авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

ЦЕНТР НАУЧНОГО ЗНАНИЯ «ЛОГОС»

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

I Международной научно-практической конференции

МОДЕРНИЗАЦИЯ

СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА:

ПРОБЛЕМЫ,

ПУТИ РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

часть I

СТАВРОПОЛЬ

2011

УДК 303.425.2

ББК 65.02

М 74

Редакционная коллегия:

Красина И.Б., д-р. тех. наук, профессор, ГОУ ВПО «Кубанский 

государственный технологический университет» (г.Краснодар).

Титаренко И.Н., д-р филос. наук, доцент, профессор, Технологический  институт Южного федерального университета в г. Таганроге (г.Таганрог) Баев В.В., канд. тех. наук, доцент, ГОУ ВПО «Кубанский государственный  университет», филиал в.г.Армавире (г.Армавир) Благодер Ю.Г., канд. ист. наук, доцент, ГОУ ВПО «Кубанский  государственный технологический университет» (г.Краснодар).

Канц Н.А., канд. филос. наук, ФГОУ ВПО «Ставропольский государственный  аграрный университет», кафедра философии и истории, старший  преподаватель Медведева О.Н., канд. тех. наук, доцент, зам.директора САДИ СГТУ по  научно-инновационной деятельности ГОУ ВПО «Саратовский государственный  технический университет», НО «Строительно-архитектурно-дорожный  институт» (г. Саратов) Никозять Ю.Б., канд. хим. наук, доцент кафедры химии,  Полтавский  университет экономики и торговли (Украина, г. Полтава).

Окунев Д.В., канд. юр. наук, доцент ГОУ ВПО «Столичная финансово гуманитарная академия», (г. Москва) Папченко Е.В., канд. филос. наук, доцент,Технологический институт Южного  федерального университета в г. Таганроге (г.Таганрог).

Румянцева Е.Е., канд. тех. наук, доцент, Кемеровский технологический  институт пищевой промышленности (г. Кемерово).

Сеидов М.М., канд. ист. наук, доцент, зав.юридическим отделением, филиал  Даггосуниверситета в г.Дербенте (г.Дербент).

Тарасенко Н.А., канд. тех. наук, ассистент, помощник проректора по учебной  работе, ГОУ ВПО «Кубанский государственный технологический университет»  (г.Крансодар).

Шубенкова Е.Г., канд. хим. наук, ГОУ ВПО «Омский государственный  технический университет» (г.Омск).

М 74 Модернизация современного общества: проблемы, пути развития и перспективы: материалы I Международной научно-практической конференции. В 2 частях. (Часть 1) - Ставрополь: Центр научного знания «Логос», 2011. -180 с.

ISBN 978-5-905519-03- УДК 303.425. ББК 65. © Центр научного знания «Логос»





ISBN 978-5-905519-03- © Коллектив авторов АрхитектурА АРХИТЕКТУРА СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ТЕРРИТОРИЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОР ТА УРБАНИЗИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ Клочкова О.Н. – доцент кафедры архитектуры СГТУ Лапшев Е.И. –аспирант кафедры архитектуры СГТУ Основой функционирования любой крупной градостроительной системы является совокупность всех видов обслуживающего ее транспорта, как внешнего, так и внутреннего. Ни у кого из специалистов не вызывает сомнения тот факт, что активный территориальный рост и развития городов осуществляется вдоль главных транспортных коммуникаций. Вместе с тем, масштабные изменения в функциональной организации крупной градостроительной системы требуют пересмотра всех аспектов этого преобразования, как градостроительных и экономических, так и организационно-политических. «Это осмысление нашло свое отражение в Концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации Минрегионразвития РФ, определяющей стратегические цели развития экономики муниципального образования при одновременном развитии его социальной сферы, а также пути их реализации» /1, С.24/ К важнейшим видам транспорта относится железная дорога – ЖД. Рост и развитие городов зависят от разветвленности сетей железных дорог и их координации с другими видами городского транспорта. Ряд преимуществ железной дороги стал залогом того, что во многих промышленных развитых странах ЖД занимает ведущее место. Особое место ЖД занимает в России с ее протяженными границами и огромными расстояниями, она функционирует во всех климатических районах и в любое время года. «По имеющимся данным в Московском районе 80% пригородного населения проживает в радиусе 4 км от железнодорожных линий, причем в некоторых направлениях в пределах лесопаркового пояса плотность населения доходит до 1500 чел./кв. км., тогда как в секторах между железнодорожными линиями она не превышает 300 чел./ кв.км» /2, С.35/.

Несмотря на всю важность, ЖД, вторгаясь в города, нарушает их целостность и может помешать их нормальной жизнедеятельности. Представляя собой внешний транспорт, ЖД, как ни один другой вид внешнего транспорта, глубоко связана с планировочной структурой города, неразрывно с ней взаимодействует и влияет на нее самым непосредственным образом. Если до возникновения ЖД главным градообразующим фактором, влияющим на планировку, была река, то с проникновением в город ЖД, она взяла на себя роль доминирующего фактора.

Промышленность постепенно переориентировалась на ЖД, соединившись в конгломерат промышленно-транспортной зоны. С тех пор ЖД никогда не уступала роль главенствующего фактора в формировании структуры городского плана, а с появлением агломераций эту роль только упрочила.

В настоящее время изменяются состав и площади промышленных зон, складские территории сращиваются с транспортными и превращаются в транспортно- логистические кластеры, увеличивается мобильность населения, трансформируются привычные понятия о местах приложения труда. В конце концов, меняется само понятие крупнейшего города, который становится звеном системы расселения – агломерации, конурбации. Градостроительные изменения влекут МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы за собой проблемы управленческого характера. В настоящее время социально экономическая и политическая организация субъектов федерации выходит на новый уровень.





В составе транспортно-коммуникационного каркаса города ЖД с точки зрения ее мобильности и возможности трансформации отводится самое консервативное место. Это связано со сложностью и дороговизной прокладки ЖД путей, с тем, что в городах железнодорожные землеотводы были закреплены еще в прошлом веке и принадлежат они не муниципальной, а федеральной собственности. Острота современных проблем в градостроительстве требует внимательного подхода к территориям ЖД внутри городов, к железнодорожным узлам. Подчас территория железнодорожного отвода используется экстенсивно, занята второстепенными сооружениями ЖД, не требующим локализации внутри городских границ. Речь идет о сортировочных станциях, складах и прочих зданиях, использующихся неинтенсивно или для других функций, не связанных с непосредственным функционированием ЖД.

В условиях крайнего дефицита земельных ресурсов это положение нельзя считать нормальным, требуется пересмотр градостроительных принципов взаимодействия железной дороги и урбанизированной системы.

Транспортные проблемы крупнейших городов и агломераций всегда были острыми. Но таких масштабов, которых они достигли в современный период, трудно даже себе представить. Транспортная система абсолютного большинства городов России оказалась не готовой к резкому увеличению транспортного потока. Если в Москве эту проблему начали решать десятилетие назад пробивкой тоннелей и устройством многоуровневых развязок, то в большинстве крупнейших городов страны транспортный коллапс является вполне ожидаемым фактом. Возникает все больше проблем с преодолением зоны ЖД, как барьера между разрозненными частями города. Связано это, безусловно, с расширением городских границ, увеличением числа периферийных районов, необходимостью развития новых видов общественного транспорта.

Факт данных преобразований необходим не сам по себе, а как условие создания необходимой меры устойчивости развития урбанизированных структур, о которой много говорится в профессиональных кругах. Для обеспечения устойчивого развития необходимо адаптировать и синхронизировать стратегии социально экономического развития муниципальных образований с общегосударственной стратегией. «Таким образом, предлагается сквозное стратегическое планирование, которое подразумевает эффективное использование территорий для решения задач как на федеральном, так и на региональном, и на муниципальном уровне. Этот принцип давно понятен специалистам, работающим в сфере градостроительства. Однако реализации казалось бы простой истины не получается. Мешает ведомственный принцип управления территориями и косность органов власти» /3, С.46/.

Примером отечественного опыта стратегического планирования социально экономического развития региона с координацией транспортных проблем может считаться проектирование морского торгового порта Усть-Луга на юго-западе Ленинградской области в Лужской губе Финского залива на пересечении двух международных интермодальных транспортных коридоров: «Север-Юг (Балтика, Черное и Каспийское море) и «Восток-Запад» (Европа- Азия). «Уже сегодня при непосредственном участии Министерства транспорта РФ и ОАО «Российские железные дороги» активно ведется реконструкция внешних подходов к порту, автомобильных трасс и железнодорожных путей, соединяющих порт Усть- Луга с основными транспортными магистралями… Несомненным конкурентным преимуществом порта является то, что грузопотоки в порт идут в обход крайне АрхитектурА перегруженного Санкт – Петербургского транспортного узла» /3, С.24-25/. Порт Усть- Луга является результатом перспективного планирования, рассчитанного на 40 лет вперед. Проектирование порта и города велось по системе Форсайт, предусматривающей координацию всех социально-общественных и экономических ресурсов, задействованных в данном проекте. Являясь примером нового города в новых социально- экономических условиях, Усть – Луга демонстрирует принципы нового градостроительного планирования с учетом управленческих и организационных проблем и является показательным примером соединения усилий смежных специалистов на базе градостроительства, экономики и организации муниципального управления. В аспекте рассматриваемой темы интересны изменения в функционально-планировочной организации города – порта, как примера новой градостроительной структуры с ведущей ролью транспорта в ней. « В соответствии с планом предполагалось развитие самого Морского торгового порта, а также создание нового селитебного образования на 34,5 тыс. чел. И развитие еще нескольких кластеров: логистического, делового, промышленно- производственного, туристско рекреационного и аграрного.. Возникшая идея комплексного развития территории, расположенной в зоне тяготения к Морскому торговому порту Усть- Луга, нашла отражение в идее создания Усть- Лужского административно территориального преобразования» /3, С.25/.

Одним из условий оптимизации планировочной организации городского железнодорожного узла можно считать интенсификацию использования территорий ЖД внутри городов. Это становится возможным при соответствующем переоборудовании инфраструктуры железнодорожных узлов, когда остановочные пункты превращаются в полифункциональные комплексы сложных взаимно пересекающихся линий с подвижными составами разного радиуса действия, с сопряжением всех видов транспорта, как внутри городского, так и внешнего, в единую организационно- планировочную систему. В настоящее время вокзалы крупнейших городов России, как правило, плохо связаны с аэропортами, автовокзалами, речными портами. Эти связи нужно восстанавливать или создавать заново, чтобы обеспечить необходимый уровень комфорта проживания в мегаполисах.

За рубежом остроту этой проблемы осознали уже давно. Там старые железнодорожные вокзалы переделывают под нужны города. Достаточно вспомнить знаменитый вокзал Д-Орсе в Париже, перепрофилированный под музей. Есть и более свежие примеры. В Страсбурге для увеличения площади городского вокзала была предпринята реконструкция с сохранением исторического здания, которое было включено в интерьерное пространство путем использования легких конструкций.

Эти металлические конструкции создали своеобразную пространственную линзу, увеличили площадь вокзала и сохранили знаковый облик первоначального вокзала.

Более масштабная попытка предпринята в проекте реконструкции ЖД вокзала в Штудгарте, хотя она пока только осуществляется, но проект вызывает самые положительные эмоции с точки зрения зрелости и мастерства градостроительного решения. В нем историческое здание вокзала перепланируется под развлекательный центр, на месте существующих путей разбивается обширный парк, а новое направление путей вместе с новым зданием вокзала опускаются под землю. При этом достигается оптимизация движения по ЖД внутри градостроительной системы.

Особое уважение к грамотному градостроительному решению вызывает тот факт, что историческое здание не искажается, а лишь меняет функцию.

Реконструкция железнодорожных вокзалов, как главных элементов железнодорожных узлов, является лишь первым звеном на пути полной реорганизации территорий ЖД в городах. Программа долговременных преобразований МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы предусматривает модернизацию всего хозяйства ЖД, включая подвижной состав, путепроводы, мосты, тоннели, депо, станции и т.п. Вопрос взаимодействия плотно застроенного современного города и ЖД пока остается не решенным даже на теоретическом уровне.

Литература и источники:

1. Ивлиев Н., Мешкова Н., Третьяк В. Стратегическое предвидение на 40 лет вперед // Северо -Запад: сегодня и завтра. №4 (11), 2010.

2. Гутнов А.Э. Эволюция градостроительства. М., Стройиздат, 1984.

3. Савко В.М. Принцип устойчивого развития // Вестник. Зодчий.21 век.

Информационно-аналитический журнал. №1, 2011.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ АНАТОМИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КЛЕТОК ДРЕВЕСИНЫ ХВОЙ НЫХ В ЛЕСОСТЕПИ ХАКАСИИ КАК ИНДИКАТОР КЛИМАТИЧЕСКОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ Бабушкина Е.А., Хакасский технический институт – филиал ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», г. Абакан Влияние климатических факторов на строение древесины исследовали на хвойных из различных микроэкологических условий в лесостепной зоне Хакасии. На основании корреляционного анализа климатических факторов в течение сезона роста и параметров древесины (ширины годичного кольца, радиального размера клеток и толщины клеточной стенки) выявлено, что при разных условиях произрастания происходит значительная трансформация климатического сигнала в зависимости от условий местообитания и специфики вида.

Годичные кольца являются интеграторами влияния внешних условий, и их характеристики регистрируют зависимость скорости роста от этих условий, изменяющихся со временем [1, 2]. Различные характеристики структуры годичных колец отражают условия разных промежутков сезона роста и по-разному регистрируют изменения в окружающей среде. Динамика изменения структуры годичных колец находится под гормональным и генетическим контролем (внутренние факторы) и зависит от прямого и косвенного влияния внешних условий [3, 9].

Согласно представлениям о формировании древесины, сезонный рост годичных колец хвойных представляет собой сочетание взаимодействующих между собой основных процессов дифференцировки клеток, и каждая клетка последовательно проходит все этапы: деления камбиальной инициали и ксилемных материнских клеток в камбиальной зоне;

рост клеток ксилемы растяжением;

формирование вторичной клеточной стенки с последующим аутолизом цитоплазмы [1, 3].

Сроки начала и окончания каждого этапа формирования древесины различны и, будучи связаны между собой, зависят от климата района произрастания и видовых особенностей.

Характеристиками древесины, отражающими интенсивность процессов дифференцировки трахеид, являются число клеток в годичном кольце N (процесс деления), радиальный размер клеток D (процесс роста растяжением) и толщина биологические нАуки клеточной стенки CWT (процесс формирования вторичной стенки) [5, 8].

Эти характеристики являются важным источником информации об особенностях сезонов роста деревьев [8] и могут применяться для более качественной реконструкции климатических условий [6-7].

Для исследования использовали образцы древесины хвойных пород (сосны обыкновенной, лиственницы сибирской и ели обыкновенной) произрастающих на двух участках, различающихся по уровню увлажнения в Ширинском районе республики Хакасия (южный склон и пойма ручья) (рис. 1).

Рис. 1. Район исследования и места сбора образцов.

Образцы древесины (керны) живых деревьев и препараты клеточного строения древесины готовились по известным методикам, используемым в дендрохронологии [4].

В итоге статистической обработки данных были получены четыре локальные клеточные хронологии: PS1 (сосна ЮС), LS1 (лиственница ЮС), LS2 (лиственница ПР), PO2 (ель ПР). Хронологии имеют длину 20 лет и включают для каждого года нормированные к 15 клеткам кривые изменчивости радиального размера клеток и толщины клеточной стенки.

Анализ связей климата с гистометрическими характеристиками древесины хвойных проводился на основе корреляционного анализа в программном пакете STATISTICA.

В результате анализа полученных корреляционных связей параметров структуры годичных колец, сделаны следующие выводы.

Для пород, произрастающих в засушливых условиях, выявлены сильные положительные корреляционные связи радиального размера клеток с осадками начала вегетационного периода (рис. 2), отрицательные – с температурами, что характерно в условиях дефицита влаги. Значимые коэффициенты корреляции в размерах и толщине клеточной стенки, формирующихся позднее, обусловлены воздействием внешних факторов на камбиальную инициаль через гормональный баланс. Повышение температуры приводит к иссушению и уменьшению количества МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы ассимилятов, что позднее сказывается на толщине клеточной стенки. Для лиственницы камбиальная активность начинается позднее, поэтому сроки значимых корреляционных зависимостей переносится на более поздние сроки. Наиболее неблагоприятные условия для данного вида наблюдаются в середине июля. Осадки, выпадающие в это время, скатываются со склона и не улавливаются корневой системой лиственницы. Усугубляется ситуация высокими температурами. В конце июля иссушение прекращается, и температура начинает влиять положительно на радиальный размер поздних клеток и формирование клеточной стенки.

Таким образом, в условиях южного склона в засушливый период температура отрицательно влияет на камбий и формирующиеся клетки древесины косвенным образом через иссушение почвы и воздуха, а в более увлажненный период преобладает положительное прямое влияние температуры, стимулирующей процессы ассимиляции и дифференцировки клеток.

Рис. 2. Коэффициенты корреляции параметров древесины хвойных с климатическими условиями сезона роста с последней декады мая по начало сентября.

В условиях поймы ручья при дополнительном увлажнении поверхностными и грунтовыми водами лимитирование по осадкам менее существенно, и реакция клеток древесины хвойных на климат изменяется, что хорошо заметно на примере лиственницы.

В мае и июне повышение температуры стимулирует камбиальную инициаль и способствует ассимиляции. В результате наблюдается увеличение как радиального размера, так и толщины клеточной стенки клеток, формирующихся позднее. В отличие от южного склона, в пойме начальные запасы почвенной влаги исчерпываются только к середине июля, когда недостаток влаги угнетает процесс радиального растяжения клеток. Сочетание высокой температуры и низкой влажности подавляет активность и в камбиальной зоне, а также препятствует накоплению ассимилятов для дальнейшего построения вторичной клеточной стенки. Таким образом, для деревьев, адаптированных к относительно увлажненным условиям, даже небольшой недостаток влаги сказывается на формировании древесины.

Итак, в условиях поймы ручья влияние водного стресса в первой половине сезона не наблюдается, в отличие от склона. Характерное для водного стресса сочетание положительной корреляции клеточных параметров с осадками и отрицательной с температурами, в пойме наблюдается только во второй половине сезона, когда запасы поверхностных и грунтовых вод уменьшаются.

Дендроклиматический анализ древесно-кольцевых хронологий показал, что в условиях климата лесостепной зоны Хакасии рост древесных растений зависит от сезонного хода температуры, динамики осадков, а также от микроэкологических условий произрастания и специфики видов. Использование характеристик структуры биологические нАуки годичных колец позволяет выявить влияние климата более полно. Гистометрический анализ древесных растений, обитающих в различных микроэкологических условиях, показывает, что структура годичных колец может быть использована для экологического мониторинга, так как она регистрирует статические отличия и динамические изменения в среде обитания и изменения в ней могут служить основой для восстановления условий роста растений.

Литература и источники:

1. Ваганов, Е.А. Гистометрический анализ роста древесных растений / Е.А.

Ваганов, А.В. Шашкин, И.В. Свидерская, Л.Г. Высотская. – Новосибирск: Наука.

Сибирское отделение, 1985. – 100 с.

2. Ваганов, Е.А. Дендроклиматические исследования в Урало-Сибирской Субарктике / Е.А. Ваганов, С.Г. Шиятов, В.С. Мазепа. – Новосибирск: Наука, 1996. – 245 с.

3. Ваганов, Е.А. Рост и структура годичных колец хвойных / Е.А. Ваганов, А.В.

Шашкин // Новосибирск: Наука, 2001. – 232 с.

4. Методы дендрохронологии. Ч. I. Основы дендрохронологии. Сбор и получение древесно-кольцевой информации: учеб. метод. пособие / Е.А. Ваганов [и др.]. – Красноярск: КрасГУ, 2000. – 80 с.

5. Antonova, G.F. Effects of environmental factors on wood formation in larch (Larix sibirica Ldb.) stems / G.F. Antonova, V.V. Stasova // Trees. – 1997. – № 11. – P. 462 468.

6. IPCC, 2007. Climate change 2007: impact, adaptation and vulnerability. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

7. Jones, P.D. High-resolution paleoclimatology of the last millennium: a review of current status and future prospects / P.D Jones, K.R. Briffa, T.J. Osborn // The Holocene. – 2009. – V. 19. – Р. 3-49.

8. Larson, P.R. The vascular cambium. Development and structure / P.R. Larson. – Berlin: Springer-Verlag, 1994. – 725 p.

9. Schweingruber, F.H. Tree-rings and Environment. Dendroecology / F.H. Schweingruber // Birmensdorf, Swiss Federal Institute for Forest, Snow and Landscape Researches. – Bern;

Stuttgart;

Vienna;

Haupt, 1996. – 609 p.

ПОВЫШЕНИЕ ТОЧНОСТИ ДЕНДРОКЛИМАТИЧЕСКИХ РЕКОНСТРУКЦИЙ В РЕГИОНАХ С КОМПЛЕКСНЫМ ВЛИЯНИЕМ КЛИМАТА ПРИ ИСПОЛЬ ЗОВАНИИ ГИСТОМЕТРИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ ГОДИЧНЫХ КОЛЕЦ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЫ ХАКАСИИ) Бабушкина Е.А., Белокопытова Л.В.

Хакасский технический институт – филиал ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», г. Абакан Показано применение индексированных хронологий гистометрических параметров совместно с хронологиями ширины годичных колец для реконструкции климатических факторов, влияющих на формирование древесины.

В исследованном районе это осадки и температуры в первой половине сезона роста. Предложенная методика позволяет улучшить сходимость реконструкции и повысить ее временное разрешение.

Изменения климата Земли являются одной из наиболее обсуждаемых в настоящее время проблем. Оценить эти изменения невозможно без достоверной информации о состоянии климата в прошлом. Однако ряды прямых инструментальных МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы измерений климатических параметров имеют, как правило, недостаточную длительность, а для многих районов такая информация вообще отсутствует. Поэтому большое значение имеют косвенные источники, позволяющие реконструировать климатические данные на основе их связей с составом и структурой природных тел.

Одним из ведущих направлений в данной области является дендроклиматология.

Наиболее часто при реконструкции погодных условий используется ширина годичного кольца (ШГК), что позволяет достичь временного разрешения в несколько месяцев (например, средняя летняя температура) или год. Однако годы со сходными интегральными параметрами могут значительно различаться по динамике, поэтому актуальным становится вопрос о реконструкции климата с более высоким разрешением, что возможно при использовании, например, гистометрических параметров древесины.

Ряд ранее проведенных исследований [1 и др.] показал, что различные показатели годичных колец как зависят от разных климатических факторов, так и связаны между собой. Следует также учесть, что если в экстремальных условиях изменчивость ширины и деталей структуры годичных колец на 50-70% определяется основным лимитирующим фактором, то в других районах местообитания эти зависимости носят комплексный характер. К примеру, в лесостепной зоне Хакасии на формирование древесины хвойных влияют температуры и осадки всего сезона роста. Поэтому в данной работе представляло интерес провести реконструкцию ведущих климатических условий в лесостепной зоне Республики Хакасия (Юг Сибири) на основе данных по ширине годичных колец и гистометрическим параметрам древесины лиственницы сибирской (Larix sibirica Ledeb.), сосны обыкновенной (Pinus sylvestris L.) и ели обыкновенной (Picea obovata Ledeb.). Образцы древесины взяты в лесостепной зоне с двух участков, различающихся по влажности (на южном склоне – сосна PS1 и лиственница LS1, в пойме ручья – лиственница LS2 и ель PO2). В работе были использованы инструментальные климатические данные ближайшей метеостанции (Шира) – суммы осадков и средние температуры по месяцам.

Сбор, транспортировка, первичная обработка кернов, измерение и стандартизация ширины годичных колец проводились по стандартным методикам, принятым в дендрохронологии [2]. Измеренные по фотографиям срезов древесины ряды радиальных размеров клеток D и толщины клеточных стенок CWT были нормированы (количество клеток в годичном кольце приведено к 15) [4]. Для подавления взаимосвязей этих параметров с шириной годичного кольца было проведено их индексирование по методике, ранее использованной для плотности древесины [3]. Таким образом, были получены четыре локальные индексированные хронологии радиального прироста и четыре серии локальных индексированных клеточных хронологий, охватывающие период с 1969 по 2008 годы.

Проведен корреляционный анализ взаимосвязей параметров древесины с изменениями климата, в результате определены ведущие климатические факторы (температуры и осадки мая-июля) и наиболее чувствительные к ним хронологии. На склоне повышение температуры в этот период подавляет процессы формирования древесины, увеличение осадков – стимулирует. В пойме, в связи с большей степенью увлажнения, наблюдается инверсия климатического отклика в древесно-кольцевых хронологиях. Кроме того, ель чувствительна к колебаниям температуры весной, что выражается в отрицательной реакции параметров ее древесины на температуры мая. Формирование древесины лиственницы начинается позднее и проходит интенсивнее, что также трансформирует климатический сигнал.

Для реконструкции климатических факторов использовался аппарат множественной линейной регрессии. Регрессионные модели рассчитывались биологические нАуки методом последовательного исключения переменных, дающих в общую дисперсию наименьший вклад. В связи с большим количеством клеточных хронологий и их тесными взаимосвязями (особенно между соседними клетками), при выборе начального набора независимых переменных для построения модели использовали, во-первых, только те параметры, в которых присутствует климатический отклик на реконструируемый фактор, и, во-вторых, из нескольких соседних хронологий выбирали одну, реагирующую наиболее значимо. В итоге были получены регрессионные уравнения, содержащие ШГК и гистометрические параметры либо только гистометрические параметры (для климатических факторов, слабо влияющих на радиальный прирост). Многолетняя динамика измеренных и реконструированных рядов данных показана на рисунке 1, статистические характеристики реконструкций приведены в таблице 1.

Рис. 1. Реконструкция средних температур и сумм осадков по нескольким индексированным древесно-кольцевым хронологиям Таблица 1 Уравнения и статистические характеристики реконструкций Коэфф. Ошибка Модель Регрессионное Критерий корр. оценки, уравнение Фишера, F с исх., R SE 25.65–12.94*D15iPS1+6.40*D14iLS1– F(3,36)=14. Тмай 0.741 1. –9.75*D2iLS2 p0. F(2,37)=16. Тиюн 18.03+2.04*TRWLS2–4.00*CWT3iLS2 0.690 1. p0. МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы Коэфф. Ошибка Модель Регрессионное Критерий корр. оценки, уравнение Фишера, F с исх., R SE 28.13–7.68*D2iPS1– F(3,36)=11. Тиюл 0.696 1. –7.09*D14iPS1+4.81*CWT6iPS1 p0. 24.78–4.88*D15iPS1–2.89*CWT2iLS2– F(3,36)=22. Тмай-июл 0.806 0. –2.40*CWT11iPO2 p0. F(2,37)=9. Рмай 36.3–47.0*CWT13iPS1+34.5*D8iLS2 0.588 9. p0. 198.0+23.7*TRWPS1+17.8*TRWLS2– F(5,34)=5. Риюн –49.2*D11iLS2–51.3*TRWPO2– 0.679 17. p0. 88.5*D8iPO F(2,37)=11. Риюл –69.6+168.2*D13iLS1–39.0*CWT8iLS2 0.611 30. p0. 389.2+87.5*TRWPS1–175.6*CWT5iPS1+ F(5,34)=5. Рмай-июл +123.2*CWT12iPS1–191.1*D5iLS1– 0.681 37. p0. –98.0*CWT8iLS Коэффициенты зависимостей реконструированных рядов от исходных, показанные на врезках, близки к единице для всех моделей. Наиболее качественная реконструкция получена для температуры мая-июля. Качество моделей реконструкции осадков не настолько высокое, как температур, но достаточно для их дальнейшего использования. Высокая сходимость реконструированных рядов с инструментальными подтверждается сопоставлением их графиков многолетней изменчивости. При этом низкочастотные колебания идут синхронно для всех рядов, а погодичные колебания климатических факторов лучше отражают модели температур.

Это связано со значительной погодичной и внутрисезонной изменчивостью осадков в районе исследования, а также с пролонгированным характером их влияния на древесно-кольцевые хронологии.

Подводя итоги, можно отметить следующее:

1. Погодичная изменчивость радиального прироста и гистометрических параметров древесины хвойных в лесостепной зоне Хакасии содержит климатический сигнал. Лимитирующими факторами для формирования древесины в данном случае являются средние температуры и суммы осадков.

2. Уровень климатического сигнала достаточно высок, чтобы реконструировать изменчивость погодных условий во время сезона роста. При этом использование гистометрических параметров структуры древесины позволяет уменьшить временное разрешение, а также реконструировать те факторы, влияние которых на ширину годичного кольца недостаточно сильно.

3. Сравнение статистических характеристик регрессионных моделей позволяет, наряду с корреляционным анализом, выявить наиболее значимые для формирования древесины хвойных периоды внутри сезона роста.

Литература и источники:

1. Ваганов, Е.А. Рост и структура годичных колец хвойных / Е.А. Ваганов, А.В.

Шашкин // Новосибирск: Наука, 2001. – 232 с.

2. Методы дендрохронологии. Ч. I. Основы дендрохронологии. Сбор и получение древесно-кольцевой информации: учеб. метод. пособие / Е.А. Ваганов [и др.]. – Красноярск: КрасГУ, 2000. – 80 с.

3. Kirdyanov, A.V. Separating the climatic signal from tree-ring width and maximum latewood density records / A.V. Kirdyanov, E.A. Vaganov, M.K. Hudges // Trees. – 2007. – V. 21. – P. 37-44.

биологические нАуки 4. Vaganov, E.A. The traheidogram method in tree-ring analysis and its application / E.A.

Vaganov // Methods of Dendrochronology. Appl. in the Environmental Sciences. – Cluwer Acad. Publ., 1990. – P. 63-75.

АДАПТАЦИЯ, РЕЗИСТЕНТНОСТЬ И РЕЗЕРВЫ ОРГАНИЗМА Хлущевская О.А., Химич Г.З.

Инновационный Евразийский университет, г. Павлодар, Республика Казахстан Рассматривается адаптированность человека к новым условиям как совокупность социально-биологических свойств и особенностей, необходимых для устойчивого существования организма в конкретной экологической среде.

Проблема повышения резистентности организма человека и животных к экстремальным факторам среды является одной из актуальных и вместе с тем сложных медико-биологических проблем современности. Важным стимулом для разработки этой проблемы явилось развитие авиации, космонавтики, подводного флота, интенсивное освоение высокогорных районов нашей планеты, а также интересы клинической и спортивной медицины. Если подойти к рассматриваемой проблеме с широких позиций, то, в сущности, жизнь есть не что иное, как постоянное приспособление к непрерывно меняющимся условиям окружающей среды. Все явления, совершающиеся в живом организме, адаптивные — приспособительные и направлены на уравновешивание, прилаживание, гармоничное взаимодействие организма и среды для сохранения относительного динамического постоянства внутренней среды. Как указывает Клод Бернар, «жизнь отдельного организма — лишь фрагмент жизни Вселенной». В биосфере нашей планеты приспособляемость является универсальным свойством живых систем — свойством, проникающим во все жизненные явления — от молекулярного уровня до уровня целого организма. И в этом принципиальная, основная, специфическая особенность и великая мудрость живого тела.

Благодаря комплексным адаптивным реакциям различных систем организма человек сохраняет в довольно узких границах «константы» основных параметров внутренней среды, находясь в условиях высокогорья и в обитаемой кабине космического летательного аппарата, на ледяном плато Антарктиды и знойного экватора, в глубине пещер и на подводных сооружениях. Необходимое для жизни относительное постоянство внутренней среды обеспечивается за счет адаптивных сдвигов, возникающих в ответ на бесчисленное множество раздражителей. При изучении количественных и качественных особенностей адаптивных сдвигов в ответ на воздействие того или иного фактора среды необходимо учитывать последовательность включения различных компенсаторных реакций, их взаимодействие, развитие этих реакций во времени и их интенсивность, период последействия и, наконец, проявление клеточных или тканевых модификаций.

Адаптивные сдвиги варьируют в зависимости от интенсивности и скорости воздействия того или иного фактора. В результате этого адаптивные реакции регулируются и устанавливаются на новом уровне обмена информации, и лишь затем возникают энергетические, обменные и структурные нарушения.

Комплекс изменений, возникающих в организме в ответ на действие разных по качеству, но сильных — экстремальных — раздражителей, Г. Селье (1960) назвал общим адаптационным синдромом, или реакцией напряжения — реакцией стресса. Н. В. Лазарев (1962) изучал состояние неспецифических повышенной сопротивляемости организма (СНПС), которое развивается под влиянием различных МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы «адаптогенов». Исследования Н. В. Лазарева показали, что при развитии СНПС практически отсутствуют признаки «полома», не наблюдаются существенные изменения в системе гипофиз — надпочечники, в щитовидной железе и тимусе.

Это состояние принципиально отличается по качеству от общего адаптационного синдрома, наблюдаемого при реакции стресс. Если повышение резистентности при СНПС. достигается физиологическим путем, то при реакции напряжения в ответ на экстремальные воздействия, как правило, возникают патологические сдвиги. Следует подчеркнуть, что при всем многообразии ответных реакций в организме все же имеется биологически целесообразный единый — универсальный — принцип однотипных стандартных ответных реакций для различных по качеству раздражителей, но примерно одинаковой степени биологической активности живых систем. Эти универсальные реакции основаны прежде всего на достаточно константных уровнях метаболизма тканей. Поскольку в осуществлении энергетических процессов важная роль принадлежит кислороду, то, видимо, любые однонаправленные изменения кислородного режима организма будут приводить к единому конечному результату.

Это необходимо учитывать при дальнейшем изучении физиологических механизмов адаптации к высокогорному климату и целенаправленном поиске эффективных средств повышения резистентности организма к действию экстремальных факторов.

Есть основания полагать, что работа в условиях пониженного парциального давления кислорода сопровождается рядом физиологических сдвигов, лежащих в основе изменения работоспособности и общей резистентности организма. Физиологическая реакция каждой функциональной системы организма уже филогенетически имеет определенные потенциальные границы возможной адаптивной регуляции[1].

Накопленный к настоящему времени большой экспериментальный материал дает основание утверждать, что высокогорье также является своеобразным биостимулятором широкого спектра действия. В зависимости от уровня рО2 в окружающем воздухе, режима работы и индивидуальных особенностей организма в этих условиях могут возникать в одном случае физиологические сдвиги, в другом — патологические. Генотипически запрограммированные в процессе эволюции адаптивные свойства организма проявляются не только в ответ на качество раздражителей, но и на их интенсивность и скорость нарастания. Это обстоятельство весьма важно учитывать при выработке стратегии и тактики физиологической адаптации к различным воздействиям.

Анализ экспериментальных данных позволил выделить физиологическую гипоксию, при которой отклонения ряда констант организма полностью компенсируются и не вызывают напряжения и «полома» функциональных систем. Механизмы, лежащие в основе адаптивно-приспособительных сдвигов, обеспечивающих повышение резистентности организма, достигаются при этом физиологическим путем[2]. Несмотря на наличие в отечественной и зарубежной литературе обстоятельных клинико-физиологических исследований, до сего времени еще нет полной ясности в стратегии и тактике физиологической адаптации к условиям высокогорья. Нет четких критериев в вопросе о том, какой уровень высокогорья считать критическим с точки зрения перехода от нормальной физиологической адаптации к дезадаптации — «полому» и «порче». Наконец, нет четкого определения зависимости между уровнем гипоксии, двигательным режимом, динамикой физиологических реакций и характером изменения работоспособности, а также соотношения специфических и неспецифических реакций при адаптации к различным условиям. По мнению Л. X. Гаркави с соавт[3], развившиеся в процессе эволюции общие приспособительные реакции организма являются неспецифическими, а специфика, качество каждого раздражителя, лишь биологические нАуки накладывается на общий неспецифический фон. Исследования показали, что в зависимости от силы (дозы) воздействия в организме могут развиваться следующие типы адаптивных реакций: реакции на слабые воздействия, реакции на воздействия средней силы и реакции насильные, чрезвычайные воздействия. Было показано, что кроме общей неспецифической реакции на сильные раздражители существует также общая неспецифическая адаптивная реакция на слабые раздражители, названная авторами «реакцией тренировки», а на раздражители средней силы — «реакцией активации». Авторы приходят к заключению, что количество (мера, биологическая активность) является общим в действии на организм самых различных по качеству раздражителей и служит основой формирования нескольких стандартных ответов организма. Качество раздражителя, по их мнению, накладывается на этот стандартный ответ как на основу. Многочисленные исследования различных авторов показали, что экстремальные воздействия вызывают большие энергетические траты.

Следовательно, возникающее при этом повышение резистентности достигается слишком дорогой ценой, а иногда и с последующим угнетением защитных систем организма.

Известно, что влияние подавляющего большинства экстремальных факторов на организм сводится в конечном итоге к недостаточности снабжения тканей кислородом. Поэтому повышение резистентности организма к гипоксии одновременно способствует и повышению его устойчивости к действию целого комплекса экстремальных факторов. Существует два принципиальных пути изыскания способов повышения устойчивости к гипоксии: а) улучшение доставки кислорода в клетки, к митохондриям, с сохранением адекватного уровня рО2 и б) изменение метаболизма в тканях, обеспечивающего сохранение жизнеспособности организма при нарушенной доставке О2 в клетки. Для этой цели могут использоваться фармакологические препараты — антигипоксанты и адаптогены, минимизация физиологических функций с помощью гипотермии или гипобиоза, физические упражнения, баракамерная тренировка в адаптациях высокогорному климату. Повышение резистентности организма к гипоксии и связанным с ней таким экстремальным факторам, как ускорения, ионизирующая радиация, высокие температуры окружающей среды, при минимизации физиологических функций обеспечивается прежде всего снижением потребности организма в кислороде.

Наиболее простым и эффективным способом снижения потребления организмом кислорода является искусственная гипотермия, при которой в энергетическом отношении достигается значительный выигрыш. Так, например, по данным Гауфман (1951), при охлаждении тела человека до 20°С потребление кислорода составляет лишь 8% от нормального. Однако, если при минимизации физиологических функций резистентность организма к экстремальным воздействиям повышается в результате снижения реактивности, то при активной адаптации к горному климату — в результате активации всех резервных возможностей. Высокогорная адаптация, вероятно, также может осуществляться на уровне трех реакций: тренировка, активация и стресс [3]. Если рассматриваемую проблему анализировать с этих позиций, то на первых этапах адаптации неспецифическая резистентность к экстремальным воздействиям повышается как бы пассивно, на фоне снижения общей возбудимости и отсутствия гармоничного взаимодействия организма с окружающей средой, а в последующие фазы — за счет истинного повышения активности защитных систем организма.

Эта стадия характеризуется относительно низкими энергетическими тратами. Если горная адаптация осуществляется на малых высотах в условиях пониженного режима двигательной активности, то после ее прекращения происходит быстрое снижение резистентности — детренированность. В целом для реакции тренировки МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы характерно медленное равномерное нарастание резистентности. В отличие от реакции тренировки при развитии реакции активации повышение резистентности организма происходит не за счет развития торможения и снижения чувствительности, а именно за счет истинного подъема активности защитных систем организма. При этом резистентность длительное время остается повышенной и после прекращения горной адаптации. Приобретаемая благодаря высокогорной адаптации высокая устойчивость к различным экстремальным факторам сохраняется длительное время после спуска с гор. Все это позволило сформулировать положение о следовых реакциях и о формировании так называемой биологической памяти от адаптации.

Если адаптация к горному климату проводится на уровне реакции стресса (чрезмерно тяжелые физические нагрузки, пребывание на высотах более 4000м без предварительной ступенчатой адаптации), то в результате резкого возбуждения функциональных систем, и прежде всего ЦНС, резистентность организма может даже снизиться. В результате «крайней меры защиты» — запредельного торможения, по И. П. Павлову — иногда происходит нормализация или даже повышение устойчивости организма к экстремальным воздействиям. Стадия резистентности при этом может смениться стадией истощения в виде различных форм высокогорной патологии. И, наконец, справедливо утверждение Л. X. Гаркави[3], что резистентность может быть активной, основанной на различной активности защитных систем организма, или пассивной, основанной на измененной чувствительности, реактивности организма, и прежде всего высших отделов головного мозга. Ведь хорошо известно, что более устойчив тот организм, который или лучше сопротивляется, или менее чувствителен.

При этом имеют место разнонаправленные изменения скорости метаболизма — энергетического обмена. Если в последнем случае исходное стабилизированное состояние — устойчивое гомеостатическое равновесие между запросами организма и функциональными возможностями их удовлетворения — протекает на сниженном уровне жизнедеятельности, то в первом наоборот — на фоне активации резервных возможностей и повышения дееспособности организма. Конечный результат во многом определяется функциональным состоянием ЦНС, так как нервная система не только формирует патологический процесс, но и организует защиту от вредящего воздействия.

Литература и источники:

1. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма.-М.-Физкультура и спорт,1985. 176с.

2. Башкиров А.А. Биоритмологические аспекты адаптации организма к гипоксии.

Физиологические проблемы адаптации. Тезисы Всесоюзного симпозиума по проблемам адаптации. Тарту, 3. Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Уколова М.А. Адаптационные реакции и резистентность организма/под ред. А.Б.Когана.-Ростов-на-Дону:Изд.Ростовского ун-та, 1990-223с.

ветеринАрные нАуки ВЕТЕРИНАРНЫЕ НАУКИ ПОКАЗАТЕЛЬ ПОВРЕЖДЕНИЯ НЕЙТРОФИЛОВ У КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА ПРИ ХИРУРГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ ТАРСАЛЬНОГО СУСТАВА Надеин К.А.

Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины, г. Санкт-Петербург.

Аннотация. Проведено изучение показателя повреждения нейтрофилов в крови крупного рогатого скота при хроническом бурсите тарсального сустава.

Как показывает практика, в хозяйствах РФ от 20 до 40% поголовья имеют болезни конечностей, различной этиологии, что в значительной степени снижает продуктивность животных[2].

Болезни конечностей крупного рогатого скота вызывают потери молока от 30% до 65% в зависимости от этиологии и продолжительности болезни. Большой вклад в изучение этиологии артрита у животных внесли видные отечественные и зарубежные исследователи, такие как Шакалов К.И. (1949-1950), Кузнецов Г.С. (1955), Островский Н.С.(1964), Came H.R., Weaver (1964), Payne J.M.(1966), Krai E., Rostocil V. (1974), Захаров В.И. (1977), Jensen R., Lauerman L.H., ParkR.V. (1980), Семенов Б.С.(1985) и другие [6,9,11]. В работах этих авторов изучена хирургическая патология у многих видов животных и определены отдельные ее параметры и характеристики, включающие клиническое состояние, изменения гемограммы, физических свойств и биохимического состава крови и лимфы, а также изучены некоторые факторы иммунной системы организма животных в различных его состояниях, особенно при патологиях конечностей [2-4].

Возникновение воспалительного процесса является фундаментальной способностью организма защищаться от различных отрицательных воздействий.

Он возникает только в тканях хорошо васкуляризованных, где и происходит комплекс взаимодействий между клетками крови, системой медиаторов плазмы и микроциркуляции. Основные и принципиальные компоненты острого воспалительного ответа включают: локальное изменение гемодинамики, изменения в системе микроциркуляции, серию клеточных изменений, приводящих к аккумуляции лейкоцитов в местах воспаления и их активации [5].

При повреждении ткани нейтрофилы первыми концентрируются в зоне воспаления, и проникая через стенку кровеносного сосуда, выходят в экстравазальное пространство. В нём скапливается значительное количество нейтрофилов, мигрирующие клетки подвергаются активации, секретируя комплекс эффекторных молекул. Именно сочетание этих факторов предопределяет деструктивный оттенок миграции нейтрофилов в очаг формирующегося воспаления, а также повреждение эндотелиоцитов и базальной мембраны. Накопление нейтрофилов в очаге воспаления и освобождение ими указанных биологически активных веществ вызывают гибель или ограничение жизнедеятельности микроорганизмов, разрушение и лизис омертвевших тканей, очищение зоны повреждения. За счет нейтрофилов вокруг очага воспаления формируется нейтрофильный защитный барьер, который отграничивает зону повреждения (совместно с моноцитарным и фибробластическим) от здоровой ткани и препятствует распространению инфекции и токсических повреждающих факторов [1].

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы Высокоактивные медиаторы нейтрофилов участвуют в развитии вторичной альтерации, стимулируют выход биологически активных веществ из других клеток, способствуют расширению сосудов, увеличению их проницаемости, экссудации плазмы и эмиграции лейкоцитов. Поступая в системный кровоток, они вызывают проявление некоторых системных эффектов воспалительного процесса [7].

Характерным признаком начальной стадии повреждения клеток являлась обратимость возникавших изменений.

Пусковым механизмом альтерации клеток является образование комплекса, состоящего из аллергена и антител, связанных с поверхностью клеток. Альтерация лейкоцитов под влиянием специфического аллергена — показатель аллергии немедленного типа. Альтерация сопровождается не только морфологическими изменениями клеток, но и выделением из них биологически активных веществ, например освобождением гистамина. Процесс сопровождается выбросом в сосудистое русло значительного количества шоковых токсинов, биогенных аминов, цитоплазменных н нуклеарных ферментов, являющихся медиаторами аллергических реакций немедленного типа[8].

По наблюдениям ряда ученых при стимуляции нейтрофилов резко возрастают энергетические затраты, потребляется цитоплазматический резерв гликогена и отмечается его перераспределение в сторону зон, прилегающих к псевдоподиям [10].

Материалом является кровь крупного рогатого скота, полученная от больных –опытная группа (30 голов) и здоровых – контрольная группа (30 голов) животных, подобранных по принципу аналогов.

Исследование показателя повреждения нейтрофилов (ППН) проводили гистохимической реакцией на гликоген по Hotchkiss, усовершенствованной Р.П.

Нарциссовым. В мазке крови подсчитывали 100 нейтрофилов, в которых гликоген располагался по всей цитоплазме (диффузная окраска от темно-красного до розового). Нейтрофилы делили на 2 категории: 1) клетки без видимых изменений или с небольшим фрагментированием или пикнозом ядра, захватывающим его отдельные сегменты, иногда с частичным хроматинолизом;

2) клетки с выраженным пикнозом или фрагментацией ядра, а также с четким хроматинолизом, гиперхроматозом и кариолизом.

Число обнаруженных поврежденных нейтрофилов в контрольных препаратах вычитается из числа, полученного при просмотре мазков крови исследуемых животных.

Н1-Н ППН= ---------------------;

где Н1 – показатель опытной группы;

Н2– показатель контрольной группы;

100 – количество исследованных нейтрофилов.

В процессе микроскопии препаратов необходимо соблюдать следующие условия: 1) для микроскопии используют мазки, которые постепенно истончаются и «сходят на нет». Оценку реакции осуществляют в сравнительно тонкой части препарата, так как в толстой части мазка относительная величина лейкоцитов в 2 – раза меньше чем в тонкой;

2) при учёте реакции из просмотра исключали все краевые зоны мазка, так как в них встречаются механически повреждённые лейкоциты.

В контрольной группе данный показатель составил 0,53±0,021, в то время как у животных опытной группе наблюдается достоверное возрастание данного показателя до 0,75±0,018.

геогрАфические нАуки Таким образом, у коров, больных бурситом тарсального сустава происходит увеличение потребления гликогена, что связано с энергозатратами на фагоцитоз. Состояние нейтрофилов может служить индикатором направленности воспалительного процесса, его самодвижения в сторону усиления или хронизации воспалительного процесса.

Литература и источники:

1. Бережная Н.М. Нейтрофилы и иммунологический гомеостаз. Киев: Наук.

думка,-1988 – 187с.

2. Березовский А.В., Бурденюк А.Ф. Дифференциальная диагностика заболеваний слизистых и синовиальных образований у быков в области тарсальных суставов // Сб. Ветеринария. – 1983. - №3– 6 с.

3. Борисов М.С. Особенности капсулы сустава, синовиальной жидкости, гиалинового хряща у животных. Ветеринария, 2009,№1, 43-45.

4. Бурденюк А.Ф., Власенко В.М., Панько И.С. Хирургические болезни сельскохозяйственных животных. Киев: Урожай, 1988,-168с.

5. Долгушин, И.И. Роль нейтрофилов в регуляции иммунной реактивности и репаративных реакций поврежденной ткани / И.И. Долгушин, А.В. Зурочка, А.В.

Чукичев // Вестн. Рос. Ак. наук. – 2000. - №2. – С. 14-19.

6. Ермолаев В.А., Ермолаева В.И. Взаимосвязь между гемостазиологическими показателями при хирургической патологии у крупного рогатого скота. Сборник науч. работ посвящённый памяти з.д.н. РСФСР д.в.н. проф. Н.В. Садовского и Г.М. Удовина «Морфология и хирургия в практической ветеринарии и медицине.

Оренбург, 1999, 64- 7. Кармолиев Р.Х. Клинико-биохимическая оценка патологических процессов в организме животных. М.: МГАВМиБ, 1997 -49с.

8. Маянский А.Н., Невмятуллин А.Л., Маянский Н.А. Проблемы управления фагоцитарными механизмами иммунитета. Журн. Микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, 1995,№3, -21-26.

9. Мищенко, В.А., Мищенко А.В. Болезни конечностей у высокопродуктивных коров // Вет. патол. - 2007. - N°2. - С. 138 -143.

10. Потапнев М.П. Цитокиновая сеть нейтрофилов при воспалении // Иммунология.

– 1995. – № 4. – С. 34-40.

11. Семёнов Б.С., Лебедев А.В., Елисеев А.Н. Частная ветеринарная хирургия. М.:

КолосС, 2003, - 496с.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ О РЕЗУЛЬТАТАХ ИССЛЕДОВАНИЙ АНТРОПОГЕННОГО ВОЗ ДЕЙСТВИЯ НА ГЕОЛОГИЧЕСКУЮ СРЕДУ В ПРЕДЕЛАХ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПРИКАСПИЯ Калашник Ж.В.

ГОУ ВПО «Астраханский государственный технический университет», г. Астрахань Дан анализ процессов, возникающих в результате антропогенного воздействия на геологическую среду в пределах Северо-западного Прикаспия.

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы Показано, что интенсивное антропогенное воздействие провоцирует возникновение природных и техногенных процессов нехарактерных для исследуемой территории.

Высокие темпы добычи газа, рост темпов промышленной переработки превратили предприятия нефтегазового комплекса в мощные источники техногенного воздействия на природные экосистемы Северо-Западного Прикаспия.

Изучению техногенных процессов, влияющих на геологическую среду, были посвящены исследования многих ученных, в том числе: И.В. Головачева, Н.Н. Гольчиковой, Т.Е. Демичевой, С.М. Калягина, Г.А. Лосева, В.Г. Малова, Г.М.

Михайлова, В.П. Щучкиной.

С помощью космоснимков «Ресурс Ф» (10.9.1980, 1:200000), «Ресурс О»

(30.6.1991, 1:200000) изменения произошедшие в рельефе были проанализированы Б.Ф. Кочуровым [2,3]. Проведенная до создания Астраханского газового комплекса (АГК) аэрофотосъемка, с последующим дешифрированием космических (КС) и аэрофотоснимков (АС) позволила установить, до застройки территория в пределах АГК представляла собой эоловую равнину с полузакреплёнными, закреплёнными песками, с частыми массивами барханных песков. Расчленённость рельефа достигала нескольких метров. В период застройки произошла планация рельефа. Разрабатываемые горные породы использовались для сооружения насыпей под строительство дорог, строений.

В настоящее время рельеф искусственно снивелирован и в естественном виде сохранился лишь за пределами застроенной территории.

На территории Астраханской области около полувека проводится поисковое бурение на нефть и газ. В районе расположения буровых скважин антропогенному воздействию подвергается площадь в радиусе более 500 м, при этом полностью уничтожается почвенный и растительный покров, прокладываются многочисленные грунтовые дороги, выкапываются отстойники для сточных вод, почвенный покров загрязнён нефтепродуктами, промышленным и бытовым мусором.

На не действующих буровых: скважина № 38 Астраханская, буровая скважина № 61 Заволжская, эксплуатировавшихся более 20 лет, происходит реконструкция антропогенного рельефа естественным путём: колеи дорог выполаживаются, и отдельные дороги зарастают полынью, барханы нивелируются и переходят в полузакреплённые пески [4].

Исследуемую территорию пересекают различные транспортные магистрали.

Наиболее широко распространены просёлочные грунтовые дороги, проложенные, как правило, параллельно друг другу. В колее дорог в период выпадения осадков образуются промоины, что способствует пере углублению колеи. В таких случаях прокладывается новая дорога параллельно нарушенной. Со временем под действием естественных процессов денудации и аккумуляции, заброшенные колеи засыпаются песком, местами зарастают растительностью, и дорога вновь входит в эксплуатацию.

С юга на север вдоль рек Волги и Ахтубы проходят автомагистрали Астрахань-Волгоград, прокладываются подъездные пути, строятся дороги для нефтегазовой отрасли. Для строительства дорог используется насыпной грунт и возводятся насыпи. Всё больше появляется дорог местного значения с асфальтовым покрытием. Во многих местах Волго-Ахтубинской поймы просёлочные дороги проходят по вершинным частям дамб. Вдоль насыпей у их основания происходит концентрация атмосферных осадков. С одной стороны, это положительный момент, т. к. насыпи увлажняются, уплотняются, но с другой стороны, просачивающаяся вглубь вода в условиях повышенной засолённости грунтов способствует активизации суффозионных процессов. Склоны насыпи в зависимости от крутизны и уплотнения подвергаются или плоскостному стоку, или глубинной эрозии, что приводит к развитию геогрАфические нАуки промоин и разрушению насыпей. В местах развития песков вдоль дорог возникают очаги дефляции. При сильных ветрах сухой песок переносится и скапливается на дороге [1].

Для всех районов области характерна активизация эоловых и эрозионные процессов. Особенно, вдоль линий электропередач и параллельно идущих дорог, в зависимости от типа равнины активизируются эоловые (дефляция) и эрозионные (плоскостной смыв, промоины) процессы. Со временем, если дорога не используется, происходит её нивелировка: колеи заполняются горными породами, зарастают растительностью.

Приблизительно пятая часть Волго-Ахтубинской поймы занята пахотными землями, многие из которых в настоящее время не используются. В результате распашки произошла нивелировка рельефа, на месте гривистых участков образовались выровненные под пашню площадки, окруженные дамбами с целью предотвращения их от затопления. Если дамбы не разрушаются несколько лет, пашни подвергаются вторичному засолению. Начинаются суффозионные процессы, нехарактерные для поймы и дельты, что приводит к образованию просадок, промоин на их склонах, разрушению и сносу плодородного почвенного горизонта. Поэтому необходимо создавать условия для затопления брошенных пашен, что убережет почву от засоления и приведет к накоплению продуктивных пойменных осадков.

Территории населённых пунктов, расположенных по берегам рек Волга, Ахтуба, Бузан в период застройки снивелированы, почвенный покров деградирован.

В местах, где растительность полностью уничтожена, широко развиваются участки плоскостного сноса. Прилегающая к населённым пунктам территория, а так же склоны и берега рек часто бывает замусорены бытовыми отходами и строительным мусором.

В пределах селитебных зон поймы и дельты представленной индивидуальной одноэтажной застройкой процессы подтопления ярко проявляются в паводковый период и активизируются в результате утечек из водонесущих коммуникаций и неумеренных поливов приусадебных участков. Примером могут служить имеющиеся вблизи сел Сокрутовка и Пироговка крупные участи подтопления, связанные с интенсивным орошением садов и огородов. Необходимо отметить, что особенностью гидрогеологических условий поймы является преобладание хорошо проницаемых песчаных грунтов, что служит фактором препятствующим процессу подтопления, даже при залегании грунтовых вод менее 1,0 м. Однако, в паводковый период эти же факторы способствуют быстрому подъему уровня грунтовых вод и подтоплению территории. Грунтовые воды по отношению к цементу неагрессивны, но подъем уровня грунтовых вод может способствовать развитию процесса коррозии металлических конструкций.

В силитебных зонах приуроченных к дельте р.Волга, где с поверхности залегают слабопроницаемые глинистые породы, происходят процессы, связанные с нарушениями природного водного баланса: повышение уровня грунтовых вод, образование верховодки и новых водоносных горизонтов, увеличение плотности пород. При подъеме уровня грунтовых вод до определенной глубины возникает подтопление, заболачивание, вторичное засоление. Участки подтопления и засоления наблюдаются на орошаемых участках вблизи сел Каралат, Разночиновка и др.

На всей территории Астраханской области изменение влажности влечет за собой просадочные явления в лессовых породах, набухание глин, уменьшение прочности пород. Увлажнение грунтов приводит к изменению интенсивности природных процессов и явлений: на участках распространения легко размываемых и размокаемых лессовых пород активируется овражная эрозия.

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы Таким образом, в пределах исследуемой территории мы отмечаем значительное влияние хозяйственной деятельности человека на геологическую среду.

Особенно ярко это влияние сказывается на участках добычи полезных ископаемых.

Возникают техногенные формы рельефа, активизируются ранее существовавшие экзогенные процессы и проявляются природные процессы нехарактерные для этой части территории.

Литература и источники:

1. Гольчикова Н.Н. Оценка состояния природной среды Северо-Западного Прикаспия: Моног. / Астрахан. гос. тех. ун-т. - Астрахань: Изд-во АГТУ, 2005.

2. Кочуров Б.И. Геоэкология: экодиагностика и эколого-хозяйственный баланс территории. – Смоленск: СГУ, 1999. -154с.

3. Кочуров Б.И. Экологический риск и возникновение острых экологических ситуаций //Изв. РАН. Сер. геогр. — 1992. — № 2. — С. 112-122.

4. Ушаков Н.М. Природа и история Астраханского края / Н.М. Ушаков, В.П.

Щучкина, Е.Г. Тимофеева, В.Н. Пилипенко и др// Изд-во Астраханского пед. ин та, - Астрахань: 1996. – 364с.

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ СРЕДА КАК ОБЪЕКТ ПРОЕКТИРОВАНИЯ В ДИЗАЙНЕ, ЕЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И СЛАГАЕМЫЕ Бакалдина Г.В.

ФГОУ ВПО «Государственный университет-учебно-научно-производственный комплекс», г. Орел В статье рассматривается «среда» как ключевое понятие происходящей в настоящее время кардинальной трансформации методов, результатов и целей творческой деятельности в дизайне. Представлен генезис становления современного понимания термина «среда», даны ее характеристики и слагаемые.

Конкретизируя свое определение проектирования как деятельности, цель которой «предусмотреть, запланировать положительные изменения в окружающей человека действительности», известный английский теоретик дизайна Дж. К.

Джонс говорил, что оно охватывает не только творчество профессиональных проектировщиков, архитекторов и конструкторов, но и мысли, и чувства простых граждан всех тех, кто стремится изменить формы и содержание нашего мира, сделать его лучше, человечнее [2]. Как справедливо замечает В.Т. Шимко [5], в жизни ежедневно и ежечасно, сами того не замечая, мы ставим и решаем различные проектные задачи. Проектирование таким образом становится определенной чертой нашего сознания и бытия, распространяясь почти на все сферы человеческой деятельности.

В настоящее время такое явление как дизайн стало многогранным и даже многоуровневым. Наряду с общим использованием понятия «дизайн» для обозначения всей проектной культуры существуют понятия «дизайна» применительно к отдельным формам создания реальных предметно-пространственных объектов, которые и получили определение как «частные дизайны». Причем особый статус среди частных дизайнов занимает средовой дизайн. В.Т. Шимко [5, с. 27] считает, что, несмотря на то, что данная область дизайнерской работы получила искусствоведение самостоятельность только около полувека тому назад, она уже сегодня не только в состоянии соперничать с традиционно устоявшимися сферами дизайна, но и явно начинает главенствовать над ними, используя все их достижения для своих целей. Как полагает автор, «среда» ключевое понятие происходящей в настоящее время кардинальной трансформации методов, результатов и целей творческой деятельности в проектной культуре. Некогда художники, архитекторы, ремесленники, изобретатели, работая над своими произведениями картинами, постройками, приборами, решали преимущественно специальные, знакомые и интересные лично им задачи мироустройства, тогда как общая конструкция создаваемой их руками «второй природы» сферы обитания человека – получалась стихийно. Наше время, по мнению В.Т. Шимко, не умаляя важности улучшения частных сторон человеческого бытия, поставило принципиально новую задачу проектирования среды обитания в целом, гармонично увязывая все ее параметры: материально-физические, функционально-прагматические, социальные и эмоционально-художественные. С его мнением согласен и Г. Минервин [3], который замечает, что самая характерная тенденция подлинного дизайна это стремление проектировать не отдельные вещи, а целостные по форме комплексы, изменяющие и гармонизирующие окружающую нас предметно-пространственную среду и вносящие тем самым свой посильный вклад в дело развития передовой человеческой культуры.

У любой деятельности всегда есть объект, на который она направлена, субъект, осуществляющий эту деятельность, и предмет самой деятельности.

Объектом проектной работы в дизайне среды, в отличие от других «частных дизайнов», является сложно-динамическая система среды обитания человека, точнее, достижение оптимальной предметно-пространственной организации и образности различных средовых объектов. Внимание дизайнера поэтому прежде всего необходимо направлять на те типы объектов среды, которые должны обладать специфическими качествами комплексности, динамичности, гуманистичности и целостности. К таким весьма распространенным типам объектов среды относятся:

городской дизайн, или дизайн городской среды, включающий общественные пространства города, жилую среду, объекты, принадлежащие инфраструктурным функциональным системам (транспорт, городские службы, общение и торговля);

интерьерный дизайн, включающий общественную и жилую среду;

дизайн производственной среды, включающий разнообразные открытые и закрытые пространства.

Широкое распространение и употребление термина «среда» в указанных выше соответствующих ему смысловых установках началось сравнительно недавно, лет 20 тому назад. Существенный сдвиг, произошедший в употреблении понятия «среда», состоял в том, что его стали употреблять самостоятельно, в качестве понятия, не противопоставленного какому-то другому объекту. Например, «городская среда», «жилая среда», «общественная среда» и т.д.

Рассмотрим генезис становления современного понимания термина «среда».

В обыденном значении понятие «среда» означает совокупность материальных структур, окружающих человека. Это понятие пришло в сферу осмысления культуры из естественных наук [1]. В системе понятий, выработанных, например, биологией, просторечному содержанию термина «среда» отвечает термин «окружение», определяющий материальное наполнение пространства. Средой сообщества организмов именуется окружение, которое взаимодействует с этим сообществом, влияет на его деятельность и активизируется его поведением. Под окружающей человека средой (синоним среда обитания человека) понимается совокупность МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы внешних по отношению к человеку природных, техногенных, социальных и культурных объектов, явлений и процессов, с которыми он находится в прямых или косвенных взаимоотношениях.

Окружающая человека среда часто рассматривается в качестве системы взаимосвязанных сред более узкого плана: естественная среда, пространственная среда, природная среда, социальная среда, жилая среда, производственная среда, культурная среда, информационная среда.

Относительный характер среды, специфика ее проявлений определяется не только различиями в свойствах и составе образующих ее элементов, но также и особенностями того, что она окружает, с чем взаимодействует. Так, для животного мира окружающее воздействие структурируется в соответствии с его наследственно биологической организацией и вытекающим из нее инстинктивным, биологически отношением к природе. Что же касается человека, то здесь структуроформирующим фактором среды выступают не его биологические качества, а осуществляемые им формы предметно-практический и духовной деятельности, а также те общественные отношения, в рамках которых они реализуются.

В основе соответствующего биологического понятия «природная среда»

лежит расчленение объекта изучения на «организм» и «среду», причем среда составляет природные, естественные условия жизни организма, к которым организм должен приспосабливаться.

Природная среда в рамках этой абстракции не зависит от жизнедеятельности и поведения животных организмов;

если она и меняется, то не в связи с ними. Г.П.

Щедровицкий [1] замечает, что нередко подобные представления об обособленном животном организме и его отношении к природной среде подразумеваются и тогда, когда речь идет о предметной среде человека. Хотя в этом понятии вместо животного организма фигурирует человек, а вместо природы предметность, окружающая человека, характер абстракции остается тот же: человек мыслится приспосабливающимся к предметной среде, а среда независимой от человека.

Далее автор пишет, что подобный перенос понятия оказался возможным лишь на особом историческом этапе развития общества, когда отдельный человек стал настолько независимым от социума и благодаря экономическому или политическому управлению им приобрел такую мощь, что стал действовать вопреки другим членам общества и против них, когда такое поведение стало своеобразной нормой жизни.

Отдельный человек при этом понимании рассматривался как независимый организм, а все окружающее его как среда его поведения и жизнедеятельности. Однако вскоре такое представление начало с самых разных сторон обнаруживать свою неадекватность реальному положению дел.

Прежде всего, было отмечено различие между природной и социальной средой человека. Стало очевидно также, что сама социальная среда очень неоднородна: отношение человека к другим людям существенно иное, нежели отношение к вещам. Именно эта последняя составляющая социальной среды и была названа предметной средой.

Отмечалось также, что человек не просто приспосабливается к предметной среде, но и непрерывно изменяет ее своим поведением и деятельностью, что эти изменения осуществляются не столько стихийно, как у животных, сколько сознательно и целенаправленно. Последнее, естественно, привело общественную мысль к следующему принципиальному выводу: человек не просто изменяет предметную среду он ее производит, творит в соответствии со своими идеями, идеалами и планами. Это обстоятельство существенно отличает предметную среду человека от природной, которая изначально дана людям и не является продуктом их искусствоведение деятельности. Имея это в виду, предметную среду человека стали называть «второй природой».

Фиксация искусственности предметной среды, или «второй природы», по сути дела, коренным образом изменила само понимание взаимодействия между организмом и средой. Человек оказывается таким организмом, который по отношению к предметной среде выступает уже не как приспосабливающийся, а как производитель и творец предметности, как ее источник. Предметная среда в силу этого осознается в виде продукта человеческой деятельности.

Г.П. Щедровицкий считает, что характеристики искусственного, будучи совершенно верными, не исключали и иных определений: в другом плане предметный мир, созданный и создаваемый людьми, выступает по отношению к ним как среда, к которой они должны таки приспосабливаться, и в соответствии с которой, должны строить свое поведение и свою деятельность. Поэтому определение мира вещей, созданных людьми и окружающие их, как предметной среды, т. е. как естественного, продолжает сохраняться, несмотря на очевидную правильность характеристик искусственного.

В.Т. Шимко [5, с. 41] указывает на то, что в основании этих двух разных характеристик, внешне приводящих к противоречию, лежит исключительно важная и принципиальная двойственность в положении и деятельности самого человека.

Своеобразие существования человека состоит как раз в том, что каждый отдельный человек является не только самостоятельным человеком, живущим в природной и социальной среде, но всегда также определенным органом более сложного, социального организма человеческого общества, элементом сложной социальной системы. При этом, как выясняется, именно это второе качество органа социальной системы является главным и определяющим для человека, а существование его в качестве отдельного и независимого организма является вторичным, определяется потребностями более широкой социальной системы и, как показывает история, встречается отнюдь не при всякой организации человеческого общества.

Один и тот же индивид в современном обществе выступает и в той и в другой роли. Но он разный в каждом из этих отношений и по-разному относится к своему предметному миру.

Отдельный человек может производить, создавать элементы предметного мира, и поэтому многие элементы последнего выступают для него не как продукты его сознательной и целенаправленной деятельности, а как нечто естественно данное, независимое от него и противоречащее ему, как то, с чем человеку приходится считаться и к чему нужно приспосабливаться, т. е. как среда его жизнедеятельности. Но, если мы говорим о создании или производстве предметного мира в целом, то можем и должны иметь в виду уже не отдельного человека, а всех людей, объединенных в человечество, или, точнее, человечество как единый социальный организм, создающий и производящий весь предметный мир. Но для организма этого рода, для человечества, предметный мир выступает уже не как среда, к которой нужно приспосабливаться и которая живет по своим стихийным, естественным законам, а как продукт его деятельности, как его творение и в этом смысле как полностью от него зависящий мир.

Литература и источники:

1. Генисаретский, О. И. Дизайнерское проектирование [Текст] /О.Г. Генисаретский, Г.П. Щедровицкий // Теоретические и методологические исследования в дизайне.

Избранные материалы: переиздание. М.: Школа культурной политики, 2004. С.

150 - 179.

2. Джонс, Дж. К. Методы проектирования [Текст] /Дж. К. Джонс. – М.:Мир, 1986. – 326 с.

МодернизАция совреМенного обществА: проблеМы, пути рАзвития и перспективы 3. Минервин, Г.Б. Основные задачи и принципы художественного проектирования.

Дизайн архитектурной среды [Текст]: учебное пособие для вузов /Г.Б. Минервин.– М.:Архитектура-С, 2004. – 93 с.

4. Раппопорт, А. Г. Средовой подход и идеология проектирования [Текст] /А.Г.

Раппопорт: под ред. Т. Нийта, М. Хейдметса, Ю. Круусвалла. // Психология и архитектура. Тезисы конференции. Ч.1. Таллин, 1983. С.96 98.

5. Шимко, В.Т. Основы дизайна и средовое проектирование [Текст]: учебное пособие /В.Т. Шимко. М.:Архитектура-С, 2007. – 160 с.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ПРАВОСЛАВНЫЕ МОНАСТЫРИ В XV - XVII ВЕКЕ Ляхова Е.А.

ГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» Юргинский технологический институт (филиал) Томского политехнического университета, г.Юрга В статье раскрывается становление Русской православной церкви, развитие монастырей XV-XVII веке. Рассматривается иерархия и жизнь церковных служителей. Раскрытие политического отношения церковного землевладения порождающие церковно-политический конфликт между двумя партиями.

Назначение Исидора в 1437 году своей целью ставило обеспечить принятие Русской Церковью предполагавшейся православно-католической унии.

Митрополит Исидор принял деятельное участие в заключении унии, которая была подписана во Флоренции в 1439 году. Папская курия и Константинопольская патриархия подписали акт о принятии Православной Церковью католических догматов и признании римского папы главой Церкви при сохранении православных обрядов в богослужении.

Изгнание поставленного Константинополем митрополита и неприятие церковной унии 1439 года имело важные последствия. С одной стороны, в церковных кругах складывалось убеждение, что греки предали Православную веру ради своих корыстных целей, а с другой стороны, личность великого князя все больше ассоциировалась с образом истинного защитника веры, опоры Православия.

15 декабря 1448 года собор русских епископов в Москве утвердил на митрополичьем престоле ставленника Василия II Иону без санкции константинопольского патриарха. Этот акт ознаменовал формальное начало автокефалии Русской Церкви. Вместе с тем московская митрополия с этого момента оказалась в прямой зависимости от великокняжеской власти.

Митрополит Иона стал первым предстоятелем автокефальной Русской Православной Церкви, но в то же время и последним митрополитом, чья юрисдикция распространялась на всю Русь, как Литовскую, так и Московскую.

С этого времени на Руси существовало две митрополии – Московская автокефальная и Киевская, которая вскоре порвала с унией и вновь вошла в юрисдикцию Константинопольского Патриархата.

Преемником митрополита Ионы стал архиепископ Ростовский и Ярославский Феодосий (Бывальцев).

После его поставления на митрополию на Руси была предпринята попытка исторические нАуки обосновать новый порядок вещей, сложившийся в Русской Церкви в связи с переходом к самостоятельности.

Взойдя на Московскую кафедру, Феодосий активно занялся оздоровлением нравственного облика приходского духовенства посредством ужесточения канонической дисциплины. В частности, Феодосий вновь подтвердил правило обязывавшее овдовевших священников уходить в монастырь и принимать постриг.

Тех же, у кого из вдовых священников обнаруживалась сожительница – а таковых было не мало, Феодосий, согласно канонам, велел извергать из сана.

Эти меры митрополита Феодосия вызвали сильнейшее возмущение со стороны низшего духовенства.

От постоянных упреков Феодосий окончательно разочаровался в начатой им реформе и, оставив в 1464 году митрополию, удалился на покой в Чудов монастырь.

В том же году собором епископов при участии великого князя Ивана III Васильевича новым митрополитом был избран Филипп I, ранее занимавший Суздальскую кафедру.

Однако Борецкие выдвинули своего кандидата на архиепископство - монаха Пимена, бывшего ключника Ионы – казнокрада и карьериста.

На тот момент Григорий уже отрекся от унии и был признан Константинопольским патриархом Дионисием в качестве митрополита всея Руси, так как Московских митрополитов патриарх не признавал.

В 1471 году, пришедшие к власти в Новгороде Борецкие, заключают союз с великим князем литовским и польским королем Казимиром Ягеллоном. Казимир поставил в Новгород своего наместника и обещал «Господину Великому Новгороду»

защиту от Москвы. Нареченный архиепископ Феофил, боясь потерять кафедру, также принял участие в сговоре с Казимиром. В Москве это расценили как политическую измену и отступничество от Православия, началось открытое противостояние.

Преемником митрополита Филиппа в 1473 году стал Коломенский епископ Геронтий (1473-1489 годы).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.