авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Томский государственный университет Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики Материалы конференции молодых ученых 5—7 апреля 2012 г. ...»

-- [ Страница 8 ] --

6) артефактоморфизм — уподобление денотата объектам и явлени ям, созданным человеком (папироска ‘растение аспидистра с молодыми листьями, закрученными в трубочку, как папироса’: Папироскавысоконь кая,трубочками,цветочкикрасненькие);

7) локоморфизм — уподобление денотата на основании каких-либо пространственных параметров (тысячелистник ‘растение тысячелист ник обыкновенный, у которого так много листочков, как будто их тысяча’:

Называетсятысячелистник,потомучтотамстолько листьев.Ихже не сосчитать).

Итак, контексты, отражающие образность лексической единицы им плицитно, через дополнительные ассоциативные характеристики, пред ставляют собой ценный источник для лингвокультурологического ис следования образной лексики. Как и мотивационный контекст, контекст с опосредованной актуализацией образности даёт возможность сформу лировать образное значение лексической единицы и путём анализа ассо циатов образных наименований определить особенности лингвистиче ского членения действительности носителями языка или формы языка.

Подробный лингвокультурологический анализ фитонимов Среднего При обья является предметом другой статьи.

_ Блинова О. И. Образная лексика русского языка // Язык и культура. — 2008. — № 1. — С. 5—13.

Шевчик А. В. Комплексное мотивологическое исследование зоонимов русского язы ка: дис. … канд. филол. наук. — Томск, 2011. — 241 с.

Шерина Е. А. Национально-культурная специфика образной лексики русского язы ка (на материале собственно образных слов, характеризующих человека). — Томск, 2010. — 367 с.

Юрина Е. А. Комплексное исследование образной лексики русского языка: дис. … д-ра филол. наук. — Томск, 2005. — 436 с.

Блинова О. И. Концепция «Словаря образных единиц сибирского говора» // Вестн.

Том. гос. ун-та. Филология. — 2010. — № 3 (11). — С. 7.

Блинова О. И. Мотивология и её аспекты. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. — С. 43.

Блинова О. И., Разина А. С. Двусловные фитонимы в лингвокультурологическом освещении // Вестник Томского государственного университета. Культурология и ис кусствоведение. — 2011. — № 1. — С. 8.

Там же. С. 8.

Словарь образных слов и выражений народного говора / О. И. Блинова, С. Е. Марты нова, Е. А. Юрина;

под ред. О. И. Блиновой. — 2-е изд., испр. и доп. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. — С. 11.

Блинова О. И. Мотивология и её аспекты. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. — С. 37.



Арьянова В. Г. Словарь фитонимов Среднего Приобья: в 3 т. — Томск: Изд-во Том.

пед. ун-та, 2006—2008. — Т. 1—3.

Словарь образных слов русского языка / О. И. Блинова, Е. А. Юрина. — Томск:

UFO-Plus, 2007. — С. 12—13.

РахимоваА.Р.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Н.А.Мишанкина Метафора в психологической картине мира:

концептуализация эмоционально-стрессовых состояний и методик Обращение к проблеме метафоры в научном дискурсе является одним из актуальнейших направлений в современной когнитивной лингвистике.

Научный текст и научный дискурс в целом отличает особый стиль передачи информации. Наличие своего подъязыка связано с тем, что наи более важным для научного дискурса становится принцип объективизма:

стремление представить имеющееся знание в точных научных терминах.

Но при этом данная задача может быть осложнена тем, что отдельное научное направление изучает объекты и сущности, не имеющие матери ального выражения. К таковым можно отнести, например, представление об эмоционально-стрессовых состояниях в психологической научной картине мире. Подобная проблема представления знания о внутреннем мире человека в наивной картине мира решается за счет привлечения метафорических моделей (см. работы Н. Д. Арутюновой, Дж. Лакоффа, М. Джонсона, А. П. Чудинова, А. А. Зализняк и др.). Исследование психо логической терминологии дает возможность утверждать наличие и актив ное функционирование и в этой сфере метафорических терминов.

В связи с этим основная цель доклада — представить основные мета форические модели, используемые для моделирования абстрактной сфе ры чувств и эмоций в терминах психологии.

Анализ сферы-мишени метафорической номинации показал, что ме тафорически моделируются, во-первых, эмоционально-стрессовые состо яния человека, и, во-вторых, методики, направленные на их преодоление.

Понятийные сферы–источники, привлеченные для метафоризации психологических явлений, представлены в виде трех основных областей знаний, к которым обращается носитель языка при осмыслении и презен тации известных ему явлений в психологии. Анализ показывает, что это следующие сферы: 1) понятийнаясфера«человек»;

2)понятийнаясфера «предметилиобъект»;

3)понятийнаясфера«наукииискусства».

Одним из ключевых параметров человека в психологической кар тине мира являются такие его качества, как инфантильность,ощущение свободыиосознаниеморально-нравственныхпринципов.

На основе первого качества формируется такой термин, как «страх инфантильный», согласно которому, уже будучи взрослым, человек спо собен переживать состояние страха, подобно ребенку.

Ко второй группе понятийной сферы «человек» относится метафо рическое структурирование психологических сущностей посредством знаний о физической деятельности, которая включает в себя информацию о том, какие физическиедействияможетсовершатьчеловекикакойдея тельностью,предполагающейфизическийтруд,онможетзаниматься.

Наименование действия, которое может совершить человек, переносится на методику, предполагающую «групповое занятие продолжительностью от нескольких часов» — «марафон». Процесс метафоризации оказывает ся возможным благодаря признаку длительности действия и степени вы носливости, необходимых для участников данного процесса.





Наиболее значимой в сфере физического труда человека становится такой тип его деятельности, как строительство, что отражается в таких терминах, как конструктивныйспор,реконструктивнаяпсихотерапия, структурнаясемейнаяпсихотерапия.В основе образования метафоры «конструктивный спор» лежит осмысление ситуации спора в форме конструкта. Как известно, в наивной картине мира ситуация спора вос принимается носителями языка, как неконструктивное явление, что под тверждается лексико-семантической единицей к данному слову: спор — это словесное состязание при обсуждении чего-либо, в котором каждая из сторон отстаивает свое мнение, свою правоту. Будучи направленной на реабилитацию семейных отношений, методика «конструктивного спора» моделируется с опорой на представлении о конструировании, что делает возможным восприятие ситуации спора как позитивного явления.

Вторая понятийная сфера–источник: «предметилиобъект», вклю чает в себя следующие разновидности: природныйобъект,предметбы таиповседневнойжизни.

Основной моделью, используемой при структурировании психоло гических сущностей группы «природный объект», становится метафори ческая модель: эмоционально-стрессовоесостояние/методика—этово да.Как нам известно, основным свойством воды, как природного объекта, является наличие источника данного вещества. На основании данного свойства в психологическом дискурсе моделируются следующие терми ны: страдание:источник,вина:источник,влечение:источник.

Ко второй подгруппе «предметы быта и повседневной жизни», от носится номинация такого предмета, как маятник, употребление ко торого используется при метафорическом осмыслении эмоционально стрессового состояния в психологическом термине «маятниковый эффект». Уподобление эмоционально-стрессового состояния маятнику происходит с учетом представления о типе движения данного устройства.

Так нестабильность эмоциональных состояний в психологической кар тине мира моделируются в виде цикличности движения его механизма.

К третьей понятийной сфере-источнику моделирования психологи ческих сущностей относится сфера «науки и искусства», включающая в себя такие области, как физика,химия,юриспруденция,политика,эко номика,медицинаиискусство.

К сфере-источнику «политика» относится метафорическая номи нация методики «кризисная интервенция». Процесс «интервенции» — «насильственного вмешательства одного или нескольких государств во внутренние дела какой-либо страны» относится к военной политике.

Использование данного явления в процессе номинации психологической методики оказывается возможным благодаря избираемому способу пси хологического воздействия. Основное действие данной методики осно вано на «скорой медико-психологической помощи лицам, находящим ся в состоянии кризиса». Таким образом, можно сделать вывод о том, эмоционально-стрессовое состояние пациента, граничащее с состоянием суицида, нуждается в немедленной помощи извне, вмешательство кото рой уподобляется процессу военного захвата.

К понятийной сфере «медицина» в психологическом дискурсе примыкает метафорическая номинация такой методики, как «прививка против стресса». В основе образования метафоры лежит осмысление эмоционально-стрессового состояния как тяжелой болезни или вируса, требующего немедленного медикаментозного вмешательства в виде при вивки с целью остановки распространения инфекции.

К области искусства принадлежит такой психологический термин как «психодрама». На основе заимствования основных принципов по становки драматического действия на сцене метод «психодрамы» пред ставляет собой постановочную ролевую игру пациентов, обыгрывающих свои эмоционально-стрессовые состояния, оставляя психолога в позиции зрителя — наблюдателя за тем, что происходит.

Обратившись к анализу психологических терминов словарей и эн циклопедий научного психологического дискурса, мы пришли к понима нию того, что психологическая картина мира по сути своей метафорич на. В образовании метафорической номинации терминов заложено две основные тенденции: в основе моделирования эмоционально-стрессовых состояний лежит осмысление данных сущностей через качества, кото рыми обладает человек, через свойства, которые характеризуют объект, через качественную оценку предметов;

в основе осмысления психоте рапевтических методик лежат понятийные сферы: действие, движение или процесс, направленный на конструктивное или стабилизирующее воздействие.

РоссУ.Н.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:Л.П.Дронова Русский глагол поносить: история и ареальные связи Многочисленная группа синонимичных глаголов речи с отрица тельной эмоциональной оценкой характеризуется значением ‘осуждать, порочить кого-либо, что-либо в грубой, резкой форме: употребляя в ре чи грубые или бранные слова, выражения, интонации и т. п. или обзы вая кого-либо бранными словами’1. Помимо нейтральных ругать (ся), бранить(ся), в нее входят глаголы с дифференцирующей семой ‘грубо, оскорбительно’: поносить, обносить (устар.), срамить (простор.), че стить (разг.) и др.

Глагол поносить в современном русском языке употребляется в двух значениях: 1. ‘некоторое время носить’ и 2. ‘сильно ругать, оскорблять бранью’2. Первое значение представляет собой прямую номинацию пре фиксального образования от глагола носить, который характеризуется значением повторяющегося действия, совершающимся в разное вре мя или в разных направлениях. Глагол носить, как и нести, означает:

1. ‘Взяв в руки или нагрузив на себя, перемещать, доставлять куда-л.’;

2. перен. ‘Имея что-л., обладая чем-л., передавать’3. Зачастую глаголы со значением ‘нести/носить’ обозначают передачу информации: ‘нести, приносить/доносить информацию кому-л., в т. ч. оскорбительного ха рактера’. Например, донести/доносить ‘неся кого-л., что-л. доставлять до определённого места’ ‘сообщать, извещать;

делать донос, возводить обвинение на кого-л.’4.

В прямом и переносном значении глагол поноситьизвестен и в диа лектах русского языка. На диалектном уровне функционирования лексемы поносить можно проследить развитие семантики и переход от прямого значения ‘нести, относить, приносить’ (Олон., Печор., Арх.) к значению ‘доносить, клеветать’ (Север., Перм., Вят., Сев.-Двин., Киров., Том., На рым.), которое занимает место в ряду приведенных значений: 1. ‘быть беременной’, т. е. насносях (Смол., Вят., Сиб., Иркут., Енис.);

2. ‘родить’ (Новосиб.);

3. ‘пошатывать, покачивать, шатать, качать’ (Арх., Иркут.);

4. ‘трястись’ (Моск.);

5. ‘испытывать потребность в какой-либо пище (у беременной)’5.

Сходным образом семантическая структура глагола поносить вы глядит и в XIX в.: ‘понести, понашивать что-л.’;

‘качать, колебать, поша тывать’;

‘ругать, бранить, честить, безчестить словами, порочить, сильно осуждать’;

‘злословить, марать заглаза’;

‘забеременеть (вост. сев.)’;

по ношаться (над кем-л.) — ‘ругаться’ (мск.) 6.

Обращение к памятникам письменности раннего периода исто рии русского языка показывает стабильность семантики рассматривае мого глагола на протяжении всей письменной истории русского языка:

в XI в. зафиксирован глагол поносити, употребляющийся как в значении ‘выносить, приносить’, так и ‘упрекать’ (Поносиневhрствиюихъиже стосрьдию.Мр.XVI.14.Остр.ев.), ‘поносить, оскорблять’ (Ащебыми врагъпоносилъ,претерпhлъуобобыхъ.Iак.Бор.Гл.77);

существитель ное поносъ — ‘движение’, ‘поругание, оскорбление, поношение’;

‘укор, осуждение’;

‘стыд, позор’;

‘причина позора’;

‘подозрение’7.

Раннее существование вторичной семантики поношения у рассма триваемого глагола в церковнославянском, древнерусском языках под тверждают и факты старославянского языка, где известно поносити ‘по рочить, позорить’. Этот глагол является эквивалентом греческих глаголов ' ‘бранить (ся), ругать, порицать’, ‘упрекать, обращаться с упре ками’, ‘осмеивать’8.

Одновременно с этим, обращение к другим славянским языкам де монстрирует совершенно иную функционально-семантическую характе ристику аналогичных родственных лексем: в словен. ponositis ‘гордить ся’9, с.-хорв. поносити се ‘гордиться’, понос ‘гордость, достоинство’10;

чеш. nositi ‘высоко держать голову’11, польск. ponosi ‘понести, носить’;

диал. польск. nosi(si) ‘слишком много о себе думать, зазнаваться’12 (ср.

в рус.заноситься‘гордиться’, заносчивый). Таким образом, в свете этих значений обнаруживается, что в другой части славянского мира однокор невые образования связаны не с семантикой поношения, а с семантикой гордости. На этом основании можно допустить, что семантические про цессы у глагола поносить происходили под влиянием переводов христи анских текстов. Книжниками было привнесено новое значение ‘порицать, укорять’ для глагола поносить.

В данном случае путь семантических изменений можно представить следующим образом: поносить (что, куда ‘нести, относить, приносить’) поносить (= доносить) информацию кому-л. поносить (порочащую кого-л. информацию кому-л. = клеветать) порочить, хулить, бранить кого-л., тем самым унижая его = поносить, возвышая себя = гордиться13..

Таким образом, получается, что производные от глагола nesti,nositi в традиционной славянской культуре были связаны с выражением понятия о гордости (ср. рус. заноситься — заносчивость). Только в старославян ском языке (откуда появились церковнославянские и древнерусские заим ствования) глагол поносити имеет значение ‘порочить, позорить’ при по носъ‘хула, поношение’, поношение ‘порицание, осмеяние, оскорбление’.

Вероятно, следует предположить в данном случае старославянскую семантическую инновацию, которую можно объяснить резко отрицатель ной оценкой гордыни в христианском мировидении: гордыня является одним из главных смертных грехов по христианскому канону. Толкова ние гордости как горделивости, гордыни, высокомерия, спеси, тщесла вия характерно для ранней христианской этики (позднее с этим грехом «конкурируют» жадность, стяжательство). Нормативным поведением для русского православия считается смиренность, кротость. Тот, кто горд, спесив, не достоин уважения. Общество порицает подобное поведение и пренебрежительно относится к гордецам.

Таким, образом, это христианское представление о гордыне — глав ном требующем искоренения пороке — нашло отражение в языке: поно сить (‘публично позорить, упрекать, осуждать кого-л.’) как проявление, следствие чрезмерного высокомерия, спеси (ср. христианскую заповедь:

Несудите,данесудимыбудете!).

_ Васильев Л. М. Очерки по семантике русского глагола. Уфа: Башкирский гос. ун-т, 1971. С. 32.

Словарь русского языка: В 4 т./РАН, Ин-т лингв. исслед.;

Под ред. А. П. Евгеньевой.

4-е изд., стер. М.: Рус. яз., Полиграфресурсы, 1999. Т. 3 (П-Р). С. 289.

Там же. С. 510.

Большой академический словарь русского языка/ред.: Л. В. Кругликова, Н. В. Соло вьев. М.: РАН, Ин-т лингв. исслед., 2006. Т. 5. С. 273.

Словарь русских народных говоров/[гл. ред. Ф. П. Сороколетов];

Ин-т лингв. исслед.

Спб.: Наука, 1995. Вып. 29. С. 270.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Русский язык, 1980. — Т. 3. — С. 745.

Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка: В 3 т. — М.: Книга, 1989. — Т. 2. — С. 1182.

Старославянский словарь (по рукописям X—XI вв.). — М.: Флинта, 1999. — С. 478.

Kratky slovnik slovenskeho jazyka. — Bratislava: Veda, vydatelstvo SAV, 1987. — С. 385.

Skok P. Etimologijski rjenik hrvatskoga ili srpskoga jezyka. — Zagreb: Jugoslavenska akademija znanosti i umetnosti, 1971. — С. 282.

Sroufkova M. Rusko-cesky a cesko-rusky slovnik. — Praha: Statni pedagogicke nakladatelstvi, 1987. — С. 565.

Гессен Д. Большой польско-русский словарь [около 80 000 слов]: В 2 т. — М.: Рус ский язык, 1980. — Т. 2. — С. 327.

Кретов А. А. Славянские этимологии. — Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2009. — С. 53.

СабаеваЮ.С.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Н.Г.Нестерова Краеведческий материал на уроках РКИ Цель данного исследования — подчеркнуть роль краеведческого материала в формировании коммуникативной компетенции иностранца и определить принципы его отбора для включения в учебный процесс.

Обучаясь русскому языку, иностранный учащийся овладевает разны ми видами речевой деятельности: учится читать, писать, слышать звуча щую речь, говорить на чужом языке;

это определяет приоритет освоения языкового уровня при формировании коммуникативной компетенции иностранца. При этом практика преподавания русского языка как ино странного (РКИ), по наблюдениям специалистов, доказывает невозмож ность «адекватной коммуникации на изучаемом языке, если этот язык из учается только как новый код, в отрыве от выражаемой им национальной культуры» 1. Мы исходим из того, что коммуникативная компетенция ино странца формируется на основе социально-культурных знаний о России, а русский язык является проводником этих знаний. Сказанное актуали зирует значимость регионального компонента в процессе обучения рус скому языку как иностранному. В рамках данной публикации речь идёт о местном, томском, материале.

Краеведческие тексты обладают специфическими особенностями, которые позволяют квалифицировать их как дидактический материал.

Прежде всего, следует отметить их информационно-ознакомительную на правленность: краеведческие тексты формируют у иностранца сведения о Томске и о Сибири как части Российской Федерации. Вторая важная особенность — это их адаптационная способность: краеведческие тексты помогают студентам адаптироваться, привыкнуть к новым социокуль турным условиям 2. Наконец, краеведческий материал способствует фор мированию страноведческой компетенции иностранных студентов, вос полняя пробелы учебных пособий, включающие тексты о центральных регионах России и крайне редко о сибирской части страны.

При отборе краеведческого материала для уроков РКИ следует учи тывать ряд принципов.

Краеведческий материал должен быть достоверным. Прежде чем использовать исторические и документальные свидетельства, легенды, предания и сказания о Томске важно уточнение их правдивости и истори ческой достоверности.

Материал должен носить культурологическую направленность, спо собствующую развитию одновременно и языковой, и страноведческой компетенций учащегося. К примеру, тексты о томских теремах несут ин формацию не только о развитии зодчества, но и проводят своеобразный экскурс в культурное пространство русского человека.

Материал не должен быть противоречивым. Во избежание недоразу мений следует учитывать, например, что некоторые основные линии, свя занные с героями легенд о Томске, в разных преданиях варьируются. На пример, Тома, в одних легендах представлена как одна из любимых жён князя Тояна, в других — как его сестра, в третьих — как дочь. Поэтому необходимо пояснение к вариациям такого рода.

И наконец, при отборе краеведческого материала необходимо всесто роннее, комплексное изучение краеведческих объектов. Тексты не долж ны представлять собой разрозненные сведения, сообщаемые учащимся, а напротив, должны формировать полное представление о том или ином событии или объекте.

В качестве примера приведем возможные варианты заданий к тексту одной из известных в Томске легенд.

ЛегендаоБеломозере Татарский князь Тоян для того, чтобы объединиться против об щихврагов-степняков,пообещалсвоюдочьТомувженыжадномукупцу Басандаю.НоТомаислышатьобэтомнехотела,оналюбилабедного воина,которогозвалиУшай.

ВтрудномположенииоказалсяТоян:идочьсвоюобидетьнесмел, ипотерятьподдержкусильногососедапередлицомпостояннойопасно стистрашился.ТакаянерешительностьвозмутилаБасандая,ионпере метнулсянасторонуврагов.Узнавпроегоизмену,храбрыйУшайодинвы шелнапоединоксвойскомсвоегоповелителя,нобылубит.Послесмерти Ушая защитники Тоянова городка долго еще сдерживали натиск врага.

Неожиданно на них напали злые шайтаны, принеся страшные болезни.

Единственнымспасениемотэтихболезнейдолжнабыластатьжертва, принесеннаясцельюоживитьгородскоеозерочеловеческойкровью.

ВеликабылалюбовьТомыксвоемународу,ирадиихспасенияонапо шлакозеруиудариласебякинжаломвгрудь.Вода,уееногзакипев,ста ла белой. Припаликтойводеизможденные болезнямилюдиитут же исцелились.Непустилионивраговвгород,аБасандаяпленили.Стехпор иназываетсяэтоозероБелым.

Предтекстовые задания.

1. Найдите в словаре значение следующих слов: степняк, купец, шайтаны.

2. Образуйте видовую пару глаголов: объединяться, обидеть, поте рять, возмутить, оживить, закипеть.

3. Образуйте краткую форму прилагательных: жадный, бедный, сильный, страшный, злой, белый, великий, изможденный.

4. Подберитеантонимыкприлагательным: жадный, бедный, хра брый, злой.

Послетекстовые задания 1. Подберитекданнымглаголамсинонимы: страшиться, исцелять ся, пленить, возмутить.

2. Объясните,вкакихситуацияхмогутбытьиспользованыследую щиеустойчивыесочетанияслов: перед лицом опасности, переметнуться на другую сторону, принести в жертву.

3. Ответьтенавопросы:

А) Кому Тоян обещал свою дочь в жены? Почему он это сделал?

Б) Согласилась ли Тома стать женой Басандая? Почему?

В) Почему Басандай переметнулся на сторону врага?

Г) Что случилось после измены Басандая?

Д) Что сделала Тома, чтобы спасти свой народ?

Е) Почему городское озеро стало называться Белым?

4. Перескажите текст от лица одного из героев легенды: Томы, Тояна, Басандая или Ушая.

Основной целью предтекстовых заданий является подготовка студен тов к восприятию текста. Особенность материала, связанная с наличием в краеведческих текстах обширного пласта исторической и диалектной лексики, предполагает дополнительную работу студентов (под руковод ством преподавателя) с толковыми и энциклопедическими словарями.

Предтекстовые задания грамматического содержания направлены на повторение и закрепление грамматических навыков, а также на обога щение лексического запаса, закрепление которого обеспечит выполнение заданий, выполняемых после прочтения текста.

Послетекстовые задания на подбор синонимов к предложенным частям речи, объяснение фразеологических оборотов, ответы на во просы по тексту нацелены, с одной стороны, на расширение языковой базы, с другой — на развитие речевых навыков и коммуникативной компетенции.

Пересказ становится итоговой формой работы с текстом. Для своео бразного «оживления» легенды предлагается выполнить пересказ от ли ца одного из героев. Это способствует не только развитию воображения у студентов, но и тренирует навыки употребления слов в соответствую щих грамматических формах, обусловленных повествованием от первого лица.

_ Щербачева Н. И. Место и роль лингвострановедения в изучении восточных языков.

Материалы научной конференции. — М., 1993. — С. 97.

Нестерова Н. Г. Региональный компонент в коммуникативной компетенции ино странца. Материалы научной программы Российской экспозиции международной вы ставки «Эксполингва-2007» (Берлин 16—18 ноября 2007 г.). — М., 2008. — С. 222.

СамборскаяО.В.,ТГУ,студент Научныйруководитель:В.В.Кашпур Блог в «Твиттере» как жанр президентского политического дискурса В связи с изменениями в государственном строе за последние двад цать лет в российском обществе огромное внимание в лингвистических исследований уделяется политическому дискурсу. Понятие «полити ческий дискурс» является многомерным и объемным. Он представляет собой особую разновидность дискурса и имеет своей целью завоевание и удержание политической власти. Дискурс — это совокупность «всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом» 1.

Президентский дискурс есть разновидность политического дис курса. Основным действующим лицом здесь (автором текста) является президент.

Политики, активно пользующиеся сетью интернет, популяризируют политику и самих себя среди населения (согласно статистическим дан ным, сегодня каждый третий человек на планете пользуется интернетом и количество пользователей продолжает бурно увеличиваться).

Один из способов реализации политического дискурса в сети Ин тернет — это блог. Под интернет-блогом понимается конкретная совокуп ность монологических высказываний виртуального коммуниканта, пред ставляющая собой хронологически расположенные тексты, чаще всего ориентированные на высказывание собственного мнения о каких-либо событиях как личного, так и общественного характера 2. Интернет-блоги могут быть открыты как для публичного просмотра, так и для определен ного узкого круга друзей, имеющих возможность комментировать записи друг друга. Блог в Твиттере состоит из микроблогов — твитов, располо женных в хронологическом порядке — от более поздних (расположены вверху страницы) к ранним. Рассматриваемые нами блоги являются жан ром политического дискурса, что обусловлено прежде всего с авторами этих блогов — высшими должностными лицами США и РФ. Основной коммуникативной целью блога является самопрезентация и самовыраже ние политика.

Адресантами являются президент США Барак Обама и президент РФ Дмитрий Медведев. Адресат — массовый, это все интернет пользо ватели, которые читают блоги политиков. В отличие от личных высту плений, блог предоставляет возможность получения прямой обратной связи — пользователи интернета могут оставлять комментарии на твиты политиков и цитировать их в своих сообщениях. Он членится на корот кие сообщения, субжанры, содержащие максимум 140 символов, к кото рым также могут прилагаться мультимедийные файлы (чаще всего фото и видео).

Аккаунт Дмитрия Анатольевича Медведева @KremlinRussia был зарегистрирован 23 июня 2010 года. Позже он был переименован в @ MedvedevRussia и стал носить неформальный характер, в то время как для официальных целей была создана еще одна страница под названием @KremlinRussia. С твиттер-блогом Барака Обамы история прямо проти воположна: создав учетную запись еще не будучи президентом, он пере дал ее в руки администраторов своей предвыборной команды. В 2008 го ду эксперты указывали на то, что именно благодаря социальным медиа Обама смог стать президентом. Твиты, который президент пишет лично, отмечены тэгом BO (Barack Obama).

Итак, в блоге Дмитрия Анатольевича Медведева встречаются тви ты разной тематики и разной жанровой принадлежности. Наиболее ча сто встречающиеся субжанры — это поздравление (Всех, кто учится, поздравляю с праздником — Днём знаний. Мои особые поздравления — первоклашкамиихродителям), призыв (ТеперьденьрожденияАлексан драПушкина—Деньрусскогоязыка.Говоритеправильно—инетолько 6июня), пожелание (СергейСобянинофициальновступилвдолжность мэраМосквы.ЖелаюСергеюСемёновичууспеховвновойработе) и со общение (Сегодня в Оренбурге открыли первое президентское кадет ское училище). Также встречаются субжанры «благодарность» (Сегодня в бизнес-школе Сколково выдали первые дипломы выпускникам. Спаси бо всем, кто помог реализоваться этому проекту), «соболезнование»

(НесталоВиктораСтепановичаЧерномырдина.Этобольшаяутрата длявсейнашейстраны).

Тематика твитов — самая разнообразная: спорт (Наши выиграли вфутбол.Игралитаксебе,новаженрезультат…);

социум (Прохожде ниеграницымеждунашимигосударствамитребуетболееадекватных правил,так,чтобылюдинежаловалисьнабюрократиюихамство);

по литика (Поручиладминистрациииправительствуподготовитьпрогноз по сокращению чиновников в ближайшие годы);

экономика (Мы будем укреплятьсвоюденежнуюсистему.Рубль,вперспективе,долженстать резервнойвалютой);

праздники (Сегодня—Деньпожилыхлюдей.Хоро ший повод ещё раз проявить к ним своё внимание и заботу), (Дорогие женщины,спраздником!Весеннеготеплаиотличногонастроения!Мы васлюбим!);

встречи, переговоры (ПереговорысСШАовступленииРос сии в ВТО завершены);

собственные воспоминания, впечатления (Свою школупомнюилюблюдосихпор.Стараюсьеёнавещать—правда,полу чаетсянечасто.Впрошлыйразбылтам1,5годаназад);

(Вчеравечером с Владимиром Путиным посмотрели «Брестскую крепость». Неплохое кинооВеликойОтечественнойвойне);

выражение собственного мнения по поводу актуальных событий (СергейСобянин—опытныйуправленец, которыйобладаетнеобходимымикачествамидлятого,чтобыбытьмэ ромМосквы).

Отметим, что для твиттер-сообщений Медведева, особенно посвя щенных спортивным мероприятиям и выражению собственного мнения, характерно употребление неофициальной разговорной лексики, предна меренное нарушение правил орфографии: «Со всеми, кто гадил, разбе ремся.Совсеми.Несомневайтесь»;

«Спасибовсем,ктопоздравилсднем рождения.Этооченьприятно.Чесссноеслово!».Расширение тематики, обращение к таким функциям твиттера, как комментарий и упоминание пользователя в сообщении позволяют увидеть в Медведеве не только гла ву государства, но и «обычного» человека.

Твиттер президента США Барака Обамы ведется сотрудниками его предвыборной кампании. Твитов, написанных Обамой лично, очень немного. Как в блоге Дмитрия Анатольевича Медведева, так и в бло ге Барака Обамы встречаются твиты разной тематики и разной жанро вой принадлежности. Однако у Обамы наблюдается смешение субжан ров: сообщение+призыв: I’mheadingtoCongresstopresentthemwiththe AmericanJobsAct.Pleasewatch—andjoinmeinurgingthemtoact.–BO;

сообщение+благодарность: The#Iraqwarisover.Showourveterans&their families that they have the thanks of a grateful nation: http://wh.gov/iraq – bo. У Обамы, как и у Медведева, встречаются твиты-размышления, но сящие философский характер: This dinner is important because I’m only president thanks to the work of millions of Americans like the four I just met.— BO;

поздравления: Hey, @MichelleObama: Happy Valentine’s Day.

–bo;

благодарность: RT @whitehouse Thank you. You spoke out, Congress acted&soonI’llsignthepayrolltaxcutextensionintolaw.–bo. Тематика твиттер-сообщений — самая разнообразная: политика, экономика, встре чи, поездки, праздники, спорт (Looking forward to catching some of the big game tonight. Wish the Bears weren’t watching it from home, too. –bo) и другие. Обама более официален, он придерживается основных пра вил английского языка. Для него характерен нейтральный стиль, грам матически правильное оформление. Тем самым сотрудники его пред выборной кампании и он сам стремятся позиционировать Б. Обаму как политика-профессионала.

Таким образом, мы рассмотрели блоги президентов США и РФ и вы явили, что основной коммуникативной целью жанра является самопрезен тация политика. Была выявлена схожесть состава субжанров и тематики твитов Барака Обамы и Дмитрия Медведева;

на языковом уровне замет ны расхождения, они связаны с желанием авторов блогов показать себя не только как политика (Барак Обама), но и обычного человека со своими интересами (Д. А. Медведев).

_ Маслова В. А. Политический дискурс: языковые игры или игры в слова. Ресурс:

http://www.philology.ru/linguistics2/maslova-08.htm Бардашевич Я. А. Особенности жанра интернет-блога. Ресурс: http://rae.ru/ forum2011/18/ СамойленкоА.А.,ТГУ,студент Научныйруководитель:Л.П.Дронова Лексико-семантическое поле «надежда» в русских диалектах: исторический аспект Исторический анализ языковых единиц, представляющих лексико семантическое поле «надежда», позволит выявить представление о «на дежде» в разные периоды существования данного понятия в истории русской культуры, а диалектная лексика может показать особенности вос приятия этого понятия носителями традиционной русской культуры.

В современном русском литературном языке лексикографические источники фиксируют два значения слова надежда.

Надежда 1. Вера в возможность осуществления чего-либо благо приятного.Надоблестныйподвиг,набитвуссудьбоюИдуяотважно, ияркойзвездоюНадеждагоритвпереди.2. О том, на кого (или на что) можно надеяться, опереться, положиться. Ты догадался, мой читатель, СкембилсядоблестныйРуслан:Тобылкровавыхбитвискатель,Рогдай, надеждакиевлян.

Второе значение основывается на метонимическом переносе с обозначения состояния, качества, которым может обладать кто-либо, что-либо, на обозначение какого-либо объекта, являющегося причи ной, основанием для появления этого состояния, качества (в данном случае — надежды).

Форма слова показывает, что это старославянизм в русском языке.

И действительно, словари русского языка дают просторечный вариант на дежа— собственно русскую форму.

В диалектах редко употребляется форма надежда, более характер ны варианты надёжаи надея, в пермских говорах отмечена также форма надёга(ср. прост.безнадёга)—все лексемы с тем же значением, что и на дежда в литературном языке 1. Диал. надея—явно неновообразование диалектное, поскольку в литературном языке имеем глагол, образован ный от одной с ним основы — надеяться(ср. основанадеж-в глаголе обнадежить).

Лексика русских диалектов показывает не только интересную с исторической точки зрения формальную вариативность, но еще и неяс ные формальные совпадения (сходства) лексем, очень далеких по своей семантике.

Во-первых, наряду с надёжа‘надежда;

фольк. ласковое обращение к близкому, любимому человеку’ в смоленских диалектах употребляет ся надёжав значении ‘одежда’, а надежить,надежать — это ‘одевать’ (Олон., Сев.-Двин.), надеяться ‘одеваться’ (Арх.) 2.

Во-вторых, в говорах, прежде всего севернорусских, широко употре бительно надеяи надияв значении ‘надежда’ (Арх., Олон., Волог., Влад., Пск., Смол. и др.), но в тверских говорах отмечены надеи ‘все, что годится для наживки на удочку (черви, мотыль и под.)’, наденка,надеенка ‘земля ной червяк’ (Твер.) 3, надеи, надеина ‘черви, гусеницы’4.

Что это: омонимия или распавшаяся полисемия? Связаны ли как-то на языковом уровне понятия «надежда», «наживка на крючок» и «одежда»?

Чтобы ответить на этот вопрос обратимся к истории названных лексем.

Обращение к лексикографическим источникам древнерусского (XI—XIV вв.) и великорусского (XV—XVI вв.) периодов также показыва ет формальное пересечение лексем со значением ‘надевать’ и ‘надеяться’, например, др.-рус. надЕяние (1) ‘надежда;

тот, на кого надеются’ (XI в.) и надЕяние (2) ‘одеяние’ (1613 г.), надЕвати ‘надевать’ (1617 г.) и надЕ ватися‘надеяться’5.

Обращение к другим славянским языкам показало подобную «пута ницу»: так, например, праслав. *nadevati (se) в одних славянских языках реализовалось в значении ‘насаживать, надевать’ (болг., диал. словен., с. хорв., ст.-чеш., чеш., слвц., ст.-польск., польск., словин., др.-рус., ст.-укр., ст.-блр.), а в других славянских языках представлено в значении ‘наде яться, ожидать’ (макед., ст.-чеш., ст.-польск., словин., др.-рус., ст.-блр.) 6, словен. nadejati se ‘надеяться’, а nadejati ‘накладывать’, с.-хорв. нада ‘надежда’, диал. ‘сталь, стальное острие лезвие (мотыги, топора и т. п.)’, словен. nada ‘приставка;

стальная полоса при закаливании (напр., моты ги);

подметка (на изношенной обуви)’ и ‘надежда, ожидание’, блр. диал.

надзеi‘дождевые черви’ 7.

Этимологические словари помогают распутать этот клубок формально-семантических противоречий. Дело в том, что надежда, на дежа,надея образованы с помощью приставки *na- от одного корня dj-:

*nadja дало форму надея, а надежда (надёжа) восходит к тому же корню, но с редупликацией — *na-ddja. В свою очередь, праславянский корень *d (j)- продолжает и. е. *dh- со значением ‘класть, располагать’. Таким образом лексемы одевать и одеждавосходят к тому же корню, но с дру гой приставкой *о-ddj-, лексема надеи ‘черви для насадки на крючок’ получила свое развитие из формы *na-dj- (досл. ‘то, что надевается, на садка’), а nada ‘приставка;

стальная полоса при закаливании (напр., мо тыги);

подметка (на изношенной обуви)’ — это собственно ‘накладка’, ср. др.-рус. надити ‘наваривать более твердый металл (на рабочую часть топора, лемеха и т. п.)’.

Однокорневыми к рассмотренной лексической группе будут и сла вянские образования типа рус. деяние,действие,деятель,дело,делать и т. п.

Таким образом, можно выделить три линии лексико-семантического развития в этимологическом гнезде производных и.-е.*dh-, результаты которого представлены в русском (славянских) языках:

I) Конкретное значение ‘класть, располагать’ (что-то, на что-то):

*na-dj- 1) надеть;

надевать;

2) надеи (наживка);

*о-ddj- одежда,одежа.

II) Конкретное значение ‘класть, располагать’ обобщенное ‘делать’:

*d (j)- ( и.-е.*dh-) рус. дело,делать,деяние,деятельи т. п. (ср.

родственно лат f-ci ‘я сделал’) III) Конкретное значение ‘класть, располагать’ абстрактное значе ние ‘надежда’ (‘класть, располагать’‘наполнять (ся) верой, ожидания ми’ ‘ожидать, верить в осуществление желаемого’, т. е. ‘надеяться’):

*na-dj — надея;

*na-ddja- надёжа,надежда Следовательно, надежда (надёжа,надея) — это славянская инно вация, не только формальная, но и, видимо, семантическая, в ней реа лизован особый мотивировочный признак: «надежда» как своего рода «накладка» (собств. «то, что налагается, накладывается») в душе в ре зультате возникшей веры во что-то, в кого-то, веры в осуществление желаемого.

Вывод по формальной вариативности основной лексемы для вы ражения понятия «надежда» в славянских языках: варианты *nadja и *naddja — диалектное варьирование праславянского периода.

Об этом свидетельствуют ареалы их распространения: в западносла вянских языках представлен преимущественно вариант *nadja, извест ный и северновеликорусским говорам, на остальной территории Сла вии представлен редуплицированный вариант *naddja (при с.-хорв.

nada ‘надежда’).

Таким образом, ядерная часть лексико-семантического поля — на дежда(литер.),надея,надёжа (диал.) — имеет глубокую историю и сво ими корнями уходит в праславянский период.

_ Словарь русских народных говоров / Гл. ред. Ф. П. Филин, Ф. П. Сороколетов. — Л.:

Наука, Ленингр. отделение. — Вып. 19. — С. 229.

Там же. С. 233.

Там же. С. 229.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Русск. яз., 1978— 1980. — Т. 2. — С. 1044.

Словарь русского языка XI—XVII вв. — М: Наука, 1999. — Вып. 10. — С. 64, 68.

Этимологический словарь славянских языков: праславянский лексический фонд / Ред. О. Н. Трубачев. — М.: Наука, 1974. — Вып. 22. — С. 8.

Там же. С. 231, 235.

СерышеваЮ.В.,ТГУ,аспирант Научныйруководитель:Ю.В.Филь Многоприставочные глаголы с накопительной семантикой в аспекте психолингвистического эксперимента Предметом описания в данном докладе является накопительная (ку мулятивная) семантика многоприставочных глаголов, реализуемая глаго лами с вторичным префиксом НА- (наприносить,навыдумывать,насо бирать,напокупать,наприезжатьи т. п.). Отдельные единицы и группа кумулятивных глаголов в целом неоднократно подвергались анализу в работах П. К. Ковалёва, Б. Н. Головина, Г. А. Волохиной, З. Д. Поповой, Н. Б. Лебедевой, Ю. В. Королевой и др. исследователей.

Характеризуя кумулятивные глаголы, следует отметить, что это от крытый продуктивный словообразовательный тип, который насчитывает более 100 единиц, характерных для литературного языка, диалектов и про сторечия 1. Среди них встречаются глаголы разных семантических групп:

физического воздействия, приготовления (заготовления) пищи, глаголы движения и т. п. Вторичный глагольный префикс, являясь в какой-то мере агглютинативным, менее зависим от глагольной основы, чем первичный, в некоторых случаях освобожден от выполнения грамматической функ ции, что позволяет ему насыщать семантическую структуру глагола до полнительными смыслами. Так, вторичный префикс НА- привносит раз личные оттенки накопления: результата действия и меры самого действия, а также значение обилия, полноты, явившихся результатом накопления (насбиватьяблок,наразбиватьпосуды,навыдумыватьвсякогои т. п.).

Таким образом, вторичная приставка НА- сближается по степени обособленности с наречием «много», представляя собой относительно самостоятельную номинативную единицу, что позволяет нам сконцентри ровать исследовательское внимание именно на значении префикса и его роли в оформлении общего значения глагола.

Для изучения многоприставочных глаголов накопительной семанти ки нами был проведен ряд психолингвистических экспериментов. Экспе римент понимается нами, с одной стороны, как метод проверки гипотезы, с другой стороны, как процедура выявления объективных данных о языке в условиях, воспроизводимых и контролируемых исследователем 2. На шей задачей было определить посредством психолингвистического экс перимента, какая информация оказывается «оязыковленной» в указанных выше многоприставочных композитах, в какой степени осознается куму лятивная семантика, вносимая префиксом НА-.

На первом этапе нашего исследования необходимо было убедить ся в том, понимают ли носители языка смысл двуприставочных единиц с НА-, употребляют ли они подобные глаголы, осознают ли кумулятив ную семантику в целом. По нашей гипотезе, накопительная семантика («накоплениечего-либовопределенномколичествеиливбольшоймере»), вносимая вторичной приставкой НА-, обладает определенной устойчи востью в сознании носителей языка в силу того, что для русского мен талитета в целом коммуникативно значимы параметры меры и степени какого бы то ни было действия (это подтверждает значительное количе ство деминутивных, дистрибутивных, кумулятивных и иных глагольных единиц, отражающих эти параметры).

Таким образом, целью первого эксперимента было выявление сте пени осознанности носителями русского языка кумулятивного значения единиц с вторичным префиксом НА-. Данный эксперимент проводился среди респондентов с гуманитарным и техническим образованием, воз раст респондентов варьировался от 17 до 40 лет, количество участников составило 45 человек. Источником материала для формирования экс периментальных заданий нашего исследования послужили многопри ставочные глаголы, взятые из словарного комплекса, сформированного Ю. В. Королевой, и Русской грамматики 3.

В рамках эксперимента информантам было предложено выполнить два задания: 1) соотнести приставку со значением глагола, указанным в анкете в ряду с другими значениями, и с конкретным примером — многоприставочным глаголом, предложенным в анкете наряду с анало гичными глаголами (в данном случае среди глаголов респондентам были предложены единицы с накопительной и иной семантикой);

2) привести пример контекста, в котором могут употребляться данные глаголы.

Обратимся к результатам эксперимента. Для анализа предлагались глаголы насочинять, напокупать, наприносить, назаквашивать. Всего выделено 45 реакций на единицы с указанным префиксом. В качестве основного значения, по мнению участников эксперимента, у глагола насо чинять выступает значение «накоплениечего-либовопределенномколиче ствеиливбольшоймере» (12 ответов), то же относится к глаголам напо купать (7 ответов), наприносить(5 ответов), назаквашивать(5 ответов).

Среди реакций на глаголы напокупатьи наприноситьбыли зафик сированы и иные ответы (соответственно 7 и 9 ответов), в которых ре спонденты выделили значение скрытой дистрибутивности («многократ ногодействия,последовательносовершенногонадмногимиобъектами илисовершенногомногимисубъектами»):Оннаприносилужеоколоде сятиигрушекзапоследниепятьминут.

Как видим, ответы информантов демонстрируют, что вторичная приставка НА- с точки зрения семантики, которую она привносит в зна чение глагола, в целом осознается респондентами устойчиво. Общее ко личество ответов, указывающих на ее кумулятивное значение, составило 64 % от общего числа реакций. Количество иных реакций составило 36 % от общего числа. При этом семантика кумулятивности и дистрибутивно сти, отмеченная рядом респондентов, находятся в отношениях пересече ния, т. к. и в первом, и во втором случаях предполагается смысловой ком понент «много», однако кумулятивность не предполагает обязательной очередности этапов действия/действий.

Анализ приведенных респондентами контекстов подтвердил преды дущие выводы, указав на то, что в сознании информантов префикс НА- со относится со значением накопления. При этом большинство испытуемых дублируют данную семантику действия наречием степени: Наприносить многовещей,Онстолькорассказовнасочинял,Онаназаквашиваламно го банок капусты. В ходе эксперимента была выявлена повторяемость контекстов употребления многоприставочных единиц с префиксом НА в ответах информантов: назаквашивать капусты, насочинять историй и т. п., указывающая на наличие некоего обобщенного образа реализации накопительной семантики.

Проведенный психолингвистический эксперимент позволяет сде лать вывод, что кумулятивная семантика вторичного префикса НА- ярко проявляет свое значение в семантике глагола, а следовательно, в целом осознается носителями русского языка как накопительная.

Для подтверждения данных, полученных в ходе описанного экспери мента, мы провели психолингвистический эксперимент, используя мето дику дополнения (завершения). В нашем случае эксперимент заключался в следующем: анкета содержала три поврежденных предложения, каждое из которых состояло из двух-трех слов, разделенных пропусками (одним из этих слов был глагол с вторичным префиксом кумулятивного значе ния). Например, Они… навыдумывали…;

… назаквашивала, чтобы… и т. п. Респонденты должны были дополнить/восстановить подобные предложения. Всего было предложено 7 разнотипных анкет, что соста вило 21 поврежденное предложение. Эксперимент проводился среди ре спондентов с гуманитарным, техническим и медицинским образованием, возраст респондентов варьировался от 17 до 50 лет, количество участни ков составило 84 человека. Общее число реакций составило 252.

Исходя из анализа восстановленных в ходе эксперимента предложе ний, предполагалось ответить на ряд вопросов, актуальных для нашего исследования: как осознается носителями языка семантика префикса НА в рамках данных глаголов (как кумулятивная, дистрибутивная и т. д.) или не осознается вообще;

дублируется ли она в контексте дополнительным единицами, подтверждающими значение префикса и глагола.

Обратимся к анализу результатов эксперимента. Все испытуемые успешно восстановили повреждённые предложения, что свидетельствует об осознании носителями языка общего/частного значений предложенных для интерпретации единиц. Кроме того, следует отметить повторяемость восстановленных контекстов, как и в случае с первым экспериментом:

Наогородебабканавыращивалаогурцов;

НаогородеАнянавыращивала огурцов;

/Мама навыкидывала вещей из шкафа, стоящего в зале;

Вчера янаконец-тонавыкидываластарыевещиизшкафаи т. п.

Анализ данных эксперимента показал, что преобладающее боль шинство респондентов осознают значение вторичной приставки НА- как накопительное. В восстановленных предложениях 35 % респондентов дублируют значение кумулятивности наречиями степени и меры много, оченьмного,таксильно,столько,слишком,тщательно.65 % участников эксперимента маркируют данное значение иными выразителями кумуля тивности: Онвсумкунавпихивалцелуюкучувещей;

НаогородеОктябри нанавыращивалацелыйвозовощейи т. д.

Следует отметить, что в контекстах некоторых респондентов значе ние накопительности размывается, на первый план выходит смягчитель ное значение первичного глагольного префикса ПОД-: Коту пришлось наподдавать слегка, чтобы был умнее;

Ему придется наподдавать немного, чтобы впредь слушался. Несмотря на незначительное коли чество подобных реакций информантов, эти результаты эксперимента чрезвычайно важны, так как показывают интерпретационный характер подобных единиц в целом и характеризующую роль префикса в них, по зволяющего оценивать действие с позиций параметров времени его про текания и меры полученного результата.

Несмотря на приведенные выше случаи употребления двуприставоч ных глаголов с префиксом НА- в иных значениях, в целом, проведенный также эксперимент показал, что в сознании преобладающего большин ства носителей русского языка многоприставочные глаголы с НА- соот носятся с кумулятивным значением.

Для выявления психологически реального значения многоприста вочных глаголов (и его семантических компонентов) нами был проведен направленный ассоциативный эксперимент. В эксперименте приняли уча стие 35 русскоговорящих (гуманитарного и технического образования), возраст респондентов варьировался от 17 до 40 лет. Общее число реакций на слова-стимулы (глаголы с вторичным префиксом НА-) составило 168, из них отказов — 0. Испытуемым было предложено выполнить следующий тип задания: «Продолжите предложения, типа: Насобирать—это…».

Обратимся к результатам проведенного эксперимента. Пути поиска испытуемыми значения глагола сопровождались разными стратегиями.

Большинство респондентов (57 %) определяли смысл исходного много приставочного глагола тем же глаголом (одноприставочным), заменяя вторичную приставку НА- ее смысловым маркером (наречием меры и сте пени): насписывать—этосписатьумногихлюдей;

нарассказывать— это рассказать много всего;

насокращать — это сократить слишком много и т. п. В психолингвистике реакции данного типа принято назы вать парадигматическими, т. е. представляющими собой слова-реакции того же грамматического класса, что и слова-стимулы, и закрепленными вместе с исходными единицами в одной парадигме.

11 % испытуемых определяли смысл слова-стимула путем добавле ния слов, с которыми употребляется, по их мнению, исходный глагол:

назаготовить — это сено, овощей, продуктов впрок;

наприбивать — этогвозди;

наоткрывать—этокакие-либоспособности и т. п. Реакции данного типа принято называть синтагматическими, т. е. показывающими включенность исходных единиц в общий процесс функционирования.

Некоторые респонденты (17 %) определяли смысл исходного поли префиксального глагола путем подбора симиляра 4: нарассказывать — наговорить;

насочинять — придумать;

напокупать — приобрести;

напридумывать — утрировать;

насобирать — придумать и т. п. Ин терпретация реакций данного типа позволила выявить дополнительные компоненты значения слова-стимула. Так, например, пара напридумы вать—утрировать прямо указывает на наличие в сознании информан та семантических компонентов «слишком», «много», «преувеличенно», а также оценочного компонента значения исследуемого слова.

Кроме того, обработка результатов эксперимента позволила выявить значения исследуемых слов, не зафиксированные словарями. Так, напри мер, у исходного глагола насобирать по результатам эксперимента было выявлено два основных значения: 1) собрать что-либо в большом количе стве;

2) придумать что-либо в большом количестве.

В целом на основе результатов психолингвистических эксперимен тов по исследованию семантики вторичных глагольных префиксов с ку мулятивным значением можно сделать следующие выводы. Во-первых, накопительная семантика легко осознается носителями русского языка и соотносится с префиксом НА-.

Во-вторых, вторичная приставка НА- выделяется преобладающим большинством респондентов как показатель накопительного или много кратного действия, при этом в большинстве случаев эти значения раз личаются носителями русского языка, несмотря на их семантическую близость.

В-третьих, класс многоприставочных глаголов накопительной се мантики на современном этапе развития языка является открытой дина мичной системой, которая развивается и пополняется не только новыми единицами, но и новыми смыслами, в результате чего некоторые из глаго лов становятся многозначными.

_ Королева Ю. В. Полипрефиксальные глаголы в русском языке. Дис. … канд. филол.

наук. — Томск, 2003.

Фрумкина Р. М. Психолингвистика. — М., 2001. С. 28.

Русская грамматика: в 2 т. / ред. Н. Ю. Шведова. — М., 1980.

Залевская А. А. Проблемы организации лексикона человека: Учебное пособие. — Калинин, 1977. — С. 44.

СимоноваО.В.,ТГУ,магистрант Научныйруководитель:Д.В.Галкин Создание интеллектуальной системы: проблема вербализации знаний эксперта Разработка экспертных систем относится к достаточно новому на правлению в науке, называемому искусственный интеллект (ИИ). Его зарождение относят к середине XX века, когда У. Мак-Каллох и У. Питс предложили простейшую модель искусственных нейронных сетей. С тех пор ИИ претерпел много изменений. Но, спустя 70 лет, по-прежнему главным камнем преткновения остается проблема передачи человеческих знаний машине. С одной стороны, мы сталкиваемся с затруднениями при формализации человеческих знаний, а с другой — прежде чем осущест влять такой перевод, нам необходимо эти знания обнаружить, отделить их от человека.

В процессе развития ИИ как научной дисциплины исследователи сталкивались с множеством проблем, связанных с взаимоотношения ми человека и искусственно созданного интеллекта. С пониманием всех рисков ученые отошли от цели изобретения машины, абсолютно схожей в мышлении с человеком. Сегодня «наиболее плодотворным представля ется решение проблемы оптимизации общения человека с ЭВМ на пути усиления возможностей друг друга» 1.

Так, например, исследователь А. С. Нариньяни говорит о том, что подход подробного изучения работы мозга для дальнейшего создания его искусственного аналога «не только необязателен, но во многих случаях и вреден — например, колеса в природе нет, но оно эффективнее спосо бов передвижения живых организмов» 2.

Мы также не будет придерживаться этого подхода. Но, тем не менее, обратимся к исследованиям работы мозга, но не для того, чтобы уподо бить работу экспертной системы его работе, а для создания наиболее эф фективных способов извлечения экспертных знаний.

Главный источник знаний современных экспертных систем — это специалист-эксперт. И, следовательно, интервьюирование экспертов является ключевым этапом разработки экспертной системы. Наименее эффективным считается подход, когда когнитолог (инженер знаний) напрямую задает вопрос о методах решения конкретного класса задач, так как эксперты испытывают большие трудности при формулировании таких правил. В связи с этим инженеры знаний обычно предоставляет эксперту некоторые задачи, которые тот должен решить, следуя своей обычной тактике. При этом эксперт проговаривает ход своих рассужде ний, а когнитолог может задавать уточняющие вопросы. Может пока заться, что этот метод должен предоставить нам максимально точные результаты. Но, к сожалению, проблема вербализации тех знаний, ко торыми обладает эксперт, остается неразрешенной. Специалисты ис пытывают большие трудности при объяснении своих действий, они максимально редуцируют ход рассуждений, а также возможен переход на псевдорассуждения.

Но невыявленными остаются причины такого положения дел. Экс перты большинство своих знаний получают именно через язык. Так, на пример, директор Института дистанционного образования ТГУ, отвечая на вопрос об источниках знаний для решения сложных проблем, выдели ла советы коллег из других ВУЗов, рекомендации руководства Универси тета, а также книги и Интернет, то есть, как мы видим, источники именно вербальные. Но, тем не менее, спустя некоторое время, эксперт не может вернуть нам эти знания в той же языковой форме и затрудняется сформу лировать порядок своих рассуждений.

Для решения этой проблемы, исследователи рекомендуют когнито логам предлагать эксперту нестандартные, необычные ситуации. Этот метод действительно плодотворен, но в научной литературе не встреча ется исчерпывающего объяснения причин его успеха. Мы предприняли попытку такого обоснования на основе теории мозговой деятельности Дж. Хокинса 3.

В традиционном научном представлении мозг видится как некое хранилище, постоянно пополняющееся новой информацией, а мозговая деятельность как деятельность по сопоставлению внешних объектов, со бытий с их инвариантными образами, хранящимися у нас в голове. Этот подход можно проиллюстрировать простейшим примером. У нас в мозге существует некий образ лица, состоящий из отдельных элементов и свя зей между ними (глаза, нос, рот и так далее). Чтобы идентифицировать некий внешний объект как лицо, мы должны сопоставить его с нашим образом по ряду параметров, как то наличие глаз, расположение бровей над глазами, наличие носа и так далее. Когда каждая линия сопоставле ния будет успешно завершена, мы с уверенностью можем сказать: «Это объект является лицом». Таким образом, данный подход предполагает, что при распознавании каких-либо объектов и ситуаций человек произ водит аналитические действия, разлагая объект или ситуацию на отдель ные элементы. Но дело в том, что, если бы наш мозг работал именно так, то не существовало проблемы с объяснением хода своих мыслей, так как мы бы каждый раз сами производили анализ и легко бы могли пересказать это другим. Но, вероятно, дела обстоят иначе, если затруднения с таким пересказом возникают.

Дж. Хокинс предлагает другую модель работы мозга, которую он называет «память — предсказание». Автор также признает наш мозг огромным хранилищем, наполняющимся при помощи памяти, но он со вершенно по-иному смотрит на процессы нашего взаимодействия с ми ром. Как вы можете заметить из наименования самой модели, второй составляющей, необходимой для работы мозга (кроме памяти) является предсказание. Рассмотрим подробнее, как это работает. Обратимся к на шему примеру с лицом. Хокинс утверждает, что никакого подробного анализа при встрече с уже знакомым объектом не происходит. Более того, мы идентифицируем его еще до полного восприятия. Так, например, мы видим нос, а наш мозг, опираясь на накопленный опыт, «предсказывает»

нам, что воспринимаемый объект является лицом, и мы также должны будем увидеть глаза, брови, рот и так далее. Другими словами, используя так называемые обратные связи, мозг предвосхищает то, что должно быть увидено, услышано, почувствовано. Таким образом, мы не рассужда ем об объекте каждый раз заново, мы не выстраиваем его из элементов, не анализируем его Если мы попытаемся приложить эту теорию к нашей проблеме с из влечением знаний из экспертов, то станет ясно, почему возникают опи санные выше проблемы. Встречаясь со стандартной проблемой, эксперт не анализирует ее, а лишь по нескольким элементам опознает ее как типич ную и предлагает типичное решение. Он сам, в своей голове, не произво дит аналитических действий и, следовательно, затрудняется сказать, как он принял это решение, потому что он действительно не знает и не может проследить нить своих рассуждений. Этот феномен еще иногда называют неосознанной компетентностью. Отсюда же вытекает проблема псевдо рассуждений эксперта при интервьюировании. Когда человек не может восстановить свой ход рассуждений, но понимает свою ответственность, понимает, что от него ждут информации, он пытается угадывать, предпо лагать, он словно говорит: «Наверное, здесь я размышлял так».


Другое дело, когда мы предлагаем эксперту нестандартную ситуа цию, здесь он уже вынужден подвергнуть ее анализу, так как мозг не мо жет идентифицировать ее с чем-то уже известным и сразу «предсказать»

решение, минуя фазу анализа. Это дает специалисту возможность пред ставить свои рассуждения в вербальной форме.

Таким образом, подводя итог нашему рассуждению, можно ска зать о том, что нам удалось, опираясь на теорию мозговой деятельности Дж. Хокинса, доказать эффективность работы с экспертом методом пре доставления ему для решения нестандартных задач. Такой подход помо жет эксперту наиболее полно выразить свои знания, а когнитолог не будет введен в заблуждение псевдорассуждениями.

_ Инструмент интеллекта // Наука и жизнь. — 1987. — № 2. — С. 11.

Нариньяни А. С. ИИ: философский камень или камень преткновения? [Электрон ный ресурс] // Библиотека РАИИ. Статьи, книги, материалы. URL: http://www.raai.org/ resurs/papers/kii-2006/doklad/Narin %27yani.doc Хокинс Дж. Об интеллекте [Электронный ресурс] // Книгосайт. URL: http://knigosite.

ru/library/read/ СкрипкоЮ.К.,ТГУ,студент Научныйруководитель:З.И.Резанова Метафорическое моделирование в дискурсе виртуальных фан-сообществ В данной работе представлена классификация метафорических моделей, базирующаяся на анализе единиц, обладающих переносным значением, в дискурсе участников типового фан-сообщества 2, сфор мированного в пространстве социальной Интернет-сети. Эмпириче ским материалом для исследования послужили тексты коммуникации участников фан-группы «Eric Saade | Эрик Сааде [Official VK Group при поддержке Lingman&Co]» на сайте социальной сети «ВКонтакте», относящиеся к следующим темам: 1) организация встречи участников фан-группы;

2) отзывы о работе фан-клуба;

3) высказывания участников о любимом исполнителе;

4) игровые;

5) не относящиеся к какой-либо конкретной теме разговоры. Общий объём проанализированного мате риала составил 83 000 символов, взятых из текстов сообщений, остав ленных 93 коммуникантами. В результате исследования были выделены 10 моделей метафорического переноса, включающие в себя 104 едини цы, а также 8 случаев реализации метонимического переноса. В рамки исследуемого материала вошли как лексические, так и фразеологические единицы.

Типыметафорическогопереноса:

1. неодушевлённый предмет — человек:

1. 1. неодушевленный предмет — человек. Контексты актуализации метафорического значения: кто-тоив25летдуб дубом;

онне пупземли (прим. — здесь и далее в примерах сохранены орфография и пунктуация автора);

1. 2. действие, направленное на неодушевленный объект — дей ствие, направленное на одушевленный объект. Контексты: Аможномне мужапоменять?

1. 3. мифический персонаж — человек. Контексты: безутешновлю бленывэтогопрекрасногодьявола.

2. одушевлённое — неодушевлённое:

2. 1. действие, выполняемое одушевленным субъектом — действие, выполняемое неодушевленным субъектом. Контексты: музыка будет расходится;

2. 2. живой объект — искусственно созданный объект. Контексты:

ввелавпоисковеке (т. е. на Интернет-сайте поискового типа);

ктоназелё нойветке [метро]живёт?

3. физическое — ментальное:

3. 1. физическое действие — ментальное действие. Контексты: лю бовь не стихает и не потухает;

я умираю по этим фоткам;

увидела исо стула упала (т. е. была удивлена);

3. 2. физическое состояние — ментальное состояние. Контексты:

сэтогоначаласьмояболезнь(т. е. любовь к исполнителю);

3. 3. физический объект — ментальный объект. Контексты: дальше разбиратьсямнебыловлом(т. е. лень, неохота;

ср. с исходным в данном случае значением лом — физическая боль);

3. 4. физический признак — ментальный признак. Контексты: [пе вец]сосладкимголосом.

4. физическое — социальное:

4. 1. физическое действие — социальное действие. Контексты: яот мечаюднюху;

менякаждыевыходныетудаитащат;

деломбызанима лись,анеязыком трещали;

4. 2. физическое состояние — социальное состояние. Контексты:

Барнссвободен? (т. е. не женат);

4. 3. физическое пространство — социальное пространство. Контек сты: [встретимся]вцентре?

5. физическое — виртуальное:

5. 1. физическое действие — виртуальное действие. Контексты: ки даемфотовальбом;

5. 2. физический объект — виртуальный объект. Контексты: доста точнозайтинамоюстраницу (т. е. на профиль в социальной сети);

есть ссылкинадвижения;

6. конкретное — общее:

6. 1. действие конкретного характера — действие общего характера.

Контексты: большинствонеаллё (т. е. не отвечают);

6. 2. предмет, обладающий конкретным набором признаков — пред мет, обладающий частью признаков. Контексты: дамы,можноподарки… присылать (т. е. девушки-собеседницы);

6. 3. признак, относящийся к конкретным ситуации, объекту — признак, относящийся к общим ситуации, объекту. Контексты: просто навсякийпожарный.

7. маленькое — большое:

7. 1. объект, обладающий меньшим количественным значением — объект, обладающий большим количественным значением. Контексты:

тогда вообще по пятаку (т. е. по 50 рублей;

ср. с исходным значением «пять копеек»);

7. 2. объект младшего возраста — объект старшего возраста. Кон тексты: «Ребёнок!» (как реакция на фотографию любимого исполнителя).

8. одна сфера деятельности — другая сфера деятельности:

8. 1. историческое явление — гражданское явление. Контексты: вон онивспискенаспецпоселение (т. е. собираются вступить в брак);

8. 2. военное событие — социальное событие. Контексты: уезжаю на батл (т. е. на спортивное соревнование;

ср. с исходным значением англ. battle— битва, сражение).

9. животное — человек:

9. 1. действие, выполняемое животным — действие, выполняемое человеком. Контексты: мывсеначалидолгоржать;

9. 2. представитель животного мира — человек. Контексты: «Хо мяк!» (т. е. любимый артист).

10. психическое состояние — социальное состояние. Контексты: [я] страдала фигнёй(т. е. ничего не делала).

Типыметонимическогопереноса:

1. действие — место. Контексты: выходизпоследнеговагона;

2. инструмент — действие. Контексты: всемируками, ногами, уша миза!(т. е. полностью согласен);

3. чувство — объект. Контексты: ядажетутувиделасвоюлюбовь;

4. звук — ситуация. Контексты: внимание,барабаннаядробь!

5. пространство — действие. Контексты: япод столом (т. е. смеюсь).

В качестве дополнительных параметров классификации выступи ли следующие: тип формального состава (фразеологические/лексиче ские);

характер оценки;

сфера употребления (общеязыковые/разговорный язык/просторечие/молодёжный сленг/Интернет-сленг/субкультурные/ок казиональные).. Было выявлено, что наибольшее число единиц, обладаю щих переносным значением и функционирующих в исследуемом дискурсе, принадлежат к классу лексических метафор, характеризующихся в целом нейтральной оценкой и не маркированных отнесенностью к какой-либо определенной сфере употребления при наличии большого числа разго ворных метафор, а также единиц, функционирующих в рамках молодёж ного сленга и в Интернет-дискурсе. Следует отметить также наличие так называемых субкультурных 3 метафор — единиц, встречающихся только в речи участников исследуемого фан-сообществ. Использование в речи подобных метафор характеризует коммуникантов как представителей со циальной группы особой возрастной категории, с определённым уровнем образования, владеющих правилами общения в рамках сети Интернет и в среде участников изучаемого фан-объединения, что доказывает уни кальность субдискурса фан-культуры в рамках виртуального дискурса.

_ Баранов А. Н. Очерк когнитивной теории метафоры // Баранов А. Н., Карау лов Ю. Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю). — М.: Ин-т рус.

языка Акад. наук СССР, 1991. — С. 184.

Щепанская Т. Б. Молодёжные сообщества // Современный городской фольклор. — М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2003. — С. 37.

Щепанская Т. Б. Традиции городских субкультур // Современный городской фоль клор. — М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2003. — С. 29.

СоломинаЕ.В.,ТГУ,соискатель Научныйруководитель:Е.В.Иванцова Прецедентные тексты в дискурсе носителя городского просторечия Под прецедентными текстами (далее — ПТ) понимаются культурные знаки текста, отсылающие адресата к другим текстам национального или мирового фонда, а также сами эти тексты, хранимые народом в качестве культурной ценности 1. Источниками ПТ могут быть русская и мировая классическая литература, песни, популярные кинофильмы, политические тексты, фольклор, священные тексты, а также рекламные ролики 2.

Выделяют четыре функции ПТ: номинативную (ПТ позволяет лако нично обозначить какую-л. ситуацию), персуазивную (ПТ, являющийся авторитетным в культурно-национальном сообществе, помогает убедить в чем-л. адресата), парольную (ПТ позволяет декларировать, что адресант относится к той же социальной, политической, возрастной и т. д. группе, что и адресат) и людическую, или игровую (ПТ позволяет снять напряжённость, придать беседе шутливый тон, тем самым установить контакт и т. д.) 3.

Исследование ПТ, представленных в дискурсе той или иной языко вой личности, является значимым, поскольку они «… дают возможность изучения культурного уровня, национальной специфики, ментальных особенностей социума и отдельных его членов, предоставляют богатый материал для исследования мировоззрения языковой личности и рекон струкции её наиболее сложного и труднодоступного непосредственному наблюдению мотивационно-прагматического уровня» 4.

Предметом нашего исследования послужили ПТ, зафиксированные в дискурсе носителя городского просторечия. Рассматриваемая языковая личность — Л. Л., мужчина 53 лет, житель г. Новосибирска, с неокончен ным средним образованием.

Все ПТ в дискурсе Л. Л. можно разделить на две группы в зависи мости от типа источников: первый из них — кинофильмы, телепередачи, рекламные ролики, объединённые одним каналом трансляции — телеви дением. Второй источник — фольклорные тексты. Рассмотрим более под робно ПТ, относящиеся к каждому из выделенных нами типов источников.

1. Телевидение. В речи Л. Л. встречается ряд ПТ, источниками кото рых послужили кино- и мультфильмы. Это, как правило, развлекательные фильмы (комедии) и мультфильмы для детей: «Свадьба в Малиновке», «Бриллиантовая рука», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию», «Синьор Робинзон», «Особенности национальной охоты», «Как старик корову продавал», «Микки Маус».

Большинство киноцитат используются информантом в людической функции, в качестве шутки: Такглядишьвообще—трезвенником,язвен никомсделаюсь(шутит в разговоре с другом по поводу ежедневных прове рок алкотестером на новой работе;

ПТ из фильма «Бриллиантовая рука»).

В данной функции встречается и несколько цитат из юмористических телепередач: Кактераки,да?Вчерабылималенькие,нопотрирубля, сегоднябольшие,нопо пятьрублей (шуточная реплика на услышанное в речи собеседника словосочетание «одна большая звезда», ПТиз высту пления Р. Карцева). Отмечена одна рекламо-цитата(термин С. Ю. Неклю дова 5)«Ктопойдётза«Клинским»?»(шутливый намёк на то, что надо сходить в магазин за спиртным). Отмечена в дискурсе Л. Л. также одна «песня-переделка» — точнее, одно четверостишие, которое соответствует первому куплету оригинала: Ктоходитвгостипоутрам,тотпоступа етмудро//Тотутстограмм,тотамстограмм—натооноиутро(ПТ из мультфильма «Винни Пух идёт в гости», автор текста — Б. Заходер).

Иногда Л. Л. использует цитаты или прецедентные имена из филь мов при передаче эстетической оценки: (мечтает о новых фонах в фото ателье, где работает фотографом):Аеслимыстобой,например,сделаем фон,типакаквЛондоне,какбудтоБрайтонБич—представляешь— вАнглии!Итам,например,кактипаВатсонсШерлокХолмсомпрохо'ят вэтом,вмакинтошеившляпах…(ПТ — фильм «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»).

Цитата из фильма используется информантом в ситуации этической оценки. Л. Л. осуждает одного из дальних родственников: Васька—тот молодец:крутился,деньгиделал.Вотзнаешь,онвлюбомместеденьги можетсделать.Могсделать.Аэтотже—нихрена!Унеготолько:

своровать—продать.Своровал—посадили—романтика,(нец.)!(ПТ из комедии «Джентльмены удачи»).

В речи Л. Л. встретилось только два ПТ, источниками которых яв ляются классические произведения литературы: К (друг Л.Л.): Под нимите мне веки! (шутит по поводу отёков лица) — Л.Л.: «Вий», да?

Во втором ПТ носитель просторечия упоминает Шерлока Холмса. Одна ко, если учитывать, что и повесть Н. В. Гоголя, и произведения А. Конан Дойля были экранизированы, то, скорее всего, данные ПТ можно считать киноцитатами.

2. Фольклор. В настоящее время исследователями выделяются две разновидности фольклора: традиционный фольклор и городской фоль клор, который чаще называют постфольклором.

Традиционные фольклорные ПТ представлены в дискурсе Л. Л. по словицами. Зафиксировано всего 7 пословиц в речи информанта. В отли чие от других ПТ, все они используются Л. Л. в персуазивной функции, как тексты, обладающие авторитетом в культурно-национальном сообществе:

яблоко от яблони недалеко падает (дети всегда похожи на родителей);

за своим вором не уследишь (трудно обличить в воровстве близкого че ловека;

трудно поверить, что близкий человек обманывает тебя);

всемье небезуродов (всегда и везде найдутся плохие люди). Все пословицы в дис курсе исследуемой языковой личности относятся к семантическому полю «человек», большинство их них носят философско-мировоззренческий характер. Одна пословица отражает морально-этические нормы поведе ния в обществе: дарёномуконювзубынезаглядывают (невежливо кри тиковать подаренную вещь).

Две пословицы в дискурсе Л. Л. претерпели трансформацию, поэто му заслуживают отдельного рассмотрения. Во фразеологическом фонде русского языка есть библеизм маннанебесная — «что-либо крайне необ ходимое, желательное, ожидаемое» 6. У информанта он трансформировал ся в образы манная каша — с сохранением мелиоративной коннотации и падатьснеба — «появляться невероятным, фантастическим образом».

Эти образы зафиксированы в трансформированной пословице, которая встречается у Л. Л. несколько раз: манная каша (сама) нигде не сыпет ся/падает с неба (без приложения усилий нельзя получить жизненных благ). Другой пример трансформации пословицы — выражение мир небездобрыхлюдей, где смысл меняется за счёт отсутствия у слова до брый мелиоративной коннотации и появления семы «наивный, простова тый». Смысл пословицы выявляется в диалоге Л. Л. с дочерью:Анасчёт квартиры — это, слушай, ищи половинку, крутись! Замути чё-нибудь, перепишинасебя!(смех)Проживипятьлет,чё-нибудькупитуда.Ибу дет тебе уголок твой, если, конечно, захочешь. Ну а нет — скитайся по общежитиям.— Н: Щас дураков нету.— Л.Л.: Да ну-у! Найдётся всегда.Настя,мирнебездобрыхлюдей.

Среди постфольклорных ПТ в дискурсе Л. Л. зафиксированы рифмо ванные и нерифмованные шутки, присказки и анекдоты.

Шутки выступают у Л. Л. в их основной функции — людической:

Янепью.Жень,слышь,янапилсявпятнадцатьлет—щастолькопо хмеляюсь(смех);

Чемотличаетсямужоткосмонавта?Космонавтзна етсвоегодублёра,амуж—незнает(смех).

Отмечены присказки — стереотипные формулы в определённых ситуациях или ситуативные стандартные ответы на слова-стимулы 7: моё делопредложить,твоёделоотказаться(в ответ на отказ);

Яиду—ион идёт(в ответ на комплимент «тебе идётчто-л.»).Анекдоты крайне ред ко рассказываются полностью. Обычно Л. Л. лишь упоминает о том или ином анекдоте в своём кругу, где эти анекдоты уже хорошо известны: Те бенадобылошортынадеть—какНастяон.Юбкукороткую(смех),под грудью,яимеюввиду,каквтоманекдоте(смех).

Имеют место также байки и былички, которые заслуживают отдель ного подробного рассмотрения.

Таким образом, в дискурсе Л. Л. отмечены лишь единичные ПТ, источником которых является мировая или русская классическая лите ратура, причем их можно рассматривать как киноцитаты. Отсутствуют ПТ, источником которых являются политические и религиозные (за ис ключением одного упомянутого библеизма) тексты. Такая ситуация, по видимому, является типичной для любого носителя городского просто речия, который характеризуется недостаточной образованностью и, как следствие, невысоким культурным уровнем.

Наиболее частотными источниками ПТ в дискурсе информанта яв ляются популярные фильмы и телепередачи, а также постфольклорные тексты. Тексты традиционного фольклора — пословицы и поговорки — используются нечасто, однако регулярно;

у некоторых пословиц отмече ны смысловые трансформации. Ввиду недостаточной изученности упо требления паремий в современном городском просторечии, вопрос о том, насколько индивидуальна природа этих трансформаций, остаётся пока открытым.

Наиболее распространёнными у носителя просторечия жанрами ПТ являются киноцитаты (и шире — телецитаты), а также смеховые жанры постфольклора: анекдоты, шуточные присказки и т. п. Это отличает рас сматриваемую языковую личность от языковой личности диалектоно сителя, где главное место среди ПТ занимают пословицы и поговорки 8.

Использование в дискурсе постфольклорного жанров байки и песни переделки роднит дискурс Л. Л. с дискурсом представителей молодёжных субкультур 9.

В целом смеховые ПТ, используемые носителем городского просто речия, не отмечены единством тематики (как, например, ПТ в дискурсе молодёжных субкультур — диггеров, скинхедов, спелеологов и т. д.). Объ ектом смеховых ПТ являются различные явления — лишь немногим чаще других затрагиваются темы «алкоголь» и «отношения полов».

Абсолютное большинство ПТ в дискурсе информанта выполня ют людическую функцию. Это свидетельствует о том, что данные тек сты являются для Л. Л. значимыми, в первую очередь, в эмоциональном отношении.

_ Матвеева Т. В. Полный словарь лингвистических терминов. — Ростов н/Д: Феникс, 2010. — С. 337.

Опарина Е. О. Прецедентный текст и его роль в культурно-языковом социуме // Со циолингвистика вчера и сегодня: Сб. обзоров. — М., 2004. — С. 175.

Там же. С. 178—179.

Иванцова Е. В. Концепция идиолектного словаря паремий сибирского старожила // Вестник Томского гос. ун-та. Филология. — № 3 (15). — 2011. — С. 45.

Неклюдов С. Ю. Фольклор современного города // Современный городской фоль клор. — М., 2003. — С. 5—24.

Фразеологический словарь русского литературного языка: в 2-х т. / Сост. А. И. Фё доров. — Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма, 1995. — Т 1: А—М. — С. 366.

Иванцова Е. В. Феномен диалектной языковой личности. — Томск: Изд-во Том. ун та, 2002. — С. 203.

Там же.

Андреев В. К. Реалии молодёжных субкультур в текстах русского постфольклора // Вестник Новгородского гос. ун-та. — 2010. — № 57. — С. 7—9.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.