авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |

«X ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ЗАПОВЕДНОМУ ДЕЛУ МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 25-27 сентября 2013 г. г. Благовещенск АМУРСКИЙ ФИЛИАЛ ...»

-- [ Страница 18 ] --

Наиболее многочисленной в этой категории является группа видов, находящихся в заповеднике на границах ареалов (Атлас ареалов…, 1976, Атлас…, Флора Сибири, 1987-2003) Виды на границе ареала Боярышник даурский (Crataegus dahurica Koehne. & Schneid.). Имеет восточно-сибирско маньчжурский ареал, с заходом в Северную Монголию. В заповеднике местонахождения вида находят ся на западной границе ареала (Атлас ареалов, 1976, Флора Сибири, 1988). К настоящему времени на территории заповедника нами выявлено только 2 местонахождения (кордон Чамба и 1,5 км ниже), где она произрастает по каменистым участкам берегов Подкаменной Тунгуски, разреженными изолиро ванными группами разновозрастных, редко цветущих особей.

Клюква болотная (Oxycoccus palustris Pers.). Голарктический ареал. В заповеднике немногочис ленные местонахождения находятся на северо-восточной границе ареала. Встречается здесь с низким обилием на кустарничково-сфагновых болотах.

Костяника каменистая (Rubus saxatilis L.). Евразийский ареал. В заповеднике находится на северной границе ареала. Здесь нами выявлены немногочисленные местонахождения этого вида с низким оби лием на песчано-каменистых участках берегов Подкаменной Тунгуски.

Костяника хмелелистная (Rubus humilifolius C.A. Meyer). Голарктический ареал. В заповеднике ее немногочисленные местонахождения находятся на северо-восточной границе ареала. С низким обили ем она встречается на песчано-каменистых участках берегов Подкаменной Тунгуски и Хушмы.

Малина сахалинская (Rubus sachalinensis Levl.). Имеет северо-американо-азиатский ареал. Выяв ленные в заповеднике крайне редкие местонахождения находятся на западной границе ареала (Атлас…, 1976). К настоящему времени выявлено только два местонахождения: в окрестностях Малина кордона, на омоховелом куруме ( 1 %) и в окрестностях кордона Чамба, на окраине сосново-лиственничного чернично-зеленомошного леса, где она встречается единичными группами особей. Этот вид на терри тории заповедника и в Тунгусском флористическом районе отмечен впервые.

Смородина-моховка (Ribes procumbens Pall.). Азиатский ареал. На территории заповедника выяв лены немногочисленные местонахождения с низким обилием, которые находятся здесь на северной границе ареала (Ареалы…, 1983). Была встречена по распадку в окрестностях кордона Чамба (С.С.



Щербина) и собрана нами на окраине осоково-сфагнового болота в 2 км от кордона Чамба (Тимошок и др., 2008). Ранее указывалась для центральной части заповедника (Васильев и др., 2003).

Черника (Vaccinium myrtillus L.). Голарктический ареал. На территории заповедника отмечены еди ничные местонахождения, которые находятся здесь на северо-восточной границе ареала. Встречается главным образом в южной части заповедника, с невысоким проективным покрытием (10 %, редко пят нами до 60 %). Ее куртины выявлены нами в сосново-лиственничных чернично-зеленомошных лесах по старым гарям. Крайне редко отмечается в кедровых кустарничково-зеленомошных лесах.

Шиповник майский (Rosa majalis Herrm.). Вид имеет евро-сибирский ареал. На территории заповед ника находится на восточной границе ареала. Встречается в основном небольшими группами особей по каменистым берегам рек, заходит на пойменные заливаемые паводками луга.

Виды, находящиеся в северной части ареала (в пределах голоареала) Жимолость алтайская (Lonicera altaica Pallas ex DC). Имеет сибирский ареал с заходом на восток европейской части России и в Монголию. На территории заповедника находится в северной части ареа ла (голоареал), где ее местонахождения достаточно редки (Флора Сибири, 1996). В заповеднике раз реженно и единично встречается в подлеске слабосомкнутых лиственнично-сосновых кустарничково зеленомошных и елово-лиственничных бруснично-зеленомошных лесов в центральной части заповед ника (среднее течение р. Хушма).

Жимолость Палласа (Lonicera pallasii Ledeb.) Имеет сибирский ареал с заходом на восток европей ской части России и в Восточный Казахстан. На территории заповедника находится в северной части ареала, где ее местонахождения достаточно редки (Флора Сибири, 1996). Группами особей, разреженно и единично встречается в подлеске слабосомкнутых березняков вейниковых, лиственнично-сосновых кустарничково-зеленомошных лесов в южной части заповедника.

Княженика (Rubus arcticus L.). Голарктический ареал. На территории заповедника находится в се верной части ареала. Встречается повсеместно, но всегда с очень низким обилием, группами или рас сеянными экземплярами в сырых елово-лиственничных мелкотравно-зеленомошных лесах (с проек тивным покрытием 1-2 %);

в ельниках кустарничково-зеленомошно-сфагновых на прирусловых валах (с проективным покрытием 3-5 %);

в елово-пихтовых мелкотравных лесах (с проективным покрытием меньше 1%). На заливаемых паводками каменистых и песчано-каменистых участках берегов Подка менной Тунгуски, Чамбы, Хушмы встречается единичными экземплярами.

Морошка (Rubus chamaemorus L.) Голарктический ареал. На территории заповедника встречается нечасто на верховых разного типа сфагновых болотах с невысоким обилием.

Рябина сибирская (Padus avium Mill.). Евразийский ареал. На территории заповедника находится в се верной части ареала (Атлас ареалов…,1976), где ее местонахождения достаточно редки. Встречается здесь довольно редко в подлеске сосново-лиственничных чернично-зеленомошных лесов, елово-кедровых разнотравно-кустарничково-зеленомошных лесов по повышениям мезорельефа (вершины грив) – разре женно, в слабосомкнутых сосновых кустарничково-зеленомошных лесах по склонам и вершинам сопок.





В еловых мелкотравно-хвощево-зеленомошных встречается редко, единичными экземплярами.

Черемуха обыкновенная (Padus avium Mill.). Евразийский ареал. На территории заповедника находится в северной части ареала, встречается отдельными изолированными группами среди зарослей кустарников по берегам рек, изредка – густыми зарослями, на прирусловых валах рек (Подкаменная Тунгуска, Чамба, Хушма).

Шиповник иглистый (Rosa acicularis Lindl.). Голарктический ареал. На территории заповедника находится в северной части ареала. Здесь он довольно обычен в подлеске сосновых кустарничково зеленомошных лесов, но встречается с низким обилием.

Таким образом, из 21 вида дикорастущих ягодников, отмеченных на текущем этапе исследований, на терри тории заповедника «Тунгусский» только 2 вида – брусника и голубика – находятся в пределах своих ценоареалов.

Они имеют здесь широкое распространение, встречаясь во многих типах фитоценозов от болот до сухих лишайни ковых типов леса, имеют большие запасы плодов и играют значительную роль в питании боровой дичи, медведей и других животных. Все остальные виды ягодников находятся здесь либо в пределах своих голоареалов, главным образом в их северной части, либо на границах ареалов, что обусловливает их незначительное распространение и небольшие запасы плодов. Несмотря на сравнительно малую их роль в сложении современных фитоценозов на тер ритории заповедника «Тунгусский», их значимость в сохранении генофонда, так же как и источника их возможного дальнейшего расселения и расширения ареалов при дальнейшем потеплении климата, велика.

ЛИТЕРАТУРА Ареалы лекарственных и родственных им растений. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. 222 с.

Атлас ареалов и ресурсов лекарственных растений СССР. Москва, 1976. 340 с.

Васильев Н. В., Львов Ю. А., Плеханов Г. Ф. и др. Государственный природный заповедник «Тунгусский» (очерк основных данных) // Тунгусский заповедник. Биоценозы северной тайги и влияние на них экстремальных при родных факторов. Труды ГПЗ «Тунгусский». Вып. 1. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2003. С. 33-89.

Куваев В.Б. Понятие голо- и ценоареала на примере некоторых лекарственных растений //Бот. журн. 1965. Т.50, №8. С. 1121-1126.

Тимошок Е.Е., Скороходов С.Н., Райская Ю.Г., Тимошок Е.Н. Видовое разнообразие сосудистых растений южной части государственного природного заповедника «Тунгусский» // Труды государственного природного запо ведника «Тунгусский». Вып. 2. Томск, 2008. С. 19-55.

Флора Сибири. Том 1-14, 1987-2003 гг.

эНДЕМИЧНЫЕ ВИДЫ сОсУДИсТЫх РАсТЕНИй В УссУРИйсКОМ ЗАпОВЕДНИКЕ Л.А. Федина Заповедник «Уссурийский» ДВО РАН, г. Уссурийск triton.54@mail.ru Флора Уссурийского заповедника изучена достаточно хорошо. Пионером в исследовании флоры будуще го заповедника стал инициатор его создания В.Л. Комаров. Им выявлено (Комаров, 1917) около 300 видов сосудистых растений во время работы Ханкайской ботанической экспедиции в южной части края в долинах рек Супутинка (Комаровка) и Майхе (Артёмовка). Первую инвентаризацию флоры заповедника в его перво начальных границах провела в основном А.М. Скибинская (1932-1933). Итоговая работа представлена в первом томе трудов Горнотаёжной станции. Сводка (Воробьёв и др., 1936) состоит из 565 видов сосудистых растений. Большую работу по изучению флоры в его современных границах провели в семидесятые годы прошлого столетия ботаники БПИ ДВО РАН. Результаты их исследований нашли отражение в монографии Таблица Наиболее крупные семейства флоры Уссурийского заповедника Место во флоре Семейство Число видов % от общего числа Число родов видов Asteraceae 89 10,1 Poaceae 71 8,1 Cyperaceae 56 6,4 Rosaceae 4 51 5,8 Ranunculaceae 5 41 4,6 Fabaceae 6 36 4,1 Polygonaceae 7 27 3,1 Lamiaceae 8-9 25 2,8 Apiaceae 8-9 24 2,7 Caryophyllaceae 10-11 2,5 Brassicaceae 10-11 2,4 Всего 463 52,6 (Безделева, Харкевич, 1978). В ней содержится список из 825 видов высших растений. Современная флора Уссурийского заповедника представлена (Безделева, Федина, 2006) в очередном издании, в котором анноти рованный флористический список сосудистых растений включает 860 видов. Дальнейшие флористические находки составили 21 вид (Федина, 2012). В настоящее время флора Уссурийского заповедника представле на 881 видом сосудистых растений, относящихся к 490 родам из 109 семейств.

Самыми крупными для заповедной флоры по числу видов являются следующие семейства: Asteraceae – 89;

Poaceae – 71;

Cyperaceae – 56;

Rosaceae – 51;

Ranunculaceae – 41;

Fabaceae – 36, Polygonaceae – 27;

Lamiaceae – 25;

Apiaceae – 24;

Caryophyllaceae – 22;

Brassicaceae – 21, содержащие 52,6% всего состава флоры, что характерно для неморальных флор юга российского Дальнего Востока (РДВ). Только по одному виду насчитывают 30 семейств.

Видовое богатство семейства определяется и количеством родов в нем. Так, семейств, включающих 10 и более родов – 12, десять из которых являются самыми крупными и по количеству видов (табл.1).

Во флоре заповедника 59 семейств представлены только одним родом.

Наиболее крупных родов, насчитывающих 10 и более видов, – 7. Первое место занимает род Carex, насчитывающий 49 видов, далее с большим отрывом следуют роды: Viola – 14, Artemisia – 11, Poa – 11, Salix – 10, Vicia – 10, Galium – 10 видов. 273 рода из флоры заповедника имеют всего лишь по одному виду.

Большинство видов из приведённых выше семейств принадлежат к неморальной зональной группе.

Экологический анализ сосудистых растений Уссурийского заповедника показал, что более чем по ловину флоры Уссурийского заповедника составляют мезофиты (472;

54,7%), что указывает на преоб ладание лесного типа растительности. Существенно меньше гигромезофитов (89;

10,3%). Остальные экологические группы занимают практически равные процентные доли (5,5–7,9%), за исключением гидрофитов (0,2%). Таким образом, флора Уссурийского заповедника представлена в основном мезо фитами, для которых условия произрастания наиболее благоприятны. Более или менее равномерное распределение видов сосудистых растений между остальными экологическими группами указывает на их сходные местообитания. Индекс адвентизации заповедной флоры составляет более 10%.

Эндемичные виды флоры РДВ, с указанием их принадлежности к флористическим комплексам, эколого-ценотическим группам и географическим элементам, приведены в работе (Кожевников, 2007).

Руководствуясь этими данными, следует, что 6 видов сосудистых растений, произрастающих в запо веднике, являются эндемиками и указаны ниже.

Caryophyllaceae - гвоздичные Pseudostellaria rigida (Kom.) Pax – Звездчаточка жёсткая – Шкотовский район, скалы в верховьях ключа Прямого (бассейн р. Аникина падь), собр. 26.06.2008 г. (цв.) Федина Л., цв.VI, пл.VII-VIII.

Fabaceae - Бобовые Vicia subrotunda (Maxim.) Czefr. – Горошек кругловатый - Суворовское лесничество, гора Змеиная, за падный склон, кедрово-широколиственные леса, редко, цв. VI-VII, пл. VIII. Впервые для заповедной территории выявлена автором в 1985 г. Второе местонахождение этого эндемика обнаружено под по логом леса также в Суворовском лесничестве, цв.VII, пл - VIII.

Lamiaceae – яснотковые Nepeta manchuriensis S. Moore – Котовник маньчжурский - Кедрово-широколиственные леса, камени стые россыпи, обочины дорог, редко, цв. VII-VIII, пл. VIII-IX.

Thymus komarovii Serg. – Тимьян Комарова – Гора Змеиная, цв. VI-VII, пл. VIII-IX.

Poaceae – Мятликовые Pоa sichotensis Probat. – Мятлик сихотэ-алинский – Долина р. Суворовка, гора Змеиная, скалы, цв. VII, пл. VIII.

Thymelaeaceae – Волчниковые Daphne kamtschatica Maxim. – Волчник камчатский – Кедрово-широколиственные леса, очень редко, цв. V-VI, пл. VIII.

Данные виды растений, кроме последнего, относятся к гипоарктическому флористическому ком плексу;

лесной (марево-лесная) – неморальной (пребореальная) эколого-ценотической группе и япо номорской – приморской или южно-приморской географической группе. Волчник камчатский -гипо арктический (флористический комплекс);

травяно-лиственно-лесная (эколого-ценотическая группа) и дальневосточно-западнопацифическая собственно камчатская (географическая группа).

Эндемичные виды на заповедной площади встречаются редко, за исключением котовника маньчжурского, и занимают строго определённые экологические ниши, где ослаблена конкуренция со стороны других видов. Запо ведный очаг эндемизма приурочен к горе Змеиная (скалы с выходами карбонатных пород), где находится полови на местообитаний указанных эндемиков, а для тимьяна Комарова единственная находка в охраняемых границах.

Самобытный характер флоре Приморья из эндемов придаёт в основном монотипный род на Сихотэ-Алине – Microbiota (Гурзенков, 1967). Достоверное подтверждение о его произрастании в Уссурийском заповеднике пока остаётся под вопросом, несмотря на устные утверждения, что этот кустарник есть на заповедной территории.

ЛИТЕРАТУРА Безделева Т.А., Харкевич С.С. Сосудистые растения // Флора и растительность Уссурийского заповедника / Отв.

ред. С.С. Харкевич. М.: Наука, 1978. С.149-211.

Безделева Т.А. Федина Л.А. Сосудистые растения // Флора, растительность и микобиота заповедника «Уссурий ский». Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 79 -134.

Гурзенков Н.Н. Эндемы флоры Приморья и Приамурья (систематический обзор, эколого – географическая и ка риологическая характеристика): автореф. дис…. канд. биол. наук. Владивосток, 1967. 22 с.

Кожевников А.Е. Эндемичный элемент во флоре российского Дальнего Востока // Комаровские чтения. Владиво сток: Дальнаука, 2007. Вып. 54. С. 8-81.

Комаров В.Л. Типы растительности Южно-Уссурийского края // Тр. почв.-ботан. экспедиций по исслед. колони зац. районов Азиатской России. Ч. 2. Бот. исслед. 1913 года. Пг., 1917. Вып. 2. 268 с.

Воробьёв Д.П., Куренцова Г.Э., Лучник З.И., Самойлова Т.В., Скибинская А.М. Материалы к флоре заповедника Горнотаёжной станции ДВФАН СССР // Труды ГТС. 1936. Т. 1. С. 63-92.

Федина Л.А. Флористические находки в заповеднике »Уссурийский» ДВО РАН // Вестн. КрасГАУ. 2012. №12. С. 37-40.

ИДЕНТИФИКАЦИя ВИДОВ сЕРЫх пОЛЕВОК И пИЩУхИ В ЗАпОВЕДНИКЕ «БАсТАК»

Л.В. Фрисман1, И.В. Картавцева2, А.А. Лисовский3, И.Н. Шереметьева2, А.А. Вакурин2, Л.В. Капитонова1. А.А. Аверин Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт комплексного анализа ре гиональных проблем» ДВО РАН, г. Биробиджан l.frisman@mail.ru Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Биолого-почвенный институт» ДВО РАН, г. Владивосток Зоологический музей Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Москва Заповедник «Бастак», г. Биробиджан Разграничение видовых таксонов осуществляется на основе изучения морфологических, географи ческих, экологических, поведенческих, молекулярных и других характеристик (Майр, 1996). Именно морфологические характеристики лежат в основе множества существующих таксономических таблиц и широко используются в практике описания биологического разнообразия. Не являлось исключением и описание биоразнообразия млекопитающих заповедника Бастак.

На территории заповедника Бастак, представленного двумя кластерными участками (Бастак и За беловский), довольно широко распространены серые полевки рода Microtus. Они отмечены в вейнико вых, осоковых, разнотравных лугах, по берегам рек, встречаются на прилежащих к открытым участкам лесных полянах и редколесьях с кустарником (Долгих, 2007). Совсем не отмечены серые полевки толь ко в кедрово-широколиственном лесу, как по нашим данным, так и по отловам А.М. Долгих.

На основе диагностики по морфологическим признакам в сводку «Позвоночные животные при родного государственного заповедника Бастак» (Аверин, Бурик, 2007) была включена только большая (дальневосточная) полевка Microtus fortis Bchner, 1889. Материалом для этого послужили отловы серых полевок, проведенные А.М. Долгих и Л.В. Капитоновой в 2002 - 2007 гг. в кварталах 81, 126, 140 и кластерного участка Бастак, а также на станции биомониторинга в кластерном участке Забеловский.

Однако в Среднем Приамурье распространены два вида серых полевок: большая полевка и полевка Макси мовича Microtus maximowiczii Schrenk, 1858. Эти таксоны представляют собой морфологически близкие (что иногда является причиной неверной диагностики), но кариотипически различающиеся виды: M. fortis (2n=52;

NFa=62-64), и M. maximowiczii (2n=36-44;

NFa=50-60) (Мейер и др., 1996). Для идентификации подобных так сонов недостаточен сравнительно-морфологический анализ, но высока диагностическая ценность методов сравнительной кариологии. Идентификация этих близких видов также возможна с помощью электрофоре тического анализа белков с привлечением в качестве маркеров гемоглобина и трансферрина (Фрисман и др., 2011). Кроме того, эти морфологически близкие виды хорошо подразделяются при молекулярно-генетических исследованиях отдельных генов мт-ДНК, таких как контрольный регион (Тиунов и др., 2009).

Нами было проведено генетическое исследование (кариотипирование, электрофоретический анализ гемоглобина и трансферрина) серых полевок кластерного участка Бастак и прилегающих территорий. Из локалитетов, прилегающих к кварталу 179, в кварталах 99, 100, 173 и 185, а также из охранной зоны на юго западной оконечности заповедника суммарно нами было исследовано 22 особи. Все они оказались Microtus maximowiczii. Более того, при кариотипическом исследовании обнаружен только кариотип 2n=40, NFa=58.

Анализ изменчивости контрольного региона мт-ДНК у 3 экз., отловленных в квартале 183, и у одно го экземпляра из северной части кластерного участка Бастак (квартал 81) показал их принадлежность виду полевка Максимовича.

Анализ этого же маркера мт-ДНКу серых полевок (2 экз.) отловленных в районе станции биомони торинга в кластерном участке Забеловский (2 экз.) подтвердил присутствие здесь M. fortis.

Итак, на основании диагностики по генетическим признакам мы обнаружили в заповеднике Бастак два вида серых полевок: M. fortis и M. maximowiczii. При этом на кластерном участке Бастак, представ ляющем переходную зону между Средне-Амурской низменностью и низкогорьем Буреинского хребта, была обнаружена только полевка Максимовича. На расположенном в пойме Амура кластерном участке Забеловский – только большая полевка.

Известно, что иногда представители обоих видов встречаются совместно в одном и том же локали тете и в одном и том же биотопе. Так, в одном биотопе, в окрестностях пос. Ленинское Еврейской ав тономной области (далее ЕАО), нами были генетически идентифицированы 5 экз. M. maximowiczii. и экз. M. fortis (Фрисман и др., 2009). В одном и том же локалитете (берег р. Кульдур пос. Кульдур (ЕАО)) в 2010 г. была обнаружена полевка Максимовича, а в 2011 г. – большая полевка.

Небольшой объем материала, исследованного с территории заповедника Бастак (суммарно 26 осо бей), не позволяет с полной определенностью решить, насколько полученный результат соответствует действительному распределению видов серых полевок в его пространственно изолированных кластер ных участках, и указывает на необходимость дальнейшего таксономического описания представителей рода Microtus заповедника с обязательным использованием генетических характеристик.

Пищуха – это еще один таксономически сложный объект фауны заповедника Бастак, чье описание требует привлечения диагностических характеристик нескольких структурных уровней.

Современные представления о распространении пищух рода Ochotona Link, 1795 указывают на то, что река Амур с ее истоками может быть значимым географическим барьером, разделяющим ареалы двух морфологически близких видов пищух – Ochotona mantchurica Thomas, 1909 и O. hyperborea Pallas, 1811.

Маньчжурская пищуха O. mantchurica распространена в междуречье Шилки и Аргуни, в Китае, заходит на крайний восток Монголии. Симпатрическое обитание O. mantchurica и O. hyperborea на левобережье р.

Шилка не подтверждено (Lissovsky et al., 2008). От левобережья р. Шилка на восток вдоль р. Амур предпо лагается распространение северной пищухи O. hyperborea. Слабая изученность популяций левобережья р.

Амур определяет интерес в проведении комплексного исследования пищух заповедника Бастак.

Пять экземпляров пищух (4 и 1) были собраны нами в одной из колоний квартала 100 кластер ного участка Бастак.

При кариологическом исследовании у этих животных выявлен диплойдный набор хромосом 2n=40:

11 пар (1 крупная, 6 средних и 4 мелких) мета-субметацентрических аутосом и 8 пар (1 крупная, 2 сред них и 5 мелких) субтело-акроцентрических аутосом. X-хромосома – субтелоцентрик среднего разме ра. У-хромосома – мелкий акроцентрик. Структура кариотипа этих животных соответствует северной пищухе. Маньчжурская пищуха имеет такое же диплойдное число хромосом (2n=40) и сходную мор фологию, но характеризуется Х-хромосомой с несколько отличающимся в сторону метацентричности плечевым индексом (Формозов, Баклушинская, 2011).

Молекулярный анализ субъединицы 1 (СОI) цитохром С оксидазы показал, что экземпляры из Ба стака (2 экз.) по р-дистанции отличаются от пищух с хребтов Соктахан и Джаки-Унахта-Якбыяна ( экз.) на 0.5-1.2%. В целом они входят в восточную кладу O. hyperborea.

Согласно биоакустическим данным в репертуаре пищух рассматриваемой колонии присутствуют характерные для северной пищухи глубоко модулированные по частоте элементы песни. Подобная структура песни не известна для маньчжурской пищухи (Лисовский, 2005). По частотно-временным характеристикам и форме кривой частотной модуляции предупреждающих об опасности сигналов пи щухи Бастака очень сходны с пищухами хребтов Тукурингра и Соктахан в Амурской области, Сихотэ Алиня и Сахалина (Лисовский, 2005).

Итак, на основе привлечения комплекса методов на территории кластерного участка Бастак (квадрат 100) нами выявлена северная пищуха O. hyperborea Pallas, 1811.

ЛИТЕРАТУРА Аверин А.А., Бурик В.Н. Позвоночные животные природного государственного заповедника Бастак. Биробид жан, 2007. 64 с.

Долгих А.М. Мелкие млекопитающие равнинных ландшафтов заповедника «Бастак» (ЕАО)// Материалы конфе ренции «Охрана и научные исследования на особо охраняемых природных территориях Дальнего Востока и Сибири» Хабаровск, 2007. С. 73-82.

Лисовский А.А. Сравнительный анализ акустического репертуара и изменчивости звуковых сигналов пищух (Ochotona, Mammalia) группы alpina-hyperborea. // Бюлл. МОИП. Отд. Биологический. 2005. Т. 110. Вып. 6. С. 12-26.

Мейер М.Н., Голенищев Ф.Н., Раджабли С.И., Саблина О.Л. Серые полевки фауны России и сопредельных стран.

Санкт-Петербург, 1996. 320 с.

Тиунов И.М., Тиунов М.П., Шереметьева И.Н. Находки на Сахалине монгольской жабы (Bufo raddei) и большой полевки (Microtus fortis) // Зоологический журнал. 2009. Т. 88. №. 11. С. 1406-1408.

Формозов Н.А., Баклушинская И.Ю. Маньчжурская пищуха (Ochotona mantchurica scorodumovi) из междуречья Шилки и Аргуни: кариотип и вопросы таксономии пищух Приамурья и прилежащих территорий. // Зоологи ческий журнал. 2011. Т. 90. №4. С. 490-497.

Фрисман Л.В., Коробицына К.В., Картавцева И.В., Шереметьева И.Н., Войта Л.Л. Серые полевки (Microtus Shrank, 1798) Дальнего Востока России: аллозимная и кариологическая дивергенция // Генетика. 2009. Т.45. №6. Р. 707-714.

Фрисман Л.В., Картавцева И.В., Капитонова Л.В., Высочина Н.П., Рябкова А.В. Генетическое исследование серых по левок рода Microtus территории Еврейской автономной области // Региональные проблемы. 2011. Т.13. № 2. С.70-77.

Lissovsky A.A., Yang Q., Pilnikov A. Taxonomy and distribution of the pikas (Ochotona, Lagomorpha) of alpina-hyperborea group in North-East China and adjacent territories // Russian Journal of Theriology. 2008. Vol. 7. No. 1. Pp. 5-16.

Mayr E. What is species and what is not? // Philosophy of Science. 1996. V. 63. P. 262-277.

сОВРЕМЕННОЕ сОсТОяНИЕ ОхОТНИЧЬЕ- пРОМЫсЛОВЫх ВИДОВ пТИЦ В УссУРИйсКОМ ЗАпОВЕДНИКЕ (пРИМОРсКИй КРАй) В.А. харченко Заповедник «Уссурийский» ДВО РАН, г. Уссурийск bax_3468@list.ru Список птиц, когда-либо отмеченных в заповеднике, к настоящему времени насчитывает 202 вида (Нечаев и др., 2003;

Харченко, 2012), из них 16 видов отнесены к охотничье-промысловым (Постановление…, 2003).

Ввиду особенности заповедной территории, почти сплошь покрытой лесами, из 6 гнездящихся охотничье-промысловых видов наиболее характерны для заповедника только рябчик Tetrastes bonasia и большая горлица Streptopelia orientalis, обитающие во всех лесных формациях. Такие виды, как кряква Anas platyrhynchos, японский перепел Coturnix japonica, фазан Phasianus colchicus, в заповеднике редки на гнездовании, поскольку биотопы, пригодные для их размножения, на заповедной территории очень ограничены. По тем же причинам малочисленны на гнездовании вальдшнеп Scolopax rusticola, а на про лёте – обыкновенный Gallinago gallinago и азиатский G. stenura бекасы, лесной дупель G. megala, предпо читающие открытые пространства и широкие долины рек (Панов, 1973). Чёрная кряква A. poecilorhyncha, чирок-свистунок A. crecca и большой крохаль Mergus merganser являются редкими пролётными видами, более обычными в нижнем течении р. Артёмовка (южнее границы заповедника). Белолобый гусь Anser albifrons и гуменник A. fabalis, а также чибис Vanellus vanellus в период сезонных миграций летят над тер риторией заповедника, как правило, транзитом. Свиязь A. penelope была встречена в заповеднике всего один раз, так как основные пролётные пути этого вида проходят восточнее (Бочарников, 1999).

Ниже приводятся более подробные сведения о вышеуказанных видах птиц, которые гнездятся на территории Уссурийского заповедника.

1. Кряква. Редкий гнездящийся перелётный и пролётный вид. Населяет поймы рек Артёмовка и Комаровка, кл. Корявый.

Весной основной пролёт крякв проходит во второй половине марта - начале апреля. Наиболее ран ние встречи отмечены 9 марта 1992 г. (кл. Аникин) и 13 марта 1990 г. (5 самцов держались на р. Кома ровка на сопредельной с заповедником территории) (Летопись..., 1990;

1992). К концу пролёта (в сере дине апреля) уток иногда отмечали в смешанных стаях с чирками-свистунками и чёрными кряквами.

Вблизи гнездовых участков пары крякв держатся с 20-х чисел апреля.

Осенние миграции проходят незаметно. Последние утки отмечались в разные годы в первых числах ноября на р. Артёмовка.

2. Рябчик. В заповеднике рябчик, как и во всём Южном Приморье (Панов, 1973), обыкновенный, в отдельные годы малочисленный, оседлый вид, равномерно распределённый по территории заповед ника. Населяет все типы леса, но в елово-пихтовых лесах встречается значительно реже, предпочитает древесно-кустарниковые заросли по долинам рек и нижней части горных склонов (Панов, 1973).

Начало брачного свиста отмечается с конца февраля – начала марта, разгар – в конце марта.

Численность колеблется по годам в зависимости от кормовых и климатических условий. До 2001 г. в раз личных хвойно-широколиственных лесах пределы изменения численности вида составляли 0,5-4,9 пар/км2, в широколиственных лесах – 0,9-2,4 пар/км2 (Нечаев и др., 2003). В 2009-2012 гг. в пихтово-еловых лесах плот ность популяции равнялась 2,7 пар/км2 (в лесах бореального типа в верховьях р. Суворовка – 1,9 пар/км2), в чернопихтарниках – 3,2 пар/км2, кедровниках – 3,8 пар/км2, долинных лиственных лесах – 4,1 пар/км2.

Откладка яиц происходит в конце апреля – начале мая. Наиболее раннее начало откладки яиц от мечено 24 апреля 1976 г. в долине р. Барсуковка (Летопись..., 1976). Птенцы появляются, в основном, в первой декаде июня. Самое раннее появление птенцов отмечено 26 мая 1977 г., 27 мая 1992 г., 1 июня 1975 г. (Летопись..., 1975;

1977;

1992). В 1976 г. в долине р. Суворовка полная кладка была найдена мая;

пуховички были встречены 3, 4 и 15 июня в районе кл. Семёновский, в долине р. Суворовка и в долине р. Каменка, соответственно (Летопись..., 1976). В 1999 г. 31 мая в верховьях р. Бол. Каменка было обнаружено гнездо рябчика с кладкой из 12 сильно насиженных яиц, 4 июня на р. Барсуковка, у с. Каймановка, была встречена самка с 7 пуховыми птенцами. В 2008 г. появление цыплят отмечено июня в долине кл. Корявый. В 1987 г. первые птенцы встречены 10 июня в пади Аникина (Летопись..., 1987). Выводки, как правило, состоят из 6-8 пуховичков. По мере взросления численность птенцов со кращается до 4-5 особей в выводке. Птенцы могут вылупляться и в конце июня – начале июля: в 1987 г.

выводок рябчиков возрастом несколько дней был встречен 4 июля (Летопись..., 1987).

Начало осеннего свиста рябчиков можно услышать с середины августа. Но наиболее активно они свистят с середины сентября - начала октября до конца октября, в отдельные годы и всю первую декаду ноября. В это время часть птиц, вероятно, образует пары. Осенью отмечаются одиночки, пары и группы из 7, чаще из 3 птиц. В 1991 г. 23 января на водоразделе р. Илистая была встречена группа из 5-6 птиц (Летопись..., 1991).

Согласно нашим наблюдениям, в первой половине осени рябчики предпочитают кормиться плодами жимолостей Lonicera sp., актинидий Actinidia arguta и A. kolomikta, винограда Vitis amurensis;

позже поедают почки берёз Betula costata и B. platyphylla, ив Salix sp., ольхи Alnus hirsuta.

В зимнее время рябчики закапываются в снег или при отсутствии снега в листву (28 ноября г.). Иногда при сильных морозах птицы погибают: 12 января 1987 г. в долине р. Каменка был найден замерзший рябчик, неудачно пытавшийся закопаться в снег (Летопись..., 1987).

3. Немой перепел. Редкий гнездящийся перелётный вид. В гнездовой период отмечался в заповеднике на пустошах по долинам рек Суворовка и Комаровка, за пределами заповедника – в антропогенном ланд шафте по долине р. Артёмовка и в районе с. Каймановка. Так, в 1990 г. одну птицу встретили в окрестностях с. Каймановка 25 июня, а 1 июля там же обнаружили самку с пятью птенцами (Летопись..., 1990).

Осенью 2004 г. одна особь была встречена в заповеднике 7 октября и (возможно, та же птица) октября в высокотравье на зарастающей пустоши на месте бывшего пос. Комарово-Заповедное, хотя в гнездовое время этого года птиц данного вида здесь не отмечали.

По опросным данным, в 80-е годы, перепела были обычны на гнездовании на полях у с. Каймановка. Пе риодически там отмечали и зимующих птиц, которые в холодную погоду, как и рябчики, закапывались в снег.

4. Фазан. Редкий гнездящийся, малочисленный кочующий и зимующий вид. В заповеднике в гнез довой период фазанов отмечали в долинах рек Суворовка и Артёмовка, вплоть до устья кл. Аникин: на окраинах дубняков и долинных лиственных лесов, на зарастающих пустошах. Возможно, часть птиц местной популяции оседла. Численность вида в 2009-2012 гг. составляла 0,4 пар/км2.

В Комаровском лесничестве в гнездовое время фазана встретили только 29 мая 2012 г. в районе кл.

Кабаний (небольшой правый приток р. Комаровка) и 1 мая 2013 г. в верховьях р. Лев. Комаровка (Мас лов М.В., устное сообщение).

На сопредельных территориях фазаны более обычны. Птицы постоянно гнездятся в окрестностях с.

Каймановка – на залежах и в древесно-кустарниково-травянистых зарослях по долинам рек Комаровка, Барсуковка и Молоканка. А также в антропогенном ландшафте в долине р. Суворовка, где на залежах мая 1998 г. на 3,5 км маршрута было отмечено 5 токующих самцов (Харченко, 2003). С 2002 по 2007 гг.

численность фазанов в оптимальных биотопах на сопредельной территории по ряду причин сократилась почти в 2 раза. С 2009 г. она начала несколько увеличиваться, но пока не достигла уровня 80-90-х годов.

Первые брачные крики фазанов можно услышать, в зависимости от сроков весеннего потепления, с конца марта по середину апреля. Появление птенцов было отмечено 10 июня 1987 г. в районе пади Аникина и 28 июня 1976 г. – в у с. Каймановка (Летопись..., 1976;

1987).

В период кочёвок (реже с конца августа, чаще – с середины октября) по долинам рек Суворовка, Артёмовка и Комаровка фазаны проникают в заповедник. В 2000 г. кочующая самка фазана была встре чена уже 18 августа в 5 км от западной границы заповедника на зарастающих полянах в долине р. Ко маровка, в районе бывшего пос. Комарово-Заповедное. В зимний период в заповеднике группы фазанов до 20 особей обычны у г. Змеиная. По-видимому, их привлекает тепло, исходящее от скал, обращённых к югу. Зимой 1997-1998 гг. птиц отмечали в нетипичном местообитании – пихтово-еловом лесу в райо не р. Ср. Каменка (Летопись... 1997).

5. Вальдшнеп. Малочисленный гнездящийся перелётный и пролётный вид. Обитает на разрежен ных увлажнённых участках в различных лесных формациях. В период миграций встречается на дорогах, просеках, полянах, берегах временных водоёмов. Весной обычно появляется в середине апреля. Самое раннее появление весной отмечено 5 апреля 1975 г., 6 апреля 1976 г., 8 апреля 2005 г. и 10 апреля 1992 г.

(Летопись..., 1975;

1976;

1992). В отдельные годы птицы появляются довольно поздно: в 1998 г. первая встреча произошла 17 апреля, в 2011 г. – 19 апреля, в 2004 г. – 23 апреля, в 1999 г. – только 25 апреля.

В начале сезона размножения в различных типах лесонасаждений плотность вида насчитывала от 0,1 (хвойные и хвойно-широколиственные леса) до 0,4 (долинные лиственные леса) пар/км2. Гнездовой период длится с мая по июль. Самая ранняя встреча выводка произошла 28 мая 2004 г. на окраине за растающей поляны в районе бывшего пос. Комарово-Заповедное. Самый поздний выводок отмечен июля 1977 г. в пади Аникина (Летопись..., 1977).

Осенняя тяга вальдшнепов проходит в сентябре: птицы с характерным «цвирканьем» облетают тер риторию. В октябре птицы обычно обнаруживаются при вспугивании их с земли. Самые поздние встре чи отмечены 20 октября 1999 г. в долинном лесу в бассейне р. Барсуковка (Харченко, 2002) и 21 октября 2003 и 2004 гг. в долине р. Комаровка.

6. Большая горлица. Обыкновенный гнездящийся перелётный и пролётный вид. Населяет лес ные формации со сплошным древостоем и редколесья, отдавая предпочтение пойменным лесам. Отме чается в кедрово-широколиственных и широколиственных лесах, чернопихтарниках. Охотно гнездится на фрагментарных участках леса в антропогенном ландшафте.

В хвойно-широколиственных лесах в 1998-2000 гг. отмечалось 3,0-7,0 пар/км2, в пойменных лесах – до 9,0 пар/км2 (Нечаев и др., 2003). В 2009-2012 гг. в пихтово-еловых лесах численность вида составля ла 0,7 пар/км2 (в верховьях р. Суворовка – 0,2 пар/км2), в чернопихтарниках – 2,2 пар/км2, в кедровниках 3,2 пар/км2, в долинно-пойменном комплексе лиственных лесов – 6,3 пар/км2, в дубняках – 2,4 пар/км2.

Весной горлица прилетает во второй декаде марта - начале апреля. Регистрации первых встреч были сделаны: 18 марта 2008 г., 21 марта 2002 г., 23 марта 2007 г., 24 марта 1976 г. и 26 марта 1992 г., 8 апреля г. (Летопись..., 1976;

1992). Наиболее позднее появление горлиц весной было отмечено 17 апреля 1999 г.

Птицы летят до конца апреля, иногда пролёт заканчивается в первых числах мая. Пиковый период массового пролёта приходится на вторую и третью декады апреля. Токовать горлицы начинают на 2-7-й день после прилёта. В 2002 г. первая встреча весной была отмечена 21 марта, а первая воркующая птица – только 2 апреля.

Строительство гнёзд горлицами отмечали в разные сроки: 14 апреля 1976 г., 10 мая 1987 г., 17 мая 1977 г. (Летопись..., 1976;

1977;

1987), 27 мая 1999 г. Свежие, ещё пустые, гнёзда находили: 12 и мая 1999 г., 19 мая 2010 г., 22 мая и 2 июня 2000 г., 23 и 24 мая 2001 г., 16 июня 1999 г. Гнёзда птицы сооружают невысоко на ветвях лиственных (жимолости, крушина Rhamnus sp., клёны Acer sp., черё мухи Padus sp., ивы Salix sp., принсепия китайская Prinsepia sinensis и др.), реже на молодых хвойных (пихты Abies sp., ели Picea sp.) деревьях, на высоте от 1,5 до 4,5 м. В двух случаях гнездовые постройки находили на наклоненных стволах черёмух, в двух – в развилках стволов крушины и ивы. Гнездовые постройки небольшие, рыхлые, часто выглядящие неряшливо, построены из нескольких веточек, ино гда присутствуют перья. В двух случаях гнезда выглядели очень аккуратными, хотя сложены были, как обычно, из веточек, на дне лотка была небольшая выстилка из корешков папоротников. Наружный диа метр гнёзд доходил до 14-15 см, высота – до 7-9 см.

Вероятно, из-за легкодоступности кладки часто гибнут, и многие пары гнездятся повторно. Первые кладки появляются в мае. Гнёзда с полными, но ещё не насиженными кладками находили: 1 мая 2001 г., 12 мая 1999 г., 22 мая 1976 г. (Летопись..., 1976), 5 июня 2000 г., 6 июня 1998 г., 14 июня 1999 г. Слётков отмечали 24 мая 2009 г., 4 июня 1977 г. (Летопись..., 1977), в первых числах июля 1998 г.

К концу второй декады июня ток усиливается, горлицы становятся более заметными за счёт массо вого появления молодых. Так, 20 июня 2000 г. на маршруте длиной 22,5 км было отмечено 16 кормя щихся птиц (6 из них одиночные, остальные по 2-3 особи вместе).

Осенью воркование можно услышать до последних чисел сентября. Отлетают горлицы в сентябре - пер вой половине октября. В это время отмечаются как пары и одиночки (в основном, в лесной части), так и стаи до 30 особей (на полях на сопредельных территориях). На полях на сопредельных территориях горлиц можно наблюдать до конца октября – начала ноября, в зависимости от погодных условий. Самые поздние осенние встречи на территории заповедника отмечены 17 октября 2003 и 2006 гг. и 22 октября 1999 г.

ЛИТЕРАТУРА Бочарников В.Н. Редкие и охотничьи птицы в Приморье // Зов тайги. 1999. № 3-4 (44-45). С. 65-73.

Летописи природы Уссурийского заповедника за 1975-1977, 1987, 1990-1992, 1997 гг.

Нечаев В.А., Курдюков А.Б., Харченко В.А. Птицы // Позвоночные животные Уссурийского государственного за поведника: Аннотированные списки видов. Владивосток: Дальнаука, 2003. С. 31-71.

Панов Е.Н. Птицы Южного Приморья. Новосибирск: Наука, 1973. 376 с.

Постановление Губернатора края от 05.03.2003 № 69. Правила охоты на территории Приморского края.

Харченко В.А. Современное состояние авифауны Уссурийского заповедника // Современные исследования в биологии:Материалы всероссийской научной конференции. Владивосток, 2012. С. 275-279.

КРАсНАя КНИгА АБхАЗИИ: ДИКОРАсТУЩИЕ ВИДЫ ФЛОРЫ, НУЖДАЮЩИЕся В ОхРАНЕ (К пОсТАНОВКЕ пРОБЛЕМЫ) с.М. Читанава Институт ботаники АНА, г. Сухум saveliszsas@mail.ru Важнейшая задача современности, признанная во всем мире, это сохранение биоразнообразия, его устойчивое развитие, целостность биосферы;

стала составной частью государственной политики многих стран. Причин породивших эти проблемы немало и почти все они связаны с деятельностью человека.

В этом плане особенно интересна небольшая территория Абхазии с мощной энергией рельефа (от до 4060 м.н.ур.м.), на сложена холмистыми предгорьями, горными и высокогорными хребтами Боль шого Кавказа. Географическое положение ее у границы субтропической зоны и местные природно климатические условия способствуют богатому разнообразию растительного покрова. Только одних сосудистых растений, без учета водорослей, лишайников, мохообразных и грибов, в нашей флоре на считывается 2190 видов (Колаковский,1980-1986), что составляет почти 1/3 флоры Кавказа. Насыщен ность видов на единицу площади в Абхазии одна из самых высоких на Кавказе, о чем свидетельствуют и абсолютные показатели флор: Кавказа – 6000 видов (Гроссгейм, 1936);

Колхиды – 3596 (Читанава, 2004). В этом аспекте Абхазию можно охарактеризовать, как «ботанический сад» под открытым небом, в котором представлены уникальные, неповторимые фитоландшафты и экосистемы, а также растения интродуценты со всех континентов Земли (Гвоздецкий, 1966).

В геологическом отношении здесь представлены горные породы различного возраста и генезиса, иллюстрирующие палеогеографическую историю Земли более чем на 300 (?) миллионов лет.

Во флоре Абхазии наряду с аборигенными видами немало заносных (адвентивных) растений пришельцев и интродуцентов-беженцев из Средиземноморья, Юго-Восточной Азии, Северной Аме рики и других фитогеографических областей. Все это свидетельствует о том, что, прежде чем сформи ровалась современная флора в таком виде, она прошла сложный путь исторического развития, равной нескольким сотням миллионов лет. За это время одни виды растений, распространенные на территории Абхазии в прошлые геологические эпохи, или перешли в реликтовое состояние, в числе которых нема ло палеоэндемиков, и постепенно вымирают, или вымерли окончательно, достоверно обнаруживаемые только в ископаемом состоянии, датируемые эпохой плейстоцена (Колаковский,1977а).

Другие же виды, находясь в абсолютной гармонии с окружающей средой, продолжают произрас тать, формируя фракцию неоэндемиков во флоре Абхазии. Современный ареал распространения по давляющего большинства ископаемых растений палеофлоры Абхазии находится в тропиках и субтро пиках обоих полушарий.

В ходе изучения флоры Абазии, начавшегося со второй половины XIX века, накапливались сведения о редких видах, но вопросы о необходимости их осознанной охраны стали обсуждаться лишь с 70-х и 80-х годов прошлого столетия. Издание первой академической Красной книги СССР (1975) стало серьезным событием, обратившим внимание на редкие и исчезающие виды местных и региональных флор. На страницах ее второго переработанного и дополненного издания оказались 54 вида абхазской флоры, что составляет 2,5% от их общего числа (Читанава и др., 2013), а с учетом нуждающихся к охране редких и исчезающих видов это всего лишь восьмая часть ее флоры.

В последнее время в Республике Абхазии много говорят о Красной книге. Но, к сожалению, кроме констатации фактов исследователями о тех или иных редких, исчезающих и эндемичных видах и их экотопах, заявлений с высоких трибун различных международных конференций, дело дальше не про двинулось. Об этой серьезной проблеме, наиболее остро ставшей со второй половины ХХ века, писали и пишут современные исследователи флоры Абхазии: А. А. Колаковский, В. С. Яброва-Колаковская, З.

И. Адзинба, С. М. Бебия, С. М. Читанава.

В состав флоры Абхазии входят 83 эндемичных вида (Адзинба, 1987) и большое число реликто вых видов различных геологических эпох (Колаковский, 1977б). К сожалению, среди этих групп рас тений встречаются редкие виды и даже представители монотипных и олиготипных родов, как сами по себе, с очень ограниченным или точечным ареалом (Campanula paradoxa, Aquilegia gegica, Annaea hieracioides, Potentilla camilae, Omphalodes kuznetzowii, Gentiana bzybica, Alopecurus longifolius, Chrysasplenium albovianum), так и в результате нарушения их экотопов «усилиями» антропогенного хо зяйствования (Pterocarya pterocarpa, Rhamphicarpa medwedewii, Cladium mariscus, Thelypteris palustris, Trapa colchica, Osmunda regalis). Именно они находятся на грани порога выживания, за чертой которой тот или иной биологический вид может оказаться в списке уже исчезнувших видов, навсегда поте рянных не только для природы и науки, но и для генофонда планеты в целом. Как же в современных условиях ненасытной алчности и революционно-технологического прессинга на окружающую среду сберечь сокровища беззащитных и безмолвных представителей зеленого мира?

В соответствии с Уставом ООН и принципами международного права государства имеют права не только разрабатывать собственные природные богатства, но и несут ответственность за то, чтобы их деятельность не вредила окружающей среде за пределами данного государства. Другими словами, «на роды, населяющие свои страны, несут ответственность перед международным сообществом за рацио нальное использование природных ресурсов, состояние и сохранность окружающей среды».

Этим требованиям статьи Устава ООН соответствуют основные положения «Конвенции о биоло гическом разнообразии», выработанной на конференции ООН, проходившей в июне 1992 г. в г. Рио де-Жанейро. Под этим важным международным документом в области охраны окружающей среды поставили свои подписи представители 145 стран мира. Россия же присоединилась к «Конвенции… »

позднее, а ратифицировала этот документ только в 1995 году.

Для построения национальной природоохранной стратегии Республики Абхазия и определения первоо чередных задач нам необходимо подготовить правовую юридическую базу. На государственном уровне не обходимо определить отношение к базовым международным документам, в частности присоединиться к «Конвенции о биологическом разнообразии» (Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г.). Затем ратифицировать этот основополагающий документ, как это сделала Россия в 1995 году. Уже на основании этого документа сформи ровать основные концепции национальной стратегии по сохранению биологического разнообразия, которые должны определить приоритетные направления. Прежде всего, необходимо разработать правовые акты, регла ментирующие охрану биоразнообразия в формах предусмотренных Конвенцией в виде законов Республики Абхазия: «Об особо охраняемых природных территориях», «О растительном мире», «О животном мире» и т.д.

После разработки такой благоприятной законодательной платформы можно будет приступить к разработке «Положения о Красной книге» Республики Абхазия. Для чего можно и нужно воспользоваться опытом коллег прилегающих к нам стран и республик, уже разработавших за последние годы собственные Красные книги (Краснодарский край, Республика Адыгея, Республика Кабардино-Балкария). Кроме того есть Международ ные Красные списки МСОП, IUCN (2004), IUCN (2006.) и Европейский Красный список (1992), опытом кото рых также можно воспользоваться, чтобы добавить в эти списки и наши «архаики».

Несмотря на то что предварительный список эндемичных, реликтовых, редких и нуждающихся в охране видов растений нами уже составлен, наиболее сложным остается выработка критериев для отбора видов при включении в Красную книгу Абхазии. Здесь необходимо избежать перегрузки путем тщательного и крити ческого отбора. Как принято для всех национальных Красных книг, разрабатывается собственная концепция или критерий для отбора и включения в списки редких и исчезающих растений. Перестраховка здесь также вредна, как и не доработка, т.к. виды растений, однажды попавшие в Красные книги без крайней необходимо сти и безосновательно, придется исключать при ее переиздании, что потребует разработки соответствующих критериев. На практике можно столкнуться еще с одной проблемой, повторяющейся в различных националь ных Красных книгах. К примеру, в очередное издание Красной книги Украины включены 14 видов с природо охранным статусом «исчезнувшие с территории Украины». Таких примеров немало. В этом случае создается положение «рениксы», т.к. уже исчезнувшие виды охранять незачем. Для нас очень важно, чтобы в готовя щуюся Красную книгу Абхазии не попали уже исчезнувшие, т.е. прекратившие свое существование виды, если таковые имеются. В первую международную Красную книгу, подготовленную под эгидой МСОП, также не включены исчезнувшие виды. Такие виды нашли свое место на страницах международной Черной книги.

Очень важным является и то обстоятельство, когда растение является редким во флористическом выделе и по всем показателям подходит для включения в Красную книгу. Однако в действительности же данное растение заходит на эту территорию лишь краем ареала, чем и объясняется его редкость.

Таким видам нет места в Красной книге.

Как известно, согласно национальным законам о Красной книге объектами особой охраны являются вид-aggregat (Росков, 1991), а не какие-нибудь внутривидовые группировки (подвиды, разновидности, фор мы и экотипы). Такое может произойти в погоне за «статистикой », для чего необходимо разработать четкие критерии для отбора видов. И тем не менее во многих национальных Красных книгах попадают растения, статус которых не дотягивают до вида-aggr. согласно международной ботанической номенклатуре.

ЛИТЕРАТУРА Адзинба З.И. Эндемы флоры Абхазии. Тбилиси: «Мецниереба»,1987. 120с.

Гвоздецкий Н.А. Кавказ. М.: Наука,1966. 482 с.

Европейский Красный список растений, находящихся под угрозой исчезновения во всемирном масштабе. Нью Йорк, 1992.185 с.

Конвенция о биологическом разнообразии. Рио-де-Жанейро, 1992.

Колаковский А.А. Ботанико-географический спектр флоры Абхазии// Сообщ. АН ГССР. 1975. Т.80, № 3. С.701-704.

Колаковский А.А. Абхазия - как убежище древних растений. Сухум, «Алашара», 1977. С. 23- Красная книга СССР. М. «Лесная промышленность», 1975. 478 с.

Красная книга Украины. Киев, 2009.912 с.

Росков Ю.Р. Концепция агрегатов в семействе Бобовых на примере кавказского вида Amoria aggr. ambigua// Про блемы флористики и систематики растений Кавказа. Сухум,1991. С. 45-46.

Читанава С.М., Читанава А.В. Редкие и исчезающие растения флоры Абхазии// Труды Ботанического Института АНА. Сухум, 2012. Вып.1. С.34-93.

пРОБЛЕМЫ сОхРАНЕНИя БИОРАЗНООБРАЗИя пАМяТНИКОВ пРИРОДЫ В ЗАЛИВЕ пОсЬЕТА (япОНсКОЕ МОРЕ) Е.А. Чубарь1, Д.И. Вышкварцев Дальневосточный морской биосферный заповедник ДВО РАН, г. Владивосток czubarj@rambler.ru Институт биологии моря им. А. В. Жирмунского ДВО РАН, г. Владивосток torreznon@yandex.ru В 1974 г. решением Приморского крайисполкома № 991 бухты Рейд Паллады, Экспедиции, Новго родская залива Посьета были объявлены памятниками природы и признаны особо охраняемыми тер риториями в соответствии с ФЗ № 365 от 30.11.2011г., «где запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы» (ст.27 ФЗ, п.1).

В 1997 г. постановлением Губернатора Приморского края от 05 марта 1997 года № 94 «О лечебно оздоровительной местности регионального значения в Хасанском районе» территория, прилегающая к бухте Экспедиции вместе с площадью водосбора и приустьевыми участками рек, вошла в состав лечебно-оздоровительной зоны месторождения лечебных грязей «Ясное».

Значимость побережий залива Посьета в отношении талассотерапии и летнего отдыха в последние десятилетия выросла в десятки раз. Число отдыхающих в 2010-2012 гг. достигало 100-120 тыс. человек ежегодно. По расчетным данным такая нагрузка на природные комплексы юго-западной части Примо рья превышает допустимую в 30-50 раз (Преловский, Мельников, 2011).

Среди морских пляжей Хасанского района особое место занимает песчаная коса Назимова. Длина ее составляет около 3-х км, а ширина варьирует от 112 м у скал мыса Назимова до 194 м у её основания.

Абсолютная высота над уровнем моря – около 1,5 м. Время её образования датируется 6 тыс. лет до н. э. (Берсенев, Горовая, Аннин, 1983) и совпадает с окончанием последней трансгрессии моря. Коса отделяет акваторию открытой бухты Рейд Паллада от полузакрытой бухты Экспедиции. Вследствие формирования косы изменился гидрологический режим бухты Экспедиции. Уменьшение водообмена с открытой акваторией Японского моря способствовало образованию уникальных донных сообществ – устричных биогермов (Разин, 1931;

Вышкварцев, Лебедев, 1996) и усилению процессов осадконако пления. На дне бухты сформировались мощные, до 11 м толщиной отложения лечебных слабосульфид ных грязей месторождения «Ясное» с запасом в 165 млн. тонн (Васильченко, Раков, Ильичева, 2009).

Снижение волнового воздействия привело к формированию в сублиторальных горизонтах по обе сто роны косы участков, заселенных сообществами двустворчатых моллюсков с большой плотностью и промысловым запасом более 3-6 тыс. тонн, значимых еще 4-5 лет назад. В настоящее время эти запасы подорваны дражным промыслом. Драгами уничтожены и луга морских трав вдоль косы со стороны бухты Рейд Паллада, служащие местом нереста многих видов рыб и отчасти снижающих размывающее воздействие штормов на косу.

Растительность косы Назимова последние 5 лет подвергается активному уничтожению. Воздействие автотранспорта (свыше 500 машин/день), вытаптывание (свыше 2000 человек/сутки) в течение сезон ного летнего отдыха привело к деградации, а на отдельных участках – к полному исчезновению рас тительного покрова. Вследствие постоянного ветрового воздействия идет развеивание и перераспреде ление песка, возникают глубокие эоловые ложбины и происходит снижение высоты косы над уровнем моря. Наблюдается расширение дорожной сети и усиление процессов размывания. В предыдущие годы волны только в двух местах перехлестывали косу, это случалось в конце прошлого столетия во время мощных тайфунов с сильным ветровым нагоном и повышением уровня воды в бухтах (Раков, Кучеря венко, 1977;

Калашников, 1984;

Вышкварцев, Лебедев, Калашников, 1990). В течение последних 20 лет столь сильных тайфунов не было, но они, безусловно, возможны.

Геоботаническое картирование косы, проведенное в сентябре 2012 г., показало, что линия захлеста волн через полосу пляжа шириной 13-14 м на отдельных участках достигает 40 м. Это почти вдвое превышает показатели предыдущей съемки 2010 г. Проективное покрытие травостоя снизилось до критических отметок и на наиболее сильно выбитых и размытых участках не превышает 5 %. Кро ме важной почвоукрепляющей роли растительные сообщества косы Назимова имеют и высокое при родоохранное значение. Присутствие в них редких на территории Приморья представителей сухих дауро-маньчжурских степей Allium anisopodium, Arundinella anomala, Carex korshinskyi, C. ulobasis, Cleistogenes kitagawae, Lespedeza davurica и др., не встречающихся в заповедниках (Крестов, Верхолат, 2003), требует принятия срочных мер по их сохранению. Особую ценность имеет полностью изоли рованное от материка местообитание Iris oxypetala на м. Назимова. Присутствие этого редкого вида (Красная книга…, 2008) на косе в комплексе со степняками свидетельствует в пользу автохтонного происхождения его популяций в Приморском крае. В целом, список видов сосудистых растений косы Назимова насчитывает около 100 таксонов и включает преимущественно виды прибрежно-морского и лугового комплексов. Около 10 % состава приходится на заносные растения.

Для снижения антропогенной нагрузки на косу Назимова следует принять незамедлительные меры.

На первом этапе придание косе статуса «Памятника природы» позволит местным исполнительным органам и Приморгеолкому, в чьем ведении находится месторождение «Ясное», ограничить и контро лировать режим «дикого туризма» и рекреационного использования косы.

В случае размывания косы Назимова под угрозой исчезновения окажутся:

1. Месторождение лечебных грязей «Ясное».

2. Уникальные сообщества биогермов, поддерживающих высокий уровень биоразнообразия акваторий залива Посьета и участвующих в самовосстановлении запасов лечебных грязей.

3. Высокий продукционный потенциал полузакрытой бухты Экспедиции, где формируется трофиче ский пул органических веществ, синтезируемых первичными продуцентами, благодаря которому под держивается высокий уровень биоразнообразия и возможность существования представителей субтро пической фауны.

4. Промысловые скопления моллюсков по обеим сторонам косы.

5. Редкие сообщества степных трав и популяция ириса остролепестного.

ЛИТЕРАТУРА Берсенев Ю. И., Горовая М. Т., Аннин В.К. Четвертичные отложения и палеогеография залива Посьета (Японское море) // Палеографический анализ и стратиграфия антропогена Дальнего Востока. Владивосток: ДВНЦ АН СССР., 1983. С. 144-169.

Васильченко В.Ф., Раков В.А., Ильичева В.И. Современное состояние, проблемы воспроизводства и рациональ ного использования месторождения морских лечебных грязей бухты Экспедиции залива Петра Великого (Японское море) // Природа без границ: материалы III Международного экологического форума. Владивосток, 12-13 октября, 2008г. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та. 2009. С. 52-54.

Вышкварцев Д.И., Лебедев Е.Б., Калашников В.З. Последствия тайфуна «Вера»: выброс беспозвоночных на пес чаную косу в заливе Посьета Японского моря // Биол. моря. 1990. № 5. С. 78-80.

Вышкварцев Д.И., Лебедев Е.Б. Биогермы в мелководных бухтах залива Посьета (Японское море) // VII съезд Гидробиол. о-ва РАН, Казань, 14-20 окт. 1996 г.: Мат. съезда. Казань: Полиграф, 1996. Т. 1. С.109-110.

Калашников В.З. Влияние ветрового тайфуна «Эллис» на популяцию приморского гребешка Mizuhopecten yessoensis в заливе Посьета Японского моря // Биол. моря. 1984. С. 69-74.

Красная книга Приморского края. Растения. Владивосток: АВК «Апельсин», 2008. 688 с.

Крестов П. В., Верхолат В. П. Редкие растительные сообщества Приморья и Приамурья. Владивосток: ДВО РАН, 2003. 200 с.

Преловский В.И., Мельников Е.М. Рекреационные и ресурсы о. Русский // Зап. Общества изучения Амурского края. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2011. Т.XL. С.101-119.

Разин А. О запасах промысловых моллюсков в заливе Посьета // Социалистическая реконструкция рыбного хо зяйства Дальнего Востока, Владивосток, 1931. № 5-7. С. 135-141.

Раков В.А., Кучерявенко А.В. Влияние тайфуна «Френ» на донную фауну залива Посьета (Японское море) // Ис следования по биологии рыб и промысловой океанографии. Владивосток: ТИНРО,1977. Вып. 8. С. 22-25.

НОВЫЕ ДАННЫЕ пО ФАУНЕ пРЕсНОВОДНЫх МОЛЛЮсКОВ гОсУДАРсТВЕННОгО пРИРОДНОгО ЗАпОВЕДНИКА «АЗАс»

(РЕспУБЛИКА ТЫВА, РОссИя) М.О. Шарый-оол Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г. Владивосток sharyiool@biosoil.ru Пресноводные моллюски исследованы в рамках инвентаризации фауны Государственного природ ного заповедника «Азас». Заповедник «Азас» создан в 1985 г. для сохранения и изучения уникальных экосистем Тоджинской котловины в пределах Алтае-Саянской горной страны, охраны растительного и животного мира Тувы как части Южной Сибири. История организации заповедника тесно связана с об наружением, изучением и охраной аборигенной популяции речных бобров. Вся гидрологическая сеть Тоджинской котловины относится к бассейну реки Бий-Хем, истоку Енисея. На территории заповедни ка насчитывается до 30 крупных и средних озер и свыше 100 мелких, преимущественно ледникового происхождения, занимающих древние долины стока, вытянутые по направлению движения ледника с запада на восток. Много каровых озер. В центральной части заповедника протекает река Азас, правые притоки которой соединяют озера. Наиболее крупные из них озера Маны-Холь и Кадыш, каждое пло щадью около 2500 га, полностью находятся в пределах заповедника (Молокова, Карташов, 1999).


Материал собран автором в ходе первой частной поездки в заповедник в 1994 г. Позднее в соста ве комплексных научных экспедиций 2001, 2003–2004 гг. обследованы озера Маны-Холь, Кадыш и повторены сборы гастропод в восточном заповедном секторе озера Азас. Моллюски собраны также из прилегающих к заповеднику озер: Эр-Кара-Холь, Шурам-Холь, Борзу-Холь, Мюн, Мажалыг-Холь, Ногаан-Холь, Доржу-Холь, рек: Ий, Азас, Тоора-Хем, Мюн, Бий-Хем. Качественные сборы моллюсков в прибрежной зоне водоемов проводили вручную с использованием скребка, драги и дночерпателем по стандартной гидробиологической методике (Жадин, 1952). Раковины моллюсков собирали из при брежных выбросов, пригодные для определения экземпляры гастропод были извлечены из пищевых комков и содержимого желудочно-кишечных трактов бентосоядных рыб, выловленных в водоемах Тод жи. Всего собрано более 5000 экземпляров. Материал фиксирован 75 % этанолом и хранится в научной малакологической коллекции Лаборатории пресноводных сообществ Биолого-почвенного института ДВО РАН (БПИ), г. Владивосток.

Идентификация крупных двустворчатых моллюсков проведена член-корр. РАН В.В. Богатовым. Га строподы и мелкие Bivalvia определены автором конхологическими и анатомическими методами (Кор нюшин, 1996;

Круглов, 2005;

Старобогатов и др., 2004;

Taylor, 2003) с применением сканирующих ми кроскопов LEO-430, EVO-40 (Zeiss) в Центрах коллективного пользования электронной микроскопии ДВО РАН (БПИ ДВО РАН, ИБМ ДВО РАН, г. Владивосток). При этом вымытые в мыльном растворе, дистиллированной воде, 95 % этаноле и высушенные раковины закрепляли двусторонней клейкой лен той на монтажные столики и напыляли углеродом или смесью золота и платины.

Ниже приводится таксономический состав пресноводных моллюсков ГПЗ «Азас» и прилегающей территории Тувы. Виды моллюсков, впервые обнаруженные на территории ГПЗ «Азас», отмечены одной звездочкой (*);

новые виды для фауны Тувы – двумя (**);

впервые указанные для Сибири соот ветственно выделены тремя звездочками (***). Список основан на оригинальных данных (Засыпкина (Шарый-оол), 2004, 2009, 2011;

Прозорова, Шарый-оол, 1999;

Прозорова и др., 2009;

Шарый-оол, 2013;

Zasypkina, 2004);

виды моллюсков, ранее отмеченные другими исследователями для бассейна Верхнего Енисея, Тувы (Гундризер, Иванова, 1969;

Долгин, 2012;

Долгин, Пузикова, 2007;

Старобогатов, Стре лецкая, 1967);

бассейна Енисея и Сибири (Maack, 1854;

Middendorff, 1851;

Westerlund, 1876, 1885), но не встреченные в наших сборах, не указываются. Виды в списке расположены согласно системе, при нятой в «Catalogue» (2010).Таксономический состав пресноводных моллюсков ГПЗ «Азас»

Класс GASTROPODA, подкласс Pectinibranchia, cемейство Valvatidae Gray, 1840: Cincinna (Atropidina) depressa (C. Pfeiffer, 1821), C. (A.) kliniensis (Milaschewitsch, 1881), *C. (A.) pulchella (Studer, 1820), *C.

(Sibirovalvata) aliena (Westerlund, 1876), *C. (S.) confusa (Westerlund, 1897), C. (S.) frigida (Westerlund, 1873), C. (S.) sibirica (Middendorff, 1851).

подкласс Pulmonata, семейство Lymnaeidae Rafinesque, 1815: *Lymnaea (Lymnaea) fragilis (Linnaeus, 1758), *L. (L.) stagnalis stagnalis (Linnaeus, 1758), *L. (G.) truncatula (Mller, 1774), L. (Stagnicola) terebra terebra (Westerlund, 1884), L. (Sibirigalba) sibirica (Westerlund, 1885), L. (Radix) auricularia (Linnaeus, 1758), L. (R.) intercisa (Lindholm, 1909), *L. (R.) psilia psilia Bourguignat, 1862, L. (Peregriana) peregra (Mller, 1774), L. (P.) zazurnensis Mozley, 1934, *L. (P.) ampullacea (Rossmssler, 1835), L. (P.) intermedia Lamarck, 1822, L. (P.) balthica (Linnaeus, 1758), *L. (P.) ovata Draparnaud, 1805, **L. (P.) ampla (Hartmann, 1821), *L. (P.) lagotis (Schranck, 1803), *L. (P.) fontinalis (Studer, 1820), L. (P.) tumida (Held, 1836), L. (P.) novikovi Kruglov et Starobogatov, 1983, L.

(P.) kurejkae Gundrizer et Starobogatov, 1979, L. (P.) dolgini Gundrizer et Starobogatov, 1979.

семейство Planorbidae Rafinesque, 1815: Anisus (Anisus) leucostoma (Millet, 1813), A. (Disculifer) johanseni (Mozley, 1934), A. (Bathyomphalus) crassus (Da Costa, 1778), A. (B.) dispar (Westerlund, 1871) A.

(Gyraulus) acronicus (Frrussac, 1807), A. (G.) albus (Mller, 1774), A. (G.) baicalicus (B. Dybowski, 1913), A. (G.) borealis (Westerlund, 1875), A. (G.) buriaticus Prozorova et Starobogatov, 1997, A. (G.) centrifugus (Westerlund, 1897), A. (G.) draparnaudi (Sheppard, 1823), A. (G.) infraliratus (Westerlund, 1876), A. (G.) sibiricus (Dunker, 1848), A. (G.) sretenskiensis Prozorova et Starobogatov, 1997, A. (G.) stelmachoetius (Bourguignat, 1860), A. (G.) stroemi (Westerlund, 1881), A. (G.) umbiliciferus (Kozhov, 1936), Armiger bielzi (Kimakowicz, 1884), A. crista (Linnaeus, 1758), A. eurasiaticus Prozorova et Starobogatov, 1996.

семейство Physidae Fitzinger, 1833: Sibirenauta aenigma (Westerlund, 1876), S. elongata (Say, 1821), S.

tuwaensis Starobogatov et Zatravkin in Starobogatov, Prozorova et Zatravkin, 1989, **Physa (Physa) adversa (Da Costa, 1778), *Ph. (Ph.) fontinalis (Linnaeus, 1758), **Ph. (Mediterraneophysa) dalmatina Kster, 1844, **Ph. (M.) skinneri Taylor, 1954.

Класс BIVALVIA, семейство Unionidae Rafinesque, 1820: Colletopterum (Piscinaliana) anatinum (Linnaeus, 1758), C. (P.) piscinale (Nilsson, 1822), C. (P.) ponderosum (C. Pfeiffer, 1825), *C. (P.) rostratum (Rossmssler, 1836).

семейство Sphaeriidae Jeffreys, 1862: *Amesoda (Clessinicyclas) scaldiana (Normand, 1844), **Nucleocyclas radiata (Westerlund, 1897), **Sphaerium (Sibirisphaerium) capiduliferum Lindholm, 1909, *S. (S.) levinodis Westerlund, 1876, **S. (S.) westerlundi Clessin in Westerlund, 1873, *Parasphaerium nitidum (Clessin in Westerlund, 1876), *P. rectidens (Starobogatov et Streletzkaja, 1967), Musculium (Parvimusculium) creplini (Dunker, 1845), *Musculium (Musculium) lacustre (Mller, 1774).

семейство Pisidiidae Gray, 1857: **Europisidium tenuilineatum (Stelfox, 1918), Pisidium amnicum (Mller, 1774), P. decurtatum Lindholm, 1909.

семейство Euglesidae Pirogov et Starobogatov, 1974: *Cingulipisidium (Cingulipisidium) crassum (Stelfox, 1918), *C. (C.) nitidum (Jenyns, 1832), *Conventus conventus (Clessin, 1877), C. urinator (Clessin, 1877), Cyclocalyx cor (Starobogatov et Streletzkaja, 1967), *C. lapponicus (Clessin in Westerlund, 1873), *C. magnificus (Clessin in Westerlund, 1873), *C. obtusalis (Lamarck, 1818), *C. scholtzi (Clessin, 1871), *C. (Hinziana) hinzi (Kuiper, 1975), **Euglesa (Casertiana) curta (Clessin, 1877), ***E. (C.) obliquata (Clessin, 1874) (рис.1), **Henslowiana (Arcteuglesa) nordenskioldi (Clessin in Westerlund, 1876), *H. (A.) sibirica (Clessin in Westerlund, 1876), **Hiberneuglesa hibernica (Westerlund, 1894), *Pseudeupera mucronata (Clessin in Westerlund, 1876), *P.

subtruncata (Malm, 1853), *P. turgida (Clessin in Westerlund, 1876), **Pulchelleuglesa acuticostata (Starobogatov et Korniushin, 1989), *P. pulchella (Jenyns, 1832), *Roseana borealis (Clessin in Westerlund, 1876), **R. globularis (Clessin in Westerlund, 1873), ***R. rosea (Scholtz, 1843), **R. silesiaca (Starobogatov et Korniushin, 1991 in Korniushin, 1991), Tetragonocyclas baudoniana (de Cessac, 1855), T. milium (Held, 1836).

В результате малакологических исследований в водоемах ГПЗ «Азас» и прилегающей территории Тувы выявлено 97 видов моллюсков из 24 родов, относящихся к 8 семействам из 2 классов. При этом численно преобладают брюхоногие моллюски класса Gastropoda, насчитывающие 55 видов (56,7 %) из 6 родов 4 семейств 2 подклассов.

В водоемах заповедника «Азас» отмечено 43 вида гастропод, из них 16 видов впервые указываются для фауны заповедника, 8 видов для бассейна р. Бий-Хем;

1 подвид впервые отмечен в бассейне Верх него Енисея. Впервые для малакофауны Тувы приводится один подвид и указываются четыре вида Gastropoda: Lymnaea ampla Hartmann, 1821 (Lymnaeidae), Physa adversa (Da Costa, 1778), Ph. dalmatina Kster, 1844, Ph. skinneri Taylor, 1954 (Physidae).

Наибольшим таксономическим разнообразием в водоемах заповедника «Азас» и бассейна р. Бий Хем выделяются представители легочных брюхоногих подкласса Pulmonata (3 семейства, 6 родов, 48 видов) против малочисленных в родовом и видовом отношении жаберных гастропод подкласса Pectinibranchia (1 семейство, 1 род, 7 видов). Ведущие роды Lymnaea Lamarck, 1799 (Lymnaeidae) и Anisus Studer, 1820 (Planorbidae) насчитывают в своем составе 21 и 17 видов соответственно. При этом из отмеченных видов рода Lymnaea, наибольшее количество прудовиковых (13) относится к подроду Peregriana, подрод Radix насчитывает три вида и один подвид, номинативный подрод Lymnaea s. str. – два вида и один подвид. По одному виду имеют подроды Galba, Stagnicola и Sibirigalba.

В семействе Planorbidae преобладающее число видов (13) относится к подроду Gyraulus Agassiz in Charpentier, 1837, 2 вида – к подроду Bathyomphalus Agassiz in Charpentier, 1837;

по одному виду насчитыва ют номинативный Anisus s. str. и Disculifer C. Boettger, 1944. Единичное количество видов имеют роды Armiger Hartmann, 1840 (Planorbidae) и Sibirenauta Starobogatov et Streletzkaja, 1967 (Physidae) с тремя видами соответственно, четыре вида у рода Physa Draparnaud, 1801 (Physidae).

Двустворчатые моллюски класса Bivalvia, представленные 42 видами (43,2 %), уступают гастропо дам количеством видов, существенно превалируя в родовом отношении (18). При этом 22 вида впервые указываются для фауны ГПЗ «Азас», из них 10 видов впервые отмечены в Туве и 2 вида – новые для Сибири: Euglesa (Casertiana) obliquata (Clessin, 1874), Roseana rosea (Scholtz, 1843).

В биогеографическом плане в водоемах заповедника «Азас» и бассейна р. Бий-Хем преобладают виды, распространенные в Палеарктике (43 вида, 43 %), при этом доля западно-палеарктических ( видов, 26 %) моллюсков почти вдвое больше, чем восточно-палеарктических (11 видов, 11 %). У трех видов, ареал которых ограничен водоемами Западной Европы (3 %), впервые отмечена дизъюнкция в бассейне р. Бий-Хем. Менее представлены в малакофауне заповедника сибирские (11 видов, 11 %) и го ларктические (5 видов, 5 %) виды и один эндемичный вид, распространенный в Туве и Монголии (1 %).

БЛАгОДАРНОсТИ Сердечно благодарю Николая Ивановича Путинцева, Нину Иосифовну Молокову за многолетнее содействие и помощь в поездках по труднодоступным горным районам Тоджинской котловины Респу блики Тыва. Работа выполнена при финансовой поддержке Администрации ГПЗ «Азас», грантов по Программе ОБН РАН 09-I-ОБН-01 (рук. В.В. Богатов), ОБН РАН 12-1-П30-01 (рук. В.В. Богатов).

ЛИТЕРАТУРА Гундризер А.Н., Иванова М.А. К изучению пресноводных моллюсков Тувы // Вопросы малакологии Сибири.

Томск: ТГУ, 1969. С. 65-68.

Долгин В.Н. Пресноводные моллюски бассейна Верхнего Енисея и озер Тувы // Вестник ТГПУ. 2012. 7(122). С.

129-131.

РЕДКИЕ ВИДЫ сОсУДИсТЫх РАсТЕНИй НАЦИОНАЛЬНОгО пАРКА «ЗЕМЛя ЛЕОпАРДА»

И.В. Шибнева ФГБУ «Земля леопарда», пос. Приморский shibnevy@mail.ru Южное Приморье является одним из наиболее богатых и своеобразных во флористическом отно шении районов в Дальневосточном регионе, особенно его юго-западная часть. Проведенные в Юго Западном Приморье флористические исследования (Коркишко, 1986;

Кожевников и др., 2005) выявили 1442 вида сосудистых растений, что составляет 56,7 % флоры Приморского края. Часть этих видов нуждается в охране, так как представлена редкими, находящимися под угрозой исчезновения или ра стущими на северном пределе своего распространения, они занесены в Красные книги РФ (2008) и Приморского края (2008). Некоторые из них охраняются в заповедниках «Кедровая падь» и «Дальне восточный морской», но около половины произрастающих здесь и нуждающихся в охране видов не представлены во флорах этих ООПТ. Созданный совсем недавно (5 апреля 2012 г.) в южной части При морского края национальный парк «Земля леопарда» общей площадью около 262 тысяч га позволяет расширить список охраняемых редких видов в данном районе.

Ниже приводится список редких видов растений, произрастающих в национальном парке «Земля леопарда» и включенных в Красную книгу Приморского края (2008), составленный по литературным данным и гербарию, собранному как предыдущими исследователями (Биолого-почвенный институт, VLA), так и частично автором. Публикуемый список (табл. 1) не претендует на исчерпывающую пол ноту, и в будущем вполне возможны некоторые изменения и дополнения.

Таблица Редкие виды растений национального парка «Земля леопарда»

Вид Красные книги Категория Число редкости местонахождений РФ Приморского в нац. парке (2008) края (2008) 1. 2. 3. 4. 5.

Conioselinum jeholense (Nakai et Kitag.) M. Pimen. – + CR Halosciastrum melanotilingia(Boissieu) M. Pimen. et + + LR более V. Tichomirov Aralia continentalis Kitag. + + VU более Kalopanax septemlobus (Thunb.) Koidz. + + LR более Panax ginseng C. A. Mey. + + CR 2- Aristolochia manshuriensis Kom. + + EN 4- Seutera wilfordii (Maxim.) Pobed. – + VU 1- Saussurea kurentzoviae Barkalov – + EN Youngia chelidoniifolia (Makino) Nakai – + VU * Betula schmidtii Regel + + VU более Brasenia schreberi J. F. Gmel. + + EN Codonopsis pilosula (Franch.) Nannf. – + VU 2- Lychnis cognata Maxim. – + EN 2- Pseudostellaria heterophylla (Miq.) Pax – + VU Aldrovanda vesiculosa L. + + EN Rhododendron schlippenbachii Maxim. + + LR 2- Таблица 1. Окончание 1. 2. 3. 4. 5.

Lespedeza cyrtobotrya Miq. + + VU 2- Lespedeza tomentosa (Thunb.) Maxim. + + VU 2- Melilotoides schischkinii (Vass.) Sojak – + VU 1- Trifolium gordejevii (Kom.) N. S.Pavlova – + VU 1- Vicia ohwiana Hosokawa – + VU более Quercus dentata Thunb. + + VU более Ophelia tosaensis (Makino) Czer. – + EN Deutzia glabrata Kom. + + LR более Meehania urticifolia (Miq.) Makino – + CR 2- Nymphoides coreana (Levl.) Hara + + CR * Nelumbo komarovii Grossh. + + EN Oxalis obtriangulata Maxim. - + VU более Paeonia lactiflora Pall. + + LR более Paeonia obovata Maxim. + + LR более Paeonia oreogeton S. Moore + + VU 2- Hepatica asiatica Nakai – + VU 2- Armeniaca mandshurica (Maxim.) B. Skvortz. + + VU * Galium paradoxum Maxim. – + LR более Trapa japonica Fler. – + VU Trapa manshurica Fler. – + VU Trapa maximowiczii Korsh. – + VU Viola jazawana Makino – + CR 2- Viola diamantiaca Nakai – + CR Arisaema peninsulae Nakai – + EN 2- Streptolirion volubile Edgew. – + EN Carex erythrobasis Levl. et Vaniot + + VU Carex laxa Wahlenb. – + VU Hosta albomarginata (Hook.) Ohwi – + EN 1- Iris ensata Thunb. + + LR более Iris laevigata Fisch.et Mey. – + LR 2- Iris vorobievii N. S. Pavlova + + EN 2- Fritillaria ussuriensis Maxim. + + VU более Lilium cernuum Kom. + + VU 2- Barnardia japonica (Thunb.) Schult.et Schult. fil. + + CR ** Cephalanthera longibracteata Blume + + VU Cypripedium calceolus L. + + LR более Cypripedium guttatum Sw. – + VU 2- Cypripedium macranthon Sw. + + LR более Cypripedium ventricosum Sw. + + LR 1- Galearis cyclochila (Franch. et Savat.) Soy – + EN Liparis japonica (Miq.) Maxim. + + LR 2- Liparis krameri Franch. et Savat. + + EN Liparis kumokiri F. Maek + + LR 1- Liparis makinoana Schlecht. + + LR 1- Tulotis ussuriensis (Regel et Maack) Hara + + LR 1- Trillium komarovii H. Nakai et Ko. Ito – + VU более Pinus densiflora Siebold et Zucc. + + LR 3- Taxus cuspidata Siebold et Zucc. ex Endl. + + VU более Asplenium incisum Thunb. – + VU Lunathyrium henryi (Baker) Kurata + + LR Gonocormus minutus (Blume) Bosch – + EN Ophioglossum nipponicum Miyabe et Kudo – + CR Osmundastrum claytonianum (L.) Tagawa + + VU Pyrrosia petiolosa (Christ et Baroni) Ching + + VU 1- Aleuritopteris argentea (S. G. Gmel.) Fee – + LR Leptolepidium kuhnii (Milde) Hsing et S. K. Wu + + LR 2- Примечание: Категория редкости приводится по сводке «Красная книга Приморского края. Растения» (2008):

EX –исчезнувшие;

CR – на грани исчезновения;

EN – угрожаемые;

VU – уязвимые;

LR – низкая степень риска.

Число местонахождений в нацпарке: * – вид обитает в ближайших окрестностях нацпарка;

** – вид, по видимому, исчезнувший с территории нацпарка.

Таким образом, список редких растений национального парка «Земля леопарда», включенных в Красные книги РФ (2008), Приморского края (2008), насчитывает в настоящее время 72 вида из семейств и 57 родов. Некоторые виды из этого списка, такие как Barnardia japonica, в последнее время не встречаются у оз. Хасан и в долине р. Карасик (Гончарова и др., 2010), хотя ранее были известны места обитания и гербарные сборы из этого района. Некоторые виды растений, такие как Conioselinum jeholense, Saussurea kurentzoviae, Streptolirion volubile, произрастают только на территории националь ного парка и известны из одного местонахождения. С образованием нацпарка под охрану взяты редкие виды, которые здесь произрастают, и они не отмечены в вышеназванных заповедниках. Это Aristolochia manshuriensis, Trifolium gordejevii, Meehania urticifolia, Viola jazawana и некоторые другие. Располо женное на территории национального парка озеро Хасан позволяет охранять такие редкие водные рас тения, как Brasenia schreberi, Aldrovanda vesiculosa, Nelumbo komarovii, а также растущие в его окрест ностях Quercus dentata, Ophelia tosaensis, Hosta albomarginata. Следует подчеркнуть, что основной тип растительности созданного национального парка – лесной и некоторые лесные формации на этой территории представляют большую ценность, такие как чернопихтово-широколиственные леса, ред колесья с дубом зубчатым и другие, в которых произрастает немало редких, реликтовых видов, в том числе Betula schmidtii, Kalopanax septemlobus, Taxus cuspidata, Panax ginseng.

Дальнейшая инвентаризация флоры сосудистых растений национального парка «Земля леопарда»

позволит выявить новые места произрастания редких сосудистых растений и будет способствовать мониторингу и индивидуальной охране этих видов и связанных с ними сообществ. Эти виды требуют тщательного изучения их обилия, состояния, частоты встречаемости, распространения, экологии и биоморфологии, а также оценки влияния антропогенного воздействия.

ЛИТЕРАТУРА Гончарова С. Б., Дудкин Р. В., Колдаева М. Н. О распространении Barnardia japonica на российском Дальнем Вос токе // Turczaninowia. 2010. 13 (4). С. 23-27.

Кожевников А. Е., Коркишко Р. И., Кожевникова З. В. Состояние и проблемы охраны флоры юго-западной части Приморского края // Комаровские чтения. Владивосток, 2005. Вып. 51. С. 101-123.

Коркишко Р. И. Сосудистые растения Хасанского района и охрана их генофонда (Приморский край): Автореф.

дис. … канд. биол. наук. Владивосток, 1986. 22 с.

Красная книга Приморского края. Растения. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов. Владивосток, 2008. 688 с.

Красная книга Российской Федерации (растения и грибы). М., 2008. 855 с.

сОВРЕМЕННОЕ сОсТОяНИЕ пРИБРЕЖНЫх пРИРОДНЫх ОхРАНяЕМЫх ТЕРРИТО РИй В хАБАРОВсКОМ КРАЕ с.Д. Шлотгауэр Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, г. Хабаровск grosheva@ivep.as.khb.ru;

saxifraga@ivep.as.khb.ru Важнейшие черты природы северной половины Хабаровского края определяются его положением в зоне Тихоокеанского подвижного вулканического пояса и находятся под непосредственным воздей ствием Тихого океана. Сфера контакта Пацифики, древнего материка Ангариды и Арктики имеет важ ное значение для формо- и видообразования структуры, функционирования и воздействия различных экосистем, которые являются естественными полигонами для исследования динамических процессов, в том числе и эволюционных.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.