авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО

XXI ВЕКА

Сборник трудов

Ежегодной Всероссийской научной конференции

учащихся, студентов и молодых ученых

(февраль 2009)

Том 2

2009

ББК 74+72

Н34

Научное творчество XXI века: Сборник трудов Ежегодной

Н34 Всероссийской научной конференции учащихся, студентов и молодых

ученых «Научное творчество XXI века» (февраль 2009) / Сборник трудов в 2 х томах. Т. 2. – Красноярск: Научно-информационный издательский центр, 2009. – 288 с.

ISBN 978-5-9901700-2-5 В сборнике представлены статьи и тезисы докладов по секциям «Алгебра, геометрия и математический анализ», «Информатика», математика и математическое моделирование», «Прикладная «Математические методы в технических и инженерных приложениях», «Педагогика и психология», «Экономика и менеджмент», «История, социология и культурология», «Литературоведение», «Языкознание», «Иностранные языки: лингвистика и межкультурная коммуникация», «Естествознание», «Промышленность, химия», «Экология», «Медицина», «Здоровый образ жизни, физическая культура и спорт». С материалами сборника в электронном виде можно ознакомиться на сайте:

http://www.nkras.ru/.

Все работы публикуются в авторской редакции. Авторы несут ответственность за подбор и точность приведенных фактов, цитат, статистических данных и прочих сведений. Редколлегия осуществляла лишь техническое редактирование сборника.

ББК 74+ Редколлегия сборника: Максимов Я.А., Коробцева К.А., Панова О.В., Максимова Н.А., Галкина Ю.В.

© Научно-информационный издательский центр, ISBN 978-5-9901700-2- © Коллектив авторов, Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) СОДЕРЖАНИЕ СЕКЦИЯ 7. ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИ СОЦИАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМИРУЮЩЕГОСЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА К. С. Авакян КУЗБАСС - НИДЕРЛАНДЫ: СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ (1996- ГГ.) Ю. А. Агеева ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА СОЦИОНОМА В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ СИРОТАМИ И ДЕТЬМИ, ОСТАВШИМИСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ А. Антонов, Д. Брыкалин, А. Кривошеев О ПРОБЛЕМЕ КОМБИНИРОВАНИЯ ПРОСТРАНСТВ В ИСКУССТВЕ ХХ-ХХI ВВ.

М. Ю. Бакшеева МУЗЫКА КАК ЭЛЕМЕНТ СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ Е. Б. Борисова ЗНАКОВЫЙ ОБРАЗ «УТКИ» В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ КОМИ (ЗЫРЯН) Н. А. Волокитина ИЗУЧЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ИМИДЖ», КАК КАТЕГОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА Г. Р. Ганиева СЕМЕЙНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СТАТУСА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА А. Е. Глушкова ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ:

СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ А. В. Захаров НАПРАВЛЕНИЯ И ФОРМЫ МОБИЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗОВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Е. Н. Ильина ЧИТА В ВОСПОМИНАНИЯХ ДЕКАБРИСТОВ Е. Костина, Л. Ю. Климова ПИЙ XII В ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ П. П. Краснов ЯРОСЛАВСКИЙ МЯТЕЖ ИЮЛЯ 1918 Г.

С. Д. Кудрявцев УЧАСТИЕ ГОРЦЕВ ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ В РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ 1877- ГГ. М. Г. Кулешин КОМПАРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ УПРАВЛЕНИЯ СИСТЕМОЙ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ Н. В. Майорова ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ОБУЧЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПОНЯТИЙ НА УРОКАХ ИСТОРИИ Б. И. Миннибаев ОСНОВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ГРУПП ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ПАРТИЙ «ЕДИНАЯ РОССИЯ» И КПРФ) Е. С. Михайлова ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИМВОЛОВ В РЕКЛАМЕ Г. М. Мустафина ДУХОВНЫЕ ИСТОКИ ФОРМИРОВАНИЯ БУРХАНИЗМА А. А. Насонов Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ: ОТ НАУКИ К ИНВАЙРОНМЕНТАЛИЗМУ?





О. А. Науменко «ЖИЗНЕННЫЙ МИР» РЕБЕНКА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЦЕННОСТЕЙ С. А. Пономарёва РЕБЕНОК В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ С. А. Пономарёва ФОРМИРОВАНИЕ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ОДНА ИЗ ФУНКЦИЙ PR – ИЗДАНИЙ А. М. Савченко ОТ РАДИКАЛИЗМА К ЧАРТИЗМУ: ПРАВО ГОЛОСА ДЛЯ ВСЕХ Г. И. Самойлова СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ Е. А. Сафарова СВЯТЫНИ ОТЕЧЕСТВА Н. Н. Селянина РАСПРОСТРАНЕНИЕ АМЕРИКАНСКИХ ЦЕННОСТЕЙ. ПОЧЕМУ И КАК?

М. М. Табунова СИНТЕЗ КУЛЬТУР ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ – РЕСПУБЛИКА НИКАРАГУА Л. В. Терентьева-Моралес К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «ТОЛЕРАНТНОСТЬ»

Н. С. Ханмагомедова ПРОБЛЕМЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МОЛОДЕЖИ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ГОРОДА СУРГУТА И. А. Чебакова, Р. А. Белошапка РУССКАЯ КУЛЬТУРА ЗАКАРПАТЬЯ О. С. Чепур К ВОПРОСУ ОБ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ УЧАСТИЯ МОЛОДЕЖИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ М. А. Шайхетдинов ПРОБЛЕМЫ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ О. А. Краснова, Т. Г. Яковлева СЕКЦИЯ 8. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДОМИНАНТЫ ПРОЗЫ А. ДОРОГОЙЧЕНКО О. И. Бирюкова СВОЕОБРАЗИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЕТОДА МАЛОЙ ПРОЗЫ М.П. АРЦЫБАШЕВА В. В. Виноградова ЖАНР БЕСТИАРИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ И. В. Горобченко АВТОРСКАЯ ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ И СПОСОБЫ ЕЁ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В РОМАНЕ А. И. БРЫЖИНСКОГО «У ЛЮБВИ КРАСКИ СВОИ»

Е. А. Жиндеева ПРОБЛЕМА ПРОСТРАНСТВЕННОГО ПОСТРОЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ Н. В. Коптель ЧЕРТЫ ГОТИЧЕСКОЙ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В РОМАНЕ М.У.

ШЕЛЛИ «ФРАНКЕНШТЕЙН, ИЛИ СОВРЕМЕННЫЙ ПРОМЕТЕЙ»:

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОЕ ПРОЧТЕНИЕ М. Н. Муратов МУЗЫКА КАК КЛЮЧ К ИНТЕРПРЕТАЦИИ ОБРАЗА ДЬЯВОЛА В РОМАНЕ Г. ЛЕРУ «ПРИЗРАК ОПЕРЫ»

М. Н. Муратов Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ПЕРВЫЙ ПЕРИОД (1900-1905 гг.) ЖИВОПИСИ Н.А. ТАРХОВА – МЕЖДУ РОССИЕЙ И ФРАНЦИЕЙ Е. Д. Пихлецкая ПОДТЕКСТ КАК ГЛУБИННЫЙ СМЫСЛ ТЕКСТА В. Л. Селянина, С. И. Селянина ПАРОДИРОВАНИЕ КАК ЖАНРООБРАЗУЮЩИЙ ПРИНЦИП ПОСТМОДЕРНИСТСКОЙ ПРОЗЫ О. А. Cысоева ПОЭТИКА РОМАНТИЗМА И ФЭНТЕЗИ В. С. Толкачёва СЕКЦИЯ 9. ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЛОВА КАК СРЕДСТВО ВОСПИТАНИЯ ИНТЕРЕСА К РУССКОМУ ЯЗЫКУ Н. В. Беленко ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ «ЛЮБОВЬ» В ИНТИМНОЙ ЛИРИКЕ XIX ВЕКА В. С. Бохонко ОЦЕНОЧНЫЙ КОМПОНЕНТ ГАЗЕТНОЙ ЛЕКСИКИ Э. И. Гарифуллина СЕМАНТИКА БЕЛОГО И ЧЕРНОГО ЦВЕТОВ В ПОЭЗИИ В. ВЫСОЦКОГО Ю. В. Дюпина ПРЕЦЕДЕНТНЫЙ ФЕНОМЕН В ГАЗЕТНОМ ЗАГОЛОВКЕ: СЕМАНТИКА И ФУНКЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ) И. П. Зырянова ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАУЧНЫХ СЛОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В МАТЕМАТИКЕ И ФИЗИКЕ А. В. Оленина НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЕДИНИЦЫ В УСЛОВИЯХ РЕЧЕВОГО КОНТЕКСТА Л. В. Стахова ГРАММАТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ МОДАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНЫХ ЗНАЧЕНИЙ В РЕЧИ ПЕРСОНАЖЕЙ «ГОРЕ ОТ УМА» А.С. ГРИБОЕДОВА Т. Я. Шабалина ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОГИ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ПРИЧИННО СЛЕДСТВЕННОГО ЗНАЧЕНИЯ В ТЕКСТАХ ОФИЦИАЛЬНО-ДЕЛОВОГО СТИЛЯ (НА МАТЕРИАЛЕ КОДЕКСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) Е. В. Шестакова ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МЕТАФОРИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ В ПАРТИЙНОМ ИЗДАНИИ (НА ПРИМЕРЕ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА») Е. В. Юсупова СЕКЦИЯ 10. ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ: ЛИНГВИСТИКА И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ АФФИКСАЦИЯ КАК ОДИН ИЗ ПРОДУКТИВНЫХ СПОСОБОВ ОБРАЗОВАНИЯ НОВЫХ СЛОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ КОМПЬЮТЕРНОМ ЖАРГОНЕ М. В. Барт В ПОИСКАХ СМЫСЛА ТЕКСТА: ФЕНОМЕН «АКТУАЛИЗАЦИЯ» Я.





МУКАРЖОВСКОГО А. Б. Бушев МЕТОД ПРОЕКТОВ НА ЗАНЯТИЯХ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В НЕЯЗЫКОВОМ ВУЗЕ Н. А. Вагнер, Е. П. Охотникова ЭЛЕКТРОННОЕ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ «DIE KULTUR IN DEUSCHLAND. DIE MALEREI. DER BLAUE REITER» (КУЛЬТУРА ГЕРМАНИИ. ЖИВОПИСЬ. ОБЩЕСТВО «СИНИЙ ВСАДНИК») И. И. Новикова, Н. А. Виноградская Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ ФЕНОМЕНОВ В АМЕРИКАНСКОЙ ПРЕССЕ К. Э. Козлова ФОНЕТИКА КАК ОСНОВА ВАРИАТИВНОСТИ ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) А. М. Кочерган ПРОЯВЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ СПЕЦИФИКИ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ А. Е. Крашенинникова ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ ВЫПУСКНИКОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ВУЗОВ МВД Н. В. Кузнецова, А. А. Рыбкина СТИЛИСТИЧЕСКАЯ РОЛЬ СПОРТА И СПОРТИВНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Е. Н. Кулюкина ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫХ ПРОГРАММНЫХ СРЕДСТВ (SOFWARE TOOLS) В ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ Л. В. Лелеп, В. Г. Шабаев ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ С ИМЕНАМИ СОБСТВЕННЫМИ В АНГЛИЙСКОМ СЛЕНГЕ А. С. Мотолова, О. Г. Минина ВОССОЗДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА В ПОЭТИЧЕСКОМ ПЕРЕВОДЕ КАК ПРОБЛЕМА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ С. Н. Пономарева АНГЛОЯЗЫЧНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК СРЕДСТВО МАНИПУЛЯЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫМ СОЗНАНИЕМ Ю. С. Приказчикова, О. Г. Минина ЛИНГВИСТИКА И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ Ф. Ф. Сафарова, Г. С. Карташова О ТЕРМИНОСИСТЕМЕ АНГЛИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ЛЕКСИКИ К. И. Титаренко РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ АМЕРИКАНСКИМ И БРИТАНСКИМ ПРОИЗНОШЕНИЕМ С. Л. Тутынина СЕКЦИЯ 11, 12. ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ, ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, ХИМИЯ СТРУКТУРА ГЕНОФОНДОВ КОМИ И РУССКИХ ПО ГАПЛОГРУППАМ Y ХРОМОСОМЫ К. В. Хамина РАЗРАБОТКА НОВЫХ БИОКАТАЛИЗАТОРОВ С ЦЕЛЬЮ ПОЛУЧЕНИЯ ОБОГАЩЕННЫХ ФРУКТОЗОЙ СИРОПОВ, ГЛИЦЕРИНА И ОРГАНИЧЕСКИХ КИСЛОТ М. Г. Холявка, А. С. Беленова НЕТРАДИЦИОННЫЙ ПУТЬ УВЕЛИЧЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА СОРТОВЫХ ПРОФИЛЕЙ О. Ю. Ефимов, А. Р. Фастыковский, В. Я. Чинокалов ПРОЕКТ БЛОКА ПЕРЕРАБОТКИ БИОЛОГИЧЕСКОГО ИЛА Е. А. Захарова, Э. Ю. Данилова ВЛИЯНИЕ ВОДНОГО СТРЕССА НА ВАРИАБЕЛЬНОСТЬ ВСХОЖЕСТИ СЕМЯН СОРТОВ ОЗИМОЙ ТВЕРДОЙ ПШЕНИЦЫ КОНКУРСНОГО СОРТОИСПЫТАНИЯ СЕЛЕКЦИИ ВНИИЗК ИМ. И.Г. КАЛИНЕНКО РАЗНЫХ ЛЕТ РЕПРОДУКЦИИ А. С. Казакова, М. А. Лысогоренко ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОПЛИВА В ПРОМЫШЛЕННЫХ ОГНЕТЕХНИЧЕСКИХ УСТАНОВКАХ Д. И. Пащенко ИССЛЕДОВАНИЕ РОТОРНО-ПУЛЬСАЦИОННОГО ЭКСТРАКТОРА ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ПЛОДОВО-ЯГОДНЫХ ЭКСТРАКТОВ А. Н. Потапов, А. М. Попик Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ САХАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ЭЛЕКТРОАКТИВАЦИОННЫХ МЕТОДОВ Е. Г. Степанова, Т. В. Мгебришвили, В. С. Рубан РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ НА ОСНОВЕ РАЗРАБОТКИ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Н. А. Сухова ОСОБЕННОСТИ ДЕСТРУКЦИИ ПОЛИЭЛЕКТРОЛИТОВ НА ОСНОВЕ ПОЛИАКРИЛАМИДА Ю. В. Устинова, Т. В. Шевченко, Е. В. Ульрих, А. Ю. Темирев ФОРМОУСТОЙЧИВОСТЬ ТКАНЕЙ ДЛЯ ЗИМНЕЙ ОДЕЖДЫ В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА И ЭКСПЛУАТАЦИИ Е. А. Щеникова, Л. А. Коледова, И. В.Черунова, Л. А.Осипенко ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СУСПЕНЗИЙ ТАЛЬКА А. А. Яковлева, Чыонг Суан Нам, Во Дай Ту, Нгуен Чонг Дак СЕКЦИЯ 13. ЭКОЛОГИЯ ОЦЕНКА РИСКОВ ВЛИЯНИЯ НЕКОТОРЫХ ЗАГРЯЗНИТЕЛЕЙ АТМОСФЕРЫ И ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ В СИСТЕМЕ РАННЕГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА Е. В. Аношкина, Д. С. Ниязалиева К ОЦЕНКЕ СТРУКТУРНОГО СОСТОЯНИЯ ЭРОДИРОВАННОГО ЧЕРНОЗЕМА ОБЫКНОВЕННОГО В УСЛОВИЯХ ЗАУРАЛЬЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН А. Р. Аблаева, Ф. Р. Ахметов, Н. Х.Рыскулов HPLC ИДЕНТИФИКАЦИЯ КОМПОНЕНТОВ ПОЛИФЕНОЛЬНОГО КОМПЛЕКСА POTENTILLA ALBA L А. В. Башилов ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ШКОЛЬНИКОВ И МОЛОДЕЖИ Е. К. Братковская ПОДХОДЫ К ЭКОЛОГИЗАЦИИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ (НА ПРИМЕРЕ Г. СТАВРОПОЛЯ) О. А. Бунина ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ФИЗИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТУДЕНТОВ О. А. Драгич, С. Н. Есиков, Т. А. Сидорова ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ ВНЕКЛАССНОЙ РАБОТЫ ПО ЭКОЛОГИИ Е. И. Журавлева, В. М. Шейн ТРЕХХВОЙНОСТЬ СОСНЫ ОБЫКНОВЕННОЙ (PINUS SYLVESTRIS L.) В ЗОНАХ ХИМИЧЕСКОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ А. Б. Захаров ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ИЗМЕНЕНИЯ ОКРАСКИ ЛИСТОВЫХ ПЛАСТИН КУСТАРНИКОВ И ДРЕВЕСНЫХ ПОРОД Д. А. Иванова, Е. Ю. Исмаилова, А. А. Корейкин ИЗМЕНЕНИЕ ЭКОЛОГО-МОРФОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ГОРОДСКИХ ПОЧВ А. С. Иванова, А. А. Околелова ВЛИЯНИЕ КОРНЕВОГО ДЫХАНИЯ НА МОРФОЛОГИЮ ТРАВЯНИСТЫХ РАСТЕНИЙ Е. Ю. Исмаилова, Д. А. Иванова, А. А. Корейкин ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ХАНТЫ МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА – ЮГРЫ (НА ПРИМЕРЕ КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА) И. Е. Клемина, Я. А. Кирпищикова ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОЧИСТКИ ПРИРОДНЫХ ВОД ОТ НЕКАЛЯ АНИОНИТАМИ О. В. Ковалева, Г. В. Славинская Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ШКОЛЬНИКОВ З. М. Куршаева РАСЧЁТ ВЫБРОСОВ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ ОТ АВТОТРАНСПОРТА В Г.

НОВОЧЕБОКСАРСКЕ Д. В. Луц, Е. Ю. Белая, А. А. Корейкин КОМПЛЕКСНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДРЕВЕСНЫХ ОТХОДОВ В ЛЕСОСИБИРСКОМ ЛЕСОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ С. О. Медведев АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПУТИ РАЦИОНАЛЬНОЙ ПЕРЕРАБОТКИ ДРЕВЕСНЫХ ОТХОДОВ Н. Н. Рогова, И. Н. Маликов, П. А. Стрельников ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ГУМУСА Е. О. Рогова ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕХАНИЗМА КИНЕТИКИ СОРБЦИИ НЕКАЛЯ ПО ДАННЫМ КИНЕТИЧЕСКИХ ОПЫТОВ Г. В. Славинская, О. В. Ковалева БИОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПОЧВ Г. НИЖНЕГО ТАГИЛА О. А. Тимохина ПОЧВЕННЫЕ МИКРООРГАНИЗМЫ КАК РЕГУЛЯТОР ПЛОДОРОДИЯ ПОЧВ М. В. Торопова ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ ЗАСОЛЕНИЯ ПОЧВ ИОРДАНИЯ И. М. Халиль, А. А. Околелова ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЗАГРЯЗНЕНИЯ ТЯЖЁЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ ПОЧВ ВОЛГОГРАДА К. С. Чаплынская ОСОБЕННОСТИ ХАРАКТЕРА ПРЕБЫВАНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПОДОТРЯДА КУЛИКОВЫХ (LIMICOLI) В ПЕРИОД ПРИСУТСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ Г. ЛЕСОСИБИРСКА И ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ О. В. Шеломенцева СЕКЦИЯ 14. МЕДИЦИНА КИНЕТИКА ФЕРМЕНТАТИВНОЙ РЕАКЦИИ, КАТАЛИЗИРУЕМОЙ ГЛУТАТИОНРЕДУКТАЗОЙ ИЗ ПЕЧЕНИ КРЫС ПРИ ВВЕДЕНИИ ТИОКТОВОЙ КИСЛОТЫ И ВОССТАНОВЛЕННОГО ГЛУТАТИОНА НА ФОНЕ ТОКСИЧЕСКОГО ГЕПАТИТА А. А. Агарков, Т. Н. Попова, Е. Ю. Жбанчикова КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ ПСИХИАТРИИ И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ О. А.

Гильбурд ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ У ЖЕНЩИН С МИКОПЛАЗМЕННОЙ ИНФЕКЦИЕЙ С. М. Джабраилзаде ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПЕРЕКИСНЫХ ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ ДЕФИЦИТА СЕЛЕНА У БОЛЬНЫХ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ПАРОДОНТА С. Т. Кохан КОМПЬЮТЕРНАЯ ПЛАНТОГРАФИЯ И СОМАТОТИПИРОВАНИЕ ПАЦИЕНТОВ В ПРОГНОЗЕ РЕЗУЛЬТАТОВ КОРРЕКЦИИ ПОПЕРЕЧНОГО ПЛОСКОСТОПИЯ А. И. Краюшкин, О. Г. Елисеева, Л. В. Царапкин ИНТЕНСИВНОСТЬ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО ОКИСЛЕНИЯ ПРИ ПОСТИШЕМИЧЕСКОЙ РЕПЕРФУЗИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА КРЫС И ДЕЙСТВИИ N-4(-ХЛОРБЕНЗОИЛ)БЕНЗТИАЗОЛ-2-ИЛГУАНИДИНА А. В. Макеева, Н. А. Дедикова, Э. В. Подсекальнева, Т. Н. Попова СОЗДАНИЕ ФИРМЕННОГО СТИЛЯ – ПЕРСПЕКТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ АПТЕЧНЫХ СЕТЕЙ В ФОРМИРОВАНИИ ПОКУПАТЕЛЬСКОЙ ЛОЯЛЬНОСТИ М. С. Назарова Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) РАЗВИТИЕ ХИРУРГИИ В XX ВЕКЕ (НА ПРИМЕРЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОФЕССОРА В. Ф. ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО) В. В. Попова ВЛИЯНИЕ ЦИТРАТА НА АКТИВНОСТЬ КАТАЛАЗЫ И СУПЕРОКСИДДИСМУТАЗЫ В СЫВОРОТКЕ КРОВИ КРЫС ПРИ ИШЕМИИ МИОКАРДА И ГОЛОВНОГО МОЗГА О. А. Сафонова, В. В. Тарасова ОСОБЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ХЕМИЛЮМИНЕСЦЕНЦИИ У НОВОРОЖДЕННЫХ С ЦЕРЕБРАЛЬНОЙ ИШЕМИЕЙ Г. П. Березина, Г. Г. Обухова, В. С. Ступак, Д. А. Холичев СЕКЦИЯ 15. ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ ЧЕРЕЗ ФИЗКУЛЬТУРНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНУЮ РАБОТУ Л. Б. Бузмакова О ПОЛЬЗЕ РАПСОВОГО МАСЛА Д. В. Виноградов ЗАНЯТИЯ ТУРИЗМОМ КАК СПОСОБ ИЗУЧЕНИЯ ПРИРОДЫ РОДНОГО КРАЯ (РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ) А. В. Жигалов ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Е. И. Зауташвили, И. Н. Белянина ГИМНАСТИКА КАК СРЕДСТВО ПОДГОТОВКИ ЖЕНЩИН В ДОРОДОВОМ ПЕРИОДЕ Н. В. Кузнецова СОЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ И ПРОФИЛАКТИКА ПОДРОСТКОВОГО НАРКОТИЗМА Е. Д. Чернов, Г. М. Зараменская Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) СЕКЦИЯ 7. ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМИРУЮЩЕГОСЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА К. С. Авакян Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, Россия Исследование социального согласия – является новым направлением исследований современной науки. Проблемы достижения социального согласия является актуальной в условиях современной трансформации общественной структуры. Трансформация российского общества характеризуется повышенной конфликтогенностью в различных сферах общественной жизни, что и обуславливает особую актуальность данной темы исследования. Государство должно поставить цель создания общества социального согласия, в основе которого лежит идея гражданского общества, свободы личности, частной собственности, господства права, сохранения культурных российских традиций.

Объектом исследования является социальное согласие как феномен общественной жизни.

Социальное согласие можно рассматривать как процесс взаимодействия между социальными субъектами, имеющими различные ценности, интересы и цели, при которых социальная система не выходит за рамки устойчивости и целостности.

Разногласия между различными социальными группами, социальными структурами, органами управления, политическими партиями возникают достаточно часто. Постоянные или возобновляющиеся время от времени конфликты, которые осуществляются субъектами общественной жизни, являются источниками развития общества, перехода его на новый качественный уровень. Важно, чтобы данные разногласия не приобретали катастрофических размеров и последствий, и не являлись причиной распада общества и ликвидации государства.

Стабильно развивающееся общество двигается в направлении социального согласия.

Поскольку социальное согласие в основе своей имеет формирование и сближение ценностного единства общественных групп, важно формирование таких параметров развития, как определение общенациональной идеи развития государства и общества, повышение уровня сотрудничества гражданского общества и власти, определения вектора развития и взаимодействия регионов, формирование справедливоработающей законодательной базы. Необходимо нивелировать перекос финансовых, трудовых и иных потоков в сторону центральных регионов, и дать возможность адекватно развиваться различным регионам страны. Современная политическая ситуация в России полна проявления нетерпимости к политическим противникам и оппонентам, что также усугубляет конфликтогенный потенциал. Стабильность российского общества инициируется через упорядочивание социальных взаимодействий, поиска баланса интересов, ценностей и целей социальных групп.

Поскольку в основе социального согласия лежит социальный интерес субъекта, прежде всего экономический, то если распределение созданного прибавочного продукта имеет перекос в сторону бизнеса, то забастовка рабочих возвращает общество к линии социального равновесия. Таким образом, локальные конфликты ведут к установлению общего согласия.

В тоже время трансформация общественной системы формирует новые институты, новые механизмы и процессы и, следовательно, формирует новое социальное согласие, отвечающее требованиям нового российского общества.

Социальное согласие в советский период достигалось за счет основной сплачивающей идеи – социализма, основанного на государственной собственности, верховенство партийной догмы, социальной справедливости в распределении произведенных благ, что очень наглядно описывал принцип «от каждого - по способности, каждому - по потребности». Данный тип социального согласия можно назвать «социалистическим». В период перехода к новому государственному устройству, старые идеи потеряли актуальность, и начали формироваться новые идеи: частная собственность, свободный наемный труд, демократические свободы личности, верховенство Н.Червяков. Построение российского общества социального согласия. http://rusideja.narod.ru/club.htm Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) права, многопартийность. Однако, движение к новому социальному порядку происходило по пути коренной ломки старого социального порядка, через массовое обнищание населения, путем шоковой терапии либеральных реформ, роста преступности. В результате приватизации государственное имущество России перешло в собственность небольшой группы людей, с ее результатами связано появление олигархов и глубокое расслоение общества. Переход к новому социальному порядку сопровождался повышением уровня конфликтности: забастовки, не всегда законные итоги приватизации, рост безработицы и криминальной обстановки в стране.

Отношение общественного мнения к пересмотру итогов приватизации 90-х годов Таким образом, трансформация характеризовалась снижением социального согласия в обществе, а последствия преобразований несут в себе возможность появления конфликтов в будущем.

Очевидно, что полностью бесконфликтное общество, не только нереально, но и нежелательно, поскольку рассмотренный выше материал наглядно показывает, что полное отсутствие конфликтов означает стагнацию развития. Противоречия в условиях нового социального порядка размежевают общественные группы не в целом, а касаются лишь различных сторон жизнедеятельности этих групп. Вот почему социальные группы при такой ситуации не превращаются в постоянные взаимоисключающие полярности и в целом общество достигает социального согласия.

КУЗБАСС - НИДЕРЛАНДЫ: СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ (1996-2008 ГГ.) Ю. А. Агеева Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия Автор рассматривает вопросы сотрудничества Кузбасса и Нидерландов в области культуры. Речь идет об инициативах в деле сохранения общего культурного наследия, а также затрагивается тема двусторонних культурных визитов.

Сотрудничество Кузбасса с Нидерландами по вопросам сохранения общего культурного наследия в современной истории началось в 1996 году. Именно тогда столицу области впервые посетили голландские архитекторы, приехавшие посмотреть необычные для Сибири постройки, возведенные по замыслу своего известного земляка - Йоханнеса Бернардуса ван Лохема.

Пребывание этого иностранца на шахтерской земле было недолгим, но весьма плодотворным в историко-архитектурном плане. В Кемерове Лохем работал в 1926-28 гг. в составе Автономной индустриальной колонии «Кузбасс» [1]. До наших дней сохранилось несколько его проектных сооружений, находящихся в районе музея – заповедника «Красная горка». К ним относятся первые в городе благоустроенные дома - так называемые «колбасы» для рабочих и двухэтажные - для колонистов рангом выше, а также баня и школа. Последний объект был внесен решением голландской стороны в реестр памятников архитектурного наследия Нидерландов. Инициировал этот шаг голландский Общественный Фонд Анализа Зданий - СТАГ.

http://www.library.cjes.ru/online/?a=con&b_id=530&c_id= Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) Его президент, Питер Ван дер Торн Фрайтхоф, с самого начала проявил большой интерес к возможности развития взаимовыгодного сотрудничества Кузбасса и Нидерландов в области культуры.

Таким образом, в 1996 году в повестке двустороннего кузбасско-голландского взаимодействия обозначилась основная точка соприкосновения – выработка общих подходов к реставрации и использованию совместного архитектурного наследия в Кемерово. Как результат, голландский Общественный Фонд Анализа Зданий организовал проведение российско голландских архитектурных семинаров в столице Кузбасса, стажировку кемеровских архитекторов в Голландии и практику голландских студентов в Кемерове.

В связи с этим необходимо отметить, что кузбасско-голландское сотрудничество по вопросам общего культурного наследия, так ярко заявившее о себе в середине 1990-х гг., на стыке столетий стало постепенно сходить на нет. Такое затишье продолжалось до недавнего времени.

В ноябре 2008 года в Кемерово с однодневным визитом прибыла делегация членов правительства Нидерландов. Эти высокопоставленные гости встретились со своими кузбасскими коллегами в рамках круглого стола «Новая жизнь памятников культуры». Участники мероприятия обсудили суть государственной программы Голландии по сотрудничеству в области культурного наследия. Эта программа предусматривает разработку совместных проектов в четырех российских городах: Кемерове, Москве, Санкт-Петербурге и Ярославле [2]. В столице Кузбасса в качестве первого экспериментального проекта было названо проведение реставрации здания школы. Заинтересовала голландцев и перспектива создания в областном центре Музея угля на месте открытия кузнецкого угольного бассейна. Последнее время этим проектом вплотную занимаются сотрудники музея-заповедника «Красная Горка». В целом эта встреча прошла в конструктивном русле. Такому исходу во многом поспособствовала особенность национального голландского менталитета - принятие решений только после взвешенных обсуждений [3].

Кузбасско-голландское сотрудничество в области культуры не ограничивается только взаимодействием по вопросам сохранения общего культурного наследия.

В сентябре 2006 года в Кузбасс на собственном автомобиле приехал известный голландский издатель Якоб Тервей [4]. Целью своего путешествия он назвал сбор информации о российско голландских отношениях. По мнению голландца, Кемерово – это та географическая точка, где история взаимодействия двух стран проявилась особенно четко. Тервей пообещал, что у себя на родине выпустит книгу о «нидерландском периоде» истории Кемерова.

А в мае прошлого года сибиряки получили уникальную возможность оценить «пейзажи Голландии» - выставку более семидесяти работ 14 современных нидерландских художников. В числе привезенных шедевров - восьмиметровая панорама Роттердамского порта – небольшая часть огромного сорокаметрового полотна. Творения заморских гостей украсили стенды Кемеровского музея изобразительных искусств. Организатором этого мероприятия выступил Питер Ван дер Торн Фрайтхоф. Вместе с ним в Кузбасс приехали и пять художников. За несколько дней они осмотрели достопримечательности Кузбасса, побывали в мастерских своих кемеровских коллег и дали мастер-класс юным художникам. Небезосновательно об этой выставке газеты писали как о настоящем прецеденте в художественной жизни сибирской провинции [5].

Таким образом, отмечаем, что сотрудничество Кузбасса и Нидерландов в области культуры, базирующееся на общем историческом прошлом, сегодня заметно активизируется, получая новые импульсы для дальнейшего развития.

Список использованных источников 1. Эггинк, Р. Архитектор оптимистического поколения / Р. Эггинк // Красная горка:

краеведческое издание. Выпуск второй. – 2001. – С. 20-23.

2. Администрация г. Кемерово // http://www.kemerovo.ru/news/?id=8034/.

3. White, C., Boucke, L. The undutchables / C. White. – Lafayett, Colorado, White Book Publishing, 2006. – C. 70.

4. Фомина, Т. Пол-Европы на пути к истории / Т. Фомина // Российская газета. – 2006. - № 206.- С. 11.

5. Штраус, О. Голландия? Это где-то рядом… / О. Штраус // Кузбасс. – 2008. - № 88.

Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА СОЦИОНОМА В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ-СИРОТАМИ И ДЕТЬМИ, ОСТАВШИМИСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ А. Антонов, Д. Брыкалин, А. Кривошеев Балашовский филиал ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского», г. Балашов, Россия Социальная работа, как вид профессиональной деятельности, имеет многоплановый характер. Сегодня, по крайней мере, на Западе, она ориентируется не только на помощь людям, находящимся в трудной жизненной ситуации, но и на тех, кто, на первый взгляд, в ней не нуждаются (средний класс, например). Так, к основным целям социальной работы, как профессиональной деятельности, можно отнести следующие:

1) увеличение степени самостоятельности клиентов, их способности контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы;

2) создание условий, в которых клиенты могут в максимальной мере проявить свои возможности и получить все, что им положено по закону;

3) адаптация или реадаптация людей в обществе;

4) создание условий, при которых человек, несмотря на физическое увечье, душевный срыв или жизненный кризис, может жить, сохраняя чувство собственного достоинства и уважение к себе со стороны окружающих;

5) достижение такого результата, когда необходимость в помощи социального работника у клиента отпадает.

Итак, представляется очевидным, что специалисту по социальной работе приходится применять свои профессиональные знания в различных сферах общественной жизни: в сфере образования, юриспруденции, менеджмента. Все это предъявляет особые требования к профессиональным и личностным качествам социономов, которые необходимы для квалифицированного оказания помощи различным категориям клиентов, и, в частности, детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Обобщенный анализ данных по проблеме позволяет сформулировать оптимальный набор личностных качеств, необходимых социальному работнику, таких как: ответственность, принципиальность, наблюдательность, коммуникабельность, корректность (тактичность), интуиция, личностная адекватность по самооценке и оценке других, способность к самообразованию, оптимистичность, мобильность, гибкость, гуманистическая направленность личности, сочувствие к проблемам других людей, терпимость. Среди них хотелось бы акцентировать внимание на тех, которые приобретают актуальную значимость в работе именно с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей:

внимание (сироты постоянно испытывают дефицит внимания, и выражение заинтересованности к ребенку, в частности, к его проблемам способно вызвать у него доверие к специалисту, который, в свою очередь, должен всецело его оправдать);

рефлексия и саморефлексия;

дружелюбие, коммуникабельность (недопустимо проявлять даже малейшую степень агрессии в работе с детьми данной категории, поскольку это может привести к замкнутости и нежеланию общаться);

руководство логикой здравого смысла, а не примитивное следование предписаниям (специалист должен уметь проецировать полученные умения и знания на конкретно возникшую ситуацию);

большое чувство ответственности и упорство (социальная работа с детьми-сиротами имеет начало, но, по сути, не имеет конца;

специалист по социальной работе берет на себя большую ответственность, начиная работать с данной категорией клиентов: даже после того как воспитанник дома-интерната или приюта выходит из стен данного учреждения он может и должен и в дальнейшем интересоваться его судьбой);

последовательность в работе.

Многие из отмеченных качеств лежат в основе профессионально- этического кодекса социального работника, в котором сформулированы основные моральные принципы его Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) деятельности (принят 22 мая 1994 года на Российской конференции членов межрегиональной Ассоциации работников социальных служб). Особый интерес вызывают принципы, разработанные представителями саратовской школы социальной работы Смирновой Е.Р. и Ярской В.Н., в числе коих:

принцип гуманизма;

принцип личностного подхода к человеку;

принцип доверия к клиенту и поддержания доверия клиента к социальному работнику;

принцип модальности (гибкости), перманентности (непрерывности), компетентности;

принцип посредничества.

Таким образом, в свете вышесказанного можно сделать вывод о том, что сегодня практике организации социальной помощи сиротам нужен, с одной стороны, высококвалифицированный специалист широкого профиля, владеющий основами юридических, медицинских, психологических знаний, с другой, профессионал в области конкретной деятельности:

психологической, педагогической, организаторской, управленческой.

О ПРОБЛЕМЕ КОМБИНИРОВАНИЯ ПРОСТРАНСТВ В ИСКУССТВЕ ХХ-ХХI ВВ.

М. Ю. Бакшеева Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита, Россия Как известно, исторический процесс идет параллельно с развитием изобразительного искусства. То есть переломные исторические эпохи являются некими переходными этапами для развития искусства. Считается, что в стабильные исторические периоды мы можем говорить о так называемом «чистом искусстве», в котором четко прослеживается идеология той или иной страны, в рамки которого укладывается мировоззрение общества той или иной исторической формации (например, искусство соцреализма). В эпохи же перемен в искусстве начинают стираться стилистические рамки, происходит синтез искусств. Таким периодом является рубеж XIX-XX вв.

Нечто подобное наблюдается и в XX-XXI вв. Сегодня очевидно тесное соприкосновение изобразительного искусства с наукой, сферами новых технологий, а также со смежными видами искусства – с фотографией, киномонтажом, театральными новациями, архитектурным пространством, компьютерной графикой, различными видеотехнологиями и дизайном предметной среды. Нет ничего унизительного для картины, если она пользуется дополнительными средствами (кроме традиционно станковых), если она обогащается неожиданными пластическими находками, ранее несвойственными ей художественными решениями. В произведениях художников ХХ века можно наблюдать разрушение классической перспективы, свободное соединение разнопространственных компонентов в одном изображении, манипулирование изобразительными мотивами и образами.

Комбинирование пространств (или монтаж) – это прием, который при особенном подходе и мышлении художника способен открывать простор для воплощения идеи автора (в том числе при образовании смысла картины). Поскольку он может в своей специфической форме охватывать несколько простанственно-временных пластов, произведение приобретает содержательность особого рода, способную вызывать определенные ассоциации, добиваться остроты или иного звучания какой-либо темы. Следовательно, монтаж в живописи и графике является не только своеобразным средством выразительности, но и принципиально иным (относительно однопространственного) способом мышления в картине.

Многоуровневость, ассоциативная образность композиций с комбинированными пространствами требует, прежде всего, специфической органики такого рода мышления и, конечно, изучения аналогичных способов мышления и приёмов в истории искусств.

Рассмотрим предпосылки для использования комбинированных пространств в одном изображении или (по выражению А. Каменского) монтажа.

Для изобразительного искусства монтажность – одно из органических, традиционных качеств. Если считать монтажом непосредственные совмещения в границах одних и тех же композиций, разносюжетных и разновременных сцен, то такие виды монтажа в работах Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) художников употребляются поистине «испокон века» (речь идет только о смысле этого термина, ибо само слово «монтаж» - в применении к области искусства – употребляется лишь с 20-х гг. XX в). Монтаж (в современном понимании как комбинация кадров) был привычным композиционным языком для миниатюр, фресок, икон в средние века. В эпоху Возрождения при изображении учитывали лишь единство места и времени, поэтому монтаж исчез.

Отступления от такого строгого следования системе единства времени и места действия редки и, как правило, связаны с эпохами революционных потрясений: таковы на рубеже XVIII XIX веков и на протяжении XIX века – некоторые произведения Гойи, Делакруа, Домье, где совмещаются фантастические, аллегорические и реальные персонажи, соединены события с разной хронологией и происходящие на разных «территориях».

Можно считать своего рода монтажами кубистические композиции, в которых предметное окружение человека расщеплено на составные части и затем соединено в новые соотношения.

Чертами монтажности отмечены произведения немецких экспрессионистов, некоторых мастеров российского «авангарда» – Филонова, Шагала и др.

Эти варианты возникли как закономерные эстетические отклики на жизнь нового времени, на динамику событий XX века. Это преимущественно изображения гротескного типа.

Итак, в средние века (в иконах) совмещение пространства реального и пространства мифического призвано было увеличить информативность изображения, т. е. передавалась четырехмерность пространства.

В XX веке комбинированием с большей силой передавалась динамика современной жизни.

Монтажный принцип объединения различных деталей и сюжетных мотивов в пределах одной и той же композиции - это та структура, которая является как бы ведущей стилевой основой ОСТа и которая встречается в разножанровых новаторских произведениях советского искусства 20-х годов [2, 125].

Система «романтического монтажа» в работах мастеров ОСТа, также выросла из жизни времени. Именно находки остовского станковизма оказались достаточно образно емкими в плане философского подхода к проблемам современности, выявляющего типические черты и явления современности, а не отдельного события действительности.

Монтаж также может соединить прошлое и настоящее, вызвать необходимость сравнения одного и другого. Например, у С. Л. Закликовской в композиции «Старый и новый быт» (1927) сопоставляются «кадры» с приметами прошлого и настоящего.

Рита Валнере использует при монтаже в картине ряд принципов. Ярусный принцип построения композиции применен ею в вертикальном полотне «Беседы о живописи» (1974), представляющем собой групповой портрет известных латышских живописцев разных поколений.

И здесь главная идея—это преемственность национальных традиций. Еще один принцип – последовательное построения частей или «кадров» одного за другим («Непрерывность» (1977).

Р. Валнере использует в своих произведениях прием монтажа, чтобы показать всю полноту эмоций, сделать композицию более содержательной. Кроме того, компоновка в одно изображение нескольких фрагментов символично: одно непрерывно идет за другим, придавая большую напряженность и трагичность изображенному. Части монтажных изображений не вступают между собой в прямой сюжетный диалог, но являются отдельными компонентами композиции, объединение которых ведет к обширности звучания представленной темы.

Современные художники прибегают к способу монтажа, чтобы запечатлеть на холсте свои философские взгляды. Например, Валерий Харитонов. В его картинах мы видим сочетание тщательно прорисованных лиц, и рук в сложносочиненном рисуночно-красочном пространстве.

Получается очень плотное, густонаселенное образами живописное пространство, где одно изображение наслаивается на другое. Все это, кажется, находится на границе исчезновения – проявления [1, 42]. Монтажность его картин обусловлена стремлением наполнить их особым мировоззренческим началом.

Как известно, монтаж – это привычный способ изображения для художников – иллюстраторов. Монтаж часто применяется в книжной графике. В иллюстрациях Леонида Козлова многое от кино (раскадровка, скольжение планов, портретные «наплывы»)… Подобно монтажу в кинематографе, монтаж в живописи несет в себе определенную смысловую нагрузку. И в кино, и в живописи с использованием монтажных приемов, в этом чередовании кадров логическая связь между «кадрами» очевидна. Такая же по характеру связь Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) может быть обнаружена в речи или в литературе. При «механическом» монтирование элементов изображения намечается только описательно-повествовательная связь. Тогда использование художником способа монтажа не совсем оправдано.

Однако, как и в кино, кадры или части изображения могут быть соединены между собой и таким образом, что связь между ними будет образная. Она выражается в художественном монтаже.

Рассмотрим примеры из живописи.

В живописном монтаже тоже используются своего рода знаки [5, 17], помогающие провести смысловую параллель между частями композиции. Например, в картине Л.Я. Микко «Корни жизни» (1975) изображения семьи и книги (или плоскостей в пространстве, похожих на книгу) накладываются друг на друга так, что часть персонажей как бы остается на другой «странице».

Мы здесь тоже имеем дело с метафорой (книга и жизнь).

Отдельные части, смонтированные воедино у Р. Валнере, например, в произведении «Память об отце» несут летописный характер и достигают, к тому же, эмоциональности звучания, рождая определенные трагические ассоциации.

Сегодня неоднородная структура произведений живописи воплощает мировоззрение людей стремительно меняющихся моментов окружающей действительности, неоднозначные взгляды на обстановку вокруг. Поэтому часто можно слышать термин «клиповость» применительно к искусству.

Так, с помощью художественного монтажа можно не просто воспроизвести на экране и на картине реальность, но и трактовать, объяснять ее. Прием монтажа, разрывая с обязательной пространственно-временной последовательностью действия, прежде всего, позволяет художнику резко расширить диапазон охвата различных моментов жизни. Он может совмещать их по принципу ассоциативных сопоставлений, контрастов, дополнений, может по отдельной части, по фрагменту намекать о целом, соединять реальность с воспоминаниями, сегодняшние события – с прошлыми (а если угодно, то и с воображаемыми будущими).

Такая образно-композиционная система помогает художнику выбирать в нынешнем, бесконечно усложнившемся мире какие-то отдельные его аспекты и повороты, дать символические срезы разнородных жизненных явлений и компоновать из этого по-своему целостную картину современной действительности.

Список использованных источников 1. Лия Адашевская. Пространство слова // ДИ, журнал московского музея современного искусства. №2, 2006.

2. А. Каменский. Романтический монтаж. М., 1989 – с. 125.

3. Б.В. Раушенбах. Пространственные построения в живописи: «Наука», М., 1980, с. 140.

4. П. Флоренский. Избранные труды по искусству. – М.: Центр изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 1996. – 336 с.

5. И.А. Ширшков. Воображаемый диалог с Павлом Флоренским о пространствах // ДИ, журнал московского музея современного искусства. №5-6, 2004.

МУЗЫКА КАК ЭЛЕМЕНТ СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ Е. Б. Борисова Астраханская государственная консерватория, г. Астрахань, Россия В отечественной социологии и культурологи исследователи неоднократно обращали внимание на возросшую роль музыки в современном процессе социализации. Под действием музыки возникают, трансформируются и активно функционируют в обществе характерные молодежные субкультуры. Но остается неясным, как конкретно она влияет на «процесс социального научения» (Т.Парсонс)?

Безусловно, необходимо учитывать комплексное воздействие музыки на человека, ее свободную включенность в любые сферы деятельности. Вспомним, к примеру, то значение, которое придавали рок-музыке идеологи молодежной революции шестидесятых в преобразовании Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) современного мира. Действительно, социальные функции музыки и социальные функции молодежной культуры часто пересекаются, оказываясь подчас тождественными. Так, преобразовательная функция музыки близка функции культурной модификации;

основополагающая коммуникативная функция музыки обеспечивает социально-психологическую принадлежность к определенной группе. Избирательное отношение к музыкальным ценностям предшествующих поколений и идентификация молодых людей с ценностями конкретной музыкальной группы реализуются посредством функций социокультурной преемственности и индивидуализации. Пожалуй, лишь познавательная функция музыки осуществляется более широко – посредством действия многих социализирующих структур.

В качестве побудительных мотивов любой деятельности человека, в том числе и художественной, выступают потребности и интересы. Поэтому изучение музыкальных потребностей и интересов личности изначально необходимо для понимания характера складывающихся нормативов в молодежном сознании. Эти установки в дальнейшем и будут влиять на выбор культурного поведения: конформного или девиантного.

Руководствуясь данными соображениями, автор, в течение последних десяти лет неоднократно исследовала содержание музыкальных потребностей астраханской молодежи, определяя степень влияния институциональных и внеинституциональных средств социализации на их культурное поведение. Это позволило оценить общий музыкально-художественный уровень современной молодежи, выяснить их заинтересованность конкретным видом музыкального творчества, объяснить причину выбора музыкальной продукции и источников музыкальной информации.

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что существование музыки в условиях рынка, при внешнем стилевом многообразии, не привело к достаточно равномерному и пропорциональному соотношению в музыкальном кругозоре молодежи основных звуковых «пластов»: классики, фольклора и эстрады. Коммерциализированная эстрадная музыка вытеснила со сцены практически все другие виды, которым для выживания пришлось приспосабливаться к новым условиям нового звукового лидера – поп-музыке. Отсюда, постмодернистский звуковой коллаж смешения стилей и жанров. Изменить соотношение в пользу высокой и традиционной музыки способна только разумная художественная политика со стороны взрослого мира, заинтересованного в сохранении этих ценностей. Но как основные социализирующие инстанции используют это право?

Главными источниками музыкальной информации для молодежи являются электронные СМИ (всегда устойчивый показатель в опросах – две трети молодых людей в возрасте до 25 лет).

Другим важным информатором становятся сверстники (44,7% всех опрошенных получают музыкальную информацию от друзей, у школьников статистические данные значительно выше – 57,1%). Что же касается традиционных источников: театральных, филармонических, музыкально образовательных учреждений города, то их влияние незначительно (9,7%). Это свидетельство того, что музыка становится независимым каналом коммуникации молодых. Обмен мнениями между ровесниками ведет к осмыслению музыкальной информации, затем, через представления референтной группы, эти установки активно влияют на музыкальный кругозор молодого человека.

Содержание музыкальной информации молодежь черпает из радио-, телепередач и Интернет сайтов. Музыкальные трансляции по радио для молодых предпочтительнее, так как их вкусы ориентированы на любимые и часто звучащие произведения, реже – на новые сочинения.

Серьезную конкуренцию музыкальному радиовещанию составляют только индивидуальные прослушивания музыки на личной звуковоспроизводящей аппаратуре, в основном – компьютере.

В слуховом багаже респондентов музыкальные записи превалируют над «живым» звуком.

Итак, познавательная функция музыки сегодня напрямую связана с техническими средствами ее трансляции;

а поскольку данные источники информации имеют чисто коммерческий характер, то и содержание музыкальных интересов молодежи зависит от рынка музыкальной продукции. Это всегда модный «товар» массовой музыкальной культуры.

Значительный объем музыкальной информации молодежь черпает в общении со сверстниками. Сопоставим степень влияния на формирование музыкальных установок молодежи этого важного внеинституционального фактора с действием других источников социализации.

Близкие друзья – постоянная среда функционирования музыкальной информации в молодежном кругу (сообщили 80,4%), индивидуальное домашнее прослушивание значительно Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) уступает – 37,9%. Вместе с родными музыку слушают немного (11,3%). Взрослея, потребность в музыкальном наставничестве со стороны родителей испытывают только девушки, юноши стремятся скорее замкнуться в собственном звуковом мире. Около трети респондентам безразлично с кем, и как слушать музыку. Воспринимая ее как фон, сопровождающий развлечение, не важно кто в данный момент окажется советчиком.

В семейном быту музыка функционирует как эмоциональный компенсатор, без нее не обходится ни одно домашнее торжество. Чаще она исполняется в записи, но музицирование все еще живо (27,3% исполняют музыкальные произведения лично, или вместе с родными). Что звучит? В основном, эстрадные и народные песни. Редко кто играет на классических музыкальных инструментах, иногда используется для музицирования синтезатор. Считается, что это занятие, повышает их престиж в глазах сверстников. Таким образом, можно говорить о частичном сохранении семейного бытового музицирования, но в традиционном смысле этого слова, оно уходит из жизни молодого поколения. На его место вторгается техника, вытесняющая существовавшие многие десятилетия семейные национальные музыкальные традиции. Даже столь естественная для России певческая культура активно заменяется искусственным звучанием современной аппаратуры, и один из важнейших институтов социализации – семья – оказывает крайне низкое влияние на формирование музыкального вкуса нового поколения. Можно утверждать, что следующее за студентами поколение почти полностью пренебрегает музыкально воспитательной ролью семьи. По большей части, она не оказывает воздействие на музыкальный кругозор подростков, самоустранившись из этого процесса.

Возможно, музыкально-образовательные учреждения более активно влияют на формирование музыкальных установок подрастающего поколения? Ведь наличие музыкального образования должно содействовать развитию у молодежи художественного вкуса и способствовать пополнению рядов филармонической публики.

По данным социологических опросов, многие респонденты обучались профессионально музыке: в музыкальных школах и студиях (21,2%), в хоровых коллективах (13,6%), брали самостоятельно уроки игры на каком-либо инструменте (14,4%). Но повлиял ли этот факт на устойчивость музыкального поведения активного любителя музыки в дальнейшем? Сопоставив ответы двух групп респондентов: обучавшихся в учебных музыкальных учреждениях и освоивших навыки игры самостоятельно, выяснилось, что постоянством интересов и активностью музыкального поведения характеризуются молодые люди, самостоятельно овладевшие музыкальными навыками, чем те, которые получили профессиональное музыкальное образование.

Они знают и увлекаются различными музыкальными жанрами;

посещают концерты и слушают записи классического репертуара, музицируют дома на любимом инструменте. Что же касается обучавшихся в музыкальных школах, то таких активных любителей в данной группе оказалось на треть меньше. Значит, современное музыкально-профессиональное образование слабо влияет на формирование устойчивого типа любителя высокой музыки. На наш взгляд, причина кроется в репертуарной политике данных учреждений. В большинстве своем, программы ДМШ утратили свою значимость по отношению к современному звуковому миру. Музыкальные организации, созданные для воспитания широких кругов любителей музыки, все более ориентированы на взращивание музыкантов-профессионалов. Прошедший в них курс обучения среднеспособный ученик (будущий потенциальный филармонический слушатель) оказывается в маргинальном положении: и не профессионал, и не любитель музыки. Крайне низкое материальное положение музыкально-образовательных и других учреждений культуры усугубляет положение с просветительской работой. Государственные дотации на поддержку объектов культуры и так минимальны, да еще тратятся на многочисленные культурно-увесилительные мероприятия, устраиваемые по-разному поводу и чаще на один раз. Надежда на меценатство, к сожалению, не оправдалась. Эта традиция имеет тенденцию к существованию в крупных культурных центрах страны, но не в провинции;

к тому же, ее цель – поддержка уже известных коллективов, а не взращивание новых талантов. Другая печальная статистика свидетельствует об упразднении школьного музыкального образования из художественного воспитания юношества. Согласно учебным планам общеобразовательных учреждений, занятия музыкой либо интегрируются с другими предметами гуманитарного цикла, либо упраздняются. Не удивительно, что в памяти нового поколения они не оставляют следа.

Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) Таким образом, важные институты социализации – семья и учреждения образования, призванные осуществлять преемственность национальной музыкальной культуры, слабо выполняют эту функцию. Они постепенно вытесняются из музыкально-воспитательного процесса пропагандистским натиском СМИ. Вот почему музыкальная оценка сверстников более значима, чем рассуждения о музыке учителей, и родителей. В музыкальной трансмиссии наблюдается межпоколенный разрыв (подтверждается расчетом коэффициента ранговой корреляции значения музыки в общении двух поколений: = 0,8).

Современная молодежь, за редким исключением, формирует собственную звуковую среду из материала массовой музыкальной культуры. Согласно концепции межпоколенных отношений М.Мид, музыка становится демонстрацией нарождающегося префигуративного типа культуры.

Молодежь стремиться найти свое место в звуковой реальности, отторгая традиционную культуру старшего поколения. Возникают условия для реализации различных форм девиации: от творческих исканий, до негативных социальных проявлений. Способна ли современная музыка быта, как это сделали песни бардов-шестидесятников и перестроечных рок-музыкантов, нести сегодня инновационное преобразование обществу? Думается, что нет. Поп-музыка, как главная звуковая основа музыкального мира современной российской молодежи, полностью лишена модификационных качеств. Ее удел не создавать, а паразитировать на чужом музыкальном материале, поскольку природа поп-музыки эклектична. Разумнее предположить, что под влиянием данного звукового материала будут возникать конформные по отношению к ней, но непримиримые к образцам высокого искусства слушатели. Отсюда, общее падение художественного уровня. Раскрепощенные стандарты поп-культуры способствуют тому. В молодежной среде растут агрессивность и различные виды эпатажа. Заметим, что треть участников исследования положительно высказались о возможном употреблении ненормативной лексики в качестве реакции на музыку. К тому же, количество грубо ругающихся школьниц девушек в этом превзошли юношей. Мы склонны считать, что качество создаваемой и пропагандируемой масс-медиа музыкальной продукции – источник распространения грубости и вульгарных форм поведения.

Итак, происходит падение роли институтов семьи и образования в музыкально воспитательном процессе из-за отсутствия целенаправленной государственной художественной политики в вопросах развития национальной музыкальной культуры. Представленные данные социологического мониторинга позволяют считать главными источниками формирования рекреативных музыкальных потребностей у молодежи СМИ. Сила их влияния так велика, что создается прецедент: познавательный материал и творческий импульс молодые получают от экранной культуры, а не под действием традиционных источников. Мир музыкальных грез заменяет им подлинное искусство. Информационному звуковому потоку легче функционировать в лишенной жестких нормативных установок среде сверстников-подростков, и он становится важной социализирующей инстанцией в новых культурных условиях.

ЗНАКОВЫЙ ОБРАЗ «УТКИ» В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ КОМИ (ЗЫРЯН) Н. А. Волокитина Сыктывкарский государственный университет, г. Сыктывкар, Россия Данная статья посвящена образу «утки» в традиционной культуре народа коми (зырян).

Коми (зыряне) относятся к финской группе финно-угорских народов и являются коренным населением Республики Коми. Принято считать, что в традиционном мировоззрении финно угорских народов одно из центральных мест занимает культ водоплавающей птицы. Образы различных водоплавающих птиц (утки, лебедя, гагары) можно объединить в условную группу «утка».

Образ водоплавающих птиц широко представлен в космогонических мифах коми (зырян). В космогонии коми исследователи выделяют два основных этапа. На первом этапе создается земля суша, и герои имеют орнитоморфный облик. Второй этап представлен мифами о происхождении, на этом этапе герои имеют уже человеческий облик. Первый этап является главным и включает в себя две основные версии миросотворения: земля создается из яйца космической птицы (миф о Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) творении из яйца), и земля достается со дна океана водоплавающей птицей (миф о ныряющей птице). Творение мира из яйца, предполагает его качественное преобразование в землю, тогда как во втором случае предполагается количественное увеличение поднятых со дна песчинок или комочков ила до острова материка [1].

Среди достаточно большого количества версий о сотворении мира, известных народам коми, доминировали дуалистические мифы о созидательной деятельности двух богов-демиургов – Ена и Омцля. Мир до его сотворения наиболее часто представляется как безбрежная водная стихия, по поверхности которой плавают боги-творцы: Ен в образе лебедя или утки, а Омцль – гагары.

В мифе, записанном в 1923 году П.Г.Дорониным в д. Пронъдор с рукописного списка на коми языке, утка сносит 6 яиц, из которых впоследствии и появляются боги-демиурги (Ен и Омцль) в образе утят, а также сама земля [2]. У коми существует другая вариация мифа, где на поверхности первозданного океана плавали гагара и лебедь, записанная А.С.Сидоровым [3].По еще одной легенде, записанной А.С. Сидоровым в 1913 году в д. Кони на Выми, гагара родилась от плевка ена «бога» и участвовала в создании мира, как двойник-антагонист Ена Омцль. В легенде говориться, что гагаре удалось достать со дна безбрежного моря три песчинки. Ее товарищ ен создал из них землю, человека и всех полезных и добрых существ, а Омцлю дал только отверстие от воткнутого кола. Из этого отверстия, по другой легенде, Омцль вывел в дальнейшем всякую вредоносную тварь [4].

Водоплавающие птицы являются персонажами не только мифологии коми, но и народных поверий, примет, обрядов. Например, лебедь у коми, как у многих других народов, считался птицей особенно чистой, с ярко выраженной женской и брачной символикой. На лебедя коми не охотились. Считалось, что даже за случайно убитого лебедя виновника ждет неминуемая кара [5].

Однако на свадебный стол коми-ижемцы подают цельного лебедя, которого нельзя употреблять в пищу в обычные дни. Иногда лебедь заменялся другой дичью, но обязательно приготовленной целиком [6]. Так же никогда не охотились за гагарой. По представлениям старожилов гагара весьма мстительная птица, она каждому живому существу угрожает: «когда-нибудь заклюю» [2].

Изображения «уток» часто присутствовали в интерьере крестьянских домов и предметах обихода. Так, например, утка изображалась на шестах-флюгерах коми, причем птицы-флюгеры всегда назывались «утка» каких бы птиц они не изображали [7]. По материалам П.Г. Доронина в старинных предметах домашнего обихода коми повсеместно встречались изображения утки:

шкафы, божницы и вешалки делались с вырезными мотивом утки [2]. Скульптурные изображения птиц и конских головок, а иногда каких-то фантастических животных украшали охлупни и слеги крыш на многих постройках в деревнях коми. Резные птицы встречались также на оконных наличниках. Это были изображения или водоплавающих птиц, или петухов, которые часто встречались также в вышивках на полотенцах.В форме водоплавающих птиц так же делались ковши для пива (сура) и солонки, причем такие солонки входили в приданое невесты и комплекс предметов благословения невесты и жениха. Почти в каждом доме можно было встретить деревянную солонку в форме утки. На крышке иногда бывают изображены утята. Такими резными солонками в семье очень дорожили, так как они обычно переходили из поколения в поколение [8].

Подобные предметы, выполненные в форме уточки, гуся или лебедя хранятся в фондах Национального музея Республики Коми. Стоит отметить и тот факт, что старинные женские серьги коми представляли собой изображения уток (массивные серебряные «чусы») или утиной лапы, и назывались даже «лапи» [2, 7]. Серьги представляли собой изогнутый стержень, в середине которого находились цветное стекло («камень»), а внизу было прикреплено по четыре подвески в виде птичьих лапок [8].

Кроме того, образы утки, лебедушки весьма распространены в свадебной лирике финно угорских народов, в том числе коми (зырян). Например, в причитаниях из района Летки, наиболее южного бассейна Республики Коми. Сетуя на свою судьбу, девушка говорит о своей молодости посредством сравнения с молодой птицей:

Вольной я была Как утка, как птица, Не плававшая на воде утка, На дерево не взлетавшая птица.[9] Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) Частое обращение к образу «утки» можно объяснить особенностью миросозерцания зырян.

По мнению А.С. Сидорова «охотничий быт, постоянная зависимость от результатов удачной ил неудачной охоты привела зырян к выработке соответствующего миросозерцания. Характерной чертой этого миросозерцания являются обряды почитания промысловых животных» [10]. Также вполне возможно почитание и некоторых птиц. Кроме того, отбор именно орнитоморфных образов, может быть связан с природными предпосылками, ведь практически все водоплавающие птицы способны к одомашниванию и ассоциируются с плодородием [11]. Образ «утки» являлся знаковым для коми (зырян), воплощая в себе мифологическую картину мира. Элементы этой картины сохранились до наших дней в предметах традиционного быта, обрядах, фольклоре и мифологии коми (зырян).

Список использованных источников 1. Лимеров, П.Ф. Мифы о сотворении мира // Атлас Республики Коми. М.: Издательство «Дизайн. Информация. Картография», 2001. С.202- 2. Доронин П.Г. Сведенья о занятиях, быте и религии коми народа // НАРК (Нац. архив Республики Коми). Ф.1346. Оп. 1. д.143. Л. 5- 3. Сидоров А.С. Следы тотемистических представлений в мировоззрении Зырян // Коми Му – Зырянский край. - 1924 - № 1. - с.43- 4. Сидоров А.С. Идеология древнего населения Коми края // Этнография и фольклор коми (Тр. ИЯЛИ КНЦ УрО РАН, №13). Сыктывкар, 1972. – с. 5. Конаков Н.Д. Традиционное мировоззрение народов коми: окружающий мир.

Пространство и время. Сыктывкар: Коми научный центр УрО Российской АН, 1996. с 6. Чудова Т.И. Застольная трапеза в будни и в обрядах коми (зырян) // Музеи и краеведенье.

Труды Национального музея Республики Коми. Вып. 5. Сыктывкар, 2004. С.232- 7. Грибова Л.С. К типологии древних культур // НА Коми НЦ УрО РАН (Научный арх.

Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук). Ф.11.оп.1.д.7. Л. 8. Белицер В.Н. Очерки по этнографии народов коми XIX- началоXX вв. М., 1958. с. 212, 342, 343, 9. Плесовский Ф.В. Свадьба народа коми: обряды и причитания. Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1968.с. 223- 10. Сидоров А.С. Пережитки культа промысловых животных у охотников-коми // Коми Му – Зырянский край. - 1926 - № 5. - С.29- 11. Бернштам Т.А. Орнитоморфная символика у восточных славян // Советская этнография. 1982 - №1. - С.22- ИЗУЧЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ИМИДЖ», КАК КАТЕГОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА Г. Р. Ганиева Казанский государственный технологический университет, г. Казань, Россия Актуальность данной проблематики обусловлена необходимостью использования понятия «имидж» как в политической деятельности (в частности, в избирательных технологиях), так и в современном предпринимательстве. Применение избирательных технологий требует огромные денежные средства, а также существует большое количество организаций сферы услуг, создающих и поддерживающих имидж современного человека.

Единого общепринятого научного определения понятия "имидж" не существует. В переводе с английского, понятие "имидж" буквально означает "образ", "изображение", "точное подобие".

Понятие «имидж» знакомо всем нам. Первыми активно начали работать с ним экономисты, занимающиеся предпринимательством. Одним из первых «теоретиков» имиджа считают Н.

Макиавелли, которому было свойственно обострённое «чувство имиджа» или развитое «имиджевое» мышление [1,16]. В 60-х годах XX века американский экономист Болдуинг ввел в деловой оборот понятие «имидж» и обосновал его полезность для делового преуспевания.

Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) В 70-х годах имидж стал появляться в СССР в журнальных и в газетных публикациях как категория отрицательная. Его рассматривали в основном как манипуляцию массовым сознанием населения. Подобное отношение к имиджу не способствовало объективному интересу к нему со стороны советских учёных. В работах современных российских ученых, посвященных проблеме изучения имиджа, существует большое разнообразие в определении сущности этого понятия.

Имидж, согласно В.М. Шепелю, – это некий синтетический образ, который складывается в сознании людей в отношении конкретного лица, организации или иного социального объекта, содержит в себе значительный объём эмоционально окрашенной информации об объекте восприятия и побуждает к определённому социальному поведению. Также В.М. Шепель отмечает, что имидж человека вытекает из прошлого опыта и является сложным системным образованием, сочетающих в себе ряд частных имиджей. Он должен носить целостный характер, все его черты согласованы, не противоречат друг другу.

Согласно мнению А.С. Ковальчука, имидж обуславливает самореализацию личности и выступает как людское признание, как их оценочное отношение [2,14]. По мнению Г.Г.

Почепцова, имидж представляет собой наиболее эффективную подачу сообщения, которая в состоянии обойти имеющиеся в каждом человеке разнообразные фильтры, а так же является знаковыми характеристиками, где присутствуют форма и содержание [3, 35].

Таким образом, внимание к имиджу актуализировалось в последние годы в связи с обострившейся проблемой выбора, вставшей перед людьми, и конкуренцией на разнообразных рынках – потребительском, политическом и прочих. Чтобы продать товар, услугу, привлечь на свою сторону избирателя, чтобы успешно конкурировать на рынке, фирма, общественная организация, университет или банк должны создать себе соответствующий имидж.

Целесообразный, адекватный имидж совершенно необходим для любого вида социальной деятельности. Следовательно, данная область изучения наиболее остро нуждается, на наш взгляд, в теоретическом обосновании принципов ее действенности.

Список использованных источников 1. Шепель, В.М. Имиджелогия. Как нравиться людям./ В.М. Шепель. – М.: Народное образование, 2002. – 576с. ISBN 5-87953-168- 2. Основы имиджелогии и делового общения: учебное пособие для студентов вузов/ А.С.

Ковальчук. – 4-е изд., доп. и перераб. Ростов н/Д: Феникс, 2006. - 256с. ISBN 5-222-09412 –Х 3. Почепцов, Г.Г.. Имиджелогия./Г. Г. Почепцов. - М.: Рефл-бук, 2006. – 576 с. ISBN 966 543-048- СЕМЕЙНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СТАТУСА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА А. Е. Глушкова Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет имени Н.Г. Чернышевского, г. Чита, Россия Двадцатый век ознаменовался не только расширением интеграционных связей и процессов, но и явлениями, которые опровергли оптимистическую иллюзию о перенаселении мира и демографическом взрыве.

Демографическое развитие Российской Федерации ныне все более втягивается под пресс не только внутренних, но и внешних угроз. Без преувеличения можно считать, что самым решающим для сохранения российской государственности в ХХI веке становится демографический фактор.

Его значимость проявляется по трем направлениям: укрепление геополитического статуса российского государства;

сохранение территориальной целостности страны;

обеспечение национальной безопасности России. Нет необходимости доказывать, что с социально экономическим развитием связана в той или иной мере интенсивность демографических и миграционных процессов. Системный кризис ускорил наступившую в начале 90-х годов в стране депопуляцию. На фоне затяжной и интенсивной естественной убыли (ежегодно теряется 0,6% населения) и уменьшением притока иммигрантов в стране происходит падение численности Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) населения и, как следствие, сокращение людских ресурсов: репродуктивных, трудовых, образовательных и др [4].

Возникает закономерный вопрос о причинах возникновения, нарастания и обострения демографического кризиса в России, принявшего в наши дни поистине трагические формы. Какие социальные силы и факторы вызвали его и каковы, с другой стороны, перспективы его разрешения, каково, следовательно, демографическое будущие России? Поиск ответов на эти непростые вопросы определяет нынешнюю научную полемику в среде российских демографов и фамилистов и, более того, остроту политического и идеологического противоборства сил, заинтересованных в выборе того или иного пути развития страны. Ясно, что ответы на эти вопросы предопределяют, и выбор и поиск мер соответствующей семейно-демографической политики.

Поиск ответов на сформулированные выше вопросы о причинах демографического кризиса и путях выхода из него должен вестись в направлении понимания того, что негативные проявления в жизни российской семьи и в демографической динамике является результатом действия факторов долгосрочного, фундаментального характера, связанных с наиболее существенными чертами цивилизации индустриального типа, к которой принадлежит и Россия.

Продвигаясь по пути индустриализации, Россия стала, и в этом ее трагическая особенность, полем проведения гигантского социального эксперимента. Процесс трансформации семьи, процесс «перехвата» ее институциональных функций другими социальными институтами и соответствующий ему процесс изменения демографического поведения населения были насильственно ускорены и стимулированы всей мощью тоталитарного государства. В результате они оказались искусственно сжаты до исторически ничтожных сроков. Специфика России заключается в том, что здесь именно государство сыграло роль насильственного акселератора «естественного хода вещей»:

-прямо и непосредственно, предпринимая действия, направленные против «старой семьи» и «угнетенного положения женщин в обществе»;

через нерегулируемые последствия политики ускоренной -опосредованно, индустриализации и коллективизации, осуществлявшихся фактически за счет подрыва экономических основ даже простого воспроизводства населения. Голод и сталинские репрессии 1930 – 1940-х гг. – лишь наиболее яркое и трагичное проявление такого рода политики государства.

Разрушительный потенциал проводимой советским руководством социально-экономической политики в полную силу проявил себя именно в «благополучные» 1960-1980-е гг.[3] Именно тогда в России начались повышение смертности и падение рождаемости, рост разводимости и другие неблагоприятные явления в функционировании семьи и демографической системы, о которых шла речь выше и которые тщательно скрывались от народа.

Соответственно нельзя надеяться, что демографическая ситуация в России «исправиться», как только закончиться социально-экономический кризис и поднимется жизненный уровень российских семей. Опыт наиболее развитых стран Запада, где жизненный уровень населения не идет ни в какое сравнение с российским, доказывает это.

Второй особенностью нашего исторического пути, о которой необходимо сказать применительно к проблематике демографического кризиса, являются некоторые черты проводимой в нашей стране экономической реформы, других экономических, социальных и политических преобразований. Речь, прежде всего, идет о том, что в их ходе до самых последних дней практически не учитывались интересы семьи и воспроизводства населения. Эти интересы, напротив, скорее, до сих пор игнорируются, хотя и декларируются.

Практически любые принимаемые в ходе преобразования решения исходят из имплицитной предпосылки – объект этих решений и этих мер видится в отдельном («изолированном») индивиде, лишенных признаков пола и принадлежности к какой-либо первичной социальной общности, прежде всего семье. Следовательно, спонтанный процесс семейных изменений и соответственно нарастание демографического кризиса продолжаются в ускоренном темпе.

Причина этого «ускорения» - в наложении долговременных тенденций семейных изменений на негативные последствия социально-экономического кризиса в стране, из которого наше общество только-только начало выкарабкиваться. Это наложение сыграло свою роль также и в том, что семейные и демографические проблемы рассматриваются общественностью, прессой, Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) политиками и даже частью специалистов исключительно в контексте этого кризиса, в контексте последствий радикальной экономической реформы. Тенденции семейных и демографических изменений связываются почти исключительно с реальным падением уровня жизни большинства семей, особенно семей с несколькими детьми, неполных и некоторых других, падением, ставшим одним из «результатов» реформ.

Эти особенности исторического пути России и стали причиной того, что демографическая политика стала рассматриваться главным образом как организуемая, направляемая и финансируемая государством (его бюрократическим аппаратом) социальная защита семей от нищеты, от вызванного инфляционным натиском снижения благосостояния. Отсюда представление о необходимости компенсации этого снижения путем предоставления семьям материальной помощи. Нехватка ресурсов делает эту помощь весьма скромной, лишь в малой мере компенсирующей падение уровня жизни большинства семей.

В силу сказанного, исследование демографической ситуации и проблем, порожденных демографическими процессами, как основной составляющей развития и существования государства в современном мире, представляется весьма актуальным как с точки зрения обобщения имеющихся теоретических знаний в этой области, так и с точки зрения расширения возможностей России для приема миграционных потоков.

Список использованных источников 1. Антонов А.И. Семья на пороге третьего тысячелетия.- М.,1995.

2. Вишневский А.Г. Эволюция семьи и политика в СССР.- М., 1992.

3. Глобальные проблемы демографического перехода и Россия / Под ред. Лебедевой А.Н., Кравченко Р.И.- М., 2001.

4. Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: причины, механизм, пути предотвращения.- М.:Эдиториал УРСС, 2001.

5. Гундаров И.А. Духовное неблагополучие и демографическая катастрофа // Общественные науки и современность.- №5.-ст.56- 2001.

ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ:

СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ А. В. Захаров Казанский государственный технологический университет, г. Казань, Россия В настоящее время инновационная составляющая экономики получает все более широкое распространение. Повышение конкурентоспособности отечественной промышленности и инновационное развитие экономики РФ относится к числу наиболее значимых, стратегических проблем.

По мнению аналитиков, мировая экономика движется к глобальной трехъярусной структуре, состоящей из постиндустриальных, индустриальных и доиндустриальных стран, различающихся не только наращенным потенциалом, но и способностью к применению инноваций. В рамках этой структуры страны первого типа все более концентрируют свои усилия на создании, применении и распространении знаний, технологий, образования, массовой культуры, и информационных услуг.

Второй тип стран сможет осуществлять разработку сложной радиоэлектронной техники.

Оставшиеся страны ограничатся лишь тем, что будут снабжать мировой рынок продукцией машиностроения, пищевой промышленности и сырьем.

Российская экономика характеризуется низким уровнем инноваций: удельный вес инновационной продукции составляет около 4%, в то время как в развитых странах – не менее 30%. В такой ситуации инновационная модель развития промышленности РФ перестает быть абстрактным термином. Реальное наполнение такой модели развития страны, как альтернативы нынешней сырьевой модели, уже не раз обсуждалось руководством страны. Важность инновационного развития подтверждается декларированием на федеральном уровне исключительной роли инноваций в преодолении экономического кризиса, предотвращении снижения промышленного потенциала, деградации научной и образовательной сфер.

Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) Инновационный путь развития для России, как и для всего мира, является безальтернативной стратегией. Только на этом пути в условиях глобализации и стремительного движения мира к постиндустриальной цивилизации РФ может рассчитывать на достойное место в мировом сообществе.

Учитывая важность инновационного компонента для развития промышленности РФ, и множественность трактовок понятия «инновация» необходимо рассмотреть данное понятие с точки зрения различных подходов.

Понятие «инновация» впервые появилось в научных исследованиях культурологов в XIX в.

В таком контексте оно означало введение некоторых элементов одной культуры в другую. Как правило, речь шла об инфильтрации европейских обычаев и способов организации в традиционные азиатские и африканские общества. И только в начале ХХ столетия употребление понятия «инновации» стали связывать с изучением закономерностей технических нововведений.

Исследования социальных особенностей инновационной деятельности в сфере технологий проводятся на стыке целого ряда гуманитарных наук: социологии, экономики, социальной психологии. Фундамент междисциплинарного направления «инноватика» заложили в начале прошлого века работы экономистов и, одновременно, социологов – теоретиков И. Шумпетера и Н.Д. Кондратьева. Их работы позволили очертить циклические закономерности научно технического прогресса, обосновать идею взаимодействия технологических и институциональных сдвигов.

В исследованиях отечественных экономистов понятие «инновация» стало широко применяться с переходом экономики к рыночным отношениям. До этого в отечественной экономической литературе проблематика нововведений широко освещалась в рамках исследований научно-технического прогресса, развития науки и техники.

Отечественные специалисты рассматривают инновацию как универсальный метод, набор инструментов обеспечения оптимального технологического прогресса организации путем планируемого управленческого воздействия на социальную структуру предприятия.

Между тем зачастую из поля зрения ускользает широкий спектр теоретических и концептуальных проблем, связанных с происхождением понятия в системе социальных наук. Если рассматривать понятие «инновация» в социальном контексте, то оно выступает не только системой периодически вводимых разовых новшеств, заменяющих товарные и технологические переменные организационной структуры. Инновация является и комплексным социокультурным процессом, развивающимся по неким законам, тесно взаимосвязанным с историей и традициями рассматриваемых социальных систем кардинально преобразующим их структуру, и социально психологическим феноменом.

В литературе насчитывается множество определений понятия «инновация». Анализ существующих в настоящее время определений термина «инновация» позволяет констатировать, что распространены три основные точки зрения. Первая – инновация отождествлена с нововведением, новшеством. Вторая рассматривает инновацию как процесс создания новой продукции, технологии, новшество в сфере организации, экономики и управления производством.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.