авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

Томский государственный университет

Актуальные проблемы

литературоведения и лингвистики

Материалы конференции молодых ученых 5—7 апреля 2012 г.

Выпуск 13

Том 1: Лингвистика

Томск, 2012

УДК 81'1(082)

ББК 81

Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики: Ма-

териалы конференции молодых ученых / под ред. А.А. Казако-

ва. Выпуск 13. — Томск: Издание ТГУ, 2012. — Том 1: Лингви стика. — 304 с.

© Филологический факультет ТГУ, 2012 2 АвраменкоО.В.,ТПУ,соискатель Научныйруководитель:Е.А.Юрина Функции образных слов в популярной литературе по психологии (сопоставительный аспект) В современном мире все большей популярностью пользуется лите ратура по психологии, ориентированная на массового читателя. В книж ных магазинах в изобилии представлены книги с такими броскими на званиями как «Если хочешь быть счастливым» (М. Литвак), «Как стать любимой и желанной» (О. Дуплякина), «Твой ребенок — будущий мил лионер» (Н. Правдина) 1, авторы которых предлагают свои методики для достижения счастья, любви и финансового благополучия.

В статье будут рассмотрены функции образных слов и выражений в текстах по популярной психологии на материале книг российской пи сательницы Натальи Правдиной «Я исполняю желания» и популярной во всем мире американской писательницы Луизы Хей «You can heal your life» («Ты можешь исцелить свою жизнь»). Эти книги посвящены фор мированию гармоничного мироощущения человека путем замены нега тивных психологических установок на позитивные. Трансформации уста новок происходят в том числе за счет воздействия на читателя языковой формы изложения мысли, а в частности — благодаря функционированию системы образных средств языка: метафор, метафорических дериватов, сравнений, идиом, перифраз, — формирующих ассоциативный фон вос приятия текстов психо-эмоционального воздействия.

Образные слова в текстах психо-эмоционального воздействия яв ляются полифункциональными. Текстовая роль образных лексических единиц связана с выполнением следующих функций: оценочной, состоя щей в выражении ценностного отношения говорящего к называемому;

наглядно-характеризующей, связанная с созданием красочного картинно го образа называемого предмета или явления;

экспрессивной, связанной с интенсификацией признака, метафорически выраженного во внутрен ней форме наименования;





эстетической, эмотивной, суггестивной и ми ромоделирующей, функционирование которых будет рассмотрено ниже 2..

Эти образные слова и выражения включаются в повествование ав тора о характере психологических переживаний человека, об основах по зитивного мышлениях, о сюжетной истории из жизни своих пациентов, а также встречаются в отрывках из писем читателей. К тому же, образная лексика и фразеология включена в текст аффирмаций (affirmation — англ.

утверждение;

это утверждения, формирующие положительный образ мыслей и нацеленность на счастье), в большом количестве представлен ных на страницах этих книг. В качестве примера приведем следующие аффирмации: «Яобъявляю войну бедности, серости и грязи!Явыбираю жизнь,достойнуюменяинаполненнуювсяческимиблагами!»3;

«Iamone withtheveryPowerthatcreatedmeandthisPowerhasgivenmethepowerto createmyowncircumstances»(ЯтастойсамойСилой,котораясоздала меняиэтаСиладаетмнесилусоздаватьмоюсобственнуюсреду)4.

Тексты книг Н. Правдиной и Л. Хей изобилуют образными лекси ческими и фразеологическими единицами, которые способствуют транс формации психологических установок и направляют читателя на пози тивное восприятие мира. Рассмотрим, как образная лексика моделирует изменения психологического состояния и мироощущения человека в сле дующем отрывке:

«Выйтиизсеренькогококонасреднестатистическогогражданина ипревратиться в прекраснуюбабочкусроскошнымикрыльямиибезгра ничнымсознаниемможеттолькочеловек,осознавший,чтовегожизни ужеестьсамаявозвышеннаялюбовьвсвете—любовьБога-Творца.По ниманиеэтогодаетвамтакуюсилу,такоеочарование,чтопередним не устоитникто.ПризнавсуществованиеБожественнойлюбвивсвоем сердце,вывыпускаетенаружумощныйпоток света и любви,генера торомкоторогоявляетесьвысами» 5.

Чувство неуверенности читателя-адресата в себе, его закрытое от внешнего мира состояние передается путем сравнения его с коконом, защитной оболочкой, которой окутывает себя гусеница перед превраще нием в куколку. Слово серенький ‘незаметный, непривлекательный’ при дает еще большую негативную оценку тому состоянию читателя, в кото ром он находится до прочтения книги. Положительные трансформации в жизни читателя изображаются посредством перехода из кокона в пре красную бабочку с роскошными крыльями. Следуя установкам методики Н. Правдиной, читатель приходит к новой жизни, полной возвышенной и Божественной любви. Чувство любви метафорически уподобляется потоку света, а человек, испытывающий это чувство и выражающий его окружающим, ассоциативно изображается через образ генератора — ме ханического источника энергии — излучающего любовь и свет.

Сравним с фрагментом из книги американской писательницы:

«TheUniverseTotallySupportsUsinEveryThoughtWeChoosetoThink and Believe. Put another way, our subconscious mind accepts whatever we choosetobelieve.TheybothmeanthatwhatIbelieveaboutmyselfandaboutlife becomestrueforme.…Andwehaveunlimitedchoicesaboutwhatwecan think»6.(Вселеннаяполностьюподдерживаетнасвкаждоймысли,кото руюмывыбираем,чтобыдуматьонейиверитьвнее.Другимисловами, нашеподсознаниепринимаетвсе,вочтомыхотимверить.Итоидру гое подразумевает, что то, что я думаю про себя и свою жизнь, ста новитсяреальностьюдляменя.…Иунасестьбезграничныйвыбор того,очеммыможемдумать).При помощи антропоморфных метафор support (поддерживать) и accept (принимать) автор описывает законы мироздания через физические действия человека, словно «оживляет»



окружающий и внутренний мир читателя через прием олицетворения. По средством образного слова unlimited (безграничный) ‘свободный, как бы лишенный физических границ’ автор достигает положительного эффекта, открывая адресату новый мир, наполненный возможностями, где исчеза ют все препятствия и барьеры, существующие в сознании людей.

Эстетическая функция образных слов и выражений связана с вы ражением понятия или мысли в творческой форме, которая проявляется в контекстах, передающих необычность, своеобразие, красоту описывае мого словом и высказыванием объекта. В качестве примера рассмотрим следующий отрывок: «По-настоящему успешные люди всегда ищут жемчужину будущих радостей в самые критические моменты. Они буквально создают себя каждый день заново, накапливая драгоценную энергиюудачи»7.

Эмотивная функция образных слов и выражений заключается в вы ражении эмоционально отношения говорящего к называемому этим сло вом предмету, и связана с выражением оценки, ценностного суждения о называемом объекте. «Драгоценныемоигости,уменяестьпредложе ниеукрепитьнашегосударствоизнутри.Давайтеначнемснассамих, упрочимнашесобственноематериальноеположениеитемсамымпо можемгосударству.Вдохновленнымтакойблагороднойзадачей,нам всё будет по плечу»8. Языковые метафоры укрепить и упрочить передают эмоцию надежности и уверенности в собственных силах, благодаря выра жению базовой метафоры «твердый, прочный — стабильный, сильный».

Эту же идею выражает фразеологизм всё по плечу через антропоморф ный образ, в котором плечо символизирует идею опоры, поддержки. Для создания комфортной доброжелательной атмосферы, способствующей положительным психологическим трансформациям адресата, автор по стоянно обращается к своим читателям (драгоценные друзья, гости), словно вовлекает их в добрую дружескую беседу.

В рамках исследования функционирования образных слов и выраже ний в текстах психо-эмоционального воздействия особая роль отводится суггестивной функции образного слова, «которая связана с использовани ем образного языкового средства для скрытого вербального воздействия на подсознательный, эмоциональный уровень собеседника» 9 и, как след ствие, внушение адресату речи определенной идеи. Как правило, сугге стия базируется на предельной наглядности, конкретности образов, через призму которых моделируется сферы эмоций и интеллекта. Рассмотрим контекстную реализацию суггестивной функции на примере следующего отрывка:

«Давайте, заканчивая эту главу, посвященную полному освобож дению от пут бедности, вместе с вами внимательно посмотрим, ка киеещесорняки«восадуиогороде»нашегоподсознаниянамнадовы полоть, прежде чем сеять новые ростки» 10. Автор подводит читателя к пониманию того, что прежняя жизнь доказала свою несостоятельность в способности сделать человека счастливым, и адресату (суггестанту) предлагается освободиться, отчиститься от старого, как будто выполоть сорняки в своем огороде, который олицетворяет подсознание и жизнь чи тателя в целом. В то же время автор метафорически обозначает начало новой жизни через процесс посева семян для прорастания новых ростков.

Процесс трансформации и очищения от ограничений Луиза Хей сравнивает с процессом чистки сковороды после праздника:

«RecallforamomenttheendofaThanksgivingdinner.Thefoodiseaten andit’stimetocleantheturkeypan.Thepanisallburntandcrusty,soyou putinhotwaterandsoapandletitsoakforawhile.Thenyoubegintoscrape thepan.Nowyoureallyhaveamess;

itlooksworsethanever.But,ifyoujust keepscrubbingaway,soonyouwillhaveapanasgoodasnew.It’sthesame thingwithcleaningupadried-on crustymentalpattern.Whenwesoakitwith newideasallthegookcomes to the surfacetolookat.Justkeepdoingthe newaffirmations,andsoonyouwillhavetotallyclearedanoldlimitation»11.

«Вспомните момент окончания ужина на День Благодарения. Еда съе денаипришловремячиститьсковородуиз-подиндейки.Сковородався подгоревшая и покрытая коркой, и так вы кладете ее в горячую воду, мылите и даете ей отмокнуть некоторое время. Затем вы начинаете скрестисковороду.Сейчасуваснасамомделебеспорядок;

онавыглядит хуже,чемкогда-либо.Ноесливытолькопродолжитесоскребать,скоро увасбудетсковородакакновая.Тожесамоесчисткойпокрытого сухой коркоймыслительного(психического)восприятия.Когдамызамачиваем его вместе с новыми идеями, все грязь выходит наружу. Просто про должайтеповторятьновыеаффирмации,искоровыбудетесовершенно очищеннымиотстарыхограничений».

Психологические ментальные установки читателя представляют ся зачерствевшими и засохшими, словно корка на обгоревшей сково роде. Автор описывает переход читателя из старого состояния в но вое как продолжительный процесс, в котором адресату необходимо словно «вымочить в мыльном растворе» старые зачерствевшие мысли и стереотипы.

В психо-эмоциональном дискурсе образные средства языка, вклю ченные в текстовые образные лексические парадигмы, также выполняют миромоделирующую функцию, «которая состоит в выражении авторской картины мира или индивидуальной картины мира клиента-читателя, ценностно-ориентированной в соответствии с психологическими уста новками ее носителя» 12. Целью коммуникации автора и читателя стано вится корректировка картины мира последнего путем замены ложных и закрепления продуктивных психологических установок.

Таким образом, характерной чертой использования образных еди ниц в тексте психологического воздействия является их полифункцио нальность, настроенность на максимальное «оживление» их ассоциа тивной структуры через взаимодействие образных компонентов текста и выстраивание тем самым некой надтекстовой структуры, обращенной к подсознательному восприятию ее читателем. Охватывая разнообразные категории действительности и, описывая их посредством образной лекси ки, автор достигает эффекта убеждения без непосредственного контакта с клиентом-читателем и формирует в его сознании привлекательную, яр кую картину мира, в которой заданы отношения человека с самим собой, с окружающими людьми и действительностью, и к которой суггестанту следует стремиться.

_ Сайт книжного интернет-магазина http://www.ozon.ru/catalog/1138363/?sort=year&page= Юрина Е. А. Образные средства языка в психотерапевтическом дискурсе: суг гестивная и миромоделирующая функции // Язык — текст — дискурс. — Самара, 2011. — С. 195—203.

Правдина Н. Я исполняю желания: Привлекаем богатство, создаем свое счастье и наслаждаемся любовью. — СПб., 2004. — С. 9.

Louise L. Hay You can heal your life. — CA, 1992. — С. 6.

Правдина Н. Я исполняю желания: Привлекаем богатство, создаем свое счастье и наслаждаемся любовью. — СПб., 2004. — С. 56.

Louise L. Hay You can heal your life. — CA, 1992. — С. 6.

Правдина Н. Я исполняю желания: Привлекаем богатство, создаем свое счастье и наслаждаемся любовью. — СПб., 2004. — С. 12.

Там же. С. 33.

Юрина Е. А. Образные средства языка в психотерапевтическом дискурсе: суг гестивная и миромоделирующая функции // Язык — текст — дискурс. — Самара, 2011. — С. 195—203.

Правдина Н. Я исполняю желания: Привлекаем богатство, создаем свое счастье и наслаждаемся любовью. — СПб., 2004. — С. 10.

Louise L. Hay You can heal your life. — CA, 1992. — С. 51.

Юрина Е. А. Образные средства языка в психотерапевтическом дискурсе: суг гестивная и миромоделирующая функции // Язык — текст — дискурс. — Самара, 2011. — С. 200.

АлыеваС.Г.,ТГУ,студент Научныйруководитель:В.В.Кашпур Жанр «поздравление» в региональном политическом дискурсе (на материале речей В. М. Кресса) В настоящее время все больше исследователей обращается к языку политики. В широком смысле под политическим дискурсом понимаются «любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики»1. Исследование политического дискурса лежит на пересечении разных дисциплин и связано с анализом формы, задач и содержания дискурса, употребляемого в «политических» ситуа циях2. Политический дискурс изучается в разных проявлениях, однако региональный пока недостаточно изучен.

Одной из черт регионального дискурса является политический ха рактер. «Региональная специфика» в России является концептом, исполь зуемым в политической борьбе с федеральными центром за дополнитель ные ресурсы и привилегии, а «региональные ценности» и «региональные идеологии» — это гипотезы, своего рода фантомы, необходимые поли тическим лидерам для реализации их проектов и для создания «знаков отличия» от других.

В нашем исследовании мы попытались выявить региональную специфику политического дискурса на примере жанра «поздравление».

Нами были проанализированы поздравления с Днем Победы бывшего гу бернатора Томской области Виктора Кресса и президента РФ Дмитрия Медведева.

Жанр «поздравление» — это этикетно-ритуальный жанр, основной задачей которого является поздравление с каким-либо знаменательным событием. В региональном политическом дискурсе в роли адресанта вы ступает В. М. Кресс, так как он является главой области и обладает до статочными правами и авторитетом для выступления с поздравлением, адресатами являются ветераны ВОВ, участники митинга, жители Томска и Томской области.

Композиционная структура жанра состоит из следующих частей:

обращение к адресату, конгратуляционная часть (повод и собствен но поздравление) и констатирующая часть. Рассмотрим каждую из них подробнее.

Часть «обращение» обязательна, так как в ней заявляется адресат поздравления. В региональном политическом дискурсе адресат «уже», чем в поздравлении президента. Кресс обращается к непосредственным участникам митинга: Уважаемыеучастникимитинга!Дорогиеветера ны,участники ВеликойОтечественнойвойны,вдовыитруженикитыла!

Уважаемые томичи!3 акцентируя, во-первых, группу людей непосред ственно связанных с войной — ветеранов, а также жителей своего регио на («томичи»). Медведев обращается к более широкой публике, не только к ветеранам, но и к действующим военнослужащим (Товарищисолдаты иматросы,сержантыистаршины!Товарищиофицеры,генералыиад миралы) 4 и к гражданам России.

В конгратуляционной части описывается причина и приводится собственно поздравление. Причиной поздравления является День Побе ды. 9 мая это не только государственный, но и всенародный праздник:

9Мая—этопоистиненевыдуманный,анастоящийденьсогласияипри мирениямеждувсемипоколениямироссиян.Подвигсоветскогосолдата общепризнан.Вэтотденьсобираютсявместелюдиразныхпоколений, разных национальностей, разных религиозных убеждений и политиче скихвзглядов.ДеньПобеды—этоденьнашейгордости!(Виктор Кресс).

Черты регионального дискурса проявляются на языковом уровне.

Во-первых, для поздравления Кресса характерно активное использование местоимений «мы», «наши» (Мыотметили50-летнийюбилейПобеды;

Мы собираемся, чтобы вспомнить о цене победы, отдать дань памя ти погибшим, сказать слова благодарности ныне живущим ветера нам;

День Победы — это день нашей гордости;

мы, власть, обязаны заботитьсяоживущих;

мыэтупроблемурешим;

наместьчемгордить ся;

мыскорбимонашихужеушедшихизжизнигероях). Употребление конструкций с данными местоимениями указывает на стремление орато ра объединиться с народом, помочь ветеранам и дать им понять, что они не одиноки и не забыты. Кресс создает некое общее поле празднования Дня Победы. Отметим, что Медведев в основном оперирует местоиме нием «вы», превознося героев войны: Сила духа и преданность Родине помогли вам;

Вы повернули ход мировой истории;

Вы подарили жизнь исвободубудущимпоколениям.

Различия между поздравлениями губернатора и президента на блюдаются также на тематическом уровне. Губернатор в выступлении стремится подчеркнуть свою осведомленность и озабоченность ситуа цией, связанной с ветеранами: Хорошо знаю,чтоветерановбеспокоит нетолькоихматериальноеблагополучие,ноиморальныйклиматвоб ществе;

КакГубернаторТомскойобластияделал и буду делатьвсевоз можное,чтобыстаршеепоколениенеиспытывалобедностиинеспра ведливого отношения к себе, чтобы у молодежи сохранялись память и уважение к прошлому. Использование словосочетаний хорошо знаю;

хочувасзаверить;

волнующемменя;

делалибудуделать и т. п. усиливает ощущение максимальной заинтересованности губернатора в проблемах ветеранов. В поздравлении Медведева внимание акцентируется на вопро се памяти о подвиге, который совершили ветераны: Мы в неоплатном долгупередтеми,ктопогибнавойне.Мы никогда не забудем жесто кие сражения заМосквуиСталинград;

не забудем подвиги партизан иополченцев,самоотверженность тех, кто работал в тылу;

защита Родины — это наша святая обязанность, это нравственная основа для всех поколений.

Констатирующая часть представлена поздравлением. Региональная специфика проявляется на уровне сужения/расширения адресата по здравления. Кресс обращается к жителям своего региона: Поздравляю всех томичей с 64-й годовщиной Победы в Великой Отечественной во йне!Медведев обращается к россиянам в целом:СлавасолдатамВели койОтечественной!Славанароду-победителю!Спраздником—сДнём Победы!

Таким образом, на материале жанра «поздравление» нам удалось проследить специфику регионального политического дискурса, которая проявилась в следующем: 1) локализованный адресат поздравления («то мичи»);

2) массовое употребление местоимений «мы», «нам», «наши», выполняющих функцию объединения;

3) деятельностный подход к ситуа ции с ветеранами (активная помощь и забота об увековечивании памяти).

_ Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — М., 2003. — С. 23.

Демьянков В. З. Язык сми и тексты политического дискурса // http://evartist.narod.ru [Электронный ресурс]. URL: http://evartist.narod.ru/text12/09.htm#з_03 (дата обраще ния:18.03.2012).

Кресс В. М. Митинг в лагерном саду, посвященный Дню победы // http://kress.

tomsk.ru [Электронный ресурс]. URL: http://kress.tomsk.ru/publications/speeches/ posts/3686—444/ (дата обращения:23.03.2012).

Медведев Д. А. Выступление на военном параде в честь 64-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне // http://news.kremlin.ru [Электронный ресурс]. URL:

http://news.kremlin.ru/transcripts/4015/print (дата обращения:23.03.2012).

АрсеньеваТ.Е.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:Н.Г.Нестерова К вопросу о лингвистическом аспекте конвергенции СМИ ТемаразрабатываетсяврамкахпроектаРГНФ№11—34—00365а Векторы развития языка средств массовой коммуникации невоз можно исследовать, игнорируя современные процессы, происходящие в медиасфере. Сегодня в качестве одной из ведущих тенденций в масс медиа специалисты выделяют конвергенцию — процесс сближения раз личных технологий, их объединение в единую технологическую плат форму (см. работы Е. Л. Вартановой, М. В. Луканиной, Н. Г. Нестеровой).

Термин «конвергенция» в журналистике используется в отношении смеж ных, но разных понятий. Так, Е. Л. Вартанова выделяет технологическую конвергенцию и конвергенцию журналистскую. В первом случае речь идет о распространении одного и того же медиаконтента на различных медиаплатформах (печатная пресса, Интернет, телевидение), во втором — об изменении функций СМИ, о «возможности получать одинаковое со держание разными каналами» 1. Вопросы, связанные с конвергенцией СМИ, сегодня активно изучаются в теории журналистики: внимание уде ляется описанию и анализу информационной составляющей процесса, оценивается современное техническое состояние российских СМИ и их готовность к новым коммуникативным условиям, характер влияния кон вергенции на журналистику.

В конкурентной ситуации СМИ вынуждены бороться за аудиторию, используя все доступные коммуникативные платформы: большинство печатных изданий имеют аналоговые версии в Интернете, радиостанции дублируют эфир в глобальной сети, информационные агентства выходят в пространство сетей социальных, становятся популярными различные приложения для мобильных устройств и т. п.

В условиях конвергенции СМИ изменяются механизмы создания текста. Обнаруживаются две полярные тенденции: СМИ либо адаптиру ют свой контент для различных платформ, либо дублируют его, оставляя без изменений. Отмеченные факты обусловливают актуальность лингви стического подхода к изучению влияния на медиатекст и медиадискурс (см. работы Н. Г. Нестеровой).

Материалом для настоящего исследования стала программа «Гово рим по-русски» (радиостанция «Эхо Москвы»). Программа, первоначаль но существовавшая лишь в радиоформате, с развитием Интернета стала дублироваться не только на эфирных частотах, но и в глобальной сети.

В настоящее время на сайте радиостанции публикуются стенограммы всех выпусков программы, а расширение каналов связи привело к появлению нового способа презентации программы — видеоверсии в Интернете. Та ким образом, текст программы «Говорим по-русски» представляет собой пример конвергентного текста — то есть контента, создаваемого авторами с учетом сразу трех форм его реализации: аудио, видео и текстовой. Ссылки «слушать», «читать», «смотреть» рядом с информацией о программе ука зывают на востребованность аудиторией всех этих форм подачи материала.

Анализ выпусков программы за 2009—2012 годы показал, что хро нологический порядок появления новых форм презентации программы (радио, стенограммы, видео) не вполне соответствует степени влияния формы на содержание. Так, публикация текста программы на сайте никак не отражается в речи ведущих, а трансляция видео через «Сетевизор» (те левещание через Интернет-браузер) находит отражение в речевом пове дении адресантов. Данные наблюдения поддерживаются и изменениями в масштабах всей радиостанции, например, совсем недавно на сайте «Эхо Москвы» появился новый термин — «видеорадио», применимый к про граммам, которые можно не только прослушать, но и посмотреть.

Конвергенция, как объединение различных типов СМИ в одну тех нологическую платформу, приводит к унификации содержания текста: он не «подстраивается» под конкретную форму подачи, однако могут изме няться средства языкового выражения.

Активным маркёром конвергентного текста программы «Говорим по-русски» являются нехарактерные для аудиоречи глаголы зрительного восприятия: смотрите, посмотри, я вижу и т. п., которые в видеофор мате поддерживаются соответствующими жестами ведущих. Частотной является и визуализация тех действий, которые видны зрителям, но недо ступны радиослушателям, ср.: М.Королева. Смотри, вот я заглядываю всловарь(19.06.2011 г.);

К.Ларина. Покаяговорила,Олядосталаневе роятнойкрасотыпризы (18.12.2012 г.);

С.Бунтман(временныйведущий программы).Ятебепростопомашу (27.03.2011 г.). Подобные высказы вания направлены на создание равных эмоциональных условий для каж дого типа аудитории, воспринимающей программу.

К примеру, в выпуске программы от 1 января 2012 года примером визуализации стало высказывание К. Лариной, которая «презентовала»

всех присутствующих в студии через их внешний вид, тем самым создав для аудитории зрительный образ: К.ЛАРИНА. АэтоМаринаКоролева, всявголубом.Авсявфиолетовом—ОльгаСеверская.Акакаякрасивая женщиназапультом!

Конвергентность текста обнаруживается также в изменении форм об ращения ведущих программы к аудитории. Адресанты не ограничивают ся лишь использованием наименования «радиослушатели», подчеркивая разноплановость аудитории, обусловленную разными формами восприя тия программы;

ср.: М.Королева.Да,амыпокаскажемнашимслушате лямизрителям,чтотысмотришь (26.06.2011 г.);

К.Ларина.Извините, пожалуйста,дорогие«сетевизоры»,ясейчасприду (19.06.2011 г.). Новые обращения к аудитории обнаруживаются в тексте с той же частотностью, что и привычные «радиослушатели» и «слушатели».

Аудитория программы принимает «правила игры» и использует в своей речи те же средства визуализации, что и сами ведущие, хотя бы вает сложно определить, являются ли участники программы в данный мо мент слушателями радио или зрителями «Сетевизора». Ср.: Яоченьрад васвидетьвдобромздравиииполномсоставе (01.01.2012 г.).

Существование стенограммы «Говорим по-русски» в меньшей сте пени влияет на речевое поведение ведущих: анализ материала не выявил никаких апелляций адресантов к текстовой версии программы. Стенограм ма представляет собой дословную «расшифровку» программы без какой либо стилистической адаптации к текстовой форме. Конвергентность текста в данном случае проявляется в пунктуации: знаки препинания в сте нограмме расставляются в основном с учетом интонации ведущих. Для передачи характера коммуникации в письменном тексте используются ме татекстовые примечания, передающие эмоциональный настрой ведущих (смеются,смеется), заменяющие проскользнувшую в эфир ненорматив ную лексику (нецензурнаяречь), маркирующие количество одновременно говорящих (вместе,всевместе), указывающие на повторяемость речевых действий (3 раза), подчеркивающие спонтанный характер радиобеседы и произносительные особенности участников (неразборчиво) и др.

Текст программы «Говорим по-русски» является примером кон вергентного текста, создаваемого адресантами с учетом разного форма та передачи и, соответственно, разного типа аудитории. Аудио-, видео и текстовая формы программы реализуются, дополняя друг друга, при этом каждая рассчитана на определенную целевую аудиторию. Хроно логически первой и более востребованной у аудитории является аудио версия программы (на востребованность влияет такая технологическая особенность, как пропускная способность Интернет-канала, доступность для значительной части россиян;

важным фактором становится и возмож ность прослушивания радио в «фоновом режиме»). Видеоверсия доступ на людям, находящимся рядом с компьютером, обладающим современны ми мобильными устройствами с возможностью просмотра видео. В этом смысле наличие на сайте записей программы во всех форматах является несомненным плюсом, так как даёт возможность аудитории повторно об ратиться к выпуску программы, например, чтобы уточнить какие-либо прозвучавшие в ней факты. Текстовая версия программы (стенограмма) представляется наименее популярной у радиослушателей, однако она позволяет ускорить поиск заинтересовавшего фрагмента прозвучавшего текста и обеспечивает удобство работы с ним.

Изучение медиатекста в условиях конвергенции средств массовой коммуникации представляется актуальной исследовательской задачей, так как обращает исследователей к новому научному объекту — конвер гентному тексту, изучаемому с позиции лингвистики.

_ Вартанова Е. Л. Конвергенция как неизбежность. О роли технологического фактора в трансформации современных медиасистем//От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия./под ред. Я. Н. Засурского и Е. Л. Варта новой. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. — С. 301—314.

АфанасьеваЕ.Н.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Л.Т.Леушина Обрядовая лексика. Историко-этимологический аспект Обрядовая лексика представляет собой особую структуру в системе языка. Она имеет множество особенностей, семантических связей внутри группы и с внешними группами явлений, такими как религия, быт, куль тура вообще, отражает языческие и христианские представления, пред метную сферу жизни, общие мыслительные категории человека. Все это позволяет изучать обрядовую лексику с разных сторон. Анализ данной лексики имеет свои трудности: 1. соотношение языческих и христиан ских представлений в обрядовой терминологии;

2. синкретичное выра жение как действия обряда, так и его материальных составляющих (по лиелей обозначает и само зажигание лампад, и масло в лампадах, и часть богослужения, проскомидия — это и сам дар, и его приношение).

Объект нашего исследования — тематическая группа «обрядовая лексика» в диахроническом аспекте.

Классической работой в изучении тематических групп лексики является «Словарь и. е. социальных терминов» Э. Бенвениста, однако у него были предшественники и в западном языкознании, и в русском, но со значительными отличиями в построении исследовательских работ.

Например, в «Словаре и. е. синонимов» К. Бака лексемы какой-либо тема тической группы являются общими по происхождению. Э. Бенвенист же нивелировал последнее условие, и поэтому внутри тематической группы не обязательно генетическое родство. Как пишет Ю. Степанов во всту пительной статье к «Словарю и. е. социальных терминов», это не сло вообразовательное гнездо, а «группы синонимизированных явлений».

Этим работа Бенвениста отличается от работ, организованных по этимо логическому и архетипическому принципу. Этот метод ценен, поскольку внутри тематической группы возможно установление определенных за кономерностей развития данной лексики в семантическом аспекте, тогда как внутри этимологически родственной группы слов многие общесеман тические вопросы могут быть не освещены, т. к. родство корней отнюдь не предполагает синонимическое значение слов.

Данные обрядовой лексики славянских и других групп индоевро пейских языков дают нам поле для изучения исторической перспективы развития семантики и формы слов, обозначающих обряд. Если типологи ческие исследования говорят об общих семантических моделях в разных неродственных и не взаимовлияющих языках, то закономерности разви тия морфемой структуры слов данной группы лексики возможно выявить лишь внутри родственной группы языков.

Являясь одним из наиболее сильных исследований в области мате риальной и духовной культуры и. е. народов, словарь Бенвениста имеет ряд недочетов, один из которых — слабое освещение различий между христианскими и языческими представлениями индоевропейцев. Многие изменения в индоевропейской культуре, начиная от устройства семьи, организации власти, концепта власти, от мифологии и т. д. и до семанти ки отдельных слов, связаны с переходом от язычества к христианству.

Пример: точное формальное соответствие между лат. credo и скр. srad dha гарантирует древность этого общего индоевропейского достояния.

В санскрите это значит «акт доверия Богу, влекущий за собой возмеще ние в виде божественной милости». В латинском же смысл не религиоз ный «доверять какую-либо вещь и быть при этом уверенным, что она будет получена назад». Э. Бенвенист говорит, что при распространении христианства была вновь обретена забытая связь между глаголом credo и существительным fides, но христианство не наложило новых смыслов на эти отношения. При этом работы, построенные на сравнении языче ства и христианства, говорят об обратном. Например, в работе «Словарь вещей и понятий для со- и противопоставления христианства с языче ским миром» рассматривается следующий пример. УченикПлотинаАме лий желая написать пролог к Евангелию от Иоанна, чтобы изложить плотиновскиепредставленияоЛогосе,говорит,что«нигдевантичном мире,ниводномизсвидетельствмыненайдемхотябынамеканапред ставление о Боге, который со дня творения обнимает собою весь мир ируководитим»,тоестьэточистохристианскаячерта.Таким обра зом, изучение религиозно-обрядовой лексики может дать колоссальный результат в области изучения культуры индоевропейцев, славян и уже русского народа до, после и во время распространения христианства.

Рассмотрим языческие и христианские представления на примере слова «похороны».

В современном русском языке слово похороны имеет следующие зна чения: церемония, обряд проводов тела умершего для погребения, крема ции и т. п., а также само погребение, кремация. (Проливнойдождьвстретил усамойзаставыпохороныотставногобригадира — Пушкин, Гробовщик) Согласно лексикографическим данным, это слово не встречается в памятниках ранее XVII века. В частности, даже в словаре древнерусско го языка Срезневского оно не описано.

В XVII в. слово употреблялось в значении «похороны». ОльгаБори совнапожаловаларубль,напохороны,деняг,атобылосхоронитьнечем.

(Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комисси ей, 1609 г.) Похоронение = похороны.

В XIX веке употреблялось в значении «погребение, весь обряд пре дания трупа земле».

В современных диалектах русского языка встречается как форма по хороны, так и похоронье (похороны) — Амур., похороньице—олонец., по хоронцы—Псков., похоронок—бурят.Встречается глагол поховать, ко торый обозначает: 1. Спрятать все, многое. Зап. Курск. 2. Утаить, украсть.

Олон. 3. Похоронить, схоронить. Южн., Смол.

Этимологически слово похороны восходит к славянскому глаголь ному корню *xorniti — хранить, но является исконно русским образо ванием, поскольку такой формы мы не находим в славянских и других родственных языках, хотя корень достаточно широко распространен: это и болг. храня, и серб. — хранити, и словен. hraniti — хранить, беречь, чеш — chraniti — защищать, пол. chroni — охранять, беречь. С фоне тической стороны, общеславянский корень в русском языке приобрел полногласие: *xorn- = хорон-. Однако, значение «прятать» сохранилось сейчас только в говорах.

Для описания обряда похорон в славянских языках чаще использует ся корень глагола, родственный русскому «погребать»: например, польск.

pogrzeb, чеш. Poheb. др. рус. хоронити — прятать, рус. диалектное — хо ронить — прятать, укр. хоронити — хранить.

Что касается формы слова, множественное число может говорить о многих элементах, составляющих данный обряд: например, омовение, соборование, отпевание (в христианскую эпоху), оплакивание как часть ритуала. К этому же типу действа можно отнести крестины, помины, тре тины и пр. (с той же характерной формой pluralia tantum).

Необходимо выяснить составляющие обряда, чтобы понять, к какой именно культуре — языческой или христианской — относится это слово, и что нам может дать его изучение в этом аспекте.

Языческий погребальный обряд Древней Руси, вытесненный право славием, известен лишь в общих чертах. Как показывают археологиче ские данные, славяне знали трупосожжение, сооружали курганы и стол пы, проводили поминальные «пиры» и состязания — тризну.

Сочетанию христианских и языческих традиций способствовали об щие идеи вероучения — вера в загробный мир и в необходимость забо титься о душах умерших родственников.

Таким образом, если слово возникло уже на базе русского языка, могло ли оно быть принадлежностью языческого культа? Несомненно, да. Обряд погребения, соборования людей в последний путь существовал и у языческих славян, хотя и имел другие номинации (тризна, крада и др.).

«Похоронить» означало спрятать тело человека от глаз других лю дей, или же сохранить, сберечь, защитить останки близкого человека для дальнейшей загробной жизни. Следственно, само слово похороны сохра няет в семантике отношение к языческой культуре, несмотря на то, что не является принадлежностью общеславянского фонда лексики.

БадмаринчиноваА.С.,ТГУ,студент Научныйруководитель:И.В.Тубалова Методическая функция прецедентных феноменов в дискурсе учебника РКИ: иллюстративная и дискутивная функции Методическая функция прецедентных феноменов (ПФ) не изучена достаточно. Только Е. Гаврелкова в докладе о реализации культурного аспекта в учебниках РКИ упомянула, что ПФ не только служат сред ством мотивации, но и являются основой для тренировки в области про изношения и чтения.

Прецедентные тексты активно изучаются современной лингвисти кой. Ю. Н. Караулов выделяет три основных свойства прецедентности а) культурное значение, б) эмоциональную и познавательную значимость, в) воспроизводимость 1. ПТ отличаются например от фразеологизмов тем, что для адресанта важно показать связь текста с источником.

Учитывая выводы Ю. Н. Караулова, мы используем теоретическую модель В. В. Красных, которая полагает родовое название для прояв ления прецедентности в тексте — «прецедентные феномены» (ПФ).

Исследуемые ПФ дифференцируются по принципу вербальности — вербализуемости и включают прецедентные тексты и ситуации (верба лизуемые), прецедентные имена и высказывания (вербальные) 2.

Под феноменом прецедентности мы понимаем феномен воспроиз водимости текста с указанием на исходный текст. Для чего мы употре бляем в речи тексты, которые осознаем как прецедентные?

Г. Г. Слышкин выделил четыре функции прецедентных текстов в ре чи, которые позволяют:

1. Назвать предмет — номинативная функция. Иногда это проис ходит из-за бедности лексикона, но чаще употребление ПФ в номина тивной функции доставляет эстетическое удовольствие и говорящему, и слушающему.

2. Утвердить свое собственное мнение апелляцией к культурнозна чимому тексту — персуазивная функция 3. Создать второй план, когда ПФ используются в переносном значе нии, — людическая функция 4. Скрыть содержание текста от посторонних — парольная функция 3.

Также Л. М. Гриценко выделила функцию, которая позво ляет сформировать виртуальное общение, сделать это более эстетическим, — миромоделирующую 4.

Мы считаем возможным дополнить данный список функцией мето дической, основываясь на дискурсе учебника РКИ, который представ лен в данной работе учебниками начального и базового уровня (полный текст четырех учебников). Он осознает роль и значение ПФ в дискурсе РКИ, и, шире, в педагогическом дискурсе.

Мы считаем, что автор семантизирует и обсуждает ПФ в учебнике намеренно. В исследуемых учебниках методическая функция ПФ реа лизуется в четырех подфункциях: а) актуализация культурно-языковых знаний (объяснение и повторение значений ПФ), б) инициальная и фи нальная функции (консолидация содержания текста), в) иллюстративная (подача ключевого примера с ПФ для комфортного запоминания) и г) дис кутивная (организация диалога) функции.

Рассмотрим подробнее иллюстративную и дискутивную подфунк ции. Иллюстративная подфункция проявляет себя в ключевых при мерах с ПФ, способствующих комфортному запоминанию грамматиче ских и лексических значений. Особенно запоминающиеся примеры были в учебнике «Дорога в Россию»

Так, в разделе, отрабатывающем употребление винительного паде жа имен существительных с местоимениями и прилагательными в един ственном числе, присутствует пример глагола движения с вопросом ку да?: «Пойти туда, не знаю куда,/В страну чужую, неизвестную». Этот пример сопровождается изображением богатыря перед камнем, от кото рого расходятся в стороны три дороги.

Приведем еще один пример. В разделе по изучению родительного падежа со значением места находится сообщениеотизвестногопутеше ственникаФедораКонюхова«Я жив, здоров, чего и вам желаю», кото рое сопровождается иллюстрацией записки в бутылке.

Автор учебника, когда он иллюстрирует грамматические значения, не делает различия между фразеологизмами, просто речевыми конструк циями и ПФ. В иллюстративной подфункции выбор ПФ абсолютно слу чаен, он основан на формальном критерии.

А вот в следующей подфункции содержательное и культурное зна чение выходит на первый план. Дискутивная подфункция мотивирует обучающегося к высказыванию своего собственного мнения. Непонят но, что важнее: высказать свое мнение или воспринять другое? Гово рение подразумевает участие в диалоге, формирует коммуникативную компетенцию.

Так, в одном из учебников задания, актуализирующие дискутивную функцию ПФ, представляют собой ПФ и вопрос «Согласны ли вы с этими словами писателя?

(1) Лев Толстой началсвойроман«Анна Каренина»словами«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая се мья несчастлива по-своему».Согласныливысэтимисловамиписате ля?//(2)«Согласны ли вы со словами А. С. Пушкина «быть можно дель ным человеком, и думать о красе ногтей»?

Данные примеры имеют место быть в соответствующих по темам уроках: это «Семья» для первого примера и «Портрет» для второго при мера. Первый пример сопровождается заданиями спродуцировать текст самому:

а)Напишите,что,свашейточкизрения,делаетсемьюсчастливой илинесчастливой?//б)Напишитемаленькийрассказнатему«Семья», закончивегословамиТолстого Заметьте, что в задании а) студенту предлагается высказать свой взгляд на семейные радости и беды, а в задании б) студент на протя жении всего текстопорождения имеет в виду заданную ПФ направлен ность. Задание «б» позволяет обучающемуся создать текст в рамках рус ской культуры, т. к. он неизбежно ориентируется на культурнозначимый для нас текст.

Следует отметить, что, в отличие от других подфункций, дискутив ная подфункция переходит из дискурса учебника РКИ в дискурс урока.

Ведь мы, встречая на уроке РКИ ПФ, чаще всего стараемся вызвать обу чающегося на диалог. Мы выходим в сферу коммуникации, когда выде ляем дискутивную подфункцию, и потому этот аспект изучения требует обсуждения.

_ Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М: Наука, 1987. — С. 220.

Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций. — М.:

ИТДГК Гнозис, 2002. — 284 с.

Слышкин Г. Г. От текста к символу. Лингвокультурные концепты прецедентных тек стов в сознании и дискурсе. — М.: Academia, 2000. — 416 с.

Гриценко Л. М. Миромоделирующая функция прецедентных текстов в чат-комму никации.

Автореферат диссертации. — Томск, 2010. — 22 с.

БендерскаяА.А.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Н.А.Тихонова Вербальные модели репрезентации гендерных стереотипов в рекламе (русско-американские параллели) Веками у людей складывались стереотипные представления об об разе мужчины и женщины, которые до сих пор распространяются на всех представителей того или иного пола, независимо от их индивидуальных особенностей и возраста. Эти стереотипы можно условно разделить на половые (различия, идущие от природы мужчины и женщины) и ген дерные (различия, сформированные под влиянием социума).

Половые стереотипы отражают представления о мужественности — женственности и касаются прежде всего антропометрических характери стик. В массовом сознании женщины, по сравнению с мужчинами, ниже ростом, имеют меньшую массу тела, узкие плечи и широкий таз, мень шую мышечную силу. Распространено также мнение, что женщины вы носливее мужчин и т. д.

Гендерные стереотипы — вербализированные концепты, содер жащие ассоциируемую с определенным полом информацию, выраба тываемые социальными и культурными механизмами, реализуемые в коммуникации 1.

В данном докладе, вслед за Е. Бартминьским, под стереотип по нимается «субъективно детерминированное представление о предмете, охватывающее как описательные, так и оценочные признаки, а также яв ляющееся результатом интерпретации действительности в рамках соци альных познавательных моделей» 2.

Е. Л. Велинбахова в своей работе «Модели презентации стереоти пов в русском языке» выделяет следующие разновидности стереотипов:

образы (представления о типичном объекте/ситуации), образцы (пред ставления об образцовом объекте/ситуации), эксцессы (представления о конкретном объекте/ситуации, который связывается с категорией, но не принадлежит ни к узусу, ни к прескриптивной норме. Основной раз новидностью стереотипов является стереотип-образ. Стереотип-образец предполагает максимальную реализацию функции денотата и устране ние мешающих этой реализации недостатков, выраженных в стереотипе образе. Стереотипы-эксцессы являются вторичными по отношению к стереотипам-примерам и обычно выражаются с помощью имён соб ственных;

наличие стереотипов-эксцессов не является обязательным 3.

Стереотипы выражаются двумя способами: вербальным и невербальным.

Цель данной статьи — выявить и сравнить стереотипы, выраженные вербальным способом, в русскоязычной и англоязычной (американской) видеорекламе. При этом, речь пойдет только о стереотипах-образах.

Рассмотрев вербальное проявление стереотипов женщины и мужчи ны на примере англоязычных и русскоязычных рекламных видеороликов, мы выделили следующие стереотипы женщины:

Стереотип-образ.

Внешность: Женщина выглядит красиво, ухоженно и сексуально — «Раскрывая женственность…», «Все оттенки твоих желаний», «We allknow,realbeautyismorethanskindeep»,«Leavingyourfaceandbody naturallybronzed,beautifulandhealthylooking».Женщина — молодая, она не позволяет себе стареть — «Нетеряявремени—теряйгоды!»,«Неко торые стареют, а некоторые — созревают», «As your skin matures it developsspecificneeds,andcanexperiencehyper–dryness,lossofelasticity, lossofradiance»,«Theagedefensesystemthatcorrectsandprotects».Жен щина любой ценой избегает морщин, седины или упитанной фигуры — «Этотонко…»,«Тывнорме,покатывформе»,«Linesarevisiblyreduced thecomplexionisfortifiedandradiant—withresultsinjust8days»,«Nomore grays,justhealthylookinghair».

Поведение и внутренние качества: Женщина не забывает о своей фигуре, еда и похудание — две основные темы рекламы — «Йогурты.

Чтоконкретномызнаемобихполезности?»,«Thebodyisatemplebut yoursisprobablytheTajMahalonthehighstreet».Женщина всегда одер жима такими проблемами, как невыстиранное белье или грязная посу да — «Vanish. Больше, чем отбеливатель», «Чистота — чисто Тайд».

Женщина может использовать постель в качестве средства, помогающе го ей сделать карьеру, — «Getmore»,«Harmoniesareoverrated»,«Poison.

Hypnose».Женщина может (или, по крайней мере, должна), работать весь день вне дома, вернуться домой, приготовить мужу обед — «Добропо жаловатьдомой!»,«Естьвещи,которыестояттого,чтобыжить».

Социальное положение: Женщина зависит от мужчины и нуждает ся в его защите — «Защитил бы даже мужчину, но создан специально для женщин!», «Женский журнал с мужским характером», «You mean a woman can open it?», «Truth or Dare?». Женщина принимает важные решения или участвует в важных делах не столь часто, как мужчины — «Минимумтруда—максимумэффекта»,«Мыработаем,чтобывыот дыхали»,«Itwon’tbelandbeforeyouhavediscoveredwhatwomenaround theworldalreadyknow». Женщина — хозяйка и мать — «Мама,нукупи и-и…»,«Банана-мама.Территориядетскихцен»,«Momshaveasolution», «We`d like to thank all the nagging mothers who made these performances possible». Женщина — это животное, которое надо укрощать, нечто дикое, требующее обуздания со стороны мужчин, — «Everything in his power», «Ifyourhusbandeverfindsout…».

Языковая маска: Наличие большого количества прилагатель ных — «Шоколад Dove такой тающий, обволакивающий, как шелк», «Маленькие серенькие жужжащие коробочки», «Gives you that natural “nomakeup“sheerfinish,idealforsummer»,«Leavingyourfaceandbody naturallybronzed,beautifulandhealthylooking».Наличие большого коли чества восклицательных предложений — «Километрыобуви!!!»,«Иску шениедляискушенных!».Наличие большого количества вопросительных предложений — «Как?Я?Безних?»,«ВПарижнаминуткуиподелу?», «Виноваталия?».Использование сравнительных степеней прилагатель ных — «Нежнее, еще нежнее», «Golden Lady. Лучшая подруга», «The moreaerobicexerciseyouget,themoreaefobicexerciseyou’llget»,«Ancient Greekssaidthemostbeautifulpartofasirenwashervoice».Использование коротких предложений с однородными, часто повторяющимися члена ми предложений — «Сними стресс, оденься!», «Ariel. Безупречный вид одежды.Надолго»,«It’snotwhatyouputon.It’swhatyouputin»,«Perfect 10lavisheslaveonyourfingertipstogiveyou10perfectnails».Выражения наличия исключительных свойств через отрицательные конструкции — «Anything but ordinary», «Breakfast never tasted so good». Употребление составных прилагательных — «Agreat-tastinglunchprovidesenergyforthe wonderfulthingsshe’lldotoday»,«Lunchasamazingassheis».

Согласно проведенному исследованию в обеих культурах существу ет довольно большое количество стереотипов, проявляемых в вербаль ной составляющей рекламы. Различия, выявленные между стереотипа ми о женщине в русскоязычной и англоязычной рекламе, не являются глубокими. В общем, женщина представляется одинаково как русским, так и американцам. Главное различие состоит в том, что в нашей видео рекламе упор делается на семью и женщину, как хранительницу очага, а в американской — на ее внешние характеристики. По нашим данным, стереотипными маркерами речи женщины является больше лексические единицы, чем синтаксические, особенно это заметно в американской рекламе.

Модели репрезентации стереотипов могут выражать стереотип с разной степенью эксплицитности. Все три вида стереотипов взаимосвя заны между собой и пересекаются. В сочетании с видеорядом вербальные компоненты усиливают свое влияние на потребителя, делая тем самым стереотипы еще более конкретными и четкими.


_ Кирилина А. В. Гендерные аспекты языка и коммуникации: Аврореф. дис. … д-ра.

филол. наук

. — М., 2000. — С. 140.

Вилинбахова Е. Л. Оценочный компонент стереотипов профессий в языке//Мате риалы XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Секция «Филология». — М.: МАКС Пресс, 2009. — С. 50.

Велинбахова Е. Л. Модели репрезентации стереотипов в русском языке: Автореф.

дис. … канд. филол.наук. — СПб., 2011. — С. 11.

Богачёва Р. А., ТГУ, магистрант К вопросу о цветовой коммуникации Цвет является одной из базовых категорий познания мира, несет в себе важную социокультурную информацию, накопленную этносами, имеет символическое значение.

В XXI столетии в связи с ускорением темпов технологического раз вития для нас становится актуальной необходимость приближенного по основным параметрам к человеческому цветовосприятия у роботов.

Очевидно, что простого распознавания цвета не достаточно для тех задач, которые мы хотим возложить на «умные машины», необходимо сформи ровать знаниевую базу, позволяющую понимать цвет и все те значения и ассоциации, которые он вызывает у человека.

В рамках темы магистерской диссертации нас интересует процесс визуального восприятия человека и возможности частичного перенесения данной модели или создания аналога для роботизированных интеллекту альных систем, установление коммуникации между человеком и роботом на основе цветоязыка. В данной статье мы остановимся чуть подробнее на ассоциативной составляющей цветовосприятия.

В качестве примера выбран красный цвет, он является одним из ба зовых как в силу физиологических, так и культурно-исторических при чин. О масштабах его разнонаправленности и значимости в человеческой истории можно судить, например, по устойчивым сочетаниям: Красная книга, Красный крест, Красная площадь, Красный угол, Красный октябрь, Красный май, Красная планета, Красная вера, Красная нить, Красная строка, Красное слово, Красна девица, Красно солнышко, Красный фо нарь, Красный цветок, Красный свет (в значении запрета на дальнейшее движение или действия) и т. д.

«Красный» полисемантичен по своей природе, обладает ядерными и периферийными смыслами. К ядерным мы будем причислять конвен циональные значения, такие как красота, кровь (в том числе Христа), сиг нал опасности, сигнал светофора/остановки, мужество, Советская армия и большевицкий режим и др. К периферийным мы отнесем субъективные смыслы, порожденные индивидуальным сознанием, например, восприня тое когда-то на чувственном уровне событие, привязанное к конкретно му предмету, которое произвело сильный эффект, запомнилось, а теперь часто является ассоциативной реакцией на цвет (долгожданная красивая красная игрушка, подаренная любимой мамой).

С целью выяснить предпочтения и ассоциации, связанные с крас ным цветом у современной молодежи в социальной сети (http://vk.com/ red_color) проведен небольшой ассоциативный опрос. Было произведено разделение по гендерному признаку, возраст опрашиваемых в среднем ко лебался от 18 до 25 лет. Первым был вопрос: «какой цвет нравится боль ше?» с вариантами ответа: «красный», «оранжевый», «розовый», так же была высказана просьба прокомментировать свой выбор. Данные цвета были выбраны не случайно, в последние десятилетия дизайнеры и мар кетологи часто эксплуатировали возможности этих цветов: они заметные, достаточно яркие, сочные, оживляющие, бодрящие и др. Так же обыгры валась их семантика в политических и общественных движениях в борьбе за различные права и свободы.

Среди женщин-участниц (76 человек): 47,4 % проголосовали за крас ный цвет, мотивируя это тем, что он «красивый», «яркий», «привлекает вни мание», «живой», «сочный», «свежий», «цвет смелости», «страсти», «пози тивный», «любимый»;

за оранжевый цвет проголосовало 38,2 %, так как, по их мнению, он «яркий», «позитивный», «заряжает», «мне идет», «вкус ный», «задористый», «цвет солнца», «цвет счастья», «ассоциируется с те плом», «поднимает настроение», «цвет апельсина», «завораживает», «лето скоро»;

розовый цвет вызвал отклик у 11 % опрошенных: «цвет нежности», «благородный», «в одежде освежает», «розовый фламинго самая красивая птица на свете», «Что может быть лучше нежно-розового цвета?!».

Мужчины оказались менее социально активны, участие приняло 32 человека: 43,8 % выбрали красный цвет, поясняя: «розовый для педи ков, оранжевый сильно жизнерадостный», «как бы законченный… кон трастный! Ну и всё же — опасность чем то привлекает!», «Красный са мый темный оттенок». 50 % остановили свой выбор на оранжевом цвете:

«позитивный», «Оранжевый) очень люблю апельсины, поэтому этот цвет очень радует меня. Красный и розовый никаких ощущений не вызыва ют)», «Оранжевый. Интуитивно как-то», «Оранжевый методом исклю чения. Красный (коммунисты) и розовый (ванильки) вызывает негатив, оранжевый нет»;

6,3 % проголосовало за розовый цвет, однако коммен тариев не оставили, возможно, из-за в основном негативной реакции мужской половины на этот цвет. Примерно половина опрошенных, вне зависимости от гендера, выбрала красный цвет, потому что он красивый и яркий, ассоциируется с опасностью (в данном контексте опасность по нимается как некая возможность для самовыражения, проверки, повод для выброса адреналина), методом исключения (в виду негативного отноше ния к другим цветам);

чуть меньшая аудитория остановилась на оранже вом, позиционируя его как позитивный, яркий, весенний (следует учесть тот факт, что опрос проводился после зимы, на улице устанавливалась по года, а в воздухе витало весеннее настроение), цвет апельсина, вкусный, так же методом исключения;

оставшиеся проголосовали за розовый цвет, выделяют его как символ нежности и свежести (возможно, столь низкий процент обусловлен особым отношением к розовому как к символу гла мура, который сначала в короткие сроки стал очень популярен, а потом столкнулся с резкой критикой и развенчанием культа «ванильки»).

Далее было дано задание (так как нами был выбран для исследова ния именно красный цвет): «А теперь напишите, пожалуйста, 1—2 слова, которые ассоциируются у вас с красным цветом, спасибо огромное». Свои комментарии оставило 62 человека. Наиболее частотной являются ассо циации, связанные с кровью, опасностью, войной, тревогой (встречается 28 раз), на втором месте «страсть» и «любовь» (16 голосов), на третьем месте ассоциации, связанные с природой и погодой: «тепло», «солнце», «апельсин», «яблоко», «грейпфрут», «розы» и др., менее частотны ассо циации с флагом, цветом светофора, одеждой, помадой и т. п. Описанные ассоциации в большей степени конвенциональные, однако, встречаются и достаточно оригинальные: «бусина», «напряжение», «неприступная красота», «чаша» и др.

Заострим внимание на том, что опрошенные, которые ранее выбира ли красный цвет и обосновывали своё предпочтение, писали в основном ассоциации связанные с кровью, нетерпимостью и страстью, те же, кто предпочитал другие цвета оставляли в комментариях менее экспрессив ные ассоциации. Данный опрос в целом сходится с психологическими теориями о том, что людям, которые выбирают красный цвет, присущи такие черты характера как: лидерство, упорство, динамичность, нетерпи мость, разрушение и др.

Так же для сравнения можно воспользоваться данными beta-версии Словаря Ассоциаций 1, доминирующие ассоциации: «бурда», «армия», «шапочка», «площадь», «звезда»;

«кровь» там на шестом месте. Подоб ного рода ресурсы могут лечь в основу знаниевой базы, о которой гово рилось ранее.

С древних времен человечество пользовалось языком цвета, чтобы предупредить об опасности, выразить свое отношение к каким-либо со бытиям, соблюсти ритуал и т. д. В наше время, как правило, язык цвета направлен более на подсознательное воздействие, в особенности этим злоупотребляет реклама, но цветовая коммуникация может применять ся и в терапевтических целях (красный цвет повышает давление), так же есть прецеденты манипулирования с цветом для выявления психологиче ского состояния детей 2: им выдается комплект разноцветных карандашей и лист бумаги, потом рисунок оценивается психологом, наиболее частот но встречающиеся оттенки и позволяют сделать заключение.

Таким образом, цветовая коммуникация как одна из древнейших продолжает свое существование. В отличие от вербальной, она более универсальна и проста, поэтому может быть пригодна так же и для взаи модействия человека и интеллектуального робота.

_ Ассоциации со словом «КРАСНЫЙ» // Словарь Ассоциаций beta [Электронный ресурс].

Режим доступа: http://www.slovesa.ru/assearch?q= %EA%F0 %E0 %F1 %ED %FB %E9&lnk= Цвет и дети [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://psy.rin.ru/cgi-bin/article.

pl?id= БондаренкоА.В.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Ю.А.Эмер «Семантическая оппозиция «свой — чужой» на основе праздника «Посвящение в первокурсники»

Оппозиция «свой — чужой» лежит в основе всех человеческих культур, как существующих в настоящее время, так и известных по исто рическим источникам. Оппозиция «свой — чужой» антропоцентрична по своей сути: «свой» — «принадлежащий себе, имеющий отноше ние к себе», «чужой» — «не собственный, принадлежащий к другим, не свой» 1.

Оппозиция «свой — чужой» активно реализуется в праздничном дис курсе на материале ежегодного студенческого праздника «Посвящение в студенты». Этот праздник сугубо внутренний (корпоративный) и в рам ках данной субкультуры формируется особая модель мира, в структуре данной модели ведущую роль играют образы человека, окружающего его пространства, времени, в котором он живёт. Посвящение восприни мается как начало нового жизненного этапа, приобщение к сложившему ся обществу, а потому отражает коллективные ценностные приоритеты и установки этого общества 2. В фокусе нашего внимания оказывается вербальное выражение ценности события, которое рассматривается через изучение сценариев. Сценарий — текст, написанный как основа для по становки театрализованного представления с подробным описанием дей ствия и указаниями по оформлению.


Праздник массовый, но традиционно всех участников праздника по священия в студенты можно разделить на 5 ролевых групп:

• первокурсники — субъекты всех исполняемых действий — осо знают данный праздник как значимый в своей жизни;

• старшекурсники — исполняют роль посвящающих, помощников и советчиков для первокурсников: демонстрируют знание правил поведе ния в данной субкультуре, обучая им новое поколение;

• преподаватели — вышестоящие наставники, знатоки своего дела. Могут выступать как в качестве наблюдателей, так и участников праздника;

• гости, приглашённые для поздравлений первокурсников;

• родители — второстепенная роль, зрители — находятся на пери ферии праздничного пространства.

Приветствие выполняет дополнительную функцию — обозначить статус и передать иерархию ролевых групп. Уже на первоначальном этапе прослеживается оппозиция «свои — чужие» через разграничение «мы/вы». Ведущие праздника начинают свою речь словами: «Добрый день/вечер»,«Здравствуйте», встречая и приветствуя гостей и участни ков праздника, устанавливая контакт с ними. Обязательным компонентом данной текстовой формы становится эмоциональная составляющая. Офи циальный стиль постепенно переходит в дружественный и обращения к участникам становятся более эмоционально окрашенными: «дорогие друзья»,«мырадывасприветствовать»,«поздравляем», акцентируется внимание на первокурсниках — «виновникиторжества». Значимым яв ляется конкретное закрепление пространственно-временной локализации праздничного действия: «вэтомзале»,«здесь»и времени:«сейчас»,«се годня»,«вэтотчас»,«черезпарумгновений».

Особое внимание уделяется сделанному первокурсниками выбору:

«Поступиввнашеучебноезаведение,высделалиправильныйжизненный выбор». Здесь оппозиция «свой — чужой» активно реализуется и прояв ляется через употребление личных местоимений: «наш» (университет, факультет),«мы»,«вы», что также подчёркивает единение всех участни ков. В речах первокурсников явно прослеживается концепт семьи: «здесь теперьмояобитель,здесьтеперьмоясемья». Можно заметить исполь зование рекламных лозунгов, призывов, что должно способствовать укре плению позиций первокурсников по поводу выбора места обучения: «Вы поступиливсамыйлучший,императорскийвузстраны,гдевыполучи те классическое образование». Этот концепт «выбора» становится осо бо значимым в данном празднике. Он важен как для «новобранцев», так и для старшекурсников и преподавателей.

Также в центре внимания оказываются отношения поколе ний — старших курсов и первокурсников. Учитывается, что студенты старшекурсники вправе посвящать младшее поколение, ибо сами «прошли огонь,водуимедныетрубы». Данную преемственность можно оформить в образ «старшего брата/сестры», в котором предстают студенты старших курсов. Роль первокурсников же на данном этапе определяется на пе риферии оппозиции «свой — чужой», так как принятие коллектива уже произошло, но предполагается их дальнейшее погружение в атмосферу студенческой жизни. Праздничный дискурс предоставляет социальной группе возможность самоидентификации, самовыражения, позволяет освоить иные, в отличие от повседневно детерминированных, дискурсив ные роли, побывать в иных, небудничных, коммуникативных ситуациях 3.

Ядерную часть праздничной лексики составляют единицы с абстрактным значением, тематически связанные с конкретным праздником, а также жанром поздравления. Поздравление занимает важное место в текстовом воплощении праздника. Этот жанр предполагает использование лексики, отражающей систему ценностей данной социальной группы. Как прави ло, желают лёгкой учёбы, красных сессий, весёлой студенческой жизни и т. д. Используются наставления, пожелания, наказы: «мыввасверим», «вперёд»,«неробей»,«неогорчайтесь»,«никогданеостанавливайтесь», «стремитесь»и т. д.Особую роль играет жанр напутствия, который стро ится на метафорическом воплощении идеи предстоящего пути, дороги, судьбы. Акцентируется внимание на продолжении следовании традиций и вступление в ряды своих: «вы—новыехозяева»,«принимаемвас»,«но воепоколение»,«достойнаясмена» и т. д. Как можно заметить здесь оп позиция играет ключевую роль. Происходит полный переход из статуса «чужие» в статус «свои».

В текстовом воплощении данного праздника можно также отме тить широкое использование тематической лексики данной социальной группы: «студент»,«стипендия»,«сессия»,«курс»,«зачёт»,«экзамен», «лекция»,«доклад»,«диплом»,«студенческийбилет»,«пересдача»и др.

Здесь присутствуют и жаргонизмы, принятые в лексике данной социаль ной группы: «хвост» (перен. в значении долг), «лаба» (сокр. в значении лабораторная),«препод»,«шпора».

«Для студенческих традиций всех времён характерно прославление пьянства и свободы нравов, опровержение канонов, религиозный и поли тический нигилизм» 4. Упоминается и о лени и нежелании учиться, ко торое наблюдается у студентов: «Бывало проснёшься, как птица, Кры латойпружинойнавзводе.Ихочетсяжитьиучиться,Нокзавтраку этопроходит». Предупреждают и о быстротечности времени: «Лекция, практика,очередьвстоловую,сновалекция,атам,глядишь,исессия».

Часто праздник наполняется рассказами/миниатюрами/песнями о зажига тельном мире студенческой жизни. Отдельной темой становятся легенды о жизни в общежитии: «Чеготольковобщагенебывает…светанебы вает,отоплениянебывает,горячуюводуужезабыли,когдавидели…».

Прослеживается концепт «любовь»: «Особеннопрекраснаперваялюбовь встуденческиегоды:встречи,признания,свиданияипервыепережива ния…».Обыгрываются стереотипы о студентах: «Отдых,этокогдасту дентспит,сколькохочет,аесткогдахочет».

Таким образом, проанализировав материалы по данной теме, мы проследили воплощение в тексте семантической оппозиции «свой — чу жой». Данная оппозиция играет значительную роль в сознании участни ков. При этом можно выявить, что оппозиция активней всего реализуется между двумя ролевыми группами: первокурсники и студенты старших курсов. В течение праздника роль первокурсника и обращение к нему ме няется, но его место в оппозиции «свой — чужой» на завершающем этапе определяется как «свой», приобщенный к коллективу.

_ Ожегов С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. — М.: Русский язык, 1986. — 846 с.

Эмер Ю. А. Пространственная организация праздничного дискурса / Ю. А. Эмер, И. В. Тубалова // Картины русского мира: пространственные модели в языке и тек сте. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. — С. 152—187.

Эмер Ю. А. Там же. С. 172.

Шумов К. Э. Студенческие традиции // Современный городской фольклор. — М.:

Российский гос. гуманит. ун-т, 2003. — С. 48—89.

БорисоваК.М.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Л.Г.Гынгазова Идеографическое представление фразеологии идиолекта сибирского старожила В современной лингвистике, ориентирующейся на антропоцентри ческий принцип, большое значение приобрело исследование картины мира, т. е. «исходного глобального образа мира, лежащего в основе миро видения человека, репрезентирующего сущностные свойства мира в по нимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной актив ности человека» 1. Презентация картины мира происходит прежде всего через язык. В связи с этим говорят о языковой картине мира. «Термин «языковая картина мира» фиксирует теоретически отрефлексированный тип отношений языка, мира и человека как тип интрепретативной гно сеологической деятельности человека по отношению к миру, объективи рованный в языковых фактах» 2. Таким образом, понятие языковой карти ны мира неразрывно связано с понятием языковойличности(далее ЯЛ).

Исследователи по-разному дают определение ЯЛ. С одной стороны, под ЯЛ может подразумеваться обобщённый типовой представитель языковой общности. С другой стороны, ЯЛ может быть рассмотрена как конкрет ный говорящий. Данная работа опирается на второе понимание ЯЛ, кото рая определяется, вслед за Е. В. Иванцовой, как личность в совокупности социальных и индивидуальных черт, отраженная в созданных ею текстах 3.

Исследуемая нами ЯЛ — Вера Прокофьевна Вершинина (1909—2004), жительница села Вершинино Томской области, носитель традиционной речевой культуры. Источником для работы послужил «Полный словарь диалектной языковой личности», созданный томскими лингвистами на основе идиолекта В. П. Вершининой. Основными прин ципами исследования стали лингвоперсонологический и лексикографи ческий (идеографический).

Целью работы является идеографическое представление фразеоло гических единиц, функционирующих в речи диалектной ЯЛ, и их описа ние с позиции отражения индивидуальной картины мира.

В речи В. П. Вершининой выделяется большой пласт фразеологи ческих единиц. Приёмом сплошной выборки из первого тома «Полного словаря диалектной языковой личности» были отобраны 657 фразеоло гических единиц (далее ФЕ). Выбранные единицы были распределены по понятийным сферам, семантическим полям, группам и подгруппам с учетом следующих параметров. Во-первых, ориентация на компонен ты лексического значения ФЕ;

во-вторых, анализ контекста, в котором употребляется ФЕ. Также значимым параметром явился анализ ассоциа тивных связей, которые устанавливает единица с другими, близкими ей по семантике.

Исследование материала показывает, что собранные ФЕ распреде ляются по пяти сферам: Человек, Природа, Время, Пространств и Ко личество. Далеко не все единицы в границах сфер можно легко отнести в то или иное семантическое поле. В речи информанта присутствуют та кие ФЕ, которые трудно отнести к конкретной понятийной сфере, не го воря уже о поле или группе.

Наиболее заполнена понятийная сфера Человек, в состав которой входят 419 ФЕ. Это говорит о том, что она является наиболее значимой для информанта. В данной сфере выделяются следующие подсферы: ка честваихарактеристикичеловека,деятельность,отношения,смерть, этикетныеирелигиозныеформулы. Однако следует отметить, что грани ца между этими блоками единиц довольно зыбкая и явно прослеживается взаимопроникновение подсфер. В рамках данной публикации более под робно остановимся на подсфере качествачеловека,так как данная группа наиболее объемная и её границы достаточно четко определяются.

Анализ материала показывает, что в пределах данной подсферы выч леняются семантические поля, единицы которых описывают человека с точки зрения его внешних и внутренних черт, поведения.

Семантическое поле внешностьвключает в себя единицы, характе ризующие внешние данные человека. Например, отгоршкадвавершка, беззубыйтренька (о беззубом человеке), какизяичкавылупиться (о че ловеке, одевающемся напоказ чисто, нарядно). Также в поле внешность выделяется группа сходство, в которую вошли такие ФЕ, как капля(ка пельку)воды (о ребёнке, очень похожем на родителей), влейкувылитый.

В семантическое поле возраст входят единицы войтивгода,вгодах, годаушли (о наступлении старости), навозрасте(о становящихся взрос лыми юноше или девушке).

Пласт характеристик внутренних качеств человека прежде всего представлен такими полями, как интеллектуальные характеристики, чувстваиэмоции.

Значительное количество ФЕ относится к семантическому полю ин теллектуальныехарактеристики.Следует отметить, что большая часть единиц этого поля относится к группе недоразвитость, характеризуя психические отклонения человека. Это такие ФЕ, как: тя'ти с мамой небыло (о состоянии сумасшествия), невседома,заскокивголове,шари кизароликизаходят. Единицы данной группы близки по значению еди ницами из группы болезнь.

ФЕ чувств и эмоций составляют самый обширный пласт внутрен них характеристик в речи информанта. Высокая наполненность данного поля объясняется тем, что внутреннее состояние наиболее точно и ёмко можно выразить исключительно через образы и сравнения. ФЕ отражают широкий спектр чувств, которые может испытывать человек, как поло жительных, так и отрицательных. Например, петухомзапеть (о чувстве радости, восторга), селдазапел (о состоянии огорчения, растерянности, безвыходности), волосья шишом(о чувстве удивления), глаза наслезах, локтигрызть(о чувстве сожаления).

Большое число ФЕ характеризует состояния человека. В основном, такие единицы сосредоточены в семантических полях состояниездоровья и пьянство. Первое по количеству входящих в него единиц является одним из самых обширных в подсфере качества. Большая часть ФЕ данного поля входит в группу болезнь. Например, битьсякакрыбочкаоблёд (испыты вать физические страдания при тяжёлой болезни), ой да ах (о больном, немощном человеке), духзахватыва(е)т (затрудняется, останавливается дыхание), глазвыворачивает. Нормальное состояние здоровья представ лено значительно меньшим количеством единиц (бытьвсиле).

Большое число единиц, характеризующих состояние человека, вхо дит в семантическое поле пьянство. Например, шумит в голове, лыку невяжет,горлосмазывать. Кроме того, в данное поле входят единицы, называющие человека, злоупотребляющего алкоголем (вино замотало, хоть ведром подавай), и единицы, характеризующие действия человека (втягиватьсяввино,налитьглаза).

ФЕ, описывающие поведение человека, в речи информанта состав ляют отдельное семантическое поле. Большинство его единиц характери зуют предосудительное поведение. Например, руки-ногивверху (о челове ке, склонном к драке), хвостверёвкой,загорлорадавзять. Наряду с этим, есть единицы, дающие положительную оценку поведения (хвататьвсё находу).

В качестве выводов можно отметить, что, во-первых, В. П. Верши нина воспринимает мир через образы, синтетически. Об этом свидетель ствует большое число ФЕ в её идиолекте. Во-вторых, в центре внимания информанта находится человек, проявляющий себя в разных жизненных сферах: ее картина мира антропоцентрична. Даже природа, пространство и время у В. П. Вершининой одушевлены, рассматриваются с точки зре ния человеческого существования. В-третьих, анализ структуры получен ных групп даёт возможность выделить ценностные доминанты ЯЛ носи теля традиционной культуры.

_ Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческо го фактора в языке: Язык и картина мира. — М.: Наука. 1988. — С. 21.

Резанова З. И. Языковая картина мира: взгляд на явление сквозь призму термина метафоры // Картина мира: модели, методы, концепты. Материалы Всероссийской междисциплинарной школы молодых ученых «Картина мира: язык, философия, нау ка» (1—3 ноября 2001 года). — Томск: Издание ТГУ, 2002. — С. 28.

Иванцова Е. В. Феномен диалектной языковой личности. — Томск: Изд-во Том. ун та, 2002. — С. 10.

БыковаА.А.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:З.И.Резанова Метафора «горячий» в дискурсивной картине мира:

устный дискурс Исследование дискурсивных картин мира является одним из наи более перспективных направлений дискурс-анализа. Человек ежедневно совершает выбор дискурсивных пространств в зависимости от социаль ных и ситуативных условий. Коммуникативные условия обусловливают формирование особых картин мира, организуемых различным набором языков средств. Среди средств формирования картин мира одно из веду щих мест занимает метафора.

В исследовании мы исходим из гипотезы о возможной специфично сти актуализации смыслов в различных типах дискурсов по отношению к усредненному узусу, фиксируемому в словарях литературного языка.

Данная гипотеза проверяется на материале устных дискурсов, выявля ется своеобразие в актуализации семантического потенциала метафоры горячий в языке и устном дискурсе. Устный дискурс — это фундамен тальная форма существования языка, противопоставленная письменно му дискурсу. Базовое отличие устной речи от письменной заключается в разных каналах передачи информации. Ядерный субдискурс, попада ющий в поле нашего исследования, — бытовой, кроме того, привлека ются тексты, моделирующие, имитирующие бытовой дискурс (тексты из кинофильмов).

В своем исследовании мы опираемся, во-первых, на электронный корпус текстов 1, который служит источником контекстных употреблений, и, во-вторых, на данные Большого академического словаря русского язы ка (далее — БАСРЯ) 2, который отражает современное состояние системы языка (издается с 2005 года по настоящее время).

Исследование метафорических обозначений в данной работе ведется в рамках методологии, учитывающей достижения как когнитивной линг вистики, так и структурной семантики. Объем проанализированного ма териала — более 100 контекстов.

Итак, обратимся к семантике слова горячий, к анализу базового и пе реносных значений, зафиксированных в словаре, и сопоставим эти дан ные с материалом, который предоставляет нам корпус устного дискурса.

Прямое номинативное значение прилагательного горячий следую щее: «имеющий высокую температуру;

сильно нагретый», то есть горя чийв исходном значении маркирует сферу термальных обозначений те плой зоны спектра.

Образная интерпретация различных явлений посредством метафоры горячий является продуктивным способом языковой концептуализации.

Мы выделили 4 сферы, являющиеся объектом метафорического модели рования: 1) человек, его характеристики;

2) эмоциональные процессы;

3) напряженно протекающие процессы (война, спор, работа, время);

4) акту альные явления (новость, тема, материал).

Метафора горячийхарактеризует человека, который увлечен каким то делом/идеей — «увлечённый чем-либо, способный целиком отдаться какому-либо делу, занятию;

пылкий, страстный»: Человекболелзадело, горячбыл,себянежалел,—именнопоэтомувсеемухотелосьсделать самому. (Аграновский, Крушение карьеры). В сочетаниях типа горячий друг(женаит.д.) значение прилагательного горячий изменяется в зави симости от вхождения в состав подлежащего или сказуемого. Так, напри мер, словосочетание горячий друг может обозначать человека, который интенсивно проявляет свою дружбу. В этом случае прилагательное связа но с сигнификатом слова друг, а не его денотатом. В другом случае при лагательное горячий характеризует денотат имени друг, а не сигнификат.

Прилагательное выражает свойство носителя имени, реального лица без относительно к тому, каким словом это лицо обозначено: горячийдруг — пылкий, страстный человек.

Номинация людей может осуществляться посредством предикатив ных производных имен: горячийохотник,защитники другие наимено вания лиц по характеризующему их действию. Человек, проявляющий интенсивную, активную деятельность в какой-либо области, увлечен ный чем-то, метафорически именуется горячий, деятельность будто «греет» его. Компонентом-основанием метафорического переноса ста новится сема интенсивности. В устной речи было выявлено 5 контек стов с обозначением страстно увлеченного человека, номинированного предикативными производными именами защитник,болельщик,поклон ник,маяковист,сторонник,собиратель: Онавсегдабраланасебябла городную роль такого горячего защитника. (А.В.Азарх-Грановская, В.Д.Дувакин).

В качестве варианта метафорического значения в словаре фиксирует ся следующее: «Остро и сильно все воспринимающий и глубоко пережи вающий;

страстный, пылкий». Часто это значение передается метафорами горячаядуша,горячеесердце,горячаянатураит.д.и синонимичными конструкциямигоряч,горячадушой,сердцемит.д.Человек страстный, глубоко переживающий, является носителем горячего сердца и горячей души, а лишенный чувственности, страстности — холодный человек/хо лоднаядуша,сердце. Сердце, душа концептуализируются как предметы, имеющие высокую температуру. В денотативной ситуации, именуемой предикатом в прямом номинативном значении, имеется горячий объект, который распространяет своё тепло. В ситуации, обозначенной предикат ным метафорическим именем лица, страстный человек направляет свои чувства (тепло) на какой-то объект. Основанием для метафорического переноса становится сема интенсивности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.