авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ЧИТАГЕОЛСЪЁМКА» ...»

-- [ Страница 2 ] --

В экспозициях флоры формации Исянь Музея естественной истории г. Пекин и музея Национального Геопарка на местонахождении Сихетун (г. Чаоян) выставлены образцы листьев цикадовых Baikalophyllum lobatum Bugd. (табл., фиг. 11). Этот вид был описан из забайкальского местонахождения Семен. На этикетках ошибочно указано на­ звание Pityolepis larixiformis. Также во флоре Исяни участвует такое растение, как Nageiopsis transbaikalica Srebr. (табл., фиг. 20), но отнесенное китайскими палеоботани­ ками к Podocarpidites reheensis (Wu). Остатки этого хвойного известны из местонахо­ ждения Семен и Байса. Общими элементами тургинской флоры и флоры формации Исянь являются также Botrychites reheensis Wu (табл., фиг. 17), Neozamites verchojanensis Vachr., Pityolepis pseudotsugaoides Sun et Zheng, Brachyphyllum longispicum Sun, Zheng et Mei, Scarburgia hilii Harris (табл., фиг. 12, 13), Ephedrites chenii (Cao et Wu) Guo et Wu X.W., Carpolithus multiseminalis Sun et Zheng, C.

pachythelis Sun et Zheng. Кроме того, во флоре Исяни указываются находки такого энде­ мичного рода, как Gurvanella, найденного ранее в монгольской раннемеловой флоре местонахождения Гурван-Эрэн [22]. В Забайкалье такое растение не было найдено, но флора последнего местонахождения, а также Манлая и Бон-Цагана, 23 сопоставлялась с тургинской забайкальской флорой [1].

Таким образом, несомненна одновозрастность флор формации Исянь и тур­ гинской свиты Забайкалья, следовательно, возраст флороносных слоев этого стратигра­ фического подразделения Северо-Востока Китая баррем-аптский. Напомним, что эта датировка поддерживается данными абсолютной геохронологии.

В баррем-аптское время на обширной площади, включавшей современные тер­ ритории Забайкалья, Монголии и Северо-Востока Китая существовала биота высокого уровня эндемизма. Флора этих регионов обладает несомненным сходством и включает элементы, как умеренных флор, так и субтропической, что позволяет проводить широ­ кую межрегиональную корреляцию. Опираясь на нее, возраст биоты Жэхол можно определить как баррем-аптский.

Исследования поддержаны грантом Президиума ДВО РАН и Президиума РАН 09-I-П15-02 по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН "Происхождение биосферы и эволюция гео-биологических систем".



Список литературы 1. Бугдаева Е.В. Корреляция нижнемеловых отложений изолированных впадин Забайкалья по флоре // Ярусные и зональные шкалы бореального мезозоя СССР. М.: Наука, 1989. (Труды ИГиГ СО АН СССР, вып. 722). - С. 162-168.

2. Вахрамеев В.А. Стратиграфия и ископаемая флора юрских и меловых отложений Вилюйской впадины и прилегающих районов Приверхоянского краевого прогиба. М.: Изд-во АН СССР, 1958. - 136 с.

3. Вахрамеев В.А. Юрские и раннемеловые флоры Евразии и палеофлористические провинции этого вре­ мени. Труды ГИН, вып. 102. М., 1964. - 263 с.

4. Вахрамеев В.А., Добрускина И.А., Заклинская Е.Д., Мейен С.В. Палеозойские и мезозойские флоры Ев разии и фитогеография этого времени. М.: Наука, 1970. - 426 с.

5. Вахрамеев В.А., Долуденко М.П. Верхнеюрская и нижнемеловая флора Буреинского бассейна и ее зна­ чение для стратиграфии. Труды ГИН, вып. 54. М.: Изд. АН СССР, 1961. - 136 с.

6. Вахрамеев В.А., Котова И.З. Древние покрытосеменные и сопутствующие им растения из нижнемело­ вых отложений Забайкалья // Палеонтол. журн., 1977, № 4. - С. 101-109.

7. Колесников Ч.М. Стратиграфия континентального мезозоя Забайкалья // Стратиграфия и палеонтоло­ гия мезозойских и кайнозойских отложений Восточной Сибири и Дальнего Востока. Труды Лимнолог.

Ин-та, т.4 (24). М.-Л.: Наука, 1964. - С. 5-138.

8. Котова И.З. Возраст континентальных отложений Гусиноозерской впадины и особенности раннемело­ вых флор Забайкалья // Изв. АН СССР, Сер. геол., 1964. № 8. - С. 84-93.

9. Котова И.З. О возрасте угленосных отложений Восточного Забайкалья (Букачачинская впадина) // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1968, № 11. - С. 95-103.

10. Красилов В.А. Раннемеловая флора Южного Приморья и ее значение для стратиграфии. М.: Наука, 1967. - 364 с.

11. Красилов В.А. Материалы по стратиграфии и палеофлористике угленосной толщи Буреинского бас­ сейна // Ископаемые флоры и фитостратиграфия Дальнего Востока. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1973.

- С. 28-51.

12. Мартинсон Г.Г. Мезозойские и кайнозойские моллюски континентальных отложений Сибирской платформы, Забайкалья и Монголии. Труды Байкальской лимнолог. станции, т.19. М.-Л.: АН СССР.

1961. - 322 с.

13. Принада В.Д. Мезозойская флора Забайкалья и ее стратиграфическое распределение // Материалы по геол. и полезным ископ. Вост. Сибири. Иркутск, 1950. - 31 с.

14. Принада В.Д. Мезозойская флора Восточной Сибири и Забайкалья. М.: Госгеолтехиздат, 1962. - 368 с.

15. Рейс О.М. Фауна рыбных сланцев Забайкальской области // Геологические исследования и разведоч­ ные работы по линии Сибирской железной дороги. СПб, 1910. - С. 1-68.

16. Фитостратиграфия и флора юрских и нижнемеловых отложений Ленского бассейна. Л.: Недра, 1985. 223 с.

17. Cao Zh.-Y., Wu Sh.-I., Zhang P.-A., Li J.-R. Discovery of fossil monocotyledons from Yixian Formation, western Liaoning // Chinese Science Bull., 1998. Vol. 43. № 3. - P. 230-233.

18. Chen P.-J., Chang Zh.-L. Nonmarine Cretaceous stratigraphy of eastern China // Cretaceous Research, 1994.

Vol. 15. - P. 245-257.

19. Gibbons A. Dinosaur fossils, in fine feather, show link to birds // Science, 1998. Vol. 280. - P. 2051.





20. Harland W.B., Armstrong R.L., Cox A.V., Craig L.E., Smith A.G., Smith D.G. A geological time scale 1989.

Cambridge: Cambridge University Press, 1989.

21. Lo Ch.-H., Chen P.-J., Tsou T.-Yu, Sun Sh.-S., Lee Ch.-Yu. 40Ar/39Ar laser single-grain and K-Ar dating of the Yixian Formation, NE China // Palaeoworld, 1999. № 11. Special Issue. - P. 341-338.

22. Krassilov V.A. Early Cretaceous flora of Mongolia // Palaeontographica, B. 1982. Bd. 181. - P. 1-43.

23. Krassilov V.A. New floral structure from the Lower Cretaceous of Lake Baikal area // Rev. Palaeobot. and Palynol., 1986. Vol. 47. - P. 9-16.

24. Krassilov V.A., Bugdaeva E.V. Achene-like fossils from the Lower Cretaceous of the Lake Baikal area // Rev. Palaeobot. and Palynol., 1982. Vol. 36. - P. 279-295.

25. Krassilov V.A., Bugdaeva E.V. Gnetophyte assemblage from the Early Cretaceous of Transbaikalia // Palae­ ontographica, B. 2000. Bd. 253. - P. 139-151.

26. Li W.-B., Liu Z.-S. The Cretaceous palynofloras and their bearing on stratigraphic correlation in China // Cretaceous Research, 1994. Vol. 15. - P. 333-365.

27. Li W.-B., Liu Z.-S. Sporomorph assemblage from the basal Yixian Formation in Western Liaoning and its geological age // Palaeoworld, 1999. № 11. Special Issue. - P. 68-79.

28. Mao Zh.-Zh., Yu J.-X., Lentin J.K. Palynological interpretation of Early Cretaceous non-marine strata of northeast China // Proceedings of the 7th Internation.Palynol. Congress. Part II. (Eds. Truswell E.M., Owen J.A.K.) Amserdam: Elsevier, 1990. - P. 115-118.

29. Pu R.-G., Wu H.-Zh. Mesozoic sporo-pollen assemblages in Western Liaoning and their stratigraphic signi­ ficance // Acta Palaeontologica Sinica, 1992. Vol. 10, № 4. - P. 121-212.

30. Smith P.E., Evensen N.M., York D., Chang M.-M., Jin F., Li J.-L., Cumbaa S., Russel D. Dates and rates in ancient lakes: 40Ar-39Ar evidence for an Early Cretaceous age for the Jehol Group, northeast China // Can. J.

Earth Sci., 1995. V. 32. - P. 1426-1431.

31. Sun Ge, Dilcher D.L., Zheng Sh.-L., Zhou Zh.-K. In search of the first flower: a Jurassic angiosperm, Archae­ fructus, from Northeast China // Science, 1998. Vol. 282. № 5394. - P. 1692-1695.

32. Sun Ge, Zheng Sh.-L., Dilcher D.L., Wang Yo.-D., Mei Sh.-W. Early angiosperms and their associated plants­ from Western Liaoning, China. Shanghai: Shanghai Scientific and Technological Education Publishing House, 2001. - 227 p.

33. Swisher C.C., Wang Y.-Q., Wang X.-L., Xu X., Wang Y. Cretaceous age for the feathered dinosaurs of Liaon­ ing, China // Nature, 1999. Vol. 400. - P. 58-61.

34. Unwin D.M. Feathers, filaments and theropod dinosaurs // Nature, 1998. Vol. 391. - P. 119-120.

Палеонтологическая таблица и объяснение к ней Фиг.1. Рыба Lycoptera middendorfii (Mll.) из "обнажения Миддендорфа", линейка 1 см;

тургинская свита, Восточное Забайкалье;

Фиг.2. Поденки Ephemeropsis trisetalis Eichwald, широко распространенные насекомые в биоте Жэхол;

линейка 1 см;

местонахождение Байса, зазинская свита, Центральное Забайкалье;

Фиг.3. Otozamites lacustris Krassil.;

линейка 5 мм;

там же;

Фиг.4. Gleichenia lobata Vachr.;

линейка 1 см;

местонахождение Семен, семеновская толща, Центральное Забайкалье;

Фиг.5. Neozamites verchojanensis Vachr.;

линейка 1 см;

там же;

Фиг.6. Baikalophyllum lobatum Bugd.;

линейка 1 см;

там же;

Фиг.7. Напластование диаспор Baisia hirsuta Krassil.;

линейка 1 см;

местонахождение Байса, зазинская свита, Центральное Забайкалье;

Фиг.8. Baisia hirsuta Krassil.;

линейка 5 мм;

местонахождение Байса, там же;

Фиг.9. Baisia hirsuta Krassil.;

одно деление 1 мм;

местонахождение Сихетунь, формация Исянь, западный Ляонин, КНР;

Фиг.10. Gleichenia lobata Vachr.;

линейка 1 см;

местонахождение Семен, семеновская толща, Централь­ ное Забайкалье;

Фиг.11. Baikalophyllum lobatum Bugd.;

местонахождение Сихетунь, формация Исянь, западный Ляонин, КНР;

Фиг.12. Scarburgia hilii Harris, линейка 1 см;

гусиноозерская серия, Западное Забайкалье;

Фиг.13. Scarburgia hilii Harris, линейка 1 см;

там же;

Фиг.14. Cladophlebidium dahuricum Pryn., линейка 1 см;

местонахождение Семен, семеновская толща, Центральное Забайкалье;

Фиг.15. сброшенный рецептакль Baisia hirsuta Krassil.;

линейка 5 мм;

местонахождение Байса, зазинская свита, Центральное Забайкалье;

Фиг.16. Czekanowskia vachrameevii Kiritch. et Samyl., линейка 1 см;

там же;

Фиг.17. Botrychites reheensis Wu;

линейка 1 см;

там же;

Фиг.18. Pityolepis oblonga Samyl.;

линейка 1 см;

там же;

Фиг.19. Samaropsis aurita Krassil.;

линейка 5 мм;

там же;

Фиг.20. Nageiopsis transbaicalica Srebr.;

линейка 1 см;

там же.

ФИТЕРАЛЫ РАННЕМЕЛОВЫХ УГЛЕЙ ЗАБАЙКАЛЬЯ И ЮГА РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Е.В. Бугдаева, В.С. Маркевич БПИ ДВО РАН, Владивосток, bugdaeva@ibss.dvo.ru Установлены раннемеловые растения-углеобразователи внутриконтинентальных впадин За­ байкалья и приморских низменностей юга российского Дальнего Востока. В раннемеловых болотных со­ обществах повсеместно доминировали папоротники и Pseudotorellia. Во внутриконтинентальных бассей­ нах наряду с ними эдификаторную роль играли Pinaceae, чекановскиевые и Sphenobaiera. В раститель­ ных сообществах приморских низменностей их замещали таксодиевые и мировиевые.

Уже давно доказано растительное происхождение угля на основании многочис­ ленных и неоспоримых фактов (обнаружение в угольных пластах отпечатков листьев, коры, стволов деревьев, спор и т.д., использование изотопного метода анализа). Это по­ лезное ископаемое формируется в результате медленного разложения вещества расти­ тельного происхождения под действием биологических и геологических процессов без доступа кислорода. Основу угля образуют растения болотных сообществ, т.к. болота наиболее благоприятны для накопления и переработки органических продуктов в торф.

Заболачивание водоёмов происходит различными путями и зависит от рельефа дна и берегов, проточности воды и других факторов.

Результаты палеоботанического исследования углей позволяют установить при­ роду исходных материалов, их генезис и возраст. Мы старались исследовать непосред ственно сам уголь для выявления фитералов (примечание: фитерал - растительное ве­ щество в углях, например, кутикула листьев, оболочки палиноморф или воска, распозна К статье 1 Е.В. Бугдаевой Таблица ваемые по их характерной морфологии, в отличие от органического вещества, образую­ щего основную массу угля или мацерала). Отложения крыши и почвы угольного пласта могут содержать остатки растений, как болотных сообществ, так и транспортирован­ ных со склонов или прилегающих низменностей. Целью нашей работы являлось выяв­ ление растений - углеобразователей, произраставших на болоте.

На Российском Дальнем Востоке (РДВ) и в Восточной Сибири в юрско-раннеме­ ловое время выделяются два этапа углеобразования: титон-валанжинский и баррем раннеальбский [1, 4, 5, 7, 8, 9, 11, 13, 17]. Наибольший размах имел второй этап, про­ явившийся почти повсеместно на суше Северного полушария, в то время как первый был меньшего масштаба.

Первый этап титон-валанжинского возраста нашел отражение в углеобразовании на территории Буреинского бассейна. Угленосные отложения начинаются талын­ джанской свитой общей мощностью до 500 м, содержащей более 20 прослоев угля. Это стратиграфическое подразделение согласно или с местными размывами перекрыто ур­ гальской свитой. В ее составе выделяются дубликанская и солонийская подсвиты, по мнению некоторых стратиграфов имеющие ранг свит. Разрез свиты содержит около пластов угля, многие из которых имеют рабочую мощность. Выше залегают отложения чегдомынской и чемчукинской свит, включающие маломощные угольные пласты, не­ которые из которых достигают промышленных значений [9, 13].

Юрские болотные сообщества в основном сложены циатейными и чистоустовы­ ми папоротниками, хвойными, гинкговыми, чекановскиевыми, а также мохообразными.

Следует отметить, что значительных различий в таксономическом составе палиноспек­ тров из юрских угольных слоев и междупластий не выявлено, что может свидетель­ ствовать о сходном типе растительности, занимавшей как низины, так и плакоры. Заме­ тим, что в нижнемеловых отложениях палиноспектры из углей, осадочных пород кров­ ли и подошвы в значительной степени разнятся. По-видимому, в меловое время стала формироваться дифференциация низинных и склоновых растительных сообществ, обу­ словленная нарастанием контрастности климатических условий [5, 17].

Второй этап углеобразования баррем-раннеальбского возраста по масштабу и площадному охвату не имел себе равных в северном полушарии. В это время формиру­ ются угли Забайкалья, Якутии, Северо-Востока России, Приамурья и Южного Примо­ рья. Раннемеловые болотные сообщества демонстрируют преемственность с юрскими, а также некоторый консерватизм таксономического состава, обусловленный сходными обстановками существования. Апогей раннемелового угленакопления совпадает с апт­ ским климатическим оптимумом.

Забайкалье Х и л о к - Ч и к о й с к а я депрессия [12], состоящая из ряда впадин – Окино Ключевской, Нарын-Гутайской и др., выполнена нижнемеловой осадочно - вулканоген­ ной гусиноозерской серией, подразделяющейся здесь на хилокскую, убукунскую и се­ ленгинскую свиты. В разрезе хилокской свиты местонахождения Красный Яр из про­ слоя угля (20-см) отобраны пробы, мацерация которых выявила, что основу его слагает органическое вещество, поставляемое растениями Baierella averianovii Bugd. [15] (табл., фиг. 1, 2).

В палинологическом комплексе доминируют голосеменные, главным образом, за счет моносулькатной пыльцы Ginkgocycadophytus. В составе споровых преобладают близкие к циатейным и диксониевым. Реже встречаются близкие к сосновым, араукари­ евым и хейролепидиевым [16].

В Ч и т и н о - И н г о д и н с к о й в п а д и н е проведены сборы как из кры­ ши и почвы верхних угольных пластов, так и непосредственно из угля месторождения Черновские копи возле г. Чита (тигнинская свита, по палеоботаническим данным ее возраст баррем-апт). Выявлено, что в состав растений-углеобразователей входили Sphenobaiera sp.nov. (табл. фиг. 3, 4), Pseudotorellia transbaikalica Bugd. (табл. фиг. 5, 6) и Phoenicopsis cf. papulosa Samyl.

Б у к а ч а ч и н с к а я в п а д и н а выполнена туфогенно-осадочными порода­ ми доронинской свиты, с пластами каменных углей в верхней части. Палеоботаниче­ ские данные свидетельствуют о баррем- аптском возрасте накопления осадков [3]. Ма­ церация угля выявила, что его слагают остатки хвойных (листья Pityophyllum sp., кути­ кула изображена на таблице, фиг. 7, чешуи, побеги, ископаемая смола), гинкговых (Pseudotorellia transbaikalica Bugd., табл. фиг. 5, 6) и чекановскиевых (Czekanowskia ninae Kiritch. et Samyl., табл. фиг. 8) [2, 3]. Высокое участие хвойных в углях, возмож­ но, было обусловлено близостью склонов бассейна к местам аккумуляции осадков. Со­ став комплекса растений из междупластий намного разнообразнее.

Т у р г и н о - Х а р а н о р с к а я в п а д и н а выполнена нижнемеловыми вул­ каногенно-осадочными и осадочными образованиями, подразделяемыми на тур­ гинскую и кутинскую свиты. Последняя представлена угленосно-терригенной форма­ цией и включает несколько продуктивных слоев (Харанорское месторождение угля).

Нами в этом карьере были опробованы угли. После мацерации они распались на листья Pseudotorellia kharanorica Bugd. и Pagiophyllum sp. (табл. фиг. 9-11) [14]. Количество псевдотореллиевых составляет около 90-95%, а хейролепидиевых - около 5%.

В палинологическом комплексе доминируют голосеменные, преимущественно Ginkgocycadophytus и папоротники, близкие к циатейным.

Буреинский бассейн Во время формирования чегдомынской и чемчукинской свит на территории бас­ сейна была распространена ассоциация Ginkgoitetum в различных вариантах. Для чем­ чукинской флоры обычны также чекановскиевые, локально доминируют цикадофиты, таксодиевые Elatides и Athrotaxopsis, мохообразные [8, 9].

Для палинокомплекса чегдомынской свиты характерно доминирование спор, главным образом, Cyathidites. Среди голосеменных преобладают Ginkgocycadophytus и хвойные. В палинокомплексе чемчукинской - высоко разнообразие и участие папорот­ никообразных (циатейных, глейхениевых и осмундовых), среди голосеменных домини­ руют сосновые и таксодиевые, остается довольно высоким участие Ginkgocycadophytus [11, 17].

Южное Приморье Р а з д о л ь н е н с к и й б а с с е й н выполнен меловыми пресноводно-конти­ нентальными и в меньшей степени прибрежно-морскими отложениями, объединенны­ ми в никанскую и коркинскую серии. В составе первой выделены три свиты - уссурий­ ская (баррем), липовецкая (апт-ранний альб) и галенковская (средний альб). Возраст второй - поздний альб-сеноман. Промышленная угленосность приурочена к липовец­ кой свите. Угли имеют высокое содержание смолы. А.Н. Криштофович, изучая их, вы­ делил отдельную разновидность смоляных углей и назвал их рабдописситами [10].

Для палинокомплекса этого стратиграфического подразделения характерно вы­ сокое таксономическое разнообразие и доминирование циатейных и глейхениевых, а также близких к сосновым и таксодиевым. В карьере Липовецкого месторождения в кровле продуктивного пласта найдены остатки растений: почти целые вайи папоротни­ ков Nathorstia pectinata (Goepp.) Krassil. и Alsophilites nipponensis (Oishi) Krassil., а так­ же ветки с листьями Pseudotorellia krassilovii Bugd. (табл. фиг. 12-14). Исходя из фаци­ альной приуроченности, можно предположить, что эти растения произрастали вблизи места осадконакопления. Мацерация смоляных углей выявила, что они почти полно­ стью сформированы остатками Mirovia orientalis (Nosova) Nosova [6, 18] (табл., фиг. 15 16). Эти растения неопределенной систематической принадлежности некоторые иссле­ дователи относят их к семейству Miroviaceae [14]. В строении листьев мировий выявле­ ны смоляные ходы. Последние, возможно, играли значительную роль в формировании рабдописситов [6, 18].

П а р т и з а н с к и й б а с с е й н Континентальные угленосные и морские от­ ложения объединены в сучанскую (готерив-альбскую) и коркинскую (поздний альб-се­ номанскую) серии. Первая подразделяется на две свиты - старо- и северосучанскую.

Наиболее продуктивные угольные пласты приурочены к верхней части старосучанской свиты (ранний апт). Для палинокомплекса этого временного интервала характерно вы­ сокое таксономическое разнообразие и доминирование глейхениевых и таксодиевых [11].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Установлены раннемеловые растения-углеобразователи внутриконтинентальных впадин Забайкалья и приморских низменностей юга Российского Дальнего Востока.

Для первых характерно преобладание гинкговых, хвойных и в меньшей степени папо­ ротников, для вторых – папоротников (в основном глейхениевых и циатейных). Непре­ менным компонентом углеобразующих сообществ являлась Pseudotorellia. По-видимо­ му, участие Pinaceae в формировании угля локально и связано с малыми размерами бас­ сейна и, соответственно, с близостью склонов. Представители чекановскиевых (Czekanowskia, Phoenicopsis) многочисленны во внутриконтинентальных впадинах и исчезают в приморских низменностях. Массовая аккумуляция остатков мировиевых имела место на приморской равнине Раздольненского бассейна. В Партизанском бас­ сейне была высока роль таксодиевых.

Таким образом, в раннемеловых болотных сообществах повсеместно доминиро­ вали папоротники и Pseudotorellia. Во внутриконтинентальных бассейнах наряду с ними эдификаторную роль играли также Pinaceae, чекановскиевые и Sphenobaiera. В растительных сообществах приморских низменностей их замещали таксодиевые и мировиевые.

Исследования поддержаны грантом Президиума ДВО РАН и Президиума РАН 09-I-П15-02 по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН "Происхождение биосферы и эволюция гео-биологических систем".

Список литературы 1. Бугдаева Е.В. Корреляция нижнемеловых отложений изолированных впадин Забайкалья по флоре // В кн.: Ярусные и зональные шкалы бореального мезозоя СССР (отв. ред. В.А. Соловьев). М.: Наука, 1989. С. 162-168 (Труды Института геологии и геофизики СО АН, вып. 722).

2. Бугдаева Е.В. История рода Pseudotorellia Florin (Pseudotorelliaceae, Ginkgoales) // Палеонтол. журн., 1999. № 5. - С. 94-104.

3. Бугдаева Е.В. К вопросу о возрасте угленосных отложений Букачачинской впадины (Восточное За­ байкалье) // Вестник ТГУ., сер. «Науки о Земле». Прилож. № 3 (II), 2003. - С. 47-49. (Матер. научн. конф.

«Проблемы геологии и географии Сибири») 4. Бугдаева Е.В., Маркевич В.С. Меловые растительные сообщества Восточной Азии // «Растения в мус­ сонном климате». Владивосток: Изд-во БСИ ДВО РАН, 2003. - C. 13-22 (Матер. III Междунар. конф., 22 25 октября 2003, Владивосток).

5. Бугдаева Е.В., Маркевич В.С. Эволюция позднеюрских-раннемеловых болотных экосистем (Россий­ ский Дальний Восток) // Новости палеонтологии и стратиграфии. Вып. 10-11: Приложение к журналу "Геология и геофизика". Т. 49. 2008. - С. 199-202.

6. Бугдаева Е.В., Маркевич В.С. Исходный растительный материал уникальных меловых углей Липовец­ кого месторождения южного Приморья // Вестник ДВО РАН, 2009. № 6. - С. 35-42.

7. Вербицкая З.И., Дзенс-Литовская О.А., Штемпель Б.М. Меловая растительность и угли Приморского угленосного бассейна. М.-Л.: Наука, 1965. - 118 с.

8. Красилов В.А. Мезозойская флора реки Буреи (Ginkgoales и Czekanowskiales). М.: Наука, 1972. - 150 с.

9. Красилов В.А. Материалы по стратиграфии и палеофлористике угленосной толщи Буреинского бассей­ на // Ископаемые флоры и фитостратиграфия Дальнего Востока. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1973.

- С. 28-51.

10. Криштофович А.Н. Липовецкие каменноугольные копи в Уссурийском крае // Мат. Геол. Комитета по общей и прикладн. геол. Вып. 81. 1928. - 36 с.

11. Маркевич В.С. Меловая палинофлора севера Восточной Азии. Владивосток: Дальнаука, 1995. - 200 с.

12. Скобло В.М., Лямина Н.А., Руднев А.Ф., Лузина И.В. Континентальный верхний мезозой Прибайкалья и Забайкалья (стратиграфия, условия осадконакопления, корреляция). Новосибирск: Издательство СО РАН, 2001. – 332 с.

13. Шарудо И.И. История позднемезозойского угленакопления на территории Дальнего Востока. Ново­ сибирск: Наука, 1972. - 240 с. (Труды ИГГ СО АН СССР. Вып.108).

14. Bose M.N., Manum S.B. Mesozoic conifer leaves with ‘Scyadopytis-like’ stomatal distribution. A re-evalu­ ation based on fossils from Spitsbergen, Greenland and Baffin Island // Norsk Polarinst. Skrift., 1990. № 192. P. 1-81.

15. Bugdaeva E.V. Pseudotorellia from the Lower Cretaceous coal-bearing deposits of Eastern Transbaikalia // Paleontological Journal (USA), 1995. V. 29. № 1A. - P. 182-184.

16. Bugdaeva E.V., Markevich V.S. A New Species of Baierella from the Krasnyi Yar locality, Early Cretaceous of Western Transbaikalia // Paleontological Journal, 2007, V. 41, No. 11. - P. 1063–1067.

17. Bugdaeva E.V., Markevich V.S. Changes of taxonomical composition of Late Jurassic-Early Cretaceous pa­ lynofloras of Bureya Basin, Russia // Global Geology, 2007. V. 10. № 1. - P. 6-10.

18. Bugdaeva E.V., Markevich V.S. The Coal-Forming Plants of Rhabdopissites in the Lipovtsy Coal Field (Lower Cretaceous of Southern Primorye) // Paleontological Journal, 2009. V. 43. №. 10. - P. 1217-1229.

Палеонтологическая таблица и объяснение к ней Фиг.1. Дихотомирующие листья Baierella averianovii Bugd.;

Хилок-Чикойская депрессия, хилокская сви­ та;

размер каждой клетки 1 мм2;

Фиг.2. Строение устьица Baierella averianovii Bugd., СЭМ;

там же;

линейка 10 мкм;

Фиг.3. Лист Sphenobaiera sp.nov.;

Читино-Ингодинская впадина, тигнинская свита, Черновские копи;

ли­ нейка 1 см;

Фиг.4. Строение устьица Sphenobaiera sp.nov.;

там же;

СЭМ;

линейка 10 мкм;

Фиг.5. Строение эпидермы листа Czekanowskia ninae Kiritch. et Samyl.;

Букачачинская впадина, доро­ нинская свита;

линейка 100 мкм;

Фиг.6. Нижняя эпидерма листа Pityophyllum sp.;

там же;

линейка 100 мкм;

Фиг.7. Нижняя эпидерма листа Pseudotorellia transbaikalica Bugd.;

там же;

линейка 100 мкм;

Фиг.8. Строение устьица Pseudotorellia kharanorica Bugd.;

Тургино-Харанорская впадина;

кутинская сви­ та;

линейка 50 мкм;

Фиг.9. Эпидерма листа Pagiophyllum sp.;

там же;

линейка 200 мкм;

Фиг.10. Облиственный побег Pseudotorellia krassilovii Bugd.;

Раздольненская впадина;

липовецкая свита;

линейка 1 см;

Фиг.11. Строение устьица Pseudotorellia krassilovii Bugd.;

там же;

линейка 10 мкм;

Фиг.12. Строение устьица Mirovia orientalis (Nosova) Nosova;

CЭМ;

там же;

линейка 20 мкм;

Фиг.13. Нижняя эпидерма листа верхушечной части листа Mirovia orientalis (Nosova) Nosova;

CЭМ;

там же;

линейка 200 мкм.

КЕМБРИЙСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ БУРЯТИИ Л.И. Ветлужских Геологический институт СО РАН, Улан-Удэ, L_vetla@mail.ru Рассмотрены вопросы палеобиогеографии, биостратиграфии, а также палеонтологические остат­ ки кембрийских отложений Бурятии. Отмечена связь кембрийских бассейнов территории Республики с Сибирской и Саяно-Алтайской провинциями Тихоокеанской палеобиогеографической области. Граница между ними была условной и проходила в пограничной полосе южных и северных структурно-фациаль­ ных зон региона. Миграция фауны в тойонском и амгинском веках шла в направлении с востока, северо востока со стороны Сибирского моря и восточных районов палеоокеана Тетиса. Для данного времени на территории Бурятии выделяются биофации с Kooteniella slatkowski-Namanoia, Cheiruroides arcticus, Oryctocara-Oryctocephalus, Tonkinella gavrilovae, Pseudanomocarina-Olenoides.

На территории Бурятии среди палеозойских толщ наиболее часто встречаются кембрийские отложения, из них наиболее широко представлены нижнекембрийские, а распространение средне- и верхнекембрийских толщ более ограничено или единично.

К статье 2 Е.В. Бугдаевой Таблица Мощность отложений кембрия достигает тысячи метров. Они выходят на дневную по­ верхность в виде блоков среди магматических образований. Возраст этих отложений, которые в разных районах региона выделяются в качестве самостоятельных свит, обос­ новывается находками археоциат, трилобитов и, в меньшей степени, брахиопод и водо­ рослей. Другие органические остатки, найденные в кембрийских отложениях Бурятии, представлены так же, как и в разрезах кембрия Сибирской платформы [5], спикулами губок, хиолитами, хиолительминтами, строматолитами, микрофитолитами, биопробле­ матикой и акритархами. В последние годы в Западном Забайкалье наметилась общая тенденция омоложения возраста толщ, ранее включавшихся в состав рифея или кем­ брия, поэтому проблема объема кембрия, особенно среднего, и валидности стратонов вызывает особый интерес. В пределах Бурятии в настоящее время известно более двух десятков частных разрезов нижнего и среднего кембрия, охарактеризованных остатка­ ми трилобитов, брахиопод, водорослей, проблематики и микрофоссилий. Геологиче­ ская сохранность разрезов различная. Менее затронуты процессами покровно-надвиго­ вой тектоники разрезы, расположенные в Бирамьино-Янгудской СФЗ: в бассейнах рек Коокта, Янгуда, Муя, Левый и Правый Мамакан. Остальные разрезы в большей или меньшей степени тектонизированы и чаще всего представляют собою пакеты разновоз­ растных пластин или чешуй, либо могут быть переведены в категорию микститов [4].

О р г а н и ч е с к и й м и р кембрия Бурятии представлен, как указывалось выше, остатками археоциат, трилобитов, брахиопод, водорослей, акритарх, спикулами губок, хиолитами, хиолительминтами, строматолитами, микрофитолитами и биопроблематикой. Ортостратиграфическими группами для нижнего кембрия являются археоциаты и водоросли, которые часто в совокупности являются породообразующи­ ми. Водорослево-археоциатовые биогермные известняки олдындинской свиты отмеча­ ются в нижнекембрийской островодужной ассоциации Удино-Витимской зоны. Верх­ няя половина нижнего (тойонский ярус), средний и верхний кембрий характеризуются комплексами трилобитов, которые сопровождаются немногочисленными брахиопода­ ми. Среди них присутствуют замковые и беззамковые формы. Брахиоподы представле­ ны несколькими видами следующих родов Nisusia, Matutella, Kutorgina (3 вида), Micromitra (?), Acrothele (?), Paterina (?), Lingulella. Эта группа родов брахиопод в Сая­ но-Алтайской области приурочена к переходным между нижним и средним кембрием горизонтам.

П а л е о б и о г е о г р а ф и я Бурятии в нижнем и среднем кембрии рассматри­ валась в работах второй половины прошлого столетия [3;

6]. Тогда же была разработа­ на схема структурно-фациального районирования для нижнего палеозоя региона [7]. В настоящее время палеогеографическое распространение комплексов фауны и флоры в кембрии выглядит следующим образом:

В томмотском веке были широко распространены строматолитообразующие во­ доросли и циано-бактериальные сообщества. Строматолитовые постройки в основном желвакового и пластового типов. Их сочетания известны в Бирамьино-Янгудской (БЯЗ), Уакитской (УЗ), Байкало-Ципинской (БЦЗ) и Окино-Китойской (ОКЗ) зонах. В Джидинской (ДЗ) и Удино-Витимской (УВЗ) зонах строматолиты практически отсут­ ствуют, микрофоссилии представлены онколитами и микростроматолитами.

Отложения атдабанского века содержат остатки археоциат, водорослей, редких представителей трилобитов, а также спикулы губок, хиолиты, остатки трубчатых чер­ вей, причем доминируют археоциаты. В ОКЗ отмечаются трилобиты Poletaevella baljutica Dalm. et Rep. (семейство Olenellidae), Resimopsis volkovi Dalm. (семейство Paleolenidae), Sajanaspis cf. pokrovskyae Rep. и S. aff. modesta Rep. В Еравнинской СФЗ на Витимском плоскогорье в отложениях олдындинской свиты в биогермных археоциа­ тово-водорослевых известняках островной дуги обнаружены трилобиты Olenellidae gen. et sp. indet, Elganellus aff. planus Suv., E. planus Suv., E. chuludica Dalm., Elganellus sp. (семейство Neoredlichiidae), Kijanella chuludica Dalm. (семейство Ellipsocephalidae), Malykania sp. (семейство Jakutidae). Трилобиты атдабанского яруса ОКЗ сопоставляют­ ся с комплексами трилобитов МНР, Тувы, Горного Алтая и перечисленными выше комплексами трилобитов из олдындинской свиты Еравнинской СФЗ. В ОКЗ и БЯЗ в от­ ложениях атдабанского (верхи) и ботомского (низы) ярусов встречены трилобиты Bulaiaspis vologdini Lerm., В. prima Lerm. (атдабанский ярус), В. aff. limbata Rep., B.

sajanica Rep. (ботомский ярус). В раннеботомское время представители этого рода в БЯЗ и ОКЗ редки, а наибольшее распространение получают представители рода Jangudaspis. Jangudaspis anomalis Ogienko является формой, проходящей до низов той­ онского яруса, остальные - J. convexus Ogienko, J. princeps Ogienko, J. nodus Ogienko не выходят за пределы ботомского яруса. Большим распространением в пределах ботомского и низах тойонского ярусов пользуются трилобиты родов Redlichia и Redlichina (Redlichia sp., Redlichina anamakitica Dalm., семейство Redlichiidae) и рода Micmaccopsis (M. aff. lata Rep.). Примерно в середине ботомского века начинают бурно развиваться трилобиты рода Bathyariscellus (В. robustus Lerm., В. firmus Ogienko, B.nodus Ogienko, семейство Jakutidae), рода Chakasskia (Ch. minussensis Polet), родов Onchocephalina, Kootenia, Ogygopsis, Kounamkites (K. dubitabilis Ogienko).

Отложения тойонского века в БЯЗ, КТЗ и ОКЗ (Окинская подзона) охарактеризо­ ваны обильными остатками водорослей, трилобитов и брахиопод. Трилобиты представ­ лены следующими формами: Parapoliella sp. (редко), Ogygopsis sp., Chilometopus ex gr.

artus Suv., Edelsteinaspis ornata Lerm., E. biramjensis Suv., E. gracilis Lerm., Dorypyge(?) sp., Kootenia kooktensis Dalm., K. sibirica Lerm., K. gaspensis Rassetti, Kooteniella slatkowskii (Schmidt), K. cf. sima Suv., K. aff. turgida Suv., K. edelsteini Lerm., Chakasskia minussensis Polet. (редко), Chondragraulos minussensis Lerm., Ch. zabiticus Dalm., Namanoia(?) kumakiensis Dalm., N. incerta N. Tchern., Namanoia sp., Chondranomocare sp.

(редко), Kounamkites dubitabilis Ogienko, Ptychoparia kochibei Walcott, Prohedinella sp., Solenopleura sp., Binodaspis spinosa Lerm., B. prima Pokr., Binodaspis sp., Erbia sibirica Lerm., E. granulosa Lerm., Batenotus (?) sp. Некоторые из приведенных таксонов яв­ ляются проходящими в амгинский ярус.

Амгинский ярус на территории Бурятии характеризуется широким развитием трилобитов семейства Oryctocephalidae. Изучение ассоциаций трилобитов в разрезах БЯЗ позволило установить четыре этапа в их развитии. На этом основании отложения кумакской свиты были подразделены на четыре горизонта с географическими названи­ иями и, соответственно, четыре зоны совместного распространения комплексов трило­ битов [4]. Выделенные биофации имеют сходство с таковыми Юдомо-Оленекского фа­ циального региона Сибирской платформы [1].

Отложения майского века – верхнего кембрия выделены весьма условно по три­ лобитам родов Liostracus, Kuraspis, Acrocephalites и Uncaspis, которые обнаружены в не­ большом количестве в бассейнах pp. Сухая Бадота (правый приток р. Турки), Абага и в Восточном Саяне (бассейн р. Балюта).

В итоге отметим следующее:

В конце тойонского и амгинском веках палеобассейны на территории Бурятии относились к Сибирской и Саяно-Алтайской провинциям Тихоокеанской палеобиогео­ графической области. Граница между ними была условной и проходила в пограничной полосе южных и северных структурно-фациальных зон региона [2].

Для данного времени на территории Бурятии выделяются биофации с Kooteniella slatkowski-Namanoia, Cheiraroides arcticus, Oryctocara-Oryctocephalus, Tonkinella gavri lovae, Pseudanomocarina-Olenoides.

Миграция фауны в тойонском и амгинском веках шла в направлении с востока, северо-востока, со стороны Сибирского моря и восточных районов палеоокеана Тетиса.

В конце тойонского века намечается наибольшее сходство фаций северных зон Бурятии с Анабаро-Синским фациальным регионом Сибирской платформы, южных зон с западными районами Саяно-Алтайской горной области.

В амгинском веке отмечается наибольшее сходство фаций в северных зонах региона и КТЗ с Юдомо-Оленекским фациальным регионом Сибирской платформы.

Список литературы 1. Ветлужских Л.И. Биоценозы и фации кембрия Бурятии // Эволюция жизни на Земле. Материалы III Международного симпозиума. Томск, 2005. - С. 78-79.

2. Ветлужских Л.И. Палеобиогеография кембрия на территории Бурятии // Палеонтология, палеобиогео­ графия и палеоэкология. Материалы LIII сессии палеонтологического общества 2-6 апреля 2007 г. С.-Пе­ тербург, 2007. - С. 34-35.

3. Волколаков Ф.К., Язмир М.М. О биогеографических и фациальных районах Саяно-Байкальского наго­ рья в Ленском веке. // Вопросы палеогеографического районирования в свете данных палеонтологии.

Труды IX сессии Всесоюзного палеонтологического общества. М: изд-во Недра, 1967. - С. 35-43.

4. Минина О.Р., Ветлужских Л.И. К проблеме объема среднего кембрия и валидности местных страти­ графических подразделений Западного Забайкалья (Верхне-Ангарский и Южно-Муйский хребты) // Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к конти­ ненту). Матер. научн. совещ.Иркутск, 2006. – С. 28-30.

5. Репина Л.Н. Палеобиогеография раннекембрийских морей по трилобитам // Биостратиграфия и био­ география палеозоя Сибири. Новосибирск, 1985. - С. 5-15.

6. Язмир М.М., Далматов Б.А. Биогеография раннего и среднего кембрия в пределах Бурятии // Геология и геофизика, № 2, 1975. - С. 55-63.

7. Язмир М.М., Далматов Б.А., Язмир И.К. Атлас фауны и флоры палеозоя и мезозоя Бурятской АССР.

Палеозой. М.: Недра, 1975. - 184 с.

НИЖНЕМЕЛОВАЯ ИХТИОФАУНА ШИЛКИНСКОЙ ВПАДИНЫ (ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) Р.А. Коростовский Геологический научный центр ЧитГУ, Чита, rk_rk@mail.ru В статье приведены сведения о нижнемеловой ихтиофауне Шилкинской впадины. Выделен один новый вид рода Lycoptera - L. schilkensis, sp.nov. По результатам сопоставления комплексов органиче­ ских остатков нижнемеловых отложений Шилкинской и стратотипичной Тургино-Харанорской впадин можно сделать вывод об отнесении первых к среднетургинской подсвите.

Шилкинская впадина расположена в Агинско-Аргунской структурно-фациаль­ ной зоне [2, 3] и вытянута в северо-восточном направлении (Рис. 1). В ее юго-западной части располагается Бичектуйская мульда, а в северо-восточной – Делюнская. Конти­ нентальные отложения нижнего мела, выполняющие депрессию, расчленяются на две свиты – тургинскую и кутинскую. По данным С.А. Козлова и др., выполнивших Геоло­ гическое доизучение площади листа N-50-XXXIV масштаба 1:200000, тургинская свита представлена туффогенно-осадочными и, преимущественно, осадочными образования­ ми с пластами бурых углей в верхней части разреза. Кутинская свита состоит исключи­ тельно из терригенных отложений. Остатки рыб обнаружены только в тургинской сви­ те.

Остатки рыб в Б и ч е к т у й с к о й м у л ь д е обнаружены в ее северной части по левому борту пади Бичектуй (географические координаты – N 52о04.175’ E 116o54.397’). Здесь отложения тургинской свиты представляют собой крыло синкли­ нальной складки, вытянутой в северо-восточном направлении и разбитой тектониче­ скими нарушениями на серию блоков. Отложения тургинской свиты от устья пади Мергениха до устья пади Бичектуй (рис. 2) в течение 2004-2009 гг. изучены сотрудни­ ками Геологического научного центра ЧитГУ. В этой части разреза в составе тургин Рис. 1. Схема расположения Шилкинской впадины ской свиты выделяется две пачки (рис. 3). Нижняя пачка представлена переслаиванием светло-серых плитчатых алевролитов, зеленовато-серых туфогенных алевролитов, реже – песчаников. Верхняя пачка состоит в нижней части из переслаивания желтовато-се­ рых туфогенных песчаников и серых алевролитов с прослоями черных алевропелитов, в верхах наращивается толщей песчаников с прослоями гравелитов.

В отложениях нижней пачки (т.н. 071) встречены отдельные кости осетрооб­ разных Peipiaosteidae gen. indet, скелеты костистых рыб Lycoptera middendorffi M u l l e r ;

ядра раковин остракод (определения С.М. Синица) Cypridea sp., Ussuriocyp­ ris sp., Lycop terocypris sp., Darwinula sp., Mantelliana sp., Timiriasevia sp., напластова­ ния (определения А.Г. Пономаренко) раковин конхострак Bairdesthreia sp. и поденок Ephemeropsis trisetalis E i c h w a l d, редкиe тела жуков (определения А.Г. Пономарен­ ко) Coptoclava sp., домики ручейников (определения И.Д. Сукачевой) Terrindusia sp., Ostracindusia sp., редкие растительные остатки (определения Н.Г. Ядрищенской) Czekanowskia ex gr. rigida H e е r, Sphenobaiera sp.

Рис. 2. Схематическая геологическая карта пади Бичектуй (составлена по материалам К.С. Бутина) В верхней пачке (т.н. 081) обнаружены отпечатки рыб Lycoptera schilkensis K o r o s t o v s k i i, sp.nov., насекомых и растений. Кроме того, в делювии собраны своеобразные образования в виде различных валиков и бугорков, которые Е.С. Вильмо ва определила как поперечные сечения норок Koromella, следы питания Ferrolithos, следы ползания Latibullolithos, Torusella и следы покоя Petallilithos, Vallumbolithos.

Рис. 3. Сводные литологические колонки по падям Бичектуй, Золотая, Мыгжа В Д е л ю н с к о й м у л ь д е остатки рыб обнаружены в ее северо-западной ча­ сти по падям Золотая и Кривляк (Озерная), а также в восточной части по пади Мыгжа (рис. 4).

Рис. 4. Схематическая геологическая карта (по Козлов, 2001, лист N-50-XXXIV) В районе падей Золотая и Кривляк (Озерная) (географические координаты N 52010’54,9” E 117010’06,4”) нижнемеловые отложения выполняют крыло синклинали, вытянутой в северо-восточном направлении. В месте слияния падей зачисткой вскрыты (т.н. 069) темно-серые горизонтальнослоистые алевролиты содержащие остатки рыб Lycoptera middendorffi M u l l e r, конхострак, тафофлоры хвощевых Equisetites sp., гинкговых Ginkgo sp. и др.

Выше по разрезу, в пади Золотая (т.н. 065) бульдозерной канавой вскрыта пачка частого ритмичного переслаивания сероватых тонкослоистых алевропелитов (типа «бу­ мажных сланцев»), тонкогоризонтальнослоистых алевролитов и ярко-желтых средне­ зернистых песчаников, содержащих редкие прослои рыжих массивных грубозернистых песчаников (до 30 см). В алевролитах и алевропелитах найдены остатки рыб Peipiaosteidae gen. indet., Lycoptera schilkensis K o r o s t o v s k i i, sp.nov., конхострак, остракод, насекомых (определения А.Г. Пономаренко, Ю.А. Попова, Д.В. Василенко) Coleoptera: Cupedidae gen.sp., Heteroptera: Pachymeridiidae gen.sp.;

тафофлоры (опреде­ ления Н.В. Горденко и А.В. Броушкина) Equisetites sp., Cladophlebis aff. hairburnensis, Cladophlebis sp., Ginkgo sp., Karkenia sp., Czekanowskia sp., Podozamites angustifolius (E i c h w a l d ) H e e r, Pityocladus sp., Pityophyllum sp., Schizolepis sp., Pityolepis sp., Pityo-spermum sp. и Carpolithes sp.

В отложениях тургинской свиты по пади Мыгжа, в 1 км выше устья пади Кру­ тая, (т.н. 1101, С.М. Синица, 2004) в зачистках обнажаются алевролиты серые, темно серые неясногоризонтальнослоистые, туфопесчаники с прослоями туфоалевролитов, содержащие редкие отдельные кости Peipiaosteidae gen.indet. и кости в сочленении Ly­ coptera sp., редкие остатки флоры, ядра остракод (определения С.М. Синица) Ussuri­ ocypris sp., силуэты тел насекомых.

Меловая ихтиофауна Шилкинской впадины представлена всего тремя видами, принадлежащими двум родам. Вероятно, во время накопления тургинских осадков, в бассейн седиментации, периодически, из расположенного в северо-восточной? части современной Шилкинской впадины магматического очага поступал пирокластический материал. Подобные экстремальные условия, видимо, и обусловили бедность ихтиофа­ уны.

В разрезах депрессии наблюдается следующая последовательность распростра­ нения представителей рода Lycoptera (табл.1.): нижние слои характеризуются присут­ ствием вида Lycoptera middendorffi M u l l e r, а верхние - Lycoptera schilkensis K o r o s t o v s k i i, sp.nov. Остатки, отнесенные к семейству Peipiaosteidae, обнаружены как в нижней, так и в верхней частях разреза. Подобная закономерность наблюдается и в стратотипическом разрезе тургинской свиты в Тургино-Харанорской впадине.

Таблица Распространение рыб в тургинских отложениях Шилкинской впадины Точка наблюдения Вид нижняя пачка верхняя пачка 071 069 065 081 Peipiaosteidae V V V Lycoptera sp. V Lycoptera middendorffi V V Lycoptera schilkensis sp.nov. V V Наиболее частыми по встречаемости в Бичектуйской мульде являются остатки Lycoptera middendorffi, а в Делюнской – Lycoptera schilkensis, sp.nov. Они представлены, в основном, целыми скелетами и костями в сочленении. Остатки, отнесенные к се­ мейству Peipiaosteidae единичны и, в основном, захоронились в виде отдельных костей, иногда костей в сочленении. Только в отложениях пади Золотая встречен один почти целый экземпляр ювинильного вида, у которого не сохранились необходимые родовые признаки, поэтому уверенно отнести его к какому-либо известному роду невозможно.

Наибольшее сходство описываемая форма испытывает с забайкальским родом Stichopterus и китайским Peipiaosteus.

Остатки представителей рода Lycoptera и семейства Peipiaosteidae в Забайкаль­ ском крае встречаются в тургинских отложениях довольно часто, и, кроме того, широко распространены на территории Китая и Монголии. В Китае комплекс Lycoptera – Peipiaosteus входит в состав фауны Eosestheria – Lycoptera – Ephemeropsis trisetalis и относится к средней части так называемой «Jehol Biota» [6], датируемой (K/Ar) в 120 131 млн. лет [5]. Он включает следующие характерные остатки: остракод Cypridea;

дву­ створок – Arguniella – Sphaerium;

гастропод – Probaicalica – Reesidella;

насекомых – Aeschnidium – Manlaymia;

ранних птиц и «перистых» динозавров – Confuciusornis, Liaoxiornis, Sinosauropteryx, Protarchaeopteryx, Caudipteryx, Beipiaosaurus и др. [4].

В Забайкалье Lycoptera middendorffi M u l l e r и Stichopterus woodwardi R e i s s входят в состав комплекса Bairdestheria – Lycoptera – Ephemeropsis trisetalis, характери­ зующего нижнюю часть тургинского биостратиграфического горизонта [3], для которо­ го характерны насекомые родов Ephemeropsis (E. trisetalis), Terrindusia, Folindusia, Coptoclava и др.;

комплекс бранхиопод Bairdestheria middendorffi – Estherithes dahuri­ cus;

моллюски Arguniella, Limnocyrena, Ferganoconcha, Hemicorbicula, и др.;

остракоды Cypridea, Ussuriocypris, Daurina, Torinina, Darwinula, Timiriasevia и др.;

макрофлора Equisetum, Birisia, Pseudolarix, Baisia и др. [3]. Виды Lycoptera middendorffi в 1848 году Дж. Мюллером и Stichopterus woodwardi в 1909 году О.М. Рейссом [7] были описаны из стратотипических отложений тургинской свиты по р. Турга. Кроме того, из данного разреза определены остатки насекомых - Ephemeropsis trisetalis E i c h w a l d, Terrin­ dusia reisi C o c k e r e l l, Ostracindusia sibirica V i a l o v, Folindusia turga S u k a t ­ s h e v a, бранхиопод - Estherites dauricus (T s c h e r n.), Bairdestheria middendorfii (J o n e s );

моллюсков - Viviparus sp., Galba obrutschewi (R e i s s );

остракод - Ussuri­ ocypris ussurica M a n d e l s t a m ;

растительных остатков - Pseudolarix sp., Baisia hir­ suta K r a s s i l o v и другие [1].

По данным работ по ГДП-200 С.А. Козлова и др. в Шилкинской впадине из от­ ложений, отнесенных на геологической карте М 1:200000 к нижнетургинской подсвите, известны остатки конхострак Estherites dahuricus (T s h e r n y s c h e w ), Bairdestheria sinensis (C h i );

моллюсков Sphaericoncha amgensis (M a r t i n s o n );

растительных остатков Equisetites sp., Czekanowskia sp., Carpolithes sp.,Из среднетургинской подсвиты определены моллюски Limnocyrena pusilla (R e i s s ), L. aff. altiformis (G r a b a u ), Lim­ nocyrena sibirica (R a m m e l m e y e r ), Limnocyrena tani (G r a b a u ), Limnocyrena aff.

wangshinensis (G r a b a u ).

По наличию комплекса конхострак Bairdestheria middendorffi – Estherithes dahur­ icus, насекомых Ephemeropsis trisetalis и других органических остатков слои содержа­ щие ихтиофауну в Шилкинской и стратотипической Тургино-Харанорской впадинах достаточно хорошо коррелируются между собой, и, согласно региональной стратигра­ фической схеме меловых отложений Забайкалья [3], должны принадлежать нижнетур­ гинскому биостратиграфическому горизонту. Однако в настоящее время, согласно при­ нятой в 1999 году легенде для листов Государственных геологических карт масштаба 1:200000, принято трехчленное строение тургинской свиты. Разрез по р. Турга в Турги­ но-Харанорской впадине при ГДП-200 И.Г. Рутштейном и др. [1] был отнесен к сред­ ней подсвите, поэтому отложения Шилкинской впадины, содержащие сходный с типо­ вым комплекс органических остатков, должны также сопоставляться со среднетур­ гинской подсвитой.

Описание ихтиофауны В процессе выполнения тематических работ в 2005-2009 гг. сотрудниками Гео­ логического научного центра ЧитГУ собрана коллекция рыб из отложений Шил­ кинской и Тургино-Харанорской впадин. Для их описания в данной работе использова­ ны только полностью сохранившиеся скелеты. Для измерений использовалась схема, предложенная Л.С. Бергом. Результаты промеров впоследствии обрабатывались с при­ менением ПО MS Excel.

Класс ACTINOPTERYGII Надотряд OSTEOGLOSSOMORPHA Отряд LYCOPTERIFORMES Семейство LYCOPTERIDAE C o c k e r e l l, Род Lycoptera M u l l e r, Т и п о в о й в и д - Lycoptera middendorffi M u l l e r, 1848. Тургинская свита;

нижний мел;

р. Турга, бассейн р. Онон, Восточное Забайкалье.

О п и с а н и е. Небольшие (до 12 см) рыбы. Орбита составляет 35-39% от длины головы. Заглазничный отдел чуть больше орбиты. Длина нижней челюсти доходит до половины длины головы. Наименьшая высота тела составляет 8-11% длины тела. По­ звонков 44-47. Соотношение высоты головы к длине тела колеблется от 17 до 27% и со­ ставляет в среднем 23%. Лучи в плавниках у некоторых экземпляров ветвятся, в ниж­ ней части нечленистые. Спинной плавник небольшой, состоит из 9-13 лучей, первый луч короткий нечленистый и неветвящийся. Соотношение длины основания спинного плавника к его высоте в среднем составляет 70%. Анальный - состоит из 11-14 лучей.

Соотношение длины основания анального плавника к его высоте в среднем составляет 83%. Брюшной - состоит из 6-8 лучей, длина его составляет 11-12% длины тела. Груд­ ной - 8-9 лучей, длина его составляет 12-16% длины тела. Брюшные плавники располо­ жены примерно посередине или чуть позади, между основаниями грудных и анального плавников. Чешуя мелкая с базальными и апикальными лучами.

В и д о в о й с о с т а в. Типовой вид, Lycoptera fragilis H u s s a k o f из ниж­ него мела Забайкалья и Монголии;

Lycoptera davidi S a u v a g e из нижнего мела Севе­ ро-Восточного Китая;

Lycoptera schilkensis K o r o s t o v s k i i, sp.nov. из нижнего мела Восточного Забайкалья.

Lycoptera middendorffi M u l l e r, Табл. I, фиг. 1.

Lycoptera middendorfii: Otto M. Reiss, 1909 – табл. I, фиг. 1, 2.

Lycoptera middendorffii: В.Н.Яковлев, 1968 – табл. III, фиг. Lycoptera middendorffi: П.Г.Данильченко, 1980 (Синонимика) Г о л о т и п. Данных не имеется.

Н е о т и п. Музей Филиала по Забайкальскому краю ФГУ «ТФИ по Сибирскому федеральному округу», г. Чита, обр.№ 1022/7 (табл.I, фиг. 1). Восточное Забайкалье, Тургино-Харанорская впадина, бассейн р. Онон, р.Турга;

нижний мел, тургинская сви­ та, тургинский биостратиграфический горизонт.

О п и с а н и е. Максимальная длина тела до 12 см. Соотношение высоты головы к длине головы – от 77 до 96%, в среднем 85%. Основание спинного плавника располо­ жено чуть позади основания анального плавника. Постдорсальное расстояние состав­ ляет 14-18% длины тела. Отношение максимальной высоты тела к длине составляет 18 23%, в среднем 20%. Maxillare слегка расширено в задней части. На некоторых образ­ цах отмечается наличие небольших зубов на челюстях. Operculum овальное, гладкое, иногда с чуть заметными концентрическими ребрами.

С р а в н е н и е с Lycoptera schilkensis см. при описании последнего. От Ly­ coptera davidi, описанного В.Н. Яковлевым, отличается большим количеством позвон­ ков хвостового стебля.

Р а с п р о с т р а н е н и е. Нижний мел Забайкалья и Северо-Восточного Китая М е с т о н а х о ж д е н и е. Восточное Забайкалье, Шилкинская впадина, левый борт пади Бичектуй, устье пади Озерная;

Тургино-Харанорская впадина, р. Турга;

Ги­ даринская впадина, с. Павловка. Сборы С.М. Синица, Р.А. Коростовского, 2005-2009.

Торейская впадина, г. Хара-Толгой, сборы Н.И. Раитиной, Н.Г. Ядрищенской, 2009.

Тургинский биостратиграфический горизонт.

М а т е р и а л. Более ста целых экземпляров из местонахождения Турга;

семь почти полных скелетов из отложений левого борта пади Бичектуй (т.н. 071);

один пол­ ный отпечаток без хвостового плавника из отложений у слияния падей Золотая и Кри­ вляк (т.н. 069).

Lycoptera schilkensis K o r o s t o v s k i i, sp. nov.

Табл. I, фиг. 2-4.

Г о л о т и п. Музей Филиала по Забайкальскому краю ФГУ «ТФИ по Сибирско­ му федеральному округу», г. Чита, №1022/1 (табл. I, фиг. 2). Восточное Забайкалье, Шилкинская впадина, левобережье р. Шилка, бассейн р. Куэнга, падь Золотая;

нижний мел, тургинский биостратиграфический горизонт.

О п и с а н и е. Максимальная длина тела до 6 см. Соотношение высоты головы к длине головы – от 57 до 73%. Основание спинного плавника расположено чуть впереди основания анального плавника. Постдорсальное расстояние составляет 20-23% длины тела. Отношение максимальной высоты тела к длине тела составляет 14-15%. Opercu­ lum овальное с достаточно четко видимыми концентрическими ребрами.

С р а в н е н и е. Вид наиболее близок к Lycoptera middendorffi M u l l e r. Отли­ чается от него более низким телом, вытянутой головой и сдвинутым наперед спинным плавником, большим заглазничным расстоянием и более широкой Operculum (табл. 2.).

М е с т о н а х о ж д е н и е. Восточное Забайкалье, Шилкинская впадина, левый борт пади Бичектуй, падь Золотая;

Тургино-Харанорская впадина, р. Турга. Сборы С.М. Синица, Р.А. Коростовского, 2005-2009 г.

М а т е р и а л. Отпечатки двадцати полных экземпляров из отложений р. Турга;

двух неполных скелетов из отложений левого борта пади Бичектуй (т.н. 081);

десяти из отложений пади Золотая (т.н. 065).

Таблица Сравнение результатов некоторых промеров № п/п Промеры L.middendorffi L. schilkensis sp.nov.

1 Максимальная длина тела, см 12 Соотношение высоты и длины голо­ от 77 до 96 %, от 57 до 73 %, вы в среднем 85 % в среднем 66 % Положение спинного плавника отно­ чуть позади основа­ 3 впереди основания анального сительно анального ния анального Постдорсальное расстояние от дли­ 14-18 %, 4 20-26 %, в среднем 24 % ны тела в среднем 17 % Соотношение максимальной высоты 18-23 %, 5 14-15 %, в среднем 15%.

и длины тела в среднем 20% Автор выражает огромную благодарность за помощь в подготовке статьи А.В.

Куриленко, Н.Г. Ядрищенской, С.М. Синица, К.С. Бутину, а также А.Г. Пономаренко, И.Д. Сукачевой, Ю.А. Попову, Д.В. Василенко, Н.В. Горденко и А.В. Броушкину за определения палеонтологических остатков.

Список литературы 1. Государственная геологическая карта Российской Федерации масштаба 1:200000. Издание второе. Се рия Приаргунская. Лист M-50-IX (Калангуй). Объяснительная записка. / И.Г. Рутштейн, Г.И. Богач, Е.Л.

Винниченко и др. - СПб: Изд-во картфабрики ВСЕГЕИ, 2001. - 156 с.

2. Куриленко А.В., Котляр Г.В., Кульков Н.П. и др. Атлас фауны и флоры палеозоя-мезозоя Забайкалья.

Новосибирск: Наука, 2002. – 714 с.

3. Решения четвертого межведомственного регионального стратиграфического совещания по докембрию и фанерозою юга Дальнего Востока и Восточного Забайкалья. Хабаровск, 1994. Схема 36, С. 1- 4. Чен Пейцзи. О распространении и миграции Джехольской биоты в Восточной Азии// Корреляция мезо­ зойских континентальных образований Дальнего востока и Восточного Забайкалья, 2000. – С. 83-87.

5. Huaiyu HE, Xiaolin Wang, Zhonghe Zhou, Rixiang Zhu. 40Ar/39Ar dating of the Jehol Biota from western Liaoning and Hebei province, China // Abstracts of the 2nd International Palaeontological Congress, Beijing, China. 2006. - P. 435-436.

6. Meemann CHANG & Desui MIAO. An overview of Mesozoic fishes in Asia // Mesozoic Fishes 3 - Systemat­ ic, Paleoenvironments and Biodiversity, 2004. - P. 535-563.

7. Otto M. Reiss. «Die Binnenfauna Der Fischschiefer». St. Petersburg, 1909.

Палеонтологическая таблица и объяснение к ней Фиг. 1. Lycoptera middendorffi M u l l e r.

Экз. 1022/7, отпечаток скелета;

правобережье р.Онон, р.Турга, Тургино-Харанорская впадина;

среднетур­ гинская подсвита.

Фиг. 2, 3 Lycoptera schilkis K o r o s t o v s k i i, sp.nov.

2 - экз. 1022/7, голотип, отпечаток скелета;

левобережье р. Куэнга, падь Золотая, Шилкинская впадина, обр № 1022/1;

тургинская свита. 3 - экз. 1022/9, отпечаток скелета, правобережье р.Онон, р.Турга, Турги­ но-Харанорская впадина;

среднетургинская подсвита.

Фиг. 4. Peipiaosteidae gen.indet.

Экз. 1022/21, отпечаток скелета, левобережье р. Куэнга, падь Золотая, Шилкинская впадина;

тургинская свита.

К ВОПРОСУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ СХЕМ ДЕВОНА - ПЕРМИ ЗАБАЙКАЛЬЯ А.В. Куриленко ФГУГП “Читагеолсъемка”, Чита, Alena_Kurilenko@geolog.chita.ru Предлагается внести изменения в схемы девона – перми Забайкалья на основании новых данных по обоснованию возраста, полученных при комплексном изучении фаунистических остатков. Новые определения фауны позволили уточнить возрастной диапазон многих местных стратиграфических подразделений. Доказан позднепржидольско-раннеэмсский возраст большеневерской свиты, позднепр­ жидольско-раннелохковский возраст макаровской толщи, пражско-эйфельский возраст ильдиканской свиты, живетско-фаменский возраст яковлевской свиты. Доказана одновозрастность формирования раз­ резов ирамской толщи-аргалейской свиты в западной части Аргунской зоны и яковлевской-газимуроза­ водской свит - в восточной, позволившие унифицировать данную часть девонско-каменноугольной схе­ мы. Получены обоснования для отнесения некоторых разрезов к перми, возраст которых ранее носил дискуссионный характер. Предложены изменения в унифицированную часть региональной стратиграфи­ ческой схемы девона Приамурья.

Cтратиграфические схемы девона, карбона и перми Забайкалья, принятые IV ДВ МРСС (г. Хабаровск, 1990 г.) [7], за прошедшие 20 лет претерпели существенные изме­ нения, которые в той или иной мере нашли свое отражение при создании полистных и серийных легенд ГГК-50/2, 200/2, 500/2, 1000/3. Сложность строения разрезов среднего - верхнего палеозоя региона, представленных интенсивно дислоцированными и мета­ морфизованными толщами, слабо фаунистически охарактеризованными, приводит к неоднозначности понимания разными специалистами объемов стратиграфических подразделений. К настоящему времени получены новые данные по биостратиграфии отложений девона - перми на основании комплексного изучения различных групп фау­ ны К статье Р.А. Коростовского Таблица Новые коллекционные материалы существенно дополняют и уточняют известные све­ дения о систематическом составе и распространении фауны в Восточном Забайкалье и Верхнем Приамурье. Результаты исследований криноидей и брахиопод девона, брахио­ под, мшанок, криноидей, двустворчатых моллюсков карбона составляют основу совре­ менного биостратиграфического расчленения этих отложений. Пермская стратиграфия основана на определении брахиопод, мшанок и двустворчатых моллюсков, однако и данные по криноидеям зачастую позволяют решить некоторые спорные вопросы мест­ ной стратиграфии. В последние годы на основании детального изучения распределения криноидей в опорных разрезах Восточного Забайкалья разработана региональная шкала девона, карбона и нижней перми по криноидеям в ранге слоев с фауной. Стратоны ча­ сто не имеют смыкаемости, но их последовательность четко диагностируется в раз­ резах. Реперы первого появления руководящих видов криноидей трудно устанавлива­ ются из-за неравномерности распределения их остатков в отложениях, поэтому био­ стратоны выделяются по максимальному распределению видов-индексов.


В объяснительной записке к схемам [7] отмечалось, что нижняя граница девона в пределах Монголо-Охотского складчатого пояса палеонтологически не обоснована.

Традиционное положение границы силурийской и девонской систем в Восточном За­ байкалье отвечает нижней границе большеневерского горизонта, получившей па­ леонтологическую характеристику в связи с определением криноидей рода Scyphocrinites, характерных для разнофациальных отложений пржидоли и лохкова европейских разрезов, севера Африки и Азии [1, 5]. В качестве региональных подразде­ лений в схеме девонских отложений Приамурья [7] выделено три горизонта, имеющих довольно значительный стратиграфический объем: большеневерский горизонт охваты­ вает лохков–нижний эмс, имачинский – верхний эмс-эйфель, ольдойский - живет-ниж­ ний фран. Для среднего франа-фамена горизонты в схеме не выделены. Г.В. Котляр и Л.И. Попеко отложения верхнего фамена предлагают рассматривать в качестве коти­ хинского горизонта [2, 3, 6]. Для всех ярусов девона в схеме [7] определены зоны и слои с брахиоподами и, после ее принятия, слои с криноидеями, которые в некоторых случаях детализируют принятую схему [4]. Биостратиграфическое расчленение девона Забайкалья и Верхнего Приамурья по криноидеям включает: слои со Scyphocrinites mariannae, соответствующие переходному пржидольско–лохковскому пограничному интервалу;

слои с Costatocrinus bicostatus-Tastjicrinus paucicostatus, отвечающие нижне­ лохковскому подъярусу;

слои с Amazaricrinus ildicanensis - пражскому ярусу;

слои с Paradecacrinus orientalis - эмсскому ярусу;

слои с Raricrinus minimus-Vasticrinus vastus эйфельскому ярусу;

слои с Ononicrinus gracilis - живетскому ярусу;

слои с Hexacrinites?

stukalinae - нижнефранскому подъярусу;

слои с Platycrinites? subtuberosus - верхнефа­ менскому подъярусу. Возраст стратонов, определенный по криноидеям, подтвержден данными по другим группам ископаемых организмов [1, 4].

Совместно с криноидеями в нижнелохковских слоях с Costatocrinus bicostatus Tastjicrinus paucicostatus (низы большеневерского горизонта) встречены брахиоподы, сходные с таковыми из лохковских отложений Баррандиена, Подолии, Китая и Австра­ лии. В средней части большеневерского горизонта (низы ильдиканской свиты Аргун­ ской структурно-формационной зоны и средняя часть большеневерской свиты Верхне­ го Приамурья) в слоях с Amazaricrinus ildicanensis определен богатый комплекс брахио­ под также свидетельствующих о пражском возрасте разрезов. В эмсских слоях с Paradecacrinus orientalis, выделенных в верхней части большеневерского и нижней ча­ сти имачинского горизонтов Верхнего Приамурья, определен комплекс брахиопод, воз­ раст которого несомненно эмсский. Слои с Raricrinus minimus - Vasticrinus vastus, отве­ чающие эйфелю, соответствуют верхней части имачинского горизонта (верхи ильди­ канской и имачинской свит). В известняках верхней части ильдиканской свиты найде­ ны брахиоподы Сyrtinopsis nalivkini Bubl., Zdimir? sp., характерные для эйфельских от­ ложений многих регионов России. Слои с Ononicrinus gracilis, датируемые живетским веком, соответствуют нижней части ольдойского горизонта, охватывающего нижние части яковлевской и ольдойской свит. К этой части разреза приурочен комплекс брахи­ опод, в который входят формы, типичные для верхней части живетского яруса Мину­ синской котловины, Монголии, Горного Алтая, Кузнецкого бассейна и формации Га­ мильтон Северной Америки. Франский (раннефранский?) комплекс слоев с Hexacrin­ ites? stukalinae в Забайкалье представлен многочисленными остатками криноидей, но ряд их видов за пределами региона не известен. Возможно, это объясняется тем, что криноидеи верхнего девона на территории России еще очень слабо изучены. Возраст слоев определяется по совместным находкам в этих отложениях брахиопод, характер­ ных для франа многих регионов. Для большей части фамена слои с криноидеями не вы­ делены. Из отложений тепловской свиты определены брахиоподы, свидетельствующие о фаменском возрасте вмещающих отложений, и редкие криноидеи, имеющие широкий возрастной диапазон распространения. Слои с Platycrinites? subtuberosus установлены в верхах яковлевской свиты (разрезы Средняя Кулинда и Аргалей), охарактеризованной верхнефаменской фауной мшанок и брахиопод и позволяющей проводить корреляцию вмещающих отложений с абышевским горизонтом (топкинская толща) Кузбасса и средней подсвитой тарханской свиты Рудного Алтая [6].

Новые определения фаунистических остатков позволили уточнить возрастной диапазон многих местных стратиграфических подразделений. Удалось доказать позднепржидольско-раннеэмсский возраст большеневерской свиты, позднепржидоль­ ско-раннелохковский возраст макаровской толщи, пражско-эйфельский возраст ильди­ канской свиты, живетско-фаменский возраст яковлевской свиты. Кроме того, автор предлагает внести изменения в унифицированную часть региональной стратиграфиче­ ской схемы Приамурья. Впервые на основании изучения криноидей в пределах Монго­ ло-Охотского региона фаунистически доказаны пограничные отложения силура и дево­ на [4, 5], установлено, что нижняя граница большеневерского горизонта соответствует верхнему пржидоли.

В результате детального изучения сложнопостроенных каменноугольных разре­ зов и проведения послойных систематических сборов морских лилий установлен ряд последовательно сменяющих друг друга комплексов. По криноидеям выделено шесть биостратиграфических подразделений, которые соответствуют рангу слоев с фауной [1].

Слои с Platycrinites? oleinikovi соответствуют павловскому горизонту (нижний турне) и прослежены в Среднем Пригазимурье, на хр. Аргалей и Верхнем Приамурье (нижние части газимурозаводской и типаринской свит). Наиболее характерными среди сопутствующей фауны являются брахиоподы зоны Plicochonetes glenparkensis Torynifer cooperensis и мшанки зон "Semicoscinium" intermedium - Arborocladia argolen­ sis;

Pseudobatostomella minima;

Fenestella zabaikalica. Комплекс в целом чрезвычайно близок раннетурнейской фауне Кузбасса, Рудного Алтая, слоям Kinderhook Северной Америки [1].

Слои с Platycrinites? smirnovae выделяются в объеме ямкунского горизонта (верхний турне, средние части газимурозаводской и типаринской свит) и выделены в тех же местонахождениях, что и вышеописанный стратон. Совместно встречаются бра­ хиоподы зоны Marginatia burlingtonensis - Spirifer (Sp.) baiani, мшанки зоны Polypora zvonkovae. Большинство видов комплекса характерно для верхнего турне Казахстана, Рудного Алтая, Кузбасса и Верхоянья [1].

Слои с Ungulicrinus unguliformis отвечают кулиндинскому горизонту (нижний визе) и установлены в Среднем Пригазимурье и на хр. Аргалей (верхи газимурозавод ской свиты). Среди сопутствующей фауны наиболее многочисленны брахиоподы зоны Rotaia sibirica - Torinifer gasimurensis и мшанки зоны Sulcoretepora minor. Преоблада­ ющее число видов комплекса широко распространено в нижневизейских отложениях Кузбасса, Рудного Алтая, Казахстана и Северной Америки [1].

В составе мергенского горизонта (вехний визе - серпухов) выделены слои с Camptocrinus gutaensis (разрезы Чиронского «поля» и бассейна р.Чикой, тутхалтуйская и нижняя часть гутайской свиты). Определенный в этих же слоях фаунистический комплекс и, прежде всего, мшанки слоев Dyscritella mergensis - Lanopora mongolica и брахиоподы зоны Absenticosta uldzejtuensis – Orulgania gunbiniana, широко распростра­ нены в Монголии, Верхоянье, Кузбассе и на Северо-Востоке России. В Монголии и Верхоянье совместно с аналогичным комплексом брахиопод найдены гониатиты, ши­ роко распространенные в отложениях поздневизейского-серпуховского возраста Запад­ ной Европы, Урала, Северной Америки.

Слои с Platycrinites? texanum отвечают хара-шибирскому горизонту (нижнебаш­ кирский подъярус) и распространены в пределах Чиронского выхода и в бассейне р.Чи­ кой, где в верхней части гутайской свиты известны находки растений, свойственных каезовскому горизонту среднего карбона Кузбасса. Мшанки слоев со Spinofenestella kangilensis, выделенные для данного стратиграфического интервала, являются харак­ терными для средней части магарского надгоризонта Северо-Востока России, а брахио­ поды зоны Semicostella zabaicalica – S. kotljarae – для верхней части магарского надго­ ризонта [1].

Слои с Tschironocrinus tschironensis cоответствуют шазагайтуйскому горизонту (верхнебашкирский подъярус), выделеному в объеме одноименной свиты [7]. Харак­ терные виды комплекса криноидей известны пока только из данного стратона.

Большинство видов брахиопод зоны Fluctuaria alazeica прослеживается в пределах всей Бореальной области и по совместным находкам в Верхоянье каяльских аммонои­ дей уверенно датирует горизонт позднебашкирским временем. Мшанки слоев с Primo­ rella tenuis – Lanopora clivosa характеризуются возрастанием роли рабдомезид и за пре­ делами Забайкалья установлены в Ланской зоне Монголо-Охотского пояса [1].

Впервые выделенная последовательность комплексов криноидей позволила ре­ шить некоторые актуальные вопросы местной стратиграфии. В региональной схеме [7] для западной части Аргунской структурно-фациальной зоны были приняты аргалейская свита позднефаменско-ранневизейского возраста и ирамская толща нижнего-среднего визе, распространенные в пределах тектонических блоков. Вопрос о их положении от­ носительно друг друга вызывал многочисленные споры начиная с 20-х годов прошлого столетия. На картах разного масштаба отмечались места находок фауны в ирамской толще, однако ее определения никогда не приводились. По результатам изучения кри­ ноидей получены данные, подтвержденные палинологическим анализом, указывающие на более древнее положение ирамской толщи относительно аргалейской свиты. Восста­ новление нормальной стратиграфической последовательности позволило сопоставить разрез ирамской толщи-аргалейской свиты с литологически сходными отложениями, развитыми в восточной части Аргунской зоны и рассматривать их в составе яковлев­ ской и газимурозаводской свит.

По сравнению с криноидеями девона и карбона пермские морские лилии в за­ байкальских разрезах малочисленны, а систематический состав их беден. Однако в перми появляются новые семейства и роды криноидей, которые важны как для регио­ нальной стратиграфии, так и для межрегиональных корреляций. К ним относятся Neocamptocrinus, Preptopremnum и Pentagonopternix. Наиболее древние находки пермских криноидей известны из жипхошинского горизонта (сакмарский ярус – низы артинского), выделенного в объеме одноименной свиты. Она с перерывом залегает на верхнебашкирских отложениях шазагайтуйской свиты [5, 7], а в районе с. Номоконово резко несогласно на агинско-борщевочном динамометаморфическом комплексе. Для жипхошинского горизонта наиболее характерны криноидеи Neocamptocrinus permienis (Jak.) и N. rarus (Skorop.), последние особенно многочисленны. Жипхошинскому гори­ зонту соответствуют слои с Neocamptocrinus rarus. Благодаря находкам вида-индекса (определения Г.А. Стукалиной) к жипхошинским отложениям отнесен тектонический блок на левобережье р. Зун-Шивея (левый приток р. Ага, нижнее течение р.Онон) в стратотипической местности зун-шивеинской свиты верхнего девона - нижнего карбо­ на. Кроме криноидей здесь обнаружены раннепермские двустворчатые моллюски, бра­ хиоподы и мшанки [1].

На основании определения криноидей Neocamptocrinus rudicostatus Stuk., Preptopremnum costatus Kuril. к нижней части соктуйской свиты низов средней перми отнесен разрез, слагающий тектонический блок по пади Боржигантай (нижнее течение левобережья р.Онон), ранее рассматривавшийся то в составе усть-борзинской и мака­ ровской свит девона по данным изучения кораллов, то - жипхошинской свиты нижней перми на основании литологического сходства. В разрезе собраны многочисленные фа­ унистические остатки, и данные по криноидеям подтверждены результатами определе­ ния других групп фауны. Представители двустворчатых моллюсков, гастропод, табуля­ томорфных кораллов и брахиопод являются очень характерными представителями пермских фаунистических сообществ. Основной фон мшанкового комплекса (определе­ ние Л.И. Попеко) составляют представители рода Maychella, распространение которого ограничивается средней - поздней пермью. Большая часть видов (Stenopora borsiensis Popeko, Dyscritella daurica Popeko, Maychella tuberculata Morozova, M. orientalis (Popeko), M. zabaikalica Popeko, Permofenestella labuensis (Morozova)), известны из со­ сучейского горизонта (слои с Maychella tuberculata) [1]. M. tuberculata описана из осах­ тинской свиты Среднего Приамурья. Виды Maychella absoluta Morozova и Permofenes­ tella labuensis (Morozova) установлены в верхней части омолонского горизонта на Омо­ лонском массиве, а P. labuensis – также в аналогах сосучейского горизонта в Северной и Центральной Монголии. Исходя из этих данных возраст боржигантайской толщи сле­ дует считать среднепермским.

Изучение дискретных остатков средне-верхнепалеозойских криноидей Забайка­ лья еще раз подтвердило важность этих находок для стратификации вмещающих их от­ ложений. Впервые выделенная последовательность комплексов морских лилий позво­ ляет использовать их для биостратиграфического расчленения отложений девона, кар­ бона и перми, межрегиональной корреляции и уточнения возраста многих разрезов.

Данные по криноидеям подтверждены определениями возраста по другим группам па­ леонтологических остатков. Изменения возрастного диапазона местных стратиграфиче­ ских подразделений апробированы в процессе геологического доизучения различных районов Забайкалья и учтены при составлении листов и легенд ГГК-200/2, 1000/3.

Восточное Забайкалье характеризуется сложным геологическим строением и недостаточной палеонтолого-стратиграфической изученностью территории. В предла­ гаемой статье обобщены данные, накопленные за два последних десятилетия. Однако до сих пор остаются нерешенными вопросы корреляции разрезов различных террейнов Забайкалья, а также возрастное обоснование некоторых стратонов, преимущественно в Агинской СФЗ, хотя в последние годы наметился определенный сдвиг в их изучении.

Список литературы 1. Атлас фауны и флоры палеозоя-мезозоя Забайкалья / Куриленко А.В., Котляр Г.В., Кульков Н.П. и др.

Новосибирск: Наука. 2002. 714 с.

2. Котляр Г.В., Попеко Л.И., Барабашева Е.Е., Куриленко А.В. Региональные стратиграфические подраз­ деления каменноугольных отложений Забайкалья // Стратиграфия докембрия и фанерозоя Забайкалья и юга Дальнего Востока. Тез. докл. IV Дальневост. РМСС). Хабаровск, 1990. - С. 97-98.

3. Котляр Г.В., Попеко Л.И. Региональные стратиграфические подразделения карбона Монголо-Охот­ ской складчатой области // Тихоокеан. геол., 1995. Т. 14, № 2. - С. 68-74.

4. Куриленко А.В. Девон Восточного Забайкалья: биостратиграфия и корреляция // Проблемы геологиче­ ской и минерагенической корреляции в сопредельных территориях России, Китая и Монголии. Труды VII международного симпозиума по геологической и минерагенической корреляции в сопредельных рай­ онах России, Китая и Монголии. Чита: изд-во ЗабГГПУ, 2007 г. – С. 38-43.

5. Куриленко А.В., Бретштейн Ю.С., Бутин К.С. Новые биостратиграфические и палеомагнитные дан­ ные по девону западной части Монголо - Охотского складчатого пояса // Тихоокеан. геология (стратигра­ фия и седиментология). 1999, Т. 18, № 6. - С.93–103.

6. Попеко Л.И. Карбон Монголо-Охотского орогенного пояса. Владивосток: Дальнаука. 2000. - 124 с.

7. Решения четвертого межведомственного регионального стратиграфического совещания по докембрию и фанерозою юга Дальнего Востока и Восточного Забайкалья (Хабаровск, 1990 г.) // Объяснительная за­ писка к стратиграфическим схемам / Ред. М.Т. Турбин, В.А. Бажанов, Г.В. Беляева. Хабаровск: ХГГГП, 1994. - 124 с.

НОВЫЕ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ В УСТЬБОРЗИНСКОЙ СВИТЕ (ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) А.В. Куриленко, Н.И. Раитина, Н.Г. Ядрищенская ФГУГП «Читагеолсъемка», Чита, Alena_Kurilenko@mail.ru Приведены новые данные по палеонтологическому обоснованию возраста отложений устьбор­ зинской свиты и разрезов, рассматриваемых предшественниками в составе чиндантской свиты. На осно­ вании дополнительных определений фауны из лектостратотипа, возраст устьборзинской свиты опреде­ лен как средне-позднедевонский. Литологическое сходство отложений, а также одновозрастность комплексов миоспор и фауны, содержащихся в опорных разрезах чиндатской и устьборзинской свит, позволяют сделать вывод о упразднения чиндантской свиты.

Устьборзинская свита, выделенная И.В. Лучицким в 1946 г. под названием бор­ зинская, характеризуется обилием мощных пластов кристаллических известняков, переслаивающихся с глинистыми, глинисто-серицитовыми, кремнистыми сланцами и зеленокаменными породами [3]. П.П. Жданова в 1957 г. переименовала свиту в усть­ борзинскую во избежание путаницы с борзинской «свитой» перми. Позднее объем стратона неоднократно менялся и в устьборзинскую свиту, кроме характерных для нее карбонатных пород, были включены подстилающие и сменяющие известняки по ла­ терали мощные толщи терригенных образований. Свита расчленяется на три подсвиты:

нижнюю – сушественно псаммитовую с горизонтами алевритовых и кремнистых по­ род;

среднюю - псаммито-алевритовую с линзующимися горизонтами метаэффузивов средне-основного состава и единичными маломощными линзами известняков;

и верх­ нюю – терригенно-вулканогенно-карбонатную. Мощность свиты в различных выходах оценивается предшественниками от 1850 м до 2100-4000 м. Для устьборзинской свиты, и особенно для верхней части разреза, характерна фациальная изменчивость и невыдер­ жанность горизонтов по простиранию. Мощные пласты рифоидных известняков верх­ ней подсвиты (до 250-300м) в стратотипической местности, быстро выклиниваются, а в бассейне р.Ага их мощность составляет 130м.

Отложения свиты выполняют центральную часть устьборзинского синклинория, протягивающегося субмеридионально от южных отрогов Могойтуйского хребта до приустьевой части р.Борзя. Периферийные его части, выполненые терригенными об­ разованиями, относились предшественниками к чиндантской свите (D1 n). Датировка последней определялась её положением в структуре и возрастом кораллов, обнаружен­ ных восточнее оз.Зун-Торей (южнее пос. Дурбочи) - в единственном разрезе свиты, со­ держащем рифоидные известняки и имеющем существенные отличия от отложений свиты стратотипической местности. Здесь он представлен монотонным чередованием тёмно-серых серицит-кварцевых и кремнистых сланцев с прослоями пепловых туфов кислого состава, туффитов, метапесчаников. В верхней части разреза отмечаются ред­ кие прослои яшмоидов и линзы кораллово-криноидных известняков мощностью в де­ сятки метров, в которых ранее были определены ругозы Embolophyllum cf.

mansfieldense (D u n c a n ), определенные в открытой номенклатуре и предполагающие раннедевонский возраст стратона [2].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.