авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 |

«Petrozavodsk State University, Petrozavodsk, Russia The Program of Russian Academy of Sciences «Biological resource of Russia» 2009-2011 ...»

-- [ Страница 28 ] --

Видовой состав рыбообразных и рыб Средней Волги и Куйбышевского водохранилища Кузнецов, 20078, 2005 гг. Куйбышевское водохранилище Таксоны Р.Волга Куйбышевское водохранилище Слынько, 2000 Наши данные, семейства 14 17 24 виды 46 48 69 Гидростроительство водохранилищ и каналов в бассейне Волги разрушило изолирующие барьеры и способствовало проникновению и расселению ряда видов рыб за пределы их естествен ного ареала. В ихтиофауне Куйбышевского водохранилища за счет вселенцев, пришедших, как с се вера, так и с юга, появились новые виды, не регистрируемые здесь прежде. Не меньшую роль в формировании современного состава рыбного населения водохранилища сыграли активизация су доходства, загрязнение вод промышленными и бытовыми сбросами, акклиматизационные меро приятия и садковое выращивание рыб, проводимые здесь в 50–70 годах прошлого столетия с целью обогащения водоема кормовыми объектами (мизиды, моллюск сердцевидка) и ихтиофауны объек тами промысла (пелядь, баунтовский и чудской сиг, радужная форель, бестер и др.) (Шакирова, 2007).

В свою очередь, при акклиматизационных мероприятиях в водоемы нередко попадают неже лательные виды, что ухудшает результаты работ и отрицательно сказывается на всей экосистеме.

Предполагается, что черноморская пухлощекая игла-рыба, звездчатая пуголовка и бычок-кругляк в Куйбышевское водохранилище попали из Цимлянского водохранилища и устья Дона ещё при все лении мизид в 1957–1967 гг., успешно натурализовались и стали обычными видами практически во всех водохранилищах волжского каскада (Цыплаков,1974;

Антонов, Козловский, 2003 и др.). Одна ко, по нашему мнению, нельзя исключать самопроизвольное расселение этих видов из Каспийского моря вверх по Волге.

Анализ современного состава рыбного населения водохранилища выявил значительное уве личение видового состава рыб (55 видов, относящихся к 18 семействам) (см. табл.). При этом нами не учитывались виды, в течение последних десятилетий не обнаруженные в водоеме (каспийская минога, русский осетр, шип, каспийско-черноморский пузанок, волжская сельдь, сельдь-черноспин ка, белорыбица, хариус, 3 вида буффало (малоротый, большеротый и черный)), несмотря на то, что ранее они обитали здесь. Поэтому отмечается колебание числа видов у разных авторов (см.



табл.) По материалам собственных исследований и литературным источникам сегодня в водоеме встреча ется более 15 чужеродных видов рыб, появившиеся здесь в разные годы и различным путем (Шаки рова, 2007). Целенаправленно в водохранилище вселялись пелядь, белый и пестрый толстолобики и белый амур. Самостоятельно проникли тюлька, европейская ряпушка, европейская корюшка (сне ток), речной угорь, малая южная колюшка, девятииглая колюшка, черноморско-каспийская пухло щекая игла-рыба, головешка-ротан и ряд бычков (звездчатая пуголовка, каспийский бычок-головач, бычок-кругляк и бычок-цуцик). Некоторые из них (тюлька) полностью натурализовались, достигли достаточно высокой численности, широко распространились по акватории водоема и осваиваются промыслом. Другие – размножаются самостоятельно и стали обычными видами с локальным рас пределением (черноморско-каспийская пухлощекая игла-рыба, головешка-ротан, бычок-кругляк, звездчатая пуголовка, бычок-головач и бычок-цуцик). Не акклиматизировались, в силу их биологии белый амур, белый и пестрый толстолобики (Алиев и др., 1994;

Павлов и др., 1994), численность которых поддерживается объемами выпуска и контролируема. Неудачной, из-за колебания темпе ратурного и уровенного режимов в водоеме, отрицательно сказывающихся на инкубации икры, ока залась попытка акклиматизации в водохранилище в 1965 г. пеляди (Цыплаков, 1974). Несмотря на благоприятные для обитания рыб условия, численность ее в водохранилище можно поддерживать лишь за счет искусственного выпуска. В состав вселенцев водохранилища включены виды, являю щиеся «транзитными», как, например, европейский речной угорь, единично встречающийся, но по своей биологии и экологии не способный натурализоваться в новых для него условиях.

Изучение инвазионных процессов и состав проникающих в экосистемы видов привело иссле дователей к заключению, что структуру сообщества, его население и процесс вселения чужеродных видов определяет уровень воспроизводства пищи. В олиготрофные водоемы шанс вселиться имеют виды с высокой конкурентной способностью, а в эвтрофные, к которым относится Куйбышевское водохранилище – виды с высокими скоростями роста, способные быстро наращивать свою числен ность. Поэтому вполне объяснимо активное проникновение в последние десятилетия в эвтрофное Куйбышевское водохранилище короткоцикловых видов с высокой экологической пластичностью (Ривьер, 2003;

Фенева, Будаев, 2003).

В последние десятилетия в Куйбышевском водохранилище в результате изменения экологи ческого состояния водоема, нерационального промысла отмечается тенденция, идущая по пути уменьшения численности крупных, ценных и длинноцикловых видов рыб (сазан, щука, стерлядь и др.) и увеличения мелких, малоценных и короткоцикловых (карась, плотва и др.). Повысились зна чения показателя обилия второстепенных видов и доминирующими стали личинки плотвы, сереб ряного карася и др. (Кузнецов, 2001). Однако с начала 90-х годов ХХ века численность серебряного карася стала резко возрастать повсюду, и он заселяет все новые и новые водоёмы. Отмечаются так же значительные структурные перестройки в популяции карася, который прежде состоял из одних лишь самок, и размножался гиногенетически (Подушка, 2004).





Биопродукционные возможности Куйбышевского водохранилища велики. Реализация их воз можна при коренной реконструкции сложившейся экосистемы. Еще в далекой перспективе водо хранилище, в плане его рыбохозяйственного освоения, представлялось ученым-ихтиологам огром ным нагульным водоемом вокруг которого в удобных местах с благоприятным сочетанием рельефа и наличием источников водоснабжения предполагалось строительство рыбопитомников, снабжаю щих его рыбопосадочным материалом и обеспечивающих направленное формирование ихтиофау ны ценными промысловыми видами, способных полностью осваивать кормовые ресурсы. Сегодня для реализации возможностей водоема следует в более широких масштабах осуществлять выпуск в водохранилище рыб китайского равнинного комплекса (белый амур и белый толстолобик) пищевая ниша которых остаётся свободной и местных ценных быстрорастущих промысловых видов, особен но тех, естественное воспроизводство которых находится на низком уровне (сазан, щука, стерлядь), а резервы потребляемых ими кормов не полностью осваиваются аборигенной ихтиофауной.

В первую очередь – это стерлядь, являющаяся наиболее ценной промысловой рыбой бассейна Волги, а водохранилища Средней Волги и Нижней Камы сегодня остаются единственным районом обитания этого вида в европейской части России, где он сохранил ещё свою относительно высокую численность и, с определенными ограничениями, эксплуатируется промыслом. Для поддержания её численности в водохранилище в настоящее время необходимо сохранить в надлежащем состоянии естественные нерестилища, запретить на нерестовых участках разработку песка и гравия, забор во ды и сброс промышленных и бытовых стоков, а для увеличения численности – обратить особое внимание на искусственное воспроизводство. В свою очередь, выпуск быстрорастущего крупнораз мерного, малодоступного хищным рыбам рыбопосадочного материала стерляди позволит попол нить численность маточного стада и в значительной степени восстановить воспроизводственный потенциал этого вида в Куйбышевском водохранилище (Гончаренко и др., 2007).

Щука – одна из широко распространенных и быстрорастущих хищных рыб бассейна Волги.

На Средней Волге она играла ведущую роль в промысле и имела важное рыбохозяйственное значе ние. В период заполнения водохранилища были созданы весьма благоприятные условия для её раз множения. Обилие производителей, наличие достаточного количества нерестилищ, отсутствие в этот период резкой сработки уровня воды способствовали вспышке численности щуки в первые го ды функционирования водохранилища. Но запасы ее стали быстро снижаться, и к середине 70-х гг.

уловы упали в 10 раз. После окончательного заполнения водохранилища положение резко ухудши лось. В настоящее время численность щуки в водохранилище невелика и требует восстановления, а встречается она в основном в верхних плесах, где уловы колеблются от 15.1 до 33.9 т.

Сазан – один из ценных промысловых видов Куйбышевского водохранилища, достигающий нередко длины 1 м, массы – более 10 кг. Основные места его обитания приурочены к прилежащим большим заливам Мёшинскому, Черемшанскому, Свияжскому и устьям мелководьям. Несмотря на весьма благоприятные условия для обитания сазана, численность его невысока. Это объясняется тем, что в водоёме количество оптимальных для его эффективного нереста участков ограничено и часто весной наблюдается сработка уровня воды, в результате которой нередко икра сазана на не рестилищах обсыхает, а молодь остаётся в отшнурованных водоёмах. Все это снижает уровень его естественного воспроизводства и одним из эффективных мер для поддержания численности рыб в водохранилище является выпуск в водоём жизнестойкой молоди.

Таким образом, изменения, происходящие сегодня в ихтиофауне Куйбышевского водохрани лища – одного из важнейших рыбопромысловых угодий Среднего Поволжья, требуют к себе при стального внимания исследователей и практиков для сохранения ценных высокопродуктивных про мысловых видов рыб важнейшего региона.

Литература Алиев Д.С., Суханова А.И., Шакирова Ф.М. и др. 1994. Растительноядные рыбы в Туркменистане. Аш хабад: Ылым. 326 с.

Антонов П.И., Козловский С.В. 2001. О самопроизвольном расширении ареалов некоторых понто-кас пийских видов по каскадам водохранилищ /Американо-российский симпозиум по инвазионным видам (27– августа 2001. Борок. Россия). Тез. докл. Ярославль: 18–20.

Гончаренко К.С., Говоркова Л.К., Анохина О.К. и др. 2007. Стерлядь Куйбышевского водохранилища, её запасы, прогнозы ОДУ, промысел, естественное воспроизводство /Сб. научн. тр. ФГНУ ГосНИОРХ к 80 летию профессора Л.А. Кудерского (Исследования по ихтиологии и смежным дисциплинам на внутренних водоемах в начале XXI века). Вып. 336. С. 91 – 108.

Изменение структуры рыбного населения эвтрофируемого водоема. 1982. /Ред. М.И. Шатуновского.

М.: Наука. С. 248 с.

Кузнецов В.А. 1978. Особенности воспроизводства рыб в условиях зарегулированного стока реки. Ка зань: КГУ. 160 с.

Кузнецов В.А. 2001. Изменение в рыбном сообществе Куйбышевского водохранилища связанное с пе реходом его экосистемы в фазу дестабилизации /Тез. докл. VIII съезда Гидробиол. общ-ва РАН. Калининград.

Т.1. С. 114–115.

Кузнецов В.А. 2004. Изменение структуры популяции и биологических показателей серебряного кара ся Carassius auratus gibelio в Волжском плесе Куйбышевского водохранилища в условиях усиления антропо генной нагрузки на экосистему //Журн. вопр. ихтиол. Т. 44. №2. С. 257–264.

Кузнецов В.А. 2005. Рыбы Волжско-Камского края. Казань: Идел-Пресс. 201 с.

Павлов Д.С., Алиев Д.С., Шакирова Ф.М. и др. 1994. Биология рыб Сарыязынского водохранилища М. Ашхабад: Гидропроект. 150 с.

Подушка С.Б. 2004. О причинах вспышки численности серебряного карася /Научно-технич. бюллетень лаб. ихтиол. ИНЭКО. С.-Петербург. Вып. 8. С. 5–15.

Ривьер И.К. 2003. Современное распределение бореально-арктических и понто-каспийских беспозво ночных в Волжском каскаде //Инвазии чужеродных видов в Голарктике. Матер. российско-американского симпозиума по инвазийным видам (27–31 августа 2001г) Борок. С.193–199.

Сальников В.Б., Решетников Ю.С. 1991. Формирование рыбного населения искусственных водоемов Туркменистана //Журн. вопр. ихтиол.Т. 31. Вып. 4. С. 565–575.

Слынько Ю.В., Кияшко В.И., Яковлев В.Н. 2000. Список видов рыбообразных и рыб бассейна р. Волга //Каталог растений и животных водоемов бассейна Волги. Ярославль. С. 252 – 277.

Фенева И.Ю., Будаев С.В. 2003. Моделирование инвазионных процессов в условиях эксплуатационной конкуренции //Инвазии чужеродных видов в Голарктике. Матер. российско-американского симпозиума по инвазийным видам (27–31 августа 2001г) Борок. С.35–48.

Цыплаков Э.П. 1974. Расширения ареалов некоторых видов рыб в связи с гидростроительством на Вол ге и акклиматизационными работами //Журн. вопр. ихтиол. Т. 14. Вып. 3. С. 396–405.

Шакирова Ф.М., Таиров Р.Г. 2005. Изменения в популяции серебряного карася Куйбышевского водо хранилища как показатель состояния водоема //Биологические ресурсы Белого моря и внутренних водоемов Европейского Севера (Матер. IV международной конф.) Вологда. Ч.2. С.238–240.

Шакирова Ф.М. 2007. Современное состояние чужеродных видов рыб Куйбышевского водохранилища /Сб. научн. тр. ФГНУ ГосНИОРХ к 80-летию профессора Л.А. Кудерского (Исследования по ихтиологии и смежным дисциплинам на внутренних водоемах в начале XXI века). Вып. 337. С. 157 – 170.

Шаронов И.В. 1972. Проникновение северных и южных форм рыб в Куйбышевское водохранилище /Тр. Тат. отд. ГосНИОРХ. Казань. Вып. XII.: С. 178–179.

Ballon T.R. 1974. Fish production of a tropical ecosystem //Lace Kariba / A man-made tropical ecosystems in Central Africa. The Hague: Dr. W. Junk. b.v. P. 250–676.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ КОРМОВОЙ БАЗЫ ЗАВОДСКОЙ МОЛОДИ АТЛАНТИЧЕСКОГО ЛОСОСЯ РЕКИ КОЛА (КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ) Т. В. Шамрай Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н. М. Кни повича (ПИНРО), г. Мурманск, Россия e-mail: tshamray@pinro.ru Одним из способов сохранения и восстановления запаса атлантического лосося (семги) в со временных условиях является искусственное воспроизводство, основным показателем которого (в нашей стране) является количество выпускаемой заводской молоди. Постоянное наращивание ко личества выпускаемой молоди без учета кормовых возможностей акватории нагула может привести к подрыву кормовой базы, и, как следствие, к снижению темпов роста и выживаемости рыб. Мони торинг гидробиологических ресурсов с целью разработки прогноза развития кормовой базы с забла говременностью в 1 год позволит рассчитывать экологическую емкость и своевременно изменять количество выпускаемой молоди.

Исследования проводились на р. Кола и её притоках в течение 2003–2007 гг. Для оценки со стояния кормовой базы молоди атлантического лосося изучали качественный и количественный со став бентоса и питание молоди в местах ежегодного выпуска рыб Кандалакшским и Княжегубским рыбзаводами. Пробы зообентоса отбирали откидной количественной рамкой с площадью захвата 0,04 м2, оснащенной комбинированным мешком из газа и плотной ткани. Места сбора проб были представлены разными биотопами: галечно-валунный грунт с обрастаниями изо мха или водорос лей, галечно-валунный грунт без обрастаний, песчано-галечниковый грунт. Глубина отбора проб не превышала 0,5 м. Камеральная обработка собранного материала осуществлялась по стандартным, общепринятым методикам (Методическое пособие, 1974, Методические рекомендации, 1984, 1989) Известно, что основу кормовой базы молоди лосося составляют донные беспозвоночные, представители литореофильного биоценоза (насекомые, моллюски, черви, ракообразные) (Шустов, 1983).

Анализ данных, полученных в результате изучения питания молоди семги р. Кола в рай оне рыбоучетного заграждения (РУЗ) у пос. Магнетиты показал, что основу рациона молоди атлантического лосося составляли личинки подвижных донных насекомых – ручейников, по денок, веснянок и хирономид (таблица 1). Они являлись постоянными компонентами пищи пестряток, спектры питания дикой и заводской молоди практически совпадали. В 2003 г. мо лодь наряду с основными объектами потребляла в качестве второстепенных объектов питания личинок других насекомых: мошек, жуков, мух и практически не использовала в пищу олиго хет, нематод, моллюсков, гидрокарин и др (таблица 1). Индекс наполнения желудков заво дской молоди на участке (РУЗ) составил 96,1%o (Шамрай, 2005). В 2005 г. основными компо нентами пищевого комка были личинки ручейников, поденок, представители воздушной фракции насекомых, в том числе двукрылых Diptera, олигохеты, а также в желудках были об наружены гидрокарины и водные жуки, и у одной пестрятки была обнаружена рыба (таблица 1). Индекс наполнения желудков заводской молоди в 2005 г. на участке (РУЗ) составил 70,9%o. Изучение особенностей питания в 2006 г., показало, что наиболее часто встречались личинки ручейников, которые были обнаружены в пищеварительном тракте у 64,7 % рыб, моллюски – у 35,3 %, хирономиды (основном мелкие)- у 29,4 %, достаточно часто встреча лись веснянки и поденки, и единично встретились черви, личинки мошки, мшанки (таблица 1). В этом году (в отличие от 2005 г.) в желудках не встречались личинки мух, пауки и рыба.

Различия качественного и количественного состава пищевых комков соответствовали осо бенностям жизненного цикла организмов зообентоса доступностью для молоди и условиями пи тания рыб.

Анализ данных по бентофауне показал, что в 2003г. в местах ежегодного выпуска заводской молоди показатели численности и биомассы были невелики. Было выделено 12 групп беспозвоноч ных: Trichoptera, Ephemeroptera, Plecoptera, Chironomidae, Simuliidae, Oligochaeta, et Diptera, Hydracarina, Mollusca, Hirudinea, Nematoda, Coleoptera.

Показатели численности и биомассы зообентоса речной системы Кола представлены в таблице 2.

В притоке Колы – р. Домашняя пробы отбирались недалеко от устья. На плесе в июле био масса составила 0,87 г/м2, при численности 0,096 тыс. экз./м2, в октябре биомасса увеличилась до 4,03 г/м2, а численность составила 0,216 тыс. экз./м2. Основными организмами в пробах в июле бы ли Trichoptera, Oligochaeta, Ephemeroptera, Mollusca, составившие по 25 % общей численности.

Таблица Частота встречаемости организмов бентоса в пищевом комке у молоди атлантического лосося в 2003 г., 2005 г., и 2006 г.

Частота встречаемости, % 2003г. 2005г. 2006г.

Группы пищевых организмов Молодь Дикая молодь Заводская Молодь (дикая и молодь (дикая и заводская) заводская) Ручейники, личинки (Trichoptera l.,) 72,7 75,0 25,0 64, Поденки, Веснянки, личинки (Ephemeroptera l., 54,5 50,0 66,7 41, Plecoptera l.) Хирономиды, личинки (Chironomidae l.,) 63,6 – – 29, Насекомые, имаго (Insecta, Diptera) 22,2 12,5 66,7 11, Моллюски (Mollusca ) – 0,0 16,7 35, Олигохеты (Oligocheta) – 25,0 0,0 – Прочие ( Hydracarina, Coleoptera, рыба) 30,0 37,5 16,7 17, В р. Кица на прибрежном пороге биомасса составила 2,1 г/м2 при численности 0,168 тыс.

экз./м и основными организмами были Ephemeroptera (42,9 %), Nematoda (28,6 %), а также личин ки et Diptera (дикранота и зеленушки). На перекате биомасса составила 0,58 г/м2 при численности 0,554 тыс. экз./м2. Основными организмами были Trichoptera (39 %), личинки Chironomidae и Nematoda. Прибрежный плес имел очень скудную биомассу и численность бентосных организмов – 0,024 г/м2 и 0,48 тыс. экз./м2, соответственно, и численно доминировали Chironomidae (100 %).

Анализ бентофауны р. Кола (РУЗ) показал, что в июле основными организмами бентоса были Trichoptera, составляющие 35–67 % численности обнаруженных организмов, Ephemeroptera 20– %, а также Nematoda, численность которых составляла от 10 до 21 %. В октябре перед ледоставом Ephemeroptera составляли 22%, до 67 % увеличилось количество Oligochaeta и резко снизилось ко личество личинок Trichoptera.

В 2004 г. исследования зообентоса проводили весной в р. Орловка и р. Домашняя и летом в р.

Кица и р. Кола. Наилучшими кормовыми условиями обладал участок реки Кица, где показатели биомассы были на порядок выше (таблица 2).

Таблица Численность и биомасса бентоса в реке Кола и её притоках – рр. Орловка, Кица, Домашняя в 2003–2007гг.

2003 2004 2005 2006 Река Показатель июль октябрь апрель июль июль август апрель июль сентябрь апрель июль Орловка Численность – – 0,8 – 0,68 0,63 1,18 1,88 3,01 0,93 1, Биомасса – – 3,56 – 0,92 1,39 4,01 2,2 3,63 0,48 0, Кица Численность 0,256 – – 2,3 2,14 1,48 7,09 5,06 4,11 0,44 – Биомасса 0,9 – – 15,5 4,86 2,75 8,27 7,21 5,48 0,6 – Домашняя Численность 0,096 0,22 0,15 – 0,38 – – – 2,83 – 0, Биомасса 0,87 4,0 2,05 – 2,03 – – – 6,84 – 2, Кола Численность 0,336 0,16 – 1,3 0,36 1,74 – 0,58 1,08 – 0, (Магнетиты, Биомасса 1,97 2,95 – 6,3 1,09 5,9 – 1,58 6,72 – 0, РУЗ) Показатели весенней плотности распределения организмов бентоса составили 0,8 тыс. экз./м и 0,15 тыс. экз./м2 при биомассе 3,56 г/м2 и 2,05 г/м2 в рр. Орловка и Домашняя, соответственно. В Орловке доминантной группой по численности были личинки Chironomidae (62 %) и Nematoda ( %), по биомассе – Nematoda (89 %). В р. Домашняя численно доминировали также Nematoda 50 % и одинаковое количество Chironomidae, Trichoptera и Ephemeroptera (по 17 %), биомассу создавали в основном Trichoptera (82 %) и Ephemeroptera (9 %).

Летом в р. Кица численность и биомасса организмов составляла 2,3 тыс. экз./м2 и 15,5 г/м2.

Доминантными были группы Mollusca (26 %), et Diptera (21 %) и стабильная группа Chironomidae и Trichoptera (14–16 %). По биомассе основу составляли et Diptera (55 %), Mollusca (19 %), субдоми нантами являлись Nematoda (10 %) и Trichoptera (9 %).

В основном русле р. Кола (РУЗ), где регулярно проводят выпуски молоди, численность и био масса составили 1,3 тыс. экз./м2 и 6,78 г/м2. При этом основными организмами по численности были Nematoda (30 %), Ephemeroptera (26 %), Chironomidae и Mollusca (по 15 %). Доминантами по био массе были Nematoda (74 %), незначительно составили имаго комаров(10 %) и на Ephemeroptera и Mollusca пришлось по 7 %.

В 2005 г. при исследовании зообентоса в р. Орловка в июле-августе показатели численности и биомассы характеризуются некоторым постоянством, в пределах 0,68–0,63 тыс. экз./м2 и 0,9–1, г/м2. В июле основными организмами бентоса по численности были Chironomidae (54 %), Trichoptera (11 %). Основой биомассы являлись Trichopterа (61 %), Chironomidae (14 %). Биомасса остальных групп зообентоса не превышала 6 %. В августе Chironomidae и Trichoptera также сохра нили свое численное преимущество над остальными группами бентоса (28 % и 20 % от общей чис ленности), но основу биомассы составляли Ephemeroptera (36 %) и Coleoptera (20 %).

Биомасса бентоса р. Кица в июле составила 4,8 г/м2 при численности 2,1 тыс. экз./м2, а в авгу сте снизилась до 2,75 г/м2 и 1,5 тыс. экз./м2. Основными организмами по численности были Chironomidae (38 %), Plecoptera (12 %), а по биомассе преобладали et Diptera (33 %), Mollusca ( %), Ephemeroptera (18 %). В августе численно доминировали личинки Chironomidae (24 %) и Trichoptera (22 %). Кроме того, в пробах присутствовали от 9 % до 15 % организмов и личинок, не являющихся основными в кормовой базе молоди семги (Coleoptera, Hydracarina). Основу биомассы составляли Diptera (43 %), Mollusca (19 %) и Trichoptera (16 %).

Показатели численности организмов в р. Домашняя составили в июле 0,38 тыс. экз./м2 при средней биомассе 2,0 г/м2. Основу численности составляли кормовые организмы: личинки Trichoptera (22 %), Plecoptera (22 %), Chironomidae (22 %), а по биомассе доминировали Trichoptera (30 %), Mollusca (25 %), et Diptera (21 %).

В основном русле р. Кола (РУЗ) средняя численность бентосных организмов в июле составля ла 0,36 тыс. экз./м2, а биомасса 1,09 г/м2, преобладали Oligochaeta и Ephemeroptera (по 20 %). В ав густе численность и биомасса составляли 1,74 тыс. экз./м2 и 5,9 г/м2. Причем, по численности пре обладали Plecoptera (40 %), Chironomidae (13 %) и Trichoptera (11 %), а биомассу создавали Oligochaeta (62 %), et Diptera (48 %).

В 2006 г. численность и биомасса характеризуется повышенными показателями по сравнению с предшествующими годами. Среди исследованных участков р. Кола и ее притоков наилучшими ко личественными показателями зообентоса обладал биоценоз р. Кица. Наиболее низкие показатели численности и биомассы зообентоса наблюдались в р. Кола (РУЗ).

В р. Орловка численность бентосных организмов изменялась от 1,2 тыс. экз./м2 в апреле, 1, тыс. экз./м2 в июле до 3,0 тыс. экз./м2 осенью. Биомасса составляла 4,0 г/м2 весной, летом снижалась до 2,2 г/м2 и осенью составила 3,6 г/м2. Анализ бентофауны р. Орловка показал, что в апреле основ ными организмами бентоса были личинки Simuliidae (38 % общей численности), Chironomidae ( %) и Ephemeroptera (21 %). Основу биомассы составляли Trichoptera (36 %), Ephemeroptera (31 %), Mollusca (16 %). В июле, Chironomidae, составлявшие 34 % общей численности, и Simuliidae (32 %), также сохраняли свое численное преимущество над остальными группами бентоса, но основой био массы являлись Mollusca (35 %) и Simuliidae (19 %). Биомасса групп Trichoptera и Ephemeroptera составляла 13 % и 15 %. В сентябре численность Chironomidae составила 66 % от общей численно сти, а основу биомассы составили Trichoptera (39 %) и Plecoptera (24 %). Биомасса хирономид была на высоком уровне и составляла 14 %.

В р. Домашняя осенью биомасса и численность бентоса были весьма значительными и соста вили 6,8 г/м2, 2,8 тыс. экз./м2. Основу численности составляли кормовые организмы: личинки Ephemeroptera (32 %), Chironomidae (25 %), Trichoptera (17 %), а по биомассе доминировали Trichoptera (53 %), Ephemeroptera (21 %), Plecoptera (15 %).

В р. Кица численность зообентоса изменялась от 7,0 тыс. экз./м2 весной до 5,0 тыс. экз./м2 летом и 4,1 тыс. экз./м2 осенью. Биомасса весной составляла 8,3 г/м2, летом 7,2 г/м2, осенью 5,5 г/м2. В апре ле основу численности бентоса составляли личинки Chironomidae (41 %), Simuliidae (25 %), Plecoptera (14 %), а по биомассе преобладали Trichoptera (25 %), Plecoptera (19 %), et Diptera (17 %) и Chironomidae (10 %). В июле основными организмами по численности были Chironomidae (34 %), Plecoptera (13 %), а по биомассе преобладали Mollusca (28 %), et Diptera (26 %), Plecoptera (16 %). В сентябре основными организмами зообентоса по численности были личинки Chironomidae (68 %) и Trichoptera (14 %), по биомассе доминировали Mollusсa (25 %), Chironomidae (24 %) и Diptera (19 %).

Участок р. Кола, на котором выпускают молодь семги, характеризовался следующими пока зателями численности организмов бентоса: 0,6 тыс экз./м2 летом и 1,0 тыс. экз./м2 в сентябре. Био масса, составила соответственно, 1,6 г /м2 и 6,7 г /м2.

Летом численно преобладали Chironomidae (30 %), Plecoptera (14 %), imago насекомых ( %), Ephemeroptera (9 %). Основу биомассы составляли Mollusca (74 %) и Ephemeroptera (10 %). В сентябре по численности преобладали Ephemeroptera (52 %), Chironomidae (17 %) и Trichoptera ( %), а биомассу создавали Mollusca (51 %), Oligochaeta (21 %).

Показатели 2007 г., напротив, отличаются низкими значениями плотности организмов и био массы. Наименьшая численность бентосных организмов в апреле составляла 0,44 тыс. экз./м2 в р.

Кица, наибольшая 0,93 тыс. экз./м2 в р. Орловка. Биомасса в этот период в р. Кица составляла 0,6 г /м2, в р. Орловка 0,48 г/м2. В июле максимальные значения численности наблюдались в р. Орловка 1,35 тыс. экз./м2, при небольшой биомассе 0,83 г/м2. В основном русле р. Кола показатели состави ли 0,52 тыс. экз./м2 и 0,92 г/м2.

В р. Кица в апреле (за месяц до выпуска заводской молоди) по численности преобладали Chironomidae (48 %), Mollusca (29 %), Trichoptera (8 %), а по биомассе Oligochaeta и Mollusca (по %), Chironomidae (15 %) и Trichoptera (14 %).

В р. Орловка в апреле численно доминировали Chironomidae (61 %), основу биомассы состав ляли Oligochaeta (33 %), Ephemeroptera и Mollusca (по 21 %), Chironomidae (16 %). В июле Chironomidae сохранили свое численное преимущество над остальными группами бентоса (73 %).

По биомассе доминировали Oligochaeta (42 %), Ephemeroptera (17 %), Chironomidae (17 %), Trichoptera (10 %). В р. Домашней в июле численность составила 0,86 тыс. экз./м2, а биомасса 2, г/м2. Основу численности составляли кормные для молоди лосося организмы: личинки Chironomidae (73 %), Plecoptera (6 %), а по биомассе основу составляли Oligochaeta (56 %), Hirudinea (30 %).

В основном русле р. Кола (РУЗ) доминировали по численности Chironomidae (48 %), Ephemeroptera (14 %), Oligochaeta (14 %). По биомассе доминировали Oligochaeta (59 %), Ephemeroptera (16 %), Chironomidae (13 %).

Таким образом, анализ количественного и качественного состава показал, что за исследуемый период развитие зообентоса и, следовательно, кормовой базы в р. Кола и её притоках было наилуч шим в 2006 г., и этот год можно охарактеризовать как продуктивный. В пробах встречалось боль шое количество кормных для молоди лосося организмов, а также личинок насекомых одной группы на разных стадиях развития. Это связано с благоприятно сложившимся гидрологическим режимом реки (формированием весеннего половодья, сезонными и годовыми изменениями уровенного и тем пературного режимов воды).

Наименьшие показатели численности и биомассы отмечены на всех исследованных участках рек в 2007г.

По уровню развития кормовой базы биотоп р. Кица наиболее разнообразен. В основном русле р. Кола показатели численности и биомассы зообентоса были ниже, чем в притоках. Такая же зако номерность прослеживается и для других речных систем, например в системе р. Варзуга (Барышев, 2005).

Несмотря на то, что показатели численности и биомассы зообентоса на участке Кола (РУЗ) в разные годы были невысоки, необходимо отметить, в 2003 г. в пробах зообентоса на этом участке хирономид не было обнаружено, а в питании молоди доля хирономид была высока. В 2004–2005 гг.

численность хирономид в бентосе составляла 14–15 %, а в питании молоди хирономиды практиче ски отсутствовали. В 2006 г. их численность в бентосе возросла до 30 %, и хирономиды снова поя вились в рационе как диких, так и заводских рыб. Можно сказать, что хирономиды представляют собой основную и весьма стабильную группу реофильного биоценоза, являясь при этом основой кормовой базы, и обеспеченность рыб кормом в р. Кола во многом зависит от уровня их развития и сезонной динамики.

В результате выполненных исследований установлено, что обследованные участки р. Кола и её притоков по численности и биомассе в 2006 г. соответствовали среднему (второму) уровню раз вития кормовой базы молоди семги по шкале, предложенной А. Ю. Шустовым (Шустов, 1983).

Предшествующие годы по данной шкале характеризовались, как годы низкого уровня кормности. В целом, в основном русле р. Кола показатели численности и биомассы зообентоса были невысоки и обычны для рек Кольского полуострова (Смирнов, 1985).

При проведении рыбоводных мероприятий (выпуск молоди) необходимо ориентироваться на уровень кормности водоема, состав бентоса и его динамику. Мониторинг состояния бентоса на за селяемых выростных участках позволит регулировать периодичность и численность выпускаемой заводской молоди с учетом экологической емкости рек. Так, например, в 2005 г. в реке Орловка от мечалась низкая численность основных кормовых организмов, а в питании большое количество случайной пищи и выпуск заводской молоди в 2006 г. не осуществлялся. В 2006 г. отмечено значи тельное улучшение состояния кормовой базы, что позволяет рекомендовать выпуск заводской мо лоди в эту реку в дальнейшем.

Литература Барышев И.А., Веселов А.Е., Зубченко А.В., Калюжин С.М., 2005. Кормовая база атлантического лосо ся в бассейне реки Варзуга//Биология, воспроизводство и состояние запасов анадромных и пресноводных рыб Кольского полуострова. Мурманск: Изд-во ПИНРО. С.21– Методическое пособие по изучению питания и пищевых отношений рыб в естественных услови ях.,1974. – М.: Наука, 253 с.

Методические рекомендации по изучению гидробиологического режима малых рек., 1989. Составите ли: Комулайнен С.Ф., Круглова А.Н., Хренников В.В., Широков В.А., Петрозаводск. 28 с.

Методические рекомендации по сбору и обработке материалов при гидробиологических исследовани ях на пресноводных водоемах. Задачи и методы изучения использования кормовой базы рыбой. – Л.: Изд-во ГосНИОРХ, 1984. 19 с.

Смирнов Ю.А., Шустов Ю.А., Шуров И.Л.,1985. Условия обитания дикой и заводской молоди семги в реке Коле (Кольский полуостров)//Проблемы биологии и экологии атлантического лосося. – Л., Наука, С. 130–148.

Шамрай Т.В., 2005. Состояние кормовой базы молоди атлантического лосося в некоторых реках Коль ского полуострова./ Биологические ресурсы Белого моря и внутренних водоемов Европейского Севера/ Сбор ник материалов IV (XXVII) Международной конференции. Вологда. С. 240–243.

Шустов Ю.А., 1983. Экология молоди атлантического лосося. Петрозаводск.152 с.

STADY OF FOOD BASE OF THE CULTIVATED YOUNG ATLANTIC SALMON IN RIVER KOLA (KOLA PENINSULA) T. V. Shamray Polar Research Institute of Marine Fisheries and Oceanography (PINRO), Murmansk, Russia e-mail: tshamray@pinro.ru Quantitative composition of benthos and food supplies of Atlantic salmon juveniles were studied in the Kola River and its tributaries (Domashnya, Kitsa and Orlovka) in 2003–2007. Investigation were carried out in sites where young fish are annually released by Knyazhegubsky and Kandalakshsky fish-rearing stations. It was revealed that abundance and biomass of zoobenthos in the Kola River were low. However, they are typical of the rivers of the Kola Peninsula. Abundance and biomass of benthos in the main channel of the Kola were lower than in its tributaries.

According to the scale suggested by A. Yu. Shustov in 2003–2005 indices of abundance and biomass were the same as in the years with poor development of food supply available for salmon juveniles. In 2006 these indices were at mean (the second) level of food supply. Monitoring of the benthos state in sites of stocking and rearing will permit to control periodicity and numbers of released fish juveniles taking into account ecological capacity of rivers.

ВОЗРАСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПЛАСТИЧЕСКОГО И ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ОБМЕНА У РЫБ М.И. Шатуновский Учреждение Российской академии наук Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН г. Москва, Россия e-mail: admin @ sevin.ru В онтогенезе рыб, как и других животных, постоянно снижается интенсивность синтеза бел ка. В течение периода зрелого состояния организма увеличивается доля генеративного обмена в об щем обмене и снижается эффективность использования ассимилированной пищи на прирост сома тических тканей. Это требует постоянно возрастающих трат пластических и энергетических ве ществ. Растущее в онтогенезе содержание липидов обеспечивает энергией процессы энергетическо го и генеративного обмена. (Шатуновский, 2001).

По данным Г.Д. Бердышева (1968), с возрастом у рыб значительно снижается активность ряда ферментов – нуклеаз, уменьшается также участие белка в окислительном обмене и возрастает зна чение жира;

увеличивается содержание гликогена в печени и мышцах.

У многих видов, характеризующихся относительно высокими тратами на генеративный об мен, в течение завершающих фаз вителлогенеза интенсивно используются не только запасные, но частично и структурные белки (Lоve, 1970).

В связи с возрастным снижением синтеза белка в организме на фоне постоянно увеличивающих ся трат на генеративный обмен с каждым последующим нерестом увеличивается степень посленересто вого истощения рыб. Это четко продемонстрировано для балтийской трески (Шатуновский и др., 1975).

У рыб со средней и большой продолжительностью жизни (6–15 лет) период зрелого состояния занимает значительную часть жизненного цикла. В течение этого периода снижаются такие интегральные показа тели обмена как интенсивность потребления кислорода и эффективность использования энергии на прирост органического вещества. Поддержание гомеостаза происходит также за счет увеличения депо нированных запасных органических веществ и увеличения кислородной емкости крови (Коржуев, 1963;

Das, 1965). В онтогенезе меняется фракционный состав белков и липидов. В частности, в составе липи дов уменьшается доля фосфолипидов, возрастает содержание триацилглицеридов – основной фракции запасных липидов, снижается содержание высоконенасыщенных жирных кислот – основных донаторов энергии на ранних стадиях развития (Шатуновский, 1980). С другой стороны, увеличивается относи тельное содержание моноеновых жирных кислот, глюкозы и гликогена. Меняется фракционный анализ белков отдельных органов и тканей;

в частности, обнаружены возрастные изменения фракционного со става гемоглобина (Lоve, 1970;

Гераскин, 1978).

Косвенным доказательством снижения интенсивности синтеза белка в организме рыб в онто генезе является тенденция к постепенному снижению количества белка в крови и увеличению доли гамма-глобулинов, наблюдающаяся у ряда видов рыб: наваги, сельди, трески. Одной из причин сни жения интенсивности синтеза альбуминов с возрастом, очевидно, является уменьшение активности белоксинтезирующих ферментов. В составе липопротеидов сыворотки крови увеличивается доля липоальбумина, в липидной фракции которого доминируют триацилглицериды и свободные жир ные кислоты (Шатуновский и др., 1967). Это соответствует общей возрастной тенденции в синтезе липидов, направленной на накопление нейтральных липидов – основной фракции запасных липи дов, обеспечивающих возрастающую долю энергетического обмена в общем обмене.

У половозрелых рыб с возрастом значительно увеличивается масса тела. Многие виды дости гают половой зрелости при массе тела, составляющей 1/5–1/10 от конечной. Увеличение индивиду альной абсолютной плодовитости у рыб связано линейной зависимостью с массой тела. Таким об разом, быстрое наращивание массы тела ведет к увеличению воспроизводительного потенциала особи и компенсирует снижение общего воспроизводительного потенциала нерестового стада, про исходящего в результате естественной убыли. Теоретически возрастная динамика весовых прирос тов рыб выражается цепной кривой с одним максимумом. Фактические кривые годовых весовых приростов у исследованных видов рыб имеют несколько иную форму с несколькими пиками.

Появление этих пиков связано с чередующимися в онтогенезе периодами ухудшения и улуч шения обеспеченности популяции пищей (Шатуновский, 1965). Обеспеченность пищей ухудшается при растущем несоответствии пищевых потребностей рыб реальным рационам. Переход на более крупные или более агрегированные пищевые объекты ведет к увеличению обеспеченности пищей и повышению темпа роста. Как правило, у мелких планктофагов ( снеток, шпрот, сардина) такого пе рехода в онтогенезе не наблюдается. У средних по размерам и крупных пелагических рыб (ставри да, сайда и др.) при переходе на питание рыбой резко увеличивается скорость роста. Часто смена характера питания в онтогенезе у рыб связана с изменениями в морфологии челюстного аппарата.

Можно отметить корреляцию между увеличением относительных размеров челюстей беломорской речной камбалы, размером их пищевых объектов и характером ежегодных приростов массы тела.

При рассмотрении особенностей весового роста рыб в течение периода достижения половоз релости необходимо, по нашему мнению, учитывать два обстоятельства: степень соответствия ре ального и максимального рационов и эффективность утилизации потребленной и ассимилирован ной пищи на рост. У донных рыб со средней продолжительностью жизненного цикла, по данным экспериментальных работ, коэффициенты использования пищи на рост в онтогенезе снижаются по степенно. Резкое снижение величин ежегодных весовых приростов, отмечающееся в ряде случаев у этих рыб, обусловлено не снижением эффективности использования пищи на рост, а растущим не соответствием реальных и максимальных пищевых рационов (Шатуновский, 1978). Как только представляется возможность увеличить реальный рацион, скорость роста возрастает.

Литература Бердышев Г.Д., 1968. Эколого-генетические факторы старения и долголетия. Л.: Наука. 205 с.

Гераскин П.П., 1978. Видоспецифичность фракционного состава гемоглобина крови осетровых и дина мика его формирования в раннем онтогенезе: Автореф. дис. …канд.биол.наук. Севастополь.: ИНБЮМ АН СССР. 23 с.

Коржуев П.А., 1963. Эколого-физиологические особенности крови осетровых рыб //Вопр. ихтиол. Т. 3, № 1. С. 152–157.

Шатуновский М.И., 1965. Особенности роста речной камбалы восточной части Балтийского моря // Вопр. ихтиол. Т. 5, № 3. С. 518–531.

Шатуновский М.И., Богоявленская М.П., Вельтищева И.Ф., Масленникова Н.В., 1975. Исследования генеративного обмена балтийской трески //Труды ВНИРО. Т. 96, С. 57–62.

Шатуновский М.И., 1978. Годовые балансы вещества и энергии у отдельных возрастных групп трески, пикши, салаки и камбалы // Труды ВНИРО. Т.120. С. 13–19.

Шатуновский М.И., 1980. Экологические закономерности обмена веществ морских рыб. М.: Наука. 283 с.

Шатуновский М.И., 2001. Эколого-физиологические подходы к периодизации онтогенеза рыб. Эколо гические проблемы онтогенеза рыб. /Ред. Н.Д.Озернюк. М.: МГУ. С. 13–19.

Das B.C., 1965. Age- related trends in the blood chemistry and hematology of the indian carp. // Gerontologia.

V.15, N1.P. 47–64.

Love R.M., 1970. The chemical biology of fishes. N.Y., London: Acad. Press. 545 p.

АТМОСФЕРНЫЙ ПЕРЕНОС ВЕЩЕСТВА (ВКЛЮЧАЯ ЭКОТОКСИКАНТЫ) В БЕЛОЕ МОРЕ И НА ЕГО ВОДОСБОР В.П. Шевченко1, А.П. Лисицын1, Р.А. Алиев2, А.А. Виноградова3, Н.С. Замбер4, О.Л. Кузнецов5, А.Н. Новигатский1, Н.В. Политова1, А.С. Филиппов Учреждение Российской академии наук Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН, г. Москва, Россия НИИ ядерной физики им. Д.В. Скобельцына МГУ, г. Москва Учреждение Российской академии наук Институт физики атмосферы им А.М. Обухова РАН, г. Москва Костомукшский государственный заповедник, г. Костомукша Учреждение Российской академии наук Институт биологии Карельского научного центра РАН, г. Петрозаводск e-mail: vshevch@ocean.ru Введение Арктика оказывает огромное влияние на природную среду Земли. Северный Ледовитый оке ан и его обширные мелководные шельфовые моря являются важным звеном в понимании современ ной глобальной климатической системы и ее вариаций. Традиционно речной сток считают главным геохимическим путем поставки терригенных и антропогенных веществ от источников в морскую среду, однако существует много данных, показывающих, что атмосферный перенос является важ ным путем поставки вещества в моря и океаны. Исследования последних 20 лет показали, что эоло вый и ледовый механизмы переноса вещества играют важную роль также и в Арктике [Лисицын, 1994а;

Виноградова, 2004;

Шевченко, 2006].

Белое море изучено лучше, чем любое из морей Арктики. Однако роль атмосферного перено са вещества в поставке различных химических элементов, в том числе и токсичных, в его экосисте му изучены слабо. Материал, поступивший из атмосферы в бассейн Белого моря и на его водосбор, оседает на поверхность моря или накапливается в природных архивах – снеге, льдах, а также в ли шайниках, мхах, отложениях болот (в первую очередь, верховых). Исследования аэрозолей Белого моря были начаты нами в 1991 г. [Шевченко и др., 1999];

многодисциплинарные исследования эо лового переноса осадочного вещества в бассейне Белого моря и на его водосборе проводятся нами в рамках проекта «Система Белого моря» с 2000 г. [Лисицын, 2003].

Материалы и методы Изучение аэрозолей в Белом море проводились в 1991–2008 гг. в одном рейсе НИС «Яков Смирницкий», двух рейсах НИС «Академик Сергей Вавилов», в пяти рейсах НИС «Профессор Штокман», одном рейсе НИС «Академик Мстислав Келдыш», а также в сухопутных и прибрежных экспедициях – на мысе Картеш (Кандалакшский залив) в марте–апреле 2004 г., на о. Мудьюгский в 2003–2004 гг., в Архангельске в марте 2005 г. и августе 2006 г., в окрестностях Унского маяка (Онежский п-ов) в августе 2006 г. Исследования снега и льда выполнялись в рейсе НЭС «Сергей Кравков» в апреле 2003 г., на мысе Картеш в марте–апреле 2001, 2002 и 2004 гг., в устьевой зоне Северной Двины и в прилегающих районах Архангельской области в феврале–марте 2003–2008 гг., в устьевой зоне р. Мезень в феврале 2006 г., в районе г. Костомукша в марте-апреле 2007 и 2009 гг.

На метеостанции «Соловки» и на Архангельской аэрологической станции изучаются вертикальные потоки осадочного материала из атмосферы. С помощью расчета обратных траекторий переноса воздушных масс [Draxler, Rolph, 2003] авторы оценивают источники аэрозолей и пути их поступле ния в Белое море. На прилегающих к Белому морю участках суши производится отбор проб лишай ников, мхов и торфа для оценки степени загрязнения атмосферы. При изучении верховых торфяни ков (вертикальные разрезы) удается изучить изменения потока аэрозольных веществ и компонентов во времени – за последние десятки-сотни, а в некоторых случаях (бурение) и тысячи лет. Методы исследований описаны в ряде работ [Шевченко и др., 1999, 2006а,б, 2007, 2008а,б;

Куценогий и др., 2005;

Немировская, 2005, 2009;

Полькин и др., 2006, 2008;

Шевченко, 2006;

Немировская и др., 2008].

Результаты и их обсуждение Исследование аэрозолей приводного слоя атмосферы над Белым морем показало, что концен трация нерастворимых аэрозольных частиц над Белым морем составляет в среднем за год 0, мкг/м3 и близка к среднему значению для арктических морей России, а поток эолового материала на поверхность Белого моря составляет 54 тыс. т/год. Это значительно ниже поступления взвеси с реч ным стоком (суммарный сток Северной Двины, Мезени и Онеги – трех крупнейших рек, впадаю щих в Белое море – составляет 5 млн т/год [Gordeev, Rachold, 2004]), но если учесть, что около 95% взвеси осаждается в маргинальных фильтрах [Лисицын, 1994б, 2004], то вклад эолового переноса в поставку осадочного вещества в удаленные от устьев крупных рек районы моря оказывается суще ственным [Шевченко, 2006;

Виноградова и др., 2008]. Особенно это актуально для ряда загрязняю щих веществ (свинец, кадмий, ртуть, мышьяк, медь, никель, стойкие органические соединения). По лученные в августе 2003–2007 гг. данные о микрофизических характеристиках аэрозоля и его хими ческом составе [Полькин и др., 2006, 2008] убедительно свидетельствуют о том, что большая часть акватории Белого моря в основном является фоновым районом. Однако ряд участков акватории мо ря подвержен ощутимому аэрозольному выносу загрязняющих веществ (устьевая зона р. Северная Двина, кутовые части Двинского и Кандалакшского заливов).

Мощные источники антропогенного аэрозоля, расположенные на севере Кольского полуост рова, оказывают заметное воздействие на состав приземного воздуха, атмосферных осадков и вод Белого моря [Виноградова и др., 2008]. Сезонные вариации атмосферных концентраций тяжелых металлов и их потоков на поверхность моря регулируется, главным образом, режимом атмосфер ных осадков: в воздухе максимальное содержание тяжелых металлов наблюдается в холодную часть года, а самые значительные их выпадения на поверхность моря происходят летом и осенью в условиях максимального количества жидких осадков.

В Белом море и в его водосборе снежно-ледовый покров существует около полугода, и здесь идет накопление вещества, вымываемого снегом и поступившего в результате локального, регио нального и глобального переноса аэрозолей. Содержание взвеси в поверхностном слое снежного покрова губы Чупа близ мыса Картеш в середине марта 2001 г. варьировало от 0,5 до 1,6 мг/л, в среднем 0,72 мг/л, а в начале апреля 2002 г. – от 0,22 до 0,50 мг/л [Шевченко и др., 2006б]. По ре зультатам сканирующей электронной микроскопии видно, что в составе нерастворимых частиц, со держащихся в снежном покрове губы Чупа, преобладают минеральные частицы размером 1–5 мкм.

Часто встречаются диатомеи. Отмечены отдельные сферы сгорания. Детальные исследования со става снега были проведены в период с 26 марта по 8 апреля 2004 г. Пробы снега отбирались как на льду губы Чупа, так и на льду озера Кривое и на открытой, свободной от деревьев площадке на хол ме. Концентрации нерастворимых частиц в снеге варьировала от 0,33 до 2,63 мг/л, в среднем со ставляя 0,84 мг/л (n = 16 проб). Такие концентрации нерастворимых частиц характерны для фоно вых районов. Концентрация большинства изученных микроэлементов, например, никеля в свеже выпавшем снеге на льду губы Чупа была того же порядка, что и в фоновых районах Арктики, но значительно ниже, чем на Кольском полуострове, а свинца и кадмия на один – два порядка выше [Шевченко, 2006]. Содержание взвеси в снежном покрове дельты р. Северная Двина в марте 2005 г.

и феврале 2006 г. в большинстве случаев варьировало от 2 до 20 мг/л и резко возрастало близ теп лоэлектростанций. Взвешенное вещество снега состоит по большей части из сажевых агрегатов и пепловых частиц [Шевченко, 2006;

Шевченко, Коробов, 2006].

На льду губы Чупа содержание органических соединений в снежно-ледяном покрове изменя лось: Сорг – от 283 до 8390 мкг/л, липидов – от 90 до 621 мкг/л, углеводородов (УВ) – от 80 до мкг/л, полициклических ароматических углеводородов (ПАУ) – от 86 до 347 нг/л [Немировская и др., 2008;

Немировская, 2009]. Для сравнения, в северной части Баренцева моря содержание алифа тических УВ в снеге составило в среднем 18 мкг/л, а в районе поднятия Менделеева – 5 мкг/л [Не мировская, 2005;

Немировская и др., 2008]. Концентрации органических соединений увеличивались к границе лед-вода, и в нижних слоях керна льда они были в 2,3–15 раз были выше, чем в подлед ной воде. Такое распределение органических соединений является типичным как для припайных, так и паковых льдов в Арктике и Антарктике. Барьерная зона вода-лед даже при низких температу рах остается активной биологической средой, в которой происходит развитие ледовой флоры. Вы сокая слоистость и пористость льдов создают условия для аккумулирования здесь не только планк тонных организмов, но и органических соединений во взвешенной форме. Исследование снежно ледяного покрова в устьевой зоне р. Северной Двины было проведено от г. Новодвинска до о.

Мудьюгский в Двинском заливе [Немировская и др., 2008;

Немировская, 2009]. Содержание орга нических соединений оказалось еще более высоким, чем в губе Чупа, с максимумом для липидов – 1743 мкг/л и для УВ – 119 мкг/л. При этом в снеге их содержание было значительно выше, чем во льдах и подледных водах. Последнее может свидетельствовать об их атмосферном поступлении в составе аэрозолей.

Содержание тяжелых металлов в эпигейных лишайниках, собранных в фоновых областях Ка релии и Архангельской области (о. Вайгач, о. Кумбыш и т.д.), относительно невысокое. Однако, на Кольском п-ве в Ловозерских тундрах лишайники значительно обогащены Cu, Ni, редкоземельны ми и некоторыми другими элементами в результате аэрозольной поставки загрязнителей от медно никелевых металлургических комбинатов и горнодобывающей промышленности Кольского полу острова [Shevchenko et al., 2008].

Авторами изучен состав проб торфа, отобранных на полуострове Киндо (Кандалакшский за лив) экспедицией географического факультета МГУ (начальник экспедиции Ф.А. Романенко) в на чале июня 2004 г. [Шевченко и др., 2007]. Наиболее детально изучен состав отложений скважин (6632,552’ с.ш., 3308,257’ в.д., 27,5 м над уровнем моря) и 11 (6632,717’ с.ш., 3306,333’ в.д., 72 м над уровнем моря), отобранных в болотах озерного генезиса. Активность 137Cs в поверхностном 5 см слое (моховая подушка, состоящая в основном из сфагновых мхов) скважины 11 составляет Бк/кг. Это значение находится на фоновом уровне и значительно ниже активности этого техноген ного радионуклида во мхах и почвах Европейской части России [Киселев и др., 2005]. Активность Cs быстро падает до величин менее 1 Бк/кг в слое торфа 0,30–0,35 м. Содержание Cu в верхней 25-см части торфяной залежи на месте скважин 4 и 11 варьирует от 9,1 до 80,2 мг/кг, Ni – от 5,4 до 32,2 мг/кг, т.е. в 4–5 раза, а в отдельных слоях и на порядок выше, чем в торфяниках Томской об ласти [Гавшин и др., 2003], Южной Карелии [Кузнецов и др., 1983;

Максимов и др., 1991;

Макси мов, 2005] и фоновых районов Финляндии [Rausch et al., 2005]. В то же время, в окрестностях мед но-никелевого комбината Харявалта (Harjavalta) в Финляндии содержание Сu в торфе верхового бо лота в несколько раз выше (до 600 мг/кг [Rausch et al., 2005]), чем в торфе болота на полуострове Киндо. Для Cd и Pb, опасных для окружающей среды, характерен дальний перенос с мельчайшими аэрозольными частицами. Содержание их в наших пробах в несколько раз ниже, чем в Томской об ласти, поэтому в отношении этих элементов можно считать Карелию чистым фоновым районом.

Содержание Cr в карельском торфянике примерно в 2 раза ниже, чем в Западной Сибири, Fe – при мерно в 5 раз ниже, чем в торфяниках Томской области.

Нами изучен состав верхних слоев торфа Иласского верхового болота в 20 км к юго-востоку от Архангельска [Шевченко и др., 2008а]. Моховая дернина, состоящая из живого сфагнового мха, имеет толщину 6 см и возраст её составляет примерно 5 лет. Средняя скорость накопления торфа, залегающего глубже по разрезу, определенная по изотопу 210Pb, в последние 100 лет в среднем со ставляла 0,17 см/год, и возраст торфа на глубине 24 см немного превышает 100 лет. Активность Cs и содержание большинства изученных химических элементов незначительно превышают фо новые для Арктики и Субарктики значения. Молодой торф в районе исследований значительно обо гащен Zn, Sb, Se. Аналогичное обогащение слоев изученных болотных и озерных отложений, дати руемых XIX–XX веками, отмечено в большинстве пунктов Северной Европы и Сибири [Максимов и др., 1991;

Shotyk, 1997;

Гавшин и др., 2003;

Shotyk et al., 2003;

Максимов, 2005;

Rausch et al., 2005], что является результатом дальнего атмосферного переноса этих элементов-токсикантов от антропогенных и природных источников. В верхних 15 см торфа наблюдается снижение содержа ния этих элементов, что связано со снижением антропогенной эмиссии многих загрязняющих ве ществ в последние 30–40 лет. Существенного загрязнения торфа Иласского тяжелыми металлами за счет Архангельской агломерации не выявлено.

Выводы Атмосферный перенос вещества является существенным путем поступления многих химиче ских элементов и соединений (в первую очередь, свинца, никеля, меди, кадмия, мышьяка, некото рых ПАУ) в Белое море и на его водосбор.

Для вертикального распределения тяжелых металлов в верховых торфяниках (природных ар хивах) Карелии и Архангельской области характерно обогащение ими верхнего 20–30-см слоя, об разовавшегося в течение последних 100–200 лет.

Благодарности. Авторы признательны В.Б. Коробову, Л.Ю. Васильеву, В.Я. Бергеру, С.В. Тархову, Л.Э. Скибинскому, М.В. Панченко, М.А. Бизину, В.А. Боброву, В.С. Козлову, К.Г. Конову, К.П. Куценогому, И.А. Немировской, В.В. Полькину, Ф.А. Романенко, Н.В. Горюновой и всем, кто помогал в проведении исследо ваний. Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проекты №№ 07-05-00691, 08-05-00094;

08-05 00860), гранта поддержки ведущих научных школ НШ-361.2008.5, Программ фундаментальных исследова ний Президиума РАН № 16, часть 2 и № 17 (проект 17.1), проекта «Наночастицы во внешних и внутренних сферах Земли», Лаборатории им. Отто Шмидта.

Литература Виноградова А. А., 2004 Антропогенный аэрозоль над морями Северного Ледовитого океана. Дисс.

докт. геогр. наук. М.: ИО РАН. 217 с.

Виноградова А. А., Максименков Л. О., Погарский Ф. А., 2008. Атмосферный перенос антропогенных тяжелых металлов с территории Кольского полуострова на поверхность Белого и Баренцева морей // Известия РАН. Физика атмосферы и океана. Т. 44, № 6. С. 812–821.

Гавшин В. М., Сухоруков Ф. В., Будашкина В. В., Мельгунов М. С., Бобров В. А., 2003. Свидетельства фракционирования химических элементов в атмосфере Западной Сибири по данным исследования верхового торфяника // Геохимия, № 12. С. 1337–1344.

Киселев Г. П., Кряучюнас В. В., Киселева И. М., Зыков С. Б., Баженов А. В., 2005. Природная радиоак тивность территории Европейского Севера и ее антропогенные изменения // Геоэкология, № 3. С. 205–218.

Кузнецов О. Л., Тойкка М. А., Максимов А. И., 1983. Содержание микроэлементов в торфяных залежах верховых болот Южной Карелии // Структура растительности и ресурсы болот Карелии. Петрозаводск: Ка рельский филиал АН СССР. С. 160–171.

Куценогий К. П., Шевченко В. П., Лисицын А. П., Попова С. А., Чанкина О. В., Макаров В. И., Смоля ков Б. С., Шинкоренко М. П., Бизин М. А., 2005. Химический состав атмосферных аэрозолей в районе Белого моря // Геология морей и океанов. Тезисы XVI Международной научной школы по морской геологии. Моск ва, 14–18 ноября 2005 г. М.: ГЕОС. Т. 1. С. 75–76.

Лисицын А. П., 1994а. Ледовая седиментация в Мировом океане. М.: Наука. 448 с.

Лисицын А. П., 1994б. Маргинальный фильтр океанов // Океанология. Т. 34, № 5. С. 735–747.

Лисицын А. П., 2003. Новые возможности четырехмерной океанологии и мониторинга второго поколе ния – опыт двухлетних исследований на Белом море // Актуальные проблемы океанологии / Гл. ред. Н.П. Ла веров. М.: Наука. С. 501–554.

Лисицын А. П., 2004. Потоки осадочного вещества, природные фильтры и осадочные системы «живого океана» // Геология и геофизика. Т. 45, № 1. С. 15–48.

Максимов А. И., 2005. Содержание макро- и микроэлементов в торфяных залежах болотных экосистем вблизи месторождения Падма // Экологические проблемы освоения месторождения Средняя Падма. Петроза водск: Карельский научный центр РАН. С. 72–81.

Максимов А. И., Егорова Г. Ф., Степаненкова В. А., Ширяева Т. А., 1991. Геохимическая характеристи ка торфяных залежей // Методы исследований болотных экосистем таежной зоны / Отв. ред. О.Л. Кузнецов.

Л.: Наука. С. 97–110.

Немировская И. А., 2005. Углеводороды Белого моря (пути поступления, формы миграции, гензис) // Геохимия, № 5. С. 542–554.

Немировская И. А., 2009. Содержание и состав органических соединений в снежно-ледяном покрове Белого моря // Геохимия, № 4. С. 415–427.

Немировская И. А., Шевченко В. П., Новигатский А. Н., Филиппов А. С., 2008. Содержание и состав взвеси и органических соединений в снежно-ледяном покрове Белого моря // Арктика и Антарктика. М.: Нау ка, вып. 6 (40). С. 108–122.

Полькин В. В., Голобокова Л. П., Погодаева Т. В. и др., 2006. Состав аэрозолей приводного слоя атмо сферы над Белым морем во второй половине августа 2003 и 2004 гг. // Фундаментальные исследования океа нов и морей. Кн. 2. М.: Наука. С. 413–439.

Полькин В. В., Панченко М. В., Грищенко И. В., Коробов В. Б., Лисицын А. П., Шевченко В. П., 2008.

Исследования дисперсного состава приводного аэрозоля Белого моря в конце летнего сезона 2007 г. // Оптика атмосферы и океана. Т. 21, № 10. С. 836–840.

Шевченко В. П., 2006. Влияние аэрозолей на среду и морское осадконакопление в Арктике. М.: Наука.

226 с.

Шевченко В. П., Алиев Р. А., Денисенков В. П., Нацваладзе Н. Ю., Золотых Е. О., Исаева А. Б., 2008а.

Многоэлементный состав и радиоактивность отложений Иласского болота (Архангельская область) // Вест ник Архангельского государственного технического университета. Серия «Прикладная геоэкология». Вып.

75. С. 67–84.

Шевченко В. П., Алиев Р. А., Кузнецов О. Л., Максимов А. И., 2008б. Летопись потока тяжелых метал лов и радионуклидов из атмосферы в болотных отложениях Карелии // Организмы, популяции, экосистемы:

проблемы и пути сохранения биоразнообразия. Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Водные и наземные экосистемы: проблемы и перспективы исследований» (Вологда, Россия, 24– ноября 2008 г.). Вологда. С. 168–171.

Шевченко В. П., Бобров В. А., Романенко Ф. А., Алиев Р. А., Гордеев В. В., Демина Л. Л., Колмогоров Ю. П., Новичкова Е. А., Олюнина О. С., Успенская О. Н., 2007. Геохимия озерно-болотных отложений полу острова Киндо, побережье Северной Карелии // Геология морей и океанов. Материалы XVII Международной научной конференции (Школы) по морской геологии. Т. III. М.: ГЕОС. С. 295–297.


Шевченко В. П., Коробов А. Б., 2006. Экологическая ситуация в дельте реки Северная Двина в марте 2005 года // Вестник Архангельского государственного технического университета. Серия «Прикладная гео экология». Вып. 66. Архангельск: Изд-во АГТУ. С. 176–187.

Шевченко В. П., Лисицын А. П., Бобров В. А., Новигатский А. Н., Филиппов А. С., Романенко Ф. А., Гордеев В. В., Демина Л. Л., Алиев Р. А., Горюнова Н. В., Саввичев А. С., Высочанская А. А., Зезина Е. А., Новичкова Е. А., Олюнина О. С., 2006а. Аэрозоли в природных планшетах Арктики // Современные экологи ческие проблемы Севера (к 100-летию со дня рождения О.И. Семенова-Тян-Шанского). Материалы междуна родной конференции. Ч. 1. Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН. С. 19–21.

Шевченко В. П., Лисицын А. П., Купцов В. М., Ван-Малдерен Г., Мартэн Ж.-М., Ван-Грикен Р., Хуан В. В., 1999. Состав аэрозолей в приводном слое атмосферы над морями западного сектора Российской Аркти ки // Океанология. Т. 39, № 1. С. 142–151.

Шевченко В. П., Ратькова Т. Н., Бояринов П. М., Митрохов А. В., Садовникова И. В., Сергеева О. М., 2006б. Исследование взвеси, микроводорослей и потоков осадочного вещества в губе Чупа, Белое море в кон це зимнего периода // Водные ресурсы Европейского Севера: итоги и перспективы исследований. Материалы юбилейной конференции, посвященной 15-летию Института водных проблем КарНЦ РАН. Петрозаводск: Ка рельский научный центр РАН, С. 520–537.

Draxler R. R., Rolph G. D., 2003. HYSPLIT (Hybrid Single-Particle Lagrangian Integrated Trajectory). Silver Spring (MD): NOAA Air Resources Lab. Mod access via NOAA ARL READY Website ( http://www.arl.noaa.gov/ready/hysplit4.html ).

Gordeev V. V., Rachold V., 2003. River input // Organic Carbon Cycle in the Arctic Ocean: Present and Past / Eds. R. Stein, R. W. Macdonald. Berlin: Springer. P. 33–41.

Rausch N., Nieminen T., Ukonmaanaho L., Le Roux G., Krachler M., Cheburkin A. K., Bonani G., Shotyk W., 2005. Comparison of atmospheric deposition of copper, nickel, cobalt, zinc, and cadmium recorded by Finnish peat cores with monitoring data and emission records // Environ. Sci. Technol. V. 39. P. 5989–5998.

Shevchenko V. P., Pokrovsky O. S., Vasyukova E. V., Savvichev A. S., Zamber N. S., 2008. Multi-element composition of terricolous lichens in the Northwest European Russia // Eos Trans. AGU, 89(53), Fall Meet. Suppl.

Abstract C11A-0492.

Shotyk W., 1997. Atmospheric deposition and mass balance of major and trace elements in two oceanic peat bog profiles, northern Scotland and the Shetland Islands // Chemical Geology. V. 138. P. 55–72.

Shotyk W., Goodsite M. E., Roos-Barraclough F., Frei R., Heinemeier J., Asmund G., Lohse C., Hansen T. S., 2003. Anthropogenic contributions to atmospheric Hg, Pb, and As accumulation recorded by peat cores from southern Greenland and Denmark dated using the 14C «bomb pulse curve» // Geochimica et Cosmochimica Acta. V. 67. P.

3991–4011.

ATMOSPHERIC INPUT OF MATTER (INCLUDING ECOTOCICANTS) TO THE WHITE SEA AND ITS CATCHMENT AREA V.P. Shevchenko1, A.P. Lisitzin1, R.A. Aliev2, A.A. Vinogradova3, N.S. Zamber4, O.L. Kuznetsov5, A.N.

Novigatsky1, N.V. Politova1, A.S. Filippov Shirshov Institute of Oceanology of Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia Skobeltsyn Institute of Nuclear Physics, Lomonosov Moscow State University, Moscow Oboukhov Institute of Atmospheric Physics of Russian Academy of Sciences, Moscow Kostomukshsky State Nature Reserve, Kostomuksha, Russia Institute of Biology of Karelian Research Center of Russian Academy of Sciences, Petrozavodsk, Russia e-mail: vshevch@ocean.ru Since 1991 we study aerosols in the White Sea boundary layer and the chemical composition of snow, lichens, mosses, peat in the catchment area. The existing data on atmospheric input of matter (including ecotoxicants) to the White Sea and its catchment area are summarized. Atmospheric transport is important way of many chemical elements and compounds (first of all, Pb, Ni, Cd, As, some PAHs) to the White Sea system. The upper part of peat deposits is strongly enriched by Pb, Sb and some other trace metals relatively to deeper «back-ground layers» as a result of long-range transport of pollutants and associated contamination of natural surfaces.

ПРОБЛЕМЫ РЫБОЛОВСТВА В БЕЛОМ МОРЕ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ А.С. Шерстков, С.Б. Фролов, В.С. Шерстков Северный филиал Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океано графии им Н. М. Книповича, г. Архангельск, Россия e-mail: frolov@sevpinro.ru Введение Промысел большинства рыбных объектов в Белом море носит сезонный, путинный характер.

В последнее время вылов большинства промысловых видов крайне невелик, и может быть значи тельно увеличен. Слабое место в организации промысла – это административные барьеры: запазды вание в принятии организационных решений, затягивание принятия решений, в том числе выдачи разрешений на лов, проблемы в закреплении за пользователями промысловых участков, и прочее.

Одним из позитивных решений, принятых в последнее время Правительством РФ, была отмена кво тирования большинства объектов промысла, но это лишь первый шаг к тому, чтобы привлечь к практическому использованию те ресурсы, которые попадают в сферу интересов промысловиков и потребителей, и добыча которых может быть увеличена. Кроме того, уже есть сигналы, позволяю щие судить о том, что отмена квотирования становится очередной «декоративной» нормой, ни в ко ей мере, не упрощающей положение пользователей водных биоресурсов, в первую очередь промы словиков.

Общей проблемой для всего бассейна также является отсутствие системы закупок вылавли ваемого сырья на побережье. Отсутствует база для хранения и переработки рыбы, зверя, водорос лей. В 80-е годы эти функции выполняла система Гослова. В настоящее время множество мелких пользователей, бригад, артелей заняты непосредственно на промысле и не имеют возможностей за ниматься хранением и доставкой продукции потребителю, а многочисленные посредники пользу ются безвыходным положением промысловиков. Продукция скупается по заниженным ценам, и промысел постепенно вымирает.

Учитывая сложившуюся ситуацию и тенденции ее развития, мы считаем необходимым преда ние ее широкой огласке, и обзорно рассматриваем в представленных материалах существующие про блемы прежде всего на примере беломорской сельди – основного объекта промысла в Белом море.

Результаты и обсуждение Сельдь – основной промысловый объект Белого моря, от добычи которой зависит успех дея тельности ряда рыбодобывающих предприятий Мурманской, Архангельской областей и Республи ки Карелия. С 1994 по 2006 гг. наблюдалось неуклонное снижение уловов этой рыбы, что являлось следствием, как биологических причин, так и социально-экономических процессов. Слабое освое ние водных биоресурсов Белого моря стало отличительной чертой нашего времени. Система рас пределения квот не работала, общий вылов неуклонно падает.

В 1988–1998 гг. наибольшая доля вылова приходилась на Карелию – 58,8%, на Архангель скую область приходилось 30,6%, Мурманскую область – 10,6%. В конце 80- начале 90-х годов вы лов достигал величины 2200 т. Затем в большей степени из-за организационных неурядиц и сниже ния промыслового усилия, вылов сократился до предельно низкого уровня – 288 т (табл.1). При этом наибольшее падение добычи отмечается в Карелии, с 549 т в 1998 году вылов снизился до 55 т в 2005 году, наименьший за весь период наблюдений. В Мурманской области вылов в течение по следних лет не превышает 100 т.

Таблица Вылов беломорской сельди по субъектам РФ, т год Архангельская обл. Мурманская обл. Республика Карелия Всего 1998 82 28 549 1999 143 60 238 2000 117 52 242 2001 560 34 284 2002 457 65 162 2003 556 78 170 2004 542 86 117 2005 447 56 55 2006 389 35 97 2007 211 4 73 2008 359 56 62 Произошедшие заметные изменения в миграционном поведении сельди привели к катастро фическому падению величин её добычи в Сорокской губе Онежского залива, в 60–80–е годы основ ного района концентрированного лова, что повлекло за собой общее снижение вылова.

В Мурманской области основная часть рыбы добывается летом, когда спрос из-за низких по требительских свойств продукции ограничен. Траловый лов здесь не ведётся, хотя для этого есть все возможности. Несмотря на то, что действующие правила рыболовства допускают применение разно глубинных тралов для лова беломорской сельди, на практике лов оказывается запрещён в силу отказа выдачи разрешений на лов соответствующими структурами Росрыболовства по неясным причинам.

Лов производится только ставными и закидными неводами, что существенно ограничивает возмож ности добычи. Величина вылова настолько мала, что можно говорить о существовании в Кандалакш ском заливе и у Терского берега Бассейна необлавливаемой экологической группировки.

Наибольшая часть в совокупном вылове принадлежит сейчас предприятиям Архангельской области, увеличившись с 63,9% в 2001 году до 80,1% в 2005 году.

Недостаток существующей системы – слабая управляемость трансграничным запасом сельди.

Органы власти трех прибеломорских субъектов федерации не проявляют интереса к решению дан ного вопроса и практически не контактируют друг с другом, либо не могут найти общего языка. В результате фактически акватория Белого моря, прилегающая к территории Мурманской области не доступна для промысла рыбодобывающими предприятиями Карелии и Архангельской области. До настоящего времени существовал консервативный подход к распределению квот на вылов, не учи тывались изменения в уровне добычи. Так, традиционно с 80-х годов предприятия Карелии получа ли 60% общей квоты, этот объём хронически не осваивался, но, несмотря на это, положение сохра нялось неизменным.

Пересмотра этих долей по результатам года не происходило, в то же время промысловиками Архангельской области промысел прекращался из-за отсутствия квот. Оператив ное перераспределение прав на вылов сельди от одного собственника другому также отсутствовало, а отсюда – неосвоение допустимых объемов вылова. Теоретически обозначенные проблемы частич но снимаются состоявшимся исключением беломорской сельди из списка видов, на которые уста навливается ОДУ – но при этом, по тем же самым причинам слабого взаимодействия между субъек тами, возникают новые проблемы – контроль вылова пользователями разных субъектов, предотвра щение перелова и адекватное распределение промысловой нагрузки на рассматриваемый трансгра ничный запас.

Ранее, до 1991 года, действия соответствующих административных субъектов и предприятий, ведущих промысловую деятельность на Бассейне, координировались Беломорским рыбопромысло вым советом – коллегиальным органом, объединявшим представителей всех заинтересованных и ответственных организаций, и своевременно вырабатывавшим обоснованные решения. Необходи мость восстановления работы такого совета сейчас весьма актуальна.

Решение вопроса недоосвоения запасов сельди видится в расширении географии и сроков су дового промысла. Наиболее эффективным судовой траловый лов сельди в Белом море является в осеннее время, в период образования предзимовальных и зимовальных скоплений. Доказана эффек тивность тралового лова в Восточной Соловецкой Салме. В этом районе, начиная с 2001 года, до вольно успешно ведут промысел среднетоннажные суда типа СРТМк и проекта 50010 («Ягры»).

Среднесуточный вылов при этом составлял порядка 8–9 т. Объём добычи до настоящего времени фактически зависел от наличия квот у собственника. Биомасса скоплений сельди в районе Восточ ной Соловецкой Салмы в 2007 году оценена в 5,1 тыс.т. Есть возможность организации судового лова в губах Кандалакшского залива и у Терского берега Бассейна. Предзимовальные скопления об разуются в этих районах ежегодно и носят устойчивый характер.

Величина судового вылова абсолютно достоверна и легко контролируема. При этом для обес печения рентабельности одно среднетоннажное судно (типа СРТМк) должно иметь возможность выловить не менее 200 т сельди, суда типа РС, МРТК, СТБК – не менее 30 тонн. Как показала прак тика, увеличение интенсивности судового лова никак не повлияло на береговой промысел – т. е., естественные опасения о возможном подрыве запасов при начале эксперимента не подтвердились.

Устойчивое повышение теплозапаса Белого моря повлекло за собой резкий сдвиг в сроках формирования зимовальных скоплений, районов зимовки. Изменились пути миграций, частично – распределение по нерестилищам.( Похилюк, Фролов, 2001;

Фролов и др. 2001). Велика вероятность того, что эта тенденция сохранится и в будущем. Рыба более длительное время будет придержи ваться мест нагула. Эти особенности современного распределения сельди сильно сужают возмож ности развития прибрежного зимнего промысла пассивными орудиями лова, сроки которого сузи лись до трёх месяцев (февраль – апрель), и очевидно расширяют возможности для ведения успеш ного тралового промысла, который может осуществляться вплоть до ноября-декабря. В сложив шихся условиях без развития судового промысла полное использование запасов беломорской сель ди будет невозможно.

Органам государственной власти при этом следует обратить внимание на учет интересов всех пользователей, и обеспечить возможность лова не только на высокоэффективном судовом промыс ле, но и на промысле прибрежном, который в значительной мере несет социальную нагрузку (заня тость местного населения традиционными видами деятельности, переработка местного сырья, до полнительные рабочие места). Трудности с ведением традиционного промысла, зачастую создан ные искусственно, приводят к его постепенному исчезновению.

Навага. На промысле наваги наиболее сильно сказалось существенное потепление климата в наших широтах. Позднее льдообразование откладывает начало подлёдного лова, если в 80-е годы прошлого века лов начинался в конце ноября, за месяц до нереста наваги, то теперь лов начинается после её нереста. Мало того, что сроки лова сократились – посленерестовая навага представляет го раздо меньшую товарную ценность по сравнению с преднерестовой.

Помимо сельди и наваги стоит обратить внимание на развитие промысла таких видов как камбаловые, корюшка, треска, зубатка, пинагор. В середине 20 –го столетия вылов этих видов был значителен, но затем по разным причинам сократился или полностью исчез. Имеющееся данные го ворят о том, что промысловый потенциал этих видов явно недоиспользуется.

Азиатская корюшка нерестится в апреле – мае в приустьевых участках рек и ручьев, впа дающих в Белое море, где и образует промысловые концентрации. После этого рыба рассеивается по акватории моря, и вылавливается только в качестве прилова при промысле других видов. Весен ний лов корюшки в водоёмах Архангельской области в настоящее время необоснованно подпадает под запрет, устанавливаемый действующими правилами рыболовства. В то же самое время только этот лов может обеспечить освоение запасов и может быть экономически оправдан. В реках Рес публики Карелия специализированный весенний промысел легитимен.

В прошлом веке наибольшие уловы корюшки фиксировались в реках Онежского залива на территории Республики Карелия. В среднем вылов здесь по данным управления Карелрыбвод с 1950 по 2000 годы составлял 80 т. максимальный (в 1960 г.) – 244 т. (по данным Карелрыбвода). По данным «Атласа научных основ рыбопромысловой карты Онежского залива Белого моря» с 1948 по 1953 гг. среднегодовой вылов корюшки в пределах Республики Карелия составил 177 т, из них в ре ке Нюхча – 75 т. (Атлас…,1.). В пределах Архангельской области учтенный среднемноголетний вылов корюшки с 1957 по 2000 годы составлял 39 т, максимальный вылов (также в 1960 г.) – 113 т.

(по данным управления Севрыбвод).

Основной проблемой специализированного промысла корюшки в Архангельской области, та ким образом, является несовершенство нормативно-правовой базы, вообще исключающей возмож ность лова. В республике Карелия, несмотря на то, что существующие Правила рыболовства допус кают ведение промысла, по непонятным в настоящее время причинам, пользователи не могут до биться выдачи разрешений на лов в эстуариях рек бассейна Белого моря. При этом прогноз ОДУ азиатской корюшки выполняется СевПИНРО ежегодно, с рекомендациями по объемам вылова в пределах Республики Карелия. Здесь отметим также одну особенность существующего законода тельства. Корюшка во внутренних водоемах бассейна Белого моря является видом, на который дол жен определяться ОДУ. Таким образом, оказывается, что ОДУ на этот вид устанавливается только на короткий период размножения. Та же самая рыба, обитающая большую часть года в море, фор мально не является видом, в отношении которого ОДУ устанавливается. Это ведет к очередной пу танице и неясностям для исполнительных органов власти в области рыболовства при принятии ре шений. Как результат – страдают пользователи, лишенные законной возможности вести лов.

Проблема отсутствия учета вылова существует в отношении корюшки так же, как и для про чих видов водных биоресурсов.

В 2009 г. СевПИНРО были внесены предложения по изменению действующих Правил Рыбо ловства, имеющие целью легализацию добычи азиатской корюшки в приустьевых участках рек бас сейна Белого моря в пределах Архангельской области во время запрета на лов прочих весенненере стующих рыб. Принятие таких поправок позволит инициировать изменение ситуации.

Промысел камбаловых сосредоточен преимущественно в Онежском заливе и на полуострове Ка нин. Облавливаются ставными ловушками разных типов и крючковыми снастями. Камбаловые являются постоянным приловом при промысле наваги и сельди, используются преимущественно для местного по требления. Специализированный лов, который в настоящее время практически не производится, ранее осуществлялся на весенних (посленерестовых) и осенних (предзимовальных) концентрациях.

Таблица Объемы возможного вылова и данные официальной статистики по вылову азиатской корюшки в Белом море в 2006–2008 гг.

годы Выделяемые объемы Вылов по данным официальной возможного вылова, т. статистики, т.

2006 110 29, 2007 110 2, 2008 100 0, Пинагор отмечается в уловах в прибрежье практически на всей акватории Белого моря за ис ключением распреснённых зон Двинского и Онежского заливов. Традиционно это: Мезенский за лив;

Летний берег;

Карельский берег, главным образом районы Гридино и Кеми;

Терский берег от Поноя до Порьей губы;

Соловецкие острова.

Промысел его был основан на облове нерестовых скоплений и продолжается с мая по июль, с пиком, приходящимся на начало июня. Наиболее эффективными орудиями лова являются ставные сёмужьи невода и ставные сети с ячеёй 40–60 мм. С 1941 по 1960 год среднемноголетний вылов пи нагора по Белому морю составлял 110,6 тонны, максимальный в 1950 году – 240 тонн.

В настоящее время специализированного промысла пинагора не ведётся. Возможно возрож дение этого вида лова в Мезенском заливе в районе р. Койда. В Республике Карелия наиболее пер спективным для возобновления промысла пинагора следует считать район Гридино, где по истори ческим данным уловы были наиболее высоки. Местными жителями отмечаются ежегодные подхо ды пинагора. К тому же, расположенный в Гридино рыболовецкий колхоз имеет необходимые про изводственные мощности. Сходные условия складываются на Летнем берегу Двинского залива, в районе Лопшеньги и Яреньги.

Слабо используются промыслом беломорская треска и зубатка. Основные места их обитания практически совпадают – это западная часть Бассейна, Соловецкий архипелаг, Кандалакшский за лив, Летний берег в Двинском заливе. Успешнее всего эти виды вылавливаются одностенными «тресковыми» сетями, крючковыми снастями.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.