авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КЛИНИКО-БИОХИМИЧЕСКИЙ УЧЕБНО-НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Отмечено, что 0,1% УК ведёт к уменьшению скорости МЦТ на 100% в срав нении с контрольным значением. Установлено, что незначительно медленнее осуществляется понижение скорости МЦТ под влиянием 0,1% УК в её коопери рованном действии с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 99% относительно контроля), 5 Гц (на 99% относительно контрольного показателя), 10 Гц (на 99% по сравне нию с уровнем нормы), 15 Гц (на 97% в сравнении с контрольным значением).

Показано, что происходит недостоверное увеличение показателей скорости МЦТ по отношению к группе (0,1% УК) при действии 0,1% УК в сочетании с ЭМС с частотами в 1 Гц (выше на 125%), 5 Гц (на 200%), 10 Гц (на 400%) и 15 Гц (на 950%).

Из полученных данных видно, что кислотное действие выражается в том, что небольшой сдвиг реакции среды в кислую сторону (при 0,005%), вызывает по вышение активности ресничек, а дальнейшее увеличение концентрации (до 0,05 и 0,1%) даёт постепенное замедление и в отдельных случаях полную их остановку.

Как следует из полученных результатов органическая кислота (уксусная), не сомненно, даёт более сильный эффект, чем неорганические (соляная и фос форная). Неорганические кислоты обладают весьма низкой проницаемостью, являясь в этом отношении противоположностью более слабых органических кислот, проникающих в клетки с большей быстротой. Следовательно, мерца тельные клетки наравне с другими оказываются менее проницаемыми с увели чением силы кислоты. Слабо диссоциирующие кислоты действуют сильнее.

Причиной кислотного эффекта являются изменения, наступающие при внутри клеточном расщеплении молекул кислоты. Дальнейшие процессы, результатом которых является задержка движения, по-видимому, имеют характер коагуля ции надмолекулярных субклеточных структур.

Известно, что «кислотная» остановка без повреждения клетки носит обрати мый характер. Например, перенесение мерцательных клеток из сильного рас твора кислоты в слабый даёт быстро проходящее восстановление активности ресничек, а помещение их в слабощелочной раствор даёт вполне устойчивое восстановление. Также установлено, что кислотное угнетение у позвоночных снимается стимуляцией блуждающего нерва. Но на сегодняшний день нет дан ных о влиянии электромагнитного излучения на двигательную активность мер цательного поля денервированного пищевода, а значит и на мукоцилиарный транспорт, в условиях химической стимуляции.

Нами наблюдалось резкое снижение скорости МЦТ вплоть до полной оста новки под действием 0,1% растворов кислот (особенно уксусной), но после ЭМС в ряде случаев было отчётливо видно восстановление движения МЦТ, особенно при увеличении частоты ЭМС. В полученных результатах видно, что во всех случаях ЭМС оказывала активирующее влияние, даже в ситуации силь ного торможения мукоцилиарной активности. Можно сказать, что низкочастот ное электромагнитное излучение оказывает стимулирующее влияние на раз личные биохимические и физиологические процессы, в данном случае стиму лирует активность мукоцилиарной системы путём увеличения клиренса.





Таким образом, проведённое исследование подтверждает возможность ре гуляции двигательной активности мерцательного эпителия в искусственных ус ловиях создаваемых человеком.

В целом проделанная работа и подробный анализ литературы указывают на возможность использования двигательной способности мерцательного эпите лия в сферах микробиороботостроения.

Литература 1. Альтман Ю.А. Военные нанотехнологии. Возможности применения и пре вентивного контроля вооружений. – М.: Техносфера, 2006. – 424 с.

2. Белялетдинов Р.Р. Нанотехнологии - много шума из «ничего» // Человек.

– 2007. - №5. – С. 19-24.

3. Гуськов Е.П., Лукина Г.П., Когива В.А. Определитель земноводных и пре смыкающихся Ростовской области. – Ростов-на-Дону: Издательство РГУ, 1983.

– 52 с.

4. Кобылянский В.И. Основные методы исследования мукоцилиарной транспортной системы // Терапевтический архив. – 2001. - №3. – С. 73-76.

5. Коган А.Б., Щитов С.И. Практикум по сравнительной физиологии. – М.:

Советская наука, 1954. – 548 с.

6. Крамной А.И. Двигательная активность цилиарного аппарата полости но са человека. Автореферат дисс. … канд.мед.наук. – Москва, 2008. – 24 с.

7. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Высшая школа, 1990. 352 с.

8. Пискунов С. З. Физиология и патофизиология носа и околоносовых пазух // Российская ринология. — 1993. -№ 1. — С. 19-39.

9. Суздалев И.П. Нанотехнология. Физикохимия нанокластеров, нанострук тур и наноматериалов. – М.: КомКнига, 2006. – 592 с.

10. Шмагина А.П. Мерцательное движение. – М.: Медгиз, 1948. – 239 c.

Активность мукоцилиарного транспорта в условиях химического воздействия и электромагнитной стимуляции Буриков А.А., Нехороший А.А., Кутенко М.А.

Ростов-на-Дону. Россия. ФГОУ ВПО ПИ ЮФУ, кафедра общей биологии, лаборатория нейробиологии поведения.

В настоящее время имеет место научный бум в области нано- и микронауки, связанный в первую очередь с развитием нано- и микросистемных технологий.

Одно из важных направлений, - это создание микро- и нанобиороботов на со вершенно новой основе, таких как «информационная пыль», имеющая двойное назначение, а также микророботов имеющих медико-биологическое примене ние. В современной литературе по нано- и микросистемам широко обсуждаются вопросы создания микродвигателей, как чисто технических устройств, так и на биотехнической основе. Так, описываются биороботы, двигателями, которых являются мышечные клетки, устройства для доставки грузов на основе жгути ковой клетки – хламидомонады, молекулярные наномоторы на основе синтеза АТФ, а также молекул ДНК. Так, есть информация, что создан роторный нано мотор из генетически модифицированного белка [1, 2, 9].





Открытое в 1683 г. Антониусом де Гайде движение, впоследствии названное мерцательным, вызвало значительный интерес, после того как Пуркинье и Ва лентин (1835) описали мерцательные клетки и нашли, что эта форма движения реализована у большинства животных организмов. Такое движение есть как у бактерий, так и у простейших, особенно хорошо изучены инфузории. Имеются и многоклеточные животные, у которых основным двигателем является мерца тельный эпителий (планария). Известно, что мерцательный аппарат возникает у зародыша высших животных на той стадии развития, когда нервы еще не об разовались, и после развития нервной системы он сохраняет способность к ав тономным ритмическим движениям. Реснички клеток мерцательного эпителия совершают согласованные колебательные движения, организуя реснитчатое движение. Некоторые клетки, неподвижно прикрепленные к одному месту, как, например, клетки мерцательного эпителия трахеи, при помощи своих ресничек прогоняют мимо себя плёнку жидкости и/или плотные частицы [10].

У многоклеточных животных мерцательное движение используется для об служивания разнообразных функций организма. Колеблющимися выростами покрыты яйца и личинки многих беспозвоночных, рыб и земноводных, мерца тельные клетки входят в состав покрова кишечнополостных, ряда червей, игло кожих и моллюсков, этими клетками снабжены многие органы выделительной и половой системы разных животных, они выстилают дыхательные пути и полос ти моллюсков, рыб, земноводных, птиц и млекопитающих, покрывают значи тельную поверхность пищеварительного тракта кишечнополостных, червей, иг локожих, моллюсков, рыб и земноводных. Так, например, пищевод лягушки вы стлан мерцательным эпителием, прогоняющим секреты по направлению к же лудку [5].

Следует отметить, что у человека мерцательный эпителий представлен дос таточно широко: в органах дыхания - начиная от надгортанника, распространя ется на дыхательное горло и бронхи до бронхиол включительно;

в органе слуха мерцательным эпителием выстлана евстахиева труба и значительная часть барабанной полости;

в половых органах мужчин мерцательным эпителием вы стланы выводные каналы яичек, у женщин фалопьевы трубы и частично матка;

в центральной нервной системе мерцательный эпителий распространяется на центральный канал спинного мозга, сильвиев водопровод и желудочки головно го мозга [10].

В этой связи для создания микророботов медицинского назначения можно использовать собственные клетки конкретного человека, что позволит исклю чить их отторжение организмом.

В настоящее время нас для создания микродвигателей биотехнических уст ройств более всего интересует мерцательный эпителий пищевода лягушки.

Реснитчатый аппарат мерцательных клеток вместе со слизью образует му коцилиарную транспортную систему (от лат. mucus — слизь, cilia — ресничка), которая осуществляет постоянное очищение — клиренс [6, 8].

Для изучения особенностей функционирования мукоцилиарного транспорта (МЦТ) в качестве модели используют трахеи быка, лошади, кошки, собаки, но соглотку человека [4], но наиболее доступными и экономичными остаются нёбо или пищевод лягушки, которые помещают в определённые условия, обеспечи вающие и поддерживающие активность реснитчатого (мерцательного) эпите лия. Так как, в физиологическом растворе изолированный мерцательный эпи телий может сохранять функционирование в течение нескольких дней.

В связи с этим целью нашей работы явилось изучение показателей работы мукоцилиарной транспортной системы денервированного мерцательного эпи телия пищевода лягушки озёрной при некоторых химических и импульсных низ кочастотных электромагнитных воздействиях.

Исследование проведено на базе лаборатории нейробиологии поведения кафедры общей биологии факультета естествознания ПИ ЮФУ.

В эксперименте использовались лягушки озёрные (Rana ridibunda) (обоего пола в возрасте 2-3 лет и массой 100-200 г) в течение весеннего, летнего и осеннего периодов 2008 года. Озёрные лягушки [3], отлавливались в естест венном природном водоёме в окрестностях реки Дон (близ г. Ростов-на-Дону).

Животные, содержащиеся в условиях вивария при температуре 20-25 С, были разделены на 4 группы:

5. Интактные животные, чей мерцательный эпителий пищевода не подвер гался химической и электромагнитной стимуляции (ЭМС) (контроль).

6. Животные, мерцательный эпителий пищевода которых подвергался воз действию соляной кислотой (СК) с концентрациями 0,005, 0,05 и 0,1 %, а также ЭМС с частотами в 1, 5, 10 и 15 Гц.

7. Животные, мерцательный эпителий пищевода которых был подвержен действию фосфорной кислотой (ФК) с концентрациями 0,005, 0,05 и 0,1 %, а также ЭМС с частотами в 1, 5, 10 и 15 Гц.

8. Животные, чей мерцательный эпителий подвергался действию уксусной кислотой (УК) с концентрациями 0,005, 0,05 и 0,1 %, а также ЭМС с частотами в 1, 5, 10 и 15 Гц.

Обездвиживание животных осуществляли по общепризнанным методикам.

Изучение двигательной функции мерцательного эпителия проводилось с ис пользованием методики фототелевизионной микроскопии пищеводов (увеличе ние х 40), которые были предварительно денервированны. Регистрация движе ния производилась с помощью микроскопа стереоскопического панкратического МСП-1 с тринокулярной насадкой, в вертикальный тубус которой был установ лен адаптер для проекции изображения на фотовидеокамеру (Canon). Видео ролики сохраняли через плату ввода на жёстком диске персонального компью тера (Acer). Дополнительно использовали DVD-рекордер с встроенным жёстким диском (Philips, Нидерланды), который применяли для сохранения видеофай лов и их просмотра с использованием таймера. Видеоизображения предвари тельно редактировались с помощью программы Virtual Dub 1.8.0. Анализ произ водили визуально, а также с помощью фотометрической программы Image J на компьютере.

Результаты оценки работы мукоцилиарной транспортной системы пищевода лягушки озёрной при химических и электромагнитных стимуляциях вносились в базы данных MS Office Excel 2003. Достоверность различий между опытными и контрольными группами оценивали по t-критерию Стьюдента после проверки распределения на нормальность [7]. Для статистического анализа полученных результатов использовалась программа Statistica 6.0.

Обнаружено, что под действием 0,005% СК скорость МЦТ выше уровня кон троля на 100%. Возрастание скорости происходит при действии 0,005% СК в сочетании с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 204% относительно контроля и на 52% по сравнению с 0,005% СК), 5 Гц (на 309% по отношению к контролю и на 104% относительно 0,005% СК), 10 Гц (на 406% по сравнению с контролем и на 153% относительно 0,005% СК), 15 Гц (на 507% по сравнению с нормой и на 204% по отношению к 0,005% СК).

СК с концентрацией 0,05% увеличивает скорость МЦТ на 66% относительно контрольной величины. Также показано, что происходит повышение скорости МЦТ под воздействием 0,05% СК совместно с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 149% относительно контроля и на 50% по сравнению с 0,05% СК), 5 Гц (на 242% от носительно контрольного значения и на 106% по сравнению с 0,05% СК), 10 Гц (на 346% относительно контроля и на 168% по отношению к 0,05% СК), 15 Гц (на 448% по отношению к контрольной величине и на 230% по сравнению с 0,05% СК).

Отмечено, что 0,1% СК снижает скорость МЦТ на 90% относительно нормы, а также снижение скорости, но значительно медленнее, происходит под влия нием 0,1% СК в сочетании с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 87%), 5 Гц (на 82%), Гц (на 72%), 15 Гц (на 57%) по сравнению с контрольным показателем. Но по сравнению с группой (0,1% СК), 0,1% СК при совместном действии с ЭМС с частотами в 1 и 5 Гц недостоверно повышает скорость МЦТ на 29 и 84% соот ветственно. ЭМС с частотой 10 Гц совместно с 0,1% СК достоверно увеличива ет скорость на 185% по сравнению с 0,1% СК. А ЭМС с частотой в 15 Гц одно временно с 0,1% СК достоверно повышает скорость МЦТ на 339%.

Показано, что 0,005% ФК повышает скорость МЦТ на 143% по сравнению с уровнем контроля. ФК с концентрацией 0,005% повышает скорость в совмест ном действии с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 249% по отношению к контролю и на 44% относительно 0,005% ФК), 5 Гц (на 368% по сравнению с контролем и на 93% относительно 0,005% ФК), 10 Гц (на 496% по сравнению с контрольной величиной и на 145% по отношению к 0,005% ФК), 15 Гц (на 622% относительно контроля и на 197% по сравнению с 0,005% ФК).

ФК с концентрацией 0,05% увеличивает скорость МЦТ на 99% по сравнению с контрольным показателем. 0,05% ФК повышает активность МЦТ при сочета нии с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 176% по сравнению с контролем и на 39% по отношению к 0,05% ФК), 5 Гц (на 269% относительно контрольной величины и на 86% в сравнении с 0,05% ФК), 10 Гц (на 389% по сравнению с уровнем кон троля и на 146% относительно 0,05% ФК), 15 Гц (на 535% по сравнению с кон трольной величиной и на 220% относительно 0,05% ФК).

Под влиянием 0,1% ФК происходит понижение скорости МЦТ на 98% по сравнению с нормой. Меньшее снижение скорости МЦТ происходит при одно временном воздействии 0,1% ФК с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 97%), 5 Гц (на 92%), 10 Гц (на 88%), 15 Гц (на 86%) по сравнению с контролем. Нами отмечено недостоверное повышение скорости МЦТ относительно группы (0,1% ФК) под влиянием 0,1% ФК совместно с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 87%), 5 Гц (на 392%), 10 Гц (на 621%), 15 Гц (на 750%).

УК (0,005%) повышает скорость МЦТ на 170% по отношению к контрольной группе. Также возрастает скорость при одновременном действии данной кисло ты и ЭМС с частотами в 1 Гц (на 289% по отношению к контрольной группе и на 44% по сравнению с 0,005% УК), 5 Гц (на 405% относительно уровня контроля и на 87% относительно 0,005% УК), 10 Гц (на 507% в сравнении с контролем и на 124% по отношению к 0,005% УК), 15 Гц (на 648% относительно контрольного показателя и на 177% по сравнению с 0,005% УК).

Нами зафиксировано, что 0,05% УК увеличивает скорость МЦТ на 45% отно сительно контрольного значения. Увеличение скорости отмечается и при со вместном действии данной кислоты и ЭМС с частотами в 1 Гц (на 142% по сравнению с контролем и на 66% по отношению к показателю 0,05% УК), 5 Гц (на 219% относительно контроля и на 119% по отношению к 0,05% УК), 10 Гц (на 315% по сравнению с контрольным уровнем и на 185% в сравнении с 0,05% УК), 15 Гц (на 400% по сравнению с уровнем контроля и на 243% по отношению к 0,05% УК).

Отмечено, что 0,1% УК ведёт к уменьшению скорости МЦТ на 100% в срав нении с контрольным значением. Установлено, что незначительно медленнее осуществляется понижение скорости МЦТ под влиянием 0,1% УК в её коопери рованном действии с ЭМС с частотами в 1 Гц (на 99% относительно контроля), 5 Гц (на 99% относительно контрольного показателя), 10 Гц (на 99% по сравне нию с уровнем нормы), 15 Гц (на 97% в сравнении с контрольным значением).

Показано, что происходит недостоверное увеличение показателей скорости МЦТ по отношению к группе (0,1% УК) при действии 0,1% УК в сочетании с ЭМС с частотами в 1 Гц (выше на 125%), 5 Гц (на 200%), 10 Гц (на 400%) и 15 Гц (на 950%).

Из полученных данных видно, что кислотное действие выражается в том, что небольшой сдвиг реакции среды в кислую сторону (при 0,005%), вызывает по вышение активности ресничек, а дальнейшее увеличение концентрации (до 0,05 и 0,1%) даёт постепенное замедление и в отдельных случаях полную их остановку.

Как следует из полученных результатов органическая кислота (уксусная), не сомненно, даёт более сильный эффект, чем неорганические (соляная и фос форная). Неорганические кислоты обладают весьма низкой проницаемостью, являясь в этом отношении противоположностью более слабых органических кислот, проникающих в клетки с большей быстротой. Следовательно, мерца тельные клетки наравне с другими оказываются менее проницаемыми с увели чением силы кислоты. Слабо диссоциирующие кислоты действуют сильнее.

Причиной кислотного эффекта являются изменения, наступающие при внутри клеточном расщеплении молекул кислоты. Дальнейшие процессы, результатом которых является задержка движения, по-видимому, имеют характер коагуля ции надмолекулярных субклеточных структур.

Известно, что «кислотная» остановка без повреждения клетки носит обрати мый характер. Например, перенесение мерцательных клеток из сильного рас твора кислоты в слабый даёт быстро проходящее восстановление активности ресничек, а помещение их в слабощелочной раствор даёт вполне устойчивое восстановление. Также установлено, что кислотное угнетение у позвоночных снимается стимуляцией блуждающего нерва. Но на сегодняшний день нет дан ных о влиянии электромагнитного излучения на двигательную активность мер цательного поля денервированного пищевода, а значит и на мукоцилиарный транспорт, в условиях химической стимуляции.

Нами наблюдалось резкое снижение скорости МЦТ вплоть до полной оста новки под действием 0,1% растворов кислот (особенно уксусной), но после ЭМС в ряде случаев было отчётливо видно восстановление движения МЦТ, особенно при увеличении частоты ЭМС. В полученных результатах видно, что во всех случаях ЭМС оказывала активирующее влияние, даже в ситуации силь ного торможения мукоцилиарной активности. Можно сказать, что низкочастот ное электромагнитное излучение оказывает стимулирующее влияние на раз личные биохимические и физиологические процессы, в данном случае стиму лирует активность мукоцилиарной системы путём увеличения клиренса.





Таким образом, проведённое исследование подтверждает возможность ре гуляции двигательной активности мерцательного эпителия в искусственных ус ловиях создаваемых человеком.

В целом проделанная работа и подробный анализ литературы указывают на возможность использования двигательной способности мерцательного эпите лия в сферах микробиороботостроения.

Литература 11. Альтман Ю.А. Военные нанотехнологии. Возможности применения и пре вентивного контроля вооружений. – М.: Техносфера, 2006. – 424 с.

12. Белялетдинов Р.Р. Нанотехнологии - много шума из «ничего» // Человек.

– 2007. - №5. – С. 19-24.

13. Гуськов Е.П., Лукина Г.П., Когива В.А. Определитель земноводных и пре смыкающихся Ростовской области. – Ростов-на-Дону: Издательство РГУ, 1983.

– 52 с.

14. Кобылянский В.И. Основные методы исследования мукоцилиарной транспортной системы // Терапевтический архив. – 2001. - №3. – С. 73-76.

15. Коган А.Б., Щитов С.И. Практикум по сравнительной физиологии. – М.:

Советская наука, 1954. – 548 с.

16. Крамной А.И. Двигательная активность цилиарного аппарата полости но са человека. // Автореферат дисс. … канд.мед.наук. – Москва, 2008. – 24 с.

17. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Высшая школа, 1990. 352 с.

18. Пискунов С. З. Физиология и патофизиология носа и околоносовых пазух // Российская ринология. — 1993. -№ 1. — С. 19-39.

19. Суздалев И.П. Нанотехнология. Физикохимия нанокластеров, нанострук тур и наноматериалов. – М.: КомКнига, 2006. – 592 с.

20. Шмагина А.П. Мерцательное движение. – М.: Медгиз, 1948. – 239 c.

Мутации гена протромбина, FV, MTHFR у людей с тромботическими осложнениями Варавва Т.А., Пархомин И.А., Березовский Д.П., Корниенко И.В.

Ростов-на-Дону. Россия. ГОУ ВПО Южный Федеральный Университет, кафедра биохимии и микробиологии;

ГОУ ВПО Ростовский ГМУ, кафедра судебной медицины с курсом правоведения;

16-й Государственный Центр су дебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО на базе УНЛ мо лекулярной биотехнологии и 16 ГЦ СМ и КЭ СКВО.

Цель – выяснить частоту встречаемости наследственных мутаций MTHFR, FV, FII у лиц с тромбозами и тромботическими осложнениями вызванными травмами различной степени тяжести и разного рода хирургическими вмеша тельствами.

Многие патологические процессы в организме человека сопровождаются яв лением гиперкоагуляции с развитием тромбозов. Актуальность тромбозов в со временной медицине обусловлена высокой частотой встречаемости и тяжелы ми, нередко фатальными осложнениями в виде тромбоэмболии легочной арте рии (ТЭЛА), либо, может привести к инвалидизации пациента. Частота веноз ных тромбозов различной локализации составляет 1:1000 в год в странах за падной Европы и США.

Причинами развития тромбозов могут служить как наследственные наруше ния, так и внешние факторы. В нашей работе мы уделяем внимание факторам, связанным с травмами и хирургическими вмешательствами. По данным стати стики после различных общехирургических оперативных вмешательств тромбоз глубоких вен (ТВГ) нижних конечностей развивается в среднем у 29% больных, после гинекологических операций – у 19%, протезирования тазобедренного сустава – у 59%. Послеоперационный тромбоз глубоких вен (ТГВ) при онколо гических заболеваниях встречается у 66-67% пациентов. В России ежегодно ре гистрируется более 400 тыс. инсультов, из них 70-85% приходится на ишемиче ский инсульт. Немаловажен и тот факт, что после первого эпизода эмболии со храняется вероятность развития рецидива, причем по данным международного многоцентрового исследования по изучению легочной эмболии, риск летально го исхода существует у 17,5% больных.

В частности в средствах массовой информации много внимания уделялось освещению случаев с военнослужащим, Сычевым А. у которого в армии после длительного нахождения в вынужденном положении развился ишемический ве нозный тромбоз, осложнившейся гангреной нижних конечностей. В результате Сычеву А. были ампутированы ноги. И подобный случай с военнослужащим Рабоволиком А., у которого также развился обширный тромбоз вен нижних ко нечностей. В практике гражданских судебно-медицинских экспертов известен случай с девочкой С. Куливец (у 2-х месячной девочки была ампутирована пра вая рука из-за развившегося артериального тромбоза после выполненной ме дицинской манипуляции). С этих позиций, проблема тромбоза является акту альной и востребованной для судебной медицины, т.к. необходимо установить причинную связь между травмой или оперативным вмешательством и развив шимся тромбозов. С одной стороны возрастающая степень оперативного вме шательства может увеличивать риск тромботических осложнений, а с другой стороны малозначимые травмы так же могут привести к тем же осложнениям, которые нередко становятся поводом к судебному разбирательству.

На наш взгляд, разрешить данный вопрос можно только при проведении комплексного исследования с применением молекулярно-генетических мето дов, т.к. одной из причин тромбозов является наследственная предрасполо женность. Наследственная тромбофилия возникает вследствие молекулярных дефектов в системе гемостаза. Наиболее значимыми генетическими факторами риска тромбофилии являются мутации “G1691А” в гене фактора V (FV) и “G 20210 A” в гене фактора II (FII), и полиморфизм гена метилентетрагидрофолат редуктазы (MTHFR С-677-Т). Мутация гена протромбина G20210A (FII) характе ризуется заменой нуклеотида гуанин на нуклеотид аденин в позиции 20210. При наличии данной мутации обнаруживаются повышенные количества химически нормального протромбина в 1,5 раза. Поскольку данная мутация не затрагивает последовательности, кодирующие аминокислоты, так как расположена в не транслируемой зоне гена, механизм ее прокоагулянтного действия до сих пор точно не установлен. Предполагают, что нуклеотидная замена приводит либо к увеличению стабильности мРНК протромбина, либо к повышению эффективно сти ее трансляции. Наличие данной мутации повышает риск венозных тромбо зов в 3 раза. При развитии тромбозов мутация G20210A часто встречается в сочетании с мутацией FV Leiden, которая в свою очередь характеризуется за меной нуклеотида гуанин на нуклеотид аденин в позиции 1691. Эта замена при водит к тому, что фактор Va становится более устойчивым к расщепляющему действию активированным протеином С, следовательно снижение скорости де градации фактора Va, повышение образования тромбина и снижение инактива ции активированного фактора VIII. В конечном итоге это может привести к ус тойчивости фибринового сгустка к деградации. Т.о. в организме возникают ус ловия, способствующие гиперактивации протромбиназного комплекса, что мо жет приводить к развитию тромбоза. В обычном состоянии у носителя лейден ской мутации может и не быть тромбозов. Тромбозы развиваются при наличии дополнительных факторов риска: беременность, прием гормональных контра цептивов, повышение уровня гомоцистеина, наличие полиморфных аллелей в гене MTHFR и мутации в гене протромбина. Ген MTHFR кодирует аминокислот ную последовательность фермента метилентетрагидрофолатредуктазы (МТГФР), играющего ключевую роль в метаболизме фолиевой кислоты. Поли морфизм связан с заменой позиции в 677 нуклеотида цитозина (С) на тимин (Т), что приводит к замене аминокислотного остатка аланина на валин в позиции 223, относящейся к участку молекулы фермента, ответственному за связыва ние фолиевой кислоты, что соответственно ведет к нарушению фолатного ме таболизма, повышению уровня гомоцистеина, возникновению гестозов у бере менных. Следует отметить, что если мутация в одном из генов-кандидатов предрасположенности к тромбозам приводит к нарушению в системе гемостаза, то сочетание мутаций в 2-х и более генах-кандидатах определенный полимор физм может вызвать качественные и количественные изменения в процессе коагуляции. Эти изменения могут повысить риск образования тромба в не сколько раз.

В России подобное исследование для решения задач, стоящих перед судеб ной медициной и правоохранительными органами проводиться впервые. Нами были исследованы мутации в генах, ответственных за синтез II и V плазменных факторов свертывания крови и полиморфизм в гене, ответственном за синтез белка, участвующего в фолатном цикле – MTHFR. Всего было обследовано доноров (8 мужчин и 8 женщин) с тромбозами вен нижних конечностей, которые либо находились на лечении в клинике РостГМУ, либо в отношении которых по поводу полученных травм проводилась судебно-медицинская экспертиза.

Средний возраст всей выборки составил 50,38±1,00 год, причем возраст муж чин 50,25±1,37, женщин 50,5±1,51 соответственно. Каких либо статистических различий в возрасте по полу нами выявлено не было (p0,05). В качестве гене тического материала мы использовали кровь или слюну. Выделение ДНК вы полняли методами: органической экстракции и адсорбции на основе частиц кремния (силика). Для качественной оценки выделенной ДНК использовали метод электрофореза в агарозном геле с концентрацией агарозы 0,8-1,0 %), а количество ДНК измеряли на спектрофотометре ND-1000 (NanoDrop). Иденти фикация указанных выше мутаций и полиморфизмов осуществляли с помощью полимеразой цепной реакции (ПЦР) с последующим рестрикционным анализом ПЦР-продуктов. Визуализацию ПЦР-продуктов проводили с помощью фотодо кументирующей системы BioDoсAnalyze (Вiometra).

Ни в одном из исследуемых случаев, мы не нашли мутаций в генах, ответст венных за синтез II и V плазменных факторов свертывания крови. В то время, как у 4 человек (т.е у 25%) был выявлен генотип 677 ТТ (гомозиготы по одно нуклеотидной замене СТ в позиции 677). У 4 человек был выявлен генотип 677 СТ (гетерозиготы по однонуклеотидной замене СТ в позиции 677). Т.о.

частота аллеля 677Т составила 0,375, а аллеля 677С, соответсвенно 0,625.

Согласно данным литературы среди здоровых людей (контрольная группа) только 10 % имели генотип 677 ТТ. Таким образом, у больных с тромбозом глу боких вен нижних конечностей в 2,5 раза повышена частота генотипа 677 ТТ по сравнению с лицами, не страдающими данной патологией.

Вывод: Полученные данные показали, что аутосомно-доминантные мутации в генах, ответственных за синтез II и V плазменных факторов свертывания кро ви, практически не встречаются у больных с тромбозами в отличии от поли морфизма MTHFR С-677-Т. Т.е. применительно к судебно-медицинской экспер тизе исследование генетической предрасположенности к тромбозам необходи мо начинать с гена MTHFR.

Изменение экспрессии ядерных и митохондриальных генов в лейкоцитах крови больных раком предстательной железы Водолажский Д.И., Тимошкина Н.Н., Матишов Д.Г.

Ростов-на-Дону. Россия. Южный научный центр РАН.

В настоящее время раковые заболевания занимают одно из первых мест по показателю летальных исходов в списке основных заболеваний человека и рак предстательной железы (РПЖ или рак простаты) – вторая по частоте причина мужской смертности (American cancer society: http://www.cancer.org ). Для своевре менного начала курса лечения, прогнозирования течения болезни и примене ния адекватных методов лечения, необходимы информативные и предиктив ные маркеры наличия и прогрессии рака простаты. В настоящее время описаны и используются многочисленные маркеры наличия рака предстательной желе зы, которые проявляют разные идентификационные и прогностические свойст ва (Bai et al., 2007).

Введение скрининга сыворотки крови на простатоспецифичный антиген (PSA) привело к стремительному увеличению выявляемого уровня распростра нения РПЖ в бессимптомных выборках. Однако ложноположительные и ложно отрицательные результаты, полученные с помощью PSA-теста, создают суще ственные проблемы (Водолажский Д.И. и др., 2009).

До настоящего времени не обнаружены маркеры, которые могли бы диффе ренцировать острую клиническую фазу РПЖ от клинически мягкого течения этой болезни. Такие диагностические возможности чрезвычайно актуальны, так как согласно статистике в течение пяти лет после диагностирования локального РПЖ выживает 88% пациентов, тогда как доля выживших пациентов с диагно стированной болезнью на стадии метастазирующей опухоли составляет только 29%. Определение РПЖ на ранней стадии также существенно повышает уро вень выживания пациентов после радикальной простатэктомии. Поэтому необ ходимы более чувствительные и «превентивные» маркеры наличия рака про статы и начала его прогрессии. Многочисленные работы в этой области позво лили выявить потенциальные маркеры РПЖ в сыворотке крови, моче, семенной жидкости и гистологических образцах (Bai U. et al., 2007;

Водолажский Д.И. и др., 2009).

В данном исследовании мы сосредоточились на изучении экспрессии генов ядерной и митохондриальной ДНК в качестве молекулярно-генетических мар керов, которые могут коррелировать с наличием рака простаты, развитием бо лезни, рецидивами этого заболевания, предсказанием ответа на терапию, и/или протеканием этого заболевания без острой патологии.

Материалом исследования служили образцы цельной крови, которые отби рались в условиях клинического стационара (кафедра урологии РГМУ) у паци ентов с манифестированным раком предстательной железы и у условно здоро вых доноров той же возрастной группы (мужчины в возрасте от 40 лет и стар ше).

Цельную кровь отбирали у пациентов методом венопункции в 2 мл стериль ный одноразовый шприц, содержащий раствор РНК-стабилизатора. Пробы кро ви с РНК-стабилизатором хранили в депозитарии образцов ЮНЦ РАН при 800С.

Из проб крови методом кислофенольной экстракции с помощью набора «РИ БО-золь-А» (АмплиСенс, Москва) экстрагировали суммарную РНК, которую ис пользовали в реакции обратной транскрипции набором «РЕВЕРТА» (Ампли Сенс, Москва) для синтеза кДНК. Препараты кДНК использовались для поста новки полимеразной цепной реакции в режиме реального времени (Real-Time PCR) с красителем SYBR Green I (набор реактивов ООО «Синтол», Москва) в присутствии праймеров, специфичных для 10 ядерных генов р16, p53, TERT, BCL2, BAX, MALAT1 (Homo sapiens metastasis associated lung adenocarcinoma transcript 1, non-protein coding, non-coding RNA), GSTP1, VEGFA, VEGFB, TNF и 2 митохондриальных локуса HV1 (F16140-R16258), HV2 (F34-R159). В качестве референтного гена использовали показатель экспрессии гена -актин (АСТВ).

Real-Time PCR проводили в амплификаторе iCycler iQTM4 (Bio-Rad, США), пред варительно оптимизировав условия реакции для исследуемого типа проб и ис пользуемых праймеров.

Результаты PCR Real-Time анализировали с помощью программного обеспе чения iCycler iQTM4. Количественную оценку уровня экспрессии генов давали по методу DCt Livak с использованием референтного гена. Статистические разли чия между опытом и контролем оценивали по соотношению DCt в опыте к DCt в контроле (DCtTUMOR/CONTROL) и по коэффициентам Стьюдента и Фишера. Уровень экспрессии ядерных генов в лейкоцитах крови по нашим данным составил еди ницы или десятые доли процента от уровня экспрессии референтного гена. На пример, в контрольной группе DCt гена фактора эндотелиального роста сосудов А (VEGFA) составила 0,00108±0,00070, DCt гена р16 – 0,01452±0,00612. Мито хондриальная ДНК, в отличие от большинства ядерных генов, отличается высо кой копийностью (до 104 копий на клетку в зависимости от функционального со стояния и вида ткани), и, соответственно, большей экспрессией генов. Поэтому в нашем исследовании митохондриальные локусы продемонстрировали в сотни раз больший уровень экспрессии по сравнению с геном -актина (DCtHV1 = 427,0±235,2 и DCtHV2 = 854,1±279,2 в контрольной группе).

Согласно полученным значениям DCtTUMOR/CONTROL в клетках периферической крови больных РПЖ наблюдается снижение экспрессии исследуемых ядерных генов до 57,8% по сравнению с уровнем контрольной группы. К ядерным генам, экспрессия которых понижалась в группе пациентов с манифестированным ра ком предстательной железы относятся: VEGFA, VEGFB, GSTP1, TERT, BCL2.

Подобная тенденция к понижению экспрессии генов отмечена и для мито хондриальных локусов: уровень экспрессии локуса HV1 у больных РПЖ соста вил 55% от уровня контрольной группы, HV2 – 74,9%. В изученной группе были отмечены три гена хромосомной локализации (p16, p53 и TNF), экспрессия ко торых у больных РПЖ не изменялась по сравнению с пациентами контрольной группы: Напротив, уровень экспрессии генов BAX (114,6%) и MALAT1 (120,0%) у онкологических больных был повышен, что соответствует литературным дан ным в случаях онкотрансформации тканей (Wilusz, 2008).

Таким образом, по результатам наших исследований, можно сделать вывод о том, что в лейкоцитах периферической крови больных раком предстательной железы экспрессия генов хромосомной и митохондриальной локализации изме няется по сравнению с группой условно здоровых доноров и эти результаты мо гут быть использованы для создания чувствительного предиктивного маркера онкотрансформации тканей.

Литература 1. Водолажский Д.И., Тимошкина Н.Н. Молекулярно-генетические маркеры рака предстательной железы//Вестник южного научного центра РАН. 2009. - Т.5.

- №1. – С. 36-52.

2. Bai U., Kaseb A., Tejwani S. et al. Identification of prostate cancer mRNA markers by averaged differential expression and their detection in biopsies, blood, and urine V. // PNAS. February 13, 2007. V. 104. N. 7 – P. 2343–2348.

3. Wilusz J.E., Freier S.M., Spector D.L. 3'-end processing of a long nuclear retained noncoding RNA yields a tRNA-like cytoplasmic RNA // Cell. - 2008. Nov 28.

V. 135. N 5. – Р. 919-932.

Псевдотуберкулез. Дальневосточная скарлатиноподобная лихорадка.

Габызян К.А., Кузнецова Д., Глушкова О.

Ростов-на-Дону. Россия. Медицинское училище РГУПС.

Тема нашей научно-исследовательской работы – псевдотуберкулез или, как его ещё называют, дальневосточная скарлатиноподобная лихорадка. При вы боре темы нас заинтересовал и заставил задуматься тот факт, что псевдоту беркулез как инфекционное заболевание встречается в РФ довольно часто, в том числе и в Ростовской области, но из-за полиморфизма клинических прояв лений не всегда диагностируется. В возрастной структуре заболевания преоб ладают дети до 17 лет. Чаще вовлекаются возрастные группы 3-6 и 7-14 лет.

Псевдотуберкулез поражает в большей степени городское население. Это объясняется более легкой возможностью возникновения эпидемических вспы шек среди людей, объединенных общественным питанием. Так, по статистике чаще болеют организованные дети в детских садах, школах и т.д. Псевдотубер кулез- это острое инфекционное заболевание с поражением многих органов и систем человека, не имеющее ничего общего с обычным туберкулезом. Весьма неудачный термин, сохранившийся до нашего времени, ввел в 1885 г. Эберт для обозначения заболевания животных, у которых в органах наблюдали «бу горки», сходные с туберкулезными гранулемами. На самом деле псевдотубер кулез ближайший родственник чумы и относится к иерсиниозам. Факторами пе редачи возбудителя могут быть различные пищевые продукты и вода. Из всех пищевых продуктов наибольшее значение имеют овощи и корнеплоды, упот ребляемые в пищу в сыром виде. Так, из-за несоблюдения санитарных норм, грызуны (переносчики инфекции) проникают в овощехранилища, а оттуда уже зараженные продукты попадают к нам на стол. Заражение происходит через слизистые оболочки пищеварительного тракта. Псевдотуберкулез обладает ко варным свойством надевать маску многих заболеваний, совершенно не похо жих друг на друга. В остром периоде, когда в клинической картине преобладают симптомы общей интоксикации, длительная лихорадка, как правило, врачи ди агностируют грипп, ОРВИ. В разгар заболевания существенным признаком яв ляется сыпь. В этот период следует проводить дифференциальную диагностику с краснухой, корью. Скарлатина и псевдотуберкулез также весьма схожи нали чием «малинового» языка, сыпи, ангины. В острой фазе, протекающей с абдо минальным синдромом и диареей, требуется исключить кишечные инфекции, а в некоторых случаях необходима консультация с хирургом по поводу острого аппендицита. Псевдотуберкулез является заболеванием, клиническая диагно стика которого требует привлечения врачей разного профиля. В настоящее время в практику лабораторной диагностики инфекционных болезней активно внедряется метод ПЦР (полимеразной цепной реакции), основное преимущест во которого заключается в быстроте и достоверности полученных результатов.

В мировой практике апробирован ПЦР для выявления патогенных микроорга низмов в воде, пищевых продуктах, клиническом материале при исследовании сывороток крови больных. Таким образом, применение ПЦР способствует ран ней лабораторной диагностике псевдотуберкулеза, что позволяет своевремен но и обоснованно начать специфическое лечение больных и повысить качество эпидемиологического обследования очагов.

В связи с неблагоприятной обстановкой по данному заболеванию в РФ наши рекомендации:

· систематическая очистка территорий населённых пунктов, своевременное удаление мусора и нечистот, · благоустройство жилых массивов и надлежащее содержание продоволь ственно-пищевых объектов, источников водоснабжения, водопроводных и ка нализационных систем, обеззараживание питьевой воды и сточных вод, · повседневный контроль за соблюдением санитарно-гигиенических требо ваний к заготовке, транспортировке и хранению пищевых продуктов, а также к приготовлению и реализации готовых блюд, особенно из овощных и молочных продуктов, · проведение широкой сан-просвет работы среди населения, · при употреблении в пищу сырых овощей и корнеплодов следует подвер гать их тщательной обработке.

Ведь еще древние говорили, что главное в сохранении и поддержании здо ровья - ГИГИЕНА.

Повышение статической выносливости спортсменов путём использования тренировок к гипоксии-гиперкапнии Грошилин С.М., Иванов А.О., Анистратенко Л.Г., Скокова В.Ю., Тухто С.В., Заходякина К.Ю. Россия. Ростов-на-Дону1. Санкт-Петербург2.

ГОУ ВПО Ростовский ГМУ, факультет военного обучения1;

Институт специальной педагогики и психологии2.

Повышение статической выносливости организма является одной из важ нейших задач тренировочного процесса при подготовке спортсменов, деятель ность которых связана с так называемыми «анаэробными» нагрузками (тяже лоатлеты, спринтеры, подводные пловцы и т.д.). В качестве перспективного немедикаментозного направления повышения устойчивости организма спорт сменов к такого рода воздействиям уже достаточно давно используются неме дикаментозные методы, улучшающие переносимость транзиторной гипоксии. В данном аспекте доказана высокая эффективность адаптации к гипобарической и нормобарической гипоксии [1, 2, 3]. При этом методика повышения толерант ности организма к гипоксически-гиперкапническим условиям – тренировка к со четанному действию гипоксии-гиперкапнии (СДГГ) – в целях повышения стати ческой выносливости организма спортсменов до настоящего времени практи чески не использовалась, несмотря на то что при длительной работе статиче ского характера в организме создаются условия именно гипоксемии гиперкапнии.

Учитывая изложенное, целью исследования явилась оценка возможностей метода тренировок к СДГГ в отношении улучшения переносимости статических нагрузок у спортсменов-тяжелоатлетов.

В исследованиях участвовало 30 спортсменов-тяжелоатлетов различной квалификации, разделенных на основную (20 человек) и контрольную группы таким образом, чтобы по стажу спортивной деятельности, квалификации, воз расту, параметрам функционального состояния не было достоверных межгруп повых различий. Возраст испытуемых находился в диапазоне 20-25 лет. В ос новной группе были проведены тренировки к СДГГ, в контрольной группе тре нировки имитировались (под маску подавался атмосферный воздух). Исследо вания и сеансы тренировок (или их имитации) проводились, как правило, в по слеобеденное время без отрыва обследованных лиц от выполнения профес сиональных обязанностей и тренировочного процесса. Цикл тренировок состо ял из 15 сеансов СДГГ, заключавшихся в 30-минутном дыхании через дополни тельное мертвое пространство, объем которого обеспечивал содержание О2 во вдыхаемом воздухе около 12%, СО2 – около 4%.

Статическую выносливость спортсменов оценивали с использованием стато эргометра В-430-89 (отечественного производства). Испытуемые выполняли статоэргометрическую пробу в полном объеме в соответствии со стандартной методикой, применяемой для оценки функциональных возможностей и физиче ской подготовленности летчиков высокоманевренных самолетов к перенесению больших пилотажных перегрузок [4].

Перед пробой испытуемый фиксировался привязной системой в кресле ста тоэргометра. После 5-минутного пребывания в покое и измерения фоновых данных обследуемый по команде экспериментатора создавал одновременно обеими ногами ступенчато возрастающее усилие на педали величиной 120, 160, 200, 240 и 280 кгс с удержанием на каждой ступени в течение 30 с. За 1- мин до начала, в процессе выполнения пробы на каждой ступени и после ее окончания на 1-й, 3-й и 5-й мин с использованием автоматизированного тоно метра регистрировали частоту сердечных сокращений (ЧСС) и измеряли систо лическое и диастолическое артериальное давление (САД и ДАД).

Результаты обследования, проведенного до тренировочного курса, показали, что в обеих группах спортсменов статистическую нагрузку с величиной мышеч ного усилия 120, 160, 200 и 240 кгс выполнили 100 % обследуемых. Нагрузку с величиной усилия 280 кгс выполнили только 5 спортсменов из основной группы (25%) и 3 – из контрольной (30%).

Из 22 человек обеих групп, которые досрочно прекратили выполнение пробы на ступени 280 кгс, 15 человек не смогли удержать заданное мышечное усилие, а у 7 наблюдалась неблагоприятная реакция гемодинамики, заключавшаяся в увеличении САД выше 220 мм рт.ст.

Проведение статоэргометрической пробы после курса тренировок к СДГГ (или их имитации) показало, что статическую мышечную нагрузку 120, 160, 200, 240 кгс также выполнили все обследуемые. Нагрузку 280 кгс выполнило 10 че ловек основной группы (50%) и 3 человека - контрольной (30%). Характерно, что все лица из основной группы (10 человек, 50%), у которых проба была пре кращена на 5-й ступени, заданную статическую нагрузку (280 кгс) в течение 30 с не смогли удержать, а неблагоприятных гемодинамических реакций не наблю далось. В контрольной группе из 7 человек (70%), не выполнивших предпо следнюю «ступень» нагрузки (240 кгс), у 3 человек нагрузка была прекращена в связи с выходом параметров гемодинамики за пределы допустимых значений.

Важно отметить, что 3 человека из основной группы, у которых до тренировки проба была прекращена на 5-й (последней) «ступени» из-за неблагоприятной реакции гемодинамики, после курса СДГГ смогли выполнить данный этап на грузки и при этом ЧСС и АД увеличивались в пределах «нормы реакции».

При ступенчато нарастающем мышечном усилии у обследованных спортсме нов обеих групп наблюдалось закономерное увеличение ЧСС. Аналогичная ре акция отмечалась со стороны САД и ДАД. Статистически значимых межгруппо вых различий по рассматриваемым показателям перед началом тренировок не наблюдалось.

Анализ данных, полученных во время повторного тестирования, показал, что ЧСС на первых трех «ступенях» пробы у лиц основной группы увеличивалась в среднем в 1,5-2,5 раза меньше, чем при аналогичных измерениях, проведенных до тренировок. Так, на 3-й «ступени» пробы прирост САД составил в среднем 34% по сравнению с фоном, что примерно на 6% меньше, чем у тех же спорт сменов до тренировки. Среднее повышение ДАД оказалось в 1,5-2,5 раза меньше, чем до курса тренировки (p0,01). Так, на 3-й ступени нагрузки средний прирост ДАД составил 25% от фонового уровня, что примерно на 24% ниже со ответствующего показателя перед началом тренировок к СДГГ.

В контрольной группе позитивные сдвиги в вегетативном обеспечении стати ческих нагрузок были значительно скромнее, что определило многочисленные достоверные межгрупповые различия представленных показателей на разных этапах пробы.

Таким образом, представленные результаты свидетельствовали о том, что тренировку к условиям гипоксии-гиперкапнии следует рассматривать как эф фективный способ повышения переносимости статических физических нагру зок. Тренирующий эффект проявляется не только в увеличении мышечной вы носливости, но и в оптимизации реакций сердечно-сосудистой системы на фи зическую нагрузку за счет расширения функциональных резервов организма.

Сравнительный анализ полученных в нашем исследовании данных с резуль татами, полученными другими авторами, использовавшими в качестве трени рующих воздействий гипоксические воздействия в условиях нормокапнии гипо и нормобарии [2, 4], показал, что тренировки к СДГГ приводят к существенно бльшим позитивным сдвигам статической выносливости у здоровых лиц. По всей видимости, причиной данному факту является именно характер трени рующих респираторных нагрузок, использованных в нашем исследовании.

Таким образом, использование тренировок к СДГГ в разработанном нами режиме является высоко эффективным немедикаментозным способом улучше ния переносимости организмом явлений транзиторной гипоксемии-гиперкапнии и, следовательно, - повышения статической выносливости спортсменов.

Литература 1. Горанчук В.В., Сапова Н.И., Иванов А.О. Гипокситерапия. – СПб: ООО «ОЛ БИ-СПБ», 2004. – 536 с.

1. Козлов С.A. Адаптация к гипоксии как фактор повышения физической рабо тоспособности высококвалифицированных спортсменов // М-лы 5-й Между нар. науч. конф. по экстремальной медицине. – М., 2005. – С 89-91.

2. Евдокимова Л.Н. Эффективность интервальной нормобарической гипокси ческой тренировки/терапии для повышения физической выносливости здо ровых лиц и различных категорий больных // М-лы науч.конф. - СПб., 2006. – С. 37-38.

3. Методы исследования в физиологии военно-летного труда / Под. ред. В.С.

Новикова. - СПб.: ВМедА, 2004. – 128 с.

4. Сапова Н.И., Сметанина Н.Н., Кагарлиций А.Н. Оценка эффективности ис пользования различных режимов нормобарической гипоксической трениров ки для улучшения спортивных результатов штангистов // М-лы науч. конф. – СПб., 2006. – С. 66-68.

Перекисное окисление липидов и активность антиоксидантных ферментов в эритроцитах и структурное состояние их мембран у пациентов с болезнью Паркинсона Даниленко А.О., Головатенко О.И., Андриенко А.С., Чернецова С.Ю., Сычева Т.В. Ростов-на-Дону. Россия. Южный федеральный университет, ГОУ ВПО «Ростовский ГМУ».

В последние десятилетия отмечается значительный рост пациентов с болез нью Паркинсона, поэтому изучение патогенеза этого заболевания является од ной из важнейших задач современной неврологии.

В связи с этим целью нашего исследования стало клинико-биохимическое изучение интенсивности процессов ПОЛ, антиоксидантный статус и структурное состояние мембран эритроцитов у пациентов с болезнью Паркинсона.

В результате проведенного исследования установлено повышение интен сивности процессов ПОЛ, о котором судили по накоплению малонового диаль дегида, в крови обследованных пациентов. Увеличение содержания МДА в плазме крови и эритроцитах составило 37% и 29%, соответственно. Активность антиоксидантных ферментов эритроцитов также претерпевает достоверные изменения. Увеличение активности супероксиддисмутазы на 29% и церуло плазмина на 19% может свидетельствовать о повышенной генерации суперок сид-анион радикала, поскольку известно, что полифункциональный белок церу лоплазмин обладает также СОД-подобной активностью. Увеличение активности каталазы на 222% объясняется, вероятно, повышением уровня интермедиатов ПОЛ, прежде всего, перекиси водорода – продукта супероксидисмутазной реак ции. Выявленное повышение содержания восстановленного глутатиона в эрит роцитах на 48% может рассматриваться как компенсаторная реакция, направ ленная на ингибирование процессов ПОЛ. Вместе с тем нами отмечено сниже ние глутатионпероксидазной активности на 40%, что связано, вероятно, с окис лительной модификацией молекул фермента активированными кислородными метаболитами. Достоверных отличий в активности глутатион-S-трансферазы и глутатионредуктазы не установлено. Обнаруженная динамика ответной реак ций компонентов ферментативной антиоксидантной системы эритроцитов сви детельствует о нарушении синергизма и сопряженности её функционирования, что сказывается на состоянии мембран эритроцитов у пациентов с болезнью Паркинсона.

Исследование структурных свойств мембран эритроцитов с помощью флуо ресцентного зонда пирена показывает структурные изменения мембран эрит роцитов у обследованных больных. Микровязкость липидного бислоя увеличи вается на 40%, микровязкость зон белок-липидных контактов остается близкой к контролю. Показатель степени погруженности белков в липидный бислой сни жается на 25% относительно уровня доноров, что вероятно свидетельствует о процессах олигомеризациии белков (появление внути- и межмолекулярных сшивок). При этом наблюдается повышение полярности липидного бислоя на 9%. Полярность белок-липидных контактов в группе больных остается близкой к норме.

Процессы пероксидации липидов и дисфункция антиоксидантной системы приводят к выраженному нарушению структурного состояния мембран эритро цитов у пациентов с болезнью Паркинсона. Нарушение структурного состояния мембран клеток можно отнести к важным механизмам патогенеза нейродегене ративных заболеваний.

Показатели перекисного окисления липидов в слюне при гастродуоденальной патологии у детей Дудникова Э.В., Смирнова О.Б., Калмыкова Ю.А., Корсун О.Р., Ковалёва Н.Н. Панова И.В., Домбаян С.Х.

Ростов-на-Дону. Россия. ГОУ ВПО РостовскийГМУ;

ЦНИЛ.

За последние 25 лет увеличилась распространённость болезней желудочно кишечного тракта у детей. Начинаясь, нередко, в детском возрасте, гастроэнте рологические заболевания приобретают прогредиентное течение, могут ослож няться и, как следствие этого, обусловливать раннюю инвалидизацию в наибо лее трудоспособном периоде жизни. В развитых странах мира наблюдается от четливая тенденция к увеличению числа больных гастроэзофагеальной реф люксной болезнью, и эрозивными поражениями гастродуоденальной зоны. Зна чение гастродуоденальной патологии определяется не только её распростра нённостью, но и утяжелением течения: увеличение числа осложнённых форм, развитие предраковых состояний [2].

Клинические наблюдения показали, что чаще встречается сочетанное пора жение органов желудочно-кишечного тракта. В частности, при гастритах соче танное поражение пищевода определяется у 15% детей, при гастродуоденитах у 38,1%. При язвенной болезни двенадцатиперстной кишки эзофагит встреча ется практически у всех больных [10].

Совершенствование методов диагностики и внедрение в клиническую прак тику наиболее адекватных и чувствительных функциональных исследований расширило представление о патогенетической сущности гастроэзофагеального, дуодено-гастрального рефлюксов, и следующих за тем морфологических изме нений слизистой оболочки пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки [8].

В настоящее время возникает необходимость разработки новых методов диаг ностики для более ранней выявляемости данной патологии. При этом следует обратить внимание на неинвазивные методы диагностики, экспресс-методы.

В этом отношении анализ слюны представляет собой одну из наиболее зна чимых альтернатив ряду инвазивных исследований, не только дополняя, но даже их заменяя [8]. В настоящее время исследование слюны является быстро развивающимся разделом клинической биохимии. Все чаще в литературе встречаются сведения об изменении параметров слюны и слюноотделения при различных заболеваниях.

Слюна продуцируется тремя парами больших слюнных желёз: околоушной, подчелюстной и подъязычной, а также клетками буккального эпителия ротовой полости. Секрет каждой слюнной железы специфичен и зависит от ее функцио нального состояния в данный момент. Состав слюны зависит также от функ ционального состояния ЦНС, возраста и пола, времени, условий и метода сбо ра слюны, от скорости саливации [4].

Смешанная слюна – это биологическая жидкость, в состав которой входят белки, ферменты, гормоны, липиды, углеводы и минеральные компоненты из слюнных желёз, сыворотки крови и тканей полости рта [4].

Ряд заболеваний сопровождается определенными сдвигами в составе как смешанной слюны, так и полученной из протоков. В значительной степени мо жет меняться и объем секреции слюны в зависимости от физиологического со стояния организма и времени забора. Ряд исследований посвящен изучению ферментативной активности слюны при различных соматических заболеваниях.

Имеются многочисленные сведения об изменении состава слюны при ряде общих заболеваний, особенно при патологии органов пищеварения. При многих желудочно-кишечных заболеваниях изменяется объём секреции слюны, напри мер, при хроническом гастрите и язвенной болезни желудка отмечались как снижение саливации, так и гиперсаливация [5]. При язвенной болезни чаще всего отмечают повышение рН слюны, а при раке желудка или ахилии, наобо рот, реакция слюны становится кислой. В слюне больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки обычно увеличено содержание амино кислот, общего белка и активности кислой фосфатазы, а также уровня сахара и мочевины [5].

Изменение биохимического состава слюны обнаружено также при заболева ниях печени. В тяжелых случаях острого панкреатита активность амилазы в слюне резко повышается, что служит надежным диагностическим признаком, но в то же время есть данные о снижении секреции слюны и ее амилазной актив ности у больных хроническим панкреатитом [6]. Ряд работ посвящен исследо ванию слюны при сердечно-сосудистой патологии, сахарном диабете, гормо нальных расстройствах, в том числе половой сферы, тиреотоксикозе, муковис цидозе, патологии почек и надпочечников, артериальной гипертензии, стрессо вых ситуациях. Анализ белкового спектра смешанной слюны можно использо вать для диагностики депрессивных расстройств у человека [3], а динамика электролитного состава слюны отражает психофизиологическое состояние ор ганизма [10]. Таким образом, при многих патологических состояниях и заболе ваниях биохимический анализ слюны может дать дополнительные сведения не только для диагностики заболевания, но и для его прогноза [9].

Исследование слюны имеет достаточно много преимуществ по сравнению с другими методами лабораторной диагностики, что, прежде всего, обусловлива ется простотой и удобством сбора, неинвазивностью, безболезненностью и атравматичностью этой процедуры, а также отсутствием риска инфицирования при получении биоматериала. Такие особенности получения биоматериала особенно важны в педиатрической практике. Немаловажное значение имеет возможность многократного и нестрессогенного получения проб, а также про стота пробоподготовки и другие преимущества. При этом слюна адекватно от ражает биохимический статус и физиологическое состояние не только больно го, но и здорового человека [9].

На базе детского гастроэнтерологического отделения городской больницы № 20 г. Ростова-на-Дону и ЦНИЛ РостГМУ было обследовано 76 детей, страдаю щих гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью и 73 ребенка с эрозивными процессами желудка, а также группа здоровых детей (10 человек) в школах г.

Ростова-на-Дону. У всех детей производилось исследование слюны с опреде лением одного из конечных продуктов перекисного окисления липидов - мало нового диальдегида (МДА), и антиоксидантных ферментов – супероксиддисму тазы (СОД) и каталазы.

Определение уровня малонового диальдегида проводили по методу Сталь ной И.Д. (1977). СОД регулирует концентрацию супероксидных анионрадика лов, вызывая их ферментативную дисмутацию с образованием перекиси водо рода и кислорода. Активность СОД определяли, используя метод Н. Р. Mistra и I. Fridovich (1972) в модификации Микашинович З.И., Саркисян О.Г. Определе ние активности каталазы проводили по методике Королюк М.А. и соавт. (1988).

Сбор слюны производился утром натощак без стимуляции, путем прямого сплёвывания в пробирку в течение 10 минут. Предварительно осуществляли гигиеническую обработку полости рта физиологическим раствором.

Пробы хранились замороженными без дополнительной консервации, что об легчало дальнейшую работу с биоматериалом и способствовало наилучшему сохранению биоактивных веществ.

С целью дифференциальной диагностики для оценки состояния слизистой оболочки пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки всем больным была проведена эзофагогастродуоденоскопия, так же общеклиническое обследова ние включающее общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимическое ис следование крови с определением уровня билирубина и ферментов АЛТ и АСТ.

Учитывая высокий уровень инфицированности Helicobacter pylori, всем боль ным проводилось имуннологическое исследование крови методом ИФА с опре делением антител к Helicobacter pylori. Антитела к Helicobacter pylori определя лись в крови больных в 30% случаев. Статистический анализ полученных дан ных проводили с применением t критерия Стьюдента в средcтвах Excel 2003.

Статистическую достоверность считали с вероятностью р 0,05.

У обследованных пациентов страдающих гастроэнтерологической патологи ей отмечено повышение уровня малонового диальдегида в слюне: при гастро эзофагеальной рефлюксной болезни уровень МДА составляет 3,06±0, мкмоль/л, при эрозивном гастродуодените – 3,36±0,49 мкмоль/л относительно показателей МДА у здоровых детей (2,28±0,43 мкмоль/л), (р0,05, р0,01 – со ответственно).

Нами также выявлено у детей страдающих гастродуоденальной патологией снижение активности супероксиддисмутазы: при гастроэзофагеальной реф люксной болезни до 39,69±2,85 у.е./мл, при эрозивном гастродуодените до 42,37±3,07 у.е./мл, в сравнении с контрольной группой детей (69,04±11,98 у.е./мл), (р0,05, р0,05 – соответственно).

У обследованных больных установлено также повышение активности ката лазы в слюне. Так, при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни этот показа тель составил 27,37±2,76 ед/мл, при эрозивных процессах гастродуоденальной области - 30,55±2,81 ед/мл, что значительно превышает таковой у здоровых детей - 18,11±2,96 ед/мл, (р0,05, р0,01 – соответственно).

Полученные результаты свидетельствуют об интенсификации процессов пе рекисного окисления липидов, развитии окислительного стресса и недостаточ ности систем антиоксидантной защиты у больных с воспалительными процес сами желудочно-кишечного тракта.

Таким образом, выявленные изменения показателей перекисного окисления липидов в слюне могут быть использованы как дополнительные неинвазивные критерии в диагностике кислотозависимых заболеваний (зрозивного гастродуо денита и гастоэзофагеальной рефлюксной болезни).

Литература 1. Банченко Г.В. Сочетанные заболевания слизистой оболочки полости рта и внутренних органов. М. – 1979. – 190 с.

2. Баранов А.А. Гастроэнтерология. – М., 2002.

3. Григорьев И.В., Уланова Е.А., Ладику Б.Б. // Клин. лаб. диагн. – 2002. - № 1. – С.15-18.

4. Денисов А. Слюнные железы. Слюна. – М., 2003.

5. Коротько Г.Г., Ярошевская Ю.Ю., Решетова И.В. Методы функциональной системной оценки гастродуодено-панкреатического комплекса: Пособие для врачей. – Краснодар, 1996.

6. Коротько Г.Ф., Булгакова В.А.// Клин. лаб. диагн.–2002.-№ 3.–С.20-22.

7. Коротько Г.Ф., Готовцева Л.П. // Физиол. человека. – 2002. – Т. 28, № 3.

– с. 137 – 139.

8. Микашинович З.И., Летуновский А.В., Волжин О.О., Белоусова Е.С.

Биохимические исследования слюны в клинической практике. - Ростов-на Дону, 2004.

9. Носков В.Б. // Клин. лаб. диагн. – 2008. - № 6. – с.14-17.

10. Носков В.Б., Зайцева Л.Б., Попова И.А. // Авиакосм., гипербарич. мед. и биол. – 1991. - № 9. – С. 3 – 18.

11.Щербаков П.Л. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь у детей // Лекции по педиатрии: Гастроэнтерология. – 2003. – Т. 3. – С. 64-72.

Обзор биологически активных добавок к пище (обзор литературы) Ефременко Ю.В.

Ростов-на-Дону. Россия. ГОУ ВПО Ростовский ГМУ;

КБУНПК.

Накопленные к настоящему времени данные по исследованию структуры пи тания современного человека показывают широкое распространение недоста точного потребления незаменимых компонентов пищи.

Биологически активные добавки к пище (БАД) – композиции натуральных или идентичных натуральным биологически активных веществ, предназначенных для непосредственного приёма с пищей или введения в состав пищевых про дуктов с целью обогащения рациона отдельными пищевыми или биологически активными веществами и их комплексами.

Биологически активные добавки подразделяются на:

· нутрицевтики – биологически активные добавки, применяемые для кор рекции химического состава пищи человека (дополнительные источники нутри ентов: белка, аминокислот, жиров, углеводов, витаминов, минеральных ве ществ, пищевых волокон);

· парафармацевтики – биологически активные добавки, применяемые для профилактики, вспомогательной терапии и поддержки в физиологических гра ницах функциональной активности органов и систем;

· эубиотики – биологически активные добавки, в состав которых входят живые микроорганизмы и (или) их метаболиты, оказывающие нормализующее воздействие на состав и биологическую активность микрофлоры пищевари тельного тракта.

Биологически активные добавки – пограничная субстанция между лекарст вами и пищей. С одной стороны, они – не лекарство (как указано в любом реги страционном удостоверении на данный вид продукции, выдаваемом Минздра вом РФ) и не средство для лечения или самолечения. С другой стороны, биоло гически активные добавки – не пища, а совокупность биологически активных веществ в определенной форме, позволяющих человеку дополнить свой раци он недостающими или недостаточными в его диете жизненно важными вещест вами, что является необходимым условием поддержания нормального гомео стаза (постоянства внутренней среды) человека. То есть, если мы имеем дело со средствами, находящимися в пределах наших физиологических потребно стей в пище, которые при их длительном применении предупреждают те или иные заболевания, снижают уровень холестерина, глюкозы в крови, служат ис точником минералов, витаминов, клетчатки и пр., то такие средства могут рас сматриваться как биологически активные добавки к пище.

Многие биологически активные добавки содержат вещества адаптогенного и тонизирующего действия, которые стимулируют защитные силы организма, по вышают общую устойчивость и жизненный тонус, физическую и умственную работоспособность, уменьшают отрицательное воздействие окружающей сре ды и стрессы. Такими свойствами обладают вытяжки из различных растений (аралия, левзея, лимонник, родиола розовая, заманиха, элеутерококк, жень шень и др.), органов животных (панты марала и др.), эликсиры и бальзамы из лекарственных трав, цветочная пыльца, прополис (пчелиный клей), маточное молочко (продукт пчеловодства, который называют еще королевским желе), мумие. В пищевых добавках вышеперечисленные компоненты содержатся, как правило, в комплексе с витаминами, минералами, пищевыми волокнами (клет чаткой) и другими веществами. Состав и соотношение этих компонентов значи тельно варьируют в зависимости от целей применения.

Широкое использование в составе многих биологически активных добавок находят морские водоросли — спирулина, ламинария, фукус, аскофиллум, хло релла. Эти продукты служат прекрасным источником растительного легко ус вояемого белка. Кроме того, они богаты витаминами, аминокислотами, микро элементами, ненасыщенными жирными кислотами. Водоросли ускоряют выве дение радионуклидов, солей тяжелых металлов, токсических веществ из орга низма, очищая его и задерживая процессы старения, стимулируют иммунитет.

Они применяются и для профилактики сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, астмы и аллергических реакций, способствуют нормализации функции щитовидной железы (т.к. богаты йодом), устранению воспалительных процессов в желудочно-кишечного тракта.

Большую роль в позитивном действии биологически активных добавок игра ют пищевые волокна, входящие в состав растительной пищи. Основными ви дами пищевых волокон являются целлюлоза, гемицеллюлоза, пектины, лигнин.

Они не усваиваются организмом, но придают ощущение сытости, поэтому их часто включают в состав диет, направленных на уменьшение массы тела. В ра ционе человека должно быть не менее 30–50 г пищевых волокон в сутки. Со временная технология обработки сырья при изготовлении многих продуктов ве дет к разрушению пищевых волокон, и с пищей их поступает недостаточно. А они необходимы не только для того, чтобы чувствовать себя сытым. Пищевые волокна способствуют понижению уровня холестерина и стабилизации содер жания глюкозы в крови, нормализуют работу желудочно-кишечного тракта, яв ляются прекрасным сорбентом для шлаков, солей тяжелых металлов и других чужеродных веществ. Их применяют для профилактики рака прямой кишки, са харного диабета, запора, геморроя, ожирения. Важнейшими натуральными ис точниками пищевых волокон являются отруби (пшеничные, рисовые, овсяные), верхняя часть оболочки овощей и фруктов. В биологически активных добавках часто применяют МКЦ, полученную путем тщательной переработки хлопковой целлюлозы. Ряд биологически активных добавок содержит комплексы МКЦ с адаптогенами или источниками витаминов (например, плоды шиповника). МКЦ широко используется также и в фармацевтической промышленности в качестве наполнителя, не оказывающего терапевтического эффекта (инертность) для таблеток.

В состав биологически активных добавок, применяемых для очищения орга низма от шлаков и чужеродных веществ, наряду с различными видами пище вых волокон, включают цеолиты — минералы, обогащенные микроэлементами.

Цеолиты — хорошие сорбенты и выводят из организма низкомолекулярные вредные соединения при отравлениях (метан, сероводород, аммиак, токсины и др.), а также избыток ионов металлов. С другой стороны, из цеолитов выделя ются микроэлементы, в которых организм испытывает недостаток. Эффектив ной биологически активной добавкой являются пивные дрожжи, содержащие комплекс витаминов (особенно группы В), микроэлементов, низкомолекулярных биологически активных веществ, в т.

ч. легко усвояемых белков. Они нормали зуют пищеварение и обмен веществ, активируют иммунную систему, способст вуют поддержанию высокой физической и умственной работоспособности, вы ведению из организма тяжелых металлов, радионуклидов, вредных химических соединений. Применяют их и при витаминной недостаточности, белковом голо дании, пониженной сопротивляемости инфекциям, малокровии, после перене сенных операций и заболеваний, для профилактики опухолей в экологически неблагоприятных районах. Пивные дрожжи служат хорошим источником леци тина, строительного материала для клеточных мембран, в т.ч. всех мышечных и нервных клеток. Источником лецитина являются также соя, яичные желтки, зерновые, бобовые культуры, рыба, пшеничные зародыши.

Многие биологически активные добавки и препараты способны значительно улучшить качество жизни. Они улучшают настроение, память, мышление, умст венную и физическую работоспособность, сексуальную функцию и др.

Применяя биологически активные добавки надо помнить, что у некоторых людей может быть индивидуальная непереносимость к ним. Нельзя применять биологически активные добавки беременным, кормящим женщинам и детям до 12 лет. Федеральным центром по контролю побочных действий лекарственных средств Минздрава РФ выпускается Бюллетень “Безопасность лекарств (Экс пресс-информация), в котором приводится обзор зарегистрированных в мире побочных действий применения лекарственных средств, биологически актив ных добавок.

Однако на сегодняшний день рынок биологически активных добавок стреми тельно растет. Это говорит о том, что мы приближаемся к стандартам социаль но развитого общества, а для такого общества актуальным является снижения риска заболеваний в противоположность их лечению.

Литература 1. «БАД в питании человека», А.Н. Австриевских, В.А. Тутельян, Б.П. Суха нов, В.М. Поздняковский, «Издательство научно-технической литературы», Томск, 1999 г.

2. «Кембриджское питание», Москва, 2001г.

3. «Рациональное питание спортсменов», А.И. Пшендин, «ГИОРД», Санкт Петербург, 2002 г.

4. «Аминокислоты – строительный материал жизни», Леонид Остапенко, «ЕАМ Спорт Сервис», Москва, 1998 г.

5. Курс лекций по биохимии, С.С. Михайлов, 2002-2003гг.

6. «Гигиена питания войск», Н.Ф. Кошелев, В.П. Михайлов, С.Л. Лопатин, Санкт-Петербург, 1993 г.

Установление диапазона фоновых значений эндогенных опиоидов в слюне практически здоровых лиц Жукова Т.В., Петроченко С.Н., Веревина М.Л., Калинина М.В., Пономарёв Е.Н. Россия. Ростов-на-Дону1. ГОУ ВПО Ростовский ГМУ, кафедра общей гигиены1;

Московская область, г. Черноголовка2. Институт физиологически активных веществ РАН2.

Уровни эндогенных биорегуляторов (эндорфинов, серотонина, дофамина) в настоящее время связываются с развитием различных патологий (сердечно сосудистых, неврологических, аутоиммунных). Эндорфины играют ключевую роль в формировании опиоидного компонента стрессорной анальгезии, прини мают участие в формировании адаптационной устойчивости организма к экс тремальным воздействиям (Павлова З.В. и соавт.,2007), регулируют функцио нальное состояние клеток, обладающих фагоцитарной активностью (Маслов Л.Н. и соавт., 2004). Имеются сведения об участии эндорфинов в регуляции по ведения, запоминания информации. В то же время в доступной литературе не обнаружено сколько-либо систематических исследований, посвященных разра ботке диапазона содержания эндорфинов в организме здоровых людей, так на зываемых «нормальных уровней».

Для обнаружения опиоидных пептидов используют радиоиммунный, имму ноферментный иммунофлюоресцентный анализы (РИА и ИФА), (Лушникова М.В., Мягкова М.А., 2006). В настоящее время для выявления низкомоле кулярных лекарственных веществ широко применяют твердофазный ИФА. Он основан на конкуренции меченого и свободного гаптенов за связывание со специфическими антителами (Даньков Ю.В., Полевая О.Ю., Мягкова М.А., 2006). Этот метод не требует сложной пробоподготовки анализируемого ве щества, а также дорогостоящего оборудования и высокоочищенных реагентов.

В данном исследовании на полистирольный планшет иммобилизовали конъюгат -эндорфина, который предварительно синтезировали методом ак тивированных эфиров с использованием 4-полинитрофенилакрилата. С по мощью ИФА в слюне обследуемых лиц определяли иммуноглобулины класса М(IgM), А(IgА), G(IgG), специфически реагирующие с конъюгированными ан тигенами -эндорфина, путем спектрофотометрии при длине волны 450 нм.

В ранее цитируемых работах в качестве контроля использовали среднее значение ОD450 в ИФА для группы «доноров» в диапазоне величины трёхкрат ного стандартного отклонения, что вносит в трактовку результатов достаточно много неопределённостей, так как неизвестно зависит ли содержание эндорфина в организме от пола, возраста, функционального состояния и т.п.

Целью нашей работы явилась разработка диапазона фоновых показателей эндогенных опиоидов в слюне практически здоровых лиц. Предметом иссле дования служили юноши и девушки возрастной группы 20 лет. При формиро вании групп были использованы критерии: тип высшей нервной деятельности (по тайпинг-тесту), состояние психоэмоциональной сферы (шкала тревожно сти Дж. Тейлора, шкала социальной адаптации Холмса-Рея), определён уро вень здоровья с помощью теста «Здоровье» (Жукова Т.В., 2006), учитывалось функциональное состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем (ар териальное давление, жизненная ёмкость лёгких). Для исследования исполь зовали нестимулированную смешанную слюну, отобранную по стандартной методике (Меньшиков В.В.,1999). Сбор слюны проводился утром натощак в течение 10 минут у практически здоровых лиц обоего пола (10 юношей и девушек) после предварительного полоскания полости рта водой. Получен ную пробу (в количестве 4 мл) центрифугировали при 1500 оборотов в тече ние 20 минут для удаления посторонних включений. Объём 1 мл исследуемо го материала был лиофилизирован. Дальнейшее исследование было выпол нено в Институте физиологически активных веществ РАН.

В результате средние значения оптических плотностей конъюгатов имму ноглобулинов (М, А, G) показали, что наиболее информативным оказалось использование IgМ, при этом различий по полу в содержании антител к эндорфину в слюне обследованных не обнаружено: средние значения ОD для юношей – 0,55±0,042, а для девушек – 0,63±0,038. В то же время разброс значений (Ммакс = 0,91;

Ммин = 0,38) показывает, что, по-видимому, усреднение группы обследуемых по полу, возрасту, типу высшей нервной деятельности, эмоциональному статусу, функциональным показателям сердечно-сосудистой и дыхательной систем не выявило значимого фактора, позволяющего объяс нить разброс показателей. Возможно, что фоновые значения содержания эн дорфинов в организме будут находиться в достаточно широком диапазоне.

Данное исследование следует рассматривать в качестве пилотного, подтвер дившего возможность определения эндорфинов в слюне, а также необходи мость установления диапазона фоновых значений, без которых заключения об изменении уровня эндорфинов при различных патологических состояниях ста новятся проблематичными.

Новый немедикаментозный метод коррекции пограничных и патологических состояний, основанный на комбинированном применении ГБО и гипоксической гипоксии Иванов А.О., Безкишкий Э.Н., Грошилина О.В., Пластинин М.Л. Россия.

Санкт-Петербург. Ростов-на-Дону. Благовещенск. 1 ЦНИИ МО РФ;

ВМедА им. С.М.Кирова;

1602 ОВКГ СКВО;

ГОУ ВПО Благовещенская ГМА.

Поиск новых, не медикаментозных средств и методов, имеющих минимум побочных эффектов на организм и направленных на сохранение и восстанов ление здоровья и профессиональной работоспособности специалистов, явля ется одной из актуальных проблем военной и экстремальной медицины, фи зиологии труда, медицины катастроф. Из таких методов в настоящее время широкое применение получили температурные воздействия, электротранквили зация, транскраниальная электростимуляция, электростимуляция нервно мышечного аппарата, воздействие на биологически активные точки кожи, гипер барическая оксигенация (ГБО), гипобарическая и нормобарическая гипоксиче ская тренировка/терапия (НГТ) и ряд других [1, 2, 3, 4].

Известно, что обоснованное комбинированное применение физических фак торов, обладающих разнонаправленным действием на организм, сопровожда ется потенцированием их положительных эффектов и частичным нивелирова нием их недостатков. В качестве таких факторов мы посчитали целесообраз ным апробировать использование курсов ГБО и НГТ, назначаемых одному и тому же пациенту (тренируемому) последовательно в одном цикле восстанови тельных мероприятий.

Проведенные нами ранее клинико-физиологические исследования показали, что курс ГБО следует рассматривать как способ ускорения нивелирования обо стрения заболевания или пограничного состояния, в то время как назначаемый после окончания гипербаротерапии цикл НГТ «закрепляет» позитивные эффек ты комплексной терапии за счет мобилизации собственных функциональных резервов организма пациента [5]. В качестве показаний к использованию ГБО и НГТ следует рассматривать пограничные и патологические состояния, связан ные с теми или иными нарушениями кислородного бюджета организма, рас стройствами регуляции вегетативных функций, снижением физиологических или психических резервов организма.

Выбор режима применения ГБО и НГТ во всех случаях должен быть строго индивидуальным и базироваться на оценке исходной переносимости транзи торной гипероксии и гипоксии. При назначении ГБО и НГТ различным категори ям здоровых лиц, больных, раненых и пострадавших необходимо ориентиро ваться на степень отклонений в функциональном состоянии, диагноз заболева ния, длительность и степень тяжести, наличие осложнений и хронических со путствующих заболеваний, индивидуальную переносимость условий гиперба рии и гипоксии.

Рекомендуется следующая организация комбинированного проведения кур сов ГБО и НГТ:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.