авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Оглавление В. И. ВЕРНАДСКИЙ И ФЕНОМЕН СОЗНАНИЯ: К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА, И. И. МОЧАЛОВ................ 2 ИЗМЕРЕНИЕ ВРЕМЕНИ И КАЛЕНДАРИ В ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ (ШУМЕРСКИЙ ПЕРИОД), Г. Е. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Двукратные изыскания в Южном ледовитом океане...

стр. Довод Белова Известный историк Михаил Белов предложил дополнительный аргумент, кроме письма Лазарева, в качестве подтверждения того, что Антарктида была открыта российскими моряками. По Белову, каждое употребление Беллинсгаузеном фразы "сплошной лсд" означало, что экспедиция сталкивалась не с простыми меняющимися ледяными полями, а с постоянным ледяным берегом материка Антарктиды 52. Беллинсгаузен описывал около 12 встреч со "сплошным льдом", использовав эту фразу 16 раз в рапортах и около 33 раз в своей книге. Так что если Белов прав, экспедиция одновременно и открыла материк, и осуществила его достаточно широкое обследование. Автор настоящей статьи, однако, не согласен с Беловым по ряду причин:

- Беллинсгаузен называл "сплошными" разные типы льда, включая твердые льды, мелкие льды, довольно большие куски льда, льдины, и один раз, в декабре 1820 г., группу ледяных островов (айсбергов);

- большинство описанных Беллинсгаузеном "сплошных" ледяных полей содержали айсберги, чего не бывает (или во всяком случае до самого последнего времени не наблюдалось) в случае больших ледовых формаций, похожих на землю (ледяных барьеров, языков льда или шельфовых ледников);

- "сплошной лед" Беллинсгаузена мог довольно быстро двигаться53;

- объясняя свои выражения, Беллинсгаузен никогда не утверждал, что термин "сплошной лед" эквивалентен термину "матерой лед", и никогда не использовал оба термина в одном и том же предложении;

- напротив, он писал, что куски плавающего льда обычно соединяются в широкие пространства и образуют поля "сплошного льда", которые потом меняют со временем свою площадь и местоположение54;

- Белов непоследовательно использует свой аргумент. Экспедиция впервые увидела "сплошной лед" 2 (14) и 3 (15) января 1820 г., находясь еще в районе Южных Сандвичевых островов, и опять 8 (20) января на широте 60 S, значительно раньше предполагаемого открытия материка в 16 (28) января55;

- наконец, мнение Белова трудно считать беспристрастным. Он ни разу не объяснил, почему не считает встречу Кука с ледяным полем 30 января 1774 г. наблюдением Антарктического материка56, тогда как безусловно считал довольно похожие встречи Беллинсгаузена 16 (28) января и 5 (17) февраля 1820 г. такими наблюдениями.

Необходимо повторить, что автор настоящей статьи вовсе не полагает, что Кук открыл Антарктиду. Он только задает себе вопрос, почему сам Белов не сделал этот вывод на основании собственного аргумента?





Белов М. И. Первая русская антарктическая экспедиция 1819 - 1821 гг. и ее отчетная навигационная карта. Л., 1963. С. 40 -43.

Беллинсгаузен Ф. Ф. Рапорт морскому министру маркизу де Траверзе из Кронштадта... Л. 1 18 об.

Беллинсгаузен. Двукратные изыскания в Южном ледовитом океане... Т. 1. С. 200;

Т. 2. С. 210 - 212, 237.

Там же. Т. 1. С. 154 - 165.

Cook. A Voyage Towards the South Pole... Vol. 1. P. 267.

стр. Заключение Автор настоящей статьи выдвигает три тезиса. Во-первых, по свидетельству Беллинсгаузена, изложенному неоднократно в официальном описании плавания, которое подтверждали и два других свидетеля, российская экспедиция первый раз наблюдала ледяную структуру, похожую на сушу, в феврале 1820 г. Во-вторых, в своем письме к Шестакову Лазарев приводит иную датировку этого события, утверждая, что оно произошло в январе. Наконец, письмо Лазарева - недостаточно достоверный исторический источник, чтобы мы могли ему доверять при описании антарктических событий и отвергать единомыслие (по существу) других свидетелей. Если эти утверждения автора настоящей статьи справедливы, то первые наблюдения Антарктиды, возможно, произошли в следующей последовательности.

Наблюдение суши около Антарктического полуострова, о котором прошел слух после 1600 г., не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. В 1770-х гг. британская экспедиция, которой командовал Кук, неоднократно встречала и на короткое время входила в широкие ледяные поля, усеянные айсбергами, которые окружают Антарктиду. Но Кук никогда не претендовал на то, что открыл сушу ниже Южного полярного круга, и никогда не описывал наблюдения ледяных структур, похожих на сушу, которые бы могли считаться материковой частью Антарктиды. Поэтому историки вообще не упоминают Кука как открывателя Антарктиды.

Первые определенные и подтвержденные наблюдения континента произошли в 1819 и 1820 гг. 7(19) февраля 1819 г. личный состав английского торгового брига "Уильямс" (командир Уильям Смит) наблюдали Антарктический континент в виде Южных Шетландских островов, которые составляют часть этого континента. 18 (30) января г. личный состав того же самого брига "Уильямс" под командованием Эдварда Брансфилда в присутствии Смита наблюдали материковую часть Антарктиды в виде высокой горы на северной оконечности Антарктического полуострова, которая сейчас называется горой Брансфилда. Они догадались, что наблюдали берег материка и так на месте описывали это событие: "Часть, похожую на материк, г. Брансфилд назвал Землей Тринити"57. А 5 (17) февраля 1820 г. российская антарктическая экспедиция под руководством капитана Беллинсгаузена наблюдала одну из значительных ледяных структур, похожих на землю, которые составляют береговые пространства материковой части Антарктиды.

Что касается утверждения Лазарева, изложенного в письме к Шестакову, что российская экспедиция впервые наблюдала такую ледяную структуру не 5 (17) февраля, а 16 (28) января 1820 г., то в этом нет ничего удивительного. Он был не супергероем, а нормальным человеком, могущим ошибаться. Как заметил один уважаемый эстонский историк, "возможно, он просто по-человечески ошибся"58. Так же просто объясняется, может быть, почему Лазарев Campbell. The Discovery of the South Shetland Islands... P. 132.

Tammiksaar, E. Russian South Pole Expedition in the Context of Political Interests of the Russian Empire and the Soviet Union // Cold in Russia: Ice, Snow and Frost in Russian History / J. Herzberg (ed.). New York (forthcoming).

стр. неточно вспомнил дату этого события (5 (17) февраля). Дело в том, что несколько ранее, а именно 16 (28) января, произошло другое важное событие: экспедиция достигла самой южной точки в плавании 1820 г. В следующем году она продвинулась еще дальше на юг.

Последнее соображение Никто из этих мореплавателей - Смит, Брансфилд, Беллинсгаузен - никогда не претендовал на то, что он со своей командой одним махом "открыли Антарктиду". Автору настоящей статьи тоже хотелось избежать повторения бездоказательных и плохо аргументированных дискуссий прошлого века. По его мнению, Антарктида только коллективно, медленно и постепенно открывала себя, подобно полярной станции при вьюге. Хронология этих трудоемких шагов - просто фактическая. Она не имеет никакого значения для современной и будущей деятельности России, Великобритании или любой другой страны в Антарктике. Такая деятельность осуществляется в соответствии с современными реальностями, и будет зависеть, между прочим, от потенциала научного знания, изменения климата, конкуренции за ресурсы и условий Антарктического договора.

Благодарности Автор глубоко благодарен Российскому государственному архиву военно-морского флота и Российской государственной библиотеке за внимательное отношение и за эффективное снабжение копиями документов, хранящихся в фондах. Так же он благодарен Александру Чекулаеву, Валентину Смирнову и Эрки Таммиксаару, которые оказали ему значительную помощь в поиске исследовательских материалов, и Виталию Нечитайленко с Валентином Смирновым, которые добровольно помогли ему перевести статью на русский язык.

стр. "ОБЩЕСТВО ГУБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ" ИЛИ Заглавие статьи "МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК"? (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ ОЛЕАЭ) Автор(ы) Г. Г. КРИВОШЕИНА Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 4, 2013, C. 57- Социальная история науки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 49.7 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи "ОБЩЕСТВО ГУБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ" ИЛИ "МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК"? (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ ОЛЕАЭ), Г. Г. КРИВОШЕИНА Настоящая статья - дань памяти Императорскому обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете - обществу уникальному, прославившемуся в дореволюционной России своей научной и научно-просветительской деятельностью и послужившему моделью для естественно-научных обществ, которые с конца 1860-х гг. создавались при всех российских университетах. Однако в наше время оно почти забыто, а его былые заслуги пытаются приписать себе совсем другие научные организации. История ОЛЕАЭ - наглядный пример того, как с помощью необдуманных реформ и слияний можно не только уничтожить эффективные научные структуры, но даже стереть саму память о них.

Ключевые слова: Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ), Московское общество испытателей природы (МОИП), А. П. Богданов, университетские естественно-научные общества.

27 октября (15 октября по старому стилю)1 2013 г. исполнилось 150 лет со дня основания Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ) при Московском университете. И хотя первое официальное заседание общества состоялось 14 мая 1864 г., оно отсчитывало свою историю с 15 октября 1863 г., когда члены-основатели общества впервые собрались вместе, чтобы обсудить его устав и основные задачи. Инициатором создания Общества любителей естествознания (так ОЛЕАЭ называлось до 1867 г.) был профессор зоологии Московского университета Анатолий Петрович Богданов. Ему было 29 лет, он возглавлял кафедру зоологии и университетский Зоологический музей и успел приобрести в университете не только единомышленников и влиятельных покровителей, но и непримиримых врагов 2. Как писал Богданов в одной из автобиографий, [во] многих из своих товарищей он (Богданов. - Г. К.) находил к себе злобу, доходившую до мании. Бранить и делать демонстрацию против Богда Далее все даты приводятся по старому стилю.

Причины этого проанализированы в: Райков Б. Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина: материалы к истории эволюционной идеи в России. М.;

Л., 1959. Т. 4. С. 203 467;

см. также: Кривошеими Г. Г. Либералы и консерваторы в Московском университете (к истории естествознания в России второй половины XIX в.) // История социокультурных проблем науки и техники. Сб. трудов. М., 2004. Вып. 2. С. 139 - 162;

Кривошеина Г. Г.

Анатолий Петрович Богданов и основание Политехнического музея // ВИЕТ. 2012. N 4. С. 155 179.

стр. нова считалось тогда у многих выражением отстаивания чистой науки от врывания непризнанных деятелей 3.

Неудивительно, что его инициативу они встретили критикой и насмешками 4: новое общество тут же окрестили "Обществом губителей естествознания", а самого Богданова обвинили в том, что, не сделав ничего в науке, он таким образом тешит свое тщеславие и пытается привлечь внимание к своей персоне. Но наиболее жесткое и организованное противодействие исходило со стороны руководства Московского общества испытателей природы (МОИП) - старейшего и самого авторитетного в России естественно-научного общества, основанного при Московском университете в 1805 г. Оно объявило идею Богданова бессмысленным бунтом молодежи, губительным для московской науки. Это было тем более серьезно, что членами МОИП состояли все известные московские ученые естественники.

Интересно, что в том же 1863 г. в Москве шла активная работа по организации еще одного естественно-научного общества - на базе Комитета акклиматизации животных и растений Московского общества сельского хозяйства создавалось самостоятельное Русское общество акклиматизации животных и растений (его устав был высочайше одобрен января 1864 г., на несколько месяцев раньше, чем устав ОЛЕАЭ), но это не вызвало никакой негативной реакции со стороны МОИП. Чем же одна только мысль об учреждении ОЛЕАЭ так раздражала часть московского научного сообщества? Вряд ли это можно объяснить происками врагов Богданова. Причины лежали гораздо глубже - в кардинальных изменениях, которые происходили в естествознании второй половины XIX в. в целом и в российской науке в частности, и создание ОЛЕАЭ по существу было ответом на эти изменения. Но обратимся к фактам и в первую очередь попытаемся проследить, как развивались события, предшествовавшие появлению нового общества.

В мае 1862 г. в Москве был открыт первый публичный музей - Московский публичный музеум и Румянцевский музеум 5, больше известный как просто Румянцевский музей. Как явствует из самого названия, в действительности это были два независимых музея: в одном было представлено собрание книг, рукописей, монет и пр. графа Н. П. Румянцева 6, во втором - произведения искусства, переданные в дар Московскому публичному Автобиографии А. П. Богданова, написанные им в разное время // Архив РАН (АРАН). Ф. 446. Оп. 1а. Д. 86. Л.

20.

С этим Богданов за свою жизнь сталкивался неоднократно. Все его проекты, начиная с организации научных выставок и создания публичных музеев и до проведения в Москве международных научных конгрессов, становились объектом язвительных насмешек и критических выступлений в прессе, зачастую вызванными не интересами развития науки и просвещения, а причинами идеологического или личностного характера.

Об истории создания этого музея см.: Пятидесятилетие Румянцевского музея в Москве: 1862 - 1912:

исторический очерк. М., 1913;

Кривошеина Г. Г. Научные музеи Москвы: два века истории // Москва научная / Отв. ред. В. М. Орел. М., 1997. С. 59 - 90.

Граф Н. П. Румянцев (1754 - 1826) завещал свое собрание вместе с дворцом на Английской набережной в Санкт Петербурге государству для создания музея. Музей, открытый в мае 1831 г., находился в ведении Министерства народного просвещения. Решение о переводе музея в Москву было высочайше утверждено 23 мая 1861 г.

стр. музею, частные коллекции на правах временного пользования и коллекции Кабинета натуральной истории Московского университета 7. К сожалению, в новом музее не было создано подходящих условий для хранения зоологических коллекций, и Богданов, исполнявший должность хранителя этих коллекций, приложил большие усилия, чтобы вернуть их обратно в университет 8. Ему удалось это сделать только к концу 1862 г. 9, а в начале следующего года он был официально назначен директором Зоологического музея университета.

Коллекции, поступившие под начало Богданова, не только были повреждены из-за неправильного хранения, но и никоим образом не отвечали научным и образовательным задачам, стоявшим перед университетским музеем: в них была плохо представлена местная фауна, не говоря уж о фауне территории России в целом, а коллекционные экземпляры хранились в основном в высушенном виде, что в случае, например, водных организмов не позволяло проводить полноценные морфологические и анатомические исследования. По существу они больше соответствовали кабинету натуральной истории XVIII в., чем полноценному университетскому зоологическому музею второй половины XIX в. И Богданов, в отличие от многих других зоологов, в частности, своего вечного противника и оппонента С. А. Усова 10, отлично понимал это. Он отмечал, что с конца пятидесятых годов (XIX в. - Г. К.) начался новый период во всем направлении зоологии, выражающийся не только в изменении теоретических воззрений на науку, но и в появлении новых практических нужд в устройстве лабораторий и музеев. Не в России только, но везде и за границею, преобладавшее до того лекционное теоретическое направление в университетском преподавании стало сменяться практическим 11.

Это означало, что преподавание зоологии должно переместиться из университетской аудитории в музей, и этот музей в материальном и техническом отношении должен соответствовать тем кардинальным изменениям, которые В 1867 г. к ним присоединился Дашковский этнографический музей, созданный на основе экспонатов Этнографической выставки, которая в том же году была организована ОЛЕАЭ в Москве.

Иксанова И. В., Кузнецов А. А., Михайлов К. Г. и др. Два века в коллекциях Зоологического музея МГУ / Ред. О.

Л. Россолимо. М., 1991;

Любарский Г. Ю. История Зоологического музея МГУ: идеи, люди, структуры. М., 2009.

Минералогические коллекции Кабинета натуральной истории были возвращены в университет только в 1900 г.

Условия хранения на них никак не повлияли, но часть ценных экспонатов исчезла - по-видимому, они были украдены посетителями из экспозиции (Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ). Ф. 418. Он. 31. Д.

872. Л. 1 - 54).

Усов Сергей Алексеевич (1827 - 1886) - зоолог, профессор Московского университета (1868) как и Богданов был учеником К. Ф. Рулье и одним из основателей Комитета акклиматизации животных и растений, в 1863 - гг. он руководил Московским зоологическим садом. Писал научно-популярные статьи для издававшегося МОИП "Вестника естественных наук", в 1873 вместе с Л. П. Сабанеевым организовал и редактировал журнал "Природа".

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии: 1864 - 1895//АРАН. Ф. 446.

Оп. 1а. Д. 59. Л. 15.

стр. произошли в середине XIX в. в теории и практике зоологических исследований и в технологии хранения коллекционных материалов. В частности, как утверждал Богданов:

Для систематики животных с появлением умения и знания, как обращаться с низшими морскими формами, сухие музейные экземпляры оказались уже недостаточными, ибо и для зоолога стало необходимо даже с классификационной точки зрения изучение строения животных. Сравнительная анатомия, стоявшая до того особняком от зоологии, стала сливаться с нею во многих своих частях, и кроме чучельной потребовались при музеях и анатомические лаборатории, спиртовые коллекции, собрания микроскопических препаратов. Все, начиная от новых усовершенствованных микроскопов до вновь, можно сказать, открытых для музеев низших организмов, нужно было приобретать, собирать и описывать12.

Задача непростая, и хотя, по словам Д. Н. Анучина13, "если Богданов за что взялся, то он достигнет своего и сделает то, что для всякого другого было бы немыслимым"14, одному человеку даже с помощью преданных учеников вряд ли удалось бы с ней справиться "ранее, чем по прошествии Мафусаиловых веков"15. Поэтому у него и возникла идея прибегнуть к помощи одного из российских научных обществ. В Москве выбор был невелик: Московское общество испытателей природы (МОИП) и Комитет акклиматизации животных и растений Московского общества сельского хозяйства (МОСХ). На последний Богданов рассчитывал больше всего, так как с непременным секретарем МОСХ С. А.

Масловым, несмотря на разницу в возрасте, его связывали тесные дружеские отношения, и тот очень высоко ценил Богданова и поддерживал все его начинания. К тому же Богданов был одним из основателей и секретарем Комитета акклиматизации, главным устроителем акклиматизационных выставок 1858 и 1863 гг., позволивших комитету собрать средства на создание в Москве зоологического сада. Однако после смерти К. Ф.

Рулье Богданову становилось все труднее находить общий язык с некоторыми членами комитета, которые обвиняли его в излишней самостоятельности и в том, что он не считается с мнением других16. После второй выставки эти "различные неприятные отношения, дурно действовавшие на здоровье Богданова"17 заставили его отойти от деятельности комитета Там же.

Анучин Дмитрий Николаевич (1843 1923) - антрополог, этнограф, археолог, географ, профессор Московского университета (1884), академик Санкт-Петербургской АН (1896), в 1890 - 1923 гг. президент ОЛЕАЭ.

Анучин Д. Н. О людях русской науки и культуры. М., 1950. С. 249.

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии... Л. 15.

Райков. Анатолий Петрович Богданов... С. 253 - 254.

Автобиографии А. П. Богданова... Л. 19.

Окончательный разрыв с Комитетом (тогда уже - Обществом) акклиматизации произошел в январе 1864 г., когда Богданова не избрали директором Зоологического сада, предпочтя ему Усова.

стр. и задуматься об организации собственного общества. Говоря о создании ОЛЕАЭ, он отмечал:

Мотивами основания (нового общества. - Г. К.) прежде всего была крайняя бедность учебных пособий по многим отделам музея, крайне малые средства, имеющиеся у музея, и неисполнившиеся надежды на возможность достигнуть желаемого с помощью одного Общества акклиматизации19, на котором до того сосредоточены были все надежды нашего кружка20.

Что касается МОИП, то сейчас уже вряд ли удастся выяснить, насколько серьезными были намерения Богданова, когда летом 1863 г. он обратился к секретарю МОИП И. Б.

Ауэрбаху21 с предложением включить Общество любителей естествознания в МОИП на правах постоянного комитета. С одной стороны, это было разумным компромиссом, так как Богданов опасался, что университетское руководство не захочет создавать еще одно естественно-научное общество при университете, а вне университета новое общество "могло усвоить себе весьма скоро цели вовсе не университетские, а последние, - по словам Богданова, - лежали всего ближе у нас на душе"22.

С другой стороны, задуманное им общество основывалось на новых принципах, неприемлемых для ревнителей духа строгого академизма, которым так гордилось МОИП:

членами Общества любителей естествознания могли стать не только ученые, состоятельные любители и высокопоставленные покровители наук, но "все, изъявившие желание содействовать целям общества и участвовать в его трудах"23, а среди его главных целей было указано "распространение естествознания в массе публики"24 - любой публики, не только просвещенной, так как общество собиралось издавать все свои научные труды только по-русски, - а это уже воспринималось как покушение на элитарность науки, попытка ее разрушения. Еще одним важным нововведением было то, что общество декларировало себя как региональное - оно создавалось "для изучения губерний Московского учебного округа в естественно-историческом отношении"25, хотя его деятельность довольно быстро вышла за эти пределы, охватив значительную часть территории России от Туркестана, Кавказа и Крыма до Европейского Севера и Сибири26, но об этом будет сказано Здесь Богданов допустил неточность;

тогда это был еще Комитет, а не Общество акклиматизации.

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии... Л. 15.

Ауэрбах Иван Богданович (1815 - 1867) геолог и минералог, первый заведующий кафедрой минералогии и геогнозии Петровской земледельческой и лесной академии. Известен своими скандальными выступлениями против геологических и палеонтологических работ Рулье.

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии... Л. 17.

Устав Общества любителей естествознания, состоящего при Императорском Московском университете // Известия Общества любителей естествознания. 1866. Т. 3. Вып. 1. С. 1.

Там же.

Устав Общества любителей естествознания... С. 1.

Богданов А. П. Летопись зоологических трудов Общества в первое двадцатипятилетие его существования ( - 1888). Т. 1. Фаунистические работы общества // Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1888. Т. 54. Стб. 1 - 494.

стр. чуть ниже. Богданов был прекрасным дипломатом, хорошо разбиравшимся в людях, поэтому, несмотря на его утверждение, что "ничего не могло даже на минуту изменить доброго расположения"27 к нему Ауэрбаха, трудно поверить, что, зная последнего, он мог ожидать от него положительного ответа на свое предложение. К тому же стоит напомнить, что Богданов был обижен на МОИП и неоднократно вспоминал старую историю о том, как члены общества не оценили его студенческую работу о дроблении яйца циклопов28.

Реакция Ауэрбаха была легко предсказуема. Он, как писал впоследствии Богданов, отнесся весьма холодно к проекту как избыточной затее и, по-видимому, опасался внесения в Общество испытателей природы любителями естествознания духа и стремлений, могших дисгармонировать с строго специальным характером старейшего естественно-исторического общества29.

Сам Богданов, похоже, не был обескуражен этим отказом. Для него в данном случае важнее было наглядно продемонстрировать университетским властям свою готовность к компромиссу и то, что сосуществование ОЛЕАЭ и МОИП в рамках одного общества невозможно и что руководство МОИП на это никогда не пойдет.

История с обращением Богданова к Ауэрбаху, по-видимому, стала причиной того, что сегодня на официальном сайте МОИП30 в разделе "История" можно найти утверждение, что "Общество любителей естествознания выделилось из Московского общества испытателей природы". Но оставим это утверждение на совести (или неинформированности) составителей раздела. Конечно, и сам Богданов, и многие члены основатели ОЛЕАЭ состояли в МОИП (как и большинство московских ученых естественников), но организационно новое общество связывало с последним лишь то, что ОЛЕАЭ было позволено проводить свои предварительные заседания в его помещении. В протоколе заседания МОИП от 14 ноября 1863 г. читаем:

Г. Д. Ч.31 Богданов заявил обществу о вновь учреждаемом при университете Обществе любителей естествознания, имеющем целью развитие и распространение в молодом поколении любви к естественным наукам и охоты к собиранию естественных предметов, чтобы ими пополнять музеи Московского университета;

в связи с этим он обратился к обществу с просьбою дозволить членам вновь образующегося Общества любителей естественных наук иметь свои заседания в помещении нашего общества. Определили:

Исполнить желание Анатолия Петровича32.

Там же.

Кривошеина Г. Г. Роль А. П. Богданова в развитии зоологии в России // История социокультурных проблем науки и техники. Сб. трудов. М., 2004. Вып. 3. С. 35 - 48.

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии... Л. 17.

См.: http://www.moip.msu.ru.

Господин действительный член.

Архив МОИП. 1863. N 389. Л. 23 об.

стр. Отметим здесь одну показательную деталь - упоминание "молодого поколения", о котором в проекте устава Общества любителей естествознания и речи не было. Это или неосознанная описка, или колкий намек на молодость организаторов нового общества и на то, что всерьез их может воспринять лишь такая же молодежь. В самом МОИП на ранних этапах его истории существовал "институт питомцев" для студентов и молодых исследователей, интересующихся естественными науками, но полноправными членами общества они не были - они даже не имели права сами докладывать результаты своих исследований на заседаниях общества (за них это делали их руководители). И такая ситуация сохранялась в МОИП до начала XX в. В целом протоколы заседаний МОИП сухи, демонстративно нейтральны и тщательно отредактированы. Интересно, что ОЛЕАЭ в них практически не упоминается (равным образом в протоколах заседаний ОЛЕАЭ, более живых и пространных, МОИП также фигурирует очень редко), но одна запись от 17 октября 1863 г. привлекает внимание (приводим ее полностью):

Он же (первый секретарь МОИП К. И. Ренар34. - Г. К.) обратил внимание общества на то, что оно уже давно не предпринимало никаких более значительных работ по естественно историческому исследованию Московской и смежных с ней губерний, что, однако, по уставу, лежит на прямой его обязанности, испрашивал, не следует ли нам возвратиться к этого рода деятельности, тем более, что Киевский учебный округ уже несколько лет успешно трудится на подобном поприще и, в новейшее время, Русское энтомологическое общество в Петербурге также на нем выступает. Определено: Вполне сознавая важность и современность предложения г. первого секретаря, назначить на 31 число сего месяца чрезвычайное собрание общества собственно для обсуждения этого предмета и для избрания комиссии, имеющей составить подробный план для осуществления этих предположений35.

Обсуждение текущих дел общества, но почему такая спешка? Зачем устраивать чрезвычайное собрание? Все станет понятнее, если мы посмотрим на дату заседания и вспомним, что двумя днями раньше, 15 октября 1863 г., состоялось первое организационное собрание Общества любителей естествознания, в уставе которого (пока еще не утвержденном) в качестве главной цели значилось "изучение губерний Московского учебного округа в естественно-историческом отношении"36. И хотя последнее в выступлении Ренара даже не упоминалось, надо полагать, что именно оно вызвало такой переполох. Никаких других очевидных причин спешить не было - в Киевском учебном округе исследования региональной фауны были начаты К. Ф. Кес Варсанофьева В. А. Московское общество испытателей природы и его значение в развитии отечественной науки. М., 1955. С. 54.

Ренар Карл Иванович (1809 - 1886) врач, естествоиспытатель, племянник Г. И. Фишера фон Вальдгейма;

секретарь (1840 - 1872), вице-президент (1872 - 1884), президент (1884 - 1886) МОИП;

с 1846 г. - хранитель, а после смерти Рулье - директор Зоологического музея Московского университета (1858 - 1862).

Архив МОИП. 1863. N 389. Л. 23 об.

Устав Общества любителей естествознания... С. 1.

стр. слером еще в 1840-х гг., и в 1850 - 1856 гг. он издал шесть выпусков "Естественной истории Киевского учебного округа", а в уставе основанного в 1859 г. в Петербурге Русского энтомологического общества изучение региональных фаун не было специально обозначено37.

Вес это говорит о том, что, несмотря на обвинения в некомпетентности в адрес Общества любителей естествознания и насмешки над ним, МОИП серьезно опасалось конкуренции со стороны молодого и более активного общества, а потому и попыталось спешно возродить предложенную еще Г. И. Фишером фон Вальдгеймом38 программу "по естественно-историческому исследованию Московской и смежных с ней губерний" (вопреки утверждению Ренара, в уставе МОИП такого пункта не было, там значилось:

Главный предмет общества сделать известною естественную историю обширной Российской империи. Особенно стараться оно будет, по возможности, делать открытие в таких произведениях, которые могут составить отрасль торговли для нашего отечества39) "молодежь" надо было опередить и доказать ей, что ничего необычного она придумать не может, а потому и вся затея с новым обществом бессмысленна. Опасения руководства МОИП были небеспочвенны, так как начиная примерно с середины 1830-х гг. общество постепенно утрачивало свой исследовательский дух, все больше превращаясь в закрытый элитарный клуб, и даже его основатель и директор, а позже вице-президент40 Г. И. Фишер фон Вальдгейм не мог этому противостоять - большинство его инициатив общество просто отвергало. После его смерти, когда научным руководителем общества стал его сын, ботаник А. Г. Фишер фон Вальдгейм41, эта тенденция окончательно возобладала. Как писал Д. Н. Анучин:

Общество собиралось обычно раз в месяц (кроме летнего времени) в тесном кругу своих сочленов для выслушивания 1 - 2 сообщений по разным отделам естествознания зоологии, ботанике, геологии, астрономии, химии и т. д., причем иногда сообщения носили такой специальный характер, что их могли понимать лишь 1 - 3 лица из присутствовавших, а остальные занимались в это время просмотром журналов, питьем чая и взаимной беседой42.

См., напр., Медведев Г. С. 140 лет Русскому энтомологическому обществу // Труды Русского энтомологического общества. 2000. Т. 71. С. 6 22.

Фишер фон Вальдгейм Григорий Иванович (Иоганн Готхельф Фридрих) (1771 - 1853) естествоиспытатель, "русский Кювье", почетный член Санкт-Петербургской академии наук (1819), основатель и первый директор МОИП.

Цит. по: Варсанофьева. Московское общество испытателей природы.... С. 11;

см. также Кршошеина Г. Г.

Московские естественно-научные общества и изучение природы России // История наук о Земле. Сб. статей. М., 2009. Вып. 3. С. 266 272.

До 1872 г. должность президента МОИП, согласно уставу общества, занимал попечитель Московского учебного округа.

Фишер фон Вальдгейм Александр Григорьевич (1803 - 1884) ботаник, микроскопист, профессор ботаники и директор ботанического сада Московского университета (1834 - 1865);

секретарь (1825 1834), вице-президент (1853 1872), президент (1872 - 1884) МОИП.

Анучин Д. Н. О людях русской науки. М., 1950. С. 253.

стр. Некоторые историки МОИП, особенно современные, обходят молчанием это обстоятельство и даже, искажая факты, пытаются приукрасить деятельность общества в этот период 43. Только В. А. Варсанофьева признает, что во второй половине XIX века МОИП уже не организует больших экспедиций на свои средства. С одной стороны, экспедиция С. Г. Карелина44 сильно подорвала финансовое положение общества, с другой стороны, к этому времени возникает несколько новых добровольных научных обществ, материально более обеспеченных, как Русское географическое общество (учрежденное в 1845 г.) и Московское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (1863)45.

В приведенной выше выдержке из протокола от 17 октября Ренар выражал обеспокоенность состоянием естественно-исторического изучения Московской и смежных с ней губерний, но никак не комментировал еще одну важную задачу, которую ставило перед собой Общество любителей естествознания - "распространение естествознания в массе публики". После смерти Рулье проблемы популяризации науки в России похоже никого в руководстве МОИП не интересовали. Более того, их считали вредными для настоящей науки - отсюда и обвинения ОЛЕАЭ в попытке разрушить московскую науку. Богданов впоследствии вспоминал:

Основание Общества любителей естествознания было делом нелегким, так как, не говоря уже о недоверии, встреченном к новому кружку в специалистах, даже в официальных сферах относились к нему неблагосклонно и предлагали не утверждать общества, указывая на то, что появление нового общества не соответствует наличным ученым силам и внесет только рознь и недоразумения в московские ученые общества 46.

Рознь, как мы видим, была, но была и серьезная поддержка со стороны ряда университетских профессоров и уважаемых членов МОИП, в частности, давнего члена МОИП и заслуженного профессора Московского университета геолога Г. И. Щуровского, просветительские проекты которого встречали весьма прохладный прием в МОИП. Идею организации Общества любителей естествознания поддержали также декан физико математического факультета математик А. Ю. Давидов, ректор университета юрист С. И.

Баршев. Даже Мирзоян Э. Н. Московское общество испытателей природы: 200 лет служения России (1805 2005 гг.) // Доклады МОИП. 2005. Т. 37. С. 1 - 160;

см. также блог вице-президента МОИП А. П. Садчикова на Трибуне Общественной палаты (http://top.oprf.ru/blogs/325).

Экспедиция Г. С. Карелина в Сибирь (1839 - 1841) была одной из крупнейших экспедиций, организованных МОИП. Она охватила значительную часть Алтая, Джунгарии, Заиртышья и Семиречья. В результате ее были собраны богатейшие зоологические и ботанические коллекции, коллекции минералов, даны прекрасные географические описания.

Варсанофьева. Московское общество испытателей природы... С. 50. Напомним, что МОИП получал ежегодную государственную дотацию в размере около 2,5 тыс. руб. (различные источники называют разную сумму, и дело не только в том, что одни исчисляют ее в серебре, а другие - в ассигнациях);

ОЛЕАЭ в первые годы своего существования не имело таких дотаций.

Автобиографии А. П. Богданова... Л. 20.

стр. попечитель Московского учебного округа Д. С. Левшин47 изменил свое первоначально негативное к ней отношение (правда, произошло это, когда существование нового общества было уже высочайше одобрено). Это было тем более важно, что в соответствии с уставом МОИП он по должности являлся президентом последнего.

Программа и устав Общества любителей естествознания были представлены на заседании физико-математического факультета Московского университета 15 ноября 1863 г. В постановлении факультета, подписанном деканом А. Ю. Давидовым и секретарем факультета Ф. А. Бредихиным48, говорилось:

В заседании факультета 15 ноября 1863 г. слушали прошение засл. проф. Щуровского, орд. проф. Давидова, э. о. проф. Богданова и ад. Толстопятова49, в котором они изъясняют, что для систематического пополнения коллекций музеумов университета преимущественно предметами местной флоры и фауны и для большего развития практических занятий учащихся они считают полезным учредить при университете Общество любителей естествознания по представленному при прошении проекту.

Деятельность общества в зимние месяцы должна будет состоять в сообщении рефератов по важнейшим открытиям в науке, а летом - в экскурсиях и систематическом изучении естественных предметов губерний Московского учебного округа.

Учредители, убежденные опытом последних лет в пользе для учащихся, приносимой направлением их деятельности к изложенным выше занятиям, и уверенные, что слияние частных кружков специалистов в одно организованное общество будет иметь в высшей степени полезные результаты, просят факультет о представлении проекта устава нового общества в совет университета и о нравственном содействии к осуществлению этого общества при университете.

Факультет, с своей стороны, находя весьма полезною цель общества и одабривая его устав, почтительно просит совет ходатайствовать установленным порядком об учреждении сказанного общества при университете и об утверждении прилагаемого при сем его устава50.

Совет университета поддержал ходатайство факультета, но Левшин выступил против, повторив основной довод руководства МОИП и некоторой части университетской профессуры, что новое общество без нужды раздробит научные силы Москвы. При таком раскладе Общество любителей естествознания практически не имело шансов получить одобрение Министерства народного Левшин Дмитрий Сергеевич (1801 1871), генерал от инфантерии (1870), участник русско-турецкой войны ( - 1829) и подавления польского восстания (1830 - 1831);

в 1858 - 1863 - попечитель Харьковского, в 1863 - 1867 Московского учебных округов. Одновременно в 1864 - 1867 - директор Публичного и Румянцевского музеев.

Бредихин Федор Александрович (1831 - 1904), астроном, в 1886 - 1890 - президент МОИП.

Толстопятое Михаил Александрович (1835 - 1890) - минералог, в 1863 г. заведовал малым (учебным) минералогическим кабинетом Московского университета, впоследствии - профессор кафедры минералогии;

в работе ОЛЕАЭ участия не принимал.

Дело совета Императорского Московского университета об учреждении при МУ Общества любителей естествознания // ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 32. Д. 770. Л. 1.

стр. просвещения если бы не А. Н. Бекетов51, за год до этого назначенный членом ученого комитета министерства52. Именно к нему попал устав общества, и в своем заключении, не согласившись с попечителем Московского учебного округа, он одобрил желание московских ученых иметь отдельное общество и указал на ненормальность ситуации, когда ученых против их желания принуждают трудиться в старом обществе, поскольку "ученое общество не есть официальная корпорация, и его членам предоставляется полная свобода действий"53. В результате 14 марта 1864 г. устав Общества любителей естествознания был одобрен советом министра народного просвещения, а 2 мая совет университета уведомил физико-математический факультет, что совет министра народного просвещения [...] находит весьма полезным разрешить, на основании ст. университетского устава, учреждение Общества любителей естествознания54.

Первое заседание нового общества состоялось 15 мая 1864 г. Президентом общества был избран Щуровский, вице-президентом - Давидов. Богданов изначально отказался от поста президента, сохранив за собой лишь должность постоянного члена Совета общества. Тем не менее именно он на протяжении нескольких десятилетий определял политику общества55, и журналисты зачастую называли ОЛЕАЭ "Богдановским обществом". На первом заседании среди почетных гостей присутствовал и Левшин, который, по видимому, к этому времени успел изменить свое отношение к обществу. Как свидетельствует Богданов.

Заседание происходило в присутствии попечителя Д. С. Левшина, который [...] сначала даже противодействовал основанию в Москве нового естественно-исторического общества, но потом, убедившись, что возражения, представленные ему против основания, вытекали из недоразумений, весьма сочувственно всегда относившегося к предприятиям и просьбам общества56.

Этим "недоразумениям", заключавшимся в том, что Общество любителей естествознания пыталось вывести науку за тесные академические рамки и сделать ее "общим достоянием", привлечь более широкий круг людей к изучению природы России, была, по существу, посвящена первая президентская речь Щуровского. По свидетельству Богданова, "это была целая программа, profession defoi всех основателей, так как она предварительно была обсуж Бекетов Андрей Николаевич (1825 - 1902) - ботаник, педагог, популяризатор науки;

почетный член Санкт Петербургской АН (1895).

Райков Б. Е. Андрей Николаевич Бекетов // Райков Б. Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина:

материалы к истории эволюционной идеи в России. М.;

Л., 1959. Т. 4. С. 468 - 551.

Цит. по: Райков. Андрей Николаевич Бекетов... С. 530.

Дело Совета Императорского Московского университета... Л. 9, 9 об.

См., например, Кривошеина. Анатолий Петрович Богданов и основание Политехнического музея...

Материалы по Обществу любителей естествознания, антропологии и этнографии... Л. 18.

стр. дена и обдумана сообща"57, и в ней Щуровский так сформулировал ответ на вопрос "чувствовалась ли потребность в новом обществе, имеет ли оно отдельную самостоятельную цель, не будет ли новое общество только более или менее удачным двойником старинного"58:

Не в специальных исследованиях, не в ученых материалах чувствуется у нас недостаток:

он чувствуется в людях, которые бы могли пользоваться этим материалом и которые бы могли далее вести его. Это выражают косвенно и существующие уже ученые общества тем, что издают свои исследования на иностранных языках. В тех странах, где наука уже пустила глубокие корни, где она стала уже общим достоянием, там такое явление было бы немыслимо... Неожиданную, но весьма весомую поддержку позиция руководства нового общества получила на Первом съезде русских естествоиспытателей, проходившем в Санкт Петербурге с 28 декабря 1867 г. по 4 января 1868 г. По инициативе председателя съезда, ректора Петербургского университета К. Ф. Кесслера съезд принял ходатайство на имя министра народного просвещения Д. А. Толстого, в котором говорилось:

Желательно, чтобы при каждом русском университете было организовано общество естествоиспытателей, подобно тому, как уже образовалось Общество любителей естествознания при Московском университете (курсив мой. - Г. К.)60.

Главными задачами таких обществ, по мнению съезда, должно быть развитие и распространение естественно-научных знаний "как в университетском городе, так и в целом окрестном крае"61;

геологическое, ботаническое и зоологическое исследование территории, подведомственной университету (т. е. территории учебного округа), и помощь коллекторам и молодым ученым в проведении таких работ;

составление естественно-научных коллекций региона, в том числе и для обмена между университетами. После съезда общества естествоиспытателей стали создаваться при всех российских университетах: в 1868 г. - при Санкт-Петербургском университете, в 1869 г. при Киевском, Казанском, Харьковском и Новороссийском университетах, позже - при Юрьевском (1878), Варшавском (1888), Томском (1889) и др.

Поначалу масштабы деятельности Общества любителей естествознания были довольно скромными: фаунистические исследования Московской и соседних губерний (наиболее активное участие в них принимали молодые ученики Богданова А. П. Федченко, В. Н.

Ульянин, В. Ф. Ошанин и др.), состав Там же.

Протоколы заседаний Общества любителей естествознания при Императорском Московском университете // Известия Общества любителей естествознания. 1866. Т. 3. Вып. 1. Стб. 2.

Там же. Стб. 3.

Труды Первого съезда русских естествоиспытателей в Санкт-Петербурге. СПб., 1868. С. 62.

Там же.

стр. ление учебных коллекций растений, насекомых, минералов и организация экскурсий, в первую очередь геологических62, для любителей естественных наук. Но уже на третьем заседании общества 14 октября 1864 г. по предложению Богданова было решено создать при обществе антропологический отдел63, а на шестом заседании 9 декабря того же года для популяризации антропологических знаний устроить в Москве антропологическую выставку64. Это были первые шаги на пути формирования "выставочного" метода, который впоследствии Богданов и руководимое им общество широко использовали для популяризации научных знаний и который принес обществу не только всероссийскую, но и мировую известность.

Первую выставку общество провело в 1867 г. Это была Этнографическая выставка65, к которой был приурочен Славянский съезд. За ней последовала Политехническая выставка 1872 г. и, наконец, Антропологическая выставка 1879 г. В 1892 г. состоялись еще две небольшие выставки (географическая и зоологическая), приуроченные к проходившим Москве международным съездам по доисторической археологии и по зоологии.

Характерными чертами выставочного метода являлось то, что он органично соединял задачи просвещения (публичные лекции, популярно разъяснявшие предмет выставки и сама экспозиция с общедоступным объяснением ее экспонатов) и науки (проведение научных конференций, приуроченных к времени работы выставки). Кроме того, экспонаты выставки становились основой для пополнения фондов уже существующих 66 и создания новых музеев. Так в Москве появился Дашковский этнографический музей, Политехнический музей, Антропологический и Географический музеи при Московском университете67.

Кроме научно-просветительской и организационной работы общество проводило и серьезные научные исследования, связанные с изучением природы России. В первую очередь следует назвать Туркестанскую экспедицию А. П. Федченко (1868 - 1871), экспедиции на Русский Север, программу по изучению фауны русских морей и многое другое68. Общество сыграло решающую роль в организации кафедры и музея антропологии в Московском университете и в институционализации физической антропологии как самостоятельной научной дисциплины в России.

По широте интересов с ОЛЕАЭ могла соперничать только Академия наук. Помимо антропологического отдела, который упоминался выше, в мае 1866 г.

Геологические экскурсии Щуровского пользовались наибольшей популярностью;

об их организации и результатах он рассказал в своем выступлении на Первом съезде русских естествоиспытателей.

Протоколы заседаний... Вып. 1. Стб. 44 - 45.

Там же. Стб. 92.

Антропологическую выставку тогда провести не удалось, так как ее подготовка требовала более длительного времени;

на этой первой крупной научной выставке была представлена лишь небольшая краниологическая коллекция, собранная Богдановым.

В первую очередь Зоологического музея Московского университета.

Кривошеина. Научные музеи Москвы...

См. Летопись зоологических трудов Общества в первое двадцатипятилетие его существования (1863 - 1888) / Сост. А. Богданов. Т. 1. Фаунистические работы общества;

Т. 2. Анатомические и эмбриологические работы общества // Известия Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1888. Т. 54. 1890. Т. 59.

стр. при обществе была создана постоянная энтомологическая комиссия под председательством Федченко69, в марте 1867 г. - этнографический отдел (председатель Н. А. Попов), в ноябре того же года - отделение физических наук, затем появилось зоологическое отделение (1881). В 1890 было создано географическое отделение, возглавляемое Анучиным, а физико-химическая комиссия при физическом отделении, основанная в 1884 В. В. Марковниковым, была преобразована в самостоятельное химическое отделение. Позже были организованы ботаническое (1883), физиологическое (1896), бактериологическое (1900) и геологическое (1911) отделения. Кроме того при обществе работали различные комиссии70, в том числе организованная Н. Е. Жуковским при физическом отделении комиссия воздухоплавания (иногда ее называли Обществом воздухоплавания), в рамках которой проводились работы по испытанию некоторых летательных аппаратов;

музыкально-этнографическая комиссия при этнографическом отделе, собиравшая материалы по русскому народному музыкальному и песенному творчеству и устраивавшая этнографические концерты;

а также комиссия по народной словесности, комиссия исследования фауны Московской губернии (базировалась на принадлежавшей ОЛЕАЭ гидробиологической станции в с. Косино на берегу оз. Белое), планктонная, топографо-геодезическая и географо-педагогическая комиссии. Общество издавало целый ряд научных журналов: "Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, состоящего при Императорском Московском университете"71, "Этнографическое обозрение", "Русский антропологический журнал", "Землеведение", "Биологический журнал", Physiologiste Russe, присуждало премии за научные исследования (премия для молодых ученых им. А. П. Богданова, премия им. Е. К.

Кандинской за работы по биологии, премия им. великого князя Сергея Александровича за исследования в области антропологии и этнографии и др.).

К началу XX в. деятельность ОЛЕАЭ приобрела такие масштабы, что зачастую общество даже называли Московской академией наук:

Постепенное развитие Общества привело к тому, что в настоящее время (1913 г. - Г. К.) круг его деятельности значительно расширился и далеко вышел из рамок, определяющих занятия обществ естествоиспытателей, состоящих при других русских университетах [...] сложность научных целей и занятий общества, его отделов, отделений и комиссий вывела его далеко из круга деятельности других обществ естествоиспытателей и постепенным ходом развития создала из него в Москве крупный научный центр, соединяющий в себе служение не только различным отделам теоретического и прикладного естествознания, но также географии, этнографии, народной словесности, медицине, педагогике72.

Протоколы заседаний... Вып. 1. Стб. 243 - 244.

Записка о деятельности и средствах Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, состоящего при Московском университете. М., 1913;

Пятидесятилетие Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии: 1863 - 1913 / Сост. В. В. Богданов. М., 1915.

Подробнее об этом издании см.: Кривошеина Г. Г. "Известия Общества любителей естествознания" как источник по истории науки и техники // ВИЕТ. 2012. N 2. С. 108 - 124.

Записка о деятельности и средствах... С. 7.

стр. ОЛЕАЭ пережило Первую мировую войну, революции 1917 г., Гражданскую войну и разруху и успешно приспособилось к требованиям новой власти, сохранив и развив принципы организации, заложенные при его создании: широкое членство и отказ от научной элитарности и замкнутости, сочетание научных исследований с решением практических задач и распространением научных знаний, динамичность и открытость для новой проблематики, даже если она выходит за пределы изначально заявленного круга интересов общества. Однако когда в ноябре сектор науки Наркомпроса РСФСР для "наибольшего и наилучшего концентрирования научно-общественных и культурных сил с целью максимального использования этих сил для активного содействия социалистическому строительству"73 постановил в десятидневный срок объединить все естественно-научные и близкие к ним по тематике общества (числом более 20) и слить их с МОИП, переименовав последнее во Всероссийское общество испытателей природы74, ОЛЕАЭ стало первой жертвой этого постановления.

Формально общество в том же году было слито с МОИП, а по существу ликвидировано, так как "слияние" свелось к передаче имущества, попыткам отобрать у Политехнического музея часть библиотеки, ранее принадлежавшей ОЛЕАЭ75, и поискам пишущих машинок, хрустальных пепельниц и прочих предметов76, которые ОЛЕАЭ некогда передало своим членам во временное пользование. Традиции общества по существу были уничтожены, а само общество надолго забыто.

Распоряжение от 16/I 1930 // Архив МОИП. 1933. Д. 1244. Л. 14.

Там же.

Богданов В. В. Справка об отделе рукописных материалов (иначе "архива") б-ки О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии // Архив МОИП. 1933. Д. 1244. Л. 22 - 25;

В управление университетов и науки Наркомпроса // Архив МОИП. 1933. Д. 1243. Л. 12 - 16.

Архив МОИП. 1935. Д. 1298. Л. 13.

стр. ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ Заглавие статьи РАЗВИТИЯ ТИХВИНСКОЙ СУДОХОДНОЙ СИСТЕМЫ Автор(ы) В. А. ШИРОКОВА, В. А. СНЫТКО, В. М. ЧЕСНОВ Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 4, 2013, C. 72- Уроки истории Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 72.7 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТИХВИНСКОЙ СУДОХОДНОЙ СИСТЕМЫ, В. А. ШИРОКОВА, В. А. СНЫТКО, В. М. ЧЕСНОВ В статье рассмотрена история создания и современное состояние Тихвинской водной системы, одной из трех основных российских систем водных сообщений от Балтийского до Каспийского моря. Система была построена для прохождения среднемерных судов в начале XIX в. и функционировала до середины XX в. При ее строительстве учитывались требования рационального природопользования. Система регулировала сток воды и обеспечивала сохранение природных ресурсов связанных с ней рек и водоемов. Она включала несколько сотен шлюзов, полушлюзов и плотин, которые на сегодняшний день полностью разрушены и присутствуют в виде руин. Их обследование в 2010 и 2011 гг. в ходе работы Комплексной экспедиции по изучению исторических водных путей, организованной ИИЕТ РАН, позволило выяснить принципы работы водной системы и характер природопользования, практиковавшегося здесь ранее, составить гидролого эколого-ландшафтное описание ее современного состояния и оценить возможность частичной или полной ее реставрации.

Ключевые слова: водный путь, водная система, памятник гидротехники, история науки и техники.

Тихвинская водная система1 - одна из трех основных российских систем водных сообщений XIX в. от Балтийского до Каспийского моря. В 1710 г.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант N 11 - 03 - 00340.

В 2010 и 2011 гг. на территории Ленинградской и Вологодской областей были развернуты работы Комплексной экспедиции по изучению исторических водных путей Европейской части России, организованной ИИЕТ РАН. В ней также принимали участие сотрудники МГУ им. М. В. Ломоносова, РГПУ им. Л. И. Герцена, НовГУ им.

Ярослава Мудрого.

Главная цель экспедиции заключалась в проведении историко-научного, ландшафтно-экологического и гидролого-гидрохимического исследования Тихвинской шлюзованной водной системы, а также в анализе ландшафтной обусловленности ее гидротехнических сооружений. Предварительно по архивным и литературным источникам была изучена история водных сообщений Петровской эпохи 1695 - 1725 гг. Непосредственно же на местности были выявлены изменения в природной среде в ходе функционирования системы, изучена динамика развития природных процессов, изменения режима водной системы и их последствия, проанализировано влияние старинных каналов и других гидротехнических объектов на экологическое состояние прилегающих к этим сооружениям территорий.

Начав функционировать в 1811 г., Тихвинская система просуществовала до середины XX в. В настоящее время все гидротехнические сооружения (62 шлюза и плотины) полностью разрушены и представлены руинированными останками. Немногочисленные сохранившиеся части плотин и шлюзов продолжают ветшать, зарастая травой и кустарниками и становясь все менее доступными для осмотра. Поэтому хотя основной путь участники экспедиции проделали по воде на рафтах (в 2010 г. по реке Тихвинке - реке Сяси Новосясьскому каналу Ладожско стр. Петр I направил инженера Джона Перри 2 "осмотреть три разных пути от Ладожского озера до Волги" и изучить возможность создания водного пути. Позже Перри напишет в своей книге "Состояние России при нынешнем царе":

Его Величество давно уже намеревался сосредоточить всю торговлю Архангельска и других частей России в новой любимой своей столице, находящейся у устья Невы, которая, выходя из Ладожского озера, впадает в Балтийское море. Ввиду этого предположения еще до того времени, когда я приехал в Россию, там уже строилось множество магазинов и кладовых для купцов, и значительное число жителей поселялось в этом городе. Все это составляло малую часть разнообразных его предприятий, в числе коих следует упомянуть о предположении построения нового города на Ричардовом острове (Richard's Island) (ныне остров Котлин. - В. Ш., В. С., В. Ч.), около 40 русских миль ниже устья Невы и пяти миль от берега Ингрии (Ingermania), который царь считал достаточно обширным, чтоб поселить на нем и дворян, и купцов и проч. По улицам этого города предполагалось прокопать каналы, как в Амстердаме, и также устроить искусственную пристань для царского флота и купеческих судов, приходящих туда по торговым делам. Однако несмотря на все эти новые му озеру, в 2011 г. - по реке Чагоде - реке Чагодоще - реке Мологе - Рыбинскому водохранилищу - реке Волге), достичь некоторых гидротехнических сооружений можно было лишь передвигаясь по берегу, с помощью автотранспорта повышенной проходимости (от начала шлюзованной части Тихвинского водного пути на волжском склоне (Варшавский шлюз) до последнего шлюза на балтийском склоне (Херсонский шлюз) на реке Тихвинке). В результате были обследованы Тихвинский, Новгородский, Тверской, Смоленский, Минский, Нижегородский, Тамбовский, Пермский, Вятский, Воронежский, Казанский шлюзы и озера Крупино и Еглино в районе Тихвинского водораздельного канала.

В ходе исследований был собран и обработан значительный массив картографических и других опубликованных и архивных источников, касающихся Тихвинской водной системы, что позволило выяснить основные этапы ее создания и функционирования. Были также установлены ландшафтные особенности исследуемой территории и выявлены изменения в природной среде, связанные с созданием и функционированием изучаемой водной системы, а также оценены экологические последствия изменений режима водных объектов. Гидролого гидрохимические исследования пространственно-временной изменчивости характеристик водных объектов позволили определить показатели водного режима рек и озер в целом, механизмы формирования стока растворенных веществ в различных природных условиях и значимость отдельных факторов их формирования.

Расположение исследуемых водоемов, мало подверженных антропогенному воздействию, дало возможность получить представление о фоновых характеристиках химического состава природных вод исследуемого региона.

Была выполнена оценка современного состояния территории, предложены рекомендации по рекреационному использованию района Тихвинской водной системы.

Джон Перри (John Perry) (1670 1732) - английский капитан, принимал участие в строительстве кораблей, в создании доков и каналов. В 1698 г. был приглашен на службу Петром 1 и пробыл в России до 1715г. Из-за неприятностей по службе в Адмиралтействе был вынужден в 1715г. вернуться на родину. Уже в следующем году увидело свет его сочинение о России "Состояние России при нынешнем царе" (The State of Russia Under the Present Czar), в котором было представлено достаточно подробные описания первых верфей в Воронеже и Петербурге, создания судов русского флота, строительства каналов. См.: Предисловие М. И. Семевского // Перри Д. Состояние России при нынешнем царе. В отношении многих великих и замечательных дел его по части приготовлении к устройству флота, установления нового порядка в армии, преобразования народа и разных улучшений края / Пер. с англ. О. М. Дондуковой-Корсаковой // Чтения Императорского Общества истории и древностей российских. 1871. N 1. С. 1 - 5.

стр. предположения царя, клонящиеся к усилению торговли и упрочению его владычества в этой местности, выбор подобного места был бы крайне обременителен для народа, если б предварительно не было устроено водного сообщения с более плодородными частями страны. Путь, по которому обыкновенно совершалось сообщение, был чрезвычайно тягостный и медленный;

во многих местах встречались отмели, где необходимо было дожидаться прибытия воды вследствие дождей;

в других местах суда часто натыкались на скалы, подводные камни и вдребезги разбивались о них, а груз гибнул или, быв спасен, все-таки становился негодным к употреблению. В тех же местах, где сообщение производилось по сухому пути, весьма трудно было найти корм для лошадей, и то по весьма дорогой цене. Вследствие всего этого рожь и другие припасы обходились по меньшей мере втрое или четверо дороже той цены, по которой продавались между городами Рыбинском и Казанью (Rebna and Cassan);

первый из них отстоит от Петербурга на тысячу русских миль на реке Волге. Из этой местности также привозятся дубовый лес и прочие материалы, необходимые для постройки царского флота;

трудность же пути сообщения и в этом случае значительно увеличивает расходы на этот предмет, так что царские корабли (которые теперь в Петербурге все строятся из дуба), несмотря на то, что рабочий труд ценится дешево и что канаты, веревки и весь железный материал получается в России, корабли эти все так и обходятся так дорого, что дешевле было бы выписывать их готовыми из Англии.

Во избежание всех этих бед Его Величество благоволил послать меня осмотреть три разных пути от Ладожского озера до Волги;

мне приказано было снять на чертеж течение нескольких рек, впадающих одна в другую, и проследить до истоков их, чтобы освидетельствовать, где они ближе сходятся и где местность представляет более удобства для устройства между ними сообщения. Согласно с этим приказанием я измерил разницу уровня всех этих рек, из коих одни впадают в Волгу, а другие в озеро Ладогу (Lodiga);

я также сделал все прочие необходимые исследования и в конце 1710 года вернулся в Петербург с чертежом и донесением о месте, времени и расходах, относящихся до этого сообщения, с одной стороны, посредством рек Ковжи, Белого озера, Шексны (Koefsha, Beila Lake, Shacksna), впадающих в Волгу недалеко от города Рыбинска, а по другому пути посредством реки Витегры (Whitigor), Онежского озера и реки стр. Свиры (Swire), впадающей в озеро Ладожское, где требовалось только поставить водопуска и прокопать весьма удобоисполнимый канал на протяжении трех английских миль. Чертеж этого предполагаемого сообщения приложен здесь к общей карте.

Для тех, кто любопытствует узнать это дело, сообщу краткое извлечение из сделанных мною исследований. Во-первых, я осмотрел ту часть страны, по которой протекают реки Сясь (Sass) и Тихвин (Tiffin), начиная от возвышенности до того места, где берет свое начало один из рукавов Тихвина: я проследил течение его через множество порогов, на протяжении 174 русских миль3 (186 км. - В. Ш., В. С., В. Ч.), до того места, где он впадает в Ладожское озеро. Тут я и нашел разницу уровня 897 английских футов (273 м. - В. Ш., В.

С., В. Ч.);

а с другой стороны, начиная с этой же самой возвышенности, по рекам Чагодоще (Chacodoshea) и Мологе (Molloga), на протяжении 420 миль (448 км. - В. Ш., В.

С., В. Ч.), до устья реки Шексны (Shacksna), впадающей в Волгу, по исследованиям моим оказалось понижение уровня на 562 фута (171 м. - В. Ш., В. С., В. Ч.).

По второму исследованию по реке Мсте (Emsta), Ильменскому озеру (Elmena) и реке Волхову (Volcoff), впадающей в Ладожское озеро, я нашел, на протяжении 550 русских миль (587 км. - В. Ш., В. С., В. Ч.), понижение в 568 футов (173 м. - В. Ш., В. С., В. Ч.), а с другой стороны, к югу ниже по рекам Твери (Twere) и Волге, до самого устья Шексны, на протяжении 720 русских миль (768 км. - В. Ш., В. С., В. Ч.), понижение на 233 фута (71 м.

- В. Ш., В. С., В. Ч.).

По третьему исследованному мною пути по рекам Витегре (Whitigor), Онежскому озеру и реке Свире (Swire), впадающей в Ладожское озеро, на протяжении 278 русских миль ( км. - В. Ш., В. С., В. Ч.) понижение не более как на 445 футов (136 м. - В. Ш., В. С., В. Ч.), с самой возвышенности до того места, где реки всего ближе сходятся и представляют удобство для прокапывания каналов;

а с противоположной стороны на протяжении миль (446 км. - В. Ш., В. С., В. Ч.), по реке Ковше, Белоозеру и реке Шексне, впадающей в Волгу, в том месте, о котором было уже упомянуто, понижение только на 110 футов (34 м.

- В. Ш., В. С., В. Ч.)4.

После проведенных исследований инженер доложил российскому императору о "совершенной возможности" соединения Волги и Невы:

Итак, этот край оказался самым низменным, т. е. самым удобным уровнем, представлявшим всего менее покатостей, так что тут требовалось меньшее количество шлюзов. Реки Свира и Шексна и более удобные части рек Ковжи и Витегри были уже судоходны для судов малого размера, которые подымаются и спускаются по ним в течение целого года, за исключением того времени, когда реки замерзают. Поэтому в донесении моем я указывал Его Царскому Величеству на этот путь, как наиболее удобный для устройства предполагаемого сообщения5.

Исходя из географии описываемого района, авторы полагают, что Перри понимал под "русской милей" не единицу измерения расстояния, существовавшую под этим названием в России в описываемый период (1 миля (старорусская) = 7 верст = 7,4676 км), а русскую версту (1 верста = 1,0668 км). Исходя из этого предположения и приведен перевод "русских миль" в километры. Здесь и далее метрические значения даны округленные.

Перри. Состояние России при нынешнем царе...

Там же.

стр. Поскольку Боровицкие пороги на реке Мсте представляли опасность для плавания по Вышневолоцкому пути, Петр I в 1710г. распорядился оценить возможность их расчистки, а в 1712 г. - их обхода по притокам Мсты - рекам Увери и Вельгеи. 28 мая 1712г. был объявлен именной царский указ капитан-поручику В. Д. Кормчину и князю М. П.

Гагарину, которым предписывалось осмотреть пути из реки Мологи к реке Мсте или к реке Сяси, а также по рекам Вытегре и Шексне, и "осмотри, где лучше тут велеть готовить работникам припасы [...] чтобы будущею весною конечно, где лучше, зачать дело неотложно"6.

Петр I уделял новому пути пристальное внимание и в 1712 - 1716 гг. лично несколько раз выезжал на осмотр трассы7. В 1724 г. он рассмотрел возможность соединения каналом устья рек Волхова и Сяси - дабы не путе Цит по: Николаев А. С., Житков С. М. Краткий исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений и торговых портов в России. СПб., 1900. С. 18.

Считается, что между 1712 и 1716 или 1717 гг. Петр I лично несколько раз бывал на линии системы и наметил прорыть канал между озерами Лебедино и Крупино. Для него был построен деревянный путевой дворец (дом) на каменном фундаменте примерно в одной версте от озера Крупино, который сгорел в 1802 г. Говорят, что на этом месте из камней оставшегося фундамента и был сложен памятник. Считается также, что он был сооружен на средства жителей Тихвинского уезда. Монумент был сооружен в виде "быка" шлюзовой опоры с вертикальной лицевой стеной и крутопокатыми тремя другими боками, западный из которых в плане был выполнен овальным.

Высота каменной части памятника составляла 4 м. Наверху был установлен чугунный литой четырехконечный крест с плетеной обрисовкой трилистника на концах. Ориентированный в меридиональном направлении крест был выполнен высотой 2,85 м, с размахом концов 1,38 м. На памятнике был укреплен медный вензель императора буква "П" и единица и памятная доска с надписью: "В память посещения императора Петра Великого между и 1716 годами. Сооружен в 1862 году". Завершить сооружение памятника собирались к 150-летию посещения Тихвинской водной системы Петром I и к тысячелетию России. Однако в намеченные сроки не уложились, и только в 1864 г. тихвинский помещик, бывший прославленный генерал-лейтенант Виктор Данилович Кренке (1816- 1893) в торжественной обстановке открыл памятник. Выдающейся личности этого человека памятник у озера Крупино обязан тем, что в определенном смысле может считаться "родственником" памятнику "Тысячелетие России", открытому в Новгороде в 1862 г., спустя тысячу лет после приглашения новгородцами на княжение легендарного князя Рюрика. Знаменитый тихвинский краевед И. П. Мордвинов писал о том, что идея установки памятника "Тысячелетие России" тоже принадлежала Кренке, который прекрасно осознавал, что подобные памятники должны были побуждать русского человека любить свою родину и работать для ее пользы и славы. Недавно памятник Петру I был отремонтирован, укреплены расшатавшиеся камни. Облагорожена была и территория вокруг него. Рассказывают, что крест в свое время был утрачен, но позже найден и восстановлен.

Медная буква "П" потеряна безвозвратно, вместо нее "красуется" теперь только нарисованная. Сейчас памятник кажется "потаенным". Ранее же крест на нем был виден всем проплывавшим по Тихвинской водной системе, которые, творя крестное знамение, возможно, с благодарностью вспоминали автора идеи. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области за три века было поставлено 37 памятников Петру I. Десять из них были утрачены, но впоследствии восстановлены. Десять, в том числе Петропавловская часовня на ряжах Тихвинского шлюза, разрушены безвозвратно. Монумент у озера Крупино единственный из этих 37 памятников Петру, сделанный в виде креста. Он расположен в 5 км к северу от поселка Ефимовский, неподалеку от деревни Сухая Нива, на южном берегу Тихвинского канала. См.: Титова А. (краевед): http://lik.hvin. sph.ru/10486/10493/. А в июле 2012 г.

уже в честь 300-летия посещения Петром I этих мест ему был открыт еще один памятник в селе Сомино Бокситогорского района Ленинградской области.

стр. шествовать по неспокойной Ладоге8. В последние годы жизни императора трасса Тихвинской водной системы была уже полностью обследована. Тем самым впервые было окончательно определен и путь пролегания Тихвинской и Мариинской судоходных систем, однако за отсутствием денежных средств начало их сооружения было отложено.

Только в 1797 г. в связи с засухой и сильным недостатком воды на Вышневолоцком пути был снова поднят вопрос об устройстве Тихвинского пути. Инженер-генералом Деволантом9 был составлен проект, утвержденный указом Павла I от 1 января 1802 г. с "назначением" на постройку 433 709 руб. Вместе с тем изыскания по трассе будущего Мариинского пути показали, что условия питания водораздельного бьефа там более благоприятны. Потому Тихвинскому пути было определено служить для прохода малых судов, перевозивших только ценные, главным образом колониальные товары из Петербурга на Макарьевскую (позднее Нижегородскую) ярмарку.

В 1805 г. на Тихвинской системе были окончены земляные работы, но гидротехнические сооружения продолжали строиться, причем количество шлюзов и полушлюзов по сравнению с первоначальным проектом было увеличено. В 1811 г. ввиду предстоящей войны судоходство по системе было Виноградова Л. В. Тихвин из века в век. СПб, 2009.

Франц Павлович де Воллан (Франц-Павел Деволан, Де-Волант, Сент-Деволан) (фр. Francois Sainte de Wollant) (1752, Антверпен 1818, Санкт-Петербург) - государственный и военный деятель. Брабантский дворянин.

Инженер-гидротехник. С 1787 г. - на русской службе. В 1792 г. занимался укреплением городов и крепостей на побережьях Азовского и Черного морей. С 1793 г. - первый инженер Южной армии А. В. Суворова. Участник русско-турецкой войны (1787 - 1792). В звании старшего инженера (1795) руководил постройкой крепости Фанагории, порта Ахтиар, составлял планы большей части строившихся в России городов (Новочеркасска, Николаева). Генерал-майор (1797). С 1798 г. - в отставке. С 1799 г. снова на службе в Департаменте водяных коммуникаций. Генерал-лейтенант (1800). Инженер-генерал корпуса путей сообщения (1810). В 1812 1818 гг.

директор Ведомства путей сообщения, член комитета министров от этого ведомства. Деволану принадлежит заслуга создания самой большой водной системы в Европе, соединившей Петербург с Волгой и Белым морем.

Награжден орденами св. Владимира 2-й, 3-й, 4-й степеней (1796, 1794, 1791), св. Александра Невского (1809), св.

Георгия 4-го класса (1791), св. Анны 1 -й степени (1802), св. Иоанна Иерусалимского (1801).

Цит по: Николаев, Житков. Краткий исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений... С. 32.

стр. открыто, хотя полностью она не была закончена. Не хватало нескольких шлюзов, не везде был достаточен объем водохранилищ, так что при малой воде прохождению судов очень мешали пороги, например, на реке Сясь. Главные пристани находились в Мологе, Весьегонске, Сомине, Тихвине, Колчанове и Сясьских Рядках. Позже, в период с 1819 по 1850-е гг., все полушлюзы были заменены камерными шлюзами.

Во второй половине XIX в. Тихвинский водный путь11 включал в себя следующие составные части:

1) река Волга от города Рыбинска до реки Мологи - 33 версты (35,204 км);

2) река Молога - 195 верст (208,026 км). Выше деревни Перепутье (75 верст (80,01 км) от города Молога) судоходство затруднялось мелями и каменными грядами;

3) река Чагодоща - 159 верст (169,621 км). Здесь судоходство затруднялось множеством мелей и подводных камней;

4) река Горюнь, озеро Выженское (Вожанское), река Соминка, озеро Сомино, река Валчина до Нижегородского шлюза - 55,5 верст (59,207 км). Указанные реки были шлюзованы 14 ступенями шлюзов;

5) водораздельный бьеф общей длиной 7,25 версты (7,734 км), включающий соединительный канал от Нижегородского шлюза, озеро Крупино, другой соединительный канал, озеро Лебедино и часть реки Тихвинки до Киевского шлюза.

Бахтурин А. Н. Краткое описание внутреннего Российской империи водоходства между Балтийским, Черным, Белым и Каспийским морем. СПб., 1802;

Беляков А. А. О бывшей Тихвинской судоходной системе // Гидротехническое строительство. 2010. N 7. С. 48 - 51;

Беляков А. А., Беляков А. А. (мл.) История, современное состояние, перспективы бывшей Тихвинской судоходной системы // ВИЕТ 2007. N 3. С. 42 - 50;

Бондарева В. В.

Тихвинская водная система. Обзор тихвинской периодической печати 1920 - 1960-х гг. // Тихвинская водная система: коллективная монография / Ред. Е. М. Нестеров, В. Л. Широкова. СПб., 2012. С. 80 - 86;

Бучацкий Л. Х.

Очерк исторического развития // Труды I съезда русских деятелей по водным путям в 1894 году. СПб., 1894. С.

196 - 270;

Бучацкий Л. Х. Тихвинская система. Технические и экономические данные и материалы для проекта улучшения водного пути. СПб., 1893;

Гершельман Э. Ф. Исторический очерк внутренних водяных сообщений.

СПб., 1892;

Дубенский Д. Рассуждение о водяных сообщениях, сочиненное Императорского Московского университета кандидатом словесных наук Дмитрием Дубенским, для степени магистра. М., 1825;

Житков С. М.

Исторический обзор устройства и содержания водяных путей и портов в России за столетний период 1798 - 1898.

СПб., 1900;

Загоскин Н. П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской России. Казань, 1910;

Зюрин В. Г.

Развитие Тихвинской водной системы и ее влияние на экономику и население края в XIX первой половине XX в.:

Дисс... канд. ист. наук. СПб., 2008;

Истомина Э. Г. Водные пути России во второй половине XVIII начале XIX веков. М., 1977;

Кушренев И. Н. Краткий исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений в России. СПб., 1900;

Мартынов В. Л. Речные судоходные каналы: прошлое, настоящее, будущее // География в школе. 1995. N 6. С. 17 - 20;

Окунев Н. А. О необходимости улучшения Тихвинской системы // Труды IV съезда русских деятелей по водным путям в 1897 году. СПб., 1897. Ч. 2. С. 287 - 299;

Плечко Л. А. Старинные водные пути. М., 1985;

Пузыревский Н. П. Мысли об устройстве водных путей в России. СПб., 1905;

Сапунов В. Б.

Тихвинская водная система - история, современное состояние и перспективы частичной реставрации // Ученые записки Российского государственного гидрометеорологического университета. 2007. N 4. С. 83 - 124;

Тихвинская водная система: коллективная монография / Ред. Е. М. Нестеров, В. А. Широкова. СПб., 2012;

Тюменев И. Ф. От Тихвина до Весьегонска // Исторический вестник. 1899. N 76. С. 79 - 119.

стр. Для питания Тихвинской системы водой использовались два водохранилища: озеро Пятинское с рекою Валчиной для раздельного бьефа и балтийской ветви и озеро Долгомощенское с рекою Быстрой для волжской ветви.

В 1840-х гг. за счет устройства плотин озера получили дополнительные объемы воды в 400 000 куб. саженей (3,9 млн. м3) и 850 000 куб. саженей (8,2 млн. м3) соответственно. В 1850-х гг. оба водохранилища соединили водопроводом длиной 1,5 версты (1,6 км), что давало возможность в случае недостатка воды в Пятинском озере питать раздельный бьеф и балтийскую ветвь системы из более водного Долгомощенского озера;

6) река Тихвинка с озерами Еглино и Озерское - 154 версты (164,287 км). Здесь на реке были расположены 47 шлюзов (всего в системе имелся 61 шлюз);

7) река Сясь от устья Тихвинки до устья канала императрицы Марии Федоровны - верст (93,878 км). Примерно четвертую часть пути по реке Сясь большие неудобства плаванию представляли пороги с грядами и косами. Для облегчения прохода судов через Рождественские пороги в 1833 г. был построен шлюз с плотиной, названный "Бородинским", который разрушился в 1853 г. и с тех пор не восстанавливался;

8) канал императрицы Марии Федоровны в обход Ладожского озера от реки Сясь до реки Волхов - 10 верст (10,668 км) и перевал через реку Волхов;

9) обходные приладожские каналы (Петра I и Александра I) - 104 версты (110,947 км);

10) река Нева - 57 верст (60,808 км).

стр. Общая длина пути от Рыбинска до Петербурга считалась 864 версты (921,715 км)12.

Тихвинский путь стал самым коротким, тогда как маршрут по другим водным дорогам был значительно длиннее: по Мариинской системе - 1143 км, а по Вышневолоцкой - км. Кроме того, судоходство по Тихвинской системе шло в обе стороны, чего принципиально было нельзя осуществить на Вышневолоцкой.

Новый канал стал воплощением передовой инженерной мысли того времени. Через сами шлюзы суда проходили исключительно с помощью людской тяги. Далее по каналу их также тянули бурлаки, а в последние десятилетия XIX в. стали использовать лошадей. Для многих крестьян округи это стало важным отходным промыслом. Для движения бурлаков и лошадей по обеим сторонам канала была устроена специальная дорога - бе(и)чевник, а через русло канала переброшены подъемные мосты.

Однако стоимость перевозок была выше, поэтому здесь везли наиболее ценные товары с жесткими сроками доставки, а также скоропортящиеся грузы. Недостатком системы была маловодность, в результате чего могли использоваться только небольшие суда грузоподъемностью до 33 т - так называемые "тихвинки" и "соминки"13 (их строили ежегодно в Тихвине и Сомине в количестве до 200 штук), в то время как на Мариинской системе грузоподъемность судов достигала 82 т. Тем не менее водный путь благоприятно сказывался на развитии всех прилегающих территорий.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.