авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«Томский государственный университет Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики Материалы конференции молодых ученых 5—7 апреля 2012 г. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Концептуальная картина мира служит универсальным ориентиром человеческой деятельности, определяющим течение всех процессов в об ществе, всю его социокультурную жизнь. Концептуальная картина ми ра — это «своеобразная система мнений» носителя языка, воплощающая выбор, предпочтение, отдаваемые в данной системе определенному кон цепту или определенной концептуальной схеме. Она представляет собой не просто совокупность правил употребления языковых выражений или энциклопедических знаний о мире, а систему взаимосвязанной инфор мации, отражающий познавательный опыт индивида на самых разных уровнях и аспектах освоения действительности. Пересечение духовных миров людей происходит за счет того, что существует общая для них си стема миропредставлений (образов) в виде концептов. При одинаковом наборе универсальных концептов у каждого народа существуют особые, только ему присущие отношения между ними, что и создает основу на ционального мировидения и оценки мира. Следовательно, концептуаль ная картина мира не является инвариантной, так как, помимо универсаль ных понятий, в ней присутствуют национально-специфические образы и представления, сформировавшиеся под влиянием той культуры, в русле которой осуществлялась познавательная деятельность индивида. Фикса ция особенностей данных концептов происходит в рамках языковой кар тины мира: «языковая система в конечном итоге отражает свойства чело веческой культуры и познания». Но следует помнить, что концептуальная картина гораздо богаче, чем языковая.

Национальная картина мира обнаруживается в единообразии пове дения народа в стереотипных ситуациях, в общих представлениях народа о действительности. В построении национальной картины мира участву ют все компоненты сознания, однако их роль не одинакова. В меньшей сте пени на нее влияют сенсорно-перцептивные и эмоционально-оценочные компоненты, в наибольшей — логико-понятийные и нравственно ценностные. В определенном смысле эти компоненты можно рассматри вать как функционирующие на разных уровнях группового сознания по нятия, образы, символы, стереотипы, присущие данной нации.

Особенности национальной картины находят свое отражение как в языковой картине мира, так и художественной. Художественный текст воплощает, с одной стороны, индивидуальную картину мира писателя, а с другой стороны, он существует в особой оболочке наслоения культур ных эпох, традиций и литературно-эстетических стереотипов, что застав ляет его посмотреть сквозь призму коллективного сознания определенно го этнокультурного сообщества.

Этнокультурная константа в языковой картине мира мало исследова на в когнитивном плане. В статье Л. В. Миллер «Этнокультурная констан та как смысловая и эстетическая категория» этот феномен определяется как «сложное ментальное образование, принадлежащее не только инди видуальному сознанию, но и «… психоментальной сфере определен ного этнокультурного сообщества», как «универсальный художественный опыт, зафиксированный в культурной памяти и способный выступать в качестве фермента и строительного материала при формировании но вых художественных смыслов» 3. Совокупность культурных концептов образует национальную концептуальную картину мира. При одинаковом наборе универсальных концептов у каждого народа существуют особые, только ему присущие отношения между ними, что и создает основу на ционального мировидения и оценки мира.

«Языковаякартинамира отражает целостное представление о ми ре, включающее и наивное первичное знание, и логическое осмысление мира» 4. Такая картина мира у эвенков и эвенов в большинстве своем утилитарная, связанная непосредственно с жизнедеятельностью. Соот ветственно, фундаментом языковых представлений являются процессы окружающего мира, физические явления, непосредственно влияющие на быт людей.

_ Попова З. Д., Стернин И. А. Семантико-когнитивный анализ языка. «Истоки». — Воронеж, 2002. — С. 138.

Ковлакас Е. Ф. Особенности формирования топонимической картины мира: лексико прагматический и этнокультурный аспекты: монография. — Краснодар: КубГУ, 2008. — С. 179.

Миллер Л. В. Художественный концепт как смысловая и эстетическая категория // Мир русского слова. — 2000. — № 4. — С. 39—45.

Кубрякова Е. С. Языковая картина мира как особый способ репрезентации образа мира в сознании человека // Вестник чувашского гос. пед. ун-та имени И. Я. Яковле ва. — 2003. — Вып. 4. — С. 20.

НапреенкоГ.В.,КемГУ,студент Научныйруководитель:Н.Д.Голев Идентификационные возможности лексико квантитативного плана текста (на материале Интернет-дневников) Целью настоящего исследования является разработкаодногоизспо собовидентификацииличностипоеёпроявлениювтексте.Мы обозна чаем его термином «лексико-квантитативный способ». Суть данного способа заключается в фиксации и анализе частотности слова как инди видуализирующего свойства. Методологической базой идентификацион ной экспертизы является лингвоперсонология, следовательно, и в нашем исследовании методом является лингвоперсонологический анализ типа, что напрямую связано с выявлением таких языковых параметров, кото рые являются отражением авторской языковой личности. Решение очер ченной задачи включено в лингво-экспертную парадигму. В рамках задач идентификационной экспертизы стоит установление индивидуально конкретного тождества объектов. Базовая ситуация нашего экспертного анализа — конкуренция образцов (имеются образцы текстов «1», «2».

Необходимо установить, кто из них является автором текстов «А», «Б»).

Достижение поставленной цели осуществляется на материале интернет дневников с интернет-сайта www.diary.ru.





Исследуя настоящий аспект, мы выдвигаем гипотезу о том, что ча стотность в случае подобного анализа персонотекста является иденти фикационным параметром в экспертизе идентификационного характера.

Мы проводим анализ лексического уровня языка, который основывается на использовании методики количественного анализа частотности функ циональных эквивалентов (близких по значению слов, которые потен циально могут быть заменяемы) как индивидуализирующего свойства.

Анализируются слова с точки зрения конкурентоспособности их вариан тов. Авторская индивидуальность проявляется в предпочтении использо вания определенной лексемы из сопоставляемого ряда квазисинонимов в том случае, когда относительные частоты данного словоупотребления и его квазисинонима представляют собой контрастную разницу. Срав нения «статистических структур» 1 текстов применяется для установле ния тождества объектов. Процесс подобного исследования заключается в нескольких этапах.

1. Составление частотного словаря для каждого анонимного текста.

Для компьютерной обработки текстов с целью создания словника исполь зовалась программа SimWordSorter. Частотный словарь — это список слов (словник), где при каждом слове указана частота его появления в тек сте и порядковый номер при расположении слов в списке по убывающей частоте (ранг). За частотным словарем стоит не только количественное описание частотности словоупотреблений, свойственное каждому тексту, но также и лингвоперсонологические особенности, свойственные каждо му автору текста. С помощью количественных методов устанавливается абсолютная частота фиксируемых лексических единиц в интересующих нас текстах, которая далее переводится в относительную частоту упо требления. Так, частотные словари позволяют сравнивать слова с точки зрения частоты их употребления. В нашем случае, сравнение слов про исходит не только в рамках одного словника, когда анализируются автор ские предпочтения в выборе слова, но также анализируется частотность слова в сравнении с данными каждого частотного словаря, когда актуаль ными становятся показатели частотности: выше (в одних текстах)/ниже (в других).

2. Анализируются полученные частотные словари. Для каждого словника составляется таблица с указанием числовых характеристик, описывающих тип распределения и отражающих различие в распреде лении для разных текстов. Таблица содержит полученные квазисинони мические ряды с указанием ранга и абсолютной и относительной частот встречаемости каждого слова и представляет собой своего рода словник, так как порядок выписывания слова в таблицу основывается на частот ных показателях. Первое слово в ряду функциональных эквивалентов — слово с большим числом употребления в тексте, имеющее меньший ранг. Такое слово правомерно можем считать доминантой как показатель индивидуально-авторского предпочтения в выборе лексемы из всего ряда.

Далее к доминанте приписываются в порядке убывания (сохраняя пра вило строения частотного словаря) возможные синонимы. Актуальными для анализа словника (и далее — для идентификации текстов) являются только те синонимы, использование которых наличествует в текстах (или те слова, частота встречаемости которых может быть равна нулю в одних текстах, но они употребляются в других). Если характеристики двух тек стов близки друг другу и противостоят двум другим текстам по этому же показателю (сравнение: выше/ниже), то есть все основания полагать, что данные группы слов соотносятся друг с другом по принадлежности одно му автору. Так, можно рассмотреть некоторые полученные ряды:

1. Пример квазисинонимического ряда, в котором доминанта во всех текстах одинаковая: но/однако. В таком случае производится сравне ние разницы в частоте употребления доминанты во всех текстах. Авто ры всех дневников в равной степени предпочитают использовать слово но (разброс относительных частот однороден: 0,550 %;

0,564 %;

0,583 %;

0,423 %). Нужно обратить внимание на другое слово в данном ряду: од нако. Сравнение относительных частот показывает, что авторы «А» и «Б»

используют данное слово значительно реже, чем авторы текстов «1», «2»:

0,008 %;

0,006 % — 0,041 %;

0,063 %. Для установления степени доказа тельности показателя относительной частоты (высокая, средняя, нулевая) необходимо установить разницу между средними значениями относи тельных частот слов, принадлежащих группам потенциально противопо ставленных (по авторской принадлежности) текстов. Из анализа частот ности слова однако можно предположить распределение групп текстов «1» и «2»;

«А» и «Б». Подсчитываем среднее значение относительных частот в рамках каждой из этих «группировок» текстов: (0,041+0,063)/ [Тексты «1» и «2»] и (0,008+0,006)/2 [«А» и «Б»]. Так, полученная разница между частотами употребления слов = 0,045. В сопоставлении со всеми уже проанализированными рядами, полученный результат можем считать показателем контрастной(высокой)разницы между относительными ча стотами словоупотреблений.

2. Пример ряда, в котором доминанты различествуют: надо/нуж но/необходимо/требуется2. Авторы текстов «1», «2» предпочитают ис пользование слова надо перед остальными: 0,111 % и 0,105 %. Авторы текстов «А», «Б» — нужно:0,198 % и 0,232 %.Разброс частот слова надо по отношению к каждому словнику однороден (0,111 %;

0,105 %;

0,126 %;

0,105 %). Но важным здесь является характеристика слова как доминанты в одних текстах и не доминанты в других. Слово нужно дает больше по казателей: 1) является доминантой в двух текстах, 2) в отличие от частоты слова надо в каждом тексте (приблизительно равное), слово нужно кон трастно превалирует в использовании в текстах «А» и «Б» («А» и «Б» — 0,198 % и 0,232 %;

«1» и «2» — 0,031 % и 0,052 %). Разрыв между относи тельными частотами групп текстов, показывающий, насколько чаще/реже предполагаемый автор употребляет в своей речи данное слово = 0,173.

Это показатель контрастной разницы. Слово требуется наличествует только в текстах «1» и «2» (разность = 0,01).

Перспектива исследования — разграничение разницы между средни ми значениями относительных частот групп текстов по шкале: высокий, средний, нулевой (невозможно считать данный показатель идентифициру ющим). Исследование данного уровня позволяет сделать категорический вывод о соотнесении текстов по определенному авторству, так как харак теризует лингвоперсонологический авторский выбор в количественном предпочтении определенного словоупотребления. Частотность использо вания слова в случае, когда данное слово превалирует в функционирова нии над другим, может выступать в качестве параметра-идентификатора, при этом степень объективности вывода увеличивается, так как мы имеем дело с количественным результатом, который объективно характеризует язык по количеству встречаемости его элементов.

_ Ахманова О. С., Мельчук И. А., Падучева Е. В., Фрумкина Р. М. О точных методах исследования языка. — М., 1961. — С. 83.

Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка. — М., 2005. — С. 220.

ОвчинниковаА.С.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Л.А.Захарова Антропонимы и их функционирование в русских народных загадках Мы живем в мире слов — названий предметов, процессов, качеств, явлений, окружающих нас людей. Но есть слова, занимающие особое положение в системе языка, предназначенные для обозначения конкрет ных предметов и явлений и выделяющие их из ряда похожих, однотип ных предметов и явлений, — имена собственные. Многообразие имен собственных, их широкое распространение в нашей жизни и сложность этого аспекта языка привели к возникновению особой отрасли языкозна ния — ономастики (от греч «искусство давать имена»). Оно мастика — это междисциплинарное когнитивное поле, эта наука имеет тесные связи с различными дисциплинами: историей, географией, куль турологией, благодаря чему разделяется на топонимику, антропонимику, гидронимику, этнонимику и др.

Немало трудов последних десятилетий посвящено различным аспек там ономастики, в России ономастическими исследованиями занимались и занимаются В. Д. Бондалетов, Н. Ф. Алефиренко, Д. С. Горбаневский, Л. М. Дмитриева, А. Соломоник, А. В. Суперанская, В. И. Супрун и мно гие другие.

Целью данной работы является рассмотрение антропонимов и их функционирования в русских народных загадках.

Для начала следует дать определение таким важным понятиям рабо ты, как «антропонимика» и «загадка».

Антропонимика (от греч. nthropos — человек и nyma — имя), раздел ономастики, изучающий собственные имена людей, происхо ждение, изменение этих имён, географическое распространение и со циальное функционирование, структуру и развитие антропонимиче ских систем 1.

Загадка определяется как иносказательное изображение в короткой формуле предмета или явления, которое нужно угадать;

выражение, тре бующее разгадки. То, что непонятно и требует разгадки или объяснения, по мнению О. Е. Лебедевой 2.

А. Н. Журинский давал иное истолкование: загадка — одна из малых форм фольклора, использовавшаяся как средство передачи сакрального знания 3.

Русские народные загадки многократно привлекали внимание иссле дователей, но так и не были полностью изучены. Загадки всегда больше интересовали как подручный материал при изучении общих вопросов, а не самостоятельное фольклорное произведение. Художественная специ фика загадок, поэтический строй, система образов и ритмика изучены еще меньше.

До сих пор сборники русских народных загадок представлены небольшим количеством изданий. Известны сборники русских народных пословиц и загадок И. П. Сахарова, И. М. Снегирева, В. И. Даля, Д. Н. Са довникова, И. А. Худякова и др. Загадки долгое время собирались по кру пицам. В результате скопленный к середине XX столетия материал был представлен в сводном сборнике записанных за полтора века русских на родных загадок (около 5,5 тысяч загадок) под редакцией В. В. Митрофа новой 4. Он и явился источником нашей работы.

Загадки произошли в глубокой древности, когда человек глядел на природу, как на что-то живое, когда ее явления были для него пода вляющей, страшной тайной. В борьбе человека с природой загадка стала утрачивать свое значение быть хранительницей верований и стала лишь праздным упражнением ума, преимущественно для детей.

Сущность загадки сводится к постановке вопроса на перекодировку сообщения с одного кода традиционной культуры на другой для провер ки сохранения их идентичности. Например, загадка, «МаленькийИванька Лычкомопоясан,Пополуелозит,Задунезанозит» представляющая ве ник в виде некоего Иванька, подпоясанного лычком, отсылает к антро поморфным ассоциациям бытовых предметов, интегрируя связи взаим но соответствующих частей (например, человеческого пояса и лыковой обвязки веника) в общем семиотическом пространстве культуры при по мощи имени собственного. При этом собственное имя связано с самой отгадкой при помощи анаграммы «внк».

В другом варианте загадки про веник: «Туда Митя, Сюда Митя — И под лавку ушел». Собственное имя Митя так же является анаграммой, но это анаграмма к подсказке: Митя — метет.

Собственные имена в фольклоре — прежде всего художественные средства. Они широко используются народной поэзией как гибкие и жи вописные средства языка. Познаются стилистические свойства собствен ных имен фольклора, которые помогут отыскать общие свойства имен, их словообразовательные возможности, изменение их значения.

Для художественной семантики загадки, как и для пословиц, очень характерно употребление собственных имен в качестве нарицательных (принципы метонимии). Зачастую имена уже содержат в себе нарицатель ное значение: Таратайка (нарицательное существительное таратайка — повозка, тележка), Коптил или Коптел (копоть, коптить). БылКоптил,Се мерыхкормил,Аголовусломил,Такзатынполетел.ДедкоКоптелМного леттерпел,Многодушкормил(горшок).

Собственные имена в загадках, прежде всего, служат художествен ной поэтике, включаясь в общий звуковой фон. Так загадке о березе «Сто ит Федосья, распустив волосья» рифма, ритм и фонологическая структу ра «опорного» слова волосья определяют выбор имени Федосья.

Но с другой стороны, в загадке «Зимой Фомой, а летом Филаретом»

кроме этих условий видно, что имена сохраняют различительную функ цию, так что невозможно без изменения смысла заменить, например, «Фому» на «Филарета» — иначе получится смысл «зимою и летом одним цветом».

Рассмотрим загадку «Кум с кумой (в вариантах встречаются также два братца, две сестрицы, брат с сестрой) видятся, а не сходятся», где скрывается значение «пол и потолок». Субъект данной загадки в других ее вариантах заменяется на собственные имена ДарьяиМарья:

Дарья с Марьей видятся, Да не сходятся (Самарская губ., Ставроп. у.

с. Озерки).

Дарья да Марья Без устали Одна другой В глаза глядят (Псковск. губ.).

Дарья да Марья Глядят — не сойдутся.

Дарья да Марья Часто видятся — Не обоймутся (Олонецк. губ.).

Таня да Маня Свидятся — не обоймутся.

Дарья и Марья (так же, как и Таня да Маня) как традиционные рус ские имена воспринимаются схожими между собой, они близки по сво ей фонологической структуре, отличаясь лишь на один согласный звук.

Таким образом, подчеркивается их идентичность, но в то же время они противопоставлены, как и два объекта разгадки. Здесь собственные имена дают необходимую связь внутри самой загадки.

Часто одни и те же загадки на разных территориях могут иметь раз личные собственные имена: например, загадка о светце — подставке для лучины, освещающей жилье:

Стоит Янтошка, На одной ножке (Курск.губ., Ряз. у. с. Жолчино) Стоит Ермошка На одной ножке, Крошит крошки Ни себе, ни жонке, Ни добрым людям (Новгор. губ.).

Стоит Абросим, Ничего не просит, А чего дашь — не бросит (Са марск. губ., Ставр.).

В процессе исследования было выявлено, что основная функция имен собственных в русских народных загадках — это художествен ное средство: прием метонимии, выбор собственного имени для рифмы и ритма загадки, ее звукописи.

_ Бондалетов В. Д. Русская ономастика. — М., 1983.

Лебедев О. Е. Хрестоматия по устному народному творчеству. — Тверь: Тверской гос. ун-т, 1997.

Журинский А. Н. Семантическая структура загадки. — М., Наука, 1989.

Митрофанова В. В. Русские народные загадки. — Л.: Наука, 1978.

ОгарковаТ. В.,ТГУ,студент Руководитель:Л.А.Захарова Этимология современных русских фамилий жителей г. Томска (на материале телефонного справочника за 2008 год) Наука о собственных именах называется ономастикой. Имена людей относятся к ведению антропонимики. В них отражаются быт, верования, фантазии и художественное творчество народов, их исторические контак ты. Поэтому так важно обращение к этимологии русских антропонимов.

Актуальность работы определяется популярностью изучения ан тропонимов. За последнее время научная парадигма сменилась, в центре исследований оказался сам человек. Результатом изучения современной антропонимики, которая изучает доонимическую семантику слов, поло женных в основу антропонимов, являются словари. В них выявляется се мантика основ фамилий. Актуально и то, что на сегодняшний день к изу чению имен собственных подходят с междисциплинарных позиций.Цель статьи — проанализировать фамилии г. Томска с точки зрения этимоло гии. Для достижения поставленной цели были выполнены следующие задачи: 1. Отобраны фамилии из телефонного справочника на букву Ж.

2. Выявлены их антропоосновы. 3. Произведена классификация каждой группы фамилий по доантропонимической семантике основ. Решение за дач сопровождалось количественным подсчетом. Новизна работы заклю чается в объекте и предмете исследования: анализируемые антропонимы никогда не изучались на современном уровне с этимологической точки зрения. Томские антропонимы в большей степени изучены в историче ском плане. (См. работы В. В. Палагиной и Л. А. Захаровой.) С помощью метода выделения основ фамилий, впервые создается типология современных томских фамилий. В основу работы положена методология ведущих русских ономастов: А. В. Суперанской, А. В. Нико нова, А. В. Сусловой, С. И. Зинина и др. Томские фамилии берут свои корни от фамилий XVII в.: одни из них были у носителей коренного на селения, другие у пришлых людей, которые осваивали новые территории.

Слово фамилия по происхождению нерусское. Латинское слово familia распространилось по всей Европе со значением «семья», «семейство».

Известно оно в таком значении и в русском языке — «семейное имя», передающееся от старшего поколения к младшему. Фамилия в русском языке проникла через официальное делопроизводство во времена петров ской эпохи.

О. Н. Трубачев в «Трудах по этимологии» поставил вопрос о том, что такое «русская фамилия». Оказалось, что фамилии, для которых ха рактерны форманты –ов/-ев,— ин, реже –ских,— ых/-их не всегда явля ются показателем именно русской фамилии. Именования, образованные при помощи вышеуказанных формантов следует считать стандартными, остальные — нестандартными.

Несмотря на имеющийся в России опыт составления словарей рус ских фамилий, капитальных трудов в этой области пока нет. Учеными ставится вопрос о составлении Единого сводного словаря русских фами лий и фамилий, бытующих в России (С. И. Никонов, О. Н. Трубачев). Ис точником томских фамилий является телефонный справочник г. Томска «Желтые страницы» за 2008 г. Из него отобраны фамилии на букву Ж.

По словарям И. М. Ганжиной, А. В. Суперанской, Б. О. Унбегауна уста новлена семантика антропооснов фамилий. Этимология основ, образо ванных от диалектных слов, дополнительно определялась по словарю жи вого великорусского языка В. И. Даля. При изучении фамилий выделяется три группы имен, лежащих в основе фамилий:

1. Календарные — зафиксированные в святцах. Фамилия сотней незримых нитей связана с жизнью общества и в первую очередь с его культурой. Около половины современных русских фамилий образовано от личных имен православного христианского календаря. В классифи кации, представленной в работе, отсутствует группа, в основе которой лежат календарные имена, так как фамилий на букву Ж, образованных от христианских имен нет.

2. Некалендарные — древнерусские имена, новые западные имена.

Такие именования также называют прозвищными. Они позволяют ярче выделить носителя в бытовом общении. Часто имена давались от сглаза, защиты от злых сил (Желтиков — имя, как оберег от желтухи). Томские фамилии на букву Ж позволяют представить следующую типологию:

1) Животно-растительныймир:а) птицы: Жалнин, Желнин — «от прозв.

Желна (в говорах Жолна) — «большой черный дятел» 1;

б) растения: Же глов — «жегала — крапива» 2;

в) насекомые — «Жевжик — клоп» 3. 2) Ма териальнаякультура:Жадан— «от нарицат. «Жад—почечный камень, нефрит» 4. Жбанков, Жбанов — «Жбан — обручная посудина, кувшин».

3)Физическоесостояние,внешнийвид,частичеловеческоготела.Жел ваков — «от прозв. «желвь — «опухоль, шишка». Жевжик — «прыщ» 5.

4) Свойствохарактера,поведение,психологическиепроявлениячеловека.

Жабин,Жабко— «от прозв. Жаба.Жабка— в диалектах значения: «злая баба», «злое дитя», в пензенских говорах — «неотвязный, докучливый человек». Желваков—«желвакв говорах — «плохой, дрянной, мерзкий человек». Жалнин — «от прозв. Желназначение «скупой, скряга» 6. 5)Род деятельности, занятие: Желнерович, Желнеровский — «от именования предка по занятию: желнерь(жолнырь,жолнырянин)— «наемный солдат в польско-литовском войске». Жаврид— «от прозв. Жаврук—'жаворо нок', любителю петь» 7. 6)Социальноеположение.Жак — «в древнерус ском языке «младший сын церковного причта», «ученик в католической церкви», в смоленских говорах — «ученик, студент» 8. 7)Отношениеро дителей к ожидаемому ребенку. Жадан — «от прозв. восходит к отче ствам Жадай, Жадан. Значение диалектного глагола жадать — «сильно желать чего-то, хотеть». Имя желанного ребенка 9.

3.Фамилии нерусского происхождения. В русский язык на про тяжении веков влилось множество иноязычных слов. Данные фамилии разделены на две группы. 1) Фамилии с иноязычными основами, образо ванные при помощи русских суффиксов: Жеуров, Жемалутдинов, Жек сенов, Жанхотов. 2) Фамилии, образованные при помощи основ и суф фиксов, нехарактерных для русских фамилий: Жамбо,Жежеря,Жемга, Жентимер.

Таким образом, фамилии — важный компонент официального именования людей. Прозвища ярко и экспрессивно закрепляют особен ности человека, делают их своеобразными «метками». Чаще всего они носят негативный характер (Жалнин — скупой). Положительные каче ства в русском менталитете считались нормой и не всегда отражались в языке. Составленная классификация наглядно подтверждает, что лю бой вид человеческой деятельности, духовная и материальная стороны жизни, взаимоотношения людей в разные эпохи — все отражено в фа милиях. На основе проведенного этимологического анализа, можно сде лать вывод: русские фамилии могут служить историческому исследова нию жизни народа. Если по отдельным разрозненным фамилиям трудно определить всю ценность их изучения, то по собранным в значительном количестве фамилиям можно проиллюстрировать многие черты русского быта. Именно поэтому так необходимы составление и публикация слова рей русских фамилий. Практическая ценность данной работы заключает ся в возможности использования исследований при составлении антропо нимического словаря г. Томска.

_ Ганжина И. М. Словарь современных русских фамилий. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — С. 191.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. — СПб., 1903. — Т. 1: А–З. — С. 676.

Там же.

Там же. С. 668.

Там же. С. 676.

Ганжина И. М. Словарь современных русских фамилий. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — С. 191.

Суперанская А. В. Словарь русских личных имен. — М., 1998. — С. 528.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. — СПб., 1903. — Т. 1: А–З. — С. 668.

Ганжина И. М. Словарь современных русских фамилий. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — С. 191.

ПереваловаД.А.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Ю.А.Эмер Фольклорный жанр загадки в педагогическом дискурсе Жанр загадки является одним из востребованных фольклорных жан ров в современном социуме. Загадка активно используется в различных дискурсах, в каждом из которых актуализируются разные функции этого жанра. В педагогическом дискурсе дошкольного образования востребо ванность загадки объясняется природой самого жанра, сочетающего ди дактическую и развлекательную направленность. Способность загадки отображать значимые качества предметов в игровой форме позволяет ис пользовать этот жанр для закрепления знаний о том или ином фрагменте действительности.

Фольклор является актуальной формой культуры, он представляет конгломерат традиционных и современных текстов, отражающих миро видение современника 1. Тексты загадок, активно функционирующие сегодня, принадлежат как к традиционной культуре (созданы до вто рой половины XX века), так и к современной (новые тексты, живущие по «правилам» фольклорного жанра). Несмотря на общие принципы ми ромоделирования и схожесть тематических групп, способ представления одних и тех же реалий действительности несколько отличается в тради ционной и современной загадке. Так, например, традиционные тексты чаще всего строятся на основе метафорического переноса, они предельно кратки и емки, что объясняется устностью бытования фольклорных жан ров в традиционном обществе. Например: Сидитдед,вшубуодет,/Кто егораздевает,/Тотслезыпроливает (Лук), — загаданная реалия «лук» — скрытый денотат — отображается иносказательно при помощи явного де нотата: «дед». В основе переноса оказываются наиболее значимые при знаки реалии, в данном случае это внешний вид — большое количество оболочек, сопоставляемых с одеждой человека — «шубой». Современные загадки объемны, метафора либо полностью уходит из текста, либо ис пользуется в качестве одной из характеристик загаданной реалии, в ряду других перечисляемых свойств. Шлонагрядкевдользабора/Войскохра брое дозором./Держат пики сотни рук,/Подрастает горький… Совре менная загадка охватывает целостный фрагмент действительности: мета форически описывается грядка с луком. Указывается месторасположение скрытого денотата: на грядке, вдоль забора;

количественная характери стика: сотни рук в обобщенном значении «много» и вкусовая характери стика: горький, внешняя форма: пики — острое длинное оружие. Таким образом, традиционная и современная загадка предполагают различный механизм отгадывания, в первом случае задействовано образное мышле ние человека, во втором — в большей степени логическое. Как тради ционная, так и современная загадка оказывается востребованной в пе дагогическом дискурсе. Разный тип загадок используется воспитателем для решения различных задач, способствует формированию логического и образного мышления. Обратимся к анализу функционирования загадок в педагогическом дискурсе на примере традиционных и современных за гадок о луке.

В дискурсе дошкольного образования тема овощей и фруктов зани мает одно из центральных мест. В частности знание о луке как полезном овоще, продукте русской национальной кухни оказывается востребован ным при проведении занятий различной направленности: культурологи ческих, валеологических и др. Отметим закономерности использования разных типов загадок в зависимости от тематики занятия. При обращении к теме здоровой пищи и витаминов оказываются востребованными со временные загадки о луке. В этих загадках лук прежде всего предстает как продукт питания, служащий средством лечения от простуды: Золоти стыйиполезный,/Витаминный,хотярезкий,/Горькийвкусимеетон./Ког да чистишь — слезы льешь;

Хоть над ним прольете слезы,/Только вам он—верныйдруг./Кольпростудитесьвморозы,/Топоможетгорький… Большая часть этих загадок строится на основе противопоставления горь кого резкого вкуса лука и его пользы для здоровья человека. В данных текстах представлена амбивалентная характеристика овоща, что харак терно для паремиологических фольклорных жанров: лук вызывает слезы, однако важен для здоровья, лексические единицы золотистый,полезный, витаминный,верныйдруг моделируют положительное отношение к зага дываемому предмету, актуализируя его разноаспектные характеристики.

Лексемы резкий,горький,слезы,обжигает,передающие негативное эмо циональное отношение к данной реалии, нивелируется за счет исполь зования союза уступки «хотя/хоть» («хоть…прольетеслезы—только он верный друг») — сложноподчиненные конструкции с придаточным уступки. Польза для человека и горький вкус оказываются контекстуаль ными антонимами: «полезный,витаминный,хотярезкий». Итак, в этих загадках формируется представление о луке как о здоровом и полезном продукте питания, обладающем резким, острым вкусом. Двойственное отношение к луку было характерно и для традиционной картины мира, где лук наделялся как обережными свойствами, так и опасными для чело века характеристиками 2. Современная загадка сохраняет жанровую фор му и свою дидактическую функцию. Чаще всего она используется для закрепления ранее изложенного воспитателем материала, иллюстрирует его. Современная загадка моделирует антропоцентричную картину ми ра, в центре этой модели оказывается человек, а объекты окружающего мира служат удовлетворению различных потребностей человека (пища, здоровье и т. д.).

Наряду с современными загадками о луке в педагогическом дис курсе используются традиционные, однако цель их использования иная.

Большая часть традиционных загадок формирует представление о луке как о сельскохозяйственной культуре. Актуальной характеристикой для загадываемой реалии оказывается не ее полезность или использование в приготовлении еды (это уходит на периферию), а внешние характери стики и взаимодействие с человеком. В связи с этим традиционные загад ки чаще используются при закреплении тем огорода, выращивания лука, на культурологических занятиях о сельскохозяйственных праздниках. Си дитдед,вшубуодет,/Ктоегораздевает,/Тотслезыпроливает;

Пришел баринсгрядки,/весьвзаплатках,/ктонивзглянет,/всякзаплачет. Тради ционные загадки характеризуют лук как одушевленное существо (явный денотат: дед, барин), используются глаголы. Метафора «лук/человек»

также формируется за счет сопоставления внешнего вида лука: большое количество внешних оболочек овоща соотносимо с человеческой одеж дой. Основной характеристикой реалии оказывается способность лука вызывать слезы у тех, кто пытается воздействовать на него каким-либо образом (раздеть, глянуть). Отметим, что востребованной также оказыва ется характеристика лука как сельскохозяйственного растения, все загад ки либо прямо называют место и способ выращивания лука (на грядке), либо косвенно через использование глагола «сидеть»/«сажать». Таким образом, традиционные загадки о луке формируют представление о нем как о живом существе, растущем на грядке и способном вызвать слезы у человека. В традиционных загадках не было необходимости акцентиро вать внимание на ценности и пользе загаданной реалии, поскольку само наличие загадки с данной отгадкой свидетельствовало о значимости этого объекта. В фокусе внимания оказывается внешний вид загадываемой реа лии и характер взаимоотношений с человеком. Традиционные загадки ис пользуются при изучении культурологических особенностей этноса. Они, как и современные, выполняют дидактическую функцию, но служат иной цели: в дошкольных учреждениях традиционные загадки используются для передачи этнокультурных ценностей, традиционного представления о мире. Они формируют природоцентричную модель мира, передают тип взаимоотношения человека с другими объектами действительности.

Жанр загадки является востребованным фольклорным жанром педа гогического дискурса, что объясняется дидактической направленностью загадки и ее стремлением к отображению наиболее значимых свойств описываемого предмета. Различные типы загадок формируют разные аспекты представления о фрагментах действительности: использование традиционных и современных загадок позволяет максимально целостно представить культурно-значимые в данном социуме реалии, сформиро вать представление о том или ином фрагменте действительности в педа гогическом дискурсе.

_ Эмер Ю. А. Современный песенный фольклор: когниции и дискурсы. — Томск, 2011.

Усачева В. В. Лук // Славянские древности. Т. 3. — М., 2004. — С. 140—143.

ПинжинаЕ.Е.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Н.А.Мишанкина Метафорическое моделирование коммуниканта в дискурсе Интернет-форумов На данном этапе развития современного общества Интернет как сфера общения приобрел значительный статус. Люди, так или иначе сталкивающиеся с Интернет-дискурсом, вынуждены создавать свой элек тронный образ. Это связано с отсутствием возможности презентовать себя реально, и ставит человека перед необходимостьюмоделирования собственного образа. Как правило, эти образы соответствуют нашему субъективному восприятию собственной личности. Человек моделирует с помощью различных средств собственный образ и соответственно ему ведет себя или напротив, не соответствует созданному.

Подобное моделирование может быть названо метафорическим.

В современной лингвистике метафора понимается достаточно широко:

и как явление языка, и как механизм мышления, специфический спо соб концептуализации и моделирования. Подобный подход представлен в работе Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Мы понимаем метафорический образ Интернет-коммуниканта как вербальное и невербальное (семио тическое) проявление коммуниканта в Интернет-коммуникации. Ком муникант вынужден прибегать к подобному типу моделирования, так как в Интернет-дискурсе он представлен не своими реальными пара метрами (рост, прическа, цвет кожи), а через знак. Таким образом, при общении в Интернет-пространстве коммуникант имеет возможность предстать в любом доступном и комфортном варианте. Это достига ется за счет использования аватарок, никнеймов, подписей на форумах и других вариантов создания собственного образа. То, как человек пред ставляет себя в этом дискурсе, является очень ярким показателем его самоидентификации.

Цель данной работы — выявление способов метафорического моде лирования образа коммуниканта в Интернет-дискурсе.

В качестве единицы анализа выступала совокупность трех со ставляющих: никнейма, аватара и реплики — вербального проявления коммуниканта.

Никнейм — вербальное обозначение коммуникантом самого себя в виртуальном дискурсе.

Аватарка — графическое самообозначение коммуниканта.

Реплика коммуниканта — вербальное проявление коммуниканта.

Мы рассмотрели образы коммуникантов, представленных на раз личных Интернет-форумах: форум фанатов книг и фильмов о Гарри Пот тере (http://potterland.ru), эротический форум (http://www.x-time.ru/), ку линарный форум (http://povary.ru/forum/), форум обсуждения различных устройств, необходимых компьютеру (http://thg.ru), форум фотографов и их работ (http://forum.picturestory.ru/), «Болталка» форума о животных (http://zverushki.tomsk.ru/forum/index.php), политический форум (http:// www.strategium.ru/forum), форум автомобилистов (http://drom.ru). Всего было выбрано 100 коммуникантов с несколько большим количеством их реплик.

Выявлены следующие метафорические модели, наиболее часто при влекаемые для создания образа коммуниканта в данной сфере:

1. Коммуникант-человек:

a. Профессия — 13.

b. Признак-человек — 8.

c. Социовозрастные отношение — 5.

d. Литературный персонаж — 5.

Наиболее часто привлекаемая сфера-источник — профессия.

Например:

Аналитик: «Креативно!Тольковот,намойвкус,модельнесколько подкачала. На первом снимке у нее тупо отстраненное выражение ли цаи,особенно,глаз.Навтором—позывизазыввглазахотнедорогой валютнойпроститутки.Нетуэтоймоделикласса,бесстрастнойоду хотворенности,опытасъемоксфотохудожникамиприличногоуровня, поэтомутакиполучается».

Данный коммуникант последовательно реализует заявленную в никнейме направленность. В приведенной выше реплике проводит ана лиз фотографии, затем максимально объективно описывает её, учитывая все плюсы и минусы.

2. Коммуникант — животное:

a. Животное — 7.

b. Уменьшительно-ласкательное название животного — 5.

c. Птица — 4.

Преимущественная сфера-источник — животное. Существуют яр кие, броские черты, которые представляются нам в первую очередь при упоминании какого-либо животного. Коммуниканты активно используют данный факт.

Самка;

«какиеунеёсатанинскиеглааазки)))».

Несмотря на отсутствие прямой корреляции между тремя со ставляющими образа, коммуникант-женщина явно опиралась имен но на эту метафорическую модель с целью завладеть вниманием коммуникантов-мужчин. В дискурсе ведет себя сдержанно, добродушно (наличие смайлов).

3. Коммуникант-явление:

a. Бытовой предмет — 6.

b. Абстрактное явление — 6.

c. Природное явление — 5.

d. Растение — 5.

Преимущественная сфера-источник — бытовой предмет. Коммуни кант отождествляет себя с одной из окружающей нас вещей и формирует метафорических образ за счет основных качеств бытовых предметов.

Пилка: «Какспециалиствобластиобработкиметалламогуоце нитьданныйметоднаотлично.Болееоптимальныйметоддля«домаш нихусловий»подобратьврядлиполучится.Язнаюболеепростойспособ икачествоотменное,ноэтодляпроизводственныхусловий.Вместах пайкипокрытиянебудет,тольконасталь(ношвамнеповредит)».

Пилка — маленькая пила, здесь: для ногтей. В коммуникации ведет себя несоотвественно, с самого начала позиционирует себя не как мелочь (как специалист в области обработки металла…).

Подведем итоги. Представленная работа показывает, насколько раз нообразно и обширно поле для создания собственной метафорической модели в интернет-дискурсе. Очевидно, что при выборе собственного образа, коммуникант способен репрезентировать себя через практически любую сферу-источник.

Особенно хочется отметить общую тенденцию создания метафо рических моделей. Как видно, наиболее обширно представлена группа коммуникант-человек с разнообразными сферами-источниками. Подоб ный выбор обусловлен самоопределением коммуниканта в его поле жиз недеятельности. То есть при создании модели он опирался или на соб ственные амбиции, или на выбранную работу как показатель личностных качеств, или на доминирующий признак, который он находит наиболее выигрышным при самопрезентации в интернет-дискурсе.

Стоит повторить, что выбор аватарки, никнейма и стиля поведения на форумах продиктован прежде всего тем, как коммуникант осознаёт се бя. Имея свободный выбор, а не навязанные при рождении и в процессе жизни данные, он сознательно создает тот или иной образ. И, проводя по добную работу, можно достаточно оперативно и объективно проследить заинтересованность конкретного коммуниканта в любой сфере жизне деятельности, либо же составить максимально адекватное представление об общей тенденции выбора того или иного источника для метафориче ского моделирования.

ПлешаковаО.А.,ТГУ,студент Научныйруководитель:И.В.Тубалова Трансформация речевого жанра в дискурсе ток-шоу (на материале речевого жанра «вопрос») Ток-шоу рассматривается как субдискурс теледискурса, сценарно обусловленная, визуализируемая, поликодовая, полидискурсивная, поли жанровая среда, организация которой способствуют достижению целей, поставленных авторами передачи. Ролевая структура строится по модели «ведущий — приглашенные собеседники (эксперты) — зритель в студии».

Дискурс ток-шоу — принципиально диалогический, полемичный, отсюда выраженная вопросно-ответная структура.

При рассмотрении текстов ток-шоу необходимо учитывать наличие двойного уровня манипулятивности, поскольку манипулятивное воздей ствие оказывается как на собеседника («псевдоманипулятивность», т. к.

в основе — сценарная структура), так и на телезрителя (основной вектор манипулятивного воздействия). В результате полиадресной направленно сти речевых действий образ адресата является специфическим для всех текстовых форм ток-шоу.

Цель работы — рассмотреть и проанализировать манипулятивную природу вопроса как одного из значимых жанров в дискурсе ток-шоу. Ма териал — выпуски программ «Пусть говорят» и «Пресс-клуб XXI».

Однин из манипулятивных приемов — трансформация исходных речевых жанров. Модель трансформации рассматривается на основании модели речевого жанра, предложенной Т. В. Шмелевой 1.

В текстовой среде ток-шоу можно выделить три типа вопросов, по разному реализующих манипулятивность: (1) собственно-информативные, (2) оценочно-информативные, (3) информативно-оценочно-императивные.

1. Собственно-информативные вопросы направлены на получение информации (Скажите,пожалуйста,аматерщинаявляется,непремен но…табуированнаялексикаявляетсянепременнойчастьюсовременной драмы?Илиможнообойтисьбезнее?Этосредствоэкспрессии?Что это такое? — в выпуске о «новой и старой драме» ток-шоу «Пресс клуб XXI» вопрос ведущего одному из участников о роли нецензурной лексики в современной драме).

Коммуникативная цель. Для участников ток-шоу — цель информативно-вопросительная: запрос об информации. Для зрителей — цель собственно-информативная. Зритель вопрос не задает, он получает информацию. Такой вопрос чаще всего формулируется ведущим, обра щается к специалисту в данной области. Может быть задан также участ ником — не специалистом, обращенность — та же. Трансформация коммуникативной цели в данном случае латентна, т. к. осуществляется «за кадром»: говорящий имеет «псевдопотребность» получить инфор мацию, реальная же цель формируется на уровне авторов телепередачи и специфики ее дискурса — в поликодовой, диалогической форме сооб щить данную информацию зрителям.

Образ автора и адресата. Автору необходимо, в первую очередь, не получить информацию от адресата, а передать информацию телезрите лю, являющемуся основным адресатом.

Образ прошлого и образ будущего обеспечивается сценарной струк турой ток-шоу.

Диктумное содержание для участников и телезрителей совпадает.

2. В оценочно-информативных вопросах ведущую роль играет оценоч ная характеристика собеседника, которая, облеченная в форму вопроса, дает усиленный эффект, реализуя когнитивную установку на ответную реакцию (Насть,нет,нувызнаете,девочки, явамхочузадатьодинвопрос.Явот поповодусекса,вычёдумаете,внаучно-сельскоминститутеэтогомень шечтоли?! — выпуск «Ну и ню» ток-шоу «Пусть говорят», посвященный образу Анастасии Волочковой, где один из участников утверждает, что театр не отличается от других заведений). В дискурсе ток-шоу данный тип вопро са получает дополнительную латентную функцию сюжетного катализатора.

Коммуникативная цель для участников ток-шоу — оценочно информативная. Информативность для участников — на периферии, для телезрителей — равнозначность оценки и информативности. Вопрос ча ще задается участниками ток-шоу — сторонниками определенной пози ции (редко — ведущим).

Образ автора и адресата. Для автора запрос об информации латентен, по отношению к собеседнику он реализует этическое превосходство че рез установку на собственную правоту;

ответ автору уже известен, глав ное — оценка позиции адресата.

Образ прошлого реализуется через его оценку автором речевого дей ствия, образ будущего для участников и зрителей — в ожидании ответной эмоциональной реакции на вопрос, для зрителей еще и катализатор сю жета передачи.

Диктумное содержание для участников и собственно зрителей также совпадает.

3. В информативно-оценочно-императивных ведущую роль играет императивная установка. Автор сообщает свою позицию, которую со беседник должен принять и следовать ей (Чтоонстарый—нельзяго ворить?! Нельзя говорить, что он старый?! — в одном из выпусков «Пусть говорят» обсуждается русская любовь Сильвио Берлускони, где одна из участниц высказывает в негативной форме свое мнение о том, что разница в возрасте между молодой девушкой и Берлускони слишком ве лика). В дискурсе ток-шоу данный тип вопроса также получает дополни тельную функцию сюжетного катализатора.

Коммуникативная цель для участников ток-шоу — информативно оценочно-императивная. Для участников ее компоненты равнозначны, для зрителей — оценочность ведущая. Вопрос чаще задается участника ми ток-шоу — сторонниками определенной позиции.

Образ автора и адресата. Запрос об информации перифериен, пре восходство автора над адресатом строится на его знании норм данного общества и требовании им следовать.

Образ прошлого реализуется через его оценку автором речевого дей ствия, образ будущего для участников и зрителей — в ожидании измене ния их позиции по отношению к ситуации, принятия обсуждаемых обще ственных норм, для телезрителей еще и катализатор сюжета передачи.

Диктумное содержание для участников и собственно зрителей со впадает и связано с представлением общественных норм.

_ Шмелева Т. В. Модель речевого жанра // Жанры речи. — Саратов, 1997. — С. 66—88.

ПлинчаМ.Г.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Ю.В.Филь Префиксальные глаголы с деструктивной семантикой в аспекте полиситуативности Для когнитивной науки особый интерес представляет изуче ние семантики, отражающей в языке результаты когнитивной дея тельности человека. В данном научном русле находится ситуативно пропозициональный подход к семантике глагола, разработанный Н. Б. Лебедевой. В его основе лежит категория полиситуативности, которую исследователь рассматривает как универсальную категорию, охватывающую все пространство языка 1. Особенность подхода состоит в том, что при помощи членения на пропозиции он позволяет описать семантическую структуру глагольной единицы, выделить ее составля ющие и связи между ними, определить единицы, маркирующие ту или иную пропозицию. При этом попавшая в коммуникативный фокус си туация, названная глаголом, рассматривается как связанная с другими ситуациями и обусловленная ими. Единицей анализа при этом становит ся ситуатема, которая строится по полевому принципу в виде структуры с ядерной частью и периферией, которые имеют пропозициональную организацию.

В отношении деструктивных глагольных единиц полиситуативный подход позволяет выявить и описать не только особенности их семантики, но и роль префикса в пропозициональном насыщении глагола, трансфор мации его значения. Кроме того, наличие у глагола нескольких значений есть не что иное, как проявление категории полиситуативности, так как между ситуациями, фиксированными тем или иным значением единицы, есть несомненная связь.


Остановимся на полиситуативном анализе деструктивного глагола РАЗРЕЗАТЬ.

Характеристика глагола и префикса Основное значение префикса РАЗ- определяется как разделение чего-либо в разные стороны, обычно от центра к периферии. РАЗ- взаи модействует с большим числом глагольных основ, в сочетании с деструк тивными глаголами префикс реализует своё прямое пространственное значение, зачастую придает действию оттенок интенсивности, направ ленности на результат.

Мотивирующий глагол резать имеет несколько значений, среди них:

1) действуя чем-л. острым, разделять на части;

2) движением разделять (воду) 2, являющиеся деструктивными.

Глаголразрезать (также деструктивный по своей семантике) имеет значения: 1) разделить что-л. целое, цельное на отдельные части, состав ляющие, рассечь;

2) резко прозвучать, раздаться в воздухе;

3) сделав над рез, вскрыть какую-либо часть тела, оперировать 3. Исследуемый глагол реализуется в следующих контекстах: матьразрезалахлеб;

хирурграз резалнарывнапальце;

лодкаразрезалагладьреки;

морщиныразрезали лоб;

словаразрезалимнедушуит.д.

Близкие по семантике глаголы — разорвать,распилить,разбить.

Ситуатема глагола разрезать имеет две основных вариации, опреде ляющиеся качеством объекта действия и наличием/отсутствием целепо лагания у субъекта.

Итак, ситуатема № 1. Иванразрезалтканьнадвечасти.

Фациенты (или участники) ситуатемы Субъект-1 — Агенс, в данном случае Иван, актант, действующий с целеполаганием;

Объект-1 — Объект (ткань), материальный объект, ко торый поддаётся деструктивному воздействию;

Объект-2 — Результатив, в данном случае две части ранее целостного Объекта-1, не существовав шие до наступления ситуации, обозначенной глаголом;

Инструмент — специализированный Объект, обладающий определенными свойствами, делающими возможным деструктивное действие;

абстрактный Субъект, Наблюдатель, находится вне ситуации, описанной глаголом.

Пропозиции ситуатемы Первая пропозиция — событийная — «Субъект-1 совершает дей ствие, которое является деструктивным по отношению к Объекту-1», в ре зультате происходит изменение объекта на физическом уровне, из цель ного объекта он превращается в разделенный на части. Таким образом, Объект-1 переходит в Объект-2. Данная пропозиция является основной:

она лежит в ядре смыслового содержания глагола. Это маркированная пропозиция, т. к. выражена глаголом с деструктивной семантикой и пре фиксом, дублирующим деструктивное значение основы;

субъектно целе положенная, реализованная.

Динамика ситуатемы На лексикализованном уровне можно выделить одну событий ную пропозицию. Ретроспективный план ситуатемы содержит указание на информацию о том, почему произведено действие, причины целена правленного совершения действия могут быть разными (при наличии целеполагания для создания чего-либо в дальнейшем). Проспективный план реализуется посредством нескольких вариантов развития ситуации, в результате которой Объект-2 перейдет в новое состояние (пошив пла тья, пальто и т. д.). Возможно, что Субъект нарушил целостность Объекта с иной целью, как правило, созидательной.

В случае если действие совершается случайно, т. е. без целепола гания, в структуру ситуатемы добавляется дополнительная модально логическая пропозиция «Субъект-1 не желает совершения действия раз резания Объекта-1». Естественно, что ретроспективный и проспективный планы ситуатемы также претерпевают изменение.

Ситуатема № 2.Молнииразрезалинебопополам.

Фациенты ситуатемы Субъект-1 — Агенс, в данном случае стихия (молнии), в иных ва риациях развития ситуатемы Субъекты нефизического действия;

Объ ект-1 — нематериальный объект (небо), который невозможно разделить на части физически;

Наблюдатель. Следует отметить в данном случае отсутствие инструмента.

Пропозиции ситуатемы Первая пропозиция — событийная — «Субъект-1 изменил на неко торое время (мгновение) внешнее состояние Объекта-1». Это маркиро ванная, нецелеположенная пропозиция, так как в данном случае у субъ екта не может быть целеполагания. То же касается и других вариаций ситуатемы (лодкаразрезалагладьреки;

межаразрезалаземлю).

Вторая пропозиция ментальная, фоновая, она подразумевает, что некий Субъект, существующий в нашем сознании, совершил действие разрезания, которое аналогично действию первой пропозиции, однако сферы их протекания не совпадают. Данная пропозиция нереализованная, маркированная первым значением глагола РАЗРЕЗАТЬ. Таким образом, реальная ситуация разрезания неба на части накладывается в созна нии номинатора действия на идеальную ситуацию разрезания чего-либо на части, которая хронологически первична и закреплена в качестве иде ального опыта в нашем сознании.

Третья логическая пропозиция-скрепа связывает первую и вторую пропозиции в нашем сознании и рамках данной ситуатемы.

Динамика ситуатемы В основе содержания данной ситуатемы лежит метафорическая транс формация, возникающая за счёт наличия в нашем сознании некоего образца физического действия, с которым мы сравниваем произошедшую ситуацию.

В результате, несмотря на отсутствие реальной физической деструкции, мы можем представить ее на основе визуального эффекта разделения.

Роль префикса РАЗ-в оформлении ситуатемного содержания глагола связана с тем, что он, реализуя свою деструктивную семантику, дублиру ет значение глагола, указывает на результативность действия. Отметим, что в иных случаях именно префикс является основным оформителем де структивной семантики глагола: разлить, размытьи т. п.

_ Лебедева Н. Б. Полиситуативность глагольной семантики. — Томск: Изд-во Том. ун та, 1999. — 260 с.

Словарь русского языка: в 4 т. / АН СССР, под ред. А. П. Евгеньевой. — М.: Русский язык, 1985—1988.

Там же.

ПодвигинаЛ.Н.,МГОУ,филиалвг.Прокопьевске,аспирант Научныйруководитель:Л.А.Захарова Принципы составления «Словаря фамилий г. Прокопьевска конца XIX века»

В истории русской лексикографии словарей русских фамилий немно го. Условно их можно разделить на три группы: а)словарисовременных фамилий, например, «Словарь русских фамилий» В. А. Никонова (М., 1993), «Словарь современных русских фамилий» И. М. Ганжиной (М., 2001) и др.;

б)словарирусскихфамилийразличныхрегионов,выполненных наисторическомматериаледеловогописьма:«Словарь пермских фами лий» Е. Н. Поляковой (Пермь, 2005), «Вологодские фамилии. Словарь»

Ю. И. Чайкиной (Вологда, 1995), «Словарь фамилий Смоленского края»

И. А. Королевой (Смоленск, 2006) и др.;

в) работы монографического плана: «Русские фамилии тюркского происхождения» Н. А. Баскакова (М., 1979), «Русские фамилии» Б. О. Унбегауна (М., 1989), «Современные русские фамилии» А. В. Суперанской и А. В. Сусловой (М., 1984) и др.

Работы по методологии и методике составления словарей собствен ныхимен, в частности, фамилий, единичны;

это работы Ю. А. Федосюка, О. Н. Трубачева и некоторых других.

Объектом исследования являются фамилии г. Прокопьевска кон ца XIX века. Основным источником послужила картотека наименований человека паспортно-визовой службы полиции г. Прокопьевска, включаю щая более 500 фамилий населения с 1879 по 1899 гг.

Цель работы — выработать принципы составления «Словаря фами лий г. Прокопьевска конца XIX века» с учетом всех сложных отношений имен в языке, представить фрагмент словаря. С. И. Зинин в своей статье сформулировал ряд требований и положений к составлению историческо го словаря русских фамилий, среди которых основными являются: рас положение фамилий в строго алфавитном порядке, исключение указания на имя и отчество, отсутствие ударения в фамильных прозваниях (так как источники не позволяют точно определить ударение), а также граммати ческих характеристик фамильного прозвания, исчерпывающая справка о происхождении приводимого в словаре антропонима и восстановление исходной формы образующей основы, а не объяснение нарицательного значения этой основы (Петухов — от некалендарного имени или прозви ща петух;

Волков — от некалендарного имени или прозвища волк). Ука занные принципы взяты за основу построения словарной статьи в «Сло варе фамилий г. Прокопьевска конца XIX века».

В статье чешского ученого Р. Шрамека 2 для нас принципиально важ ным является выделение в любом ономастическом словаре тех отноше ний онимов, в каких они возникают и развиваются в языковом сообще стве: а)общеязыковые, где исследуются отношения между категориями собственных и нарицательных имен;

языковая форма имени — носитель информации о данном национальном языке, диалекте и т. п.;

б) имя — отражение языкового развития, свидетель исторической диалектологии;

в) отношениекназваннойреалии,кобъекту;

имя — информация о пер воначальном состоянии и характере объекта, возможно, о человеческих общественных отношениях;

г)отношенияисторическиеипоселенческие.

Естественно, что все указанные отношения не могут найти в одном сло варе полного выражения, однако с этими обстоятельствами необходимо считаться при толковании имен.

Р. Шрамек подчеркивает, что подлинная этимология имен не должна заканчиваться установлением корня и суффикса имени, как это делается у антропонимических основ. Учитывая пожелания Р. Шрамека, в нашем словаре этимологизацию фамилий мы не всегда заканчиваем выделением основы фамилий. При необходимости основа (или корень) фамилии эти мологизируется. Это особенно касается фамилий, образованных от хри стианских имен и от других заимствованных и диалектных слов.

Основным в теории лексикографии является вопрос о типах слова рей. Существует две больших группы словарей: словари языковые (фило логические) и энциклопедические. Этимологические словари, по замеча нию В. Э. Сталтмане 3, относятся к одноязычным поясняющим словарям, так как пояснение — это не только толкование семантики, но и лингвои сторический комментарий, раскрывающий происхождение слова, однако не все этимологические словари допускают включение онимов, вопрос об их наличии в словарях общего типа и о принципах их отбора был по ставлен еще Л. В. Щербой 4, необходимость онимов в исторических слова рях филологического типа обосновывалась Г. П. Смолицкой 5. Выявление этимологии слова вообще, а имени в особенности, — одна из труднейших задач, что объясняет факт отсутствия этимологических словарей. В отече ственной антропонимике уже давно назрел вопрос о составлении едино го сводного словаря русских фамилий и фамилий, бытующих в России.


Однако создание такого словаря невозможно без региональных антропо нимических словарей разных периодов. Особенно это касается словарей фамилий, так как наиболее слабо изученной оказывается история и лек сикографирование русских фамилий, которые рассмотрены пока только по отдельным регионам: Москва и Центральные районы России (С. И. Зи нин), Пермь (Е. Н. Полякова), Вологда (Ю. И. Чайкина), Урал (Н. Н. Пар фенова), Сибирь (Томск) (В.В Палагина, Л. А. Захарова) и др. Но все эти работы описывают русские фамилии XVI — начала XVIII вв. Словарей фамилий XIX в. пока нет, несмотря на то, что XIX в. — очень важный период в развитии антропонимии.

Опираясь на современную методику и методологию лексикографи рования имен (в частности, фамилий), сформулируем принципысостав ления словарной статьи создаваемого нами «Словаря фамилий г. Про копьевска конца XIX в.»: 1) в качестве заглавного слова дается только фамилия без имени и отчества, в мужском роде единственного числа;

2) фамилии в словаре даются в алфавитном порядке;

3) каждый вариант в словаре дается как самостоятельная фамилия, например, фамилии, вос ходящие к одному корню: Быков — Бычков, Гладких — Гладков и др.;

4) все фамилии, образованные от одного календарного имени, но мор фологически видоизмененного, даются в словаре как самостоятельные;

5) у фамилий, образованных от модификатов календарных имен, восста навливается этот модификат. Все модификаты, приведенные в «Словаре фамилий г. Прокопьевска конца XIX века», зафиксированы А. Н. Тихоно вым и др. в «Словаре русских личных имен» 6, где к каждому календар ному официальному имени приводятся многочисленные ряды модифика тов, имеющихся в живой русской речи;

6) из грамматических показателей выделяются суффиксы, определяется, от какой основы образуется (про изводится) анализируемая фамилия с указанием на литературную/диа лектную форму, на частеречную принадлежность основы (существитель ное, прилагательное, глагол). У существительного квалифицируются его лексико-грамматические разряды: нарицательное/собственное, кален дарное имя/прозвище, прямое/переносное значение, абстрактное/кон кретное и т. д.;

7) в словарную статью включены, по возможности, эво люционные отношения, т. е. указывается, в какой степени основа фамилии претерпела изменения в результате различных языковых при чин;

8) в конце словарной статьи приводится этимологическая справка со ссылками на соответствующую справочную литературу. В «Словаре фамилий Прокопьевска конца XIX века» предполагаемые этимологии даются со словом «возможно». Встречаются и такие фамилии, основы которых объяснить невозможно. При этимологизации фамилий главным для нас было восстановление исходной основы фамилии. Если фамилия восходит к топониму, указывается только топоним, от которого фамилия образовалась;

если топоним сейчас неизвестен или малоизвестен, ука зывается его географический номенклатурный термин (город, река, озе ро и т. д.) и место распространения (Московская обл., Украина, Сибирь и т. д.). Если фамилия образована от этнонима, указывается этноним. Его значение приводится в том случае, если он в настоящее время малоизве стен современному читателю, например: Зырянов — от этнонима зыряне устаревшее наименование народа коми, живущего в автономной респу блике Коми’. Если фамилия образована от прозвища, в основе которого лежит диалектное или иноязычное слово, то, по возможности, указыва ется значение нарицательной основы такого прозвища;

9) если в основе фамилии лежит многозначное слово, у слова приводятся все (или боль шая часть) значений, важных для понимания человека. Порядок значе ний обычно сохраняется такой, который имеется в словаре-источнике по этимологии. Значения отделяются друг от друга точкой с запятой, реже точкой;

10) в Словарь включены все фамилии, бытующие в г. Про копьевске в конце XIX века, образованные как от календарных полных и неполных имен, так и от прозвищ или некалендарных имен, функцио нирующих в русском языке до принятия христианства, от иноязычных имен народов России, от других собственных имен;

11) выделение у фа милий суффиксов-ов (-ев), — ин, — ский указывает на фамилии стандарт ные, нестандартные фамилии снабжаются соответствующей пометой;

12) в словарных статьях в зоне этимологической справки указано, от ка кого прозвища или календарного/некалендарного иноязычного имени или географического названия образована фамилия.

В анализе происхождения фамилий от календарного неполного имени или народного (светского) варианта полного имени показано, к ка кому полному имени они относятся, из какого древнего языка (греческо го, латинского, древнееврейского и др.) и с каким значением они пришли в русский язык. Некалендарные имена в основе фамилий почти всегда сопоставляются с однокоренными нарицательными словами, от которых они образованы, приводятся значения этих нарицательных слов. Значение выявленных основ фамилий восстанавливается по ряду исторических, диалектных, этимологических словарей и словарей литературного языка.

В словарной статье чаще всего приводятся такие значения слов, которые могли бы быть наиболее близкими к характеристике людей. Но иногда приводятся и такие значения, которые непосредственно не характеризуют человека. Это происходит в тех случаях, когда автору не удается точно установить причину, ситуацию (мотивацию) появления прозвища. Во всех случаях этимологизирования основы приводится указание на источник.

Итак, составляемый нами словарь является одноязычным, пояс няющим, или этимологическим, полным, историческим, региональным с алфавитным расположением (с обычным порядком) слов, с выделением стандартных (с суффиксами -ов (-ев), — ин, — ский, — ых) и нестандарт ных фамилий, с отражением большей части изменений, произошедших в основах фамилий. Приведем фрагмент «Словаря фамилий г. Прокопьев ска конца XIX в.»:

Абдулов — фамилия на -ов, от собственного имени Абдулла (та тар.) — из араб. abdullah (i) ‘раб Бога Аллаха, слуга Господа’7;

Автомонов — фамилия на -ов, от календарного имени Автоном Автомон (разг.) — из греч. autonomos самостоятельный’, м//н 8;

Авченко — нестандартная фамилия на -енко, от нарицательного оду шевленного существительного, а//о: Авченко овч (ук) (южн.) овцевод, овечий пастух, чабан’ 9;

Адуцкевич — нестандартная фамилия на -евич, от нарицательно го одушевленного существительного на гласный: Адуцкевич адуцька (уменьш. белорус.), одутка (рус.) человек-толстяк’10;

Антипин — фамилия на -ин, от календарного имени Антипа (церк.) — возможно, усечение из имени Антипатр — из греч. Antipatros имя полководца и преемника Александра Македонского’11;

Бабаев — фамилия на -ев, от нарицательного одушевленного суще ствительного: Бабаев бабай baba (из тюрк.) отец, дед’12;

Багаев — фамилия на -ев, от прозвища Багай, от диалектного на рицательного одушевленного существительного на мягкий согласный:

Багаев Багай багай (онеж.) шалун, озорник’13;

Била— нестандартная бессуфиксальная фамилия от краткой формы прилагательного: Била бiла (укр.), бел (ая) (рус.) бесцветная, бледная, антоним черному’14;

Вебер — фамилия бессуфиксальная, от нарицательного одушевлен ного существительного: Вебер (нем.) Weber ткач’15;

Гаук — фамилия бессуфиксальная, от нарицательного одушевлен ного существительного: Гаук (нем.) Gauch дурак, простофиля’, воз можно, образование и от глагольной основы gaukeln фиглярничать, фокусничать’16.

В «Словаре фамилий г. Прокопьевска конца XIX века» впервые представлена попытка учесть все сложные отношения имени собствен ного в языке, чего пока нет ни в одном из имеющихся словарей русских фамилий.

_ Зинин С. И. Принципы построения «Словаря русских фамильных прозваний XVII века». М., 1980. С. 188—194.

Шрамек Р. Теоретические и методологические принципы составления славянских ономастических словарей. М., 1980. С. 68—75.

Сталтмане В. Э. Ономастическая лексикография. М., 1989. С. 9.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. М., 2004.

Смолецкая Г. П. Педронимия бассейна р. Оки, ее отношение к истории словарного состава русского языка. М., 1981. С. 23.

Тихонов А. Н. Словарь русских личных имен. М., 1995. 733 с.

Баскаков Н. А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979. 278 с.

Суперанская А. В., Суслова А. В. Современные русские фамилии. М., 1984. 176 с.

Ганжина И. М. Словарь современных русских фамилий. М., 2001. 672 с.

Унбегаун Б. О. Русские фамилии. М., 1989. 443 с.

Суперанская А. В., Суслова А. В. Современные русские фамилии. М., 1984. 176 с.

Баскаков Н. А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979. 278 с.

Никонов В. А. Словарь русских фамилий. М., 1993. 224 с.

Унбегаун Б. О. Русские фамилии. М., 1989. 443 с.

Лепинг А. А., Страховая Н. П. Немецко-русский словарь. М., 1968. 987 с.

Там же.

РазинаА.С.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:О.И.Блинова Опосредованный способ определения образности слов Интерес к изучению образной лексики в серии современных лингвистических работ (О. И. Блинова 1, А. В. Шевчик 2, Е. А. Шери на 3, Е. А. Юрина 4) вызван потребностью осмысления национально культурных особенностей, закреплённых в языке определённого этноса или социально ограниченной части этноса. Принцип антропоцентризма определяет необходимость соответствующего подхода к пониманию лек сической образности и выбору методов, позволяющих квалифицировать лексическую единицу как образную.

Образность рассматривается в статье как «свойство языковых еди ниц, характеризующихся двуплановой семантикой и метафорическим способом её выражения» 5. Семасиологический аспект анализа образно сти обусловливает выявление прямой связи свойства образности со свой ством мотивированности — структурно-семантическим свойством лек сической единицы, позволяющим осознать взаимообусловленность его значения и звучания на основе соотносительности с языковой и неязы ковой действительностью 6. Два структурно-семантических класса образ ных лексических единиц (ОЛЕ) демонстрируют соответствие двум типам мотивированности: собственно образные номинации (СО), «языковые единицы, появившиеся в процессе номинации с метафорическими со ставляющими» 7, обладают морфолого-семантическим типом мотивиро ванности (Мотивационная форма: ГУС/ЫНКА;

мотивационное значение:

‘растение с длинным, изогнутым стеблем, напоминающим шею гуся’), языковые метафоры (ЯМ), «вторичные номинации, возникшие посред ством метафоризации на основе уже существующих языковых единиц» 8, имеют семантический тип мотивированности (Мотивационная форма:

НЕВЕСТА;

мотивационное значение: ‘растение с белыми, как платье невесты, цветами’). Отметим, что, помимо слов, к ОЛЕ принадлежат двусловные номинации и сложные слова, компоненты которых соедине ны дефисом. Мотивирующими единицами сложных наименований вы ступают составляющие их словоформы в отношении к первичности/вто ричности номинации в целом. Так, первичные номинации кукушкины лапти ‘растение башмачок настоящий’, рука-трава ‘растение ятрышник’ являются СО, вторичные наименования коровьекопыто‘гриб свинушка тонкая’, мать-и-мачеха ‘растение мать-и-мачеха обыкновенная’ — ЯМ.

Мотивационное значение лексических единиц с метафорической внутренней формой в свете теории лексической образности может быть описано как образное значение, складывающееся из трёх компонентов:

номинатива — денотата языковой единицы, ассоциатива — предмета или явления, которому уподобляется обозначаемый денотат, символа — семы образного значения, соотносящейся с признаком, основанием со поставления денотата и ассоциата 9. Например, медовульник ‘растение лабазник вязолистный (денотат) с запахом, душистым (символ), как мёд (ассоциатив)’.

Образное значение формулируется посредством обращения к язы ковому и метаязыковому сознанию носителей языка или формы языка.

Показания языкового и метаязыкового сознания позволяют выявить ас социат ОЛЕ, в роли которого выступает лексический мотиватор, а также установить признак, послуживший символом образной номинации. В мо тивологических исследованиях в качестве основного источника опреде ления мотивированности слов применяется мотивационный контекст 10.

Мотивационный контекст актуализирует мотивационные отношения экс плицитно и тем самым даёт конкретное указание на ассоциат образной номинации (в статье используются контексты, составляющие иллюстра тивный материал «Словаря фитонимов Среднего Приобья» В. Г. Арьяно вой 11): горицвет‘растение адонис весенний с ярко-жёлтыми, будто горя щими цветами’: Горицвет растёт, или стародубка. Он весной цветёт согоньками.Вонпрямкакгорит,яркийтакой;

бараньирожки‘растение козлобородник сибирский с листьями, закручивающимися, как рога ба рана’: Естьибараньирожки.Онирасцветутиоттакзакрутятся,как рожки барана.Сиреневымцветёт. Идентификация лексической единицы как образной, производимая с помощью анализа мотивационных контек стов, является прямым способом определения образности.

Опосредованный способ определения образности — это способ ве рификации семантической двуплановости лексической единицы путём анализа контекстов, в которых отсутствует лексический мотиватор, одна ко имеется слово или ряд слов, так или иначе намекающих на ассоциат об разного наименования, дающих представление о характере внеязыковой связи денотата и ассоциата ОЛЕ. Использование опосредованного спосо ба определения образности видится правомерным в силу того, что ОЛЕ обладают большим объёмом потенциальных ассоциативных смыслов, по лучающих выражение в речи носителей языка или формы языка.

Контексты, актуализирующие образное значение имплицитно, пред ставлены следующими наиболее распространёнными типами:

1) контекст, в котором имеется синоним ассоциата (белоголовник ‘растение лабазник вязолистный с соцветиями белого цвета, являющи мися самой верхней частью растения, как голова’: Белоголовникцветёт белым,унегомакушка пушистая,большая.Егонапокосахмного);

2) контекст, который включает слова, не являющиеся синонимами ассоциата, но обладающие какими-либо общими с ассоциатом семами (кукушкинысапожки ‘растение башмачок пёстрый, цветок которого по ходит по форме на башмачок’: Апотомещёбыликукушкинысапожки.

Тожалисткакукалбы.Воттакиеонирастут.Напоминаютанютины глазки.Токоунихнецветок,абашмачок);

3) контекст, в котором вместо ассоциата употребляется описатель ный оборот (кукушкинрукомойничек,кукушкинумывальничек ‘растение башмачок настоящий с соцветием в виде рукомойничка, или умываль ничка’: Былцветокунас.Красивыйтакой.Кукушкинымрукомойничком, или умывальничком, звали. Цветок у него как кувшинчик с крышечкой.

Всякогоцветабыл,исиний,икрасный,ибелый,ипятнистый,ащасих нету);

4) контекст, содержащий признаковые характеристики ассоциата (баранчики ‘растение козлобородник восточный с кудрявыми, словно барашки, листочками’: Этовотбаранчики.Ачё,ихпойдёшь,нарвёшь, стары-то не рвёшь, а когда вот молоденьки, пойдёшь нарвёшь и ешь.

Авотэтивотунихлисточкикучерявеньки — кучерявеньки унихбыва ют.Извалимыихбаранчики);

5) контекст, в котором называется действие, свойственное ассоциату образной номинации (собачки‘растение череда трёхраздельная, которое цепляется к одежде, будто кусающаяся собака’: Собачки!Вот,вспомни ла!Иличереда.Наёмтакиеузенькиелистьяиколючкитакие,оницепля ютсятебенаплатье,начулки,наштаны,когдапоспевают);

6) контекст, в котором упоминается предмет, выступающий в каче стве атрибута ассоциата (петушки ‘растение клоповник обыкновенный с соцветием, похожим на гребешок петуха’: Петушки,такипушистеньки икакгребешочек);

7) контекст, в котором указывается признаковая характеристика атрибута ассоциата (кошачийгорох ‘растение астрагал датский с плода ми, напоминающими бобы, и заострёнными, как когти кошки, листьями’:

Это,вродебы,похоженакошачийгорох,егоназывают,по-моему,пере лётник.Онрастёттакоймаленький.Цветётонтакимсиненьким,ли сточкитакиеузенькие,заострённые,исамонтакойкаквродебыколю ченькийнемножко.Поэтомуонназываетсякошачий);

8) контекст, фиксирующий название предмета, для которого ассоциат выполняет роль атрибута (жарки‘растение купальница азиатская, яркие, как пламя огня, источающее жар’: Жарки.Такмыназывалиогоньки.Они такиярки,какогонь.Цветтакойже,онтакиназвалижарки).

Контексты, раскрывающие образное значение слов опосредован но, наряду с мотивационными контекстами, дают богатый материал для лингвокультурологического анализа наименований тематической группы растений Среднеобского диалекта. Установление связи между денотатом и ассоциатом образной номинации позволяет очертить круг наиболее значимых для носителей диалекта сфер мироустройства. В соответствии с принадлежностью ассоциата образной номинации к той или иной се мантической области, в фитонимике диалекта выделяются следующие лингвокультурологические разряды 12:

1) олицетворение — уподобление денотата человеку (иван-да-марья ‘растение марьянник, цветы которого имеют одновременно синие и жёл тые лепестки, одни из которых мужские — Иван, другие женские — Ма рья’: У нас есть ещё синенько-жёлтенький цветочек, называют его иван-да-марья. Край полосы растёт. Он назван так, говорят старые люди:«Жиливдеревнепареньсдевушкой,ужсильнохорошоониходили друг за другом и любили друг дружку. Но не суждено им было вместе жить,родителиразлучили,дазлыелюдипомогли.Собралисьониивон скрутогоберегу,сБараньегорогу,унасгоравысокаяБаранийрогна зывается,ибросилисьвомут.»Нувотзаихдружбу,заихверностьтак иназвалицветок.Наодномцветочкежёлтенькиисиненькицветочки.

Вотицветыназвалииван-да-марья);

2) мифоморфизм — уподобление денотата мифическому существу (чёртова палочка ‘растение рогоз широколистный на длинном стебле в виде палочки, как бы обладающее свойствами нечистой силы’: Ребя тишкикамышпринеслидомой,такведьмамаеговыкинула.«Нельзя,— говорит,— домой чёртовы палочки приносить, тёмная сила возьмёт властьнаднами,идомаоднинесчастьябудут».Амылюбилиегонапух теребить);

3) зооморфизм — уподобление денотата представителю фауны (аистник‘растение аистник цикутный, семена которого похожи на клюв аиста’: Аистникпочемутакназвали?Таксемечки-тоунегонаклюв их нийпохожи.Поколенорастёт,стволикволоскамипокрыт,ацветочки небольши,красненьки.Акакдождик,таксемечкопрямое,акаксолныш ко,таконокручёноетакое,чтобывземлювкрутиться);

4) фитоморфизм — уподобление денотата растению (дуб ‘дерево ива пятитычинковая, в целом напоминающее дуб’: Чернотал есть, он как тальник, только корка чёрная, мы его ешшо дуб зовём, только он не настоящий);

5) натуроморфизм — уподобление денотата объектам и явлениям неживой природы (серебристый тополь ‘дерево тополь серебристый, у которого одна сторона листа словно посеребрённая’: Отуменясере бристыйтополь.Онзнаете,уегооднасторонабеленька,ипрямотсе ребристый. У тополя лист просто зелёный, а у его лист как у мать мачехи.Мнесказали.Яговорю:«Чтоэтозадерево?»—«Серебристый тополь»);



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.