экологии размножения и развития ценных видов рыб, как мы считали до сих пор, а надо научиться, искусственно формировать продуктивные экосистемы, привлекая для этих целей даже далеко не традиционные для конкретного региона новые объекты разведения.

В этом отношении в данном регионе Каспия непочатый край работы, но проводятся они медленно. За последние годы успешно используются такие высокопродуктивные виды рыб как буффало, американский сомик, тиляпия, гибрид бестер и др., для товарного производства в искусственных условиях. Эта работа должна в дальнейшем проводиться в широком масштабе.

Таким образом, исследования рыб показали, что при изменении условий существования, первую очередь, меняется у них характер роста половых клеток: наблюдаются заметные изменения в длительности фаз превителлогенеза ( период протоплазматического роста ооцитов);

степень асинхронности половых клеток и темп их развития в течении годичного периода. Эти изменения тесным образом связаны с физиологическим состоянием организма рыб. Все эти изменения отражаются на количественный и качественный состав и на возрастной и половой структуре популяции, а тем самым и на скорости их воспроизводства.

Литература: 1) Овен Л.С. Об особенностях полового цикла, порционного икрометания и плодовитости черноморской султанки (Mullus barbatus ponticus, Essipov) и некоторых других рыб Черного Моря. Автореф. дис. канд.

биол. наук. Одесса;

ОГУ, 1962;

2) Овен Л.С. Особенности гаметогенеза у самцов морских костистых рыб с растянутым нерестом. Вопр. ихтиологии, 1977, т.17, №1 (102), с.51-63;

3) Шихшабеков М.М. Гаметогенез у воблы, леща и сазана в низовьях реки Терек. – Тезисы докл. молодеж. науч. конф. М., ИЭМЭЖ АН СССР, 1970, с. 36-37;

4) Шихшабеков М.М.

Резорбция гонад у некоторых полупроходных рыб Аракумских водоемов (ДАССР) в результате зарегулирования стока.

Вопр. ихтиологии, 1971, т.11, №3, с.210-215;

5) Шихшабеков М.М. Годичный цикл гонад леща Abramis brama, B в водоемах дельты р. Терека. Вопр. ихтиологии, 1972, т.12, №1, с.404-408;

6) Шихшабеков М.М. Годичный цикл гонад сазана (Cyprinus carpio, L) в водоемах р.Терека. Вопр. ихтиологии, 1972, т.12, №5, с.715-719;

7) Шихшабеков М.М.

Особенности прохождения половых циклов у некоторых полупроходных рыб в низовьях р. Терека. Вопр. ихтиологии, 1974, т.14 №1, с.270-280.

«БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ - ОСНОВА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ»

ПРОБЛЕМА СЕВЕР-ЮГ В СТРАТЕГИИ ЭКОРАЗВИТИЯ АХМЕДОВА Л.Ш., РАДЖАБОВА Р.Т.

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия Коренная причина текущего экологического кризиса с очевидными тенденциями его углубления – конфликт в стратегиях развития природы и общества, нарастающий разрыв между скоростями техноэволюции и биоэволюции, выход потребителей ресурсов жизнеобеспечения за физические пределы возможностей воспроизводства последних.

Основные различия в стратегии и целевой ориентации двух великих эволюции приведены в таблице Биота Цивилизация Простое воспроизводство численности – возмещающее Расширенное воспроизводство численности – воспроизводство экпоненциальный рост Стремление к росту и сохранению разнообразия видов, Стремление к сокращению биоразнообразия и монополизму способного обеспечить высокую точность замкнутости одного вида – человека, способного построить бесприродный круговорота биогенов и стабильность окружающей среды в технологический мир, взяв на себя функции биоты по соответствии со статистическим законом больших чисел регуляции окружающей среды Подчинение интересов индивида интересам вида, Доминирование интересов индивида над интересами вида, краткосрочных целей долгосрочным краткосрочных целей над долгосрочными Универсализация функций видов Специализация функций в пределах вида Стремление к росту гомеостаза, к ультрастабильному Установка на преобразование, дестабилизацию среды и равновесию обменов через рост замкнутости потоков энергии понижение гомеостаза посредством роста разомкнутости и вещества (99,9%) потоков энергии и вещества (менее 10%) Потребление в биосинтезе только возобновимых ресурсов Потребление в нарастающих объемах невозновимых природы в пределах порога допустимых воздействий на ресурсов, а также возовновимых ресурсов за пределами их окружающую среду экологических порогов устойчивости Установка на производство продукции в соответствии с Дисбаланс круговорота вещества и энергии, выход за потребностями;

потребление столько продукции сколько пределы действия принципа Ле Шателье-Брауна можно произвести Высокая точность сбалансированности синтеза и разложения продукции, обеспеченная большим числом конкурентно взаимодействующих организмов в пределах действия принципа Ле Шателье-Брауна Отсутствие понятия ресурса и отходов;

вовлечение в Ресурсная ориентация производства и рост его отходов, замкнутый круговорот органических объемов вещества экстенсивный рост экономики с расширением ассортимента и (биогенов);

биосинтез и деструкция компенсированы путем объемов используемого вещества, в том числе и переработки создаваемой биотой продукции, а понятие неутилизируемых в природе синтетических товаров;

ресурса заменяется параметрами экологической ниши стремление к полной замене естественной экологической ниши искусственной средой Использование для биосинтеза только рассеянной энергии Использование помимо энергии Солнца концентрированной солнечного излучения мощностью, совпадающей со энергии недр (углеводороды, ядерная энергия, внутриземной стационарной биосферой;

биотическая регуляция климата в теплопоток), приводящее к переводу свободной энергии недр оптимальных для жизни пределах в тепловую энергию земной поверхности и росту ее температуры Затраты 99% потребляемой энергии на стабилизацию Затраты более 90% потребляемой энергии на текущие окружающей среды и ее сохранения в оптимальных для внефизиологические потребности: создание среды, жизни пределах транспорт, предметы роскоши, спорт, оружие и войны и др.

Универсальное распределение потребляемых потоков Возмущенное распределение потребляемых потоков веществ веществ и энергии по размерам тел организмов – и энергии, при котором потребление пищи людей и скота, а потребителей, при котором доля потребления органической также древесины на порядок превышают естественный порог продукции биосферы крупными животными не превышают невозмущенной биосферы 1% Полная смена генетической программы управления Смена технологий - десятилетия окружающей средой за 3*108 лет Приведенный и далеко неполный список расхождений в стратегиях двух эволюций – очевидный показатель беспрецедентного масштаба экспансии хозяйственной деятельности в биосферу и вмешательства человека в отлаженные механизмы круговоротов вещества и энергии, переуплотненности человечества и его выход за физические пороги экологических ограничений.

Следствием всего этого являются рост конкуренции за ресурсы жизнеобеспечения на межгосударственном уровне, усиление тенденций к самоидентификации этносов внутри стран, выражающиеся в дальнейшем углублении милитаризованного типа культур, поиска исторических оправданий для территориального экспансионизма, неизбежно ведущего к межэтническим конфликтам.

С середины XX века все страны мира по демографическим и экономическим тенденциям разделились на две группы:

1) развитый «Север», где произошел полный демографический переход и наблюдается сокращение численности населения со скоростью до 1-2% в год;

2) развивающийся «Юг», в основном страны Азии и Африки, которые находятся на второй ступени демографического перехода (высокая рождаемость и низкая смертность» с ростом численности населения со скоростью до 2% в год.

Учитывая опыт группы стран «Север», для разрешения проблем депопуляции группы «ЮГ» могут быть рекомендованы следующие, приемлемые в нравственно-этическом отношении и экологически оправданные, социально экономические механизмы, согласующиеся с основными законами популяционной экологии:

1. Высокий уровень урбанизации, превышение доли городского населения 50% - популяционный эффект скученности, коллапсирующего скопления;

2.Территориальная децентрализация промышленного производства – эффект равномерности депопуляции по стране;

3. высокий уровень социальной защиты по старости – эффект экономической самодостаточности и независимости благополучия родителей от детей;

4. Повышение социального статуса женщин – эффект самопланирования семьи и снижения рождаемости;

5. Повышения уровня здравоохранения, образования, общей культуры, а также занятости населения в современных производствах – эффект цивилизованности;

6. Полный или частичный мораторий на иммиграцию людей в развитые страны из развивающихся.

БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АРИДНЫХ ЭКОСИСТЕМ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ БАЙРАКОВ И.А.

Чеченский государственный университет, Грозный, Россия Борьба с опустыниванием предполагает рациональное использование земельных ресурсов в интересах устойчивого развития, направляется на предотвращение и сокращение масштабов деградации земель и их восстановление. Причем под землей понимается вся земная биопродуктивная система, которая включает почву, воду, растительность, прочую биомассу, а также экологические и гидрологические процессы, происходящие, внутри системы.

Специфична растительность песчаного массива, на развеваемых песках произрастают псаммофильные мезофиты - овес песчаный (кияк), кумарчик, осока колхидская, полынь песчаная, ракитник, на смену которым при уплотнении растительного покрова приходят ксерофильные псаммофиты - типчак, тонконог, ковыль, чабрец, гвоздика, лапчатка, тысячелетник, молочаи, полынь Маршалла, смолевка и др.

Как указывалось уже ранее, Терско-Кумские пески по механическому составу, гумусности, карбонантности и содержанию водно-растворимых солей неоднородны. Это обстоятельство наряду расположением песчаных массивов в неодинаковых климатических условиях, обусловливает различие растительного покрова Притерского, Ачикулакского Бажиганского и Кумского массивов. Но и в пределах каждого из перечисленных массивов растительность изменяется зависимости от характера рельефа песков, степени затронутости их почвообразовательными процессами, разбитости, развевания. Барханные развеваемые сыпучие пески встречаются сравнительно небольшими участками в северной и восточной части (Байраков, 1996, 2009, 2009).

Процесс само зарастания Терско-Кумских песков еще недостаточно изучен. В западной части Притерского песчаного массива, по наблюдениям (Байраков, 1996, 2009, 2009), зарастание сыпучих песков происходит следующим образом: в первую очередь поселяются песчаный овес, песчаная полынь-сараджин, астрагал, ясменник.

За поселением этих пионеров, наряду с разрастанием песчаной полыни поселяется джузгун безлистный и эфедра двуколосковая, по вершинам зарастающих бугров и астрагал Лемана, поселяющихся преимущественно по пониженным местам.

Дальнейшее распространение песчаной полыни приводит к исчезновению указанных пионеров, за исключением джузгуна. В выявившуюся чистую ассоциацию сараджина постепенно проникают новые виды, из которых можно назвать: василек песчаный желтинник-скумпик - на границах зарастающих песков, кохию песчаную скабиозу, одновременно появляются различные сорняки. В том случае, если сыпучие пески возникли в результате разбивания бугристых песков, то пионерами зарастания являются песчаная полынь, реже песчаный овес. Разрастание песчаной полыни приводит к образованию растительной группировки полузаросших бугристых песков (Рыжиков, 1960).

В случае если разрушение не дошло до образования барханов и получилось только котловины выдувания, окруженные валиками сыпучего песка, то процесс зарастания бывает другой. По песчаному валику котловин чистой ассоциации поселяется вайда, в котловине – песчаная полынь. Вайда при дальнейшем зарастании песков сменяется чистой вейниковой ассоциацией, в которые постепенно внедряется песчаная полынь, полевая полынь, василек песчаный, кохия, распростертая и другие. Если процесс разрушения бугристых песков не дошел до уничтожения почвы, то в их зарастании участвует донник лекарственный. В северной части песчаного массива сыпучие барханные пески зарастают кумарчиком, песчаным овсом, джузгуном, тамариском, песчаной полынью, вайдой, вейником. Большое распространение, по нашим наблюдениям, в северной части имеет тростник, резко доминирующий на некоторых участках зарастающих песков, вытеснивший песчаный овес. Полузаросшие вейником и разнотравьем бугристо грядовые пески занимают большую территорию.

По подсчетам В.И. Кашина (1949), процент их участия колеблется от 10 до 40% площади, травостой их разрежен, покрытие 25-30%.

Доминирующую роль в растительном покрове занимает вейниково-полынно-разнотравная ассоциация со следующим составом: полынь песчаная, вейник наземный, крестовик песчаный, люцерна голубая, донник лекарственный, донник польский, тмин, смолевка мелкоцветная, смолевка волжская, льнянка, василек песчаный, курай русский, молочай Жерардов, кохия песчаная, рожь ломкая, костер кровельный, костер растопыренный, пырей сибирский, сирения, лен австрийский, морковь дикая, жабрица.

В западной части массива господствующей является ассоциация с преимуществом пырея сибирского типчака, которую составляют следующие виды (Гожев, 1930): пырей сибирский, типчак, кохия песчаная, ковыль волосатик, вероника, касатик низкий, люцерна синяя.

В восточной части массива не меньшее распространение имеет кубанково-разнотравные ассоциации, имеющие следующий (Кашин, 1949) состав: пырей сибирский, шерошница стелющаяся, кохия распростертая, молочай Жерардов, люцерна голубая, василек песчаный, хрящевица Ситниковая, полынь белая, полынь веничная, смолевка мелкоцветная, тонконого стройный, костер кровельный, барвинок, шалфей лекарственный, шалфей эфиопский, скерда, щавель клубнеплодный, скабиоза желтая, козлобородник.

Из других, также довольно распространенных ассоциаций, С.Е. Рожанец-Кучеровская (1905) для северной части называет: разнотравно-злаковую, злаково-пустынную, пырейно-люцерновую, а В.И. Кашин (1949) для восточной части - императо-разнотравно-злаковую. По суглинистым падинам чаще всего встречается ассоциация с господством полыней. В одних случаях преимущественное распространение имеет полынь австрийская, а в других - полынь морская, которые вытесняют почти всех остальных представителей растительности или, во всяком случае, количественно превосходят их.

Литература: 1) Байраков, 1996,1978, 2009, Байраков И.А. Проблемы рационального использования и мелиорации песков Затеречья [Текст] / Байраков И.А. Монография. – Грозный: РИО ЧГУ, 1996. - 34 с.;

2) Байраков И.А.

Геоэкологические проблемы Чеченской Республики и пути их решения [Текст] / Байраков И.А. Монография. - Назрань, Из-во «Пилигрим», 2009. 100 с.;

3) Байраков И.А. Антропогенная трансформация геосистем Северо-Восточного Кавказа и пути оптимизации природопользования [Текст] / Байраков И.А. Монография. - Назрань, Из-во «Пилигрим», 2009. – 170с.;

4) Гожев А.Д. Типы песков западной части Терско-Дагестанского массива и их хозяйственное использование// Изв. ГГО. 1930.Т.52.Вып.4. С.463-529.;

5) Кашин В.И. Растительность Терско-Кумского междуречья Грозненской области. (Рукопись) 1949.;

6) Рожанец-Кучеровская С.Е. Геоботанические ландшафты южной части Терско-Кумского массива // Изв. РГО. 1925. Т.68. Вып.4.;

7) Рыжиков В.В. К вопросу о генезисе и морфологии песков Кумско-Каспийской низменности // Изв. Грозн. ин-та и музея краеведения, 1960.

ПРИРОДНЫЕ ОСНОВЫ ГЕНЕЗИСА ОРНАМЕНТАЛЬНОГО ИСКУССТВА КУБАЧИ ГАЗИМАГОМЕДОВ Г.Г.

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия Столетиями складывался стиль жизни и характер эстетического мышления народов высокогорного Дагестана.

Своеобразие природы и неповторимость исторической судьбы кубачинцев сформировали уникальную культуру национального орнамента, который развивался благодаря древним художественным канонам и особой «романтизации»

растительных мотивов фольклорных образов.

Увековеченные в средневековых каменных стелах и архитектурных украшениях старинных домов, они воспринимались народными мастерами почти как художественный эталон и постепенно приобретали в их творчестве строгую монументальность композиционных построений.

Кубачинская орнаментальная культура исключительно полифонична;

ее основные принципы формировались в «многоголосии» традиций народов Ближнего Востока (Ассирия, Вавилон, Персия), Кавказа, а с XVII-XVIII вв. и России.

Она развивалась в плотном многонациональном художественном окружении, вбирая логику и рациональность искусства античного мира, внутреннюю энергию и аллегоричность узорочья Ближнего Востока. Поэтому, в силу приверженности древним традициям и художественной консервативности, кубачинское ювелирное искусство до сегодняшнего дня сохраняет редкий дар легко и выразительно «разговаривать» языком древних образов и средневековых символов широкого диапазона.

Основные типологические принципы кубачинских узоров сложились на рубеже XVII-XVIII вв. В орнаментальном богатстве кубачинского ювелирного искусства, как в зеркале, отразились все этапы истории развития художественной, материальной и духовной культуры этого народа.

Классические композиционные и художественные принципы кубачинского узора представляют собой логичную и стройную систему. В ней нашли воплощение отголоски древних местных языческих культов, оживающих в образах фантастических животных, и традиции искусства Востока с его особой культурой стилизации растительного узора.

Только в ювелирном искусстве XX в. кубачинские художники смогли соединить эти различные по происхождению приемы в единый ансамбль, в котором традиционные растительные мотивы (в виде стилизованных листьев, бутонов, побегов и гибких ветвей) выстраиваются в оригинальные ритмические группы, соединяющиеся в целостный композиционный монолит. Так, постепенно, возникает неповторимая «музыка» кубачинского узора. Каждое произведение - это воплощенная в серебре мечта о вечной красоте мира, застывшая в «многозначительной» вязи орнаментов.

Совершенное владение искусством кубачинского орнамента (накъишла-бикI) - отличительная черта мастера ювелира.

Известны несколько типов традиционных орнаментов. Причем каждый из них имеет очень образное название, которое и разъясняет основные композиционные и изобразительные особенности узора.

Угъбуган-накьиш - общее определение, объединяющее сегодня все виды кубачинского орнамента. Самый выразительный и распространенный из них — мархарай-накъиш (в переводе означает «заросли» и действительно очень похож на разросшиеся вьющиеся побеги дикого растения). Это растительный узор с асимметричной замкнутой спиралевидной композицией. Плотным ковром он покрывает поверхность предмета, играя роль декоративного фона.

Его основу составляет вьющийся стебель с гибкими, переплетающимися тонкими побегами, листьями и, возможно, редкими цветами. Характерной особенностью этого узора является не только относительно свободное расположение растительных мотивов, но и органичное «перетекание» их друг в друга. Мархарай-накъиш своей структурой напоминает мифический лабиринт, не имеющий ни начала ни конца.

Кажущаяся простота этого орнамента очень обманчива, так как именно он наделен свойством очень точно выявлять авторскую манеру художника, его творческий почерк и способность к широте «орнаментального мышления».

Следующий классический кубачинский орнамент тамгъа-накъиш - особый вид камерного замкнутого узора в виде фигурного медальона. Его тип, размер и конфигурация полностью зависят только от фантазии ювелира и размера вещи.

Форма тамгъа-накъиш варьируется от геометрических фигур (круг, ромб, квадрат, овал) до стилизованных многолепестковых розеток или сердечек. В виде медальона могут быть изображены все типы цветков (пархикан, кацала бикI) и листьев (мучIала-бикI, истамбул-бикI, вавла-бикI, фаранг-бикI, сулка-бикI).

Тамгъанакъиш обычно выполняет роль центра общей декоративной композиции или создает ритмичный орнаментальный ряд в ансамбле со стилически близкими ей мотивами. По своему принципу она похожа на мархарай накъиш, если бы тот имел замкнутую композицию. Поэтому старинные названия различных типов декоративных розеток имеют окончание тамгъа (например, розетка в форме многолепесткового цветка называется пархикан-тамгъа.

Как орнаментальный мотив тамгъа-накъиш содержит в себе неисчерпаемые возможности. Ее конфигурация может иметь самые разные очертания, и наложение одной на другую по степени увеличения размера создает фантастические по красоте декоративные розетки, а венки из фигурных медальонов – череду цветущих «хороводов» на глади блюд и подносов.

Таким же древним, как мархарай-накъиш, орнаментом является тутта-накъиш (выглядит как ветка дерева и переводится как «ветвь») – растительный орнамент с замкнутой симметричной композицией. Он имеет много общего с узором мархарай с той лишь разницей, что гибкий стебель тутта, от которого отходят вьющиеся ветви с листьями и цветами, располагается в общей системе орнамента горизонтальными или вертикальными ярусами – «дорогами». В то же время этот орнамент может создавать и более сложные многосторонние композиции. Тутта всегда красиво заполняет не только борта или кромки, но и углы изделий.

Сюда по принципу построения характерному для античной и архаическо ближневосточной культур, узор тутта-накъиш появился во времена глубокой древности и относится к наиболее ранним видам традиционного народного кубачинского орнамента.

Очень эффективным является миндурман-накъиш (по виду напоминает сеть и переводится как «клетка» ритмично повторяющийся плотный растительный орнамент с симметричной композицией. По своему характеру он близок традиционным ближневосточным и северокавказским вышитым или тканых узором, поэтому очень сложен по построению и исполнению. Этот «ковровый» прием украшения сочетает в себе четкое геометрическое деление поверхности изделия на типовые фигурные ячейки, в которых и располагаются мотивы. Так как сетчатая рамка имеет широкий диапазон стилизации, узор в целом напоминает поле, составленное из маленьких фигурных медальонов (тамгъа).

Тутме-накъиш – очень полифоничный и самостоятельный стилизованный растительный узор) асимметричной композицией. Он состоит из единственного орнаментального мотива в виде маленького букета, образованного изгибающейся цветущей веткой.

Элемент столь оригинален и изящен, что сочетается практически со всеми типами кубачинского орнамента и на всех видах изделий.

Москов-накъиш («русский» или «московский» вариант кубачинского узора) – растительный стилизованный орнамент типа мархарай или тутта с изображением цветов, букетов, луговых трав и птиц. Характер узора таков, что напоминает ооразцы восточных тканей XVII-XVIII вв., поставлявшихся на российский и кавказский рынки из стран Ближнего Востока и Западной Европы.

В то же время давняя традиция сочетания растительного узора сюжетных и зооморфных композиций в искусстве Дагестана (каменные барельефы XVI-ХIII вв., деревянная резьба и медная посуда XVIII-XX вв.) достаточно ярко проявляется в создании этого «русского» орнамента, привнося внего естественность и гармоничность.

В XX в. москов-накъиш очень широко применялся для украшения всевозможных выставочных экспортных изделий, рассчитанных на российского и западно-европейского покупателя.

На протяжении столетий кубачинские ювелиры практиковали в своей работе отхожий промысел, отправляясь на заработки в соседние страны и города. При этом они неизбежно сталкивались с необходимостью освоения художественных особенностей искусства народов Кавказа и Ближнего Востока и имели возможность увидеть уникальные ювелирные произведения своих коллег и предшественников.

Так, из века в век, кубачинский орнамент обогащался за счет творческого наследия тех народов, с которыми соприкасались в своей деятельности кубачинские оружейники и ювелиры.

Важную роль в формировании общей системы декоративного оформления ювелирных изделий играют вспомогательные узоры. Более простыми являются дополнительные растительные орнаменты:

- лумла-накъиш – составной односторонний фризовый орнамент с повторяющимися элементами геометрического и растительного узора располагается обычно в виде каймы;

- ллом-накъиш (напоминает побег вьюнка переводится как «стебель») – вспомогательный фризовый орнамент, похожий на стебель с двусторонними завитками из листьев.

Самые лаконичные вспомогательные орнаменты – это линейные узоры, используемые в роли бордюров и каемок. Они располагаются обычно между двух полосок, определяющих границы каймы.

-тукхун-накъиш в виде побега каплевидными листиками по обоим сторонам;

- шеавяй-накъыш в виде волнообразной линии (ее вариантами являются шетана-цане-накиш с более крутыми волнами и чапрас-накъиш, имеющий форму зигзага). Спиралеобразное чередование этих орнаментов (бильсун) служит прекрасной основой для украшения не только границ фризов общей композиции, но и таких деталей сложной формы, как куполообразные шишечки наверший кинжалов Ювелирное искусство селения Кубачи стало своеобразным художественным «форпостом» между Европой в лице России и Ближним Востоком (Турция и Средняя Азия), между христианским миром и мусульманским.

Многовековые торговые отношения с евроазийскими партнерами и многочисленными народами Кавказа сформировали особенную, стилистически «чуткую» и самобытную орнаментальную культуру. Мастер всегда точно знал тончайшие нюансы узоров и традиционных композиций из арсенала декоративного искусства любого своего заказчика. Он в совершенстве владел художественно-стилевыми особенностями искусства того народа, среди которого ему приходилось работать. Смелые и неожиданные стилизации уже известных мотивов стали основой творческого метода.

Мастера принципиально не копировали, а создавали исключительно «кубачинское» произведение, при этом в мерцающей дымке гравированного или черневого орнамента угадывались точные черты стиля того или иного национального искусства.

И точно так же, как система орнамента москов-накъиш, первоначально рассчитанная исключительно на вкусы российского клиента, стала со временем неотъемлевой составной частью кубачинского орнаментального искусства, так и основные композиционные и стилистические принципы узоров практически всех народов Кавказа и Средней Азии, входивших в круг экономических интересов Дагестана, стали естественным содержанием его художественного лексикона. Они дали жизнь чаргас-накъыш – черкесскому, гурже-накъыш – грузинскому, бухаре-накъыш – бухарскому и иран-накъыш – иранскому орнаментам.

Поиски современных решений приводили к новациям традиционные растительные мотивы переплетались с анималистикой, в монотонную вязь побегов включались изображения животных и птиц, сюжетные композиции и пейзажи. Впервые мастера стали уходить от ярусного решения орнамента, предоставив все серебряное поле подносов и декоративных панно полихромному сюжетному изображению или лаконическому горному пейзажу с убегающими в небо домами аула Кубачи. И хотя графика рисунка здесь предельно схематична и лишена иллюзорности, именно в этом обобщении очень ясно читается орнаментальный декоративный ход.

Первые попытки создания сюжетных композиций в кубачинском искусстве были предприняты еще в 1920-е гг.

В 1936 г. Алихан Ахмедов гравировал изображение села Кубачи на выставочных подносах для международной выставки в Париже. В 1940-е гг. виды селения снова волнуют воображение мастеров. Но только в 1960—1970-е гг. был проработан принцип схематичного декоративного рисунка, в, котором условность изображения позволяла добиваться образности и выразительности. И мир наконец увидел это далекое село, где выросло не одно поколение талантливых ювелиров, родину оригинального древнего искусства глазами самих художников. Причем сила обобщения в черновой графике их рисунков так высока, что пейзаж конкретного места (аул Кубачи) аллегоричен и одновременно овеян легкой поэтической дымкой.

Следует отметить, что традиционная орнаментальная система кубачинского узорочья, как всякий художественный лексикон народного искусства, абсолютно универсальна. Она позволяет вырьировать до бесконечности достаточно лаконичный типовой набор изобразительных средств и приемов создавать без каких бы то ни было ограничении очень сложные и оригинальные композиции на предметах разнообразных форм и объемов.

Например, мархарай-накьиш может служить и самостоятельным орнаментом, и великолепным фоном для основного узора композиции как на сферическом тулове кумгана, так и на зеркальном диске подноса. Тамгъа-накъиш в свою очередь органично смотрится и на кувшине, и на ножнах кинжала.

Живая вязь растительного орнамента формирует все типы узоров и обладает такой высокой степенью композиционной свободы, что легко и очень естественно ложится на любые, даже очень сложные объемы и плоскости.

В XX столетии в системе кубачинских узоров происходит «тихая» орнаментальная революция. Современные технические приемы не только расширили диапазон выразительных средств своеобразными композиционными и изобразительными мотивами в украшении серебряных изделий, но и привели к возникновению нового варианта узора, в котором принцип его создания обладает художественной выразительностью.

ХУДОЖЕСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА ДАГЕСТАНА ГАЗИМАГОМЕДОВ Г.Г.

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия Анализ основных художественно-эстетических особенностей развития современного декоративно прикладного искусства Дагестана показывает, что оно является неотъемлемой составной частью современной культуры, играет действенную роль в формировании материальной среды и духовного облика наших современников. В наше время декоративно-прикладное искусство все более активно проявляется как одно из воплощений творческой силы народа, способствует формированию и раскрытию многосторонне развитой личности.

Являясь важным компонентом национальной культуры, современное декоративно-прикладное искусство Дагестана в своих лучших, наиболее зрелых произведениях доносит до потребителя многовековую народную мудрость, традиционные эстетические принципы, самобытное художественное мировидение в сочетании с новыми прогрессивными идеями современной культуры. Удовлетворяя материальные и эстетические запросы нашего современ ника, мастера художественных промыслов и профессиональные художники, работающие в сфере декоративно прикладного искусства, создают замечательные произведения, способные на новой, более высокой ступени воспроизвести нравственный и эстетический идеал народа, пробудить в широких массах трудящихся художественную активность, привить им принципы красоты, выработанные многовековым художественным опытом народа.

В современных условиях декоративно-прикладное искусства Дагестана существенно расширило сферу своего бытования: произведения мастеров и художников живут в быту горских жителей, населения городов, все более активно участвуют в формировании общественных интерьеров, обращаются к широкой аудитории, как в самой республике, так и за ее пределами в экспозициях музеев и выставок.

Сформировавшаяся на основе активного взаимообогащения творчества коренного населения и искусства ряда древних зрелых цивилизаций Европы и Азии, художественная культура Дагестана на протяжении веков выработала богатые своеобразные художественные традиции, и ныне лежащие в основе таких видов декоративно-прикладного искусства, как художественная обработка металлов, унцукульская орнаментальная насечка, резьба по камню, дереву и кости, ковроткачество, вышивка, узорное вязание, керамика и др. Богатство художественной культуры республики в значительной степени обусловлено многообразием художественных традиций искусства различных народов, населяющих Дагестан. В творчестве народных мастеров нашли свое образное претворение разнообразие природных условий, специфики бытового уклада, характера труда, культурных традиций.

Современный этап в развитии декоративно-прикладного искусства характеризуется тщательным сохранением его национального своеобразия при одновременном плодотворном общении с искусством других народов. Сегодня, как никогда ранее, дагестанское декоративно-прикладное искусство обрело широкое интернациональное признание, популярность во многих странах мира.

Анализируя современный этап в творчестве мастеров и художников, следует подчеркнуть, что, как и в былые времена, ведущая роль в нем принадлежит коллективному творчеству мастеров художественных промыслов. Однако наряду с ними все более активизируется работа художников-профессионалов, работающих в этой области искусства, по своему преломляющих многовековые традиции. Декоративно-прикладное искусство развивается на новом этапе в тесном взаимодействии с другими видами художественной культуры, такими как станковое и монументальное искусство, кино, театр, музыкальное и хореографическое творчество. В ряду этих искусств мастера художественных промыслов и художники-прикладники призваны сохранить своеобразие многовековых традиций прикладного творчества народа.

Особенно существенным представляется сохранение и развитие в современных условиях массового характера народного художественного творчества, составляющего основное отличие творческого процесса в народных художественных промыслах. Если в профессиональном искусстве основное место принадлежит индивидуальному творчеству художников, то в народных художественных промыслах главенствующую роль играет коллективное твор чество мастеров. Соответственно, творческий процесс на предприятиях художественных промыслов должен строиться таким образом, чтобы на его основе могли оптимально раскрываться творческие возможности каждого мастера.

Недопустима ситуация, когда основная масса мастеров-исполнителей лишена возможности творческой работы, подчинена задаче механического воспроизведения образца-эталона. Полноценная деятельность промыслов, достижение высокого художественного уровня выпускаемых ими изделий возможны лишь на основе тесного взаимодействия ведущих мастеров и художников предприятий со всем творческим коллективом.

Активизация творчества профессиональных художников, работающих в сфере декоративно-прикладного искусства, связана с четким осознанием задач, стоящих перед ними в области оформления общественных интерьеров, создания образцов для механизированной художественной промышленности. Художники должны глубже изучать традиции народного искусства, осознавать их национальную самобытность и на этой основе смелее и современнее интерпретировать их в своем творчестве.

Представляется закономерным более широкое привлечение к творчеству в области декоративно-прикладного искусства самодеятельных художников, живущих в постоянно растущих и развивающихся городах республики.

Важнейшей проблемой современного декоративно-прикладного искусства Дагестана является оптимальное соотношение в творчестве мастеров и художников традиций и новаторства. Анализ обширного материала многовекового народного искусства, изучение путей его исторического развития позволяют говорить о стержневом значении традиции. В лучших традициях, выработанных многими поколениями мастеров, сконцентрирован богатый нравственно-эстетический опыт народа, не теряющий своего значения и в современных условиях. Таким образом, традиции являются той плодотворной основой, на которой строится творчество мастеров художественных промыслов и профессиональных художников. Вместе с тем они не должны и не могут сдерживать поступательного развития нашей художественной культуры. Органичное сочетание традиций и новаторства дает наиболее зрелый в эстетическом отношении результат, что ярко проявляется в творчестве ведущих мастеров и художников современного декоративно прикладного искусства Дагестана.

Наиболее ярко эта тенденция проявилась в обогащении содержания произведений художественных промыслов последних десятилетий. Возрождение и творческая интерпретация лучших традиций породного искусства сочетаются в ней с качественно новыми темами и сюжетами. Наиболее плодотворный путь развития декоративно-прикладного искусства связан с сохранением и творческим развитием основных художественных принципов народного искусства, таких как единство культуры и природы, максимальное раскрытие красоты природных материалов, сохранение традиционных художественно-ремесленных приемов, органичное развитие орнаментальных основ и колористических особенностей и др. Синтез вышеуказанных свойств в произведении декоративно-прикладного искусства достигается на основе современного понимания мастерами и художниками своих задач.

Декоративно-прикладное искусство Дагестана – большое и сложное художественное явление, дальнейшее изучение которого требует комплексного подхода и коллективных усилий ученых ряда дисциплин: искусствоведов, эстетиков, социологов, историков, этнографов, фольклористов, культурологов и др. Их совместная работа будет иметь большое значение, как для теории, так и для практики художественной культуры Дагестана.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ БАЛКАН И КАВКАЗА КОСТИЧ А.

Нишский университет, Сербия Ученые по-разному оценивают ситуацию на Балканах и на Кавказе и перспективы их развития. Изменение общественного строя, наряду с реформированием отношений собственности, в качестве обязательного компонента предполагает реформирование общественного сознания, так как оно отражает общественное бытие, определяется им и в свою очередь воздействует на него. В такой обстановке общество и самое понятие «устойчивость» существует в диалектической связи с понятием «неустойчивость». Идея перехода к устойчивому развитию носит ярко выраженный эколого-экономический и социо-природный характер. Но, почему мы в нашей работе исследуем социально политическую устойчивость общества? Потому что социальная устойчивость в соответствии со структурой областей общественной жизни слагается из социально-экономической, социально-политической, социально-идеологической, социально-психологической устойчивости. Все эти сферы общественной жизни при их несомненной связи являются относительно самостоятельными (Степин, 2007). Реформирование общества обусловлено естественными взаимосвязями приватизации, с одной стороны, и интенсивным развертыванием глобализации – с другой. Социально-политическая устойчивость Балкан зависит, прежде всего, от различных социологических индикаторов. Когда государство исчерпывает внутренние резервы, оно само участвует вместе с «предпринимателями» в создании новых мифов о демократизации, приватизации и т.д. Игнорирование властями социальной ситуации и вызванная массовым обнищанием люмпенизация населения разрушает саму суть реформ и определяет их непопулярность. Огромная часть населения Балкан не доверяет новым группам элиты: коррумпированной верхушке правления, крупным предпринимателям, банкирам, бюрократическому аппарату и т.д.. С другой стороны правительство под влиянием Европейского союза продолжает оказывать дестабилизирующее влияние на социально-политическую ситуацию. Так сложилась ситуация тотальной социально-политической отчужденности политической и экономической элиты.

Увеличивается разрыв между бедными и богатыми. Власти не заботятся о жизни простых людей. В такой обстановке общество теряет социально-политическое единство. Все это вызывает социальную напряженность в регионе.

Отсутствие общепризнанного ценностно-нормативного комплекса приводит к разногласиям между различными социальными группами относительно целей и средств развития общества. Разочарованность в обществе, агрессивность людей, кризис доверия к властям, политическим партиям генерируют рост преступности, пауперизма, маргинальности и т.д. Социальная политика власти оказывается неэффективной. «Динамика социологических показателей политического доверия свидетельствует о том, что в обществе развивается социально-политический и конституционно институциональный кризис, разрешение которого невозможно без внесения коренных изменений в структуру власти и положение политических элит. Существует тесная связь между глобальной устойчивостью и глобальной бедностью.

Сохранение окружающей среды, например, должно идти рука об руку с удовлетворением базовых человеческих потребностей, Но это может повлечь за собой перераспределение доходов в мировом масштабе и изменение схемы потребления как предпосылки устойчивого человеческого развития (Лебедева, 2009).

В рамках проблемы социально-политической устойчивости общества стран Балкан и Кавказа находится и проблема управления сложными социально-экономическими системами. Показатели устойчивого развития могут иметь смысл предельных пороговых (минимальных и максимальных) объемов выпуска или уровней прибыльности для отдельных подсистем, пределов налоговых ставок, характеристик равновесных режимов развития многоресурсных систем и др. Несоблюдение значений пороговых показателей препятствует нормальному ходу развития воспроизводства, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в экономике (Вертакова, 2009).

Научно обоснованные методы решения задач управления социально-политическими системами находятся на стадии зарождения. Существующие проблемы никто не переводит в систему практических действий. Никто не говорит о структуре угроз. По мнению специалистов, для того чтобы построить общество с устойчивым развитием, необходимо реорганизовать национальные политические и экономические институты. Фаустовская цивилизация, культура господства человека над природой исчерпали себя. Новое глобальное общество возникает на принципах согласования интересов и сосуществования общества, природы и второй природы – техносферы. Для того, чтобы жить в этом обществе, потребуются новые институты, инструменты, средства управления. Ясно, что пропуск в будущее получат те сообщества и государства, которые выстроят свои стратегии не на абсолютизации экономических, социальных или гуманитарных принципов, а на принципах устойчивого развития жизни, сохранения биологического и социокультурного разнообразия, самоподдержания источников и энергии жизни. Уже наступает время создавать новые научные и управленческие институты разработки и подготовки решений по минимизации кризисных и катастрофических явлений, перехода на режим устойчивого развития (Степин, 2007). Фундаментальные социополитические принципы устойчивого развития государств Кавказа и Балкан должны соблюдаться наравне с национальными особенностями социально-экономических и политических отношений.

Литература: 1) Стпин В.С. Россия в глобализирующемся мире: мировоззренческие и социокультурные аспекты//Отделения общественных наук, Секция философии, социологии, психологии и права, Российская академия наук, Наука, Москва, 2007, стр. 245;

2) Вертакова Ю.В., Согачева О.В., Исследование социально-экономических и политических процессов, КНОРУС, Москва, 2009;

3) Лебедева М.М. Современные глобальные проблемы мировой политики, АСПЕКТ ПРЕСС, Москва, 2009, стр. 90.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПЕРЕХОД К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ КОСТИЧ В.

Нишский университет, Сербия Стратегия перехода к устойчивому развитию оказалась хотя и запоздалым, но адекватным ответом на обостряющееся противоречие между обществом и природой. Это противоречие с все большей остротой проявляется, не только в больших государствах, но, и в маленьких странах. Так, переход к устойчивому развитию стран Кавказа и Балкан связан с недостатком природных невозобновимых ресурсов. К этой проблеме в основном добавился социально– экологический кризис. Он представляет собой разрушение биосферы как естественного фундамента жизни. Эта проблема имеет глобальный характер. Деградация природной среды является наиболее слабым звеном по сравнению с нехваткой природных ресурсов. Нехватка природных ресурсов не может быть заменена субституцией путем создания новых высоких технологий. Сейчас ученые все чаще употребляют термины предел устойчивости, биосфера, экосистема, несущая емкость экосистем и др. Каждый из этих терминов отражает «предельно допустимое возмущение локальной или глобальной экосистемы (биосферы) хозяйственной деятельностью человека, после превышения которого экосистема прекращает функционировать как регулятор и стабилизатор окружающей среды, переходит в неустойчивое состояние и со временем может полностью необратимо деградировать. Концепция устойчивого развития важна не только для стран Кавказа и Балкан, но и для мирового сообщества в целом. Каждое локальное вмешательство в природною среду оказывает глобальное влияние. Нищета и риск для окружающей среды идут рука об руку, материальные и экологические бедствия взаимообуславливают друг друга. Ответом на общую угрозу кризиса стала концепция устойчивого развития (Лосев, 2003). Устойчивое развитие динамическая концепция. Это креативный процесс многих участников. Загрязнение окружающей среды может привести к росту социальной напряженности. Такая обстановка порождает экологические проблемы и кризисы. Ответом на эту угрозу является концепция устойчивого развития. Устойчивое развитие по своей сути радикальный подход. Еще в докладе Брундтланд (1987) и Повестке дня 21–ого века, одобренной конференцией ЮНЕСКО в Рио (1992), подчеркивается проблема растущего неравноправия между народами. Во многих странах превалирует огромная нищета, болезни, неграмотность и т.д. Социальная трансформация может обеспечить удовлетворяющий ответ на острейшие проблемы. Любой каждый гражданин современного общества согласится с нужностью перехода к устойчивому развитию, тогда возникает вопрос недостачи денег. Весьма важную роль в процессе перехода на концепцию устойчивого развития имеют управленческие методы.

Также, можно сказать, что информатизация – одна из предпосылок перехода к устойчивому развитию. Другими словами, информатизация – одно из важнейших направлений глобальных процессов. И не только информатизация, но и включение социо-природных процессов в предметную область исследований. Глобализация вскрывает противоречия социального, экономического, экологического развития, которые для своего разрешения требуют кардинального изменения традиционных форм и способов жизнедеятельности людей и их взаимодействия с природой. На современном этапе стало понятным, что развитие человечества, включая смену общественно–экономической формаций путем революционных изменений, вряд ли можно оценивать как однозначно прогрессивное. Когда человечеству угрожает мировая экологическая катастрофа, а эсхатологический финал в виде омницида просматривается уже в ближайшие десятилетия, вряд ли можно читать, что такое развитие человечества–это триумфальное шествие по пути прогресса.

Некоторые тенденции глобализации и каждая из уже известных исследованных глобальных проблем несут угрозу гибели человечества либо сами себе, либо через взаимосвязанную систему этих проблем. Поэтому предотвращение угрозы глобальной катастрофы, выживание человечества мыслятся как первостепенная общечеловеческая потребность, осознание которой составляет ядро не просто нового, именно ноосферного мышления (Михайлов, Буянова, 2007).

Единство человечества необходимо для его выживания. Поэтому необходима гармонизация отношений в системе «человек–общество». Таким образом, решение определяется возникающими обстоятельствами, но в то же время оно подразумевает, что его выполнение должно не только дать ответ на вызов со стороны социального окружения, но и обеспечить возможность долгосрочной успешной реакции на изменения, которые произойдут в будущем (Вертакова, Согачева, 2009). Стратегической целью в такой обстановке является устойчивое развитие. Даже если каждый согласится с требованиями устойчивого развития, немедленно будут возникать непримиримые противоречия и конфликты всякий раз, когда будут обсуждаться стратегии и субъекты действий (Назаретян, 2003). Без экономического роста невозможно управлять техническим прогрессом. Выход из неположительного положения находится в интернационализации экологических издержек (через налоги, эконалоги, и т.д.) которая обеспечила бы эффективный экоменеджмент.

Экологическая модернизация промышленности невозможна без культурного подъема общества. Концепция устойчивого развития малых государств активно обсуждается уже более десяти лет. Прагматический аспект проблемы всегда связывается с недостачей денег. В этой связи полезно обратится к мировому опыту. Многие развивающиеся страны указывают на дистанцию между теоретическими рассуждениями и конкретной практикой. Проблема заключается в том что для всех известных экономических сил характерно стремление использовать любые меры, ситуации, события, процессы в своих интересах, однако именно транснациональные корпорации, крупный бизнес и «золотой миллиард» в целом научились делать это лучше других (Данилов-Данильян, 2003). Однако, экономической и политической элите нужно правильно оценить позицию своей страны и в зависимости от геополитических, стратегических, экономических отношений выбрать новую философию выживания, т.е. обеспечить без больших проблем переход к устойчивому развитию. Гармонизация социального и социоприродного взаимодействия, переход к консенсусно-коэволюционным отношениям связаны с соблюдением принципа справедливости в отношении нынешнего и будущих поколений людей, а также в известной степени с распространением его на их взаимоотношения с природой, в особенности на будущие поколения предполагает создание равных возможностей и условий для удовлетворения жизненно важных потребностей и рационально (ноосферно) ориентированых интересов и целей... Наряду с социально– темпоральным расширением принципа справедливости в будущем необходимо также обеспечить «интересы» природы, а точнее, сохранить биосферу и другие природные объекты, предоставить возможность дальнейшей их эволюции по естественным законам, отказаться от стратегии покорения природы. Соблюдение принципа «социоприродной»

справедливости (и в известной степени–безопасности). Но, все это не зависит от малых государств. В самом начале 21– ого века развивающиеся страны сталкиваются со многими проблемами социального и природного характера. В первую очередь не хватает здорового прагматизма, т.е. истолкование концепции устойчивого развития. Оценивая с учетом этого обстоятельства современные международные отношения, внешнюю и внутреннюю политику государств, следует отметить, что в мире идет, как и прежде, жесточайшая борьба без прикрас и особых церемоний, с использованием всех средств, включая и вооруженное насилие. Борьба между государствами, которые выступают как заинтересованные субъекты, отстаивающие, прежде всего свои национальные интересы. И если говорить о возможности реализации концепции устойчивого развития в этих условиях, то в ближайшей перспективе любая страна, которая станет осуществлять эти идеи, опираясь на призывы мирового сообщества и руководствуясь в первую очередь его интересами в ущерб национальным, непременно окажется в проигрыше в пользу других (Чумаков, 2009).

Итак, суммируя, можно сказать, что разработка национальной концепции устойчивого развития зависит от внутренней и внешней стабильности страны. Другими словами, успех этой концепции детерминирован множеством объективных и субъективных обстоятельств. Социально–политические факторы играют важную роль при решении проблем устойчивого развития. Необходима этическая революция, борьба против преступности, формирование общечеловеческой морали. Без такого подхода переход к устойчивому развитию окажется неперспективным.

Литература: 1) Вертакова Ю.В., Согачева О.В. Исследование социально–экономических и политических процессов, Москва: Ноус,2009;

2) Данилов–Данилян В.И. Устойчивое развитие, Глобалистика, энциклопедия, ЦНПП Диалог, Москва: Радуга, 2003, с. 1066;

3) Лосев К. С. Несущая емкость экосистем, Глобалистика: Энциклопедия, цнпп «диалог» ОАО издательство «Радуга» Москва 2003, с. 692;

4) Михайлов В.А., Буянова В.С. Глобализация, Москва:

РАГС, 2008;

5) Назаретян А. П. Глобалистика, энциклопедия, ЦНПП Диалог, Москва: Радуга, 2003, с. 1054;

6) Чумаков А.Н. Глобализация, контуры целостного мира, Проспект, Москва, КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ПРОЦЕССЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ МИЛАЧИЧ С., КОСТИЧ В.

Университет в Приштине, Косовска Митровица, Сербия Концепция устойчивого развития тесно связана с процессами глобализации. В основе глобальных проблем находится промышленная и экологическая политика. Эта политика ориентирована на экономический рост. Об этой проблеме красноречиво писал американский экономист Дж. Стиглиц в своей книге Глобализация: тревожные тенденции». Процесс устойчивого развития было бы неправильно сводить лишь к обеспечению глобальной и иных видов безопасности, хотя это одна из главных целей нового типа цивилизационного пути развития. Не менее важная цель – обеспечить сам процесс поступательного развития мирового сообщества как самоорганизационно– эволюционного движения в любой сфере человеческой деятельности (Михайлов, Буянова, 2008). Устойчивое развитие – это динамическая концепция. В современном мире существует множество противоречий и конфликтов, которые рассматривают парадигмы устойчивого развития вместе с экономической глобализаций. Экономический рост рассматривается как панацея по нескольким соображениям: во–первых, потому что он обеспечивает финансовые ресурсы, необходимые для сохранения окружающей среды;

во вторых, потому что он управляет техническим прогрессом, который необходим для замены ограниченных естественных ресурсов инвестициями и технологиями;

в– третьих, потому что только таким способом могут быть уничтожены нищета и страдания, которые, с этой точки зрения, являются основной причиной загрязнения окружающей среды. Тем самым указывается на необходимость интеграции развивающихся стран в мировую экономику, беспрепятственную глобальную торговлю, движение капитала и технологий.

К сожалению, экономический кризис обусловил отрывание глобальной финансовой системы от реальной экономики. В такой обстановке финансы являются средством обслуживания виртуальной экономики. Глобальная виртуальная торговля поставила человечество перед лицом экономического краха. Таким образом, финансы оторваны от экономических (воспроизводственных) циклов. Так происходит перелив финансовых потоков в спекулятивный капитал. Виртуальная экономика в мировой экономике не способствует устойчивому развитию. В целом это характеризует мировой экономический кризис, что представляет исторический откат и потерю перспективы. Никакая шоковая терапия не помогла решению этой проблемы. Явились следующие отрицательные последствия: инфляция, падение занятости, недостача оборотных средств, рост бедности и т.д. В такой обстановке очень трудно провести экологическую модернизацию экономики. Многие страны опираются на Всемирный банк и Международный валютный фонд. Маленькие страны получают кредиты по условиям фонда, которые отражают суть функционирования финансового капитала и вообще «помощи» таких учреждений. В модели неустойчивого развития приходится все больше тратить усилий и средств на обеспечение «помощи», в ней деятельность и развитие разделены и фактически противоречат друг другу, как антагонисты. Стратегия глобализации через устойчивое развитие предполагает соединение различных действий по обеспечению, прежде всего, экологической безопасности. В основном это возможно достичь через устойчивое развитие. Умножение вызовов в ходе глобализации оказывается феноменом, который касается соотношения системы «общество-природа». Увеличение проблем в современной экономической глобализации – это, к сожалению, движение к бездне. Мобильность капитала, помноженная на свободную торговлю, влечет за собой перенос производства из стран с высокими зарплатами в страны с низкими зарплатами. В конечном итоге это нанесет удар по производственному сектору в промышленно развитых стран, а значит приведет к «деиндустриализации» в государствах первого мира и к дальнейшему обнищанию масс в регионах третьего мира (поскольку местные авторитарные режимы будут искусственно сдерживать повышение оплаты труда) (Чумаков, 2003). Логика европоцентризма имплицитно содержит в себе «деспотизм как законный образ действий правительства, имеющего дело с варварами если считать, что их конец принесет им облегчение (Джон Милль)» (Хобсбаум, 1999). Важно ориентироваться на программу экологического развития, которая должна комбинировать стратегию социально-экономического развития. По мнению многих исследователей, устойчивое развитие невозможно без социальной справедливости. Для осуществления этой цели нужны структурные изменения модели производства и потребления в индустриально развитых странах Запада, и не только в развитых странах, но и в развивающихся странах. Успех такого изменения невозможен без широкого общественного восприятия этих идей. Аспекты экологического, социально- экономического и политического развития должны быть интегрированы в перспективе во всех возможных формах. Особую неположительную роль в осуществлении устойчивого развития сыграло разрушение национальных экономик в бывших социалистических странах. Тотальная «приватизация» в промышленности, выполнявшаяся под руководством иностранных специалистов и под организационным началом международных учреждений типа МВФ, СТО, МБ, была проведена в интересах коррумпированного мафиозного бизнеса. По некоторым данным сегодня в каждой бывшей социалистической стране почти 80% богатств принадлежит десяти или двадцати кланам. Так случилось, что тысячи крестьян уже успели избавиться от своего права на землю, продав ее за мелочь будущим «латифундистам». К сожалению «приватизация»

имела не только экономические последствия, но и привело к тому, что общество стало безыдейным. Ломка базисных экономических отношений характеризуется отсутствием стратегии развития и реформирования общества. В данном случае речь идет о системном кризисе. В такой обстановке очень трудно говорит об устойчивом развитии. Как известно основными функциями государства классового общества являются, во-первых, сохранение и защита формы собственности, которая составляет экономическую основу общества, и, во–вторых, регулирование отношений между трудом и капиталом (Лукашевич, 2006). Поэтому понятие социальная ответственность капитала очень важно для решения проблемы ответственности владельцев капитала перед обществом. Другими словами, прибыль, которую получает владелец капитала, призвана обеспечить развитие общества в целом. Проникновение рынка, капитала и современных технологий разрушает не только экологическое равновесие, но разрушает также общие формы жизни этих культур. В глобализме большинство исследователей предлагает интегрированную стратегию для решения социальных, экологических и экономических проблем. Это не значит, что надо радикально изменить стиль жизни. Наоборот, нужно сохранить национальную идентичность и перейти на прагматичную гармонизацию эколого-экономических нужд.

Литература: 1) Лукашевич В.М., Глобалистика, Львов, 2006;

2) Михайлов В.А., Буянова В.С. Глобализация, Москва: РАГС, 2008;

3) Хобсбаум Э., Век империи. 1875-1914., Ростов-на-Дону: Феникс, 1999, с. 49;

4) Чумаков А.Н.

Глобалистика, Энциклопедия, Москва: Радуга, КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ - ОСНОВА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ НАБИЕВА У.Н.

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия На современном этапе устойчивость общественного развития в большей степени связана с использованием культурных ценностей. В руководящих документах ЮНЕСКО по всемирному наследию подчеркивается, что культурный ландшафт понимается как результат совместного творчества человека и природы. Он иллюстрирует эволюцию человеческого общества под влиянием условий природной среды и социальных, экономических и культурных процессов. В этой связи должны существовать отношения, которые бы характеризовались симбиозом понятий «развитие» и «устойчивость», раскрывающим содержание наследия, как ресурса, который может активизировать стратегию устойчивого развития.

Поскольку человеческая цивилизация находится в состоянии перехода к новой фазе развития на основе радикальных изменений в обществе в целом, современное понимание «устойчивого развития» расширило его рамки.

Изменились подходы к исследованию культурного наследия, что было обусловлено переходом от понятия «памятник истории» к понятиям «объект наследия», «исторический ресурс». В культурное наследие уже включили не только памятники истории и культуры, но и окружающую среду., уникальные историко-ландшафтные, историко-культурные территории;

инженерно-архитектурные сооружения и эстетические идеалы;

нормы и образцы поведения;

языки, диалекты и говоры;

национальные традиции и обычаи;

исторические топонимы и фольклор;

художественные промыслы и ремесла, т.е. как материальные (физические), так и нематериальные (духовные) компоненты.

В конце 80-х годов в России были предприняты попытки к рассмотрению понятия «наследия». Началом изучения проблемы уникальных территорий стало ратификация СССР в 1988 году Конвенции ЮНЕСКО 1972 года, фактически «утвердившая» использование самого понятия «наследие», а также те политические изменения, которые повлекли за собой пересмотр государственной культурной политики в последующие годы. Создание Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева в 1992 г. дало старт изучению наследия во всех направлениях. В многочисленных трудах Института сделан важный задел в разработке понятийного аппарата, связанного с культурным и природным наследием, выделение уникальных историко-культурных территорий, которые составляют каркас региональных систем наследия (Веденин, 2004).

Не менее важным является внедрение концепции особо охраняемых (уникальных) территорий. В большей части природные и историко-культурные объекты пространственно образуют единый ансамбль, сочетая природную среду обитания человека в прошлом и следы антропогенного воздействия, составляя четко определенный территориальный комплекс единого геокультурного пространства. При определении функции и георазнообразия, необходимо рассматривать каждый единый объект наследия комплексно, с учетом всех аспектов охраны, рационального использования и управления.

В подходах к исследованию культурного наследия имеет место е недооценка в поддержании стабильности как ресурса устойчивого развития, а также в сохранении культурного многообразия, поскольку культурное наследие является для локальных сообществ (феодальные владения, вольные общества в прошлом) своеобразным фильтром в формировании социального капитала, через который воспринимаются изменения в мире (Набиева, 2011). На базе использования культурного наследия местное сообщество может составить проект эффективной социальной стратегии, направленное на преодоление бедности, создать новые «кластеры» экономики для местного населения;

расширить рынок культурных услуг;

развивать туризм;



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.