авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«АДМИНИСТРАЦИЯ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ СОВЕТ РЕКТОРОВ ВУЗОВ КУЗБАССА СБОРНИК ТРУДОВ ОБЛАСТНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "Молодые учёные Кузбассу. Взгляд ...»

-- [ Страница 7 ] --

Выводы Таким образом, ЭИ при ЛФКЭ характеризуется преобладанием общеинтоксикационных симптомов. Наиболее информативными методами лабораторной диагностики ЭИ при ЛФКЭ являются: определение количества лейкоцитов, СОЭ и ЛИ. Достоверное повышение величины ЛИИ указывает на среднетяжёлое течение ЭИ.

220 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Методами выбора лабораторной диагностики ЭИ у больных МФКЭ могут служить определение концентрации билирубина, СОЭ и количество лейкоцитов. Обнаружение повышения показателя ЛИ и величины ЛИИ свидетельствует о накоплении в организме больных КЭ эндогенных токсинов, а также о снижении детоксикационной функции печени и субкомпенсированной недостаточности иммунокомпетентной системы.

У больных ОФКЭ на фоне ЭИ выявлены клинические признаки полиорганной недостаточности. Степень выраженности клинических симптомов эндогенной интоксикации при ОФКЭ, наряду с величиной ЛИИ и ЛИ, характеризуется падением концентрации гемоглобина, повышением концентрации мочевины и повышением СОЭ.

Литература 1. Воеводина Т.В. Изучение закономерностей влияния на биолюминесцентную реакцию сывороток крови доноров и больных с выраженной эндогенной интоксикацией организма. – Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук. – Красноярск, 1991. - 40 с.

2. Кальф-Калиф Я.Я. О лейкоцитарном индексе интоксикации и его прогностическом значении. // Врачебное дело. - 1941. - №1. - с. 31-33.

3. Симбирцев С.А., Беляков Н.А. Патофизиологические аспекты эндогенных интоксикаций. // Эндогенные интоксикации: Тезисы международного симпозиума. - Санкт-Петербург, 1994. - с. 5-9.

4. Субботин А.В. Хронический клещевой энцефалит и дифференцируемые с ним заболевания. - Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук. - Москва, 1992. - 50 с.

С.В.Черно, М.В.Костянко СИНТЕЗ КОНЪЮГАТОВ КАНЦЕРОГЕН-МАКРОНОСИТЕЛЬ И ПОЛУЧЕНИЕ АНТИТЕЛ К КАНЦЕРОГЕНАМ – ПЕРВЫЕ ЭТАПЫ СОЗДАНИЯ АНТИКАНЦЕРОГЕННЫХ ВАКЦИН Отдел иммунологии рака КемНЦ СО РАН Кемеровский государственный университет Можно утверждать, что антиканцерогенная вакцина в идеале должна стимулировать местный иммунитет – в первую очередь ЖКТ и дыхательного тракта – и не увеличивать количество сывороточных АТ, способствующих всасыванию КГ. Добиться этого можно, видимо, применяя соответствующий носитель для гаптена. Следует отметить, что "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки применение в качестве гаптена пусть и неканцерогенного аналога ПАУ нежелательно, поскольку данные вещества абсолютно чужеродны для организма. Можно, однако, использовать другой подход – применить при вакцинации вместо гаптена его «внутренний образ» - антиидиотипические антитела (ААТ).





Если допустить возможным использование для иммунизации человека МААТ, то остается пока открытым вопрос о том, чей внутренний образ они должны нести. Желательно, чтобы АТ, образующиеся в ответ на введение вакцины, реагировали с максимально широким спектром канцерогенов. Кроме того, знание общих закономерностей формирования перекрестной реактивности АТ, индуцируемых отдельными родственными соединениями, позволило бы выбрать наиболее адекватные гаптены для иммунизации и иммуноанализа АТ, поскольку использование для этих целей множества препаратов на основе различных гаптенов сложно и дорого.

Наиболее адекватным подходом к исследованию перекрестной реактивности АТ, индуцированных ПАУ, мы считаем изучение поликлональных АТ, полученных у животных после иммунизации различными ПАУ и очищенных на аффинных сорбентах, также содержащих ПАУ. Полученные при этом моноспецифические АТ к ПАУ можно будет использовать для получения и отбора МААТ заданной специфичности и аффинности. Для более точного определения аффинности планируется использовать радиоиммунный анализ (РИА) с использованием меченых моновалентных конъюгатов ПАУ олигонуклеотид.

Исходя из изложенного нами предполагаются следующие этапы в работе, направленной на создание МААТ-вакцины против ПАУ.

• Синтез конъюгатов носитель-гаптен для ряда ПАУ (антрацен, бензантрацен, пирен, бензпирен, хризен);

• Получение антисывороток против этих конъюгатов;

• Разработка системы иммуноанализа АТ к ПАУ;

• Синтез аффинных сорбентов, содержащих те же гаптены;

• Выделение из антисывороток поликлональных моноспецифических АТ против гаптенов;

• Изучение перекрестного реагирования АТ, полученных при иммунизации ПАУ, с другими представителями этой химической группы;

• Разработка модельной системы иммуноанализа антиидиотипов ПАУ;

• Получение МААТ, несущих заданный внутренний образ ПАУ.

222 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Очевидное отсутствие иммуногенных свойств у ПАУ, подразумевает необходимость получения конъюгатов этих соединений с высокомолекулярными носителями для проведения иммунохимических исследований.

В силу выраженной химической инертности и гидрофобности ПАУ, их необходимо активировать введением какой либо химически активной группой перед ковалентным связыванием с белком-носителем. В опубликованных работах разных групп исследователей были описаны различные методы конъюгации ПАУ-белок, в том числе и для получения конъюгатов В[a]Р-белок.

Анализируя достоинства и недостатки известных способов синтеза и свойства конъюгатов ПАУ-белок, в своей работе мы стремились к следующему:

1. процедура введения активной группы в ПАУ должна быть максимально простой;

2. активированный ПАУ должен сохранять стабильность при хранении;

3. активная группа в ПАУ должна обладать высокой реакционной способностью;

4. конъюгация ПАУ с белком должна осуществляться в одну стадию, спонтанно, без использования дополнительных реагентов;

5. процедура удаления из конъюгата несвязавшегося ПАУ должна быть технически простой, позволяющей очищать одновременно большие количества конъюгата;

6. конъюгат должен обладать хорошей растворимостью в физиологических растворах и не содержать фракции полимерных продуктов (пересшитых белков) для выполнения различных вариантов иммуноанализа АТ к ПАУ;

7. конъюгат не должен содержать ковалентно несвязанного гаптена, иначе свободный ПАУ будет индуцировать опухоль в месте иммунизации;

8. ковалентная связь ПАУ-белок должна быть устойчива к действию протеолитических ферментов организма, особенно в местe иммунизации, так как отщепление гаптена от носителя лишит его иммуногенности;

9. желательно наличие дополнительной группы (спейсера) между ПАУ и белком для лучшего представления РАН лимфоцитам при иммунизации и АТ при иммуноанализе;

10. конъюгат должен быть устойчивым при хранении в растворе и в лиофизированном виде.

Из всего многообразия методов конъюгации низкомолекулярных соединений с белками, как наиболее удовлетворяющий перечисленным выше условиям, нами был применен способ ковалентного связывания "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки гаптена с белком, заключающийся в образовании азометиновой связи между альдегидной группой гаптена и -аминогруппами лизина в белке.

Выбор альдегидной группы для активации гаптена обусловлен ее высокой реакционной способностью, широкими синтетическими возможностями ее модификации, а также легкостью ее введения в ароматическую систему при формилировании полициклических соединений. Ранее альдегиды ПАУ для получения конъюгатов с макромолекулярными носителями не применялись.

Синтез конъюгатов ПАУ с БСА проводили при реакции соответствующего альдегида с БСА в щелочном водно-пиридиновом или водно-диоксановом растворе с последующим восстановлением азометиновых связей боргидридом натрия. Без восстановления азометиновых связей конъюгат полностью гидролизуется в нейтральной среде за несколько часов.

Однако стабилизация конъюгата восстановлением азометиновых связей приводит к одновременному восстановлению внутримолекулярных дисульфидных связей в белках с образованием тиоловых групп, что затрудняет последующую очистку и исключает использование конъюгата в иммуноанализе. Так, осаждение конъюгата ацетоном с последующим отмыванием непрореагировавшего гаптена органическим растворителем приводит к образованию нерастворимой формы конъюгата. Использование диализа или гель-фильтрации в данном случае нами не представляется целесообразным из-за удерживания некоторого количества несвязанного гаптена (до 0.2 мг на 100 мг белка по нашим исследованиям) в гидрофобных областях белка. Предотвратить образование нерастворимых полимерных продуктов за счет окисления тиоловых групп с образованием межмолекулярных дисульфидных связей удалось использованием блокирующего соединения на стадии стабилизации конъюгата, т.е.

соединения, способного необратимо реагировать с тиоловыми группами белка. Число таких соединений обширно и хорошо известно. Это могут быть соединения различных классов: производные иодуксусной и акриловой кислот, непредельные производные гетероциклических соединений, циклические имины, оксираны. Добавка акриламида на стадии стабилизации позволила снизить количество нерастворимой фракции конъюгата с 85% до 5%.

По разработанной методике были получены конъюгаты B[a]P-6 карбальдегида, пирен-1-карбальдегида, фенантрен-9-карбальдегида, аценафтен-5-карбальдегида, антрацен-9-карбальдегида, 10-метилантрацен 9-карбальдегида, бенз[a]антрацен-7-карбальдегида, флуорен-2 карбальдегида и хризен-6-карбальдегида с БСА с заданным соотношением 224 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки 10±1 моль ПАУ на моль белка. Такое молярное соотношение гаптен носитель является оптимальным для получения АТ к гаптену. На представленный метод выдан патент РФ.

Использование таких конъюгатов при иммунизации животных, конечно же, вызывает образование АТ не только к гаптену, но и к белку – носителю. Поэтому для иммуноанализа АТ в гипериммунных сыворотках или получения афинно очищенных АТ к ПАУ необходимо использовать другой белок-носитель. Для иммуноанализа мы синтезировали конъюгаты ПАУ с гексокиназой. Этот же конъюгат был использован и для афинной очистки АТ после его иммобилизации на бром-циан-сефарозе. В настоящее время получены поликлональные гипериммунные сыворотки к БП, БА, антрацену, хризену и пирену и начато исследование перекрестных реакций АТ к перечисленным ПАУ.

Этот путь получения конъюгата, когда применяются полимерные носители чисто биологического происхождения или синтезированные из полипептидов, можно назвать классическим. Но существует и еще один путь получения иммунного ответа к гаптену или слабому антигену, использование синтетического полиионного носителя. Такое направление развивается уже более 20 лет работами Р.В. Петрова и Р.М. Хаитова.

Учитывая их исследования, нами проводится синтез конъюгата ПАУ-поликатионный сополимер. При этом мы основываемся на известных фактах:

1. полиионный носитель, не обладая иммуногенностью, оказывает адъювантное действие;

2. иммуностимулирующая активность полиионного носителя не зависит от тонких особенностей его химического строения;

3. оптимальное строение полиионного носителя - поликатионное с 40% заряженных звеньев в полимерной цепи.

Водорастворимой основой полимера является N-винилпирролидон.

Катионные звенья в полимере создаются диметилдиаллиламмоний хлоридом.

Выбор этих мономеров не является случайным. Он обусловлен отсутствием токсичности у сополимера достаточно редким (если не уникальным) случаем радикальной сополимеризации, когда состав сополимера всегда строго соответствует составу исходной смеси сомономеров. Это особенно важно потому, что позволяет легко варьировать состав сополимера. Важным является и тот факт, что при данном соотношении сомономеров чередование звеньев в полимерной цепи максимально статистично и в полимере отсутствуют участки блочности, то есть протяженные участки звеньев одного из сомономеров.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Небольшая добавка (до 5%) аллиламина или N-(2 аминоэтил)кротиламида позволяет ввести в полимерную цепь активные амино-группы, по которым проводится модификация полимера. Процесс модификации полимера заключается в образовании амидной связи между амино-группой сополимера и карбоксильной группой гаптена под действием дициклогексилкарбодиимида. Гаптен с карбоксильной группой получают по реакции соответствующего альдегида ПАУ с карбоксиметилгидроксиламином.

Модификацию можно провести не только карбодиимидным способом, но и способом смешанных ангидридов при активации карбоксильной группы изобутилхлорформиатом. Применение ПАУ альдегидов в способе азометиновой модификации полимера дает конъюгат с более короткой спейсерной группой (3 атома) между гаптеном и полимерной цепью.

Использование конъюгата поликатионной структуры позволит при иммунизации добиться отсутствия в антисыворотке антител к носителю.

Необходимо отметить свойство ПАУ, которое широко используется в экологических исследованиях при мониторинге окружающей среды – это флуоресценция. Все ПАУ обладают достаточно сильной флуоресценцией, а особенно бензо(а)пирен, который из-за этого является маркером общего загрязнения ПАУ.

Применительно к нашим исследованиям это позволяет разработать иммунофлуоресцентный метод анализа АТ к ПАУ, базирующийся на измерении гашения или поляризации флуоресценции.

Учитывая отсутствие необходимости введения специальной флуоресцентной метки и применение для такого анализа гомогенной методики, дает основу для разработки крайне простого метода иммунофлуоресцентного анализа, выгодно отличающего его от традиционных гетерогенных методик иммуноферментного анализа.

Быстрота установления равновесия в гомогенной системе антиген – антитело (порядка 10 минут) значительно повышает производительность исследований.

Гидрофобность и нерастворимость ПАУ в воде не позволяет проводить такой анализ со свободными ПАУ, для этого им надо придать растворимость в воде. Но введение гидрофильных групп придает им свойства поверхностно – активных веществ, адсорбции на стенках приборов и мицеллообразования в растворе. Эти трудности можно преодолеть, синтезировав водорастворимые сополимеры ПАУ.

Для их получения выбран также сополимер винилпирролидона с аллиламином или N-(2-аминоэтил)кротиламидом. Для такого сополимера, 226 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки содержащего аминогруппы, метод конъюгации тождественен методам получения поликатионного конъюгата.

Метод иммунофлуоресцентного анализа позволяет очень быстро определять константы афинности АТ как к собственному антигену (гаптену), так и к родственным антигенам в перекрестных реакциях.

Легкость определения таких констант может существенно облегчить скрининг моноклональных АТ на специфичность в гибридомной технологии.

Исследования с полиионными носителями у нас только начались.

Мы надеемся, что вскоре появятся и первые результаты, которые подтвердят или опровергнут наши надежды на их использование в иммунохимии канцерогенеза.

Литература 1. Chagnaud JL, Faiderbe S, Geffard M. Effects of monoclonal anti-idiotypic antibody, internal image of benzo(a)pyrene on sarcoma in rats. CR Acad Sci III.-1993.-vol.316(10).-p.1266-1269.

2. Creech H.J., Franks W.R. Compounds synthesized from proteins and carcinogenic hydrocarbons. Am.J.Cancer.-1937.-vol.30.-p.555-562.

3. Creech H.J., Franks W.R. Chemoantigens and carcinogenesis. Am.J.Cancer. 1939.-vol.35.-p.203-212.

4. Curtis G.L., Ryan W.L., Stenback F. Antibody stimulation of benzo(a)pyrene carcinogenesis. Cancer Letters.-1978.-vol.4.-p.223-228.

5. Moolten F.L., Capparell N.J., Boger E. et al. Induction of antibodies against polycyclic aromatic hydrocarbons. Nature.-1978.-vol.272.-p.614-616.

6. Moolten F.L., Capparell N.J., Boger E. et al. Induction of antibodies against polycyclic aromatic hydrocarbons. Nature.-1978.-vol.272.-p.614-616.

7. Peck R.M. et al. Inhibition of chemically induced neoplasma by immunization with an antigenic carcinogen-protein conjugate. Cancer Research.-1971.-vol.31.1550-1554.

8. Silbart L.K., Nordblom G., Keren D.F. et al. A rapid and sensitive screening method for the detection of anti-2-acetylaminofluorene immunoglobulins. J.

of Immunol. Methods.-1988.-vol.109.-p.103-112.

9. Silbart L.K., McAleer F., Rasmussen M.V. et al. Selective induction of mucosal immune responses to 2-acetylaminofluorene. Anticancer Res.-1996. vol.16(2).-p.651-660.

10. Tompa A. et al. Benzo(a)pyrene antibody inhibition of benzo(a)pyrene induced mutagenesis. Cancer Letters.-1979.-vol.7.-p.163-169.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки М.Г.Чеченин АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ И МАГНИТНО-РЕЗОНАНСНОЙ ТОМОГРАФИЙ Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Новокузнецкая муниципальная клиническая больница № По литературным данным проведение компьютерных и магнитно резонансных томографий в 3-10% случаев возможно только в условиях анестезиологического пособия. Задача анестезиолога - обеспечить безопасную неподвижность пациента во время томографии [1-3].

Отделение лучевой диагностики МКБ №1 г. Новокузнецка имеет 5-летний опыт проведения томографий с привлечением анестезиологической бригады [2].

Цель исследования Повышение безопасности пациентов при компьютерной (КТ) и магнитно-резонансной томографиях (МРТ) путем оптимизации проведения анестезиологических пособий при данных видах томографий.

Материалы, методы В отделении лучевой диагностики МКБ №1 функционируют томографа: рентгеновский – CT MAX-640, и магнитно-резонансный – Vectra-2 (закрытого типа). Особенности работы анестезиолога при томографии следующие:

1. Во время проведения магнитно-резонансной томографии (МРТ) нельзя пользоваться металлическими магнитящимися предметами, в том числе тонометром, автоматической следящей аппаратурой, наркозным аппаратом и т. п. [3].

2. Во время проведения МРТ закрытого типа пациент находится в узком пространстве в форме трубы диаметром 65 см и длиной 170 см. Отдельные участки тела (голова, верхняя часть туловища при исследовании головного мозга) находятся за пределами видимости и досягаемости анестезиолога.

3. Работа во время исследования на компьютерном томографе (КТ) сопровождается рентгеновским облучением [2].

Следует отметить, что томографы отделения изначально не были укомплектованы каким-либо специальным (напр. амагнитным) анестезиологическим оборудованием и средствами автоматического мониторинга.

Анестезиолог отделения оснащен двумя наркозными аппаратами «Полинаркон-5», а также средствами для внутривенного наркоза.

228 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Результаты исследования и их обсуждение За 1999–2000 г.г. из 9255 томографических исследований в 557 (в 6% случаев) потребовалось проведение анестезиологических пособий. В том числе: 545 наркозов, 10 медикаментозных седаций, 2 случая интенсивной терапии с интенсивным наблюдением во время томографии.

Пособия оказывали пациентам обоих полов (59,4% мужчин;

40,6% женщин) в возрасте от 3 дней до 76 лет. В зависимости от возраста проведение наркоза требовалось с различной частотой. Самому молодому пациенту, которому была проведена КТ без наркоза, было 2 года 6 мес. Все дети младше 2 лет 6 месяцев нуждались в наркозе. В более старших возрастных группах потребность в наркозе была высокой до 7 лет. С 9 лет и старше потребность в наркозе не отличалась от взрослых (2,78 %). Среди детей наблюдалась различная потребность в наркозе в зависимости от вида томографии. В возрастной группе 4-6 лет потребность в наркозе при МРТ значительно преобладала над КТ.

Показаниями к наркозам были: малый возраст (до 6 лет) 296 случаев;

неадекватность пациента (все виды нарушения сознания) 158;

возбуждение (психическое, моторное) 39;

клаустрофобия 33;

наличие болевого синдрома 33. Клаустрофобия при МРТ развивалась чаще, что связано с «закрытой» конструкцией аппарата.

Из общего числа пособий (557) выполнено: внутривенных наркозов 234;

масочных - 97;

комбинированных - 201 (в т. ч. масочный вводный+внутривенный базисный - 194, масочный вводный+внутримышечный базисный - 7);

наркозов с ларингеальной маской 2;

медикаментозных седаций 10;

интенсивной терапии и интенсивного наблюдения 2.

Перед исследованием с пациентами проводилась обязательная психопрофилактика, благодаря которой 22 % пациентов удалось убедить в необходимости прохождения томографии без наркоза.

Детям до 6 лет вводный наркоз осуществлялся ингаляционно через маску. Детям с венозными катетерами проводился внутривенный наркоз.

Вводный масочный наркоз перед МРТ проводили в процедурном кабинете, затем ребенка доставляли в кабинет МРТ. Базисный наркоз детям до 6 лет осуществляли 2 способами: масочным (97 наблюдений при КТ), комбинированным (201 - при КТ и МРТ). Масочный базисный наркоз проводили только при КТ по причине возможности использования там наркозного аппарата, причем вводный и базисный проводили непосредственно на столе КТ.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Следует отметить: проведение масочного наркоза во время КТ опасно для анестезиолога из-за несовершенства антирадиационной защиты.

Дети 6-10 лет вводились в наркоз либо внутривенно, либо масочно, старше 10 лет – внутривенно. Для внутривенных наркозов использовали различные препараты и их комбинации в дозах, соответствующих хирургической стадии наркоза. Самой популярной для наркоза детям была комбинация кетамина и реланиума;

взрослым - тиопентал, реже пропофол.

Препараты длительного действия - реланиум и ГОМК – вводились чаще взрослым и только в начале пособия. Проходимость дыхательных путей в 92% наблюдений достигалась неинвазивно. Использовали пропофол сберегающие методики.

Осложнения пособий Апноэ, гиповентиляция 4;

рвота 3;

коллапс гемодинамики 2;

нарушение проходимости верхних дыхательных путей 2;

ларингоспазм 2;

психомоторное возбуждение 1. Всего 10 осложнений. Частота анестезиологических осложнений превышает таковую в общехирургической сети.

Выводы 1. Анестезиологическое обеспечение требуется в 6% КТ и МРТ.

2. Потребность в наркозах среди детей 4 - 6 лет и среди пациентов с клаустрофобией выше при МРТ (закрытого типа), чем при КТ.

3. Психопрофилактическая подготовка пациента перед томографией позволяет снизить частоту наркозов на 22%.

4. Все дети до 2,5 лет нуждаются в наркозе во время проведения КТ и МРТ. Потребность в наркозе для детей от 3 до 8 лет обратнопропорциональна возрасту. Пациенты старше 8 лет нуждаются в наркозе в 2,8% случаев.

5. Высокая частота осложнений (1,8%) при анестезиологических пособиях во время КТ и МРТ обусловливает необходимость дальнейшего совершенствования анестезиологического обеспечения при томографиях.

Практические рекомендации Проходимость дыхательных путей в большинстве случаев (в 92%) обеспечивается тройным приемом - запрокидыванием головы, выдвижением нижней челюсти и открыванием рта, с использованием приспособлений внешней иммобилизации (фиксаторы, валики, распорки, липкие ленты и т.п.). Надежная фиксация исследуемой части тела ограничивает непроизвольные движения, предотвращает "смазывание" 230 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки изображения на томограммах, позволяет снижать глубину наркоза (седации). Учитывая частоту болевых синдромов как причин проведения анестезиологического пособия при томографии, в арсенал медикаментов целесообразно включить анальгетики, в том числе наркотические.

Распространенность судорожных двигательных реакции конечностей как причин анестезиологического пособия у больных в ясном сознании, обусловливает целесообразность рассмотрения регионарной анестезии как альтернативы внутривенному наркозу для обеспечения неподвижности больного.

Литература 1. Харрис Д. Анестезия и наблюдение во время магнитно-резонансной томорафии // Актуальные проблемы анестезиологии и реаниматологии.

Освежающий курс лекций. – Архангельск – Тромсё – 1997. – С. 113-116.

2. Чеченин М. Г., Воробьева Л. А., Кузина И. Р. Анестезиологическое обеспечение при компьютерной и магнитно-резонансной томографии // Тезисы 7-го Всероссийского Съезда анест. и реаниматол. – С-Пб. – 2000. – С. 3. Согомонян С. А., Кочарян А. Г., Агабекян Г. Г. Проведение анестезии при магнитно-резонансной томографии // Анест. и реаниматол. – 2000. № 4. – С. 41- 44.

М.Г.Чеченин СПОСОБ ИДЕНТИФИКАЦИИ КАУДАЛЬНОГО ЭПИДУРАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА ПРИ КАУДАЛЬНОЙ АНЕСТЕЗИИ Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Новокузнецкий родильный дом № Проведение каудальной анестезии в 15-35% случаев сопровождается техническими неудачами, что связано с трудностью идентификации расположения иглы в каудальном эпидуральном пространстве [1-6].

В связи с этим проблема поиска надежных критериев правильности расположения иглы в каудальном пространстве представляется нам весьма актуальной.

Цель исследования Повышение эффективности каудальных анестезий путем улучшения качества идентификации каудального эпидурального пространства. В ходе достижения поставленной цели нами был разработан и апробирован новый "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки способ каудальной анестезии (заявка на патент № 033574 с приоритетом от 18 декабря 2000 г.).

Суть способа состоит в том, в технологию проведения каудальной анестезии включено создание парестезии во время введения анестетика, что обеспечивает лучшую идентификацию каудального эпидурального пространства. В предлагаемом способе парестезия достигается не в момент соприкосновения иглы с нервом как при анестезии периферических нервов, и не во время наступления блокады как при эпидуральной анестезии. Парестезия возникает в момент введения раствора в каудальное пространство и обусловлена раздражением нервных волокон вводимой жидкостью. При этом болевые раздражения менее выражены чем при механическом соприкосновении нерва с иглой, а повреждения нервных волокон не возникает.

Объем, скорость и длительность введения анестетика выбраны исходя из безопасности пациента и необходимости получения парестезии, что обеспечивает: профилактику высокого спинального блока после введения анестетика;

профилактику выраженного болевого синдрома во время введения анестетика, создание парестезии во время введения анестетика.

Описание методики Способ применим только у контактных пациентов в ясном сознании.

Например, у рожениц между схватками.

Пунктирование каудального эпидурального пространства производится по традиционной методике. Для идентификации положения иглы в каудальном эпидуральном пространстве используется способ "потери сопротивления" при введении жидкости. Затем проводится аспирационная проба. Анестезиолог убеждается в том, что просвет иглы не расположен в кровеносном сосуде или в субарахноидальном пространстве.

Следующий этап проводится на фоне спокойного состояния пациента (например, промежутки между схватками в родах).

Пациента просят сосредоточить внимание на собственных ощущениях, возникающих в теле при введении анестетика, и сразу же сообщить о них врачу. Для осуществления способа используется раствор анестетика такой концентрации, чтобы доза анестетика в 10 мл раствора не превышала максимальной дозы для спинномозговой анестезии.

В каудальное пространство вводится раствор анестетика со скоростью 2-3 мл/сек, но не более 10 мл, до тех пор, пока пациент не начнет предъявлять жалоб, связанных с появлением парестезии.

Проводится опрос пациента, уточняется характер ощущений. Если описываемые пациентом ощущения соответствуют парестезии и, если 232 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки симптомы парестезии исчезают сразу после прекращения введения раствора анестетика, то расположение иглы в каудальном эпидуральном пространстве оценивается как правильное. При правильном расположении иглы чаще регистрируется парестезия с локализацией в нижних конечностях (обычно в бедрах), реже - по ходу позвоночника (в поясничном отделе).

После появления парестезии выдерживается пауза во введении анестетика, позволяющая исключить развитие спинномозговой анестезии.

Затем продолжается введение анестетика - второй порции со скоростью менее 1 мл в секунду в дозе, необходимой для достижения каудальной анестезии, чтобы общий объем раствора составил не менее 12 - 13 мл, принимая в расчет широкие передние крестцовые отверстия через которые изливается анестетик. Расчет объема анестетика: 1-2 мл раствора на каждый нервный сегмент.

Исследование и его результаты По заявляемому способу обследовано 340 женщин, получающих анестезию во время родов. У всех женщин каудальная анестезия проводилась в первом периоде срочных родов. Для анестезии применялся 1% лидокаин с адреналином в соотношении 200000:1. Общий объем вводимого анестетика 30-45 мл. Для предотвращения колебаний гемодинамики применяли инфузионную терапию кристаллоидными растворами до- и во время действия каудальной анестезии.

Каудальную анестезию удалось провести 299 пациенткам (88%) по причине анатомических особенностей строения крестцово-копчиковой области (заращения крестцово-копчикового отверстия).

Парестезия, характерная для раздражения нервных образований эпидурального пространства на крестцовом уровне и наблюдаемая при введении первой порции анестетика со скоростью 2-3 мл/с, регистрировалась в 96% случаев успешной каудальной анестезии. Из них:

в 52% случаев (154 пациентки) парестезия достигалась после первой постановки иглы для каудальной анестезии, в 30% - после второй постановки иглы, в 14% с третьей попытки и в 4% - с четвертой. В 4% случаев успешной каудальной анестезии характерной парестезии зафиксировано не было. Вторая и последующие попытки постановки иглы в каудальное эпидуральное пространство проводились поскольку при предыдущей попытке не была получена парестезия. После достижения парестезии каудальная анестезия наступала во всех случаях.

Если ограничиться одной постановкой иглы, то методика каудальной анестезии у всех пациенток будет являться традиционной, а группа исследования - те же 340 женщин - контрольной. Из этого следует, что "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки если бы анестезия проводилась по традиционной методике, то есть без учета парестезии, то она была бы успешной у 154 пациенток (45% от общего числа обследованных), у которых начальное положение иглы не менялось, и у 12 пациенток (4%) без парестезии в момент введения раствора. Следовательно, анестезия в контрольной группе была бы успешной в 49% случаев, что в 1,8 меньше чем с применением предлагаемой методики.

Из общего числа парестезий в 86% случаев отмечалась парестезия с локализацией в нижних конечностях, в 12% - с локализацией в поясницу и поясничный отдел позвоночника, в 2% - парестезия возникала и в ногах и в пояснице одновременно.

Анализ результатов показывает, что способ каудальной анестезии, включающий создание парестезии путем быстрого введения анестетика, позволяет повысить частоту успешных анестезий в 1,8 раза. Достижение парестезии во время введения анестетика - надежный высокочувствительный признак идентификации каудального эпидурального пространства.

Способ может найти применение в урологической, проктологической, гинекологической и акушерской практике.

Литература 1. Дж. Эдвард Морган - мл., Мегид С. Михаил. Клиническая анестезиология: книга 1-я. - М., 1998. - С. 314 - 318;

2. Лунд П. Перидуральная анестезия - М., 1975. - 320 с.;

3. Пащук Ю. А. Регионарное обезболивание. - М., 1987. - С. 131 - 136.

4. Щелкунов В. С. Перидуральная анестезия - Л., 1976. - 239 с.

5. Руководство по акушерской аналгезии и анестезии. Под ред. Г. Х. Мак Морланда, Г. Ф. Маркс. – М. – 1998. – С. 54-72.

6. Послеоперационная боль. Под. ред. Ф. Майкла Ферранте, Тимоти Р.

ВейдБонкора. – М. – 1998. – С. 105-116.

С.В.Шабашева ВЛИЯНИЕ СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ В ПРЕНАТАЛЬНОМ ОНТОГЕНЕЗЕ НА ПОКАЗАТЕЛИ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ 7-ЛЕТНИХ ДЕТЕЙ Кемеровский государственный университет Для современной физиологии человека, включающей вопросы индивидуальной типологии, особое значение имеет представление о 234 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки морфологической конституции человека. Используя конституционально типологические подходы, можно достаточно надежно охарактеризовать особенности индивидуального развития как в прошедший, так и в предстоящий период жизни. Каждый человек морфологически уникален, так как неповторима наследственная программа, которая реализуется в онтогенезе, а также специфичны условия среды, контролирующие реализацию генотипа в фенотип [3].

Одной из проблем возрастной физиологии является изучение причин и механизмов, лежащих в основе ускорения (акселерации) и задержки (ретардации) темпов развития под влиянием эндогенных и экзогенных факторов у представителей одного и того же календарного возраста в разные временные периоды [5]. Известно множество факторов, оказывающих влияние на скорость развития: одни из них носят наследственный характер и с раннего детства определяют специфику и темпы физического развития, другие относятся к категории факторов внешней среды и могут оказывать влияние лишь в период своего действия.

Однако, если влияние приходится на чувствительные "критические" периоды раннего онтогенеза, то их эффекты могут иметь решающее значение и в более отдаленные этапы индивидуального развития [1]. Даже относительно слабые воздействия в пренатальном и раннем постнатальном онтогенезе, не вызывающие видимых морфологических изменений, могут сопровождаться длительными, а порой перманентными модификациями в развитии человека и животных [2].

Давно известно, что солнечная активность оказывает существенное влияние на многие процессы жизнедеятельности живых организмов [8]. В свете этих представлений определенный интерес вызывает исследование влияния солнечной активности в раннем онтогенезе ребенка на последующее изменение размеров тела. В годы активного солнца внутриутробный рост тормозится и дети рождаются более мелких размеров, а в годы спокойного солнца - более крупных [4]. Однако мало исследованным остается вопрос об особенностях развития этих детей на последующих этапах онтогенеза.

Целью настоящего исследования явилось изучение влияния солнечной активности в пренатальном онтогенезе на антропометрические показатели этих детей в 7-летнем возрасте. Обследовано 1120 учащихся 1 х классов обоего пола, (г. Кемерово) в 1991, и с 1995 по 1999 годы.

У всех обследуемых по общепринятой методике измерялись основные антропометрические показатели;

темпы роста и гармоничность физического развития оценивалась регрессионным методом по региональным таблицам [6]. На основании ежемесячных бюллетеней Solar "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Geophisical Data NoAA USA была получена информация о состоянии солнечной активности региона, которая оценивалась по количеству солнечных пятен (М).

Обработка полученного материала осуществлялась с помощью пакета прикладных программ "CSS", где для каждого изучаемого параметра были вычислены оценки средних и определена достоверность их различий по критерию Стьюдента (t), с уровнем значимости p0.05.

Анализ данных солнечной активности за годы, приходящиеся на период пренатального развития исследуемых детей (1983,1984, 1987-1992) позволил выявить достоверные колебания, заключающиеся в изменении среднего значения количества солнечных пятен. Так в 1987-1988 году наблюдался самый низкий уровень активности М=31±0.67, затем с 1987 по 1990 год наблюдается увеличение солнечной активности, и на период с 1989 по 1990 год средний уровень количества солнечных пятен достигал 150,1±0,45. Далее солнечная активность падает до 125,6±1,33 в 1991- году. Эти данные позволяют считать 1987-1988 года - годами пониженной солнечной активности, 1989-1990 - повышенной, т.е. охваченная нами динамика солнечной активности в исследуемые года включает фазы минимальной и максимальной солнечной активности.

Антропометрическое обследование 7-летних детей показало следующие результаты. Исследование длинотных показателей у школьников выявило достоверные половые различия по показателю размах рук, высота головы практически за все периоды обследования, по длине ноги в 1991, годах. Они проявлялись в больших значениях у мальчиков. Масса тела мальчиков была достоверно больше по сравнению с девочками в 1995, 1996, 1998 года обследования. Обхватные параметры имели следующие половые различия: мальчики отличались достоверно большими значениями обхвата груди и талии в отмеченные года. Толщина кожно жировых складок практически во всех исследуемых точках у 7-летних девочек в 1997-1999 года обследования была больше, чем у мальчиков (рис.4). Выявленные различия в основном согласуются с региональными возрастно-половыми нормами [6].

Антропометрические показатели детей, внутриутробный период развития которых приходился на годы с различным уровнем солнечной активности, имели существенные отличия. Так у детей обоего пола, обследованных в 1995 году, длина тела, размах рук, обхват груди, обхват таза, высота ноги были максимальными по сравнению с детьми, пренатальный онтогенез которых приходился на периоды с высокой солнечной активностью. По массе тела достоверные различия выявлены у мальчиков. Отмечается достоверное уменьшение толщины кожно 236 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки жировых складок к 1997 году. Оценка индивидуальных темпов роста выявила следующее распределение детей: в 1995 году самое большое количество мальчиков с высокими темпами роста (41%) и не выявлены дети с низкими (1%);

к 1997 году достоверно уменьшается количество с ускоренными (18.7%) и повышается с замедленными темпами роста (5.3%). При этом во все года наблюдается относительно большое количество девочек со своевременными темпами роста по сравнению с мальчиками.

Анализ гармоничности физического развития показал, что процент детей с избыточной массой тела с 1991 по 1996 год увеличивается, а с по 1997 - уменьшается: у мальчиков в 1996 году он составил 17.2%, в - 8%;

у девочек в 1996 и 1997 годах - 9.4% и 5.0 %. Наибольшее количество детей с дефицитом массы тела наблюдалось в 1997 году (у мальчиков 12%, у девочек - 17.2%). Количество гармонично развитых детей было максимальным в 1991 и 1995 годах.

При изучении взаимосвязи солнечной активности в пренатальном периоде с показателями физического развития в 7-летнем возрасте нами была выявлена следующая зависимость: при низкой солнечной активности в раннем развитии (1987-1988 года), в 1995 году обследования обнаружены более высокие значения многих антропометрических показателей, малое количество детей с замедленными темпами роста и большее - с ускоренными;

при высокой солнечной активности в раннем развитии (1989-1990 года), в 1997 году обследования наблюдались меньшие средние значения исследуемых параметров, большее количество детей с пониженными темпами роста и меньшее - с ускоренными. Выше описанные результаты позволяют говорить о проявлении акселерации у детей 1995 года обследования, пренатальное развитие которых протекало в период низкой солнечной активности, и ретардации у мальчиков и девочек 1997 года обследования, пренатальный онтогенез которых приходился на 1989-1990 года, отличавшиеся повышенной солнечной активностью.

Воздействие солнечной активности вызывает ярко выраженную ответную реакцию, которая проявляется в изменении деятельности нервной, эндокринной и сердечно-сосудистой систем. В периоды интенсивной солнечной активности на этапах пренатального онтогенеза формируются защитные, адаптивные механизмы. Одним из таковых для человеческого является внутриутробная задержка роста, которая возникла в процессе эволюции как приспособление к благоприятному родоразрешению. Замедление внутриутробного роста может служить как преадаптация, на основе которой сложилась ритмичность [4]. Поэтому чередование акселерации и ратардации развития можно рассматривать как "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки неспецифическое приспособление к земным явлениям циклов солнечной активности.

Установленный нами факт половых различий (у мальчиков более выражена выше описанная зависимость) обусловлен тем, что девочки лучше мальчиков "защищены" от внешних факторов среды, и ход кривой их роста нарушается значительно реже. В связи с этим, акселерация проявлялась в зависимости от пола, больше выражена у мальчиков, что согласуется с мнением Е.Н. Хрисанфовой, И.В. Перевозчикова [7] в отношении гипотезы о мужской популяции как ее "эвалюционном авангарде".

Принимая во внимание, что индивидуальное развитие ребенка представляет собой реализацию генетической программы в конкретных условиях среды, уровень солнечной активности в пренатальном развитии может оказывать существенное влияние на степень реализации этой программы в пределах границ возможных отклонений и является решающим для формирования индивидуальных особенностей физического развития детей не только на стадии новорожденности, но и в младшем школьном возрасте.

Полученные материалы могут быть использованы при популяционных исследованиях, с целью прогнозирования ритмичности в темпах роста и развития детей.

Литература 1. Лурье С.Б., Казин Э.М., Килочек Т.К. Адаптивная модификация суточных ритмов физиологических функций у детей под влиянием плавания в грудном возрасте // Физиология человека.- 1992.т.18.-N1. С.168-171.

2. Науменко Е.В., Дыгало Н.Н., Маслова Л.Н. Длительная модификация стрессорной реактивности воздействиями в пренатальном онтогенезе //Онтогенетические и генетико-эволюционные аспекты нейроэндокринной регуляции стресса.-Новосибирск:Наука,1990.-С.40 55.

3. Никитюк Б.А. Акселерация развития (причины, механизмы, проявления и последствия) //Итоги науки и техники. Антропология. т.3. М.:ВИНИТИ, 1989.

4. Никитюк Б.А., Корнетов Н.А. Интегративная биомедицинская антропология.-Томск:Изд-во Том.ун-та, 1998.-С.62-82.

5. Слободская Е.Р. Развитие детей: современной научное мировоззрение и российская действительность // Детство идеальное и настоящее. Новосибирск:Сибирский хронограф, 1994.

238 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки 6. Стандарты физического развития детей и подростков Кемеровской области.- Кемерово: Изд-во Кем. гос. мед. ин-та, 1992. -171с.

7. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология.М.:Изд-во МГУ, 1991.

8. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь.-М.:Мысль,1976. -С. А.А.Шапкин ПЕРИТОНИТ В СТРУКТУРЕ ХИРУРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ОРГАНОВ БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ Кемеровская государственная медицинская академия Перитонит – это наиболее грозное осложнение заболеваний и повреждений органов брюшной полости, имеющее самостоятельную клиническую картину и представляющее комплекс грубых нарушений функций всех органов и систем организма, которое занимает ведущее место в структуре хирургической летальности (2,3,9,10,13,15,18,24,26).

Несмотря на успехи в лечении перитонитов, активную хирургическую тактику и реанимационные мероприятия, смертность при перитоните сохраняется на достаточно высоком уровне, и составляет, по данным отечественных авторов 18–50%, а при присоединении полиорганной недостаточности 80-90%, зарубежные показатели 22–58% и до 81,2% соответственно (1,2,3,6,8,10,12,13,15,16,17,18,20,22,23,24,27). При послеопераци-онном перитоните показатель летальности еще более высокий и достигает 90-92,3% (9,11,18,27).

В клинике хирургии Кемеровской Областной Клинической больницы (ОКБ) в период с 1991 по 2000 находилось на лечение пациента из них 3672 (24,22%) больных поступило в неотложном порядке с острой хирургической патологией. Неотложная хирургическая помощь оказывалась пациентам – жителям г. Кемерово, поступающим по скорой помощи, а так же пациентам, доставленным по санитарной авиации из других медицинских учреждений областного центра и Кемеровской области. По скорой неотложной помощи поступило 2314 (63%) жителей г.

Кемерово, по службе санитарной авиации и переведено из других стационаров 1358 (37%).Перитонит был диагностирован у 588 (16,01%) больных поступивших в клинику по неотложной помощи, кроме того, у пациентов течение заболевания осложнилось развитием послеоперационного перитонита после проведенных оперативных вмешательств. Всего в клинике проходило лечение 656 больных "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки перитонитом. Возраст пациентов от 14 лет до 90 лет, мужчин было (59,15%), а женщин 268 (40,85%) (таблица №1).

Таблица № Возраст больных перитонитом.

Пол Возраст Женщины Мужчины До 19 лет 16 20 – 39 лет 92 40 – 59 лет 77 Старше 60 лет 83 268 Всего Основная часть пациентов 434 (66,16%) относится к социально значимой группе населения в возрасте от 20 до 60 лет, мужчин – (40,40%) и женщин 169 (22,76%).

Причинами развития перитонита явились острые заболевания органов желудочно-кишечного тракта, органов малого таза и забрюшинного пространства (ЗБП), а так же травматические повреждения вышеперечисленных органов (таблица № 2).

Основными причинами перитонита являются послеоперационный перитонит (25,1%), острый аппендицит (16,8%), травмы органов брюшной полости и ЗБП (12,2%), патология кишечника (8,5%), патология органов ЗБП (8,4%), перфоративные язвы двенадцатиперстной кишки (ДПК) и желудка (6,4%), заболевания органов малого таза (6,2%), острая кишечная непроходимость (4,1%).

В лечении больных применялись активные хирургические и реанимационные методы, включающие предоперационную подготовку, при которой наряду с продолжающейся диагностикой проводилась коррекция гиповолемии, обменных и метаболических нарушений, детоксикация, поддержка жизненно важных функций организма, а так же рациональная премедикация. По достижению критериев адекватности предоперационной подготовки проводилось оперативное вмешательство (4, 8).

240 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Таблица № Причины вызвавшие, развитие перитонита.

Леталь Причина перитонита Частота % ность абс. % Острый аппендицит 111 16,8 10 9, Перфоративные язвы 42 6,4 16 38, двенадцатиперстной кишки и желудка Острая кишечная непроходимость 28 4,3 13 46, Ущемленные грыжи 4 0,6 4 Осложнения ЖКБ, перфорация ж.

11 1,7 7 63, пузыря, холедоха и т.д.

Патология ЗБП (панкреонекрозы, 55 8,4 45 81, флегмоны ЗБП, опухоли) Патология кишечника (опухоли, 56 8,5 33 58, колиты, дивертикулы) Посттравматический (травмы, 81 12,2 26 32, ранения, ожоги, отравления) Опухоли органов бр. полости, 12 1,8 10 83, канцероматоз, перитонит Патология органов малого таза, 42 6,4 7 16, мочевого пузыря Мезентериальный тромбоз 26 4 25 96, Инородные тела бр.полости 16 2,4 6 37, Ятрогенные повреждения 1 0,2 - 165 25,1 79 47, Послеоперационный перитонит Туберкулезный перитонит 5 0,8 2 Актиномикоз кишечника с 1 0,2 - перфорацией 1 0,2 - Криптогенный перитонит 388 Всего 100 Послеоперационный перитонит - включая случаи, развившиеся после оперативного лечения в ОКБ.

Криптогенный перитонит - источник перитонита не обнаружен во время оперативного вмешательства.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Общая смертность от перитонита составила 283 (43,14%) человека, при этом мужчин – 174 (61,48%), женщин – 109 (38,52%). Из пациентов первично поступивших в ОКБ умерло – 97 (34,28%), среди переведенных из других лечебных учреждений - 186 (65,72%), что связано с тем, что переведенные пациенты поступали в тяжелом и крайне тяжелом состоянии после многократных оперативных вмешательств. В возрастной группе старше 60 лет летальность составила 66,86%, причем мужчин умерло (69,77%) и женщин 53 (63,85%). Такой уровень смертности среди старшей возрастной группы связан с наличием в первую очередь возрастных изменений в организме, во-вторых, сопутствующей патологии.

Летальность в других возрастных группах: до 19 лет мужчины – 11,90%, женщины – 6,25%;

20 – 39 лет 35,09% и 20,65% соответственно, в группе 40 – 59 лет 43,71% и 42,86%.

Наиболее тяжелой патологией, вызывающей перитонит, и сопровождающейся наибольшей смертностью, являются следующие причины: мезентериальный тромбоз – смертность 96,1%, панкреонекроз с флегмоной ЗБП – 81,8%, патология кишечника (опухоли, колиты, дивертикулиты) – 58,9%, послеоперационный перитонит – 47,9%, перфоративные язвы ДПК и желудка – 38,1%, посттравматический перитонит – 32,1%. Необходимо отметить, что имеются более редкие причины перитонитов с общим количеством наблюдений 20 (4,6%), которые сопровождаются высокой летальностью. К таким причинам отнесены ущемленные грыжи, диагностированные после развития осложнений, канцероматоз брюшины, инородные тела брюшной полости с абсцедированием, генерализованный туберкулез с поражением брюшины.

Причиной смерти у пациентов с перитонитом, являются продолжающийся перитонит, интоксикация, присоединение полиорганной недостаточности с преобладанием поражения какой-либо из систем (сердечно-сосудистой, дыхательной, почек, печени) или их комбинации, сепсиса (2, 5, 16, 21).

Проведенный анализ показал, что результаты лечения больных с острыми хирургическими заболеваниями, осложненных перитонитом, остаются неутешительными. Не уменьшается число осложнений, сохраняется высокая смертность. Несомненно, на рост летальности влияют демографические изменения населения, увеличение удельного веса лиц пожилого возраста (2). Не последнюю роль играет культура медицинского просвещения населения, влияющая на сроки обращаемости за медицинской помощью в лечебные учреждения. Настоящая экономическая обстановка значительно изменила не только качество медицинской помощи, техническую и медикаментознозную оснащенность лечебных организаций, но и уровень жизни населения, который влияет на его культуру и здоровье нации в целом (5).

242 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Литература 1. М.А.Алиев, Н.И.Изимбергенов, М.М.Шаферман, Е.И.Брехов, "Открытый метод лечения перитонита (управляемая лапаростомия)".

АЛМАТЫ, "FЫЛЫМ", 1994.

2. В.И.Бондарев, Л.Ф.Тараненко, П.Ф.Головня, Н.В.Свиридов, "Анализ летальности при остром разлитом перитоните". "Клиническая хирургия", 1990, №1, стр. 21 - 23.

3. В.К.Гостищев, В.П.Сажин, А.Л.Авдовенко, "Перитонит". Москва. 1992.

4. И.С.Исмайлов, А.А.Ахунбейли, А.Г.Абдуллаев, "Предоперационная подготовка и обезболивание у больных распространенным гнойным перитонитом". "Хирургия", 1997, №3, стр. 42-44.

5. М.В.Гринев, В.А.Негрей, М.И.Громов, "Абдоминальный сепсис".

"Вестник хирургии", 1998, №3, стр. 98 –102.

6. Ш.И.Каримов, Б.Д.Бабаджанов, "Диагностика и лечение острого перитонита". Ташкент, "Издательско-полиграфическое объединение им.

Ибн Сина", 1994.

7. М.И.Кузин, "Актуальные вопросы классификации и лечения распространенного гнойного перитонита". "Хирургия", 1996, №5, стр. 9 15.

8. Ю.Б.Мартов, С.Г.Подолинский, В.В.Кирковский, А.Т.Щастный, "Распространенный перитонит, основы комплексного лечения". Москва "Триада - Х" 1998.

9. О.Б.Милонов, К.Д.Тоскин, В.В.Жебровский, "Послеоперационные осложнения и опасности в абдоминальной хирургии". Руководство для врачей, Москва, "Медицина". 1990.

10. В.А.Попов, "Перитонит". Ленинград, "Медицина". 1985.

11. И.А.Петухов, "Послеоперационный перитонит". Минск, “Беларусь”, 1980.

12. Б.Д.Савчук, "Гнойный перитонит". Москва, "Медицина" 1979.

13. К.С.Симонян, "Перитонит". Москва, "Медицина". 1971.

14. Р.Конден, Л. Найхус, "Клиническая хирургия". Издательство "Практика". Москва,1998.

15. C.Aprahamian, D.H.Wittmann, "Operative management of intraabdominal infetiones". Infection;

1991 Nov-Dec;

19(6), 453-455.

16. H.Bartels, W.Barthlen, J.R.Siewert, "The therapeutic results of programmed relaparotomy in diffuse peritonitis". Chirurg;

1992 Mar;

63(3), 174-180.

17. J.M.Bohnen, J.L.Meakins, "Treatment of intraabdominal sepsis". Can-J Surg;

1984 May;

27(3), 222-223,225.

18. K.Bosscha, T.J. van Vroonhoven, C. van der Werken, "Surgical management of severe secondary peritonitis". Br-J-Surg, 1999 Nov;

86(11);

1532-1534.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки 19. H.P.Bruch, A.Woltmann, C.Eckmann, "Surgical management of peritonitis and sepsis". Zentralbl-Chir;

1999;

124(3);

176-180.

20. N.V.Christou, P.S.Barie, E.P.Dellinger, J.P.Waymack, H.H.Stone, "Surgical Infection Society intra-abdominal infection study. Prospective evaluation of management techniques and outcome". Arch-Surg;

1993 Feb;

128(2), 193 198.

21. C.Ohmann, T.Hau, " Prognostic indices in peritonitis". Hepato Gastroenterology;

1997 Jul-Aug;

44(16);

937-946.

22. M.Schein, R.Saadia, Z.Freinkel, G.A.Decker, "Aggressive treatment of severe diffuse peritonitis: a prospective study". Br-J-Surg;

1988 Feb;

75(2), 173-176.

23. W.Teichmann, B.Herbig, H.Weichert, "Chirurgische Therapie der diffusen Peritonitis-Etapenlavage". Langenbecks-Arch-Chir Supplement Kongressband;

1997;

114;

960-964.

24. H.Wacha "Peritonitis: Grundsatzliches zur Therapie". Sriger-Verlag Berlin, Heidelberg 1987.

25. W.Walh, A.Minkus, T.Junginger, "Prognostisch relevante Faktoren bei der intraabdominalen infektion". Langenbecks-Arch-Chir;

1992;

377(4), 237 243.

26. G.J.Winkeltau, G.U.Winkeltau, B.Klosterhalfen, "Differenzierte chirurgische Therapie der diffusen Peritonitis". Chirurg;

1992 Dec;

63(12), 1035-1040.

27. D.H.Wittmann, M.Schein, R.E.Condon, "Management of secondary peritonitis". Annals of Surgery;

1996 Jul;

224(1);

10-18.

А.А.Шапкин ПРИЧИНЫ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПЕРИТОНИТА ПОСЛЕ ОПЕРАТИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВ НА ОРГАНАХ БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ Кемеровская государственная медицинская академия Одним из наиболее опасных и тяжелых осложнений после вмешательств на органах брюшной полости является послеоперационный перитонит. Смертность при этом осложнении достигает 90 - 92,3% (2, 4, 6, 7,8,9,10, II). В структуре перитонитов послеоперационный перитонит занимает ведущее место - до 25% случаев (1, 3,4, 5, 9).

В клинике хирургии Областной Клинической больницы г. Кемерово (ОКБ) в период с 1991 по 2000 годы проходило лечение 15162 пациента, из них с патологией органов брюшной полости 12196 (80,44%). В этой группе 244 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки больных подверглись операции 10203 (83,66%), проведено вмешательств. За этот период проходило лечение 165 пациентов с послеоперационным перитонитом. У 68 (41,22%) больных послеоперационный перитонит явился осложнением проведенных хирургических манипуляций непосредственно в ОКБ, мужчин было (58,82%), женщин 28 (41,18%), в возрасте от 15 лет до 81 года (средний возраст 52,58 лет). Другая часть пациентов - 97 (58,78%) переведена в ОКБ из других лечебных учреждений г. Кемерово и области по службе санитарной авиации, мужчин было 52 (53,61%) и женщин 45 (46,39%).

Возраст больных от 18 до 79 лет (средний возраст 43,23 года).

В группе больных, с развитием послеоперационного перитонита непосредственно в ОКБ, основными патологическими состояниями, по поводу которых проводились оперативные вмешательства и осложнившиеся развитием послеоперационного перитонита, были:

язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (12 п.к.), осложненная кровотечением и/или перфорацией, -17 (25%), злокачественные опухоли органов брюшной полости и поджелудочной железы - 17 (25%), кишечные свищи - 7 (10,3%), осложненная желчнокаменная болезнь - 7 (10,3%), послеожоговые стенозы пищевода и желудка - 7 (10,3%), острая кишечная непроходимость - 7 (10,3%).

Имеются и более редкие причины развития послеоперационного перитонита: заболевания толстой кишки (неспецифический язвенный колит, болезнь Крона) ~ 3 (4,4%), несостоятельность культи червеобразного отростка после аппендэктомии - 2 (2,94%), несостоятельность панкреатико-еюноанастомоза после панкреатодуоденальной резекции (ПДР) — 1 (1,47%) (таблица № 1). В случаях послеоперационный перитонит был патологоанатомической находкой во время аутопсии.

Смертность при послеоперационном перитоните в этой составила 48,53% — 33 случая. Основными заболеваниями, осложненные послеоперационным перитонитом, которые привели к летальному исходу:

злокачественные опухоли органов брюшной полости и поджелудочной железы (ПЖЖ) - 17 (смертность 58,82%), язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, осложненная кровотечением и/или перфорацией, - 17 (смертность 52,94%), по-слеожоговые поражения пищевода и желудка при проведении реконструктивных операций — (смертность 71,43%), острая кишечная непроходимость не-опухолувого генеза - 7 (смертность 57,14%). В остальных случаях смертность — 33,33% при вмешательствах по поводу патологии толстой кишки (болезнь Крона и неспецифический язвенный колит) и 14,2% при желчнокаменной болезни и "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки закрытии кишечных свищей. Летальность в данной группе пациентов в зависимости от возраста была следующей: до 19 лет - летальных исходов не было, в группе 20 - 39 лет - 33,3%, в группе 40 - 59 лет - 46,67%, старше 60 лет - 65,22%.

Таблица № Частота развития послеоперационного перитонита после оперативных вмешательств на органах брюшной полости.

Частота Кол-во Частота летальных Заболевания органов Кол-во опериро послеопер.

исходов брюшной полости больных ванных перитонита больных абс. % Злокачественные опухоли 195 184 4 4 желудка Злокачественные опухоли 75 70 4 2 поджелудочной железы Злокачественные опухоли 163 161 8 5 62, кишечника Другие злокачественные 258 251 1 1 новообразования Заболевания пищевода 857 683 7 5 71, Язвенная болезнь желудка 1690 1302 17 9 52, и двенадцатиперстной кишки Острый аппендицит 1164 1161 2 - Заболевания толстого 132 64 3 1 33, кишечника Острая кишечная 291 231 7 4 57, непроходимость Кишечные свищи 205 184 7 1 14, Желчнокаменная болезнь 3054 2531 7 1 14, Заболевания поджелудоч ной железы (хр.

511 189 1 - панкреатиты, опухоли, кисты) В группе пациентов, доставленных в ОКБ, причинами послеопераци онного перитонита явились операции, по поводу следующей патологии:

246 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, осложненной кровотечением и / или перфорацией - 40 (41,24%), острой кишечной непроходимости неопухолевого генеза - 13 (13,4%), заболеваний органов малого таза - 13 (13,4%), желчнокаменной болезни - 11 (11,34%), злокачественных опухолей органов брюшной полости - 8 (8,25%). К более редким причинам относятся: кесарево сечение - 5 (5,15%), грыжесечения по поводу ущемленной грыжи - 2 (2,06%), последствия травмы органов брюшной полости - 2 (2,06%), закрытие кишечного свища, мезентериальный тромбоз, несостоятельность культи червеобразного отростка по 1 случаю — 1,03%.

Общая смертность от послеоперационного, среди доставленных по санитарной авиации пациентов, была 47,42 %. Летальность по группам заболеваний после оперативного лечения данного осложнения составила:

при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки — 50%, при острой кишечной непроходимости неопухолевого генеза — 53,85%, при желчнокаменной болезни - 63,64%, при опухолях органов брюшной полости - 100%, при ущемленных грыжах и травмах органов брюшной полости по 50%. Более низкая летальность при заболеваниях органов малого таза — 15,38%. По возрастам летальность была следующая: до лет не летальных исходов было, в группе 20 -39 лет - 30,3%, в группе 40- лет 51,16%, и старше 60 лет - 77,78%.

Сравнивая эти группы пациентов, необходимо отметить, что имеются различия в составе основных патологических причин заболеваний органов брюшной полости, возрастном составе групп.

Большая часть пациентов относится к социально значимой группе в возрасте 20 - 60 лет - всего 118 пациентов из 165 (71,52%).

Таким образом, наиболее часто послеоперационный перитонит развивается после операций: на желудке и двенадцатиперстной кишке, при осложненной язвенной болезни;

при злокачественных опухолях органов брюшной полости;

при острой кишечной непроходимости неопухолевого генеза;

при осложненной желчнокаменной болезни (4, 6, II). Наибольшее число пациентов относится к социально значимой группе в возрасте от до 60 лет. Самая высокая смертность наблюдается в группе пожилых пациентов старше 60 лет 65,22 - 77,78%, а также при онкологической патологии, что можно расценивать как фактор, осложняющий течение послеоперационного перитонита. При этом сохраняет высокая летальность от послеоперационного перитонита во всех основных группах пациентов, в связи с трудностями его диагностики.

"Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки Литература 1. Л.Г.Заверный, А.И.Пойда, В.М.Мельник, А.А.Тарасов, С.С.Надеев, Г.

С.Морской, "Частота возникновения и результаты лечения послеоперационного перитонита". «Клиническая хирургия», 1991, №4, стр. 30 - 32.

2. А.И.Матвеев, "Роль синдромов в ранней диагностики послеоперационного перитонита, обусловленного нарушением герметичности стенки ЖКТ и выбор оптимальной тактики его лечения".

Автореферат кандидатской диссертации, Тюмень, 1996г.

3. О.Б.Милонов, К.Д.Тоскин, В.В.Жебровский, "Послеоперационные осложнения и опасности в абдоминальной хирургии". Руководство для врачей, Москва, "Медицина". 1990.

4. И.А.Петухов, "Послеоперационный перитонит". Минск, «Беларусь», 1980.

5. Г.П.Рычагов, А.Н.Нехаев, П.И.Керезь, В.Е.Кремень, "Релапаротомия в лечении послеоперационного распространенного перитонита". Журнал «Хирургия», 1997, №1, стр.45-48.

6. Н.И.Слепых, "Причины осложнений и летальности при острых заболеваниях органов брюшной полости". «Вестник Хирургии», 2000, №2, стр. 38 - 43.

7. А.И.Шугаев, М.Д.Шеху, "Диагностика и оперативное лечение послеоперационного перитонита". Журнал «Вестник хирургии», 1996, №2, стр. 114-116.

8. J.M.Bohnen, "Duration of antibiotic treatment in surgical infections of the abdomen. Postoperative peritonitis". Eur-J-Surg-Supplement;

1996;

(576);

50-52.

9. K.Bosscha, T.J. van Vroonhoven, C. van der Werken, "Surgical management of severe secondary peritonitis". Br-J-Surg, 1999 Nov;

86(11);

1532- 10. D.H.Wittmaim, C.Aprahamian, J.M.Bergstein, "Etappenlavage: advanced diffuse peritonitis managed by planned multiple laparotomies utilizing zipper, slide fastener, and Velcro analog for temporary abdominal closure".

World- J-Surg;

1990 Mar-Apr;

14(2), 216-226.

11. D.H.Wittmann, M.Schein, R.E.Condon, "Management of secondary peritonitis". Annals of Surgery;

1996 Jul;

224(1);

10-18.

12. T.Hau, C.Ohmann, A.Wolmershauser, H.Wacha, Q.Yang, "Planned relaparotomy vs relaparotomy on demanh in the treatment of intraabdominal infections. The Peritonitis Study Group of the Surgical Infection Society Europe". Arch-Surg;

1995 Nov;

130(11);

1193-1197.

13. Y.Parc, P.Frileux, J.C.Vaillant, J.M.OIlivier, R.Parc, "Postoperative peritonitis originating from the duodenum: operative management by intubation and continuous intraluminal irrigation". Br-J-Surg;

1999 Sep;

86(9);

1207- 1212.

248 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки А.В.Шаталин, А.И.Мартынов, Е.В.Ивлев, М.В.Шмулевич ИНФУЗИОННО-ТРАНСФУЗИОННАЯ ТАКТИКА ПРИ ПЛАНОВЫХ ОПЕРАЦИЯХ, СОПРОВОЖДАЮЩИХСЯ ОСТРОЙ МАССИВНОЙ КРОВОПОТЕРЕЙ Государственный научно-клинический центр охраны здоровья шахтеров Вопросы инфузионно-трансфузионной тактики при плановых оперативных вмешательствах с предполагаемой массивной кровопотерей сохраняют свою актуальность до настоящего времени. Доказано, что острая массивная кровопотеря является одним из пусковых факторов в развитии синдрома полиорганной недостаточности, летальность от которой достигает 38% и более [1]. Используемые в настоящее время различные методики восполнения периоперационной (интраоперационная и послеоперационная в первые сутки) кровопотери применяют как один из компонентов инфузионной терапии только донорскую кровь или аутокровь, или используют сочетание того и другого, кроме того, нет четких рекомендаций к началу трансфузионной терапии.

Цель исследования Изучение эффективности коррекции периоперационной кровопотери компонентами аутокрови, в сочетании с гиперволемической гемодиллюцией во время плановых операций - тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава.

Под наблюдением находилось 34 пациента. Больные с тяжелой хронической патологией были исключены из исследования. Оперативное вмешательство в обеих группах проводилось под многокомпонентным эндотрахеальным наркозом. Объем планируемой кровопотери при проведении данной ортопедической операции предполагался около мл. Контрольную группу составили 16 больных, средний возраст 50,7±3, лет. В контрольной группе восполнение кровопотери проводили компонентами донорской крови по общепринятой методике. Основную группу составили 18 больных, средний возраст 53,2±1,7 лет.

Аутоэритроцитарную массу и ауто-СЗП заготавливали в течении 7 10 дней до оперативного вмешательства. Забор аутогемокомпонентов проводился по оригинальной методике разработанной в нашей клинике и включал в себя три этапа. Проведение первого и второго этапа возможно в амбулаторных условиях, третий этап проводится в стационаре при непосредственной подготовке пациента к операции. Последний забор крови у больных проводился за трое суток до оперативного вмешательства. Объем заготовленных аутогемокомпонентов после трех этапов составляет: ауто-СЗП 50-55% от ОЦП больного, "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки аутоэритроцитарной массы 15% тот ОЦК. Компоненты аутокрови хранились до операции в условиях специализированного кабинета хранения крови [2].

Для контроля качества коррекции кровопотери оценивали количество эритроцитов, гемоглобин, гематокрит. Исследования проводили за сутки до оперативного вмешательства и через сутки после его окончания. Учитывали объем интраоперационной кровопотери и кровопотерю в течение первых суток после операции. В операционной проводился мониторинг: артериального давления(АД), среднего АД, электрокардиограммы, температуры тела – монитором "Spase Labs", пульсоксиметрия монитором "Oxysat", фирмы “Drager”.

В основной группе инфузионно-трансфузионная терапия проводилась по следующей методике. Непосредственно в операционной, за один час до операции начинали проведение гиперволемической гемодилюции инфузией кристаллоидных растворов, в объеме 20-25% от ОЦК. После начала операции, продолжали инфузионную терапию растворами кристаллоидов, до этапа операции сопровождающегося максимальной кровопотерей. С этого момента в комплекс инфузионно трансфузионной терапии включали ауто-СЗП. После проведения окончательного хирургического гемостаза начинали аутотрансфузию эритроцитарной массы.

Объем интраоперационной кровопотери в основной группе составил 703,9±75,1 мл, а в контрольной группе 1014,4±111,2 мл. Объем кровопотери в течение суток поле операции в основной группе составил 181,7±27,8 мл, в контрольной группе - 500,6±96,5 мл.

До оперативного вмешательства достоверных различий по изучаемым лабораторным показателям не выявлено.

Таблица № Сравнительная характеристика показателей «красной» крови.

Первые сутки после До операции операции Показатели Основн. Контр. Основн. Контр.

группа группа группа группа Эритроциты 4,6±1,2 4,3±0,1 3,8±0,1* 3,1±0, (*1012/л) Гематокрит (%) 39,2±1,0 37,2±1,3 32,9±0,1* 27,2±1, Гемоглобин (г/л) 127,7±2,9 130,3±3,9 108,9±2,4* 94,6±4, Примечание: * - P0, Через сутки после оперативного вмешательства показатели гемоглобина, гематокрита и количество эритроцитов были выше в основной группе (P0,05) (Табл. №1). Вероятно, такая динамика 250 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки изучаемых параметров "красной" крови, в сравнении между группами объясняется тем, что, в процессе оперативного вмешательства в основной группе, на фоне гиперволемической гемодилюции, терялась «разведенная кровь», что обеспечивало меньшую утрату эритроцитов.

Все оперированные пациенты переводились в палату интенсивной терапии с полностью корригированной анемией. В раннем послеоперационном периоде необходимости в переливании компонентов донорской крови не возникало. В контрольной группе всем пациентам в раннем послеоперационном периоде возникала необходимость в переливании компонентов донорской крови.

Таким образом, предложенная инфузионно-трансфузионная тактика позволяет, провести более качественное восполнение кровопотери при плановых оперативных вмешательствах с объемом планируемой кровопотери около 1000 мл, избежать использования препаратов донорской крови, снизить риск возможных осложнений связанных с трансфузией донорской крови.

Литература 1. Бочаров С.Н., Барабаш И.В., Шамбурова А.С. "Метод коррекции острой массивной геморрагии."/Новые направления в клинической медицине.

Всероссийская конференция 15-16 июня 2000г.

2. Алексеев В.Б., Пронских А.А., Кулешов О.В., Шаталин А.В. « Применение аутокрови для восполнения операционной кровопотери у плановых пациентов»./ Новые направления в клинической медицине.

Всероссийская конференция 15-16 июня 2000г.

3. В.А. Климанский, Я.А. Рудаев "Трансфузионная терапия при хирургических заболеваниях"./ Москва " Медицина" 1984.

4. И.С. Колесников, М.И. Лыткин, В.Т. Плешаков «Аутотрансфузия крови и ее компонентов в хирургии»./ Ленинград «Медицина» 1979.

М.В.Шмулевич, А.Ю.Милюков, Я.Х.Гилёв, С.В.Богданов, А.В.Шаталин КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ С ПОПЕРЕЧНЫМ ПЛОСКОСТОПИЕМ Государственный научно-клинический центр охраны здоровья шахтеров Поперечное плоскостопие – заболевание широко распространённое среди взрослого населения, только у 20% - 30% взрослой части населения стопа сохраняет нормальное строение, у остальных имеются дефекты стоп, связанные с распластанностью и различными деформациями. От всех "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки статических деформаций стопы, поперечное плоскостопие составляет 66,3% (1.) Распластанность переднего отдела стопы и Hallux valgus обусловливают не только косметический дефект стопы и трудность в подборе и пользовании обувью, но и приводит к значительным функциональным нарушениям. Большое распространение поперечного плоскостопия, тесная связь его с условиями труда и существования и, наконец, значительное влияние этой деформации на трудоспособность человека дают право считать плоскостопие не только медицинской, но и социально-экономической проблемой.

В нашей клинике лечение поперечного плоскостопия проводится комплексно, дифференцированно в зависимости от степени поперечного плоскостопия и субъективных ощущений больного.

В зависимости от угла отклонения 1 пальца стопы на рентгенограмме, данных плантометрии и подографии, субъективных ощущений больного, мы выделяем 3 степени поперечного плоскостопия.

Лечение 1 степени поперечного плоскостопия заключается в правильном подборе обуви пациентом, выполнении упражнений, направленных на укрепление свода стопы. При 2 степени мы применяем наряду с лечебной физкультурой ортопедические изделия в виде различных стелек и вкладышей, изготавливающихся индивидуально для каждого пациента, моделирующих и поддерживающих свод стопы. И только при 3 степени поперечного плоскостопия мы применяем оперативное вмешательство.

Задачи хирургического лечения заключаются в следующем:

1. нормализация высоты свода стопы и восстановление опороспособности конечности;

2. ликвидация патологического расхождения плюсневых костей в дистальном отделе стопы;

3. восстановление конгруэнтности и функциональной соосности в 1-м плюсне клиновидном суставе;

4. нормализация соотношений в плюснефаланговом и плюснесесамовидном суставе путём устранения порочного положения 1-го пальца и 1-ой плюсневой кости;

5. предупреждение развития или прогрессирования дегенеративно дистрофических изменений в 1-м плюснефаланговом суставе (2.) Известно более 300 видов различных операций, применяемых для лечения поперечного плоскостопия и Hallux valgus. Множество различных методик операций свидетельствует о неудовлетворённости результатами многих хирургических вмешательств, в связи с неполным восстановлением функций стопы и довольно частыми рецидивами. (3,4.) В клинической 252 "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки практике широкое распространение получили 8 – 10 оперативных методик.

(5.) Некоторые операции не являются радикальными (по Шеде), при некоторых возникает затруднение с адекватной фиксацией (по Кочеву, Бабичу и т.д.), что ведёт к частым рецидивам, другие же (по Брандесу, Мейо – Вредену, Бому и т.д.), с нашей точки зрения, в достаточной степени не восстанавливают опорную функцию стопы. Особую значимость приобретает не только ортопедическая оперативная коррекция, но и адекватное послеоперационное ведение пациента. В нашей клинике с целью решения вышеперечисленных задач в последнее время, применяется модифицированная операция Логрошино. Проксимальная остеотомия не фиксируется, так как проводится по типу кортикотомии, с сохранением внутреннего кортикального слоя. Дистальная остеотомия, после забора костного клина, фиксируется компрессирующим маллеолярным винтом.

Для наружной фиксации в послеоперационном периоде используется съемная шина из слоистого углепластика, моделирующая и коррегирующая свод стопы, разработанная совместно с протезистами нашей клиники. Шина из слоистого углепластика изготавливается индивидуально для каждого пациента, на 4-5 день в послеоперационном периоде, после спадения отёка. Шина не ограничивает движения в г/стопном суставе, позволяет проводить перевязки, осуществлять гигиеническую обработку стопы. После снятия швов пациент выписывается на амбулаторное лечение. Пациент продолжает ходить в шине из углепластика в течении 6 недель после операции. Прочность материала позволяет ходить с полной нагрузкой на оперированную конечность. Затем после снятия шины, пациент продолжает пользоваться ортопедической стелькой - супинатором, вкладываемой в обувь, и выполняет комплекс упражнений с целью укрепления и поддержания свода стопы. Пациенту рекомендуется ношение обуви с каблуком высотой 3-4 см. Рекомендации по уходу за стопами, правильному подбору обуви, рациональному использованию отдыха необходимо выполнять постоянно.

(6.) После полной консолидации в зоне остеотомии, по показаниям, проводится повторная операция с целью удаления компрессионного винта.

Мы располагаем опытом оперативного лечения 93 пациентов с поперечным плоскостопием, из которых модифицированная операция Логрошино с применением комбинированной фиксации выполнялась (46%) больным. Наружная фиксация индивидуальной съёмной шиной из углепластика осуществлялась у 18 (19%) пациентов. Сроки стационарного "Молодые ученые – Кузбассу" Медико-биологические науки лечения в среднем составляли 12 дней. В послеоперационном периоде, критериями эффективности лечения являлись:

1. отсутствие болезненности в области стопы;

2. восстановление опороспособности конечности;

3. отсутствие контрактур в г/стопном суставе и суставах стопы;

4. возможность пользоваться обувью;

5. нормализация высоты свода стопы и отсутствие патологического расхождение плюсневых костей в дистальном отделе стопы.

Положительные результаты получены у 100% пациентов. Общие сроки нетрудоспособности в среднем составили 49±11 дней.

Таким образом, предложенный нами комплекс лечения поперечного плоскостопия, в зависимости от степени, позволяют коррегировать тяжёлые деформации стопы, способствуют восстановлению функциональной биомеханики ходьбы и сокращению срока нетрудоспособности пациентов.

Литература 1. Батенкова Г.И Основные принципы ортопедического лечения при распластанности переднего отдела стопы и Hallux valgus. Автореф.

дисс... канд. мед. наук. М., 1975. 22с.

2. Истомина И.С., Кузьмин В.И., Левин А.Н. Оперативное лечение поперечного плоскостопия и Hallux valgus. / ВТО им. Приорова 2000, №1 с. 55-60.

3. Шаматов Н.М., Исламбеков У.С., Муминов Э.Х. Результаты некоторых оперативных методов лечения вальгусной деформации 1-го пальца стопы. / Ортопедия и травматология. 1977 №4 с. 44-46.

4. Чиненков А.В., Ященко И.М. К методике оперативного лечения 1-го пальца стопы. / Материалы II пленума по вопросам лечения заболеваний и деформаций стопы... М., 1964 с. 59-62.

5. Черкес-Заде Д.И., Каменев Ю.Ф. Хирургия стопы. – М.: Медицина. – 1995. с. 219 – 222.

6. Крамаренко Г.Н. Наш опыт хирургического лечения поперечного плоскостопия и Hallux valgus. / Ортопедия и травматология. 1973 № 9.

С. 11-15.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.