авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«Томский государственный университет Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики Материалы конференции молодых ученых 5—7 апреля 2012 г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Чтобы обосновать свою позицию и опровергнуть аргументы со перника, коммуниканту следует создать благоприятный эмоциональный «фон» для своих рассуждений и неблагоприятный для рассуждений оппо нента. Фон создается с помощью некоторых средств и приемов, а также стилистически окрашенных единиц. Общий фон конфликтного взаимо действия связан с общей тональностью текста, а также с пространственно временными категориями.

Пример. «Свобода и справедливость», выпуск от 01.03.2012.

С.Удальцов: … Но кто провоцирует эту агрессию? Я был на этом мероприятии//Люди пришли мирно/отметить масленицу/про водитьзиму//Появиласьцелаягруппамолодыхлюдей/которыевелисебя крайне агрессивно//У меня есть информация/что это сторонники вот господинаМищенко//Онипровоцировалидраки/вотеслисценарийбудет развиваться так/это очень опасно//[Неразборчиво] Нам/нам делить нечего/ихватитнамнаемниковзасылать//[Неразборчиво] М.Мищенко: А вот скажите/что произошло на Площади Рево люции//После акции Белое кольцо Сергей Удальцов призвал всех/кто был организатором этой акции/там сотрудники различных изданий/я не буду их называть/прийти на Площадь Революции/устроить там несанкционированную акцию//Туда принесли женщину из секс шопа и захотели на этих шариках поднять/поднять/понимаете/в небо запу стить//Эту женщину отобрали и лопнули//Эти шарики лопнули//И вся Ваша белая стратегия будет тоже лопнута/Сергей//Потому что Вы лжете/лжете/понимаете// В приведенном примере общая тональность текста негативная: первый коммуникант дает отрицательные характеристики действиям оппонента и его сторонников («Появиласьцелаягруппамолодыхлюдей,которыевели себякрайнеагрессивно.Уменяестьинформация,чтоэтосторонникивот господинаМищенко»), второй коммуникант также негативно характеризует деятельность своего соперника («ИвсяВашабелаястратегиябудеттоже лопнута,Сергей,потомучтоВылжете,лжете»). Собеседники дают друг другу и событию в целом оценки, обобщают явления («вотеслисценарий будетразвиватьсятак,этооченьопасно»). В центре конфликта — собы тие, произошедшее на Площади Революции, однако это событие оценивает ся в связи с деятельностью обеих сторон, поэтому объектом конфликта вы ступает событие, предметом — действия оппонентов и их сторонников в тот период, когда произошло это событие. Пространственно-временной «фон»





в рассматриваемом примере соотносится с пространством «Площадь Рево люции» («что произошло на Площади Революции», «прийти на Площадь Революции», «Я был на этом мероприятии») и имплицитно выраженной временной категорией. В этом примере категория времени выражена толь ко на грамматическом уровне: с помощью глаголов прошедшего времени, связь с событием возникает благодаря отсылке к некоторому пространству.

Коммуниканты прибегают к использованию элементов РР («Тудапринесли женщинуизсексшопа,изахотели…внебозапустить.Этуженщину отобралиилопнули»). Кроме того, в данном фрагменте явно прослеживает ся чередование стандарта и экспрессии («Появиласьцелаягруппамолодых людей,которыевелисебякрайне агрессивно»,«ПослеакцииБелоекольцо СергейУдальцовпризвалвсех…прийтинаПлощадьРеволюции,устро ить там несанкционированную акцию. Туда принесли женщину из секс шопа и захотели на этих шариках поднять» и др.). Итак, можно не только предположить, что коммуниканты с помощью вышеперечисленных средств старались сделать свою речь более выразительной и убедительной (вероят но, этой цели они и не достигли), но и констатировать, что использование этих средств привело к речевой агрессии.

Таким образом, современные тексты СМИ стилистически неодно роды. Эта тенденция особенно характерна для ток-шоу, которое содер жит в себе черты многих телевизионных жанров. Как правило, нарочитое смешение разностильных элементов появляется в политических дебатах и дискуссиях о власти.

_ Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов: опыт исследования совре менной английской медиаречи / Т. Г. Добросклонская. — Изд. 3-е. — М.: КРАСАНД, 2010. — С. 27.

Русская разговорная речь. Общие вопросы. Словообразование. Синтак сис / Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Е. Н. Ширяев. — М.: Наука, 1981. — С. 6.

Там же. С. 58.

Лаптева О. А. Русский разговорный синтаксис / О. А. Лаптева. — М.: Наука, 1976. — С. 42.

Там же. С. 55.

Стилистика русского языка: учебник / М. Н. Кожина, Л. Р. Дускаева, В. А. Салимов ский. — М.: Флинта: Наука, 2008. — С. 381.

Там же. С. 382.

ЕфимоваС.И.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Л.Б.Крюкова Семантическая модель слухового восприятия и способы ее языкового выражения в публицистическом тексте (на материале журналов «GEO» и «GEO Traveller») В связи с активным развитием когнитивного направления лингви стика сегодня уделяет особое внимание способам моделирования си туации восприятия. Когнитивные концепции языка построены на идее важнейшей роли чувственного наглядного мира для строения языка.

Восприятие как универсальная категория является одним из основных способов познания окружающего мира. Это «отражение в человеческом сознании действующих в данное время на органы чувств предметов и яв лений материального мира, включающее в себя понимание и осмысление их на основе предшествующего опыта» 1.

Анализ семантической модели восприятия целесообразен и законо мерен, так как человек сначала воспринимает окружающий мир при по мощи зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса и лишь после осмысляет его. Результатом восприятия происходящего вокруг является сформиро ванный в сознании индивида чувственный образ.

В статье представлен лингвистический анализ высказываний с се мантикой слухового восприятия (далее СВ), выявленных путем сплош ной выборки из статей, вышедших в журналах «GEO» и «GEO Traveller»

(2010—2011 гг.) в рубрике «Путешествие» 2. Выбор рубрики обусловлен тем, что авторы материалов стремятся не только передать важную и до стоверную информацию, но и произвести впечатление на читателя, вы звать ощущение присутствия на месте события.

Выявим внутренние закономерности языкового моделирования си туации слухового восприятия как фрагмента индивидуально-авторской картины мира. Ситуация СВ является «макроситуацией», которая вклю чает ситуациюсобственноСВиситуацию звучания. В качестве преди катов, формирующих пропозицию СВ выступают лексемы со значением активного и пассивного восприятия.

Высказывания с семантикой собственно СВ можно разделить на 2 группы:

1. Синтаксические конструкции, в которых представлены базовые глаголы слышать/слушать (ядро группы глаголов СВ) и примыкающие к ним лексемы слышно/слышаться.

Слышать обозначает процесс, происходящий при невольном уча стии субъекта или безотносительно к его намерению: «различать, воспри нимать слухом (издаваемые, производимые кем-, чем-л. звуки)». Глагол слушать выражает целенаправленное активное восприятие: «обращать, направлять слух на какие-л. звуки, чтобы услышать». Ср.: Да,онаслыша ла,чтомногиедомавпоселкеотапливаютсявулканомиЭмирнеимеет прававыноситьниобвинительные,ниоправдательныеприговоры—он простослушает жалобыподданных.

2. Высказывания, в которых в роли предиката используются глаголы других лексико-семантических групп, не принадлежащие непосредствен но к лексике слухового восприятия (но все они сопровождаются суще ствительными, содержащими сему «звук») В ушах еще стоит уличный шум Урумчи, а мы уже посреди пу стыниТакла-Макан. В данном высказывании глагол стоять используется не в основном своем значении — «быть на ногах в вертикальном поло жении, не двигаясь с места (о людях, животных);

занимать место где-л., находясь в таком положении», а в переносном: «слышен».

Еслиоткрыватьихпоочереди,томожнопрослушатьвесьрепер туарклассикиоюжнойИталии.Излимоннойльется «ВернисьвСоррен то»,аизтой,скошками,—«Осолемио». В данном высказывании лить ся используется в значении «звуки слышатся», а не в прямом значении глагола — «течь непрерывной струей».

Второй большой группой являются высказывания звучания.

По своей онтологической природе ситуация звучания предшествует ситуации слухового восприятия и поэтому может быть охарактеризо вана как первичная денотативная ситуация 3. Ситуация же собствен но СВ определяется соответственно как вторичная денотативная ситуация.

1. Большую часть составляют высказывания с глаголами, значения которых включает сему звучания, воспроизведения звука. Эта лексико семантическая группа в материалах журналов «GEO» и «GEO Traveller»

репрезентирована очень широко: звенеть,гудеть,стучать,тарахтеть, кричатьидр.

Где-товнизузвенят колокольчикивозвращающегосядомойкозьего стада;

…гдеклерки шуршатбумажками,порождаямировыефинансовые новости;

…подногамиввинчиваетсявглубьузкаядорога,покоторойважно покачиваютбокамиавтобусыижурчатскутеры.

2. Вторую группу образуют высказывания, в которых предикат пред ставлен глаголами других лексико-семантических групп в сочетании с су ществительным или другими частями речи, имеющими сему звучания.

Глаголы используются в переносном значении.

К примеру, глагол заполнить в основном своем значении никакого отношения к СВ не имеет — «занять целиком;

наполнить». Проанали зируем высказывание Лыжники не успевают выгрузить свой пестрый скарб, как вагон заполняют шумные от мороза дети. В сочетании за полняют шумные от мороза дети глагол воспринимается как предикат с семантикой звучания.

…дверь открыта, и на доносящиеся оттуда протяжные песно пения накладывается речитатив уличного торга. В данном случае на кладываться (от наложить — «положить сверху, поверх чего-либо») используется не в узусном значении, а в качестве предиката с семантикой «звуки накладываются один на другой».

Особое место в публицистических текстах журналов «GEO» и «GEO Traveller» отведено высказываниям комплексноговосприятия — явления, при котором задействованы несколько каналов восприятия.

Здесьсначалаглохнешьоттишины,апотомоказываешьсявобъя тияхцветочныхзапаховизвуков:чириканьептиц,шуршаниелепестков роз,мягкаяпоступькотов,которыесостязаютсявважностисофици антамиишвейцарами.

В приведенном примере в неразрывном единстве представлены три типа восприятия: слуховое (преобладающее), обонятельное и осязатель ное. Для достижения наибольшего коммуникативного и эмоционально го эффекта используются различные лингвистические, стилистические и риторические средства: топос «части — целое»: звуки — чириканье, шуршание;

оксюморон — глохнешьоттишины;

синестезия — объятья запахов и звуков;

эпитет (образное определение на основе тактильного восприятия) — мягкая поступь;

скрытое сравнение — коты состяза ются в важности с официантами и швейцарами;

отглагольные суще ствительные с перцептивной семантикой — тишина,объятия,чирика нье,шуршание,поступь(каждое существительное отражает свернутую пропозитивную модель).

Произведения публицистики в той или иной мере несут фундамен тальную информацию, связанную с мировоззрением, миросозерцанием и историческим сознанием. Публицистика отображает действительность через множество отдельных конкретных ситуаций. Знание о том, как передает свое восприятие автор и как ситуацию воспринимает читатель, необходимо для дальнейшего развития и журналистики, и современной лингвистики.

Лингвистический анализ материалов «GEO» и «GEO Traveller»

показал, что семантическая модель восприятия реализуется в публи цистическом тексте различными языковыми средствами: с помощью базовых (традиционных) способов выражения предикативного ком понента и его распространителей, с другой стороны — оригинальные (метафорические), созданные автором для достижения эффекта при сутствия, неожиданности и т. п. Стоит отметить, что последние встре чаются всё чаще на страницах современных научно-популярных из даний. Образные языковые средства помогают сделать текст зримым, осязаемым, звучащим, позволяют раскрывать авторскую индивиду альность, показывать мир в необычном, непривычном для читателя ракурсе.

_ Здесь и далее: Словарь русского языка: в 4 т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследова ний. — 4-е изд. — М., 1999. — Т. 1. С. 216, С. 355—356, С. 489, С. 559, С. 601, С. 736;

Т. 2. С. 189, С. 369;

Т. 3. С. 117;

Т. 4. С. 736—737.

Использованы материалы журналов: GEO. 2011. № 158, № 159, № 160, № 162, № 164;

GEO Traveller. 2011. № 26, № 27, № 28.

Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. — М., 1995. — С. 76.

ЖивагоН.А.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Е.А.Юрина Отражение морфологической характеристики слова в Томском диалектном корпусе С конца XX века многих исследователей привлекает такое популяр ное направление языкознания, как корпусная лингвистика. В. В. Рыков определяет любой корпус как «некоторое собрание текстов, в основе ко торого лежит логический замысел, логическая идея, которая объединя ет все эти тексты. Воплощение логической идеи заключается в правилах организации текста в корпус, алгоритмы и программы анализа корпуса текстов, сопряженная с этим идеология и методология» 1.

На сегодняшний момент в отечественной диалектологии корпусная лингвистика стала неотъемлемым инструментом параметризации лекси ческих элементов. Ее широкое использование связано не только с вопро сом о хранении массива текстов, но и с задачей многоаспектного лингви стического анализа диалектного материала.

Одним из признаков корпуса является разметка (tagging). Осо бенность разметки заключается в прикреплении к текстам и их частям некоторого специального ярлыка, который является носителем внешней, экстралингвистическиой, структурной информации или собственно линг вистической информации, описывающей лексические, грамматические элементы текста 2.

Целью доклада является изучение особенностей морфологической разметки в различных русских диалектных корпусах, а также представ ление основных принципов морфологической параметризации в Томском диалектном корпусе.

Морфологическая разметка входит в разряд лингвистических типов разметки и подразумевает за собой не только частеречное аннотирование, но и приписывание признаков грамматических категорий. Морфологиче ский анализ в дальнейшем является основой для семантического и син таксического анализа.

За каждым корпусом текстов, располагающим морфологическим анализом, закреплены морфологические стандарты, которые подробно описывают способ аннотирования текста, параметры анализа лексических единиц, представляют все группы помет, приписываемых слову в тексте.

В настоящее время в России существуют два крупных корпуса диа лектных текстов с наличием морфологической разметки: диалектный подкорпус Национального корпуса русского языка и Саратовский диа лектный корпус. С 2010 года формируется Томский диалектный корпус, включающий тексты говоров Среднего Приобья.

Особенности морфологических стандартов каждого из корпусов определены конечными целями. Согласно мнению О. Ю. Крючковой, раз работчики диалектного подкорпуса НКРЯ стремятся изобразить явление диалекта как «специфическую функциональную разновидность обще народного языка», отобразить «многообразное территориальное варьи рование русского языка». Саратовский ДК имеет принципиально другое отношение к явлению диалекта и представляет её «как целостную само достаточную коммуникативную систему, в отличие от традиционного дифференциального подхода к диалекту, рассматривающего диалектную речь в ее отношении к литературному языку» 3. Эти различия во многом определяют ключевые особенности морфологической разметки.

Морфологическая информация, принадлежащая каждому слову име ет четыре поля помет:

1. Начальная форма слова.

2. Постоянные признаки слова.

3. Непостоянные признаки слова.

4. Информация о нестандартности слова 4.

Подобный принцип использован также в Саратовском корпусе.

В случае отклонения от литературной нормы в обоих корпусах слово форма отмечается знаком * (или =*), а также приводится литературный вариант слова. Возьмем для примера слово помидор в форме ед. числа, в вин. падеже. В НКРЯ данное слово будет выглядеть следующим об разом: помидору{помидора*=S, жен, неод=ед, вин=dialmorph, gend} то{то=PART}, в СарДК помидору{помидора (помидор)=S, жен, неод=ед, вин=*}-то{то=PART}. Морфологическая разметка осуществляется при помощи программной платформы и при необходимости сопровождается корректировкой лингвиста-эксперта.

В Томском диалектном корпусе набор имеющихся словоформ будет представлен при помощи программной платформы СтилеАнализатор V 1.60. Параметризация проходит при участии эксперта-лингвиста в режи ме вертикального текста, который позволяет снять трудности, связанные с разметкой аналитических форм, омонимичных слов.

Морфологический стандарт Томского диалектного корпуса представ ляет собой описание характеристик групп помет лексических элементов:

исчерпывающая информация о морфологических формах. Лингвисты Томского диалектного корпуса опираются на морфологическую модель анализа диалектных единиц, представленную О. Н. Киселевой в моногра фии «Русские говоры Среднего Приобья» 5.

Разметка текста происходит в соответствии с теми или иными при знаками, присущими каждой части речи, к каждой словоформе присоеди няется ярлык с грамматическими пометами. Таким образом, каждая еди ница содержит в себе от одной до девяти меток, в которых отражаются постоянные и изменяемые признаки.

Рассмотрим пример морфологической разметки в Томском диалект ном корпусе.

дотациядотация|сущ|нариц|конкр|неодуш|ж|ед|им| это это|част| государствогосударство|сущ|нариц|конкр|неодуш|ср|ед|им| доплачиваетдоплачивать|глаг|несов|действ|перех|изъяв|наст|3 л|ср| сверхьсверх|*сверх|предлог| стоимостьстоимость|*стоимости|сущ|нариц|конкр|неодуш|ж|ед|р| проду`кцияпродукция|*продукции|сущ|нариц|конкр|неодуш|ж|ед|р| Осуществление морфологической разметки в ТДК является одной из самых необходимых операций, позволяющей изучать динамику про цессов изменения грамматических особенностей языка, проводить анализ грамматических характеристик.

_ Рыков В. В. Персональный сайт курса лекций по корпусной лингвистике В. В. Рыко ва [Электронный ресурс]. — http://rykov-cl.narod.ru/c.html.

Захаров В. П. Корпусная лингвистика: Учебно-методическое пособие. — СПб., 2005. — С. 6.

Крючкова О. Ю. Электронный корпус русской диалектной речи и принципы его раз метки [Электронный ресурс]. — http://sarteorlingv.narod.ru/dialekt/elektr_korpus.html.

Ляшевская О. Н., Плунгян В. А., Сичинаева Д. В. О морфологическом стандар те национального корпуса русского языка // Национальный корпус русского языка:

2003—2005. Результаты и перспективы. — М., 2005. — С. 116.

Русские говоры Среднего Приобья / О. И. Блинова, Л. Г. Гынгазова, Л. А. Захарова и др.;

ред. В. В. Палагина. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. — Ч. 1. — 205 с.

ЗахароваН.В.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Е.А.Юрина Структура концепта власть в ассоциативно-образном содержании русских паремий Пословицы и поговорки русского языка являются обширным полем репрезентации концептосферы «Власть». Исследование паремий имеет большую ценность в виду того, что меткие выражения, созданные рус ским народом, а также переведенные из древних письменных источников или заимствованные из произведений литературы, способны отразить многогранность языка носителя. Обладая лаконичной формой и емким содержанием, данные языковые единицы несут богатую культурологи ческую информацию, значимую в лингвокультурной концептологии — междисциплинарного направления лингвистики, исследовательское поле которого формируется трихотомией «язык — сознание — культура».

Структурация концепта и его неоднородность стали очевидны уче ным с самого начала когнитивных исследований. Мнения об основных компонентах концептов высказывались различные.

С. Г. Воркачев выделяет в концепте понятийную составляющую, образную составляющую и значимостную составляющую — этимоло гические, ассоциативные характеристики концепта, определяющие его место в лексико-грамматической системе языка 1. В. И. Карасик разли чает в структуре концепта образно-перецептивный компонент, понятий ный компонент и ценностную составляющую 2. Г. Г. Слышкин вычленяет в структуре концепта четыре зоны — две основные (интразону, экстразо ну) и две дополнительные (квазинтразону, квазиэкстразону) 3.

В самом общем виде структуру концепта «Власть» можно разделить на понятийное ядро и периферию. Центральную зону формируют микро поля «субъект управления или подчинения», «процесс, связанный с субъ ектом власти», «качество субъекта власти», представленные следующими языковыми единицами:

НОВАЯ МЕТЛА (ВЕНИК) ЧИСТО (ХЛЕСТКО) МЕТЕТ 'человек в новой должности, на новом месте более придирчив, более требовате лен'. Обычно говориться неодобрительно о новом начальнике. — Новый главныйуправляющийБалчуговскимизолотымипромысламиявилсятой новой метлой,которая,попословице,чисто метет.Онсразуивезде завелновыепорядки,начинаясосвоейконторы.Еголюбимойфразойбы ло: — У меня — не у Степана Романыча (Мамин-Сибиряк, Золото). — Просто-напросто из столицы прислали новую метлу — работали мы плохо,вотиприехалнанасновый«Всехдавишь».Иеслибыэтот«Всех давишь» стал бы сажать с места в карьер, снимать и перемещать, товсёбылобыпростоиясно.Новтом-тоидело,чтооноставилвсё как было и даже тронную речь на общем собрании произнёс не больно грозную (Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей, часть 5, 1978).

КТО ПАЛКУ ВЗЯЛ, ТОТ И КАПРАЛ (устар.) 'у кого сила, у того и власть, тот и распоряжается'. —Атеперьонуихзавахмистра.—Агдеж закон?Людейубиваютнизачтонипрочто.—Законодин—кто палку взял, тот и капрал.Дожилисьдоновыххозяев!—Да,теперьтак:день прожил,неповесили—скажиспасибо.Нуижитуха! (Н. А. Островский.

Рожденные бурей, 1934—1936).

ЧТО ХОЧУ, ТО И ВОРОЧУ;

НЕ ХОЧУ В ВОРОТА, РАЗБИРАЙ ЗАБОР;

ТЕШЬ МОЙ ОБЫЧАЙ, САДИСЬ В ГОЛОВАХ 'поступаю так, как хочется, как вздумается (о поведении самодура)'. — Оглянемсяна зад на десять лет. Верховная власть в стране де-юре принадлежит Съезду народных депутатов. Де-факто — она в руках президента Ельцина. Его депутаты наделили дополнительными полномочиями, ионможетправитьпопринципу—что хочу, то ворочу.Итаковым образомправит.ПолитикаЕльцинавсеменьшеименьшеустраивает депутатов, большинство из которых не заседает в Верховном Сове те, а живет среди народа и слышит вопли его недовольства проис ходящим в стране. В начале 1993-го на Съезде депутатов ставится вопрос о вынесении Ельцину недоверия (Николай Анисин. Красный реванш//«Завтра», 2003.01.01).

ПЛЕТЬЮ ОБУХА НЕ ПЕРЕШИБЕШЬ;

ЛБОМ СТЕНЫ НЕ ПРО ШИБЕШЬ;

ПРОТИВ РОЖНА НЕ ПОПРЕШЬ;

ПРОТИВ ВЕТРА НЕ НА ДУЕШЬСЯ 'невозможно, бесполезно противостоять силе, власти;

ничего не достигнешь при неблагоприятных обстоятельствах'. Говорится тогда, когда кому-либо приходится смириться с обстоятельствами, принять что либо, навязанное сильной стороной. — Онмечтал,живявРоссии,снять «Палатуномер6»,бился,бодался,нолбом стены не прошибешь(Миха ил Козаков. Актерская книга, 1978—1995).

РЫБА С ГОЛОВЫ ГНИЕТ (ВОНЯЕТ) 'распад, разложение, беспо рядки в какой-либо среде начинаются прежде всего сверху'. — Если по пытатьсяводнойфирмесоединитьигосударство,икоммерческоепред приятие,тоничегохорошегоневыйдет.Руководствонеизбежноначнет использоватькоммерческиевозможностикорпорациивличныхкорыст ныхинтересах.Глядянаначальство,начнутвороватьначальничкипо меньше,итакпойдетдосамогонизапирамиды.Рыба с головы гниет.

Вот и Газпром гниет. Да так, что скоро от некогда могущественной корпорацииичешуинеостанется.Воруютвсе! (Евгений Анисимов. Газ пром под колпаком у Миллера//Комсомольская правда, 2001.07.10).

ЖАЛУЕТ ЦАРЬ, ДА НЕ ЖАЛУЕТ ПСАРЬ (устар.);

ЦАРСКИЕ МИЛОСТИ В БОЯРСКОЕ РЕШЕТО СЕЮТСЯ 'хорошее отношение, ми лость высших не помогают, если непосредственное начальство, от кото рого многое зависит, относится недоброжелательно'. — Согласностарой русскойпоговорке:жалует царь, да не жалует псарь.Бездолжнойси стемысдержекипротивовесов,приограниченномпубличномконтроле каждыйуровеньбюрократииподдаетсяискушениюупотребитьвласть длятого,чтобызамедлитьилиповернутьвспятьпретворениерешений, ужепринятыхнасамомверху (Либералы и псари//Известия, 2005.04.26).

Субъект власти представлен через образ правителя (царь, капрал), образы-символы власти (метла, плеть, обух, неразрушимая стена, палка), образы-действия (управление, понукание, подавление сверху, притеснение, бессмысленное сопротивление), соматические образы (голова, рука), про странственную метафору (верх — низ). В каждом их приведенных примеров реализуется определенная смысловая и оценочная составляющая концепта.

Включение паремий в материал исследования наряду с лексико фразеологическими единицами позволяет представить более полную кар тину образного воплощения концепта в русском языке.

_ Воркачев С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт. — М, 2004. — С. 7.

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — М., 2004. — С. 118.

Слышкин Г. Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Автореф. дисс. докт.

филол. наук. — Волгоград, 2004. — С. 6—18.

ЗахароваУ.С.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:З.И.Резанова Культурная доминанта маскулинность/феминность:

к проблеме языковой реализации Мысль о том, что поведение представителей определенной культу ры в большей мере обусловлено ключевыми национальными ценностями данной культуры, не нова. Свои гипотезы по данному вопросу выдви гали такие известные исследователи, как Ф. Клакхон и Ф. Л. Штродбек (типология корпоративных культур), Э. Т. Холл (культурные различия), У. и К. Стефаны (составление единого перечня «измерений» культуры), Дж. Бэрри (исследование кросс-культурной психологии). В 1980 г. вышла в свет работа голландского антрополога Герта Хофстеде 1, ключевым тер мином в которой стали «измерения культуры» — основные принципы, по которым различаются национальные культуры в плане ценностей;

они были выведены посредством теоретического обоснования и статистиче ского анализа 2. В русской традиции перевода измерение культуры при равнивается к культурной доминанте, понимаемой как «главенствующая идея, основной признак или важнейшая составная часть культуры» 3.

Основными культурными доминантами, по мнению Г. Хофстеде, являются индивидуализм/коллективизм (ориентация на индивидуаль ные/групповые цели), дистанция власти (степень неравенства вышесто ящих и нижестоящих лиц), избегание неопределенности (потребность в формальных правилах в качестве ответной реакции членов культуры на угрозу или опасность для себя из-за непонятной или неопределённой ситуации) и маскулинность/феминность (противопоставление индивиду альных целей общественным).

На своем сайте в сети Интернет Г. Хофстеде приводит последние результаты собственных исследований, согласно которым показатели разных национальных культур по уровню маскулинности, как и других показателей, оценивались по 100-балльной шкале 4. Так, самыми маску линными представляются культуры Японии (95), Австралии (90), Велико британии (89), Венгрии (88), а самыми феминными — Швеции (5), Гва темалы (6), Норвегии (8), Латвии (9). Русская культура также относится к феминным, хоть и не в крайнем проявлении (36). В своих более поздних монографиях 5 Г. Хофстеде составляет большой перечень ценностей ма скулинных и феминных культур из широкого спектра сфер современной жизни, на основании которых и делались выводы о степени проявления маскулинности.

Как правило, авторы культурологических исследований фокусирова ли внимание на аспектах поведения людей как проявлениях культурных доминант. Мы же в своем исследовании планируем выяснить, каким об разом реализуются данные культурные доминанты в национальных язы ках. Для лингвистического анализа в фокус внимания взято только одно измерение — маскулинность/феминность, реализацию которого предпо лагается проследить на материале двух языков — русском и английском (британском варианте). Показатели этих национальных культур в плане степени маскулинности различны.

В качестве гипотезы мы выдвигаем предположение, что языковая реализация данной культурной доминанты на различных уровнях языка может быть представлена следующим образом:

• на лексическом: использование слов, проявляющих ключевое значение определенных ценностей в кульуре;

• на дериватологическом: доминирование аугментативов в маску линных культурах, деминутивов — в феминных;

• на фразеологическом: доминирование фразеологизмов, под черкивающих важность силы, богатства, независимости в маскулинных культурах (например, взять верх, бить о карману, под башмаком);

фразео логизмов, акцентирующих важность человеческих взаимоотношений, со трудничества, скромности — в феминных (например, ваш/наш/свой брат, бок о бок, бог не обидел 6);

• на синтаксическом: перлокутивные информативы, повелитель ное наклонение в маскулинных, иллокутивные перформативы, сослага тельное наклонение в феминных культурах.

Тем не менее, предполагается, что реализация не всех характеристик может быть выявлена на всех языковых уровнях. Поэтому все характе ристики были нами сгруппированы в 3 класса: эмоциональные (напри мер, нормы эмоциональной стабильности и самоконтроля выше для фе минных, и ниже — для маскулинных культур), социальные (например, ориентация на отношения в феминных культурах и на себя — в маску линных) и гендерные — специфичные для мужского и женского поведе ния в обществе (например, минимальные в феминных, и максимальные в маскулинных культурах эмоциональные и социальные ролевые разли чия между полами). На этой основе выдвигается предположение о том, что классы гендерных и социальных характеристик реализуются на лек сическом и фразеологическом уровнях, класс эмоциональных характери стик — на всех уровнях.

Отбор языковых единиц для проверки гипотезы по реализации на лексическом уровне производится с использованием «Словаря со временного русского литературного языка» в 17 томах и Concise Oxford English Dictionary. Актуальность использования данных языковых еди ниц прослеживается при работе с корпусами национальных языков — Национальным корпусом русского языка и Британским национальным корпусом.

Итак, анализ на данном материале осуществляется следующим об разом. В группе эмоциональных характеристик, выявленных Г. Хофстеде, присутствует такой аспект, как симпатия к слабому в феминных культурах и к сильному в маскулинных. Полагаем, что языковой реализацией дан ной особенности может, в числе других средств, служить и частотность использования аугментативов и деминутивов. Запрос в Корпусе русского языка по художественным непереводным текстам по словообразователь ным показателям предметных имен дал результат в 1.511 случаев ис пользования аугментативов и 4.529 случаев использования деминутивов.

По словообразовательному признаку имен прилагательных также перевес на стороне деминутивов: 3.290 против 1.048 случаев. Подтверждение фе минности русской культуры обнаруживается в многочисленных работах Анны Вежбицкой, где акцентируется внимание на разработанности деми нутивов в рассматриваемой нами культуре.

Доказательства феминности обнаруживаются и в исследованиях в сфере лингвоконцептологии. Однако в этих трудах ключевым поняти ем является не культурная доминанта, а концепт. В. И. Карасик в своей монографии «Языковой круг: личность, концепты, дискурс» делает вы вод об их соотношении: «К важнейшим культурным концептам относятся лингвокультурные ценностные доминанты — наиболее существенные для данной культуры смыслы, совокупность которых образует опреде ленный тип культуры, поддерживаемый и сохраняемый в языке» 7. Кон цепт и языковая реализация связаны непосредственно. По определению С. Г. Воркачева, «Концепт — это культурно отмеченный вербализованный смысл, представленный в плане выражения целым рядом своих языко вых реализаций, образующих соответствующую лексико-семантическую парадигму»8.

Если оперировать понятиями лингвоконцептологии, то можно утверждать, что ключевыми для маскулинного типа культур являются та кие концепты, как деньги, бизнес, успех, соперничество, самореализация, а для феминного типа — дружба, сотрудничество, семья, мир, судьба.

Рассмотрим несколько работ с целью поиска подтверждения фемин ности русской культуры. Обращение к работе Ю. С. Степанова «Кон станты. Словарь русской культуры» приводит к тому же выводу. Автор утверждает, что слова, связанные с материальным достатком (ценность маскулинной культуры) чужеродны и не свойственны русской культу ре — такие слова, как «бизнес», «деньги» заимствованы в русский язык.

Красной нитью проводится мысль: «Русское «нежадное» отношение к деньгам;

«нестяжательство» в русском национальном характере»9. Од нако в этой же работе рассматриваются такие константы, как «23 февра ля» и «8 марта», как «мужской» и «женский день», что согласно Хофстеде является свидетельством маскулинной культуры, где гендерные границы четко очерчены.

Согласно же результатам многоаспектного анализа, проведенного Анной Вежбицкой, русская культура несомненно феминна. Ею вводится еще одно понятие, связываемое с концептом и культурной доминантой, — «ключевое слово». В своем труде «Понимание культур через посредство ключевых слов»10 Вежбицкая особенно отмечает популярность и специ фичность таких русских слов и связанных с ними лексико-семантических групп как «душа, судьба, тоска, дружба, родня», а также характерную неагентность русских людей (т. е. чувство, что жизнь человека не нахо дится под его контролем), соблюдение ими законов морали (а это зна чит принятие норм общества, в котором человек живет). Всё это говорит в пользу феминности рассматриваемой культуры.

И наконец, несколько слов об исследовании «Ключевые идеи русско го мира», выполненном коллективом ученых (А. Зализняк, И. Левонтина, А. Шмелев)11. Авторы с первых страниц определяют: «Один из ключе вых сквозных мотивов русской языковой картины мира — это внимание к нюансам человеческих отношений», что также позволяет сделать вывод о феминности русской культуры. В подтверждение своего заявления ис следователи анализируют ряд слов и выражений, таких как «общаться, родной (причем, не обязательно при обращении к родственнику, равно как и обращения «мать, отец, сестрица, братишка» к незнакомым лю дям)». Уважение и любовь к другим представителям общества проявляет ся и в том, что авторы считают «главным критерием положительного для русского языка — мере искренности и бескорыстия». Исследователи при ходят к тому же выводу, что и Анна Вежбицкая, отмечая русское «пред ставление о непредсказуемости мира: человек не может ни предвидеть будущее, ни повлиять на него», в терминологии Вежбицкой определенное как неагентность. Свойственная русским надежда на благоприятное сте чение обстоятельств и благоволение высших сил реализуется «огромным количеством языковых средств, призванных описывать жизнь человека как какой-то таинственный (природный) процесс».

Итак, из вышесказанного можно сделать предварительный вывод о том, что заключения Герта Хофстеде о феминности русской культу ры, сделанные на материале социологических опросов, подтверждаются и лингвистическим анализом данной культурной доминанты. Хотя есть вероятность, что контент-анализ на материале национального корпуса русского языка внесет свои коррективы в это заключение.

_ Hofstede G. Culture’s consequences: International differences in work-related values. — Newbury Park, California: SAGE Publications Inc, 1980—1984.

Там же. P. 11.

Кононенко Б. И. Большой толковый словарь по культурологии. — М.: Ве че, 2003. — 509 с. (http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_culture/1536/ %D0 %94 %D 0 %BE %D0 %BC %D0 %B8 %D0 %BD %D0 %B0 %D0 %BD %D1 %82 %D0 %B0) (14:06, 12.04.2012) http://www.geerthofstede.com/media/654/6 %20dimensions %20for %20website % 20101123.txt (11:25, 12.04.2012) Hofstede G. Culture’s consequences: Comparing values, behaviors, institutions, and organizations. — Newbury Park, California: SAGE Publications Inc, 2001;

Hofstede G. Masculinity & Femininity: The taboo dimension of national cultures. — Newbury Park, California: SAGE Publications Inc, 1994.

Фразеологический словарь русского языка / Сост. Л. А. Войнова, В. П. Жуков, А. И. Молотков, А. И. Федоров;

Под ред. А. И. Молоткова. — М.: Русский язык, 1978. — 543 с.

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — Волгоград: Переме на, 2002. — С. 170—171.

Воркачев С. Г. Культурный концепт и значение // Труды Кубанского государствен ного технологического университета. Сер. Гуманитарные науки. — Краснодар, 2003. — Т. 17, Вып. 2. — С. 268—276 (http://kubstu.ru/docs/lingvoconcept/meaning.

htm) (16:13, 12.04.2012) Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. — М.:

Языки русской культуры, 1997. — С. 665.

Wierzbicka A. Understanding Cultures through Their Key Words. English, Russian, Polish, German, and Japanese. — New York, Oxford: Oxford University Press, 1997. — 317 p.

http://www.strana-oz.ru/?article=219&numid=4 (16:14, 12.04.2012).

ЗинченкоН.С.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Е.А.Юрина Лингвокультурологический словарь как источник дидактического материала и средство обучения на уроках РКИ (на примере Словаря русской кулинарной метафоры) Значимость словаря определяет М. А. Бобунова в учебном пособии «Русская лексикография XXI века»: «Для любого человека, нуждающе гося в определенной информации, незаменимыми помощниками были и остаются словари, в которых в лаконичной форме аккумулированы че ловеческий опыт, знания и культурное наследие» 1 Существование слова рей обусловлено необходимостью классификации накопленных знаний.

Известно, что словари бывают разной тематической направленности.

Данная работа посвящена лингвокультурологическому Словарю русской кулинарной метафоры. В чем же специфика лингвокультурологического словаря? Прежде чем дать ответ, следует сказать о лингвистическом на правлении, его породившем — лингвокультурологии. В. А. Маслова го ворит, что лингвокультурология исследует «проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке» 2. Область внимания лингво культурологии распространяется на «фразеологический фонд языка, эта лоны, стереотипы, символы, метафоры и образы языка, стилистический уклад языков, область речевого этикета …» 3. Упорядочить данный слой языка может лингвокультуроведческая лексикография, то есть словари.

Словарь русской кулинарной метафоры состоит из культурно мар кированных образных лексических и фразеологических единиц из сферы русской кухни. Под образом понимается заключенное в слове обозначе ние предмета в ассоциативной связи с другим предметом, отраженное в значении совмещенное видение двух картин 4. Образные единицы де монстрируют видение человеком явлений одной сферы через явления другой. Кулинарная сфера делится на несколько тематических блоков, языковые единицы которых кладутся в основу того или иного образно го обозначения: продукты питания и кулинарные блюда, приготовление пищи, поглощение пищи, кухня как локус и посуда, инструменты 5. По за мыслу составителей Словарь русской кулинарной метафоры должен мак симально полно отразить образные единицы, называющие явления кули нарной сферы, которые распределяются по перечисленным выше блокам.

Поскольку Словарь русской кулинарной метафоры включает культу рологический компонент и с помощью языковых единиц отражает специ фику национальной пищевой традиции, его можно применять в практике обучения русскому языку иностранных студентов. Тогда можно говорить о лингвострановедческом характере Словаря.

С одной стороны, Словарь русской кулинарной метафоры дает воз можность познакомиться с русской пищевой традицией — словарные ста тьи содержат толкование исходного значения единицы. С другой стороны, Словарь демонстрирует, как элементы с исходным значением переосмыс лены в культуре, на каком основании возникает ассоциация и связь между явлениями разных сфер.

Представим образец словарной статьи такого словаря:

I. Исходное мотивирующее значение.

КАЛАЧ, — а, м. Круглый белый хлеб в виде замка с дужкой. — Ка лач — это их специальное лакомство: он удобен, его можно ухватить заручку,абулкугрязнымирукамибратьнесовсемудобно (В. А. Гиляров ский.Москваимосквичи).

ТЕРТЫЙ КАЛАЧ. Название вида калача, сделанного из теста, кото рое предварительно долго мнут и трут.—Послеигрсохоткойчаюпопить сосдобнымилитертым калачом,которыепользовалисьнаРусиособой любовью… Тертые калачи — настоящие пекарские скульптуры в виде жаворонков,лебедей,зайчиков,белок (История праздников. Параскева).

II. Образные значения.

КАЛАЧ. ЯМ. 1. Женская прическа пышной округлой формы, по ви ду напоминающая калач. — Федор Иванович оглядел зал и вдруг увидел впередислевамолодуюженщинусознакомымибелыми,каксосноваяло ска,волосами,столстымикосами,которыенаэтотразбылисоединены назатылкевпухлыйкалач (В. Дудинцев. Белые одежды).

2. Материальный достаток, ассоциируемый с калачом на основании превосходства его вкусовых качеств по отношению к другим изделиям из муки, например, хлебу. Всемы—промышленники,идворянин,икупец, иминистр,ижулик—всестремимсянадуть,обманутьдругихвсвою пользу. Кто калач добывает, кто генеральский чин, кто звезду и т.д.

(И. Е. Забелин. Записные книжки И. Е. Забелина. 50-е гг. XIX века).

КАК КАЛАЧ. В сравн. 1. О предметах округлой формы, по виду напоминающий калач. — Наднею,какчёрныечугунныекалачи,свисали спотолкависячиезамки (Ю. Коваль. Клеенка).

2. О различных предметах белого цвета, напоминающих белых хлеб (калач). –…Пилодинвлесуизродника,ивголовуемуличинкажабы просочилась,сталанатуральножить,растизасчётегомозог,аутого головныеболиначались—этострашноедело,врачи,значит,трепана циюемусделалиивидят—жаба,белая,каккалач,потомучтоонабез хлорофилларосла… (С. Довлатов. Солдаты на Невском).

КАЛАЧОМ. Твор. сравн. В знач. нар. 1. Согнув, приняв округлую форму по виду напоминающую калач (о положении частей тела — руки, ноги, пальцы, хвост — о животных). — Посреди пола, свернув калачом ноги,сиделКозловиразбиралстарыйбудильник(В. И. Белов. Воспита ние по доктору Споку).

2. Женская прическа пышной формы, по виду напоминающая ка лач. — Пшеничным калачом заплетена коса вкруг милой головы моей уездной музы, в ком сочетается неяркая краса крестьянской девушки схолодностьюмедузы (В. П. Катаев. Трава забвенья).

3. Округлый предмет, по форме напоминающий калач. —Поредким сосновым перелескам блуждают бродячие оркестры: две трубы кала чом, кларнет итромбон— и,выдувая немилосердную медную фальшь, отовсюдугонимые,тоздесь,тотамразражаютсялошадиныммаршем прекраснойКаролины (О. Э. Мандельштам. Шум времени).

СВЕРНУТЬСЯ КАЛАЧОМ/КАЛАЧИКОМ. ФЕ. Горизонтальное положение тела человека или животного, при котором спина принимает округлую форму и ноги подтянуты к животу. —Япотихонечкуналавке свернулсякалачом,уснул… (М. А. Шолохов. Поднятая целина). Онкак-то оченьвольготноиприятнолежал:скрючилноги,вобралголову,свернул ся калачиком и покоился как на перине (Ю. О. Домбровский/Факультет ненужных вещей).

ТЕРТЫЙ КАЛАЧ. ФЕ. Опытный человек, которого трудно прове сти, обмануть, жизненные трудности как будто бы долго «терли» и мяли его. — Это был тертый калач, прошедший через огонь, воду и медные трубыкремлевскихгорнил(О. Гриневский. Тысяча и один день Никиты Сергеевича).

КАЛАЧОМ НЕ ЗАМАНИШЬ. ФЕ. Кого-либо невозможно при влечь никакими способами, уговорами, обещаниями. Калач отождествля ется с чем-то приятным, притягательным, что может заставить человека согласиться на предложенное. — А Андрей Николаевич постоянно про живаетнездесь,акакразвИспании,ивМосквуего,ядумаю,калачом незаманишь(А. Берсенева. Полет над разлукой).

В словарной статье отражены сферы, которые участвуют в метафо рическом переносе. Анализ образных единиц, называющих предметы по аналогии с калачом, показал проекцию образа продукта питания на че ловека, животных, предметы материального мира, явления абстрактного характера. Ассоциации с калачом основаны на сходстве по следующим признакам: округлой форме, способу приготовления, цвету, вкусовым качествам.

_ Бобунова М. А. Русская лексикография XXI века: учеб. пособие. — М.: Флинта:

Наука, 2009. — С. 5.

Маслова В. А. Лингвокультурология: учеб. пособие. — М.: Изд. центр «Академия», 2010. — С. 8.

Белая Е. Н. Теория и практика межкультурной коммуникации: учебное пособие. — М.: ФОРУМ, 2011. — С. 17.

Юрина Е. А. Образная лексика русского языка. Ч. I. Семантика: Учебное посо бие. — Томск: ТМЛ-Пресс, 2008. — С. 22.

Юрина Е. А. Словарь русской кулинарной метафоры: принципы отбора материала и структура словарной статьи // Вестник Том. гос. ун-та: Филология. — 2011. — № (15). — С. 72.

ЗыбинаН.П.,КемГУ,магистрант Научныйруководитель:Н.В.Мельник Толкование фразеологизмов рядовыми носителями языка:

лингвоперсонологический аспект Наше исследование производилось на основе вторичных текстов (под которыми мы понимаем тексты, созданные на базе других тек стов). В ходе исследования в качестве первичных единиц были выбраны фразеологизмы-агнонимы (под агнонимией мы понимаем, вслед за уче ными В. В. Морковкиным и А. В. Морковкиной, наличие/отсутствие в со знании носителей языка каких-либо представлений о содержании опреде ленных единиц;

характер таких представлений, их зависимость от объема знаний о мире, языковой и культурологической компетенции как отдель ной языковой личности, так и больших и малых групп, представляется сегодня весьма актуальным 1). Список фразеологизмов-агнонимов фор мировался методом отбора единиц с предположительно неизвестным для респондентов значением, относящихся к трем семантическим группам:

сращениям, единствам, сочетаниям, входящих в тематическую группу ка чества человека. Респондентам, в качестве которых привлекались студен ты КемГУ, было предложено объяснить значение выражения.

В результате анализа полученных экспериментальных данных были намечены критерии типологизации персонотекстов 2: копиаль ный/креативный, содержательный/формальный, механический/осмыс ленный, внутритекстовый/затекстовый, рационально-логический/инту итивный.

Описание лингвоперсонологических параметров типологизации вторичных текстов 1.Копиальный/креативный А) При написании вторичных текстов копиальная языковая личность старается сохранить конвенциальный смысл, не проявляя никаких эмо ций и способностей, не нарушает этические и эстетические требования к речевому общению:

гайка слаба—слабыйкрепеж,слабыесвязи,слабаягайка.

Б) Для креативной личности характерно индивидуальное своеобра зие речи, обусловленное модификацией постоянных, единообразных, иначе говоря — инвариантных, признаков, общих для всех носителей данного языка, введением новой информации, выражением авторской по зиции, отражение индивидуальности:

сума переметная — непостоянство,нерешительность;

переезды;

нитуда,нисюда;

ветреныйчеловек;

ветреная;

будущиеперемены.

2. Содержательный/формальный А) Во вторичных текстах актуализируется содержательная состав ляющая: именно содержание и его категории (концепт, пресуппозиция и т. п.) становятся объектом рефлексии:

гайка слаба — слабыйкрепеж;

слабыйчеловек;

слабохарактерный;

слабыесвязи.

Б) Рефлексия происходит по поводу формы текста касается его сти ля, элементов словообразования, манеры повествования. Таким образом, под формой понимается внутренняя форма текста как способ оформления содержания:

тихой сапой —тихушник;

по-тихому;

втихомомутечертиводят ся;

потихоньку.

3. Механический/осмысленный А) Механический критерий во вторичных текстах усматривается при анализе оформления их содержания. Вторичные тексты иногда представ ляют собой копии первичного, собственно из-за этого трудно судить, про исходит ли рефлексия при создании вторичного текста:

Буриданов осел — мифическийосел;

оселБуридана.

Б) В рамках данного критерия представлен результат рефлексии ав торов вторичных текстов по поводу темы, формы, определенных лексем и других параметров:

не обсевок в поле — отбросы после просеивания;

не хватает чего-то.

4. Внутритекстовый/затекстовый А) Авторы вторичных текстов воспринимают первичный текст как носитель конвенциального смысла, при этом рефлексии не выходят за его пределы, акцентируя внимание на отдельных компонентах (лексемах):

синь порох в глазу —туманвглазах;

что-тосглазами;

пыльвгла зах;

синякподглазом.

Б) Авторы вторичных текстов данного типа воспринимают текст как носитель индивидуального, метафорического смыла, отходят от исходно го текста, выходят за его пределы, воспринимают первичный текст и соз дают свой текст, облекая его в новую форму:

синь порох в глазу — обманщик;

заблуждение;

это на индейском языке;

хитрый;

стрелятьглазами;

мудрыйчеловек.

5. Рационально-логический/интуитивный А) Примером реализации рационально-логического типа текста яв ляются вторичные тексты, ориентированные на анализ первичного текста, осознание отношения знака (словоформы) к обозначаемой действитель ности. Респондент основывается на логической операции абстрагиро вания (мысленного выделения признаков, связей и свойств), обобщения признаков и осознания связей знака и действительности:

сума переметная — что-топереходящееотодногокдругому;

что тосвязанноесседлом;

ноша,котораяуходит.

Б) Во вторичных текстах интуитивного типа представлена обработка информации первичного текста с опорой на подсознание, на сложивший ся ассоциативный ряд, в котором на поверхность восходят связи слов, характеризующиеся свойством непосредственной убедительности. Чаще всего — связи, основанные на полном или частичном тождестве звуковой оболочки знака (словоформы) и значения:


сума переметная — непостоянство;

интуитивный;

непостоянное богатство.

Типологизация текстов Спроецируем вышесказанное на анализ вторичных текстов.

I. Буридановосел—глупость Автор данного текста обращает внимание в первую очередь на со держание, то есть хочет выразить то, что может подразумеваться под данным выражением (вычленяется тема). Это свидетельствует о том, что автор вторичного текста «пропускает» первичный текст через себя, таким образом, имеет место осмысленное прочтение. При оценке результатов метатекстовой рефлексии заметно тяготение к рационально-логическому критерию, респондент приводит лексему — синоним значению данного выражения, логически связывая контекстуальное значение лексемы осел с буквальным значением лексемы глупость. Автор вторичного текста так же делает попытку выйти за пределы первичного текста. При этом текст отличается низкой степенью близости к исходному тексту, что свидетель ствует о его креативности. Типтекста:содержательный,осмысленный, рационально-логический,затекстовый,креативный.

II. Буридановосел—оселБуридана Данный текст представляет собой рефлексию по поводу формы, в нем нет выхода за пределы исходного текста. Автор действует по ко пиальному принципу, не привнося в текст никаких изменений, результат рефлексии респондента представлен в виде повтора лексических еди ниц первичного текста. Рефлексии по поводу содержательных категорий не произошло, что позволяет отнести этот текст к типу «механический».

Тип текста: формальный, механический, интуитивный, копиальный, внутритекстовый.

В результате анализа мы пришли к выводу о том, что вариативность вторичных текстов обусловлена множественностью семантического по тенциала первичных текстов, разнообразием языковых личностей, основ ной отличительной чертой которых является разное качество языковых способностей, проявляющееся как при восприятии, так и при порожде нии текстов. Это качество опредмечивается в результате речевой деятель ности — во вторичных текстах, представляющих определенные стороны личности их создателя.

_ Морковкин В. В., Морковкина А. В. Русские агнонимы (слова, которые мы не зна ем). — М., 1997.

Голев Н. Д. Лингвистические и лингводидактические проблемы языкового образо вания в техническом вузе (опыт построения концепции) // Прикладная филология в сфере инженерного образования: коллективная монография. — Т. 1. Методология и методика языкового обучения в техническом вузе. — Нортхэмптон;

Томск, 2004. — С. 15—37.

ИвановаА.О.,НГУ,аспирант Научныйруководитель:И.В.Шапошникова Функционально-стилистический анализ вторичных аналитических конструкций с глаголом have (на материале COCA) Современный английский язык отличает высокая степень аналитич ности структур, служащих как для выражения категориальных грамма тических значений, например, времени у глагола, так и для образования новых лексем. Особенную гибкость в этом отношении мы наблюдаем в си стеме моносиллабов (have,make,do,up,get,manидр.). В данной работе используется термин первичныелексемы в применении к таким единицам в составе более сложных номинативных единиц, вслед за В. Я. Плотки ным и И. В. Шапошниковой 1.

Структурно-типологическая перестройка, имевшая место в исто рии английского языка, не только способствовала укреплению аналитиз ма в словосложении, но и обнаружила способность некоторых глаголов, а именно эврисемичных (широкозначных), интенсивно участвовать в ана литическом лексемообразовании. Центр микросистемы эврисемичных глаголов образуют be,have,do;

однако помимо этих трех ядерных глаго лов в нее входят также и их динамические корреляты: keep,get,make,go, come,give,take и др. 2 Кроме того, Е. Л. Соболева, основываясь на трудах И. В. Шапошниковой, делает в своем исследовании выводы об эврисе мичности глаголов turn и grow, что говорит о непрерывном изменении валентностных моделей глаголов-моносиллабов 3.

В данной статье рассматриваются явления вторичного аналитизма, и, в частности, вторичные аналитические конструкции (далее ВАК). ВАК типа have a comeback представляют собой конструкции, образованные по глагольно-именной модели (одной из самых продуктивных в англий ском языке) V+N (V+adv). В качестве глагольного компонента ВАК ис пользуются те же эврисемичные глаголы, что и при образовании первич ных аналитических конструкций типа havealook. Что касается именного компонента, то он образуется путем сращения глагольно-наречной лексе мы в сложное слово, что сопровождается усилением семантических свя зей ее компонентов 4.

Данное явление было описано И. В. Шапошниковой и затем подроб но изучено Ж. Г. Сонголовой. ВАК — достаточно молодые структуры язы ка, появившиеся в новоанглийский период. Первые ВАК структуры V+N (V+Adv) были обнаружены нами ранее в произведениях конца XIX века.

Основным качеством ВАК является их относительно легкая членимость (собираемость с помощью лексико-синтаксических средств), благодаря которой носитель языка может свободно создавать подобные конструк ции в устной речи, придавая им ту или иную форму по мере актуальной необходимости. Вне исходного контекста они могут распадаться, что за трудняет их фиксацию в словарях, корпусах и базах данных 5.

Опираясь на выводы Ж. Г. Сонголовой, мы выбрали для анализа в данной работе ВАК с эврисемичным глаголом have, активность которо го контекстуально подтверждается большим количеством структур в вы борке ее исследования — всего 62 конструкции из 1776. Таким образом, предполагается провести анализ данных Корпуса современного англий ского языка (The Corpus of Contemporary American English) с целью выяв ления степени их употребительности в различных регистрах речи, пред ставленных на этом ресурсе.

The Corpus of Contemporary American English (COCA) является са мым большим корпусом американского английского языка, объем кото рого составляет 425 миллионов слов. Он включает в себя тексты периода с 1990 по 2011 и регулярно обновляется дважды в год. Интерфейс этого корпуса удобен тем, что позволяет осуществлять поиск по слову или фра зе, лемме или части речи, выявляя не только частотность употреблений искомых единиц, но и давая возможность сравнивать полученные резуль таты по нескольким параметрам 7.

В данном исследовании мы воспользуемся функцией CHART для того, чтобы сравнить употребительность искомых конструкций в разных регистрах речи, представленных в COCA. Поиск осуществляется по всей парадигме эврисемичного глагола have.Из 62 конструкций, отмеченных в словаре Ж. Г. Сонголовой, были найдены 28 различных конструкций и всего 546 их употреблений в текстах с 1990 по 2011 годы. Наиболее частотными оказались конструкции haveabreakdown — 115 употребле ний, havearun-in — 69 вхождений и haveaturnover — 58. Больше всего ВАК представлено в регистре FICTION (художественная проза, поэзия, драма) — 153 употребления. Рассмотрим некоторые примеры найденных контекстов и изучаемыми ВАК (все примеры здесь и далее взяты из дан ных The Corpus of Contemporary American English):

1) This past spring (March 30 to be exact, but it’s not something you can be exact about;

if we could be exact we might have made it not happen at all) our father’s plane went down over George’s Bank — he was one of the last of the old time fish-spotters — and since then Clarence and I have been expecting Mum to haveabreakdown.

2) “ If I have a hangover, you can go to work and let me suffer in soUtude.

3) She’dhadanotherrun-in with poor Mr. Emerson, this time attacking him with his own cane, whacking him against the side of his head and actually knocking him to the floor.

В NEWSPAPER (научно-популярные и спортивные издания, та блоиды, новости культуры и искусства и др.) было найдено всего 122 употребления:

4) Lilly has a pile of job applications that grows by three or four each day, though she has had no turnover — zero — since opening the doors of Mama’s Place.

5) Rancor on the board is not new, said John Trotter, who as leader of a local teachers organization, the Metro Association of Classroom Educators, once frequently advised the women but has since hadafalling-out with them.

6) Teens need to lose the cellphones and pick up a book. Instead of calling friends, haveaget-together.

В регистре SPOKEN (тексты устных пересказов, интервью, бесед, раз говоров, неподготовленной речи и др.) мы обнаружили 117 употреблений:

7) And so I called this guy from the Navy and asked him, do you have thebreakdown for these numbers?

8) Barack Obama hadthiscomeback when asked whether Bill Clinton is still the “first black president”.

9) They’re going to explain it, and after I’ve hadasit-down with John McCain, he’ll see that it’s the right thing to do.

По данным MAGAZINE (тексты развлекательной периодики) — 96 вхождений в корпус:

10) I hadaflashback to growing up on a dairy farm.

11) Okay, you’vehadyourwarm-up and you’ve successfully navigated the pro shop and parked your cart by the starter’s kiosk without rear-ending the CEO.

12) If it’s a sleeper, fold it out and havealie-down.

В регистре ACADEMIC (тексты, посвященные медицине, инжене рии, гуманитарным наукам и др.) было найдено меньше всего употребле ний ВАК с глаголом have — 59:

13) Even if technological advances can combat the problem of over blocking, keyword filtering hasanotherdrawback: it only screens for text.

14) The 2001 NCAA Study of Substance Use Habits of College Student Athletes (The National Collegiate Athletic Association Research Staff, 2001), a nationwide investigation of 21,225 participants, noted significant involvement in alcohol related consequences across a number of events including havingahangover (52.4 %), nausea or vomiting (43.7 %), and driving a car while under the influence (29.7 %).


Изучив состав моделей употреблений этих ВАК, мы видим, что он приблизительно одинаков: в основном, они состоят из трех элементов, один из которых — неопределенный артикль. Кроме этого, в некоторых случаях в качестве детерминатива используется притяжательные место имения как, например, в had your warm-up. Некоторые ВАК проявляют большую гибкость в синтаксическом плане, что позволяет им становить ся более емким носителем значения в структуре высказывания. По пред варительным наблюдением за контекстами, можно сделать выводы, что кроме притяжательных местоимений, в роли качественных расширителей выступают также различные прилагательные (hasanotherdrawback,have lowturnover), числительные (hasonedrawback), которые дают не только характеристики действию, но и информацию о полноте и интенсивности процесса. Высокая употребительность ВАК с глаголом have в регистре художественной литературы в нашей выборке частично объясняется тем, что обладая легко членимой структурой, эти конструкции создают ся авторами текстов для передачи более точного смысла, для придания некой «остроты» своему стилю. Возможно, данные ВАК применимы только в контекстах определенного типа, что нам предстоит исследовать в дальнейшем.

Таким образом, уже проведенные нами корпусные исследования по буждают нас к тому, чтобы в дальнейшем провести эксперимент с носи телями языка на выявление нюансов и мотивов употребления найденных ВАК.

_ Шапошникова И. В. Идентификация границ носителей значений в условиях типоло гической перестройки языка // Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. — 2011. — Том 1. — Вып. 1. — С. 16.

Плоткин В. Я. Строй английского языка. — М.: Высшая школа, 1989. — С. 203—204.

Соболева Е. Л. Развитие широкозначности у глаголов turn и grow. Опыт системного диахронического анализа: Дис. … канд. филол. наук. — Иркутск, 2001. — С. 59.

Шапошникова И. В. Системные диахронические изменения лексико-семантического кода английского языка в лингво-этническом аспекте: Дис. … д-ра филол. наук. — Иркутск, 1999. — С. 128;

Сонголова Ж. Г. Когнитивный анализ семантики вторичных аналитических конструкций типа make a comeback // Вестник НГУ. Серия: Лингви стика и межкультурная коммуникация. — 2007. — Том 5. — Вып. 2. — С. 65.

Шапошникова И. В. Идентификация границ носителей значений в условиях типоло гической перестройки языка // Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. — 2011. — Том 1. — Вып. 1. — С. 23.

Сонголова Ж. Г. Вторичные аналитические конструкции типа make a getaway в лек сической подсистеме современного английского языка: Дис. … канд. филол. наук. — Иркутск, 2001. — С. 129—159.

Davies, Mark. The Corpus of Contemporary American English: 425 million words, 1990-present//corpus.byu.edu/coca ИвановаА.С.,ТГУ,студент Научныйруководитель:З.И.Резанова Метафорическое моделирование гендера в дискурсивных картинах мира: дискурс научно-популярного журнала по психологии Изучение миромоделируещего аспекта языка является одним из наи более актуальных направлений в современном языкознании. Актуаль ность данного исследования состоит в том, что оно является междисци плинарным, объединяя, с одной стороны, такие лингвистические понятия, как «языковая картина мира», «дискурсивная картина мира», «дискурс», «гендер» и «метафора», а с другой, соотносится с психологией, исследую щей особенности протекания мыслительных процессов человека.

Цель исследования — выявление особенностей моделирования гендерных оппозиций в системе метафорических номинаций в научно популярных текстах глянцевого журнала по психологии.

Исследование велось на материале научно-популярных журналов по психологии «Psychologies», было проанализировано 5 номеров журна ла с декабря 2006 по январь 2008, объем проанализированного материа ла — 70 статей, выделено 33 метафоры методом сплошной направленной выборки.

Отправной точкой исследования послужило предположение, что метафорическое моделирование гендера в психологической статье стро ится либо в соответствии с общепринятым представлением о поведении представителей мужского и женского пола, либо ломает гендерные сте реотипы и предлагает абсолютно новое видение проблемы, новые модели действия и поведения.

В результате проведенного исследования были выделены основные тематические сферы, получающие метафорическую интерпретацию, и основные метафорические модели образной концептуализации гендера в научно-популярных текстах глянцевого журнала по психологии.

1.Метафорическое моделирование взаимоотношений женщины имужчины.

1.1. Метафорическаямодель охотыполучает конкретные реализа ции «мужчина — хищник», «мужчина — добытчик», «мужчина — охот ник», «женщина — добыча»: Такая вещь, как, например, норковая или соболья шуба, заявляет во всеуслышание о том, что мужчина — хоро шийохотник1;

Да,средимужчинпопадаютсяитакие,длякогопривле кательнаяженщинавсеголишьобъект,добыча,вещь 1.2. Метафорическая модель «женщина как беспомощное суще ство» представлена в конкретных образных номинациях:«женщина как нечто хрупкое», «женщина как слабый пол», «женщина — улитка», «жен щина — жертва», «женщина — хорошая девочка», «женщина — наивная дурочка», которым противопоставлена образная номинация «мужчина как спасатель»: «Слабыйпол»всеещеостаетсявовластистереотипов, касающихсяролевогоповеденияженщинимужчин3.

1.3. Метафорическая модель «мужчина или женщина как нечто неодушевленное» была выделена на основании номинаций «женщи на — объект», «женщина — вещь», «муж — фигура». Своей строго стью муж бессознательно добивается признания, а девочки, скорее всего, воспринимают его как фигуру временную, а значит, приспоса бливатьсяим,какбы,исмысланет4;

Да,средимужчинпопадаются и такие, для кого привлекательная женщина всего лишь объект, до быча,вещь5.

1.4. Метафорическая модель «женщина как человек, зависящий отмужчины»представляется следующими номинациями: «женщина — спутница», «женщина — вечная студентка». Женщиныпопрежнемуго товыдовольствоватьсятрадиционнойрольюпреданнойспутницыгла высемьи6;

Женщинажеощущаетсебявечнойстуденткой,накаждом этапесдающейэкзаменнаадекватностьвделовоммире,которыйпри надлежитмужчинам7.

1.5. Метафорическая модель «женщина как средоточие чувств»

представлена метафорическими единицами: «женщина — дама сердца, мужчина — покоритель». Причемонапосовместительствуещеибыв шаядамасердцаодногоизмафиозныхглаварей…;

Известныйпоко рительдамскихсердец8.

1.6 Метафорическая модель «мужчина как неуверенный в себе че ловек» представлена единственной номинацией «мужчина — нарцисс».

Такой нарциссический мужчина постоянно нуждается в том, чтобы егозаверяливегомужскихдостоинствах,вирильности,но,главное,ему нужныдоказательстваегоисключительности9.

2.Метафорическоемоделированиегендеравсемье.

2.1. Метафорическая модель «характеристика роли в семье» наи более широко представленная модель, в нее входят такие единицы, как «мать — домохозяйка», «жена растворяется в муже», «отец — автори тет», «мать — всемогущая мамочка», «мужчина — приемный родитель», «мужчина-отец — глава семейства», мужчина-отец — опора, мужчина отец — кормилец, женщина — «мать семейства», девочка-подросток — американская принцесса, мать и отец — символические ориентиры. Уде вочки активный отец и пассивная мать-домохозяйка, родители сильно конфликтуюти,вконцеконцов,разводятся 10;

Втакойсемьежена,как правило,растворяетсявмуже11;

Вы,наконец,сможетепознакомиться среальнымчеловеком(мамой)ивдальнейшемиметьделосним,анесфан тастическивсемогущейМамочкойизвашегодетства12;

Мужчина-отец, «образцовыйглавасемейства»,пользующийсяавторитетомвобществе, нерушимаяопораинститутасемьи,носительродовогоименииблюсти тельсемейнойчести,политическиипрофессиональноактивный,авэко номическом плане — единственный кормилец жены и детей13;

Несмо трянавсеочарованиеэтойкомедии,специальноонейможнобылобы инеупоминать:девочку-подростка,этакую«американскуюпринцессу», из-заневыносимогохарактера,склонностикбеспощадномубунтуибес конечныхстычексотцомотправляютвинтернатвАнглию14.

2.2.Метафорическаямодель«матькакнедруг»представлена одной номинацией «мать — демон». Попробуйтеизменитьуголзренияиуви деть в матери не всесильного демона, а всего лишь человека, который неумеетпо-другомустроитьотношения15.

Таким образом, в системе метафорического моделирования объ ективируется типичная модель поведения, принятая в обществе как для мужчин, так и для женщин. Для мужчины характерно активное, деятель ное, в какой-то мере агрессивное, с положительной точки зрения, участие в формировании отношений, уделом женщины же является покорное вос приятие вещей и терпеливое ожидание каких-либо действий.

Гендерныестереотипытакженашлисвоеотражениевметафо рическом моделировании семейных отношений. Так, в метафорических образах текстов научно-популярного глянцевого журнала по психологии отражено восприятие мужчины как главы, авторитета (положительная оценка), женщины как домохозяйки (отрицательная оценка). При этом по отношению к маленькому ребенку мать занимает главенствующее по ложение, по отношению ко взрослому ребенку мать утрачивает это поло жение и характеризуется в целом негативно.

_ 1 Без автора «Почему нас завораживает мех» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 130.

Без автора «Почему мне трудно ответить галантному мужчине?» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 14.

Без автора «Что мешает женщинам преуспевать?» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 76.

Без автора «Почему мне трудно ответить галантному мужчине?» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 14.

Без автора «Что мешает женщинам преуспевать?» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 78.

Без автора «Почему мне трудно ответить галантному мужчине?» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 14.

Без автора «Человек из Уиллисвилля» // Psychologies. — Март. — 2011. — № 3. — С. 28.

Без автора «Вуди Аллен, киноаналитик» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 98.

Без автора «Глубокие корни нашей неверности» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 56.

Без автора «Женщина не должна жертвовать собой даже ради любви» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 80.

Без автора «Я жертва собственной наивности» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 80.

Без автора «Мать в роли… обвинителя» // Psychologies. — Октябрь. — 2007. — № 20. — С. 165.

Без автора «В любви они не изменились» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 68.

Без автора «Оторва» // Psychologies. — Январь. — 2008. — № 23. — С. 42.

Без автора «Мать в роли… обвинителя» // Psychologies. — Октябрь. — 2007. — № 20. — С. 163.

ИвановаЛ.А.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Л.Г.Гынгазова Идеографическое представление поля «Время» в идиолекте сибирского старожила В современной лингвистике проблема изучения языковойкартины мира приобретает актуальность. Это связано со становлением антропо центрического подхода к языку, при котором его центральным объектом выступает языковая личность (далее ЯЛ). При этом наиболее актуальным представляется обращение к конкретномуговорящему, поскольку его речь репрезентирует исходную языковую реальность. Особое значение имеет изучение языковой картины мира носителятрадиционнойкультуры, так как именно в диалектах выражается национальное мироощущение.

Объектом данного исследования выступает Вера Прокофьевна Вер шинина, (1909—2004), жительница села Вершинино Томской области.

Материалом послужил «Полный словарь диалектной языковой лично сти», отражающий идиолексикон ЯЛ. Этот словарь является толковым, но для изучения языковой картины мира конкретной ЯЛ необходимым является идеографический словарь, группирующий материал по поня тийным сферам, что способствует построению концептуальной модели соответствующей предметной области.

Таким образом, актуальность предпринятого исследования состоит в том, что, во-первых, в центр внимания помещается реальнаяязыковая личность;

во-вторых, разрабатывается аспект индивидуальной языковой картины мира;

в-третьих, исследование связано с лексикографической практикой, требующей дальнейшей разработки принципов идеографии, позволяющих представить лексическую систему сквозь призму восприя тия говорящего человека.

Цель данного исследования: составить фрагмент идеографического словаря ЯЛ диалектоносителя, включающий единицы понятийной сфе ры «Время». Принципиальным для нас является установка на то, что «время рассматривается с точки зрения его понимания носителем язы ка: осознание этого времени происходит по событиям, его заполняющим, а не по каким-либо физическим параметрам» 1.

Анализ отобранного материала, включающего 305 лексических еди ниц с семантикой времени, позволяет сформировать семантические по ля, соответствующие определенным свойствам времени. При этом мы ориентировались на лексическое значение единиц, на контекст, а также на ассоциативные связи, которые устанавливает данная единица с други ми единицами, близкими по семантике.

В процессе работы вся лексика была разделена на 12 семантических полей, их выделение происходило на основе общности доминирующих компонентов лексического значения. Семантические поля, в свою оче редь, подразделяются на подполя, в пределах которых выделяются ми крополя. Следующая ступень деления, которая имеет место не во всех случаях, условно обозначается как группа. Необходимо отметить, что выделенные сферы не конечны, а границы материала размыты, некото рые единицы включаются сразу в два подполя, принадлежность других к определенному полю является спорной.

Структурный анализ понятийной сферы «Время» показывает, что степень разработанности входящих в неё семантических полей различна.

Наиболее заполненными выступают поля «Единицы времени» (76 л. е.), «Прошлое» (44 л. е.), «Периодичность совершения события» (32 л. е.) и др.

Описание степени разработанности полей, их структурной организа ции, характера членения является перспективным в плане интерпретации времени в аспекте индивидуальной языковой картины мира.

В рамках доклада мы решили более подробно остановиться на се мантическом поле «Движение времени». Данное семантическое поле чле нится на несколько подполей.

1. В первое подполе вошла глагольная лексика, описывающая ход времени: выйти,идти,кончиться,доходить,перевалить,подойти,под ходить, прийти, пройти, пропасть, проходить, подлететь. Это дви жение времени не зависит от человека, само время является субъектом движения, который уподобляется человеку (Время-товышло.Время-то идёт;

Потом время подошло, Ну, пришло время садить там, мо'же быть, полмесяца уже прошло;

Год доходит и т. п.) или птице (От уж скольей?Наверно,шеисятдва,третий.Атамешопобольше,семьде сятьнеувидишь,какподлетит). В русском языковом сознании, по на блюдениям Д. А. Катунина и М. К. Антоновой, существует модель, по ко торой время предстаёт в образе воды/жидкости 2. Такое видение времени не характерно для исследуемой ЯЛ: время не течёт, оно в подавляющем большинстве случаев антропоморфно.

2. Во втором подполе время не занимает позиции субъекта. Субъ ектом является человек, производящий действия со временем. Человек может сам войти в него: войти года (стать взрослым) и выйти: выйти изгодов(состариться). Человек может захватить пространство времени, заполненное какими-либо событиями (в марьте уехал… Ну да марьт тамзахватил…),может его отбросить(Ну,девятыйдесяток.Летдвад цать—тридцатьотбросилабы).Время можно перевести или провести (АКея-топеревелачасы;

Неумрёшьивремяпроведёшь.

Все глаголы, обозначающие действие времени и действия со време нем, предполагают движение в пространстве. Пространственное понимание времени, которое мы наблюдаем в материале, восходит, по свидетельству В. Б. Касевича 3, к архаическому восприятию времени в терминах простран ства. В лексиконе ЯЛ, являющейся носителем традиционной культуры, та кое восприятие времени находит яркое отражение. Через совмещение этих двух понятий человек пытается представить себе время, которое, в отличие от пространства, является умозрительной, не наблюдаемой категорией.

3. Третья семантическая разновидность лексических единиц, входя щих в поле «Движение времени», включает различные характеристики времени, ориентированные на его пространственное понимание. Точкой отсчета выступает некое временное событие, относительно которого вос принимается время: близко (О скором наступлении чего-л. или немного времени тому назад;

недавно);

вперёд (Сначала, сперва);

где-нибудь,де нибудь,де-нидь (В какое-то время);

далёко (Много времени тому назад;

давно);

назадь, (До настоящего времени, раньше, прежде).

Таким образом, семантическое поле «Движение времени» неодно родно. В него входит, во-первых, лексика, отражающая самостоятель ное движение времени, которое предстаёт в облике человека и в облике птицы, во-вторых, лексика, отражающая движение времени путем воз действия на него человека, в-третьих, лексика, включающая различные характеристики, обусловленные его движением.

Время воспринимается в терминах пространства, оно либо само дви жется в пространстве, либо человек движется в пространстве времени.

Время предстает как нечто конкретное, вещественное, не умозрительное.

Яковлева Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). — М.: Гнозис, 1994. — С. 86.

Катунин Д. А., Антонова М. К. Метафорическое представление времени как во ды/жидкости в русской языковой картине мира: идеи, методы, решения // Вестник Томского государственного университета. — Филология. — 2010. — № 1 (9). — С. 12—17.

Касевич В. Б. Буддизм: Картина мира: Язык. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. — 282 с.

ИльинаА.А.,КемГУ,студент Научныйруководитель:Н.Б.Лебедева Автокоммуникативные жанры естественной письменной речи: основания выделения и опыт классификации В исследовании разрабатывается проблема установления принципов выделения автоадресатных жанров естественной письменной речи, а так же производится попытка их классификации по выявленным основаниям.

Под естественной письменной речью (ЕПР) мы, вслед за Н. Б. Лебедевой 1, понимаем неофициальную, непрофессиональную, спонтанную речь (и её результаты — тексты), осуществляемую в неформальных, повседневных условиях. Тексты естественной письменной речи могут быть как альтера дресатными, так и автоадресатными, для последних характерно «субстан циональное тождество автора и адресата при их функциональном разли чии» 2. Автокоммуникация и ранее становилась объектом рассмотрения ученых, так, Ю. М. Лотман в своей книге «Семиосфера» отводит целый раздел этой проблеме, при этом он сознательно делит автокоммуникацию на два случая: «с мнемонической функцией и без нее»3. Говорит исследо ватель и о так называемых «бессознательных записях», приводя в пример черновики А. С. Пушкина4.

Что касается ЕПР, мы считаем, что для этой речевой сферы автоком муникация является органической и частотной: мы насчитываем таких видов жанров свыше десяти. В качестве основания классификации этих текстов выступает коммуникативно-целевой фациент5, который расчле няет корпус автокоммуникативных текстов на три группы:

1) тексты, имеющие целью письменный способ организации чело веческой деятельности, нередко содержащие мнемоническую функцию (тексты ежедневников, списки покупок, гостей, сборники рецептов, жур налы садовода и пр.);

2) тексты с исповедальной функцией (личные дневники, мемуары, частично — дембельские и девичьи альбомы, лирические стихи и пр.);

3) рефлекторно-спонтанные («бессознательные» по Ю. М. Лотману) за писи («каракули», «росписи», рисунки и пр. на полях тетрадей, книг и т. д.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.