авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ЧИТАГЕОЛСЪЁМКА» ...»

-- [ Страница 4 ] --

5. Козубова Л.А., Тихомиров И.Н., Радченко Г.П. Новые данные о стратиграфическом разрезе черно­ яровской свиты // Вопросы геологии Прибайкалья и Забайкалья (Записки Забайкальского филиала гео­ графического общества СССР, вып.56, 1971. – С. 74- СООБЩЕСТВА МШАНОК В КАМЕННОУГОЛЬНОЙ БИОТЕ ЗАБАЙКАЛЬЯ Л.И. Попеко ИТиГ ДВО РАН, Хабаровск, popeko@itig.as.khb.ru Проведен анализ динамики таксономического разнообразия каменноугольных мшанок и сопут­ ствующих групп фауны на основе данных по представительным разрезам. Установлено 6 крупных био­ тических событий, сопровождавшихся изменениями систематического состава, вымиранием ряда таксо­ нов, сменой доминантов. Отмечена связь этих перестроек с абиотическими событиями.

Каменноугольные отложения распространены на территории Забайкалья фраг­ ментарно и весьма неравномерно охарактеризованы фауной. В их составе присутству­ ют образования, сформировавшиеся в разных геодинамических обстановках, что обу­ словило пестрый спектр фаций. Они представлены преимущественно морскими разно­ фациальными отложениями: мелководно-шельфовыми терригенными (чиронская се­ рия), мелководно-шельфовыми терригенно-карбонатными (газимурозаводская свита), кремнисто-карбонатно-терригенными открытого шельфа (аргалейская свита), склоно­ выми терригенно-кремнистыми флишоидными с вулканитами (ингодинская серия), ге­ мипелагическими терригенно-кремнисто-вулканогенными (уртуйская свита). Измене­ ния параметров среды, приводящие к разрушению и перестройкам палеоэкосистем и внезапным биотическим событиям, наиболее отчетливо проявлены в разрезах шельфо­ вых отложений. Они фиксируются по стратиграфическим перерывам и несогласиям, изменениям вещественного состава толщ, проявлениям продуктов эксплозивной вулка­ нической деятельности и другим седиментологическим признакам. В склоновых и ге­ мипелагических образованиях, крайне бедных органическими остатками, эти измене­ ния не улавливаются. Разреза шельфовых отложений, который бы включал полный объем карбона, в Забайкалье нет. Наиболее перспективными, с точки зрения изучения эволюции фауны и связи ее с абиотическими событиями, являются слабо дислоциро­ ванные разрезы турне–нижневизейских отложений (газимурозаводская свита) на водо­ разделе Котиха–Быстрая и в бассейне Малой Кулинды в Среднем Пригазимурье. Одно­ возрастные образования (аргалейская свита) хр. Аргалей, сформировавшиеся на откры­ том шельфе пассивной континентальной окраины Амурского микроконтинента, менее перспективны в силу интенсивной дислоцированности. Однако хорошая обнаженность и наличие ряда маркирующих горизонтов позволяют восстановить последовательность фаунистических комплексов в разрезе. Фаунистически охарактеризованные отложения московского яруса и верхнего карбона в Забайкалье отсутствуют. Гемипелагические образования уртуйской свиты охарактеризованы фауной в широком возрастном диапа­ зоне – от девона до башкирского века, но проследить динамику изменения комплексов в силу недостаточной изученности структуры отложений на настоящем этапе не пред­ ставляется возможным. Разрез верхнего визе–башкирского яруса представлен в Чи­ ронском прогибе.



Мшанки в каменноугольных отложениях являются одной из наиболее распро­ страненных групп фауны, наряду с брахиоподами и морскими лилиями, иногда превос­ ходя их по численности. Анализ динамики таксономического разнообразия каменно­ угольной биоты позволил установить ряд крупных биотических событий, фиксируемых вымиранием или существенным обновлением фаунистических сообществ. Наиболее четко эти события проявлены в составе бентоса. Установлено 6 существенных пере­ строек, сопровождавшихся изменениями родового и видового состава, вымиранием ряда таксонов высокого ранга, сменой доминантов предшествующих сообществ.

Формированию каменноугольной фауны предшествовал глубокий биотический кризис, обусловленный позднедевонским (хангенбергским) экологическим событием [10], связанным с глобальной регрессией и последовавшей за ней трансгрессией. Регио­ нальное проявление этого события наиболее четко выражено в непрерывном D/C разре­ зе мелководно-шельфовых отложений на водоразделе Котиха–Быстрая (бассейн Гази­ мура). Оно приурочено к верхам яковлевской свиты (котихинский горизонт), отвечаю­ щей верхней части верхнефаменского подъяруса на уровне слоев со Sphenospira julii вида-индекса зоны Sphenospira julii–Spinocarinifera nigra, сопоставляемой со слоями этрен Франко-Бельгийского бассейна (Tn1a). Этому интервалу соответствует нижняя часть аргалейской свиты в хр. Аргалей, сложенная кремнистыми аргиллитами, из­ вестково-глинистыми сланцами с редкими прослоями песчаников. Аналоги слоев этрен в Забайкалье охарактеризованы немногочисленным комплексом мшанок, включающим Cyclotrypa arboracea Nekhor., Monotrypa carbonica (Tschichatschev), Pseudobatostomella longipora Nekhor., Ipmorella irregularis (Nekhor.), Nikiforovella bytchokensis Trizna, Fenestella quadrulla Nekhor., Laxifenestella juxtaserratula (Trizna), ?Stictoporina bifurcata Nekhor. и др. Этот комплекс, как и сопутствующие брахиоподы Cyrtospirifer ivanovae Besn., Tenticospirifer dobrolubovae Besn., Sphenospira julii (Dehee) и др., позволяют кор­ релировать вмещающие отложения с брахиоподовыми слоями тарханской свиты Руд­ ного Алтая и топкинской толщей абышевского горизонта Кузбасса [3, 5, 9]. В послед­ ней установлены конодонты, характерные для зоны praesulcata стандартной конодонто­ вой шкалы [2], по кровле которой в настоящее время проводится граница девона и кар­ бона. Следует заметить, что в сообществах мшанок позднего фамена (этрен) в Забайка­ лье, Кузбассе и Рудном Алтае по количеству экземпляров преобладают представители отряда Trepostomida. Фенестеллиды и рабдомезиды немногочисленны.





Присутствующие в котихинском горизонте криноидеи обнаруживают сходство с криноидеями симоринского горизонта Центрального Казахстана и брахиоподовых и ре­ тепориновых слоев Рудного Алтая [8]. В котихинском комплексе криноидей, как и в комплексах верхнефаменских отложений многих регионов, отмечается первое появле­ ние раннекаменноугольных родов Bicostulatocrinus, Platycrinites?, Pentaridica, Floricyclus, получивших широкое распространение в отложениях нижнего карбона Ка­ захстана, Алтая, Дальнего Востока, Монголии и Южного Китая [1].

В качестве причины хангенбергского экологического события обычно рассмат­ риваются эвстатические колебания уровня моря. Регрессивной фазе этого события в разрезе Котиха – Быстрая отвечает интенсивная терригенная седиментация и размыв, фиксируемый прослоями и линзами гравелитов, присутствием обломков древесины на­ земных растений в верхах разреза яковлевской свиты. Регрессия привела к массовому вымиранию населявших морской бассейн организмов, хотя и неодинаково сказалась на представителях разных групп фауны. Так, среди мшанок вымирают практически все перечисленные выше таксоны. Только один вид Fenestella quadrulla перешел в вышеле­ жащие отложения. Среди брахиопод исчезают семипродуктусы, циртоспириферы, ха­ рактерный этренский вид Sphenospira julii. Единственный вид Leptagonua analoga (Phillips) пересекает этот рубеж. Двустворки котихинского горизонта недостаточно изу­ чены. В составе известных отсюда бивальвий доминирует род Posidonia, представлен­ ный видами, отмеченными в аналогах слоев Этрен Казахстана. Два его представителя вымирают, один преодолевает критический уровень [1]. Среди криноидей из десяти из­ вестных в котихинском горизонте таксонов, имеющих сходство с присутствующими в синхронных отложениях Рудного Алтая, Центрального Казахстана и Монголии, исчеза­ ют представители родов Anthinocrinus, Asperocrinus, Amurocrinus, но шесть таксонов видового ранга, принадлежащие родам Bicostulatocrinus, Pentaridica и преимуществен­ но роду Platycrinites?, пережили позднедевонский кризис [1].

С началом раннетурнейского времени, которому соответствует павловский гори­ зонт, связано изменение характера седиментогенеза: увеличивается степень известкови­ стости пород, в разрезе появляются известковистые песчаники, прослои органогенных известняков (низы газимурозаводской свиты), что вероятно свидетельствует об увели­ чении глубины бассейна и потеплении климата. Одновременно происходит существен­ ная перестройка биоты. Резко увеличивается биоразнообразие, особенно среди мшанок.

Происходит смена доминантов. В сообществах мшанок с раннетурнейским временем совпадает резкое возрастание роли отряда Fenestellida. В его составе появляются много­ численные представители семейств Semicosciniidae (роды Quadrisemicoscinium, Eosemi­ coscinium и типично раннекаменноугольный род Neoreteporina), Fenestellidae (роды Flexifenestella, Rectifenestella, Spinofenestella, Minilya, Hemitrypa, Penniretepora), Acanto­ cladiidae (роды Polyporella, Reteporidra, характерный для раннего карбона род Arboro­ cladia), Fenestraliidae (род Parafenestralia), Septoporidae (род Septopora). Среди трепо­ стомид появляются роды: Lioclema, Raissiella, Triznotrypa, Tabulipora, Ulrichotrypella, Neotrematopora, Dyscritella, среди рабдомезид – Klaucena и Mediapora, а перешедшие через критический рубеж роды трепостомид Pseudobatostomella и рабдомезид Niki­ forovella представлены иными видами [7]. Наибольшее сходство раннетурнейский комплекс мшанок обнаруживает с таковым ретепориновых слоев тарханской свиты Рудного Алтая [5] и тайдонского горизонта Кузбасса [9].

Существенно обновляется состав брахиоподовых сообществ. В них появляются характерные каменноугольные роды Rhipidomella, Schuchertella, Plicochonetes, Macro­ potamorhynchus, Syringothyris, Verkhotomia, Torynifer, представленные видами, извест­ ными из нижнетурнейских отложений Кузбасса, Казахстана. Наибольшее число общих видов связывает брахиоподовый комплекс павловского горизонта со слоями Kinderhook Северной Америки [1]. Родовой состав криноидей пополняется представителями Flori­ cyclus и Cyphostelechus. Обновляется видовой состав обладающего большим интерва­ лом распространения в карбоне рода Platycrinites? за счет появления нового вида. Что касается двустворок, то установить динамику их разнообразия в разрезе не представ­ ляется возможным из-за отсутствия точной привязки к той или иной части газимуроза­ водской свиты [1].

В начале позднетурнейского времени (ямкунский горизонт) происходит очеред­ ная перестройка биоты. Сопровождающие ее абиотические события сводятся к усиле­ нию терригенной седиментации (газимурозаводская и аргалейская свиты) и появлению туфогенного материала в песчаниках аргалейской свиты.

Изменения систематического состава мшанок произошло на уровне отрядов, се­ мейств, родов. Позднетурнейский мшанковый комплекс своеобразен. В нем практиче­ ски отсутствуют представители отряда Trepostomida, за исключением единственного вновь появившегося рода Stenophragvidium и перешедшего из павловского горизонта рода Triznotrypa. Резко возрастает число рабдомезид за счет появления родов Me­ diapora, Primorella и особенно Rhombopora, представленного четырьмя видами. Из от­ ряда Fenestellida полностью исчезают представители семейств Semicosciniidae, Fenes­ traliidae, Septoporidae, меняется родовой состав семейств Acanthocladiidae и Fenestellidae. Из числа последнего ряд видов родов Fenestella, Flexifenestella, Rectifenes­ tella, Hemitrypa, Penniretepora преодолевают кризисный рубеж. Наибольшее сходство этот комплекс обнаруживает с сообществами мшанок бухтарминской свиты Рудного Алтая [5] и фоминского горизонта Кузбасса [9].

Брахиоподовая ассоциация ямкунского горизонта существенно обновилась. Она представлена родами Rugosochonetes, Tolmatchoffia, Marginatia, Hemiplethorhynchus, Prospira, Spirifer, среди которых преобладают позднетурнейские виды Северной Аме­ рики, фоминского горизонта Кузнецкого бассейна, бухтарминской свиты Рудного Ал­ тая, русаковского горизонта Казахстана [1]. Появляется вид Prospira settedabanica Ab­ ramov, характерный для хамамытского горизонта Верхоянья, свидетельствующий о воз­ никновении связей морских бассейнов Забайкалья и Верхоянья. С раннетурнейским комплексом ямкунскую ассоциацию брахиопод связывает один вид Rhipidomella altaica Tolmatchow. Перестройка криноидного сообщества ямкунского горизонта происходит преимущественно на видовом уровне. В него переходят пять видов из нижележащих отложений. По-прежнему доминирует род Platycrinites?, частично обновивший видовой состав за счет новых видов, за пределами Забайкалья неизвестных. Появляется новый вид рода Pentaridica и представители Ungulicrinus, получившие широкое распростране­ ние в раннем визе. Отдельные виды (Pentaridica carbonica (Yelt.)) являются общими с турне–ранневизейскими комплексами Казахстана и Средней Азии [1].

Начало визейского века ознаменовалось изменением характера седиментогенеза.

Усилилась карбонатная седиментация. Произошла перестройка фаунистических сооб­ ществ (кулиндинский горизонт). Облик мшанковой ассоциации определяет род Sul­ coretepora, представленный четырьмя видами. Продолжают процветать рабдомезиды.

Наряду с перешедшими из нижележащих отложений ромбопорами, примореллами и никифоровеллами, в их составе появляются Streblotrypa, Megacanthoporina, новый вид Nikiforovella. Фенестеллиды играют незначительную роль, число их родов сократилось, новых не появилось. Трепостомиды отсутствуют. Наибольшее число видов связывает кулиндинский мшанковый комплекс с ульбинской свитой Рудного Алтая [5] и подъ­ яковским горизонтом Кузбасса [9], датируемыми ранним визе. Изменился родовой со­ став брахиопод. В нем появились ранневизейские североамериканские виды родов Keokukia, Pseudosyrinx, Acuminothyris, характерные для формации Keokuk. Существен­ ную роль играют виды родов Chonetes, Rotaia, Tomiopsis, широко распространенные в подъяковском горизонте Кузнецкого бассейна, ульбинской свите Рудного Алтая, а так­ же местные виды родов Tomiopsis, Torynifer, Spirifer [1]. Значительно обновился состав криноидей. Своеобразный облик ему придает массовое распространение характерного вида рода Ungulicrinus, первые представители которого известны еще в ямкунском го­ ризонте. Изменяется видовой состав родов Platycrinites? и Pentaridica, за счет ал­ тайских и монгольских раннекаменноугольных видов. Впервые появляются единичные представители родов Burovicrinus и Poteriocrinites, широкое распространение которых отмечается на более высоких стратиграфических уровнях [1].

В целом позднефаменские (этренские) – ранневизейские мшанки и брахиоподы Забайкалья демонстрируют удивительное сходство с одновозрастными комплексами Рудного Алтая и Кузбасса. Как систематический состав, так и общие тенденции его из­ менения во времени совпадают с установленными для этих территорий. Это является показателем наличия тесных связей морских бассейнов названных регионов, обеспечи­ вающих свободную миграцию фауны. Наилучшим образом возможность таких связей демонстрирует палеотектоническая реконструкция для этого времени, выполненная Л.М. Парфеновым [6, рис. 5].

В позднем визе начавшиеся в отдельных частях Монголо-Охотского региона орогенические события привели к изменению режима осадконакопления в мелковод­ ных морях. Характерный для турне–ранневизейского этапа терригенно-карбонатный тип седиментации на открытых шельфах и шельфах внутренних морей сменился терри­ генным осадконакоплением. При этом накопление осадков происходило в небольших по площади мульдообразных прогибах, что отражает расчлененность дна единого мор­ ского бассейна. Такие прогибы присутствуют как на территории Монголо-Охотского орогенного пояса в Забайкалье (Чиронский, Мергенский), так и в его обрамлении в Монголии (Урмугтейульский, Аратэлигольский и др.). О единстве морского бассейна свидетельствует удивительное единство обитавшей в этих прогибах фауны. Для проги­ бов характерно трансгрессивное налегание выполняющих их толщ на более древние об­ разования, ритмичное строение отложений, отражающее трансгрессивно-регрессивные циклы и использованное для расчленения этих отложений. Особенности состава и эво­ люции фауны будут показаны на примере чиронской серии, выполняющей Чиронский прогиб.

Позднему визе предшествовал глубокий биотический кризис, сопровождавший­ ся массовым вымиранием биоты, коснувшимся всех групп фауны. Критический рубеж преодолели единичные виды брахиопод (Tomiopsis plicata (Monachova), двустворок (Parallelodon multiliratus Girty), криноидей (Burovicrinus subconcentricus (Stukalina) [1].

Из мшанок только Rectifenestella multispinosa (Ulrich) отмечена в отложениях, синхрон­ ных низам чиронской серии Монголии (мергенскому горизонту). Перестройки фауни­ стических комплексов в чиронской серии отражают прежде всего влияние регрессивно трансгрессивных циклов.

Обновленный брахиоподовый комплекс мергенского горизонта поздний визе – серпуховского возраста демонстрирует большое сходство с брахиоподами евсеевского горизонта Кузбасса (острогская серия). Их объединяют Chonetes ischimicus kusbassicus Sok., Rotaia kusbassi Rot., Tomiopsis kumpani (Jan.) и др. Присутствие совместно с при­ веденным комплексом брахиопод растительных остатков Chacassopteris concinna Radc.

(зональной формы евсеевского горизонта) и других видов зонального комплекса под­ тверждает синхронность мергенского и евсеевского горизонтов. Виды Streptorhynchus tomskiensis (Jan.), Lanipustula baicalensiss (Masl.), Orulgania gunbiniana Kotl., Tomiopsis kumpani (Jan.), T. mergensis Sok. позволяют коррелировать мергенский горизонт с ниж­ ней частью магарского горизонта Северо-Востока России и с разрезом хр. Дэнг-Нуру Монголии, в котором совместно с приведенной ассоциацией брахиопод обнаружен го­ ниатит Epicanites sp., характерный для зоны P2 верхов визейского яруса и широко рас­ пространенный в Западной Европе, на Урале, в Северной Америке в отложениях, отве­ чающих верхам визейского и серпуховскому ярусам [1]. Общие с мергенскими и близ­ кие виды брахиопод присутствуют в верхнеовлачанском комплексе Южного Верхоя­ нья, также содержащем гониатитов рода Epicanites.

В поздневизейское время, которому отвечает начало формирования мергенского горизонта, происходит перестройка мшанкового сообщества на уровне таксонов высо­ кого ранга. Мергенский комплекс мшанок более чем на 80% состоит из фенестеллид, относящихся к двум семействам: Fenestellidae (16 видов 8 родов) и Acanthocladiidae (два вида двух родов). Среди фенестеллид появляются и составляют существенную часть комплекса роды Fabifenestella, Alternifenestella, Lyrocladia. Каждый из них пред­ ставлен несколькими видами. Видовой состав Rectifenestella, Spinofenestella, Pennirete­ pora, Hemitrypa и др. полностью обновляется. Акантокладииды немногочисленны. Это Acanthocladia morozovae Popeko и широко распространенный визейский вид Mackin­ neyella sibirica (Yanischevskyi). Отряд Trepostomida представлен единственным родом Dyscritella, как и Cystoporida – родом Sulcoretepora. Из рабдомезид присутствуют роды Nikiforovella и Lanopora. Среди мшанок мергенского горизонта не отмечено видов, свойственных евсеевскому горизонту Кузбасса, которые представлены преимуществен­ но космополитными формами, имеющими широкий возрастной диапазон в пределах всего раннего карбона. Однако наиболее распространенные мергенские виды мшанок Dyscritella mergensis Popeko, Rectifenestella invulgata (Shishova), Alternifenestella galinae (Popeko), A. media (Nikif.), Penniretepora tchironensis Popeko, Nikiforovella vachromeevi Nekh., Sulcoretepora mergensis Nekh. позволяют коррелировать этот комплекс с мшанками ельцовской свиты Колывань-Томской складчатой зоны. В поздневизейское– серпуховское время мшанковые комплексы Забайкалья начинают приобретать черты сходства с одновозрастными мшанковыми сообществами Северо-Востока России. Мер­ генские виды Sulcoretepora mergensis, Nikiforovella vachromeevi, Fabifenestella sibirica (Shishova), F. fabalis (Shishova), Spinofenestella ungadyjensis (Popeko), Lyrocladia mariae (Shishova) присутствуют в средней части магарского горизонта [4].

Существенно обновляется родовой состав криноидей мергенского горизонта.

Наиболее многочисленны здесь представители родов Camptocrinus, Burovicrinus, Po­ teriocrinites?, Priscusicrinus, Uniformicrinus, большинство которых обнаружено в верхах нижнего карбона Алтая и Монголии, за исключением Camptocrinus gutaensis Stukalina, характерного вида мергенского горизонта, но неизвестного за пределами Забайкалья.

Присутствуют также виды родов Platycrinits?, Floricyclus, Ungulicrinus, имеющие рас­ пространение в верхах нижнего–низах среднего карбона Алтая, Монголии, Казахстана [1]. Полностью обновляется в мергенское время сообщество двустворчатых моллюсков.

Оно содержит 19 видов, неизвестных в турне–нижнем визе Забайкалья. Большинство из них составляют таксоны, имеющие распространение в верхах визе Центрального Казах­ стана, визе и намюре Англии и Бельгии, верхах нижнего – низах среднего карбона Ка­ захстана, Кузбасса, Колывань-Томской складчатой зоны, Монголии, Северо-Востока России [1].

Предраннебашкирская регрессия привела к резкому обеднению фаунистическо­ го комплекса, хотя и тесно связанного с мергенским, благодаря ряду транзитных видов.

Среди мшанок по-прежнему резко доминируют фенестеллиды. В раннебашкирском (хара-шибирском) комплексе полностью исчезают трепостомиды (род Dyscritella), сре­ ди рабдомезид – род Lanopora, среди фенестеллид – роды Fabifenestella, Hemitrypa и Arborocladia, отдельные виды родов Alternifenestella и Lyrocladia. Вновь появляется только один вид рода Spinofenestella. Общие виды связывают рассматриваемый комплекс с таковым верхней части магарского надгоризонта Северо-Востока России.

Раннебашкирское брахиоподовое сообщество также содержит виды, перешедшие из нижележащих отложений. Особенно показательны Lanipustula baicalensiss (Masl.) и Or­ ulgania gunbiniana Kotl., широко распространенные в Бореальной области. Появляются представители родов Semicostella, Antiquatonia, Waagenoconcha, Spirelytha, Zaissania.

Наибольшее сходство этот комплекс обнаруживает с брахиоподами верхних частей ма­ гарского надгоризонта Северо-Востока и хатынахского горизонта Южного Верхоянья [1]. Раннебашкирский комплекс бивальвий содержит 9 видов, преодолевших пере­ строечный рубеж. Их дополняют 10 неизвестных ранее таксонов родового и видового ранга, в том числе близкие к среднекаменноугольным видам Казахстана и местные так­ соны, присутствующие только в этой ассоциации [1]. Раннебашкирский криноидный комплекс, характеризующий хара-шибирский горизонт, резко обеднен, по сравнению с поздневизейско–серпуховским мергенским. Он содержит единичные экземпляры двух видов родов Platycrinites? и Poteriocrinutes?, перешедшие из нижележащих отложений.

Но основной фон составляют: известный из среднего пенсильвания Северной Америки и среднего карбона Южного Верхоянья вид рода Platycrinites? и среднекаменноуголь­ ный сеттедабанский вид рода Pentamerostela, впервые описанный из нижнего миссиси­ пия Северной Америки. Здесь появляются представители нового местного рода Kotl­ yaraecrinus [1].

Позднебашкирскому времени предшествовала очередная кратковременная ре­ грессия, фиксируемая конгломератовой толщей в основании шазагайтуйской свиты, и последующая трансгрессия. Эти события привели к обновлению фаунистического комплекса. Позднебашкирское (шазагайтуйское) сообщество мшанок, наряду с пере­ шедшими из подстилающих отложений фенестеллидами, содержит вновь появившихся представителей рабдомезид родов Primorella, Rhombopora, Rhabdomeson, новые виды рода Lanopora. Все они за пределами Монголо-Охотского региона не известны, что не позволяет проводить по ним межрегиональные корреляции. Напротив брахиоподовый комплекс шазагайтуйского горизонта содержит виды широко распространенные на зна­ чительной территории Бореальной области: Jakutoproductus parvulus Ganelin, Verkhoto­ mia tukulaensis Kaschirtzev, Balakhonia insinuata Girty, Neospirifer licharewi Abramov, Fluctuaria alazeica (Zavodovsky) и др. Это позволяет сопоставлять горизонт с нижними частями ольчинского горизонта на Северо-Востоке и наталинского в Южном Верхоя­ нье, содержащими каяльских аммоноидей, что дает возможность отнести шазагайтуй­ ский горизонт к верхнебашкирскому подъярусу [1].

В позднебашкирском комплексе двустворок присутствуют шесть транзитных ви­ дов, перешедших в него из мергенского и хара-шибирского комплексов, и три вида близких или общих только с харашибирскими двустворками. Их дополняют два вида рода Polidevcia и один вид рода Volsellina, неизвестные в нижележащих отложениях [1]. Позднебашкирский комплекс криноидей шазагайтуйского горизонта весьма беден.

Кроме единичных экземпляров четырех видов, присутствующих преимущественно в мергенском комплексе, он содержит вновь появившиеся виды родов Tschironocrinus и Camptocrinus, за пределами Забайкалья не известные [1].

В заключение следует отметить, что корреляционный потенциал мшанок реали­ зован далеко неполностью. Причиной этого является слабая и неравномерная изучен­ ность этой фауны во многих районах Бореальной области.

Список литературы 1. Атлас фауны и флоры палеозоя-мезозоя Забайкалья / А.В. Куриленко, Г.В. Котляр, Н.П. Кульков и др.

- Новосибирск: Наука, 2002. - 714 с.

2. Бушмина Л.С., Кононова Л.И. Микрофауна пограничных слоев девона и карбона. М.: Наука,1981. 122с.

3. Гречишникова И.А. Стратиграфия и брахиоподы нижнего карбона Рудного Алтая. М.: Наука, 1966. – 184 с.

4. Морозова И.П. Позднепалеозойские мшанки Северо-Востока СССР. М.: Наука, 1981. – 120 с.

5. Нехорошев В.П. Нижнекаменноугольные мшанки Алтая и Сибири. М.: ГНТИ, 1956. – 300 с.

6. Парфенов Л.М., Берзин Н.А., Ханчук А.И. и др. Модель формирования орогенных поясов Центральной и Северо-Восточной Азии // Тихоокеанская геология, № 6. – С. 7-41.

7. Попеко Л.И. Карбон Монголо-Охотского орогенного пояса. Владивосток: Дальнаука, 2000. – 124 с.

8. Стукалина Г.А. Граница девона и карбона с позиций эволюции криноидей // Граница девона и карбона на территории СССР. Минск: Наука и техника, 1988. – С. 311-315.

9. Тризна В.Б. Раннекаменноугольные мшанки Кузнецкой котловины. Л.: ГНТИ, 1958. – 298 с.

10. Walliser O.H. Global Events in the Devonian and Carboniferous // Global Events and Event Stratigraphy in the Phanerozoic. N.Y.: Springer-Verlag, 1995. - P. 225–251.

К ПРОБЛЕМЕ ВОЗРАСТА УДОКАНСКОЙ СЕРИИ (ЗАПАДНАЯ ЧАСТЬ АЛДАНСКОГО ЩИТА) В.С. Салихов Читинский государственный университет, ugrum1381@mail.ru Оценивается возраст удоканской серии (комплекса) – кеменской ее подсерии как венд-рифей­ ский, на основании историко-геологических, палеонтологических и структурно-тектонических данных.

Удоканская серия (комплекс), занимающая обширные пространства западной части Алданского щита и мощностью 10-12 км, впервые была выделена в 1964 г. Л.И.

Салопом [12] и рассматривается как региональный представитель нижнего протерозоя для Восточной Сибири [14]. Раннепротерозойское датирование удоканской серии за­ креплено в Решениях Четвертого межведомственного регионального стратиграфиче­ ского совещания по докембрию и фанерозою юга Дальнего Востока и Восточного За­ байкалья [6]. Интерес к удоканской серии проявлен и тем, что в ее верхней части (саку­ канская свита) размещены меденосные горизонты уникального удоканского месторо­ ждения.

Возрастные рамки удоканской серии фиксируются налеганием ее метаморфизо ванных пород на архейский фундамент с изотопными метками 2550-2700 млн. лет, про­ рыванием раннепротерозойскими гранитами кодарского комплекса (1950-1780 млн.

лет), чинейскими базитами (1870 млн. лет;

этот возраст кристаллизации расплава, опре­ деленный U-Рb методом по акцессорному циркону из кварцевого-габбро-диорита, под­ твержден недавно [8]), а также возрастом метаморфизма самой верхней намингинской свиты удоканской серии, определенной эрохроной в 1930 +- 101 млн. лет [6]. Верхняя граница серии подчеркивается перекрытием ее пород, в том числе на гранитоды кодар­ ского комплекса (угловое несогласие) фаунистически охарактеризованными отложени­ ями венда-нижнего палеозоя (бараксанская свита).

Между тем, всем геохронологическим определениям противопоставляется многочисленная биота, установленная во многих горизонтах удоканской серии и, преж­ де всего, в самой верхней кеменской подсерии. Фаунистические остатки (строматоли­ ты, микрофитолиты, микрофоссилии, различные следы жизнедеятельности, в том чис­ ле, проблематичные) и палеонтологические определения биоты свидетельствуют о ри­ фейском и даже вендском возрасте пород [2, 16].

Таким образом, существует противоречие по оценке возраста удоканской серии.

Последняя разделена на три подсерии (снизу): кодарская, чинейская и кеменская. В раз­ делении и объемах подсерий тоже существуют разночтения, особенно по нижней, наи­ более глубоко метаморфизованной части. Имеются вопросы и по верхней подсерии, в связи с пересмотром процессов метаморфизма и отведению главенствующей роли ме­ тасоматозу в преобразовании пород (А.М. Оверчук, В.И. Травкин и др., 1988).

Между тем, проблему возраста удоканской серии можно разрешить историко геологическими данными, оценив по-иному структурно-тектоническое положение под­ серий удоканского комплекса, опираясь при этом на объемную подвижность гранитои­ дов, а также динамометаморфическую модель расслоенности основных пород, учесть описание новых таксонов удоканской биоты и установленных палеоэкосистем [2, 3, 15, 16].

Историко-геологический и структурно-тектонический анализ удоканской серии и удоканского рифтогенного прогиба свидетельствуют, что формационные комплексы, слагающие удоканскую серию не одновозрастны, как это принимается, а сформирова­ лись в разное время и в различном геодинамическом режиме. Это касается в основном кеменской, верхней подсерии, где различия наиболее отчетливы и выражаются в следу­ ющем:

1. Резкое угловое несогласие и значительный перерыв между нижележащими от­ ложениями удоканского комплекса (чинейская посерия) и отложениями кеменской под­ серии (рис. 1), отмечаемое многими исследователями [1, 17], а в ряде мест-контакт тек­ тонический, надвиговый или с олистолитами в основании талаканской свиты;

Рис. 1. Стратиграфическая схема стратиграфии кеменской подсерии удоканской серии (комплекса) 2. Смена нижележащих граувакковых, с признаками вулканизма накоплений, ар­ козовыми;

3. Существенно разный тип метаморфизма, начальный зеленосланцевый в поро­ дах кеменской подсерии, амфоболитовый и выше - в подстилающих образованиях чи­ нейской и кодарской подсерий;

4. Следы оледенений (тиллиты) в кеменской подсерии, связываемые с космиче­ скими (катастрофическими) событиями) [13];

5. Резкое проявление сейсмичности (сейсмодислокации) в отложениях кемен­ ской подсерии (сакуканская свита), что подчеркивается многочисленными сейсмоген­ ными песчаниками [11];

6. Смена геодинамической обстановки, от обстановки задугового спрединга (рифтинга) при формировании накоплений чинейской подсерии, преимущественно сжимающими, коллизионными процессами (активная континентальная окраина) при формировании кеменских накоплений. К этому же времени сменились области сноса, с северо - и северо-восточных (чинейская подсерия) на преобладающие западные (кемен­ ская подсерия) [5], т.е. сменился структурный план региона и размыв пород существен­ но K-Na серии, в отличие от натровой подстилающей серии.

7. Различный вещественный и микрокомпонентный состав руд в промышленных залежах кеменской и чинейской подсерий.

Раннепротерозойский возраст пород кеменской подсерии подчеркивается тем, что интрузивные образования (гранитоиды кодарского и габброиды чинейского комплексов) якобы «прорывают» метаморфизованные накопления кеменской подсерии с образованием «роговиков» и «скарнированных» пород. Это кажущееся явление и объ­ ясняется следующим: изотопные датировки фиксируют время раскристализации магма­ тического очага, которое имеет место на больших глубинах. По геофизическим данным это происходит на глубинах не менее 30 км (рис. 2) и связывается с функционировани­ ем здесь очагов кварц-диоритовой магмы, при перемещении которой в зоны разгрузки тепла, посредством фильт-прессинга, произошел отжим легкоплавкой гранитной магмы и ее отделение от реститовой анортозитовой «каши» (по А.С. Балуеву и др. 1977 [17].

Таким образом, и Чинейский габброидный массив и Кеменский гранитоидный - пред­ ставители единой габбро-анортозит-рапакивигранитной формации, кристаллизующейся длительное время (десятки и более миллионов лет) в недрах Земли (рис. 3).

Последующее внедрение в «холодном» состоянии (эксгумация массивов) проис­ ходит уже после формирования пород кеменской подсерии, что объясняется объемной подвижностью, текучестью (вязкостью) магматических пород (реидной подвижностью), диапиризмом (горизонтальные и вертикальные протрузии), имеющими развитие в зоне надвигов в эпохи тектонической активизации и описанные в последнее время во многих регионах [3, 4, 10, 17].

Таким образом, в формировании и становлении магматических массивов следу­ ет различать, по крайней мере, две даты, существенно отличные (до сотен миллионов лет) по времени: первая связана со становлением массива (его кристаллизация на глу­ бине в первые десятки километров) как геологического тела, и вторая дата – выход гра­ витационный или тектонический (эксгумация) этого массива на поверхность или вбли­ зи таковой. Возможно выделение и третьей даты в геологической истории массивов:

это становление их как части рельефа уже в неоген-четвертичное время. Имеются и другие трансформации в эволюционном развитии массива, связанные с его выходом на поверхность и повторное погружение, как это имело место, например, с кодарскими гранитоидами в мезозойскую активизацию и образованием юрско-меловых угленосных впадин (Апсатской и Верхне-Каларской) на гранитном основании.

Экспонирование пород фундамента на дневную поверхность (гравитационное или тектоническое) сопровождается различными структурно-вещественными преобра зованиями, по которым оценивают характер и скорость эксгумации, с привлечением также изотопных данных (изотопных систем) и численного моделирования. Так, на основе данных по 40Ar/39Ar cистеме светлой слюды, по трекам распада и системе (U Th)/Не в цирконах и апатитах определены скорости эксгумации в Центральных Гимала­ ях в миоцене-плейстоцене, составляющие 1-3 и более 5 мм/год (Frits Harald et al 2007).

О протрузивном механизме внедрения свидетельствует и плитообразная форма гранитоидов Кеменского массива и динамометаморфическая модель формирования расслоенного Чинейского массива основных пород (массив как мантийный отторженец, Рис. 2. Схема глубинного строения Коларо-Джугджурской зоны, по [17] с упрощением 1 – палеозойские гранитоиды (ингамакитский комплекс);

2 – песчаниковая формация (сакуканская свита);

3 – алевролитопесчаниковая формация (талаканская свита);

4 – доломитоалевролитовая формация (бутунская свита);

5 – песчанико-алевролитовая формация (александровская свита);

6 – алевролитопесча­ никовая формация (читкандинская свита);

7 – песчаникоаргиллитовосланцевая формация (нижняя часть удоканской серии);

8 – гранитоиды кодарского комплекса;

9 – гранитоиды куандинского комплекса;

10 – габброиды чинейского комплекса;

11 – перидотит-габбровая формация (олекмо-коларский комплекс);

– анортозитовая субформация;

13 – архейские образования;

14 – нерасчлененные раннедокембрийские «гранулит-базитовые» образования;

15 – гетерогенные образования Станового складчатого пояса;

16 – нормальная мантия;

17 – разогретый астенолит (аномальная мантия);

18 – участок земной коры повы­ шенной плотности, за счет внедрения основных и ультраосновных пород;

19 – Становой сутурный шов;

20 – надвиги;

21 – крутопадающие тектонические нарушения.

Цифры на разрезе – значения плотности в г/см3;

М – поверхность Мохо.

перемещаемый в верхние части земной коры по глубинному надвигу), [17] вопреки су­ ществующим традиционным, магматическим представлениям.

Механическое и тектоническое внедрение интрузивных пород привели к образо­ ванию брахисинклинальной намингинской структуре, вмещающей Удоканское медное месторождение и запрокидыванию южного борта складки (рис. 3).

«Холодное» внедрение представляется не «буквально», но температуры масси­ вов были существенно ниже температур раскристаллизации расплавов и образования пород, а их механическое внедрение сопровождалось повышением температур (фрик­ ционный механизм), что приводило к образованию роговиков, скарнированию пород, которые ошибочно воспринимаются как результат интрузивного воздействия, а не ре­ зультат фрикционного механизма. Последний может приводить к образованию даже расплавов и дайковой серии пород [17].

Таким образом, породы габбро-анортозит-рапакивигранитного комплекса «вне Рис. 3. Схематический разрез Удоканского рифтогенного прогиба (по материалам Р.Н. Володина и др., 1994 с изменением) 1 – четвертичные отложения Чарской впадины;

2 – габбро-нориты Чинейского массива;

3 – рапакиви гранитный кодарский комплекс;

4 – гнейсо-граниты куандинского комплекса;

5-9 – отложения удо­ канского комплекса;

5 – намингинская свита и верхнесакуканская подсвита;

6 – средняя сакуканская подсвита;

7 – нижняя сакуканская подсвита (талаканская свита);

8 – чинейская серия (нерасчлененная);

– кодарская серия (нерасчлененная);

10 – анортозиты каларского комплекса;

11 – архейский кристалли­ ческий фундамент;

12 – меденосный горизонт;

13 – тектонические нарушения;

14 – дайка габбро-диаба­ зов.

дрялись» в накопления кеменской подсерии, с видимым, ложным интрузивным воздей­ ствием. Изотопные отметки зафиксировали образования этого комплекса и пород на глубине 10-15 км и ниже как геологических тел, внедрение же их произошло значи­ тельно позднее. Подобный механизм внедрения подтверждается компьютерным моде­ лированием диапиризма гранитной магмы в земной коре (глубина 38 км), всплыванием диапира до уровня 15-16 км при снижении температуры и кристаллизации массива [7].

Более того, в рамках численного моделирования процессов петрогенезиса и геодинами­ ки проф. Л.Л. Перчуком (МГУ) впервые создана модель формирования гранитных ин­ трузий как продуктов эксгумации гранулитовых комплексов.

Существенное расхождение времени кристаллизации массива и выходом его на поверхность объясняется еще и тем, что температура закрытия U-Pb системы состав­ ляет 940оС [7], которая фиксирует время образования минералов,а также существенным расхождением длительности суток и календарного года современного и докембрийско­ го [9]. Изотопные датировки оперируют длительностью современного года, которая в докембрии была иной. В этом и кроется расхождение с палеонтологическими данными, которые показывают следующее: [2, 15, 16].

Удоканская биота в пределах рассматриваемой кеменской подсерии состоит из 2-х комплексов – дотиллитового (биота талаканской свиты) и посттиллитового (биота намингинской свиты). Наиболее представительный комплекс органических остатков талаканской свиты – следы жизнедеятельности и силуэты мягких тел, близкие к петало­ намам, детально описанные в [16]. Здесь же обнаружены плоские отпечатки, близкие к эдиакарским дикинсониям (талаканиеллы), планолитесы. Характерной особенностью биоты намингинской свиты – овальные слепки медузоидов Nimbia occlusa Fedonkin, по доминированию которых (массовость находок остатков медуз) палеоэкосистемный комплекс намингинской свиты назван нимбиевым [16]. Однако, в работе [18] многокле­ точные животные эдиакарского облика (медузоиды) рассматриваются как сложноорга­ низованные колонии одноклеточных организмов (бактерий, протистов, грибов), при этом отмечается широкое развитие в намингинской свите микробиальных матов и необычное (впервые) разнообразие дисковидных отпечатков.

Органические остатки встречены и в подстилающей, чинейской подсерии, в частности, в отложениях бутунской свиты, палеоэкосистема которой отнесена к разря­ ду сложной комплексной, а по доминантам комплекса названа конофитоно-удокани­ евой [16] и является, очевидно, более древней.

Таким образом, кеменская подсерия мощностью 5-6 км удоканской серии (комплекса) представляет собой самостоятельный цикл осадочной седиментации с мощным меденакоплением и сформированный в рифей-вендское время (R3-V1). Цикл отделен угловыми несогласиями (рис. 1) и может отвечать одной из орогенических фаз «Каноны Штилле». Цикл сформирован в длительно и прерывисто развивающимся эпи­ кратонном рифтогенном прогибе по периферии Сибирского кратона, активность кото­ рого (прогиба) прослеживается на интервале более 2,0 млрд. лет.

Рифей-вендский возраст кеменской подсерии в отличие от изотопных данных подчеркивается геолого-структурными и палеонтологическими данными, а также ана­ лизом объемной подвижностью и характером эксгумации магматических пород. К это­ му следует добавить и фациальную обстановку формирования продуктивных накопле­ ний сакуканской свиты-дельтовую, не характерную для раннего протерозоя. Хорошо выраженные речные системы, с мощным накоплением дельтовых осадков типичны для раннего палеозоя.

Длительное пребывание гранитоидов кодарского комплекса, как геологических тел на глубине, подчеркивается и тем, что одновозрастных с гранитоидами вулканитов в регионе не зафиксировано, даже с учетом глубины эрозионного среза. Вулканическая же деятельность обычно сопровождает интрузивную и корни ее располагаются на глу­ бинах 10-15 км, т.е. во время пребывания гранитоидов на глубине, на поверхности шло формирование накоплений в том числе меденосных кеменской подсерии. «Холодное»

внедрение гранитоидов произошло очевидно в предвендское время и было достаточно стремительным, поскольку мощная кора выветривания по гранитоидам отсутствует (даже в предюрское время-Апсат), какова должна была бы быть, если бы внедрение произошло в раннем протерозое.

Эрозионная деятельность, и достаточно представительная, имела место после формирования намингинской мульды (рис. 3), в неоген-четвертичное время. По скром­ ным оценкам эрозионному срезу подверглось не менее 20% запасов меди Удоканского месторождения.

Список литературы 1. Бурмистров В.Н. Строение и состав кеменской серии удоканского комплекса Восточной Сибири // Геология и геофизика. – 1990, № 3. – С. 26-34.

2. Вильмова Е.С. Докембрий и нижний палеозой Кодаро-Удоканского прогиба Северного Забайкалья (проблемы биостратиграфии). Автореф. диссертации к.г-м.н., Магадан. – 1995. – 25 с.

3. Леонов М.Г., Морозов Ю.А., Никитин А.В. Постумная тектоника и механизм эксгумации гранитоидных массивов (на примере Прибайкалья и Тянь-Шаня) // Геотектоника. – 2008. - № 2. – С. 3-31.

4. Паталаха Е.И. О дифференциальной подвижности совместно деформируемых разнородных геологи­ ческих тел, ее причинах и следствиях (вязкостная инверсия) // Геотектоника, 1971. - № 4. – С. 15-21.

5. Подковыров В.Н., Котов А.Б. и др. Источники и области сноса раннепротерозойских терригенных по­ род удоканской серии южной части Кодаро-Удоканского прогиба: результаты Sm-Nd изотопно-геохими­ ческих исследований // Докл.РАН, 2006. – т.408. - № 2. – С. 223-227.

6. Покровский Б.Г., Григорьев В.С. Новые данные о возрасте и геохимии изотопов Удоканской серии, нижний протерозой Восточной Сибири // Литол. и полезн. ископаемые. 1995. - № 3. – С. 273-283.

7. Полянский О.П., Коробейников С.Н. и др. Компьютерное моделирование диапиризма гранитной магмы в земной коре // Докл.РАН. – 2009. – т.429, № 1. – С. 101-105.

8. Попов Н.В., Котов А.Б. и др. Возраст и тектоническое положение Чинейского расслоенного массива (Алданский щит) // Докл. РАН. 2009. – т.424. - № 4. – С. 517-521.

9. Салихов В.С. К проблеме геологического времени // Геол. журнал. – 1989. - № 1. – С. 65-69.

10. Салихов В.С. Объемная подвижность гранитоидов и их эксгумация (на примере массива «Сосновый Бор», Центральное Забайкалье) // Вестник ЧитГУ, 2009. - № 6 (57). – С. 64-73.

11. Салихов В.С. Удокан – как следствие природной геологической катастрофы // Докл. РАН. – 2000. – т.374. - № 5. – С. 657-659.

12. Салоп Л.И. Геология Байкальской горной области. Т.1. М.: Недра, 1964. – 515 с.

13. Салоп Л.И. Геологическое развитие Земли в докембрии. Л.: Недра. – 1982. – 343 с.

14. Семихатов М.А., Шуркин К.А. и др. Новая стратиграфическая шкала докембрия СССР // Изв. АН СССР. Сер. Геол. 1991. № 4. С. 3-13.

15. Синица С.М. Проблема удоканской биоты Кодаро-Удоканского района Забайкалья // Проблемы рудо­ образования, поисков и оценки минерального сырья. – Новосибирск: наука. – 1996. – С. 177-181.

16. Синица С.М., Вильмова Е.С., Туранова Т.К. Протерозойские экосистемы удоканского комплекса /В кн. Удокан: Геология, рудогенез, условия образования. – Новосибирск: наука. – 2003. – С. 26-42.

17. Татаринов А.В., Яловик Л.И., Чечеткин В.С. Динамометаморфическая модель формирования рассло­ енных массивов основных пород (на примере Чинейского в Северном Забайкалье). – Новосибирск: Изд во СО РАН. – 1998. – 120 с.

18. Терлеев А.А., Постников А.А. и др. Раннепротерозойская биота из удоканской серии западной части Алданского щита // В сб. «Эволюция биосферы и биоразнообразия», к 70-летию А.Ю. Розанова. М.: Т-во научных изданий КМК. – 2006, С. 271-281.

СТРАТИГРАФИЯ, ПАЛЕОНТОЛОГИЯ И ПАЛЕОРЕКОНСТРУКЦИИ ВЕРХНЕГО МЕЗОЗОЯ БАЛЕЙСКОГО РУДНОГО ПОЛЯ С.М. Синица1, Е.С. Вильмова ИПРЭК СО РАН, Чита, sinitsa-sm@rambler.ru;

2СВГУ, Магадан, udokania@mail.ru Балейское малоглубинное месторождение золота приурочено к Балейскому грабену, выполнен­ ному отложениями, которые по органическим остаткам и присутствию маркирующего горизонта - из­ вестняков-ракушняков - сопоставляются с лесковской толщей Лесковского, Шивиинского и Оноховского грабенов. Лесковская толща охарактеризована видами-индексами тургинского комплекса, что позволяет коррелировать ее с тургинской свитой, возраст которой дикуссионен: конец юры-начало мела или только ранний мел. Золотое оруденение приурочено к отложениям лесковской толщи, т.е. к этапу грабенооб­ разования.

Малоглубинные рудные месторождения золота Забайкалья издавна привлекали внимание геологов. К таким месторождениям относится Балейское, расположенное в зоне Ундинской депрессионной структуры Забайкалья, составными частями которой являются юрские прогибы Нижне-Ундинский, Караксарский и Шадоронский и нало­ женная Ундино-Даинская впадина, которая в свою очередь усложнена Лесковским, Лукиинским и Шивиинским грабенами. За ее пределами известны Балейский и Оно­ ховский грабены [1]. Все грабены выполнены континентальными отложениями, страти­ графия которых, их фациальный состав, палеонтологическая характеристика, относи­ тельный возраст, корреляция с отложениями сопредельных структур, локализация и возраст золотого оруденения до сих пор являются предметом дискуссий. Особенности стратиграфии Балейского грабена невозможно рассматривать в отрыве от стратиграфии Шадоронского прогиба, наложенной Ундино-Даинской впадины и остальных грабенов.

Шадоронский прогиб, представляющий собой вулканарий с долинами рек и мелкими озерами, выполнен образованиями шадоронской серии, отнесенной к андезитовой фор­ мации [7]. Первоначальное расчленение серии провели в 1961 г. В.Д. Гунбин и Л.Ф.

Чербянова, выделив три толщи вулканитов и туфогенно-осадочных пород (коро­ винская, алиинская и такшинская). Толщи сложены резко асимметричными циклитами [4]: конгломераты (до 700 м) - песчаники с прослоями алевролитов (до 45 м);

в разрезах алиинской и такшинской толщ появляются вулканиты. Редкие прослои алевролитов со­ держат массовые напластования растительных остатков Czekanowskia, Phoenicopsis, Pityophyllum, Coniopteris, Heilungia, Podozamites с редкими двустворками Arguniella, Subtilia, Micromelania (коровинская толща) [2] или с остатками жуков Memptus, Dzere­ gia, Hydrobiites и клопов Saldonia (такшинская толща) [8]. Состав фитоориктоценозов позволяет определить смену болотного чекановскиевого леса склоновым хвойным.

Анализ фаций, асимметрия циклитов, органические остатки указывают, что в шадо­ ронское время седиментация протекала в условиях залесенной долины галечной реки, изобилующей протоками, мелкими озерками и конусами выноса пролювия. Начиная с алиинского времени, фиксируется деятельность таких палеовулканов как Голго­ тайский, Буторовский, Оноховский, Ундинский и др. Молодой вновь созданный вулка­ нический рельеф интенсивно разрушался реками и временными водотоками. Возраст отложений серии определен по данным изучения насекомых, двустворок и растений как средне-позднеюрский.

В поздней юре на северо-западе Шадоронского прогиба возникает Ундино-Да­ инская кальдера обрушения [7], выполненная отложениями ундино-даинской серии.

Стратотипом серии являются разрезы тергенской, глушковской и чалунихинской свит, выделенные на правом берегу р.Унды от с. Тергень до с. Унда. Для тергенской и глуш­ ковской свит установлены трансгрессивные ряды симметричных и асимметричных трехчленных циклитов: конгломераты (2-700м) - песчаники (до 150м) – алевролиты с аргиллитами (до 25м). Особенностью разреза является появление пачек (до 75м) крас­ ных, желтых и белых тонко горизонтально-слойчатых кремнисто-глинистых пород, ли­ шенных органических остатков (опалиты) и выделенных в качестве маркирующих го­ ризонтов. Доминантами среди органическимх остатков являются хвощи, захороняющи­ еся в виде фрагментов стеблей, узлов, корневой системы с клубеньками – Equisetum un­ dense (хвощевая почва), редки двустворки Arguniella, Musculiopsis, насекомые Hy­ drobiites, Mesopanorpa, Proameletus, Sinitsia и др., домики ручейников Terrindusia, Fo­ lindusia, мелкие створки конхострак Paleoleptestheria, Palaeolynceus, панцири щитней Prolepidurus, фрагменты тел анострак Chirocephalus;

редки створки остракод Darwin­ ula, крайне редки иголки хвойных Pityophyllum и семена Schizolepis. Большие мощно­ сти псефитов, цикличность разреза, появление пачек опалитов, широкое развитие хво­ щевых почв и временных обитателей вулканических озер (щитни, конхостраки, ано­ страки, насекомые) – отличительные признаки отложений тергенской и глушковской свит. Для палеонтологических комплексов выделены виды и роды-индексы - насеко­ мые Proameletus - Sinitsia, щитни Prolepidurus, конхостраки Sinoestheria, слагающие основу позднеюрского ундино-даинского комплекса. Опалиты считаются продуктами сольфатаро-фумарольных процессов в кальдерах [5].

Завершает ундино-даинскую серию чалунихинская свита, состоящая из трех­ членных циклитов: псефиты (до 25 м) - песчаники (до 5 м) - алевролиты (1-8 м) с двумя прослоями тонкообломочных туфов (7,3 м и 5,3 м). В алевролитах обнаружены единич­ ные остатки насекомых Memptus, Flexoperla, Sinitsia. Отложения чалунихинской свиты накапливались в долине галечной реки с небольшими аллювиальными озерами и с разовыми привносами тонкого пирокластического (вероятно, эолового) материала. От­ ложения шадоронской и ундино-даинской серий в конце юры интенсивно разрушались временными водотоками и пролювиальный материал сносился в озера вновь образован­ ных грабенов.

В Лесковском грабене, расположенном на западной окраине Ундино-Даинской впадины, известно два разреза: северный у с. Лесково и южный у с. Унда на правом бе­ регу р.Унда. Наиболее полно изучен южный разрез, расчлененный на две пачки. Ниж­ няя пачка (до 45 м) представлена трехчленными циклитами: конглобрекчии (35-0,50 м), состоящие из галек и обломков подстилающих эффузивов шадоронской серии (андези­ тов, дацитов) и розоватых туфоалевролитов с хвощевой почвой (до 10 см) ундино-да­ инской серии в песчано-глинистом цементе, которые сменяются песчаниками (2-0,5м) и затем алевролитами (5-1 м). В песчаниках обычны пластовые захоронения раковин остракод Torinina, Daurina, гастропод Radix, единичных костей осетровых рыб Stichopterus;

реже встречаются карбонатные конкреции с конхостраками Defretinia и растительным детритом. Среди алевролитов верхнего циклита появляются маломощ­ ные мергели и известняки-ракушняки (30 см), состоящие из остракод Torinina, Daurina, Mongolianella, гастропод Radix, двустворок Limnocyrena. Редки кости осетровых рыб Stichopterus, стебли хвощей Equisetum и веточки мхов Muscites. Верхняя пачка (50 м) представлена нечеткими циклитами: песчанистые алевролиты - алевролиты-аргиллиты (от мм до 10 см). Редки тонко горизонтально-слойчатые аргиллиты типа «бумажных сланцев» (5-10 см) с единичными скелетами рыб Lycoptera middendorfii. В алевролитах редки двустворки Arguniella и конхостраки Bairdestheria;

более многочислены жуки скарабеиды Geotrupoides, Blateridae, Euprescidae и другие насекомые Haglidae, Heter­ optera, Neuroptera, Diptera (Tipuloidea), домики ручейников Terrindusia, Folindusia, Os­ tracindusia, Secrindusia, кости осетровых Stichopterus и костистых рыб Lycoptera, расти­ тельные остатки Equisetum, Pityophyllum, Pseudolarix, Pityospermum, Pityolepis, Carpo­ lithes и др. Общая мощность разреза свыше 90 м. Среди органических остатков нижней пачки доминантами являются остракоды даурины и торинины, в конкрециях найдены конхостраки дэфретинии, что свойственно для переходных горизонтов между ундино даинской серией и тургинской свитой (дэфретиниевые слои усть-карской свиты Усть Карской впадины, церенский и гардинские разрезы тургинской свиты Южно-Аргун­ ской впадины и др.). Органические остатки верхней пачки содержат роды-индексы тур­ гинского комплекса как Bairdestheria-Lycoptera. Маркирующим горизонтом нижней пачки являются известняки-ракушняки, верхней - «бумажные сланцы». Отложения Ле­ сковского грабена выделены в лесковскую толщу, которая коррелируется с тургинской свитой и возраст которой – конец юры и самое начало раннего мела. Седиментация в Лесковском грабене началась с формирования конусов выноса временными водотока­ ми, питающих крупное озеро, которое периодически становилось закрытым с прекра­ щением подачи кластического материала (накопление известняков-ракушняков) или открытым - с появлением соединяющих рек (исчезновение карбонатов, появление остатков осетровых рыб). Отложения лесковской толщи с местным несогласием пере­ крываются конгломератами с прослоями песчаников, условно относимыми к кутинской свите.

К лесковской толще отнесены отложения Шивиинского грабена, расположенно­ го на крайнем северо-востоке Ундино-Даинской впадины в междуречье Жидка-Курен­ га. В разрезе выделяются два мезоциклита: для нижнего (120 м) установлен маркирую­ щий горизонт лесковской толщи - известняки-ракушняки с остракодами и гастропода­ ми (скв. 184);

для верхнего (200 м) - «бумажные аргиллиты» с рыбами Lycoptera, конхо­ страками Estherites, разнообразными насекомыми и хвойными Pseudolarix, Archeolarix (урочище Толстый Мыс по р. Шивия).

Отложения Оноховского грабена, расположенного за пределами Ундино-Да­ инской впадины на левом берегу р.Унда примерно в 8 км к югу-юго-западу от с. Унда, вскрывались скважинами как 2778, 2795, 2772 и др., в низах которых развиты глыбовые брекчии (свыше 500 м), залегающие на гранитах и содержащие глыбы (до 100 м) грани­ тов, эффузивов и черных алевролитов с плоскими следами илоедов Ononolithos (мор­ ская нижняя юра) в глинистом цементе. С глыбовыми брекчиями переслаиваются туфо­ конгломераты (до 62 м), состоящие из валунов (до 30 см) и галек тех же пород в туфо­ вом или глинистом цементе. На глыбовых брекчиях залегает неясно цикличная пачка (30-100м) конглобрекчий, гравелитов и песчаников, сменяющаяся вверх по разрезу цикличной толщей (свыше 265 м) песчаников и алевролитов (до 5-10 м), среди которых встречены маркирующие горизонты лесковской толщи Лесковского грабена – извест­ няки-ракушняки (до 50 см), состоящие из остракод Torinina, Daurina, Mantelliana и ред­ ких гастропод Radix. В алевролитах с этими же остракодами встречаются остатки насе­ комых: жуки Соleoptera, домики ручейников Terrindusia, Folindusia, Ostracindusia, Conchindusia, Secrindusia, кости осетровых рыб Stichopterus, расттельные остатки Hep­ aticites, Еquisetum, Pityophyllum, Pseudolarix, Archaeolariх, Pityolepis, Pityocladus. Отло­ жения грабена коррелируются с лесковской толщей по общим маркирующим гори­ зонтам – известнякам-ракушнякам, комплексам насекомых и растений. Седиментация в Оноховском грабена началась с формирования мощных глыбовых брекчий - коллю­ виальных свалов разрушающихся крутых бортов обрамления грабена в сейсмической зоне Восточно-Агинской сигмоиды [3], которая сменилась накоплением речных и озер­ ных отложений.

Стратиграфия и структурные особенности Балейского грабена детально изучены в связи с расположением в его пределах Балейского золоторудного месторождения. По данным Ю.И. Симонова и др. [1], отложения грабена расчленены на балейскую серию (верхняя юра-нижний мел) и новотроицкую свиту (нижний мел). Балейская серия со­ стоит из нижнебалейской свиты конгломератов с редкими прослоями песчаников и алевролитов;

среднебалейской свиты песчаников с прослоями гравелитов, конгломера­ тов, алевролитов, маломощных пепловых туфов кислого состава и верхнебалейской свиты конглобрекчий, гравелитов, песчаников, алевролитов с редкими прослоями ту­ фов среднего состава. По мнению Ю.И. Симонова и др., к нижнебалейской свите отно­ сятся отложения правого берега р.Унда у с. Тергень (шадоронская серия) и у с. Жидка (ундино-даинская серия). Такая корреляция не подтверждалась ни литологическими, ни палеонтологическими данными, так как в разрезе лесковской толщи отсутствуют опа­ литы и эффузивы, а ее органические остатки содержат виды-индексы тургинского комплекса, а не шадоронского или ундино-даинского.

В 1980-1983гг. проводились биостратиграфические исследования отложений Балейского грабена. В качестве опорного был взят разрез скв. 1817, где на гранитном фундаменте залегают туфы, туфопесчаники и туфоалевролиты (324 м), перекрывающи­ еся толщей терригенных циклитов (свыше 250м). В основаниях терригенных циклитов - валунно-галечные конгломераты (до 6 м) с валунами и галькой черных алевролитов морской нижней юры, гранитов, эффузивов, кварца с турмалиновыми выделениями (до 15 см) в дресвянистом заполнителе и глинистом цементе, переходящие в песчаники (0,50-16 м), верхи циклитов слагают алевролиты (до 3 м) с известковистыми слойками.

По разрезам скв. 1817, 1902, 2035, 1827 в алевролитах и известняках-ракушняках (до см) обнаружены многочисленные створки и раковины остракод Darwinula, Cypridea, Torinina, Daurina, Mantelliana, Lycopterocypris с редкими раковинами гастропод Probaicalia. В алевролитах встречаются единичные домики ручейников Terrindusia, Fo­ lindusia, обычны остатки листьев хвойных Pseudolarix, Archaeolarix, Pityophyllum и се­ мена Carpolithes. Отложения Балейского грабена по присутствию маркирующего слоя – известняков-ракушняков, общего состава остракод, гастропод, насекомых и растений с появлением видов-индексов тургинских комплексов сопоставляются с лесковской тол­ щей Оноховского, Лесковского и Шивиинского грабенов, а не с более древними унди­ но-даинскими и шадоронскими образованиями.

Следовательно, в разрезе грабенов Ундинской структуры присутствуют только отложения лесковской толщи, которые по палеонтологическим данным коррелируются с тургинской свитой (конец юры-начало мела или только ранний мел). Золотая минера­ лизация приурочена в основном к отложениям этой толщи, т.е. к этапу образования грабенов, развитых в зоне сочленения Борщевочного (Борщевочное поднятие) и Ун­ динского разломов (Ундино-Даинская впадина).

Список литературы 1. Балейское рудное поле. М.: ЦНИГРИ, 1984. - 270 с.

2. Гунбин В.Д., Синица С.М. Первая находка фауны в отложениях шадоронской серии (Восточное За­ байкалье) // Записки Забайк. отд. Географ. об-ва СССР. Чита, 1969. Вып.6, часть 1. - С. 50-51.


3. Геологическое строение Читинской области. Объяснительная записка к геологической карте масштаба 1:500000. Чита, 1997. - 239 с.

4. Карогодин Ю.Н. Четыре основных правила выделения мезоциклитов (структурный аспект) // Проблем­ ные вопросы литостратиграфии. Новосибирск: Наука, 1980. - С. 5-13.

5. Малеев Е.Ф. Вулканиты. М.: Наука, 1975. – 256 с.

6. Синица С.М. К биостратиграфии верхнего мезозоя Забайкалья. Чита, изд-во Заб. Фил. Географ. об-ва СССР, т.V, вып.1, 1969. - С. 3-10.

7. Синица С.М., Старухина Л.П. Новые данные и проблемы стратиграфии и палеонтологии верхнего ме­ зозоя Восточного Забайкалья // Новые данные по геологии Забайкалья. М.: Геолфонд РСФСР, 1986. - С.

46-51.

8. Юрские континентальные биоценозы Южной Сибири и сопредельных территорий. М.: Наука, 1985. Т.

213. – 199 с.

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ВОЗРАСТЕ БАЙН-ЦАГАНСКОЙ СВИТЫ (ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ) Н.Г. Ядрищенская1, И.В. Полуботко2, А.В. Куриленко1, Н.И. Раитина1, П.Г. Соломонов ФГУГП «Читагеолсъемка», Чита, Alena_Kurilenko@mail.ru;

2ВСЕГЕИ, Санкт-Петербург Приведены новые данные по палеонтологическому обоснованию возраста триасовых отложений района озер Байн-Цаган и Барун-Торей, выделенных предшественниками в байн-цаганскую свиту.

Уточнена структура свиты, подразделяемой на две подсвиты: нижнюю - существенно песчаниковую и верхнюю - алевро-псаммитовую с базальным горизонтом псефитовых пород в основании. Для свиты впервые выделено два комплекса двустворчатых моллюсков, позволивших датировать нижнюю подсви­ ту поздним ладином (?), верхнюю - ранним карнием.

Байн-цаганская свита закартирована в небольшом тектоническом блоке на юге Забайкальского края в районе озёр Байн - Цаган и Барун – Торей (рис. 1). Триасовые образования в этом районе впервые выделены из состава условно каменноугольной песчаниково-сланцевой толщи Н.Л. Кудрявцевой в 1945 г., на основании находок А.М.

Абатуровым позднетриасовых моллюсков Halobia ex gr. zitteli Lindstrom. В 1959 г. В.А.

Амантов и О.Н. Зорина повторили находки фауны в районе пади Шевертуй (южнее оз.

Байн-Цаган). Л.Д. Кипарисова определила в коллекции В.А. Амантова двустворчатые моллюски Halobia ex gr. zitteli Linds., H. ex gr. austriaca Mojs., аммоноидеи Sirenites?

sp.indet., брахиоподы Spiriferina sp. indet. и отнесла вмещающие их отложения к кар­ нийскому ярусу. Поле распространения отложений, вмещающих триасовую фауну, В.А Амантов [1] предложил выделить в байн-цаганскую свиту, а терригенные породы раз­ витые восточнее, отнес к нерасчленённым агинской и зуткулейской свитам.

По данным Л.Ф. Чербяновой и др., проводивших в районе геологосъемочные ра­ боты масштаба 1:200000, современное поле развития триасовых отложений также было разделено на две толщи (рис. 2). Верхняя соответствовала байн-цаганской свите, выде­ ленной В.А. Амантовым, представляла собой фрагмент северо-западного крыла син­ клинальной структуры и простиралась узкой полосой от оз. Байн-Цаган до границы с Монголией. Байн-цаганская свита датировалась карнийским веком позднего триаса на основании находок фауны в районе пади Шевертуй. Нижняя толща по литологическо­ му сходству сопоставлялась с акша-илинской серией верхней перми, трактовалась как моноклиналь и простиралась от оз. Ходатуй до оз. Барун-Торей. С байн-цаганской сви­ той граничила по тектоническому контакту.

При подготовке листа M-50-XIV к изданию (1969) Н.А. Трущёва отнесла обе толщи к байн-цаганской свите верхнего триаса, расчленив её на три подсвиты. Нижняя подсвита сложена песчаниками и алевролитами и содержит горизонт с морской фауной (падь Шевертуй) карнийского возраста. Средняя подсвита включает песчаники с редки­ ми прослоями алевролитов. Верхняя - представлена чередованием песчаников и алевро­ литов с пачкой грубого ритмичного переслаивания плохосортированных песчаников, гравелитов и конгломератов в низах разреза.

При составлении Геологической карты Читинской области масштаба 1: [3], верхнетриасовые образования района озер Байн-Цаган и Барун-Торей отнесены к низам могойтуйской серии норийского яруса, средняя и верхняя части которой распро­ странены в северной части Агинской зоны.

Т.М. Окунева и Б.И. Олексив, при разработке стратиграфической схемы верхне­ триасовых отложений Восточного Забайкалья [8], на территории Читинской области выделили нижненорийские, средненорийские и верхненорийские отложения. Т.М. Оку­ нева переопределила образцы из коллекции В.А. Амантова, Л.Д. Кипарисовой и Л.Ф.

Чербяновой как аммоноидеи Pterosirenites sp.indet. [8], позднее Norosirenites? sp.indet.

[2, с. 502] и двустворки Indigirohalobia cf. indigiresis (Popow), Halobia cf. aotii Kobayashi et Ichikawa, что определяло ранненорийский возраст отложений (зоны Halobia kawadai и Halobia aotii по двустворкам, Norosirenites по аммонитам). В схеме верхнетриасовых отложений Забайкалья [8] и легенде Даурской серии листов Государственной геологи­ ческой карты РФ (Е.В. Нечепаев, С.Н. Пехтерев, 1998) байн-цаганская свита принята в составе двух подсвит: нижней - псаммито-алевритовой и верхней - псефито-псаммито­ вой, коррелируемых с первомайской свитой междуречья рек Ага и Ингода.

При подготовке к изданию геологической карты листа М-50 масштаба 1:1000000/3, верхнетриасовые отложения Торейской и Пришилкинской подзон рассматривались производными единого палеобассейна с общей историей развития и, следовательно, единой стратиграфической схемой. Разрез района оз. Байн-Цаган отне­ сен к первомайской свите [4].

В 2007-09 гг. отложения байн-цаганской свиты изучались авторами в составе Цасучейской партии, проводившей геологическое доизучение площади масштаба 1:200000. Собраны многочисленные и разнообразные фаунистические остатки из ранее известных и новых местонахождений. Они представлены двустворчатыми моллюска­ ми, гастроподами, брахиоподами, криноидеями, мшанками, трубчатой фауной и хода­ ми илоедов. Выявлен комплекс миоспор, датирующий вмещающие отложения поздним триасом. Отложения свиты смяты в пологие складки с углами на крыльях в 20-40°, осложненные мелкими складками второго порядка и тектоническими нарушениями сбросового характера. Свита расчленена на две подсвиты (рис. 3, 4).

Н и ж н я я п о д с в и т а мощностью более 900 м сложена песчаниками, пре­ имущественно мелкозернистыми, с маломощными, часто линзующимися, прослоями алевролитов. Наиболее полный разрез описан на водоразделе падей Верхний Убудук и Батуй, где снизу вверх залегают:

1. Песчаники серые со слабо зеленоватым оттенком, мелкозернистые с редкими прослоями средне-, крупнозернистых разностей (мощностью первые метры) и мало­ мощными линзами темно-серых алевролитов (мощностью 1-2 см). Песчаники часто имеют «крапчатый» облик, обусловленный примесью зёрен (до 1 мм) полевых шпатов и кислых эффузивов, а также угловатых обломков (до 5 мм) алевролитов и аргиллитов, составляющих 5-7% от всего объёма породы.…………………………………более 350 м 2. Переслаивание мелкозернистых песчаников и алевролитов с единичными лин­ зующимися прослоями (мощностью 1-5 м) средне- и крупнозернистых песчаников, ла­ терально замещающихся гравелитами и гравийно-мелкогалечными конгломератами с заполнителем из разнозернистых плохосортированных песчаников. В последних обна­ ружены многочисленные фаунистические остатки, представленные двустворчатыми моллюсками (определение И.В. Полуботко) Daonella? cf. parva Korch., D.? cf. subtenuis Kittl, Primahalobia sp.indet., Palaeonucula cf. triassica Kur., Palaeopharus? sp.indet., Dac­ ryomya skorochodi (Kipar.), D. polaris (Kipar.), Bakevellia (Boreiobakevellia)? cf. bennetti (Bohm), juv., Malletia? sp. indet. (M. pseudopraecursor Kur.), Cardinioides ex gr. fidus Kur., Neoschizodus sp.indet., Taimyrodon ? sp.ind. (T. olenekensis (Kipar.)), Janaija? cf. nikolaevi Kur., Magnolobia? cf. distincta Kur. et Trusch.;

брахиоподами (определение А.М. Попова) Euxinella sp., ?Murihikurhynchia sp., ?Pseudolepismatina sp., ?Kolymithyris sp.;

мшанками (определение Л.И. Попеко) Trepostomida, криноидеями (определение А.В. Куриленко) Isocrinus sp., Pentacrinus sp., гастроподами, трубчатой фауной Laevidentalium sp. и рас­ тительным детритом. В алевролитах также встречены редкие остатки двустворчатых моллюсков: Daonella? cf. parva Korch., Primahalobia sp.indet., Magnolobia? cf. distincta Kur. et Trusch. …………………………………………………………………………….50 м 3. Песчаники серые мелкозернистые, реже мелко-среднезернистые, неслоистые, окварцованные с редкими прослоями (первые метры) темно-серых алевролитов …500 м В е р х н я я п о д с в и т а представлена двумя пачками. Нижняя пачка - грубо­ го чередования плохосортированных песчаников, гравелитов и конгломератов (400 м);

верхняя - алевролитов и мелкозернистых песчаников, переслаивающихся между собой примерно в одинаковом соотношении (более 700 м).

Сводный разрез составлен на водоразделах падей Верхний Убудук - Батуй и Тайлага - Манцарашкина. На мелкозернистых песчаниках нижней подсвиты залегает пачка 1, (слои 1-5, снизу вверх):

1. Конгломератобрекчии мелкогалечно-щебневые, с постепенным переходом за­ мещающиеся гравелитами и гравелистыми плохосортированными песчаниками, содер­ жащими мелкую (до 3см) гальку………………………………………………………..10 м Рис. 3. Схематичекая геологическая карта района озер Байн-Цаган и Барун-Торей (Торейская подзона) УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ:

1 –отложения квартера, 2 - отложения неогена, 3 – тургинская свита (К 1 tr), 4 – нижняя подсвита байн-ца­ ганской свиты (T2?b1), 5 – верхняя подсвита байн-цаганской свиты (T3 b2), 6 – нижнеононская подсвита (Son1), 7 – агинско-борщовочный динамометаморфический комплекс, 8 - грано-диориты (J2-31);

9 – горизонты конгломератов, 10 – разрывные нарушения, 11 – элементы залегания, 12 – границы несо­ гласного залегания стратиграфических подразделений, 13 – линия разреза, 14 – места находок фауны.

2. Песчаники мелко- среднезернистые, «крапчатые», с редкими прослоями алевролитов и аргиллитов мощностью от 3 до 5 м. В кровле содержат редкую мелкую гальку …………………………………………………..……………………………………… 90 м 3. Гравелиты по простиранию замещающиеся мелкогалечными конгломератами……………………………………………………………………………… …………..10 м 4. Песчаники от мелко- до среднезернистых, с постепенными переходами в тон­ козернистые и единичными прослоями (первые метры) алевролитов. Местами в песча­ никах отмечаются мелкие (1-2 см) обломки алевролитов…………………………….280 м 5. Гравелиты с хорошо окатанной мелкой (до 2 см) галькой, замещающиеся по простиранию песчаниками крупно-грубозернистыми …….…………………………..12 м 6. Пачка (2) переслаивания мелкозернистых песчаников и алевролитов (мощ­ ность прослоев от первых метров до первых десятков метров), в низах с обильными остатками фауны, представленной двустворками: Primahalobia talajaensis primorica (Polub. et Zharn.), P. zhilnensis (Polub.), Taimyrolobia? cf. tsvetkovi Kurushin, Janopecten cf. korkodonensis (Polub.), Mytilus cf. anceps Kur., Palaeonucula? sp., Asoella? sp. indet.;

брахиоподами: Moisseievia moisseievi Dagys, Omolonella omolonensis Moisseiev, Zug­ mayerella inaeuiplicata Dagys, ?Zugmayerella sp., Sinuplicorhynchia sp. (S.? kegalensis Dagys), ?Fussirhynchia sp., Rhaetina turcica (Bittner), Lepismatina cf. austriaca (Suess), Euxinella sp., ?Clavigera sp., ?Kolymithyris sp. ?Omolonella sp., ?Neoretzia sp., криноидея­ ми Isocrinus sp., гастроподами, трубчатой фауной Laevidentalium sp. и ходами ило­ едов……………………………………………………………………………………...… м Коллекция двустворчатых моллюсков изучена И.В. Полуботко, выделившей два комплекса фауны. Представительный комплекс двустворок собран из нижней подсвиты (водораздел верховьев падей Батуй и Верхний Убудук, т.н. 3105, 2568, рис. 4, табл.).

Остатки галобиевидных двустворок отнесены к среднетриасовым (позднеладинским) родам Daonella и Magnolobia и сопоставлены с весьма близкими по характеру ребри­ стости и размерам видами (D. parva, D. subtenuis, M. distincta), которые известны из верхов ладинского яруса Северного Приохотья (бассейн р. Вторая Сентябрьская) и бас­ сейна р. Колыма (р. Джугаджак). Моллюски Dacryomya skorochodi и D. polaris - самые многочисленные в этом комплексе, а также сопутствующие им двустворки, условно от­ несенные к родам Cardinioides, Neoschizodus, Taimyrodon, Janaija и др., весьма харак­ терны для интервала поздний ладин – ранний карний Таймыра (мыс Цветкова), Лено Анабарского междуречья, Верхоянья, бассейна Индигирки, Северного Приохотья и Приморья.

Комплекс двустворок из верхней подсвиты (водораздел падей Тайлага и Холуй, т.н. 3099 - 3101, рис. 4, табл.). представлен тремя видами галобиид (Primahalobia tala­ jaensis primorica, P. zhilnensis, Taimyrolobia? cf. tsvetkovi ), отпечатками правой и левой створок Janopecten cf. korkodonensis и створкой Mytilus ex. gr. anceps. Cледует отметить, что галобииды имеют исключительно важное значение для биостратиграфии бореаль­ ных регионов, к которым в триасе относилось и Восточное Забайкалье. Эти подвижно бентосные пелагические двустворки обладали высокой скоростью эволюционных изме­ нений, слабой зависимостью от фаций и наряду с монотидами, сменившими их в биоце­ нозах в среднем нории, приобрели значение ортофауны в биостратиграфии Бореально­ го триаса. В настоящее время по этой группе разработана параллельная зональная шка­ ла верхнего триаса, скорреллированная с региональной аммоноидной шкалой [6, 7].

На рубеже ладин – карний в составе галобиид происходит активная радиация и родообразование, отраженное в филогенитической последовательности: Daonella Magnolobia Primahalobia Indigirohalobia, с возникновением переходных форм с примитивным узким «галобийным ушком» или просто слабым передним вздутием (у Magnolobia). В образцах из верхней подсвиты встречены галобииды именно такого переходного(от Primahalobia или Magnolobia к Indigirohalobia) облика с узким «гало­ бийным ушком» и сплошь ребристым задним треугольным полем, отнесенные к Prima­ halobia talajaensis primorica (Polub. et Zharn.). Данная форма имеет полное сходство с P.

talajaensis primorica из единственного известного в Приморье местонахождения ранне­ карнийской фауны. В первых определениях Л.Д. Кипарисовой этой форме, по–видимо­ му, соответствовала Halobia cf. zitteli, а в переопределениях Т.М. Окуневой - Indigiro­ halobia indigirensis. Виды P. talajaensis (Polub.) и P. zhilnensis (Polub.) являются вида­ ми-индексами нижнекарнийской зоны P. zhilnensis – P. talajaensis - возрастного аналога региональной аммоноидной зоны «Protrachiceras» omkutchanicum или жильнинского го­ ризонта.

Таблица Распространение двустворчатых моллюсков в отложениях байн-цаганской свиты триас байн-цаганская свита средний верхний нижняя верхняя ладин- карний местонахождения Вид ский ский 3101- 3100- анизийский норийский К- верхний верхний нижний нижний рэтский Daonella (?) cf. parva Korch. оо Daonella ? cf. subtenuis Kittl о Primahalobia talajaensis primorica (Polub. et Zharn.) о Primahalobia zhilnensis (Polub.) o Primahalobia ? ex gr. zhilnensis (Polub.) о Primahalobia sp. indet. оо Palaeonucula cf. triassica Kur. о Palaeonucula ? sp. о оо Palaeopharus ? sp. indet. о Dacryomya skorochodi (Kipar.) о Dacryomya polaris (Kipar.) о Bakevellia (Boreiobakevellia) ? cf. bennetti (Bohm), juv. о Malletia ? sp. indet. (M. pseudopraecursor Kur.) о Cardinioides ex gr. fidus Kur. о Neoschizodus sp. indet. о Taimyrodon ? sp. ind. (T. olenekensis (Kipar.)) о Janaija ? cf. nikolaevi Kur. о Meleagrinella ? sp. indet. о Asoella? sp. indet. о Magnolobia (?) cf. distincta Kur. et Trusch. оо Janopecten cf. korkodonensis (Polub.) o Mytilus cf. anceps Kur. o Taimyrolobia ? cf. tsvetkovi Kurushin о Аммоноидеи, определенные в свое время Л.Д. Кипарисовой как Sirenites?

sp.indet. и переопределенные Т.М. Окуневой как Norosirenites? sp.indet., устанавливали ранненорийский возраст байн-цаганской свиты. Определение «Sirenites? sp.indet.», сде­ ланное в 60-х годах, является слишком общим и означает принадлежность остатков к семействам Serinitidae или Trachiceratidae с возрастным диапазоном карний – ранний норий. Просмотр остатков этих аммоноидей в коллекции ЦНИГР музея в Санкт-Петер­ бурге, где хранятся образцы, изображенные в [2], показал, что сохранность образцов не позволяет сделать точного родового определения, поэтому выводы о ранненорийском возрасте байн-цаганской свиты не подтверждены фактическим материалом.

Исходя из вышесказанного, возраст двустворок всей коллекции в целом – ладин ско - раннекарнийский, при этом возраст остатков из отложений нижней подсвиты, ско­ рее, позднеладинский, а из верхней – раннекарнийский.

Основным реперным уровнем, позволяющим провести корреляцию с региональ­ ной шкалой триаса Северо-Востока России, являются слои с Primahalobia talajaensis primorica, то есть пачка 2 верхней подсвиты байн-цаганской свиты. Эти слои отвечают аммоноидной зоне “Protrachyceras” omkutchanicum нижнего карния. Примерно к осно­ ванию этой зоны приурочена граница регионального жильненского горизонта, которая проводится по массовому появлению двустворок рода Primahalobia и специфического комплекса других мелководных двустворок и брахиопод.

Нижняя подсвита отнесена к верхам ладинского яруса условно, поскольку во­ прос о границе ладина и карния (среднего и верхнего отделов триаса) дискуссионен.

Принятая Международной триасовой комиссией и на XXXIII сессии МГК точка гло­ бального стратотипа границы карнийского яруса (GSSP), установленная в Доломито­ вых Альпах (Италия) при корреляции со шкалой Бореального триаса проходит в осно­ вании зоны Daxatina canadensis, внутри наторститовых слоев, в основании зоны Nathorstites lindstroemi или даже в середине зоны N. мacconnelli, традиционно относив­ шихся на Северо-Востоке к верхнему ладину [10]. А.Г. Константинов отстаивает точку зрения о проведении границы значительно выше – в основании зоны Trachyceras aon Альпийского региона (как она проводилась традиционно), которую он коррелирует с зоной “Protrachyceras” omkutchanicum Бореального стандарта, связывая именно с этой границей наиболее существенные эволюционные изменения аммоноидей на границе среднего и верхнего отделов триаса [5]. Поэтому, учитывая новые данные о возрасте байн-цаганской свиты, мы вправе говорить лишь о позднеладинско - раннекарнийском, а возможно только о раннекарнийском ее возрасте. В данном случае наиболее правиль­ ным будет сопоставление свиты с верхами верхозырянского и жильнинским горизонта­ ми северно-восточной Азии.

По мнению А.М. Попова, изучавшего коллекцию брахиопод, выяснить суще­ ственные возрастные различия между комплексами нижней и верхней подсвит не пред­ ставляется возможным.

Большой интерес представляют впервые обнаруженные находки мшанок в триа­ се Восточного Забайкалья, однако они имеют плохую сохранность. По заключению Л.И. Попеко, в коллекции присутствуют представители отряда Trepostomida, пересе­ кающего границу палеозоя и мезозоя.

В результате проведенных работ уточнена структура разреза байн-цаганской свиты, включающей две подсвиты. Уточнен возраст стратона в интервале поздний ла­ дин (?) – ранний карний и его положение в основании разреза средне-верхнетриасовых отложений Агинской зоны. В заключении следует отметить, что баин-цаганская свита выделена в пределах блока и не имеет стратиграфических соотношений, т.е. согласно Стратиграфическому кодексу [9] отвечает статусу толщи.

Список литературы 1.Амантов В.А. Стратиграфия и история развития Агинской структурной зоны Забайкалья // Материалы по геологии Дальнего Востока и Забайкалья. Тр. ВСЕГЕИ, нов. серия, том 81. Л., 1963. - С. 3-14.

2. Атлас фауны и флоры палеозоя-мезозоя Забайкалья / А.В.Куриленко, Г.В.Котляр, Н.П.Кульков и др. Новосибирск: Наука, 2002. - 714 с.

3. Геологическое строение Читинской области. Объяснительная записка к геологической карте масштаба 1:500000 / Анашкина К.К., Бутин К.С., Еникеев Ф.И. и др. - Чита, 1997. - 239с.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.