авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ЧИТАГЕОЛСЪЁМКА» ...»

-- [ Страница 11 ] --

ПЕРСПЕКТИВЫ СЕВЕРА ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ НА ЗОЛОТО И.А. Томбасов, С.П. Карелин ФГУГП "Читагеолсъемка", Чита, pgi_geolog@mail.ru Во второй половине XX века благодаря новым золотороссыпным и золоторудным открытиям резко изменилось суждение о золотоносности севера Забайкальского края, ранее считавшегося беспер­ спективным на золото. В его пределах выделены весьма перспективные золоторудные площади в ранге районов (Муйский, Кодаро-Удоканский, Олондо-Ималыкский), зон и узлов (Бахтарнак-Орловская, Ниж­ неталлаинская, Икабья-Читкандинский, Сюльбанский, Бестяхский) и структур более мелкого ранга (участки, зоны, проявления). Все эти подразделения обладают благоприятными золоторудными критери­ ями и признаками, в том числе промышленными содержаниями золота. Оцененные прогнозные ресурсы золота по региону составляют около 1500 т, в его контурах возможны открытия крупных месторождений золота Рассматриваемая территория располагается в контурах листа 0-50 севернее рек Калар и Таксимо. Вблизи границы Забайкальского края на территории республики Бу­ рятия, республики Саха (Якутия), Иркутской и Амурской областей известны многочис­ ленные месторождения и проявления рудного и россыпного золота Геологические кри­ терии, характерные для золоторудных месторождений сопредельных районов, характе­ ризуют и локальные участки Севера Забайкальского края, однако промышленных ме­ сторождений золота пока не выявлено. Отчасти это связано с тем, что проведенные здесь в середине XX века среднемасштабные и крупномасштабные поисково-съемоч­ ные работы были направлены на поиски меди, урана, угля и редких металлов. При крупномасштабных поисково-съемочных работ в полосе трассы БАМ, которые прово­ дились в семидесятых-восьмидесятых годах прошлого столетия, были выявлены прояв­ ления и пункты минерализации золота и установлена повышенная золотоносность ряда геологических формаций и структур. Металлогенический анализ полученных результа­ тов, проведенный нами при составлении карты золотоносности Забайкальского края масштаба 1:500000 с учетом исследований Л.М. Ганжи, М.Н. Дэви, Ю.Я. Кошелева, В.Н. Кислицына, В.Н. Павлыка, А.М. Оверчука, П.П. Петровского, Ю.И. Симонова, И.А. Томбасова, В.И. Травкина, В.С. Чечеткина и многих других, позволяет более оп­ тимистично оценить перспективы золотоносности северной части края и выделить зо­ лоторудные узлы и зоны, а также участки ранга рудных полей в пределах Муйского, Кодаро-Удоканского и Олондо-Ималыкского рудных районов, входящих в Байкало Муйскую и Чаро-Олекминскую металлогенические области (рис.).



Рис. Схема размещения золоторудных площадей Севера Забайкальского края Муйский золоторудный район располагается в бассейне р. Витим. Главным гео­ логическим элементом района является муйская офиолитовая ассоциация, характеризу­ ющаяся многоэтапностью развития и неоднократным проявлением мафического магма­ тизма. Структурно-петрологические характеристики магматических комплексов позво­ лили Л.И. Салопу [4] поставить Муйский район в один структурно-формационный ряд с докембрийскими зеленокаменными поясами Дхарвар Индии, Свазиленд ЮАР, Йелло­ унайф и Киватин Канады, Пилбара и Калгурли Австралии. Все они характеризуются крупными месторождениями золота, с огромным вертикальным размахом оруденения [5, 3]. Именно этот региональный фактор является весьма важным в дальнейшей оценке перспектив и прогнозных ресурсов Муйского района, обладающего характерными благоприятными критериями золотоносности. Забайкальская площадь Муйского райо­ на располагается в пределах восточной ветви Муйского офиолитового пояса. В ее пре­ делах выделяются нами Бахтарнак-Орловская и Нижнеталлаинская золоторудные зоны и ряд более мелких потенциально золоторудных площадей.

Муйский золоторудный район Бахтарнак-Орловская золоторудная зона ограничивает Муйский район с восто­ ка и представлена различными сланцами зеленосланцевой степени метаморфизма, от­ носимыми большинством исследователей к метаэффузивам офиолитового комплекса. В её пределах сосредоточено большое количество перспективных проявлений золота. В Забайкальском крае к ним относятся Бахтарнакское проявление и участок Археоциато­ вый.

Бахтарнакское проявление золота располагается на южном окончании Бахтар­ нак-Орловской зоны. Рудовмещающие зеленые сланцы прорваны здесь диоритами ин­ гамакитского комплекса. Структурную основу участка проявления представляет текто­ ническая зона субмеридионального направления, в пределах которой проявлены гидро­ термально-метасоматические преобразования сланцев, представленные пропилитизаци­ ей, окварцеванием, сульфидизацией, карбонатизацией, с которыми связано золотое ору­ денение. Протяженность ее достигает 4 км, мощность – 150 м. Рудные тела представле­ ны минерализованными зонами пирит-кварц-карбонатных метасоматитов с прожилка­ ми и жилами кварца протяженностью от 40 до 400 м, мощностью 1-20 м, с содержани­ ем золота от 1 до 63,6 и даже 253 г/т, при среднем – 3 – 9,1 г/т на мощность 1 – 3 м.

Зоны изучены скважинами на глубину до 150-206 м. По минеральному составу Бахтар­ накское проявление относится к золото-сульфидно-кварцевой золоторудной формации и, по нашему мнению, к зунхолбинскому геолого-промышленному типу. По геохими­ ческим данным на рудопроявлении вскрыта верхнерудная зона.

Сведения по проявлению приведены по данным поисковых и оценочных работ, проведенных в 2001 – 2004 гг. ФГУГП «Читагеологоразведка» (В.А. Вахрушев). В ре­ зультате их определены прогнозные ресурсы золота до глубины 200 м категории Р1– т и категории Р2 – 50 т. Незаконченный характер поисковых работ не позволяет считать реализованными учтенные ранее по Бахтарнакскому узлу прогнозные ресурсы золота категории Р3 в количестве 112 т. Их следует оставить на учете также потому, что глуби­ на распространения оруденения может быть увеличена здесь до 500 м по аналогии с ме­ сторождением Зун-Холба.





В 7 км севернее Бахтарнакского проявления в пределах рассматриваемой зоны располагается проявление Археоциатовое, в котором кембрийские известняки рассе­ каются зонами дробления и брекчирования. Протяженность зон – первые сотни метров – 1,5 км, мощность – от 20 до 150 м. Породы в зонах окварцованы, пиритизированы, анкеритизированы, содержание золота в них по штуфному опробованию колеблется от 1,74 до 60 г/т. Золоту сопутствуют Pb, Zn, W, Mo, Cu, As, Ag, Bi, Sb. Положение участка в пределах золотоносной тектонической зоны, наличие золота в брекчирован­ ных известняках на границе с алевролитами, дайки диоритовых порфиритов позволяют считать участок весьма перспективным. Прогнозные ресурсы категории Р3 оценивают­ ся в 50 т. В целом по Бахтарнак-Орловской зоне прогнозные ресурсы золота сейчас со­ ставляют 222 т.

Нижнеталлаинская золоторудная зона находится в 25-30 км западнее Бахтар­ нак-Орловской. Она простирается в субмеридиональном направлении на 45 км при ши­ рине 5-10 км. Вмещающими являются породы муйской офиолитовой ассоциации, про­ рванные дайками и различными по размерам телами гранитоидов витимканского комплекса. Широко проявленные динамометаморфические преобразования сопрово­ ждаются пропилитизацией, березитизацией, окварцеванием, сульфидизацией. Мощ­ ность зон измененных пород колеблется в пределах 20-100 м, содержание золота варьи­ рует в широких пределах – от долей до сотен г/т. Нередко золото видимое. В геохими­ ческих ореолах оно сопровождается Bi, Ag, Cu, W, Pb;

в шлихах на отдельных участках установлена киноварь.

В южной части зоны выделяется участок Дикий типа рудного поля площадью кв. км. Проведенные в 2001-2002 гг. в его пределах незначительные по объему поис­ ковые работы ФГУГП «Читагеологоразведка» с участием ЗабНИИ позволили устано­ вить здесь значительную обогащенность золотом (от 0,1 до 9,2 г/т) практически всех пропилитизированных пород, а в кварцевых жилах содержание золота достигает десят­ ков и сотен г/т. Оконтурены два локальных участка (подсчетных блока) общей площа­ дью 5,7 км2, по которым определены и утверждены прогнозные ресурсы золота по кате­ гории Р2 на глубину 100 м в количестве 50 т при среднем содержании 3,6 г/т. Орудене­ ние здесь большеобъемное штокверковое. В.И. Красников относит его к золотопорфи­ ровому типу, что, по нашему мнению, не лишено основания. На фоне этого оруденения формируются богатые золото-кварцевые жилы, которые пока в коренном залегании не вскрыты. Возможность выявления продуктивного оруденения не исчерпывается этими ресурсами. Оно может быть выявлено еще как в пределах Дикого участка, так и за его пределами в остальной части Нижнеталлаинской рудной зоны, где установлены пря­ мые признаки золотого оруденения, аналогичного изученному.

Наиболее интересным здесь представляется участок Каньонный площадью км2, расположенный в 15 км к северу от участка Дикого, оконтуренный первичными ореолами золота, меди и молибдена. В юго-западной части его зарегистрирован шлихо­ вой ореол киновари. Геологическая обстановка и геохимические ореолы позволяют предполагать здесь золото-молибден-меднопорфировое и золото-сульфидно-кварцевое типы оруденения. В северной части зоны и вблизи ее выделяется еще ряд участков, сходных по геологическому строению с Диким участком, с мощными зонами смятия, окварцевания, пропилитизации, карбонатизации и сульфидизации. Штуфными пробами в них спорадически установлены повышенные содержания золота до 3-18 г/т, серебра – до 18 г/т, меди до 0,5 – 1%. Мы оцениваем прогнозные ресурсы золота по Нижнеталла­ инской рудной зоне с близрасположенными участками по категории Р 3 в количестве 250 т.

Всего прогнозная оценка золотоносности Муйского рудного района в настоящее время составляет 522 т.

Кодаро-Удоканский рудный район Кодаро-Удоканский рудный район охватывает верховья бассейнов р. Калар и р.

Сюльбан площадью около 14000 км2. Он входит в состав Чаро-Олекминской металлоге­ нической области в контурах Кодаро-Удоканской структурно-формационной зоны.

Геологическое строение, его сложность определяется наличием четырех структурных этажей: 1) раннедокембрийский фундамент, сложенный метаморфическими, ультраме­ таморфическими, магматическими образованиями архея и раннего протерозоя, 2) ран­ непротерозойский протоплатформенный удоканский осадочно-метаморфический че­ хол, 3) рифей – раннепалеозойский платформенный чехол, 4) мезозойский вулканоген­ но-осадочный чехол с угленосными осадками.

Строение названных геологических подразделений усложняют эндогенные маг­ матические и динамометаморфические комплексы, со становлением которых, происхо­ дят различные преобразования вмещающих пород. Докембрийские и более поздние процессы метаморфизма, ультраметаморфизма, магматической деятельности, структур­ но-тектонических преобразований оказали существенное влияние на перераспределе­ ние золота [6, 1, 2]. Крупной зоной выноса являлся фундамент в целом, испытывающий в раннем протерозое постепенное региональное раскисление и смену сидеро- и халько­ фильной направленности на литофильную. Зонами привноса и концентрации золота в раннем протерозое служили благоприятные литолого-метаморфические структуры удо­ канского чехла, а в более позднее время – структуры несогласия горизонтально залега­ ющих осадочных толщ и другие структурно-литологические "ловушки", активные при проявлении палеозойских и мезозойских магматических процессов.

Минерагеническая специфика района определяется медью, ураном, редкими и редкоземельными элементами, углем и в последнее время золотом. Перспективы выяв­ ления промышленного золотого оруденения различных типов установлены в Икабья Читкандинском и Сюльбанском рудных узлах.

Икабья-Читкандинский рудный узел охватывает бассейны р. Икабья, р. Читканда и верховий р. Калар. Интерес к золоту в рудном узле усилился после установления В.Н.

Кислицыным в 1986 г. россыпного золота в бассейне р. Большая Икабья и правым при­ токам р. Калар и составления прогнозной карты на золото масштаба 1:50000 П.П. Пет­ ровским и Ю.И. Симоновым в 1983-1988 гг. Эти материалы и результаты геолого-съе­ мочных работ проанализированы и систематизированы при составлении карты золото­ носности масштаба 1:500000 в 2008 г. с выделением наиболее перспективных участков, обоснованием вероятных геолого-промышленных типов золотого оруденения и опреде­ лением прогнозных ресурсов золота.

Наиболее полно изучен участок Икабья. Здесь в разрезе кодарской серии золото установлено в черносланцевых углеродистых толщах, характеризующихся широким развитием кварцевых жил и штокверковых зон прожилково-гнездового окварцевания.

Вертикальный размах распространения жил составляет интервал 400-450 м от поверх­ ности, ниже которого в черных рассланцованных алевролитах фиксируются тончайшие прожилки кварца. В кварцевых жилах часто присутствует галенит, халькопирит, сфале­ рит, пирит, арсенопирит. Содержание золота в таких жилах часто превышает 1 г/т, ино­ гда достигает 8-16 г/т. В черных алевролитах, насыщенных тонкими прожилками квар­ ца, установлено содержание золота – 4 г/т. Протяженность зон жильно-прожилкового окварцевания составляет 700-1500 м, мощность 100-150 м. Подобные зоны сконцентри­ рованы в бортах р. Бол.Икабья и на других участках развития черных алевролитов. В целом поле развития кварцевых жил в черносланцевых толщах в бассейне р. Бол. Ика­ бья можно квалифицировать как жильный мегаштокверк, переходящий вниз по верти­ кали в тонко-прожилковый тип минерализации. Площадь мегаштокверка составляет около 30 км2, а трех участков максимальной концентрации жил – 6 км2. Именно в контурах последних прогнозируются под жильными зонами золотоносные тонкопро­ жилковые штокверки сухоложского типа. Здесь можно ожидать крупное месторожде­ ние с прогнозными ресурсами золота категории Р3 в количестве 300 т при среднем со­ держании 3 г/т до глубины 100 м.

Стратиграфически выше черносланцевой толщи на участке Икабья залегают из­ вестковистые песчаники, алевролиты и кварциты читкандинской и александровской свит. Они подвергнуты метасоматическому окварцеванию и альбитизации в форме сплошного микрогранобластового агрегата, в результате чего превращены в альбит кварцевые метасоматиты (микрогнейсы), которые обычно интенсивно пиритизированы и часто рассечены тонкими прожилками кварца. Зоны тонкопрожилкового окварцева­ ния имеют протяженность 600-700 м, мощность – 60-100 м. В составе этих микрогней­ сов штуфным опробованием установлено золото (n·0,1-14 г/т), причем граммовые со­ держания (1,5-2,5 г/т) довольно частые. Золоту сопутствует Cu, Pb, Zn, Bi, Ag, As, Sb.

Очень часто породы обладают повышенной радиоактивностью.

Ресурсы золота категории Р3 в золотоносных альбит-кварцевых метасоматитах, оцениваемые исходя из площади их распространения – 5 км 2 и ориентировочной сред­ ней продуктивности 40 т на 1 км2 до глубины 100 м составят 200 т при среднем содер­ жании 2-2,5 г/т. Учитывая их преобладающее залегание на водоразделах, они могут от­ рабатываться открытым способом.

Участок Солотой. По типу гидротермально-метасоматических преобразований вмещающих пород и рудной характеристике данный участок практически идентичен полям развития кварц-альбитовой тонкопрожилково-микрогранобластовой формации участка Икабья. Данный участок изучался на медь и уран, золото определялось далеко не всех пробах. Тонкополосчатые пиритизированные метасоматиты сопровождаются геохимическими ореолами меди, свинца, цинка. Около 50% проб в этих ореолах обла­ дают повышенным содержанием золота (0,01-0,07 г/т до 0,25 г/т). На их фоне выделя­ ются разрозненные пробы с содержанием золота 41,9 г/т, 8,8 г/т, 4,3 г/т и др. Вполне возможно выделение рудных зон с золотом, медью и ураном. Площадь поля развития золотоносных метасоматитов и сопутствующих им геохимических ореолов золота со­ ставляет около 50 км2. По аналогии с участком Икабья ресурсы золота по категории Р здесь оцениваются нами с коэффициентом рудоносности 0,1 в 50 т до глубины 100 м, при среднем содержании золота 2-2,5 г/т.

В поле развития отложений удоканского комплекса вблизи участка Икабья вы­ деляется еще ряд участков, обладающих повышенной золотоносностью. Они сопрово­ ждаются геохимическими и шлиховыми ореолами и несомненно требуют опоискова­ ния.

В пределах Верхне-Каларской впадины выделен участок Борода-Талакан, зани­ мающий вполне определенную геологическую структуру – пологий нижний контакт юрских терригенных отложений, налегающих на венд-кембрийские карбонатные поро­ ды. Здесь предполагается Верхне-Каларское рудное поле, скрытое под юрскими отло­ жениями и почти полностью перекрытое ледниковыми образованиями. Интерес к участку вызвали устойчивые шлиховые ореолы золота, киновари, халькопирита и дру­ гих спутников в размывающих структуру ручьях. Известняки в зоне контакта интенсив­ но окварцованы, брекчированы, пиритизированы. Юрские базальные кварцевые кон­ гломераты, содержащие до 90% гальки кварца, участками насыщены обильной пирито­ вой вкрапленностью. Золото в этих породах установлено в количестве 0,01-0,3 г/т, ему иногда сопутствует Ag, V, Mo, Cu, Zn и другие элементы. Специальным опробованием установлены геохимические ореолы ртути. Горными выработками с поверхности уча­ сток практически не изучен. Все имеющиеся данные по участку показывают сходство его с Куранахским рудным полем Алданского щита. На этом основании мы прогнози­ руем здесь месторождение золота с ресурсы категории Р3 в количестве 100 т. Вскрытие рудных тел здесь возможно только бурением.

Таким образом, наша прогнозная оценка Икабья-Читкандинского рудного узла по золоту составляет 650 т по категории Р3.

Сюльбанский рудный узел расположен в северо-западной части Кодаро-Удо­ канского района и охватывает бассейн р. Сюльбан. Поисковая направленность геологи­ ческих работ не отличается от таковой в Икабья-Читкандинском узла, степень же поис­ ковой изученности более слабая. Геологическое строение узла определяется широким развитием осадочно-метаморфических отложений удоканского комплекса. Метамор­ физм их более высокий, чем в Икабья-Читкандинском узле – амфиболитовая и высшие ступени зеленосланцевой фации. В зонах смятия проявлены наложенный диафторез зе­ леносланцевой фации и сопровождающие его окварцевание, пиритизация, пирротини­ зация и другие метасоматические изменения пород. Из магматических образований здесь развиты гранитоиды ингамакитского комплекса.

Золоторудные проявления и пункты минерализации можно отнести к трем фор­ мационным типам: 1) золотосодержащим медистым песчаникам, 2) золото-сульфидно кварцевым минерализованным зонам 3) березит-пропилитовым метасоматитам золото медно-молибден-порфировой формации.

Медистые песчаники содержат золото – 0,1-1 г/т, серебро – до 16 г/т. Естествен­ но, что золото в них является попутным компонентом медных руд.

Динамометаморфические зоны с золото-кварц-сульфидной минерализацией яв­ ляются, видимо, главным поставщиком россыпного золота. Наиболее интересная по всем параметрам Верхнесюльбанская зона прослеживается на 13 км вдоль северо западного борта Верхне-Сюльбанской впадины при предполагаемых протяженности на 25 км и ширине выхода 1-1,5 км. Вмещающие породы – осадочно-метаморфические по­ роды удоканского комплекса. Положительные критерии золотоносности этой зоны: 1) диафторез зеленосланцевой фации, 2) интенсивная сульфидизация и окварцевание, 3) постоянная повышенная золотоносность измененных пород, часто в пределах 0,5-0, г/т, реже 1-2 г/т, 4) благоприятные литологические ловушки – углистые сланцы, брек­ чии, сочетание карбонатных и терригенных пластов, 5) устойчивые шлиховые ореолы золота во всех пересекающих ее водотоках. Зона требует доизучения.

Представителем золото-медно-молибденпорфировой формации является участок Вершина р. Правая Хадатканда, приуроченный к пересечению зон тектонических нару­ шений. Центральным ядром этой системы является шток гранитов ингамакитского комплекса. Вмещающими для него являются карбонатно-терригенные породы удо­ канского и габброиды чинейского комплексов. Перспективен экзоконтактовый ореол штока, где широко на площади около 10 км2 распространены дайки гранит-порфиров и гранодиорит-порфиров. Они сопровождаются наложенными процессами березитизации и пропилитизации, широким развитием гематит-кварцевой минерализации. Значитель­ ная часть экзоконтактового поля обладает повышенным фоном (0,01 г/т) золота, в пре­ делах которого штуфным опробованием в измененных габброидах и песчаниках уста­ новлены пункты с содержанием золота 0,1-0,9 г/т, реже - граммовые содержания (до г/т), а в кварцевых и кварц-карбонатных жилах – 0,05-9 г/т. Золоту постоянно сопут­ ствуют серебро, медь, молибден. Жильные рудные тела относятся к золото-сульфидно кварцевой формации и формируются, видимо, на фоне штокверкового порфирового оруденения.

Прогнозные ресурсы золота Сюльбанского рудного узла категории Р3 мы оцени­ ваем в 100 т.

Олондо-Ималыкский рудный район Олондо-Ималыкский рудный район охватывает бассейн р. Чары и простирается в широтном направлении далеко за пределы Забайкальского края. Главными структур­ но-металлогеническими элементами его являются структуры несогласия, сохранившие­ ся здесь от эрозии в очень ограниченном количестве. Создают их горизонтально залега­ ющие на архейском фундаменте терригенные и карбонатные осадки нижнепротерозой­ ской кебектинской серии и рифейского платформенного чехла. К ним часто приуроче­ ны мелкие тела гранитоидов позднемезозойского алданского комплекса. Учитывая до­ казанную связь многих полезных ископаемых, в первую очередь золота, с алданским комплексом, эти вмещающие его структуры следует признать весьма перспективными и наметить к детальному изучению. В такой позиции находится месторождение золота Таборное, расположенное в Якутии вблизи границы края. Оно приурочено к подошве кебектинской серии и связанно с сиенитами алданского комплекса, дающего широкие ореолы калишпатизации. Подобными критериями обладает ряд забайкальских участков, наиболее интересным из которых представляется Курунг-Юряхский с уста­ новленным золотым оруденением. Прогнозные ресурсы золота его оценены по катего­ рии Р3 в 40 т. Требуют изучения также участки Силимкун и Верхнеималыкский.

Бестяхский рудный узел Бестяхский рудный узел располагается в самой северной части края, в юго западной части Березовского прогиба. Здесь в широкой зоне пологого контакта рифей раннепалеозойских терригенно-карбонатных отложений платформенного чехла и в ран­ не-протерозойских гранитоидах фундамента – то есть в структуре несогласия – распро­ странены мелкие штоки мезозойских щелочных сиенитов алданского комплекса. Со становлением последнего связана многометалльная минерализация, образующая ряд зон горизонтальной минералогической зональности (с юга на север): 1) уран-золоторуд­ ная, 2) молибден-золоторудная, 3) молибден-медно-полиметаллическая с золотом и 4) ртуть-серебро-полиметаллическая. Зоны сопровождаются различными метасоматиче­ скими процессами и геохимическими ореолами, включая золотые. В совокупности они являются отражением вертикальной зональности рудного узла. Весь участок значитель­ но перекрыт ледниковыми отложениями, в связи с чем изучен очень слабо. Повышен­ ные содержания золота в пределах 1 – 3 г/т установлены в экзоконтактовых березитах сиенитовых штоков. Рудный узел нуждается в поисковых работах на золото, медь, уран, полиметаллы.

Заканчивая обзор золотоносности Севера Забайкальского края, следует подчерк­ нуть возможность открытия в его пределах крупных месторождений золота, заключен­ ных в зонах зеленосланцевого метаморфизма удоканского чехла в неоднократно акти­ визированных зонах смятия Муйского офиолитового пояса и в структурах несогласия платформенного чехла фундамента.

Список литературы 1. Белявцев А.Н. Метаморфогенное рудообразование. М.: Недра, 1979. – 275 с.

2. Буряк В.А., Бакулин Ю.И. и др. Металлогения золота. Владивосток: Дальнаука, 1998. – 403 с.

3. Моралев В.М. Характерные черты металлогении и тектоническая природа докембрийских зеленока­ менных поясов // Проблемы металлогении докембрия. Новосибирск: Наука, 1978. – С. 205-211.

4. Салоп П.И. и др. Геологическое развитие Земли в докембрии. Л.: Недра, 1982.

5. Шер С.Д. и др. Металлогения золота. М.: Недра, 1974. – 256 с.

6. Щербаков Ю.Г. и др. Распределение и условия концентрации золота в рудных провинциях. Труды СО АН СССР. Новосибирск: Наука, - 268 с.

ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ И РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ЧЕЛОТУЙСКОГО ПРОЯВЛЕНИЯ ГРАНИТОВ НА ОБЛИЦОВОЧНЫЙ КАМЕНЬ (ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) А.В. Тупяков, А.М. Рыжих ООО «Голубой гранит», пос. Новоорловск Агинского района Забайкальского края, topazchita@rambler.ru В статье рассматриваются особенности примененной методики оценочных работ на облицовоч­ ный камень на Челотуйском проявлении гранитов в Центральном Забайкалье. В результате оконтурен наиболее перспективный участок для производства более детальных геологоразведочных работ и зало­ жения опытно-промышленного карьера.

Проблема поисков, оценки, разведки и эксплуатации месторождений облицовоч­ ного камня в Забайкальском крае изучена далеко недостаточно, что определяется мно­ гими обстоятельствами объективного и субъективного характера. Главная причина это­ го, на взгляд авторов, заключается в малой востребованности природного камня при строительстве и отделке зданий жилого, административного и культурного назначения в г. Чита и других населенных пунктов края в предыдущие годы. Однако при отделке наиболее престижных объектов в последние годы в столице края стал широко исполь­ зоваться натуральный камень, поэтому правомерно прогнозировать возрастание спроса на облицовочный камень в ближайшей и, тем более, в среднесрочной перспективе.

Запасы и прогнозные ресурсы природного камня в России практически неисчерпаемы.

В Забайкалье они связаны в основном с объектами камнесамоцветного сырья, бутового камня и щебня. Изученных объектов собственно облицовочного камня в Забайкалье сравнительно мало, степень их геологической изученности низка и чаще всего соответ­ ствует поисковой стадии геологоразведочных работ. При этом Забайкалье характеризу­ ется широким спектром разновидностей облицовочного камня хорошего качества, сре­ ди которых выделяются и эксклюзивные, поэтому в настоящее время наиболее актуаль­ ным является не столько поиск месторождений облицовочного камня, сколько выбор среди известных наиболее благонадежных объектов для их рентабельного освоения.

Подобная задача, в частности, стоит перед ООО «Голубой гранит», которое за­ нимается разведкой и опытной эксплуатацией Челотуйского проявления гранитов с це­ лью выбора наиболее перспективных участков для их последующего промышленного освоения. Проявление расположено в 18 км к ЮЮВ от п.г.т. Агинское в водораздель­ ной части рек Ага и Хила на хребте Хангилай-Шилы в непосредственной близости от п.г.т. Новоорловск. Геолого-структурная позиция исследованной площади обусловлена её приуроченностью к Агинской структурно-формационной зоне, входящей в состав Монголо-Охотской области тектоно-магматической активизации. Металлогеническая спецификация района месторождения определяется его положением в Орловско-Спо­ койнинском рудном узле, специализирующемся на тантал, ниобий, вольфрам, олово, флюорит и являющимся фрагментом Агинского рудного района. Структура рассматри­ ваемого проявления гранитов сформирована в результате проявления здесь элементов пликативной и дизъюнктивной тектоники. В целом Агинская структурно-формацион­ ная зона, в пределах которой находится исследованная площадь, представляет собой относительно жесткий приподнятый блок земной коры, специфически проявленный в области коллизии Сибирской и Китайской платформ.

Проявление приурочено к ЮЮВ части небольшого (1,7 км2) Хуху-Челотуйского штока Хангилай-Шилинского массива гранитоидов (кукульбейский интрузивный комплекс J3k). Породы в пределах штока неоднородны по текстурно-структурным особенностям и составу. Они в разной степени преобразованы метасоматическими процессами и от­ носятся к категории апогранитоидов. В общем виде строение Хуху-Челотуйского што­ ка (рис. 1) представляется таким образом: внутренняя часть штока сложена биотитовы­ ми гранитами (они практически не вскрыты на дневной поверхности);

в центральной части, составляющей примерно половину площади штока, на дневной поверхности от­ мечаются двуслюдяные порфировидные граниты;

с востока, юга, юго-запада они оторо­ чены зоной (ширина зоны 30100 м) порфиробластовых мусковитовых гранитов;

севе­ ро-западную и юго-восточную части штока слагают амазонит-альбитовые граниты;

на юге и северо-западе штока вдоль контакта с вмещающими осадочными породами усть­ борзинской свиты девонского возраста (D2-3 ub) отмечаются альбитовые (в северо западной части – рудные лепидолит-альбитовые) граниты. В амазонит-альбитовых и реже в альбитовых гранитах параллельно контакту с вмещающими породами имеются серии субгоризонтальных дайкообразных тел (до 6 ед.) амазонитовых пегматитов.

Мощности отдельных тел амазонитовых пегматитов составляют до 0,7 метров.

В северо-западной части Хуху-Челотуйского штока разведано Орловское место­ рождение тантала, где в 60-90-е годы прошлого столетия открытым способом произво­ дилась эксплуатация. В настоящий момент разработка месторождения признана нерен­ табельной и произведена консервация объекта. Разведанные запасы месторождения не отработаны. В связи с наличием неотработанных балансовых и забалансовых запасов Орловского танталового месторождения оценка Хуху-Челотуйского штока на строи­ тельный камень возможна только в его непромышленной безрудной части. В 1963- гг. в юго-восточной части Хуху-Челотуйского штока Килькиндинской партией Цен­ тральной экспедиции ЧГУ произведена разведка Челотуйского месторождения бутово­ го камня и щебня (рис.1) с утверждением запасов в количестве 636,1 тыс. м 3 по про­ мышленным категориям. При производстве разведочных работ отмечена достаточно низкая степень трещиноватости исследуемого гранитного массива (В.И. Маковеенко, 1967). Данное обстоятельство вместе с благоприятной геолого-структурной позицией района (расположение в пределах относительно стабильной в тектоническом отноше­ нии Агинской структурно-формационной зоны – Агинской плиты), а также наблюдени­ ями за выходом крупных блоков пород (негабаритов) при разработке карьера Ор­ ловского месторождения, дали основание для возможности переоценки Челотуйского месторождения бутового камня и щебня на более ценное сырьё – облицовочный ка­ мень.

Однако площадь подсчёта запасов Челотуйского месторождения бутового камня и щебня находится в зоне распространения рядовых по декоративности двуслюдяных и нижележащих биотитовых гранитов. Высокую декоративность имеют светло-серые до белых с голубоватым оттенком амазонит-альбитовые и белые альбитовые граниты, а также залегающие в них амазонитовые пегматиты. Поэтому, с учетом требования по проведению геологоразведочных работ на облицовочный камень в заведомо безрудной на тантал и литий зоне Хуху-Челотуйского штока, признано целесообразным проведе­ ние указанных работ в его южной и юго-восточной частях - вдоль контакта с вмещаю­ щими песчано-сланцевыми породами. Основной целью работ является выявление и оценка на площади распространения альбитовых и амазонит-альбитовых фаций грани­ тов Хуху-Челотуйского штока наиболее перспективных для разработки на блочный об­ лицовочный камень участков с последующей организацией разведочных работ с опре­ делением кондиций и подсчётом запасов Рис.1. Геологическая карта участка Челотуй (с использованием матриалов А.М. Гребенникова, 1962) Разведанными считаются месторождения, запасы которых, качество и техноло­ гические свойства руд, условия разработки изучены с полнотой, достаточной для тех­ нико-экономического обоснования целесообразности их промышленного освоения и составления проекта отработки месторождения с учетом требований законодательства и безопасности горных работ. Конкретизируя данное определение применительно к ме­ сторождениям блочного камня, следует отметить, что разведанными можно считать ме­ сторождения, где выход блоков и распределение их по группам (с учетом опробован­ ной технологии при проходке опытных карьеров), физико-механические и декоратив­ ные свойства позволяют вести добычные работы с обеспечением требуемого уровня рентабельности.

Под блоком понимают продукт, состоящий из цельной горной породы, способ­ ный размещаться в рабочей зоне обрабатывающего станка, имеющий форму параллелепи­ педа и предназначенный для дальнейшей переработки с целью получения изделий из при­ родного камня [1]. Требования к качеству блоков определены ГОСТом 9479-98 «Блоки из горных пород для производства облицовочных, архитектурно-строительных, мемо­ риальных и других изделий». Технические условия» [2]. Настоящий стандарт распро­ страняется на блоки, добываемые из массива горных пород и предназначенные для изготовления облицовочных плит, архитектурно-строительных изделий, бортовых кам­ ней, брусчатых камней, мемориальных изделий.

Исходную горную породу, используемую для производства блоков, оценивают по физико-механическим, радиационным и декоративным свойствам, а также по петро­ графическому составу, определяемым при проведении геологических исследований.

Блоки из горных пород оценивают по показателю технологичности, определяемому по удельному выходу плит при распиловке из блока. Средняя плотность, предел прочно­ сти при сжатии, снижение прочности при сжатии в водонасыщенном состоянии, моро­ зостойкость, сопротивление ударным воздействиям исходной горной породы должны соответствовать требованиям ГОСТа [2].

Соответственно целью геологоразведочных работ на блочный камень, кроме определения качественных показателей, является определение блочности, т.е. выявле­ ние и геометризация в пространстве участков пород с минимальной степенью трещино­ ватости, позволяющей получать блоки, по форме и размерам удовлетворяющие требо­ ваниям ГОСТа и заводов-потребителей.

Для решения поставленных задач и достижения цели (выявление в пределах без­ рудной зоны Хуху-Челотуйского штока участков наиболее перспективных к разработке на блочный облицовочный камень) использован следующий комплекс методов:

Систематизация имеющихся материалов по литологии, тектонике и каче­ 1.

ственным показателям пород (радиоактивность, петрографическая характеристика, де­ коративность, физико-механические свойства) в пределах исследуемой площади с по­ следующей их заверкой при натурных исследованиях. В результате работ данного эта­ па составлена геологическая карта района работ (рис. 1).

Дешифрирование снимка участка работ с израильского космического аппа­ 2.

рата «ЭРОС» за 04 августа 2008 года. Задачами данного этапа была расшифровка структуры участка, выявление зон повышенной трещиноватости пород, систем сбли­ женных трещин, разломов и выявление наиболее стабильного в тектоническом отноше­ нии участка в пределах исследуемой площади. Методы дешифрирования разработаны совместно с А.Н. Мансуровым, 2008 г. В ходе выполнения работ в среде ГИС проведе­ но визуальное дешифрирование в сочетании с линеаментным анализом на основе компьютерных технологий (программы «ЕРДАС» и «ЛЕССА»). В результате были по­ лучены: схемы линеаментов и дуговых структур, схема общей плотности линеаментов, позволяющие выделить области с различной степенью трещиноватости, состава горных пород и другие неоднородности геологического строения, в том числе и на глубине.

Полученные результаты использованы для уточнения положения разрывных наруше­ ний и геологических границ пород при составлении геологических карт района и участка работ.

Бурение разведочных скважин с отбором керна. На площади проявления 3.

было пройдено 8 скважин по 50 п. м. диаметром 93 мм с применением двойного колон­ кового снаряда с длиной керноприёмника 1,5 м. Выход керна по скважинам составил около 100%. Исследование керна осуществлялось следующим образом: измерялись длины монолитных столбиков;

определялся угол между осью керна и плоскостью тре­ щины, ограничивающей столбик;

определялось наличие или отсутствие минерализации на верхней грани столбика. Отсутствие минерализации трактовалось как технологиче­ ский излом и соседние столбики объединялись;

выполнялось геологическое описание пород;

по трехбалльной системе проводилась оценка качества камня (мультипликатив­ ный показатель, объединяющий декоративность камня, результаты анализа физико-ме­ ханических свойств, наличие нежелательных прожилков, каверн и т.д.). Полученные данные сводились в расчетные таблицы, на основании которых определялись основные параметры пород по керну скважин: количество и суммарная длина столбиков 0,9м, мощность вскрыши, мощность блочной части полезной толщи и средних длин моно­ литных столбиков керна, средняя величина качества камня по блочной части. На осно­ вании полученных данных была осуществлена рейтинговая оценка предварительной блочности и показателей качества (декоративности, прочности и т.д.) массива с по­ строением схематической карты-диаграммы оценки перспективности отдельных участков Челотуйского проявления гранитов на облицовочный камень [3].

Геофизические исследования методом ВЭЗ. Методика исследований на 4.

основании технического задания авторов разработана сотрудниками кафедры геофизи­ ки ЧитГУ Д.Л. Авгулевичем и Е.Ю. Юдицких. Работы проведены в октябре 2009 года.

В результате были построены геоэлектрические разрезы кажущихся электрических со­ противлений (к) и планы изоом различной глубинности. Предполагается, что большее электрическое сопротивление характерно для более монолитных участков массива.

Совмещение полученных различными методами исследований результатов 5.

на единой картографической основе. В результате получен геолого-технологический план участка работ масштаба 1:2000 (рис. 2). Взаимное пересечение секторов с удовле­ творительными результатами по перспективности на облицовочный камень позволяет наиболее достоверно выявить участки, рекомендуемые к постановке более детальных разведочных работ.

Рис. 2. Схематический геологический план участка Челотуй Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

- наиболее перспективный к постановке дальнейших геологоразведочных работ на облицовочный камень участок находится в зоне распространения альбитовых и ама­ зонит-альбитовых гранитов с телами амазонитовых пегматитов в южной части Хуху Челотуйского штока гранитоидов;

- комплексирование использованных методов позволяет оконтурить этот уча­ сток с центром в районе канавы 33a. Размер участка ( 200 м х 100 м) достаточен для проектирования промышленного карьера с длительным сроком эксплуатации;

- для подготовки выявленного участка к промышленной отработке необходимо осуществить проходку опытного карьера с отбором технологической пробы блочного камня, по результатам которой разработать технико-экономическое обоснование кон­ диций и произвести подсчёт запасов.

Список литературы 1. Синельников О.Б. Добыча природного облицовочного камня. - М.: Издательство РАСХН, 2005. - 245 с.

2. ГОСТ 9479-98. Блоки из горных пород для производства облицовочных, архитектурно-строительных, мемориальных и других изделий. Технические условия. - М.: Издательство МНТКС, 2000.

3. Тупяков А.В., Рыжих А.М., Салихов В.С. Определение участков наиболее перспективных на облицо­ вочный камень на Челотуйском проявлении гранитов (Центральное Забайкалье) // Кулагинские чтения:

IX Всероссийская научно-практическая конференция. Чита: изд-во ЧитГУ, 2009. - С. 110-115.

КРУПНЫЕ ЗОЛОТОРУДНЫЕ РАЙОНЫ ЮЖНОГО ОБРАМЛЕНИЯ СИБИРСКОГО КРАТОНА: ПОЗИЦИЯ, ГЕОХРОНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ, МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ В.Г. Хомич, Н.Г. Борискина ДВГИ ДВО РАН, Владивосток, khomich79@mail.ru, boriskina2000@mail.ru Крупные золоторудные районы, во многом определяющие металлогенический облик южного об­ рамления Сибирского кратона, размещены на сопряжениях разноориентированных градиентных зон поля силы тяжести, фиксирующих долгоживущие тектонические системы протяженностью в сотни, ты­ сячи и шириной в десятки км. В формировании позднепалеозой-мезозойского благороднометального оруденения решающая роль принадлежит внутриплитным магматическим образованиям – производным Северо-Азиатского суперплюма.

Южное обрамление Сибирского кратона характеризуется сложностью геологи­ ческого строения и повышенной золотоносностью. Наиболее крупные рудно-россып­ ные районы на рассматриваемой территории (Алданский, Балейский, Бодайбинский, Гонжинский, Селемджинский и др.) размещены у сопряжений разноориентированных долгоживущих тектонических зон рифтогенного заложения. Такие зоны протяжённо­ стью в сотни и тысячи километров при ширине до 50-100 км относительно хорошо вы­ ражены в поле силы тяжести в виде градиентных зон нескольких порядков (рис. 1).

Наиболее крупным и наиболее длительно изучавшимся золотоносным районом Сибири является Бодайбинский (Ленский), открытый еще в первой половине XIX века [4]. Рай­ он представляет крупнейшую аномалию Au, из которой добыто около 2 тыс. тонн рос­ сыпного золота. За последние 50 лет в его пределах выявлено более десятка крупных и весьма крупных коренных месторождений благородных металлов. Геологическим изу­ чением района занимались большие коллективы сотрудников треста Лензолото, Иркут­ ского геологического управления МГ РСФСР, ЦНИГРИ МГ СССР, ВостСибНИИГ­ ГИМС, СибГеоХи СО РАН, других институтов и организаций. Большой вклад в позна­ ние деталей строения района и особенностей локализации россыпей, рудных месторо­ ждений на его площади в конце XIX – начале XX века внесли многие выдающиеся ис­ следователи, начиная с П.А. Кропоткина, В.А. Обручева, П.А. Герасимова и их совре­ менников. Во второй половине XX века геологию района плодотворно изучали Ю.П.

Казакевич, Л.И. Салоп, С.Д. Шер, В.А. Буряк, Л.А. Николаева, А.А. Стороженко, Н.В.

Попов, а в последние десятилетия А.И. Иванов и многие другие специалисты.

Серьёзный импульс для переоценки металлогенического потенциала района в XXI веке был получен после выявления на месторождении Сухой Лог повышенных содержаний элементов платиновой группы (ЭПГ) учёными ИГЕМ РАН и ВостСиб НИИГИМС МПР РФ в лице В.В. Дистлера, Н.П. Лавёрова, В.А. Коваленкера, Г.Л. Митрофанова, В.К.

Немерова и их коллег.

Рис. 1. Схема размещения золотоносных районов и узлов южного обрамления Сибирского кратона Составлена авторами с использованием материалов [15, 21, 22, 23] 1 – кратоны;

2 – Центрально-Азиатский орогенный мегапояс;

3 – позднемезозойско-кайнозойские эпи­ рифтогенные бассейны, депрессии, впадины;

4 – гравитационные ступени и зоны нарушения поля силы тяжести разного масштаба;

5 – контуры Северо-Азиатского суперплюма, по [26];

6 – минерализованные площади: а – известные золоторудные районы, в т.ч. крупные;

б–в – рудно-россыпные районы: б – с од­ ним или несколькими средними или мелкими коренными месторождениями, в – с мелкими и недостаточ­ но изученными месторождениями и рудопроявлениями;

г – районы преимущественно россыпной золото­ носности с редкими рудопроявлениями. Буквами в кружках обозначены золоторудные районы: А - Ал­ данский, Б – Балейский, БД – Бодайбинский, Г – Гонжинский, Д – Дарасунский, К – Карийский, Л – Лю­ бавинский, М – Могочинский, Н - Нер-Заводской, С – Селемджинский, Т – Токкинский, У – Учурский, Ч – Чарский;

7 – золоторудные узлы (а), известные средние (б) и мелкие (в) месторождения и рудопроявле­ ния (г), а также крупные комплексные золотосодержащие (медно-молибден-порфировые, скарновые) ме­ сторождения (д). ОЧВП – Охотско-Чукотский вулканический пояс.

Согласно опубликованным материалам комплексных исследований Байкало Патомского докембрийского террейна (на территории которого находится Бо­ дайбинский золотоносный район), в его разрезе преобладают углеродистые карбонат­ но-терригенные породы средне-позднерифейского возраста. Эти породы формирова­ лись на пассивной окраине Сибирского континента в обстановке окраинно-континен­ тального рифтогенеза и характеризуются наличием большого количества основных и, возможно, ультраосновных пород [13]. Обстановка неопротерозойского рифтогенеза подтверждается существованием в регионе авлакогенов (протяжённостью в сотни и шириной в десятки километров), прослеженных от фронтальных зон орогенных поясов до участков затухания в пределах платформы. В пределах последней они представляют собой неразвитые ветви трёхлучевых рифтовых систем, обусловивших разрушение «… протерозойского суперконтинента и образование Северо-Азиатского кратона» [20, с.

116, 118].

Один из таких авлакогенов выделил Л.И. Салоп [18, с. 437] к северу от Байкало Патомского прогиба в качестве «Уринской побочной геосинклинальной ветви», пола­ гая, что она разделяет две платформы: Ангарскую и Чарско-Алданскую.

Бодайбинскому рудному району, по данным ГСЗ, присущи пониженная (35– км) мощность коры и существование крупного (высотой 7–10 км) мантийного выступа, вещество которого характеризуется относительно высокой флюидонасыщенностью [12.

13].

Изложенные данные позволяют заключить, что Бодайбинский золоторудный район находится на сопряжении разноориентированных рифтогенного происхождения градиентных зон поля силы тяжести: субширотных Байкало-Элькон-Улканской, Кала­ ро-Становой и субмеридиональной Вилюйско-Бодайбинской [22]. Весьма важен факт приуроченности района к краевой экзоконтактовой части Ангаро-Витимского гранито­ идного супербатолита («ареал-плутона»), который в последние годы рассматривается в качестве производной горячей точки мантии [11].

На площади района выделяют четыре золоторудных узла: Мараканский, Кро­ поткинский, Тунгусский и Хомолхинский, объединяющих более 10 месторождений (среди которых имеются крупные и суперкрупные) и большое число ореолов рассеяния As, Bi, Au. Жильное, прожилково-вкрапленное золотое оруденение месторождений причисляют к золотокварцевой, золотосульфидно–кварцевой, золоточерносланцевой формациям [4, 5, 11–13]. Оно сопровождается ореолами метасоматических преобразо­ ваний пород (серицитизация, мусковитизация, железомагнезиальная карбонатизация, окварцевание и сульфидизация), сосредоточенными в протяженных «зонах смятия», фиксируемых в виде аномальных зон в геофизических и геохимических полях [5].

В Байкало-Патомском прогибе и примыкающем к нему Уринскому авлакогену, мощность отложений оценивается в 10000 м. Стратифицированные, в различной степе­ ни деформированные и метаморфизованные рифейско-вендские карбонатно-терриген­ ные (песчано-сланцево-известняковые, углеродистые песчано-сланцевые) отложения района принадлежат к трем сериям: баллаганахской, ныгринской и бодайбинской. Они прорваны позднепалеозойскими гранитоидами мамского, конкудеро-мамаканского, дайками кислого и «пестрого» составов аглан-янского и кадали-бутуинского комплек­ сов [5, 17]. К мамскому(тельмамскому) – принадлежат синметаморфические тела пла­ гиопегматитов сложной морфологии, выявленные в пределах крупных гранитогнейсо­ вых массивов. Биотитовые граниты конкудеро-мамаканского комплекса слагают секу­ щие (по отношению к складчатым сооружениям) интрузивы, в экзоконтактовых зонах которых развиты ореолы ороговикования (шириной 1–3 км) и даек с телами мелкозер­ нистых гранитов и гранит-порфиров аглан-янского комплекса. Дайки «пестрого соста­ ва» (лампрофиры, кварцевые диориты, диоритовые порфириты) кадали-бутуинского комплекса сосредоточены преимущественно в осевой части Олокитско-Бодайбинского палеорифта, называемого также Уринским, иногда Вилюйским, авлакогеном, простира­ ющимся в виде север–северо–восточного пояса [17, 18].

Продолжительность формирования месторождений рудного района оценивается примерно 500 млн лет. Почти все исследователи рудного района пришли к выводу о многоэтапном формировании промышленных концентраций Au на его площади [5, 11 13, 17]. Выделяют синседиментационный, синскладчатый, синметаморфический, син­ гранитный этапы рудогенеза. Видимо имеет смысл упомянуть еще и о рифтогенном этапе, с основными и ультраосновными образованиями которого связывают появление в районе платинометального оруденения и последующую его регенерацию в позднем палеозое [12, 13]. Сингранитный этап считается наиболее значимым для формирования месторождений. Он связан с внедрением позднепалеозойских конкудеро – мамаканских гранитоидов, в надинтрузивных зонах которых (на пересечениях субширотных зон рас­ сланцевания с субмеридиональными рудоконтролирующими разломами) размещены золотоносные минерализованные зоны большинства месторождений [5]. Интересно, что в связи с такими массивами в районе известны золото-шеелит-кварцевые, турма­ лин-кварцевые, висмутин-кварцевые жилы.

Э.Н. Лишневский и В.В. Дистлер [13] полагают, что решающая роль в формиро­ вании золотоплатиноидного оруденения района принадлежит Угаханскому гранитному криптобатолиту, кровля которого находится на глубине 3–3,2 км от современной по­ верхности. Они рассматривают мелкие массивы порфировидных адамеллитов (Константиновский, Васильевский), обнажающиеся на периферии некоторых рудных полей, в качестве производных упомянутого криптоплутона. Последний, в свою оче­ редь, является частью Ангаро-Витимского «ареал-плутона», образование которого со­ относят с мантийным плюмом [25], воздействовавшим на мощную литосферу и обусло­ вившим в позднем палеозое (320–290 млн. лет назад) наиболее масштабные анатексис и рудообразование. Возраст окончания формирования золотого оруденения считается позднекарбоновым – раннепермским.

Для Алданского рудного района, объединяющего многочисленные россыпи и коренные месторождения Лебединского (Au), Куранахского (Au-Ag) узлов, Рябинового (Au, Cu, Mo) рудного поля, характерно ассоциирование оруденения с разнофациальны­ ми магматическими образованиями повышенной щелочности одноименного (алданско­ го) вулкано-плутонического комплекса, возникшими в интервале от средней юры до позднего мела (175–100 млн.

лет [3]), и расположение на сопряжении субширотной Байкало-Элькон-Улканской (I порядка) и субмеридиональной Селигдар-Верхнетим птонской (II порядка) гравитационных ступеней [22, 24]. Сопряжение фиксируется по­ вышенной концентрацией геофизических аномалий (в том числе мощных линейных зон разуплотнения), локальных многократно подновлявшихся (от рифея до кайнозоя) риф­ тогенных зон, вскрытых и невскрытых интрузивных массивов [1]. Контуры Селигдар Верхнетимптонской тектонической зоны фиксируются сокращенной (до 36–38 км) мощностью коры, размещением основных и ультраосновных массивов, содержащих платинометалльные, апатит-титаномагнетитовые проявления. Формирование послед­ них в раннем протерозое соотносят с процессами коллизии, амальгамации и последую­ щего рифтогенеза [20]. Зона является не только глубинной по заложению, но и долго­ живущей. Селигдар-Верхнетимптонская градиентная ступень поля силы тяжести про­ странственно совмещается с Нимнырской рифтогенной металлогенической зоной, воз­ никшей в конце раннего протерозоя (2200-1800 млн. лет) после амальгамации раннедо­ кембрийских террейнов в единый континентальный блок [20]. Формирование зоны протяжённостью 400 км, связаное с процессами рифтогенеза, обусловило проявление бимодального вулканизма, внедрение щелочных гранитоидов, щёлочно-ультраоснов ных пород и карбонатитов.

На сопряжении Селигдар-Верхнетимптонской градиентной зоны (II порядка) с другими субширотными (II порядка) аномалиями: Олекмо-Алданской (Южно-Алдан ской) и Каларо-Становой расположены Эвотинский (Верхненимнырский) и Апса­ канский золоторудные районы [6, 15].

Сходную с Алданским позицию имеют Балейский и Гонжинский золоторудные районы. Так, Балейский район находится на участке сопряжения Монголо-Охотской (I порядок) и Борзя-Балейской (II порядок) гравитационных ступеней [21], примыкая с востока к Дутурульскому выступу докембрия. Вблизи последнего геофизиками выяв­ лен крупный («ярусный»), длительно существовавший магматический очаг [9], наибо­ лее молодые производные которого принадлежат средне-верхнеюрскому амуджикано шахтаминскому комплексу [7]. В районе известно три золоторудных узла: Балейский, Казаковский и Мунгинский (рис. 2). Длительная мобильность Борзя-Балейской текто­ нической зоны доказывается размещением в ней разновозрастных магматических и рудных образований (диапазон 175–100 млн. лет, [10]) разных формационных типов:

золото (медно)–порфирового (Верхнее-Алиинское, Мунгинское месторождения), золо­ торедкометалльного (Андрюшкинское, Среднеголготайское), золотошеелит-кварцевого (Казаковское), золото (сульфидно)–кварцевого (Сосновское), золотосеребряного (Ба­ лейское, Тасеевское), сурьмяно-ртутного (Усть-Егьинское и др.) и флюоритовой мине­ рализации (Березовское). В районе известны мелкие месторождения молибдена и вольфрама (ферберита).

Балейский рудный узел находится в центральной части местной области ра­ зуплотнения, наличие которой геофизики объясняют существованием крупного палео­ магматического резервуара [9]. В его строении участвуют полихронные магматиты Борщовочного вала, позднепалеозойские (ундинские) и позднемезозойские (амуджика­ но-шахтаминские, борщовочные) гранитоиды. Геофизики полагают, что система грабе­ нов в СЗ части Даинской депрессионной зоны заложена над корневой частью палеомаг­ матической системы, на верхних уровнях которой имели место компенсационные про­ садки, а на крыльях - вдоль Борщовочного и Петровского поднятий формировались ин­ трузивные массивы. Местное поле силы тяжести характеризуется вытянутостью в СВ направлении и наличием уплощенного (в разрезе) тела пониженной плотности, имею­ щего пологовогнутую кровлю. Непосредственно под рудным узлом выделяется сдвоен­ ное грибо- или воронкообразное тело (типа лополита), образованное разновозрастными гранитоидами. Основное тело относится к Борщовочному полихронному валу гранити­ зации, а дополнительное - наложенное тело меньших размеров - к полукольцевому аре­ алу из гранитоидных массивов борщовочного и амуджикано-шахтаминского комплек­ сов. Оно отчетливо выражено в поле силы тяжести. Его поперечник составляет около 40 км, при величине прогиба кровли в 4-5 км. Ножка (корень) лополита располагается на глубине около 12 км. Более глубинные уровни земной коры и мантии в районе слабо изучены. Через центральную часть "воронки" тянется осевое поднятие изоповерхности локального поля силы тяжести. Кроме него выявлена цепочка вышележа щих не­ больших изолированных положительных гравитационных аномалий на удалении 5- км от центра. Над центральным поднятием находится Балейский грабен и приурочен­ ные к нему месторождения одноименного рудного поля [2, 9].

Интересно отметить, что интерпретация геологических наблюдений в Балейском рудном районе, касающаяся лополита рудоносных амуджикано-шахтаминских гранито­ идов удовлетворительно согласуется (по морфологии магматического тела, его ширине, положению ножки диапира и её размеров) с результатами компьютерного моделирова­ ния диапиризма гранитной магмы в земной коре по модели температурнозависимой пластичности [14].

Рис. 2. Схематическая карта глубинного строения Балейского района (А) и генерализованный гео­ физический (I), геологический (II) и модельный (III) разрезы (Б) одноименного рудного узла По [9] с изменениями и дополнениями.

А. 1-4 – элементы поля силы тяжести: 1 – изогипсы поверхности отрицательных аномалий поля силы тя­ жести со значениями 2 мГл и их глубина в километрах;

2 – граница депрессионной «воронки» четкая (а) и неясно выраженная (б);

3 – локальное поднятие в осевой части «депрессионной воронки»;

4 – линзы (блоки) повышенной плотности на глубинах до 6 км;

5 – линия генерализованного разреза;

6 – Балейское рудное поле;

7 – Борщовочный вал полихронной гранитизации, нерасчлененный;

8 – средне-позднеюр­ ские гранитоидные массивы борщовочного (I2-3b) и амуджикано-шахтаминского (I2-3as) комплексов;

9 крупные субвулканические тела монцодиоритов, диоритовых порфиритов, гранодиорит-порфиров, ко­ магматичные вулканитам шадоронской (J2-3sd) серии;

10 – Борщовочный и Дутурульский разломы. Б. 1 локальные аномалии поля силы тяжести: а - положительные, б - отрицательные, в - изолинии поля и их значения в миллигалах;

2 - терригенные и эффузивно-пирокластические накопления позднемезозойских депрессий, в т.ч. Балейской впадины;

3 - коллизионно-аккреционный тектоно-метаморфический комплекс (агинско-борщовочный);

4 - метагабброидный гнейсоамфиболитовый комплекс, R;

5 - гранит гранодиоритовый параавтохтонный ундинский (P1) интрузивный комплекс;

6 - полихронные гранито гнейсы, гранодиорито-гнейсы, мигматиты Борщовочного вала (R3-I);

7 – позднемезозойский монцонито­ идно-гранитоидный гипабиссальный интрузив (борщовочный и амуджикано-шахтаминский комплексы, J2-3b-as);

8 - направления миграции флюидно - магматических потоков и рудоносных терм в период ста­ новления рудно-магматической системы (РМС).

Гонжинский золоторудный район также расположен на сопряжении двух круп­ ных градиентных зон поля силы тяжести (I порядка): Монголо-Охотской и Хингано Охотской (см. рис. 1), вблизи одноименного выступа нижнего докембрия [23]. Глубин­ ное строение района характеризуется существованием области разуплотнения, достига­ ющей максимума на глубинах 20–30 км. По данным глубинного сейсмического зонди­ рования (ГСЗ) [9], она соответствует зоне «сейсмической прозрачности», проникающей в верхнюю мантию. По обрамлению метаморфитов Гонжинского выступа докембрия обнажены монцонитоидно-гранитоидные массивы магдагачинского, верхнеамурского, буриндинского комплексов, субвулканические, экструзивно-эффузивные и пирокласти­ ческие образования, формировавшиеся в период 145–95 млн. лет [19]. В эндо- и экзо­ контактовых зонах раннемеловых интрузивов (которые хорошо фиксируются локаль­ ными гравитационными аномалиями) на сопряжении с вулканогенными накоплениями расположены Боргуликанское (Au-Cu-Mo-порфировое), Буриндинское (Au-Ag), Пио­ нерное (Au), Покровское (Au-Ag) и другие месторождения благородных металлов в районе.

В заключение следует подчеркнуть, что все рассмотренные рудные районы рас­ полагаются также в ареале влияния Северо-Азиатского суперплюма, проявившего ак­ тивность в позднем палеозое и мезозое. Наиболее крупным металлогеническим потен­ циалом обладает Бодайбинский рудный район, имеющий наиболее продолжительную многоэтапную историю формирования. Примерно на порядок меньше металлогениче­ ский потенциал других крупных золоторудных районов (Алданского, Балейского, Гон­ жинского). Причины столь существенных различий в продуктивности рудно-магмати­ ческих систем (РМС) требуют специальных исследований. Возможно это обусловлено не только очевидной многоэтапностью формирования Бодайбинского района, но и ис­ ключительной энергетической мощью Ангаро-Витимского ареал-плутона по сравне­ нию с Алданским магматогеном, а также соответствующей мощностью Балейской и Гонжинской РМС.

Список литературы 1. Абрамов В.А. Глубинное строение Центрально-Алданского района. Владивосток: Дальнаука, 1995. 180 с.

2. Балейское рудное поле (геология, минералогия, вопросы генезиса) // Под ред. Н.П. Лаверова и др. М.:

Изд-во ЦНИГРИ, 1984. - 271 с.

3. Бойцов В.Е., Пилипенко Г.Н. Золото и уран в мезозойских гидротермальных месторождениях Цен­ трального Алдана (Россия) // Геология рудных месторождений, 1998. Т. 40. № 4. - С. 354-369.

4. Буряк В.А., Хмелевская Н.М. Сухой Лог – одно из крупнейших золоторудных месторождений мира (ге­ незис, закономерности размещения оруденения, критерии прогнозирования). Владивосток: Дальнаука, 1997. - 156 с.


5. Иванов А.И. Основные черты геологического строения и золотоносность Бодайбинского рудного райо­ на // Руды и металлы, 2008. № 3. - С. 43–61.

6. Казанский В.И., Яновский В.М. Сопоставление мезозойских золоторудных районов Сино-Корейского и Алдано-Станового щитов // Геология рудных месторождений, 2006. Т. 48. № 1. - С. 51–70.

7. Карта закономерностей размещения и прогноза месторождений цветных и редких металлов Читинской области. Масштаб 1:1000000. Авт. Рутштейн И.Г., Абдукаримова Т.Ф., Душевин И.В. и др., 2005.

8. Карта минерагенического районирования Хабаровского края и ЕАО. Благородные металлы. Масштаб 1:1000000. Авт. Бородин А.М., Васькин А.Ф., Кременецкая Н.А. и др., 2006.

9. Константинов М.М., Аристов В.В., Вакин М.Е. и др. Условия формирования и основы прогноза круп­ ных золоторудных месторождений. М.: ЦНИГРИ, 1998. - 155 с.

10. Константинов Р.М., Томсон И.Н., Чеглоков С.В., Хомич В.Г., Андреева М.Г. Особенности зонально­ сти оруденения в некоторых рудных узлах Восточного Забайкалья // Геология рудных месторождений, 1967. Т. 9. № 3. - С. 41-53.

11. Кузьмин М.И., Ярмолюк В.В., Спиридонов А.И., Немеров В.К., Иванов А.И., Митрофанов Г.Л. Геоди­ намические условия формирования золоторудных месторождений Бодайбинского неопротерозойского прогиба // Доклады академии наук, 2006. Т. 407. № 6. - С. 793-797.

12. Лаверов Н.П., Лишневский Э.Н., Дистлер В.В., Чернов А.А. Модель рудно-магматической системы зо­ лото-платинового месторождения Сухой Лог (Восточная Сибирь, Россия) // Доклады академии наук, 2000. Т. 375. № 5. - С. 652–656.

13. Лишневский Э.Н., Дистлер В.В. Глубинное строение земной коры района золото-платинового место­ рождения Сухой Лог по геолого-геофизическим данным (Восточная Сибирь, Россия) // Геология рудных месторождений, 2004. Т. 46. № 1. - С. 88–104.

14. Полянский О.П., Коробейников С.Н., Бабичев А.В., Ревердатто В.В., Свердлова В.Г. Компьютерное моделирование диапиризма гранитной магмы в земной коре // Доклады академии наук, 2009. Т. 429. № 1.

- С. 101-105.

15. Попов Н.В., Шапорина М.Н., Амузинский В.А. и др. Металлогения золота Алданской провинции // Геология и геофизика, 1999. Т. 40. № 5. - С. 716-728.

16. Романовский Н.П., Малышев Ю.Ф., Дуан Жуйянь, Чжу Цунь, Горошко М.В., Гурович В.Г. Золото­ носность юга Дальнего Востока России и Северо-Восточного Китая // Тихоокеанская геология, 2006. Т.

25. № 6. - С. 3–17.

17. Рундквист И.К., Бобров В.А., Смирнова Т.Н., Смирнов М.Ю., Данилова М.Ю., Ащеулов А.А. Этапы формирования Бодайбинского золоторудного района // Геология рудных месторождений, 1992. № 6. - С.

3–12.

18. Салоп Л.И. Геология Байкальской горной страны. Магматизм, тектоника, история геологического развития. М.: Недра, 1967. Т. II. – 699 c.

19. Сорокин А.А., Пономарчук В.А., Козырев С.К. и др. Новые изотопно-геохронологические данные для мезозойских магматических образований северо-восточной окраины Амурского супертеррейна // Тихо­ океанская геология, 2003. Т. 22. № 2. - С. 3–6.

20. Тектоника, геодинамика и металлогения территории Республики Саха (Якутия) // Отв. ред. Л.М. Пар­ фенов, М.И. Кузьмин. М.: МАИК "Наука"/ Интерпериодика, 2001. - 571 с.

21. Тектоника, глубинное строение и минерагения Приамурья и сопредельных территорий // Отв. ред.

Г.А. Шатков, А.С. Вольский. СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 2004. - 190 с.

22. Хомич В.Г., Борискина Н.Г. Глубинное строение и золотоносность Юго-Востока России // Известия ВУЗов. Геология и разведка, 2009. № 6. - С. 32- 23. Хомич В.Г., Борискина Н.Г. Геологическая позиция благороднометалльных месторождений интрузив­ но-вулканогенного обрамления Гонжинского выступа докембрия (Верхнее Приамурье) // Тихоокеанская геология, 2006. Т. 25. № 3. - С. 53–65.

24. Хомич В.Г., Борискина Н.Г. Структурно-геофизическая позиция крупных золоторудных районов Ар­ гунского (Забайкалье, Верхнее Приамурье) и Центрально-Алданского (Якутия) супертеррейнов// Между­ народный горно-геологический форум «Золото Северного обрамления Пацифика», Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2008. - С. 159–162.

25. Ярмолюк В.В., Коваленко В.И., Иванов В.Г., Журавлев Д.З. Ангаро-Витимский батолит: к проблеме геодинамики батолитообразования в Центрально-Азиатском складчатом поясе // Геотектоника, 1997. № 5. - С. 18–32.

26. Ярмолюк В.В., Коваленко В.И., Кузьмин М.И. Северо-Азиатский суперплюм в фанерозое: магматизм и глубинная геодинамика // Геотектоника, 2000. № 5. - С. 3–29.

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО И ДРЕВНЕГО ОЛЕДЕНЕНИЙ АЗИАТСКОГО КОНТИНЕНТА Ф.И. Еникеев ФГУГП «Читагеолсъемка», Enikeev_geolog@mail.ru Рассматриваются гипотезы (теории) объясняющие причины крупнейших климатических измене­ ний в истории Земли, а также циклов оледенений и межледниковий в четвертичном периоде. На примере последнего сартанского (QIII4) оледенения анализируются причины глобальных, региональных и локаль­ ных деформаций нижней границы хионосферы. Выявленные закономерности позволяют скоррелировать разновозрастные ледниковые образования в разобщенных и отдаленных друг от друга горных сооруже­ ниях Азиатского континента.

Происхождение и характер распространения древних оледенений являются до настоящего времени дискуссионными. Проблемы связаны не только с масштабом раз­ вития ледников, количеством оледенений, но и с причинами возникновения, разраста­ ния, деградации и исчезновения их, в частности, в различных регионах Азиатского континента. Объясняющие природу гляциальных процессов гипотезы (теории), предла­ гаемые в многочисленных публикациях, можно объединить в две базовые группы, в ко­ торых действующие силы, обуславливающие чередование ледниковых и межледни­ ковых периодов, связываются как с внеземными, так и земными источниками. В свою очередь первые подразделяются на галактические и орбитальные, вторые – увязывают­ ся с особенностями атмосферных циркуляций совместно с изменениями в системе мор­ ских течений, а также с горообразовательными процессами и др.

Галактическими причинами объясняют крупнейшие и древнейшие циклы оледе­ нений Земли. Они, согласно идее советского ученого Г.Ф. Лунгерсгаузена, подтвер­ жденной многими гляциологами зарубежных стран, возникали с периодичностью при­ близительно в 150 млн. лет. При этом продолжительность оледенений достигала млн. лет, что в сумме соответствует периоду обращения Солнечной системы по Млеч­ ному пути. Неоднократные галактические гляциальные мегациклы при наличии суши в средних и высоких широтах Земли проявлялись в докембрии, а также в ордовике, пермо-карбоне и кайнозое [8]. Нарушение этого ритма в мезозое, возможно, связано с дрейфом континентальных плит в экваториальной зоне. В Забайкалье следы двух ри­ фейских оледенений выявлены в Закодарье в долинах рек Сень, Мокрый и Сухой Ку­ мах-Улахи (левые притоки Чары) [4]. В настоящее время Земля находится в пессимуме мегацикла, начавшегося 20 млн л.н. в Антарктиде. Оледенение будет продолжаться еще 20-30 млн лет согласно установленным геохронологическим рамкам.

Внеземные орбитальные причины связаны с астрономическими особенностями движения Земли в Солнечной системе и разработаны в первой половине прошлого века сербским геофизиком М. Миланковичем [7], который вывел теоретические кривые ко­ лебаний солнечной радиации для различных географических широт. Количество сол­ нечной энергии, поступающей на Землю, главным образом в средние широты, ритмич­ но меняется во времени, и это может служить причиной начала и окончания ледни­ ковых периодов в неоплейстоцене. В 40-60-е годы имя М. Миланковича почти исчезло со страниц научной литературы, но сейчас оно встречается все чаще и все больше авто­ ров признают его правоту.

Факторов земного происхождения больше. Из наиболее часто встречающихся в научной литературе приведем следующие:

1 – поднятие суши над уровнем моря, приводящее к изменению границ оледене­ ний;

2 – изменения в системе морских течений;

3 – изменения в характере циркуляции и в составе атмосферы;

4 – изменение в распределении суши и моря, когда регрессия моря и увеличение размеров материков приводит к общему охлаждению атмосферы Земли;

5 – изменения в расположении материков относительно оси вращения Земли (континентальный дрейф).

Несомненно, эти и многие другие земные факторы сказываются на динамике оледенения, но не являются первопричиной возникновения и полной деградации ледо­ вых тел. Современные знания о синхронности на всем земном шаре ледниковых и меж­ ледниковых периодов в неоплейстоцене настоятельно свидетельствуют в пользу вне­ земных причин. Среди них заслуживает внимания (помимо колебания прихода солнеч­ ной энергии на различных географических широтах вследствие циклических перемеще­ ний земной оси) изменение общей интенсивности солнечного излучения во времени.

Когда на Солнце появляются пятна, ослабевает интенсивность его излучения. Однако установленные короткопериодные (11-и и 22-летние) колебания, дают отклонения не более 2%, что явно недостаточно для понижения среднегодовой температуры воздуха и возникновения ледового покрова. Тем не менее, очевидная цикличность общего излу­ чения может свидетельствовать и о возможно более крупных инволюциях выделения солнечной энергии. То, что оба эти явления существуют, доказано астрономами со всей неопровержимостью.

Немаловажным фактором земного происхождения, способствующим развитию ледовых тел, является наличие горных сооружений на континентах, которые были не только центрами оледенений, но и затрудняли меридиональную циркуляцию атмосфе­ ры, выравнивающую температурные градиенты между экваториальными и полярными областями. Орогенез, завершающий геотектонические циклы развития земной коры, длится десятки млн. лет, что в значительной степени соответствуют временным пара­ метрам галактических мегациклов.

Довольно часто в публикациях, посвященных исследованиям четвертичного пе­ риода отдельных регионов, несовпадение количества оледенений с установленными термо- и криохронами объясняется тем, что горные сооружения не достигали нижней границы хионосферы. Таким образом, в основу возникновения ледников авторы закла­ дывают воздымание горных сооружений, то есть орогенез. Но горообразование охваты­ вает столь значительные временные рамки, что о его непосредственном влиянии на формирование ледников в четвертичный период говорить не приходится. При этом под каждое оледенение надо «поднимать» горы на сотни метров до снеговой границы, а в межледниковье - «опускать». И все это с ритмикой в 40 и даже 20 тыс. лет. Невозмож­ ность таких неотектонических «конвульсий» очевидна, тем более, что новобайкальская стадия неотектонического этапа развития земной поверхности охватывает последние 33-35 млн. лет. За это время восходящие движения сформировали хребты Байкало-Ста­ нового нагорья с максимальными высотами над базисной поверхностью не более м. Таким образом, средние за неоген скорости воздымания, отнесенные к 40 и 20 тыся­ челетним временным эпизодам неоплейстоцена, дадут приращение высот максимум в несколько метров. И это в одном из районов с активнейшей неотектоникой.

Очевидно, что в Забайкалье неоплейстоценовые оледенения вызваны депрессией снеговой границы, обусловленной глобальными изменениями температуры воздуха.

Величина депрессий превышала 1500 м, достигая в максимальное оледенение 2100 м (рис. 1).

Если глубокую депрессию снеговой границы, можно объяснить внеземными причинами ввиду глобального характера понижения температуры воздуха, то несо­ мненно, что региональные и локальные изменения кривизны нижней поверхности Рис. 1. Снеговые границы по меридиану Забайкалья Снеговые границы оледенений: 1 – современного, 2 – сартанского (QIII4), 3 - муруктинского (QIII2), 4 – та­ зовского (QII4), 5 – самаровского (QII2), 6 – профиль земной поверхности хионосферы конкретного оледенения (например, QIII4) обусловлены земными причина­ ми (рис. 2).

Действительно, общее понижение снеговой границы на север предопределено существующей на Земле широтной зональностью природно-климатических условий.

Региональные особенности кривизны обусловлены особенностями крупных горных со­ оружений и характером циклонической деятельности. Например, особо высокое поло­ жение снеговой границы над Тибетом вызвано сухим континентальным климатом, обу­ словленным высокогорными массивами, препятствующими или затрудняющими про­ никновение влажных воздушных масс - с юга Гималаи, с запада Памир (рис. 2, 3).

Рис. 2. Нижняя поверхность хионосферы Азии в эпоху сартанского оледенения (QIII4) Составил Ф.И. Еникеев с использованием материалов Shi Yafeng [9], Л.Л. Исаевой и др. [6], Р.О.

Галабалы [2], О.А. Брайцевой и др. [1]:

1 – изохионы снеговой границы (цифра – абсолютная отметка, м.), 2 – береговая линия Мирово­ го океана в последнее оледенение, 3 – государственная граница Рис. 3. Высоты снеговых границ вдоль 100° - 115° в.д.

Составил Ф.И. Еникеев с использованием материалов Л.Д. Долгушина и Г.Б. Осиповой [3]: 1 – современная снеговая граница, 2 – область современного оледенения, 3 – снеговая граница сартанского оледенения (QIII4), 4 – схематизированный профиль земной поверхности В то же время аномальное понижение ее по восточному краю Азии обязано Ти­ хоокеанской циклонической деятельности, обеспечивающей поступление огромного количества осадков. Заворот широтно-ориентированных изохион на юго-восток дости­ гает 20° (с 50° с.ш. до 30° с.ш.). Менее глубокие локальные депрессии связаны с экспо­ зиционным влиянием широтно-ориентированных хребтов или с частичным перехватом западных влагонесущих воздушных масс фронтальными склонами горных сооружений (Западный Тибет, плато Путорано, Байкальский хребет, Камчатка) (рис. 2).

Сравнительный анализ кривизны снеговых границ современной и сартанского времени показывает, что максимальная депрессия последней по меридиану отмечается в средних широтах (40°-60° с.ш.). В пределах Кодаро-Удоканской зоны она опустилась до 1700-метровой отметки (рис. 3). Южнее и севернее этих широт величина депрессии резко уменьшается. Этот факт по нашему мнению подтверждает правоту теории М.

Миланковича, по которой максимальные колебания температуры воздуха присущи средним широтам. Учитывая, что на широте Северного Забайкалья разница в положе­ нии снеговых границ четырех оледенений неоплейстоцена отличается в среднем на м, характер их деформаций изменялся не на много [5]. Модификации, вероятно, связа­ ны с уменьшением контрастности кривизны хионосферы в более древних криохронах.

Это обусловлено все уменьшающимся просветом между нижней границей хионосферы и поверхностью Земли (рис. 1).

Список литературы 1. Брайцева О.А., Мелекесцев И.В., Евтеева И.С., Лупикина Е.Г. Стратиграфия четвертичных отложений и оледенения Камчатки. М.: Наука, 1968.- 228 с.

2. Галабала Р.О. Об оледенении на правобережье нижнего течения р. Лены. Изв. ВУЗов. Геология и раз­ ведка, 1967, № 12. - С. 23-29.

3. Долгушин Л.Д., Осипова Г.Б. Ледники (Природа Мира). М.: «Мысль», 1989. - 447 с.

4. Еникеев Ф.И. Древнейшие оледенения Северного Забайкалья. Горная книга // Горный информационно аналитический бюллетень (научно-технический журнал), Забайкалье. М.: изд-во МГГУ, 2009. Вып 3. - С.

42-47.

5. Еникеев Ф.И. Плейстоценовые оледенения Восточного Забайкалья и юго-востока Средней Сибири // Геоморфология. М.: Изд-во МГУ. 2009. № 2. - С. 33-49.

6. Исаева Л.Л., Бардеева М.А., Кинд Н.В., Андреева С.М. Четвертичные оледенения Средней Сибири. Но­ восибирск: Наука, 1986. - 120 с.

7. Миланкович М. Математическая климатология и астрономическая теория колебания климата. М.: Го­ стехиздат, 1939. - 207 с.

8. Чумаков Н.М. Докембрийские тиллиты и тиллоиды (проблемы докембрийских оледенений. М.: Наука, тр. вып. 308. 1978. - 202 с.

9. Shi Yafeng. Glaciers and glacial geomorphology in China / Quaternary Geology and Environment in China.

Science Press, Beijing, China, 1991. - С. 16-27.

РЕКОГНОСЦИРОВОЧНЫЕ ГЕОХИМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ЕРАВНИНСКОЙ ВПАДИНЫ В.П. Исаев, А.А. Ширибон ИГУ, Иркутск, isaevvp@yandex.ru;

shiribonaa@mail.ru Еравнинская впадина является одной из самых крупных впадин Западного Забайкалья. Осадоч­ ный чехол, толщиной до 3 км, сложен терригенными породами мезозоя и кайнозоя. В 60-х годах прошло­ го столетия картировочным бурением установлено высокое содержание в породах органического веще­ ства и битумов. В 2006-2008 годах проведены рекогносцировочные геохимические работы, показавшие существование разгрузки горючих газов с содержанием метана до 66 объёмных %. Тектонические, лито­ логические и геохимические признаки позволяют выдвинуть Еравнинскую впадину в разряд перспектив­ ных на нефть и газ.

Еравнинская впадина – одна из крупнейших впадин Западного Забайкалья. В силу особенностей геологического строения впадина представляет безусловный ин­ терес для оценки перспектив нефтегазоносности и последующих поисков месторожде­ ний нефти и газа.

Первые сведения по геологии Еравнинской впадины получены во второй поло­ вине 19-го столетия, когда по инициативе Русского Географического общества в 1865 г.

Витимское плоскогорье посетил И.А. Лопатин. Он провел маршрут по рекам Витиму, Кыджимиту, Алянге, Зазе и др. В кратком отчете даны сведения по орографии района и распространению горных пород, среди которых им выделяются гнейсы, граниты, из­ вестняки, пресноводные осадочные породы третичного возраста.

В 1866 г. П.А. Кропоткиным в бассейне р. Холой среди песчано-галечных отложений в правом борту её долины, в 2-2,5 км выше устья, были найдены остатки стволов окаменевших деревьев, достигающих в диаметре 25-80 см. По определению Э.И. Эйхвальд эти отложения относены к третичной системе. Кроме этого П.А.

Кропоткин даёт орографическое и геологическое описание Витимского плоскогорья, где он отмечает широкое развитие гранитов и граносиенитов, среди которых ближе к окраинам Витимского плоскогорья выделяются кристаллические сланцы.

В 1898 г. выходит в свет работа А.П. Герасимова под названием «Геологический очерк Яблонового хребта и Витимского плоскогорья», где выделены древнейшие слоисто-кристаллические породы, диориты, граниты, диабазы, мелафиры, юрские отложения, а также базальты третичного возраста и описаны открытые им потухшие вулканы в долине р. Витима. В 1912 г. А.К. Мейстер произвел исследования на базальтовом плато Витимского плоскогорья, в результате чего были описаны изверженные и метаморфические породы, а также выделены юрские и третичные отложения.

В 1938 году А.Ф. Колесовым в известняках была найдена фауна археоциат, которая А.Г. Вологдиным определена как нижнекембрийская. Таким образом, впервые из протерозойской метаморфической толщи по р. Олдынде выделены нижнекембрийские образования. В 1934 г. на юге Витимского плоскогорья геологическую съемку масштаба 1:1000000 проводил Б.А. Иванов, и выделил две разновидности верхнепалеозойских гранитов, а также установил раннемеловой возраст пресноводных отложений по фауне эстерий.

В 1939 г. К.С. Андриановым и А.И. Смирновым проведено изучение фосфоритоносности осадочных пород зазинской свиты в обнажениях по р.р. Витим и Заза. Установлены повышенные содержания P2O5 в песчаниках, но из-за удалённости района от промышленных центров Зазинское и Витимское проявления фосфоритов оказались не перспективными. В 1940 г. В.А. Мониным проводились геолого поисковые работы, в результате которых составлена геологическая карта масштаба 1:200000, охватившая площадь по берегам Витима от пос. Романовка до устья р.

Юмурчен. В 1947 г. С.Н. Коровин закартировал в масштабе 1:200000 площадь междуречья Заза-Холой-Витим и пади Ульдзуйтуй, где обнаружил остатки кембрийской фауны археоциат в известняках эффузивно-осадочного комплекса, относящегося в настоящее время к олдындинской свите.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.