авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» ...»

-- [ Страница 5 ] --

развитие навыка социальной перцепции и рефлексии Ответственный: педагог-психолог Лекция-диалог: «Теоретические основы общения» февраль 6 Цель: развитие навыков педагогического взаимодействия, рефлексии Ответственный: педагог-психолог Развлекательная игра «Устами младенца» февраль 7 Цель: содействие сплочению коллектива, развитие навыка работать в команде Ответственный: музыкальный руководитель Семинар-практикум «Воспитание физических качеств у дошкольников» март Цель: развитие навыков педагогического взаимодействия, умения работать в команде, содействие сплочению коллектива Ответственный: руководитель физкультуры Семинар-викторина «Наша родная мова» март Цель: развитие навыков педагогического взаимодействия, умения работать в команде, содействие сплочению коллектива Ответственный: зам.зав. по о.д.

Деловая игра «Модель конструктивного выхода из конфликта» апрель Цель: развитие навыков педагогического взаимодействия, умения работать в команде, содействие сплочению коллектива Ответственный: педагог-психолог Семинар-КВН «История, традиции и культура Беларуси» апрель Цель: повышение профессионального мастерства педагогов, развитие навыка командной работы, Ответственный: зам.зав.по о.д.

По итогам коррекционной работы было проведено контрольное исследование, направленное на определение особенностей психологического климата, в изучаемом коллективе. Результаты контрольного среза позволяют говорить о том, что степень удовлетворенности принадлежностью к коллективу значительно возросла и находится на высоком уровне развития. Атмосфера коллектива улучшилась, повысилась степень эмоциональной включенности и взаимопомощи всех членов, возросла активность воспитателей в области при нятия на себя ответственности за состояние дел в педагогическом коллективе.

Данные показатели позволяют говорить о возможности организации систематической работы по совершенствованию психологического климата в педагогическом коллективе и эффективности реализованной программы.

КОНЦЕПТ «ОДИНОЧЕСТВО»

В ЮНОШЕСКОМ И ПОЖИЛОМ ВОЗРАСТАХ О.И. Трубач, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: Е.Н. Ермакова, кандидат психологических наук, доцент Одиночество во все времена притягивало внимание людей. Это находило свое отражение в обыденном сознании, художественных произведениях и произ ведениях искусства, исследованиях гуманитарных и социальных наук. В свою очередь, можно смело заявить: одиночество важнейший феномен челове ческого бытия.



В последнее время в научной литературе, говоря про одиночество, все чаще стали упоминать не только пожилых людей (как это было всегда), но и молодое поколение. Это явление все больше связывается с юношеским образом.

Одиночество представляет собой сложное и противоречивое явление. С одной стороны, оно связано с деформацией различных отношений и невозмож ностью найти свое место в мире, занять устойчивое положение в нем. С другой стороны, одиночество – это феномен, позволяющий погрузиться в личную рефлексию, в размышления о смысложизненных вопросах, возможность духовного роста.

Юность называют эпохой естественного одиночества. В этом возрасте очень тонка грань между благостным уединением и тягостным одиночеством.

Осознание своей непохожести на других радует, юноша стремится к дальнейшему самопознанию. Недостаток же навыков саморефлексии, общения, культурных и интеллектуальных связей тревожат и отягощают переживания одиночества. В свою очередь, одиночество в старости, с точки зрения индивидуальной позиции, считается благородным для уединения и переживания позитивного модуса одиночества-отдохновения. Если же смотреть с позиции социального понимания, старость является возрастом обостренного переживания одиночества, которое проявляется в невостребованности, чувстве покинутости, овладевающим человеком. В любом случае, все зависти от внутренней картины мира индивида и места, которое отводится в ней одиночеству.

Исходя из этого, нами была выдвинута следующая гипотеза: концепт одиночества в языковом сознании юношей и пожилых людей имеет свои особенности, связанные со спецификой возрастных кризисов и социальной ситуацией развития.

По рассматриваемой проблематике было проведено исследование методом свободного ассоциативного эксперимента. Также использовался анализ пословиц и поговорок на белорусском языке об одиночестве.

В исследовании приняло участие 60 человек. Первая группа испытуемые в возрасте от 17 до 25 лет – 30 испытуемых и вторая от 60 лет и старше – испытуемых.

Данные, полученные в ходе ассоциативного эксперимента, свидетельству ют о том, что люди пожилого возраста связывают одиночество с такими категориями, как:

• страх, • отсутствие собеседника, • скука, • ответственность, • грусть, • боль, • пустота, • несчастный человек.

Представители же юношеского возраста ассоциируют одиночество со следующими категориями:

• грусть, • пустота, • осень (осенний день), • мысли (размышления, раздумья), • темнота (тьма), • скука, • слезы, • свобода.

Таким образом, названные категории в основном носят негативный характер, отражающийся в эмоции страха, состояниях скуки, грусти, внутренней пустоты, боли, слезах.

Также имеются категории, которые подразумевают под собой духовный рост человека: свобода, ответственность, размышления.

Полученные данные по анализу пословиц и поговорок свидетельствуют о том, что одиночество в основном находит свое отражение в дихотомии «кол лективный труд-труд в одиночку» с явным преобладанием первого над последним.





В ходе исследования гипотеза нашла свое подтверждение: выявлены различные особенности концепта одиночества у юношей и у людей пожилого возраста. Как и предполагалось это связано со спецификой возрастных кризисов, а также со спецификой социальной ситуации развития.

Полученный материал позволяет по-новому взглянуть на проблему одиночества. Он может быть использован в психологии развития, экзистенциальной психологии, кризисной психологии, в качестве материала для просветительской работы.

ЛИТЕРАТУРА 1. Абрамова, Г.С. Возрастная психология / Г.С.Абрамова. – М., 1999. – 500 с.

2. Артюнова, Н.Д. Логический анализ языка: ментальные действия / Н.Д. Артюнова. – М.:

Школа «Языки русской культуры», 1993. – 316 с.

3. Бердяев, Н.А. Философия свободы;

Смысл творчества. / Н.А. Бердяев. – М.: «АСТ»;

Харьков «ФОЛИО», 2002. – 733 с. – (Серия «Вершины человеческой мысли).

4. Гессе, Г. Степной волк / Г. Гессе. – М.: АСТ, Москва, 2010. – 253 с.

5. Демидов, А.Б. Феномены человеческого бытия / А.Б. Демидов. – Минск: ЗАО Изд. центр «Экономпресс», 1999. – 180 с.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПОДРОСТКА С РОДИТЕЛЯМИ Д.Н. Харук, 5 курс, факультет естествознания, БГПУ Научный руководитель: С.А. Корзун, магистр педагогических наук, преподаватель кафедры психологии БГПУ Потребность в общении является внутренней основой личных взаимо отношений между людьми. Эта основная социальная потребность возникает и ясно проявляется уже на самых ранних этапах человеческой жизни [1]. Вне общения немыслимо человеческое общество, так как общение выступает в нем как способ объединения людей, так и способ их развития.

В подростковом возрасте происходит перестройка общения подростка с людьми. Только одна учебная деятельность по-новому определяет отношения подростка со взрослыми и сверстниками. Так как в процессе общения под ростка со взрослыми и сверстниками формируется его личность, происходит становление отношения подростка к миру, то главная задача психолого педагогического сопровождения видится в том, чтобы добиваться оптималь ного уровня взаимоотношений подростка и социума.

Главным направлением в работе по гармонизации общения подростков является работа с семьей. В современном обществе институт семьи переживает глубокий кризис. И так как семья является первой и ближайшей средой под ростка, то проблемы семьи негативно влияют на его развитие, социализацию, адаптацию в обществе, приводят к деформации всех уровней общения подростка.

Важными аспектами психолого-педагогического сопровождения является индивидуальная работа с подростками, родителями, организация совместной семейной деятельности, групповая работа с классным коллективом и группой общения. Сопровождение носит комплексный характер и требует системного подхода в осуществлении психолого-педагогической помощи и формировании навыков общения в подростковом возрасте.

Одной из задач исследования было определение психологических осо бенностей взаимоотношений подростка с родителями. В исследовании приняли участие учащиеся 9-х классов. Средний возраст 15,5 лет, общее количество – 30 человек, из них – мальчиков 12 и 18 девочек.

Полученные в ходе исследования результаты свидетельствуют, что для данной выборки подросткового возраста референтным лицом является в большей степени фигура матери или/и отца. Отношения подростков с данными лицами можно охарактеризовать как близкие, доверительные, дружеские.

Подросток разделяет их мнения, взгляды и позиции, с их нормами и ценностями он соотносит свое поведение.

По данным, полученным по методике И.М. Марковской, в данной группе подростков отношения в семье благоприятные. Эмоциональная близость между подростком и родителями достаточно велика (81 %). Базовые отношения подростка к родителям, принятие их личностных качеств и поведенческих проявлений на достаточном уровне (83,5 %). Принятие подростка как личности является важным условием благоприятного развития подростка, его самооценки. Поведение родителей воспринимается как принимающее (83,5 %).

В данной группе учащиеся дали высокую оценку авторитетности родителя (82 %), это означает выраженное положительное отношение к родителю.

Полученные данные показали очень высокий контроль и опеку родителей по отношению к подростку. Высокий контроль может проявиться в мелочной опеке, навязчивости, ограничительности, но это лучше, чем вседозволенность и безразличие по отношению к подростку.

Если сравнивать данные, полученные по методике И.М. Марковской и референтомерию, то можно сказать, что эти данные не противоречат друг другу. По данным референтометрии значимыми для учащихся данной группы являются мать и отец, мнения которых являются определяющими для личности и с которыми они и в прямом контакте, и мысленно соотносят свои оценки, действия и поступки.

Таким образом, проблема общения подростков в современной действи тельности приобретает новый контекст, так как гармоничное общение подростка с миром обусловливает его благоприятное отношение к самому себе и к миру, придает веру в себя, в общественные ценности, в собственное совершенство.

ЛИТЕРАТУРА 1. Коломинский, Я.Л. Социальная педагогическая психология / Я.Л. Коломинский, А.А. Реан. – СПб.: ЗАО «Изд-во “Питер”», 1999. – 416 с.

Секция № 4. ПСИХОЛОГИЯ СЕМЬИ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ И.С. Баранова, 2 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: С.Е. Покровская, кандидат психологических наук, доцент Когда у родителей возникают затруднения в воспитании ребенка, они полагают, что надо воздействовать на малыша, чтобы исправить его.

Некоторые считают, что надо направить усилия на самого себя – измениться, самоусовершенствоваться. Но, ни то, ни другое для многих людей не возможно.

Мы полагаем, что не надо переделывать ребенка. Не надо переделывать и себя.

Усилия родителей должны быть направлены не на ребенка и не на себя, а на главное – на отношение к ребенку.

Человек меняется не от манипуляций, не от воздействий, а только от собственных душевных движений, возникающих в его отношениях с людьми.

Антуан де Сент-Экзюпери писал, что «человек – это узел отношений» [1, с. 154].

Чтобы понять насколько важно отношение к ребенку, необходимо рассмотреть вопрос, который очень часто задают родители: почему в одной и той же семье вырастают разные дети? Мы считаем, что родители, сами того не замечая, по-разному относятся к каждому из своих детей. Чуть не такое отношение к малышу, и ребенок развивается по-другому, вызывая новые различия в отношении к нему. Родители думают, что относятся к своим детям одинаково, они не замечают разницы во взглядах и жестах, не замечают того, как одного похвалили, а другого похвалили чуть-чуть больше. Так и получаются разные дети. Ведь дальнейшее благополучие зависит от отношения к нему мамы и папы.

Каждому ребенку очень важно чувствовать себя значимым, понимать, что он необходим кому-то. Главное для родителей – искренне любить своего малыша и предъявлять ему постоянно доказательства того, что он для мамы самый лучший, ненаглядный, единственный. Мама без слов «сообщает»

ребенку о том, что он самый хороший, что он достоин любви, когда охотно играет с ним и без раздражения читает ему книжки;

когда увлеченно рассказывает ему сказки и с удовольствием гуляет с ним в парке;

когда просто смотрит на него любящим взглядом, и, конечно же, тогда, когда называет ребенка ласковыми именами, когда с нежностью приговаривает: «ты мой сладкий, мой хороший»;

«ты моя прелесть, моя красавица», когда обнимает и целует его. Как писала Л.Н. Лордкипанидзе, «Потребность в любви – ведущая психологическая потребность развивающейся личности. Это катализатор, «витамин» развития. И как при дефиците витаминов невозможно физическое здоровье ребенка, так его психологическое развитие страдает при дефиците любви» [2, с. 56].

Получить положительный ответ на вопрос о своих достоинствах – закономерная потребность ребенка, и от степени удовлетворения этой потребности зависит в дальнейшем его самооценка. Дети, не получающие ее, постоянно обращаются к маме и папе с прямым вопросом: «Я – хороший?»

Дети очень ревниво ведут себя в ситуации, когда в их присутствии хвалят другого ребенка. Особенно, если это делают его родители. Малыш даже может ударить «соперника».

Часто перед родителями встает вопрос, как нужно правильно наказывать ребенка в случае его провинности. Мы считаем, что важно исключить физическое наказание и укоризненные выговоры. Такое поведение не даст положительных результатов, оно лишь настроит ребенка враждебно против родителей, вызовет в нем чувство неполноценности, агрессию, обиду. Ребенка не следует ругать при посторонних людях. Он может потерять доверие к ним, если родители будут оголять его внутренний мир перед другими людьми, рассказывать кому-то о совершенных им ошибках и, тем более, подвергать публичному унижению.

Каждому родителю всегда надо помнить и не забывать о том, что тихое слово действует сильнее громкого, а несделанное замечание сильнее выговора.

В детском саду в группе пятилетних детей нами была проведена рисуночная методика «Моя семья». В исследовании принимали участие 15 де тей. Детям было предложено нарисовать их семью. Рассмотрев рисунки, мы пришли к выводу, что практически во всех семьях существуют проблемы во взаимоотношениях родителей и детей.

Есть рисунки, где папа нарисован без рук, у мамы замазано лицо, себя же либо забывали рисовать, либо рисовали вдалеке от всех членов семьи. Очень заинтересовал один из рисунков, где в домике находятся некоторые члены семьи, а вне домика только сам ребенок с лицом в виде овала без глаз, ушей, рта и носа, а на расстоянии – мама с закрашенным черным карандашом лицом.

Весь рисунок выполнен в холодных тонах.

Но есть и рисунки, где видно хорошие, теплые отношения в семье. Все члены семьи держатся за руки, дистанция между ними минимальная. Мама и бабушка нарисованы в красивых платьях и с серьгами в ушах.

Исходя из этих рисунков, можно сказать, кому в семье отводится главная роль, а с кем у ребенка напряженные отношения.

Таким образом, каждый рисунок отражает душевное состояние малыша и грамотный родитель, поговорив с психологом, наглядно увидит все существующие проблемы в семье и попытается их исправить.

ЛИТЕРАТУРА 1. Соловейчик, С.Л. Педагогика для всех / С.Л. Соловейчик. – 2-е изд. – М.: Изд-во «Первое сентября», 2000. – 491 с.

2. Лордкипанидзе, Л.Н. Книга о детях для думающих взрослых или путешествие по пути развития личности / Л.Н. Лордкипанидзе. – СПб.: «Изд-во СОЮЗ», 2000. – 256 с.

ИССЛЕДОВАНИЕ АКЦЕНТУАЦИЙ ЛИЧНОСТИ И МОТИВОВ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК Р.С. Батюк, 3 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: Н.В. Уминская, преподаватель кафедры психологии Каждый человек характеризуется рядом специфических личностных особенностей, которые тесно связаны с мотивами его поведения. Отсюда следует, что такое своеобразие личности как акцентуации могут существенно влиять на специфику мотивации вступления в брак и оценку потенциального партнера. Актуальность изучения соотношения акцентуаций личности и мотивов вступления в брак студенческой молодежи продиктована определенной дестабилизацией современного института молодой семьи.

Результаты исследований данной проблемы указывают на то, что характер семейно-брачных отношений зависит от множества факторов, среди которых большое значение имеют мотивы вступления в брак и образования семьи.

Целью нашего исследования является изучение различий в выраженности акцентуаций личности и особенностях мотивации вступления в брак у юношей и девушек. Методологической основой исследования послужили концепция «акцентуированных личностей» К. Леонгарда [1], а также теоретические воззрения на структуру мотивов вступления в брак 3.И. Файнбурга и Б.Н. Говако [2].

Методика исследования. В эмпирическом исследовании приняли участие 60 студентов БНТУ (факультет менеджмента), из них 30 девушек и 30 юношей в возрасте от 19 до 22 лет. Для диагностики акцентуаций личности был использован характерологический опросник С. Шмишека, в основе которого лежит концепция «акцентуированных личностей» К. Леонгарда. Для изучения мотивации вступления в брак мы составили список из 21 мотива для ранжирования, который основан на классификациях мотивов 3.И. Файнбурга и Б.Н. Говако [2].

Обсуждение результатов. В результате исследования акцентуаций личности студентов обнаружено, что наиболее акцентуированными (86 %) являются девушки, в то время как только 63 % юношей имеют одну и более выраженных акцентуаций. Наиболее часто встречающимися акцентуациями у юношей являются гипертимность (9 студентов или 30 %), эмотивность (4 студента или 13 %) и застревание (3 студента или 10 %);

у девушек– гипер тимность (13 студенток или 43 %), циклотимность (11 студенток или 37 %), эмотивность (7 студенток или 23 %), демонстративность (7 студенток или 23 %) и экзальтированность (6 студенток или 20 %).

Таким образом, как юноши, так и девушки отличаются общительностью, жаждой деятельности, высокой активностью, предприимчивостью, оптимистичностью (гипертимность);

им также свойственны чувствительность и впечатлительность, зависимость от настроения, работоспособности и самочувствия (эмотивность). Помимо этого юношам присущи заносчивость, они часто выступают инициаторами конфликтов, также им свойственны самонадеянность, жесткость установок и взглядов, сильно развитое честолюбие, основной чертой является склонность к аффектам (правдолюбие, обидчивость, ревность, подозрительность), инертность в проявлении аффектов, в мышлении, в моторике (застревание). Девушки, в свою очередь, отличаются такими характеристиками, как минорное настроение, робость, пугливость, неуверенность в себе, они редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях они ищут поддержки и опоры, обладают дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью (тревожность).

Статистическая достоверность различий в акцентуациях между выбор ками девушек и юношей определялась с помощью U-критерия Манна–Уитни.

Так, достоверные различия обнаружены по следующим шкалам: эмотивность (u = 264,0 при р = 0,01), тревожность (u = 260,5 при р = 0,01), циклотимность (u = 291,5 при р = 0,01) и экзальтированность (u = 309,0 при р = 0,01).

Показатели ранговых сумм по двум выборкам указывают на то, что уровень акцентуаций по данным шкалам выше у девушек. Таким образом, девушки более эмоциональны, чувствительны, обладают более высоким уровнем тревожности, склонны к страхам, им свойственны перепады настроения, они обладают большим диапазоном эмоциональных состояний, легче приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных.

В соответствии с целью нашего исследования представляем анализ данных типов акцентуаций в соотношении с преобладающими мотивами вступления в брак. Так, девушки с эмотивной акцентуацией в 56 % случаев на первое место ставят такой мотив вступления в брак, как любовь, 28 % – духовную близость, 16 % – моральные соображения. Девушки с тревожным типом в 66 % основным считают такой мотив как желание испытывать заботу, а в 34 % – стремление к семейному уюту. Девушки с акцентуацией «циклотим ность» в 27 % случаев в качестве основных мотивов выделяют любовь и духовную близость, в 18 % – это выбор определенного человека или желание проявлять заботу и в 10 % – стремление к семейному уюту. Обладательницы экзальтированной акцентуации в 51 % случаев на первое место определили духовную близость в качестве мотива вступления в брак, в 34 % – любовь и в 15 % – моральные соображения.

В результате анализа данного соотношения у юношей, получены следу ющие данные: испытуемые с гипертимной акцентуацией в качестве основного мотива вступления в брак в 67 % случаев выбирают любовь, а в 11 % – стремление к семейному уюту, факт брака или психологическое соответствие.

Юноши с застреванием на первое место определили в 34 % случаев духовную близость или желание проявлять заботу;

а в 32 % – следование традициям.

Юноши с эмотивной акцентуацией: в 75 % случаев – любовь, в 15 % – престиж.

Обобщая вышеизложенные данные можно выделить мотивы, которые занимаю главенствующие места. Так, у девушек на первом месте любовь, затем духовная близость и «выбор определенного человека»;

у юношей – любовь, стремление к семейному уюту, желание проявлять заботу.

Выводы.

1. По результатам проведенного исследования можно предположить, что существуют акцентуации, к которым более предрасположены девушки, и, следовательно, ряд акцентуаций чаще свойственных юношам, так же есть третья группа, которая в равной степени может встречаться у обоих полов.

Более акцентуированными являются девушки.

2. Также существуют некоторые различия в мотивах вступления в брак юношей и девушек, хотя для обоих полов на первое месте в большинстве случаев ставился такой мотив, как любовь, все же для юношей более характерны мотивы морально-этической области, а для девушек – социально психологической области.

3. Следует отметить о существовании соотношения акцентуаций лично сти и ведущих мотивов вступления в брак, можно выделить ряд связующих их элементов, например, девушки, обладающие тревожной акцентуацией, на первое место поставили такие мотивы, как желание испытывать заботу и стремление к семейному уюту, что может быть обусловлено характеристиками присущими данной акцентуации.

ЛИТЕРАТУРА 1. Леонгард, К. Акцентуированные личности / Карл Леонгард;

пер. с нем. – Ростов н/Д:

Изд-во «Феникс», 1997.

2. Говако, Б.Н. Студенческая семья / Б.Н. Говако. – М.: Мысль, 1988.

3. Сборник психологических тестов: пособие / сост. Е.Е. Миронова. – Минск: Женский институт ЭНВИЛА, 2005. – Ч. 1.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СЕМЬЕ И СЕМЕЙНЫХ РОЛЯХ У ПОДРОСТКОВ С АДДИКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ М.Н. Вакер, 6 курс, факультет психологии ГрГУ им. Я. Купалы Научный руководитель: В.С. Богословская, старший преподаватель кафедры возрастной и педагогической психологии ГрГУ им. Я. Купалы Проблема становления личности подростка в современном обществе является актуальной и острой проблемой. В связи с социальной, экономической и политической нестабильностью и другими причинами происходит рост числа подростков, использующих не продуктивное и саморазрушающее поведение (потребление наркотиков, алкоголя, токсических веществ и т. д.). Это высоко актуальная социальная, медицинская проблема и, конечно, психологическая.

Аддиктивное поведение – одна из форм девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности. Подобный уход происходит через изменения своего сознания посредством приема психоактивных веществ (ПАВ). Изучением аддикций занимается сразу несколько наук: психология, медицина, социология и психиатрия. На основе данных наук и образовалась новая – аддиктология или наука об аддикциях.

Распространение и потребление ПАВ имеет явную и скрытую формы.

Явная находит свое отражение в официально зарегистрированной части подростков, состоящих на учете в учреждениях здравоохранения. По мнению специалистов, эта «видимая часть» потребителей ПАВ составляет лишь четверть тех, кто в действительности их потребляет.

Зависимое поведение личности может иметь следующие негативные последствия: конфликты с окружающими, совершение правонарушений, развитие сопутствующего психического расстройства, создает риск для психосоциальной деятельности и здоровья, усиление суицидальных мыслей и попытках самоубийства, трудности во взаимоотношениях и в общении.

Основная роль в возникновении аддикций отводится именно семье, а именно эмоциональное общение – восприятие эмоций и чувств всеми членами семьи в процессе взаимодействия, переживание межличностных отношений, вербальное и невербальное выражение эмоций по отношению к членам семьи.

При нарушениях эмоционального общения между родителями и ребенком формируются предпосылки зависимости от ПАВ.

В подростковом возрасте актуализируется один из важнейших вопросов – полоролевая идентификация личности. Образ родителей играет важную роль в формирование полоролевой идентичности и эмоционального благополучия у подростка, причем данное влияние имеет свою специфику у мальчиков и девочек.

Здоровая семья во всех аспектах является одним из важнейших факторов нормальной социализации подростка.

Тема нашего исследования – представление о семье и семейных ролях у подростков с аддиктивным поведением.

Объектом исследования является когнитивная сфера подростка.

Предмет исследования – представления о семье и семейных ролях у подростка с аддиктивным поведением.

Цель исследования заключается в изучении особенностей представлений о семье и семейных ролях у подростков с аддиктивным поведением.

В качестве задач исследования мы определили следующие:

1) исследовать на теоретическом уровне феномен представления;

2) ознакомиться с теоретическими исследованиями в области аддикций и аддиктивного поведения;

3) изучить представления подростков о семье и семейных ролях в экспериментальной и контрольной группах;

4) исследовать различия представления подростков о семье и семейных ролях в экспериментальной и контрольной группах.

Гипотезой исследования выступило предположение о существовании различий в представлениях о семье и семейных ролях у подростков с аддиктивным поведением и у их сверстников без данных отклонений.

Для решения задач нами были использованы следующие методики.

1. Методика свободных ассоциаций. Респондентам было предложено описать, как они представляют семью, в которой живут на данный момент, как представляют свою собственную будущую семью и как представляют идеаль ную семью. Для анализа были выделены таксоны на основе классификации Э.Г. Эйдемилллера – В.В. Юстицкого. Данные авторы выделяют 6 функций:

воспитательная, хозяйственно-бытовая, эмоциональная, духовного (культурного) общения, первичного социального контроля и сексуально-эротическая.

2. Методика неоконченных предложений. Испытуемым было предложено закончить 11 предложений, характеризующих ролевое взаимодействие в семье.

Анализ проводился на основе классификации семейных ролей Ю.Е. Алешиной.

Данный автор выделяет следующие семейные роли: воспитание детей, эмоцио нальный климат в семье «психотерапевтическая» функция, материальное обеспечение семьи, организация развлечений, роль «хозяина», «хозяйки», организация семейной субкультуры.

3. В качестве дополнительной методики использовалась методика «Детско-родительские отношения в подростковом возрасте».

Возраст респондентов 15–18 лет. Общая выборка составила 106 человек, из них в качестве испытуемых – 48 подростков с аддиктивным поведением, состоящих на учете у подросткового нарколога в УЗ ГОКЦ «Психиатрия Наркология». Контрольную группу составили 49 подростков без зарегистри рованных отклонений.

В пакете Статистике 6.0. проверена нормальность распределения с помощью критерия Колмогорова-Смирнова. У нас получилось не нормальное распределение. По этой причине для анализа мы взяли непараметрический критерий Манна-Уитни.

Он позволил констатировать, что по методике неоконченных предло жений в отношении отца существуют различия в представлениях у аддиктов и подростков без отклонений в поведении по следующим семейным ролям: вос питание детей и организация развлечений. По оставшимся ролям (эмоциональ ный климат в семье «психотерапевтическая» функция, материальное обеспе чение семьи, организация развлечений, роль «хозяина», «хозяйки») различий не выявлено.

В отношении матери выявлены различия у аддиктов и подростков без от клонений в поведении по следующим семейным ролям: эмоциональный климат в семье или «психотерапевтическая» функция, организация семейной суб культуры.

По методике свободных ассоциаций респонденты описывали представ ления о своей семье, в которой живут на данный момент, представления о своей собственной семье, которую планируют создать и представления о семье идеальной. Анализ проводился на основе классификации функций семьи Э.Г. Эйдемилллера – В.В. Юстицкого. Были выявлены следующие различия в представлениях о семье у подростков с аддиктивным поведением и подростков без данных отклонений:

Представления о семье, в которой живут на данный момент свидетель ствуют, о существовании различий в воспитательной функции, хозяйственно бытовой и в функции духовного общения.

Представления о собственной семье – в эмоциональной функции, духов ного (культурного) общения и в функции первичного социального контроля.

Представления об идеальной семье – воспитательная функция и сек суально-эротическая.

Полученные результаты свидетельствуют: действительно существуют различия в представлениях о семье и семейных ролях между подростками с аддиктивным поведением и подростками без данных отклонений.

Ценность нашей работы состоит в том, что данный теоретический материал можно использовать для работы с подростками с различными формами аддикций, при чтении лекций по проблеме аддиктивного поведения в подростковом возрасте.

Выделяется масса факторов влияющих на формирование аддикций в подростковом возрасте. Но факторы микросреды (семья, родственники, друзья) влияют на подростка только в совокупности с его индивидуальными особенностями и качествами.

ИМПЛИЦИТНЫЕ ТЕОРИИ РОДИТЕЛЬСТВА:

ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ИССЛЕДОВАНИЯ С.А. Волкова, магистрант, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной психологии БГПУ Родительство играет значительную роль в жизни конкретной личности. На протяжении всей жизни родитель остается значимой фигурой для индивида.

Родительство включает в себя феномены материнства и отцовства, но не сводится к их простой совокупности. Следует отметить, что в последнее время отмечается повышенный интерес к проблеме родительства. Однако зачастую изучаются только отдельные его компоненты. Поэтому все острее встает необходимость в изучении данного феномена в его целостности.

Настоящая работа посвящена изучению имплицитных теорий родительства. Методологическим обоснованием данного исследования является:

концепция семьи как психологической системы, социальный конструктивизм Дж. Келли;

нарративная концепция личности (модель «идентичности как жизненной истории») Д. Макадамса.

Имплицитная теория представляет собой поле значений, посредством которых человек воспринимает окружающее, пытается управлять событиями и действовать в соответствии с ситуацией. Имплицитная теория родительства как фрагмент образа мира организует восприятие реальной семьи и регулирует поведение в ней. На основании собственной имплицитной теории родительства каждый член семьи имеет какое-то знание о том, что представляет из себя родительство, каким он является и может стать родителем, каким родителем является и может стать его супруг/супруга. Представления о семье и, в частности о родительстве, являются частью мировоззрения человека, они определяют его реальные взаимоотношения в семейной сфере. Имплицитные теории, в то же время, представляют собой систему неявных, неотчетливо осознанных или совсем неосознанных представлений, допущений, положений, регулирующих, тем не менее, поведение человека [3].

Имплицитные теории позволяют фиксировать субъективную сторону родительства как феномена и выступает внутриличностным механизмом ее существования.

В концепции истории, или нарративной идентичности, Д. Макадамса, имп лицитные теории определяются как интериоризованный и постоянно раз вивающийся Я – нарратив (история человека о самом себе), который включает в себя реконструированное прошлое, постигаемое настоящее и предвосхищаемое будущее. Иными словами, идентичность можно рассматривать, как минимум, на трех различных уровнях: эго-идентичность (фундаментальное переживание самотождественности – результат глубинных неосознаваемых процессов эго синтеза), личная идентичность (система целей, ценностей и верований, которую человек реализует в окружающем мире) и социальная идентичность (чувство солидарности с групповыми нормами и идеалами). Жизненный нарратив – это психосоциальная конструкция: несмотря на то, что история конструируется самим человеком, доминирующие смыслы, содержащиеся в этой истории, «вычерпываются» человеком из культуры, то есть здесь можно говорить о своего рода соавторстве человека и определяющих его культурных сообществ [1].

В соответствии с указанными методологическими основаниями исследова ния, адекватным интструментарием сбора эмпирических данных является интервью. Целью качественного исследовательского интервью является полу чение описаний жизненного мира собеседника с учетом интерпретации содержащихся смыслов.

Исследовательское интервью – это межличностная ситуация, беседа между двумя партнерами на тему, интересующую обоих;

это специфическая форма человеческого взаимодействия, в которой знания рождаются в диалоге.

Взаимодействие это не является ни таким анонимным и нейтральным, как заполнение опросных листов, ни таким личностным и эмоциональным, как терапевтическое интервью. Интервьюер получает эмпатический доступ к миру интервьюируемого;

жизненные смыслы интервьюируемого могут непосред ственно проявляться в ситуации, выражаясь не только в словах, но и в тоне голоса, в экспрессивных проявлениях и жестах при естественном течении разговора. Интервьюер-исследователь использует как исследовательский инстру мент самого себя, полагаясь на свои интуитивные телесные и эмоциональные ощущения, дающие прямой, непосредственный доступ к жизненному миру собеседника.

Исследовательское интервью – это специфически преобразованные обыч ные разговоры из обыденной жизни. Преимущества данного метода заключа ются в том, что разговоры обыденной жизни рассматриваются как контекст, из которого вырастают более специализированные научные разговоры. Системати ческое осмысление обычного понимания и разговоров на обыденном языке может внести ясность в понимание человеческого мира, определенного как разговорная реальность [2].

В данном исследовании используется пулуструктурированная форма интервью – в нем предусмотрена последовательность тем, которые необходимо затронуть, и предполагаемые вопросы. В то же время допускаются изменения последовательности и формы вопросов, что обеспечивает возможность следо вать за полученными ответами и прослеживать развитие историй, которые рассказывает собеседник. Выборка исследования – молодые супруги еще не имеющие детей и молодые родители.

Психологу консультанту для успешной работы с каждой отдельной семьей необходимо не только представлять себе теорию родительства (семьи), лежащую в основе тех направлений и техник, в русле которых он работает, но и осознавать собственную концепцию родительства, иметь возможность присоединяться к имплицитным моделям родительства своего клиента и, наконец, понимать, какие теории о родительстве доминируют в той культуре, в которой он работает.

ЛИТЕРАТУРА 1. Барский, Ф.И. «Интервью о жизненной истории» Д. Макадамса как метод исследования нарративной идентичности / Ф.И. Барский, А.Г. Грицук // Журнал практического психолога. – 2010. – № 5. – С. 158–204.

2. Квале, С. Исследовательское интервью / С. Квале. – М.: Смысл, 2003. – 301 с.

3. Лидерс, А.Г. Семья как психологическая система. Очерки психологии семьи / А.Г. Ли дерс. – Москва – Обнинск: «ИГ – СОЦИН», 2004. – 296 с.

НЕЗАМУЖНЯЯ МАТЬ И ЕЕ РЕБЕНОК Ю.В. Воронец, 5 курс, факультет дошкольного образования, БГПУ Научный руководитель: О.В. Гордиюк, старший преподаватель кафедры общей и детской психологии БГПУ Семья – это особая группа, играющая в воспитании личности основную долговременную и важную роль. Все, что ребенок в детские годы приобретает в родительской семье, сохраняется в течение всей последующей жизни.

Важность семьи как института воспитания обусловлена тем, что в ней ребенок находится значительную часть своей жизни и по длительности и силе своего воздействия на личность ни один из известных институтов воспитания не может сравниться с семьей.

Современная семья переживает сложный этап эволюции, снижающий ее социальный статус. Нарушение структуры семьи влечет за собой ограничение и искажение развития личности детей. В частности, определенные проблемы существуют в семье разведенных родителей, свои сложности возникают в осиротевшей семье, и, пожалуй, особой спецификой отличаются семьи одиноких матерей, никогда не состоящих в браке с отцом ребенка. По данным Демографических ежегодников все большее количество детей, появившихся на свет, рождаются у незамужних женщин.

«Хочу быть матерью и не хочу быть женой» – принцип, сознательно исповедуемый сегодня немалым числом женщин. Таким образом, обдуманное рождение ребенка без создания семьи становится актуальной проблемой на современном этапе развития семьи. Современная женщина желает сохранить независимость, свободу распоряжаться своей судьбой. Она, в некотором плане, соперничает с мужчиной в борьбе за равенство, поэтому зачастую не желает вступать в брак, считая, что может лишиться равноправия и будет вынуждена подчиняться чужой воле и не реализовывать себя как личность. Для некоторых женщин сознательное рождение ребенка вне брака, становится выходом из одиночества.

Одной из причин высокого уровня внебрачной рождаемости сегодня яв ляется и то, что женщины стали предъявлять более строгие требования к спут нику жизни, к отцу ребенка. Наиболее значимой причиной внебрачной рож даемости является экономическая и моральная независимость современной женщины, что дает ей возможность выбора образа жизни и стиля поведения.

Такие женщины энергичны, они гордятся своей эрудицией, начитанностью, разносторонностью интересов. Женщина подобного типа предпочитает воспи тывать ребенка одна. Этим она также подчеркивает свою независимость от мужчины. Решение иметь детей, но не вступать в брак имеет отдаленные по следствия и может оказаться негативным для формирования личности ребенка.

Со многими трудностями психического порядка сталкивается мать, решившаяся на внебрачное рождение ребенка. Внебрачный ребенок находится в самом невыгодном социальном положении по сравнению с детьми из других типов неполных семей. Например, его всю жизнь будет сопровождать со циальная дискриминация. Любому человеку, а тем более ребенку, трудно при мириться с мыслью, что он «незаконнорожденный», особенно, когда мать не желает информировать его о том, кто является его биологическим (настоящим) отцом. Ребенок одинокой матери уже с первых дней своего существования не имеет возможности в достаточной мере удовлетворить свои наиболее актуаль ные психологические потребности. Одинокая мать может быть больше занята работой, ей с трудом удается сочетать материнские функции и занятость вне дома, и поэтому ее ребенку достается меньше заботы и внимания, эмоциональ ного тепла. Это составляет первый круг психических потребностей ребенка.

Что же касается удовлетворения второй психической потребности ребенка – потребности в обучении, – то загруженность работой может помешать одинокой матери наиболее полно и гармонично сродниться с ребенком, потому что его рано определяют в ясли или детский сад. Поэтому ребенок из такой семьи, имея ограниченный круг близких родственников, будет лишен возможности получить необходимый социальный опыт в условиях семейного воспитания.

Третий круг психологических потребностей относится к области эмоцио нальных связей ребенка с окружающим миром (потребность в собственном эмоциональном самоутверждении). Эмоциональная привязанность только к матери может впоследствии привести к нежеланию ребенка контактировать с другими, «чужими» людьми, ибо он привык к проявлению повышенного вни мания одного человека (матери). Положение усугубляется, если отсутствуют другие члены семьи.

Необходимо отметить также, что по мере взросления мальчики одиноких матерей все острей сталкиваются с проблемой нехватки авторитета, которым в семье, как правило, является отец, а также с проблемой найти себе образ муж чины, способного удовлетворить его спортивные, технические, естественно научные и другие «мужские» интересы.

Естественно, что воспитание в семье матери-одиночки связано с рядом психологических трудностей, но это не значит, что ребенок в такой семье в обязательном порядке вырастет личностно и социально незрелым. Многое зависит от того, какую стратегию воспитательного воздействия изберет мать, как она будет строить свои отношения с ним, учить его устанавливать взаимоотношения с окружающими людьми.

Психологи считают, что внебрачные дети больше, чем другие, подвер жены риску недополучить в сензитивные периоды своего развития социальный опыт, который в дальнейшем служит основой формирования интеллектуальной, эмоционально зрелой и нравственно устойчивой личности. По мнению А.Я. Варги, воспитание в семье матери-одиночки не всегда влечет за собой негативные последствия для ребенка. Материнство одинокой женщины может быть настолько успешным, насколько желанным для нее стал ребенок. Если он не был случайным, а был «запланированным» и долгожданным, то мать может преодолеть многие проблемы, справится с трудностями «безотцовщины».

Естественно, несмотря на заинтересованность матери-одиночки в сохра нении благоприятного психологического климата в семье, ей не всегда удается психологически грамотно решать многие семейные вопросы и разрешать воз никшие проблемы. Поэтому обращение к специалистам (психологам, учителям, воспитателям) может оказать существенную помощь семье в стабилизации, а если понадобиться, то и в реконструкции внутрисемейных отношений. В этом плане особенно продуктивна семейная психотерапия, получившая особое признание и популярность.

СЕМЬЯ С ПОДРОСТКАМИ: ПРОБЛЕМА СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ С ПОВСЕДНЕВНЫМИ ТРУДНОСТЯМИ Е.П. Гордиевич, магистрант, БГПУ Научный руководитель: С.С. Гончарова, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой прикладной психологии БГПУ Совладание (сoping, англ. to cope – побеждать, одолевать) – психические процессы и поведение, направленные на преодоление и «переживание»

стрессовых/кризисных ситуаций, особенно психосоциального характера.

Различают понятия «Coping stress» («успешно справляться», «преодоле вать», «совладать») и «Coping behavior» («совладающее поведение», «поведе ние по преодолению»). «Coping behavior» используется для характеристики способов поведения человека в различных трудных ситуациях, Р. Лазарус и С. Фолкман определяли его как постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие стили, прилагаемые человеком для того, чтобы справиться со специфическими внешними и/или внутренними требованиями, которые чрезмерно напрягают ресурсы человека [2, с. 123]. Совладающее поведение связывают с личностным развитием, благополучием, наличием ресурсов и адаптацией. Оно включает сознательные волевые усилия, направленные на управление эмоциями, когнитивными способностями, поведением, физиологическими реакциями и внешними условиями в ответ на стрессовые события или трудные ситуации.

Супружество, родительство – основные и важные статусы человека, кото рые требуют определенных усилий для преодоления трудных ситуаций и тяже лых событий [4, с. 135]. В нашем исследовании трудные ситуации рассмотрены не в качестве критических жизненных событий, а как ежедневные (повседнев ные) стрессовые ситуации (M. Perrez, М. Reicherts) [1]. Существуют эмпири чески подтвержденные данные, что повседневные стрессовые ситуации потен циально способствуют расстройствам. Так патогенное воздействие личностной тревоги, вызывающее появление психических симптомов, моделируются повседневными стрессорами (P.M. Kohn, M. Gurevich). Л. Пирлин и К. Шумер показали, что при совладании со сложностями, возникающими в супружеских отношениях и вопросах воспитания детей, стили/стратегии совладающего поведения более выражены, чем при преодолении трудностей, связанных с выполнением других жизненных ролей [4, с. 135].

Наше исследование проводится в рамках НИР кафедры прикладной пси хологии БГПУ «Жизненный путь личности и семьи: исследование социально психологических ресурсов развития» и магистерской диссертации «Совлада ющее поведение супругов на разных этапах жизненного цикла семьи». Одна из задач исследования: выявить особенности совладающего поведения с повсе дневными трудностями у супругов в семьях с детьми-подростками. В качестве испытуемых выступают 28 супружеских пар (стаж супружества до 20 лет, воспитывающие детей подросткового возраста). Для исследования повседнев ных трудностей нами использовалась «Анкета самонаблюдения за стрессом»

M. Perrez и M. Reicherts [1], которая позволяет изучить повседневные стрес соры, эмоции, каузальную атрибуцию, контролируемость стрессовых ситуаций.

Повседневные стрессовые ситуации включали более 30 микрострессоров. Они были представлены семейными и внесемейными ссорами, производственными проблемами, болезнью собственной или члена семьи, критической оценкой, проблемами отвержения или внешнего вида, мыслями о собственном будущем или будущем членов семьи, финансовыми и другими сложностями.

При изучении совладающего поведения был использован «Опросник о способах копинга» (Way of Coping Questionnaire (WCQ)) авторы Р. Лазарус и С. Фолкман, адаптация Т.Л. Крюковой и Е.В. Куфтяк [3], выявляющий копинг стратегии по 8 шкалам.

Одним из критериев успешного (эффективного) совладания супругов с повседневными трудностями, на наш взгляд, может являться уровень их психо логического благополучия. В исследовании нами был использован опросник «Шкалы психологического благополучия» К. Рифф в адаптации Н.Н. Лепешин ского, который позволяет изучить степень выраженности основных показателей психологического благополучия личности в соответствии с эвдемонистическим подходом: самопринятие, позитивное отношение с окружающими, автономия, управление окружающей средой, цель в жизни, личностный рост [5].

Результаты диссертационного исследования будут доложены на конфе ренции. В тезисах мы попытались сформулировать проблему исследования и представить методы для ее изучения. Дальнейший план исследования предполагает изучение совладающего с повседневными трудностями поведения супругов на разных этапах жизненного цикла семьи.

ЛИТЕРАТУРА 1. Абабков, В.А. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии / В.А. Абаб ков, М. Перре. – СПб.: Речь, 2004. – 166 с.

2. Бодров, В.А. Проблема преодоления стресса. Часть 1: «Coping stress» и теоретические подходы к его изучению / В.А. Бодров // Психологический журнал, том 27. – 2006. – № 1. – С. 122–133.

3. Крюкова, Т.Л. Психология семьи: семейный стресс и совладающее поведение / Т.Л. Крю кова, М.В. Сапоровская, Е.В. Куфтяк. – Кострома: КГУ, 2004. – 240 с.

4. Куфтяк, Е.В. Социальный контекст совладающего поведения в семье / Е.В. Куфтяк // Журнал практического психолога. – 2010. – № 2. – С. 135–155.

5. Лепешинский, Н.Н. Адаптация опросника «Шкалы психологического благополучия»

К. Рифф / Н.Н. Лепешинский // Психологический журнал. – 2007. – № 3. – С. 24–35.

РАБОТА ПСИХОЛОГА ПО ДИАГНОСТИКЕ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ С.С. Иванькова, 4 курс, факультет психологии и педагогики, ГГУ им. Ф. Скорины Научный руководитель: Н.В. Гапанович-Кайдалов, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной и педагогической психологии Одно из приоритетных направлений деятельности психолога – диагно стика семейных, в частности детско-родительских отношений, которая позволяет получить полную и надежную информацию о взаимоотношениях членов семьи на разных этапах их жизни, предотвратить нарушения в детско родительских отношениях и последствия, вызываемые этими нарушениями.

Семья и детско-родительские отношения рассматривались в работах А.С. Спиваковской, Т.Л. Крюковой, Л.Б. Шнейдер, О.А. Карабановой, Р.В. Овчаровой, В. Сатир, Н.А. Коваль и других ученых. В.Г. Казанская, В.И. Слепкова, Г.А. Кураев исследовали проблемы в отношениях подростков с родителями. И.М. Марковская, Э.Г. Эйдемиллер, Т.Ю. Андрущенко, Н.Я. Се маго, А.Я. Варга, В.В. Столин занимались разработкой психодиагностического инструментария для изучения детско-родительских отношений.

Н.А. Коваль определяет детско-родительские отношения как систему разнообразных чувств родителей по отношению к ребенку, ребенка по отношению к родителю, особенностей их восприятия, понимания и оценок друг друга, а также совокупность поведенческих откликов (целей, намерений и т. п.) [1, с. 152]. Одна из особенностей детско-родительских отношений – их постоян ное изменение с возрастом ребенка и неизбежное отдаление ребенка от родителей. Следовательно, диагностика отношений родителей и детей важна на каждом возрастном этапе. Меняются возрастные особенности ребенка, возрастные особенности родителей, меняется социальная ситуация семьи, вместе с тем меняются и взаимоотношения ребенка с родителями.

Психологу важно установить тип родительско-детских отношений и причины их нарушений, изучить динамику родительско-детских отношений, определить модель семейного воспитания. Именно данные задачи решает диагностика детско-родительских отношений [2, с. 310].

В современной психологической литературе указываются 2 основных подхода к исследованию детско-родительских отношений:

1) детско-родительские отношения рассматриваются как подструктура семейных отношений, включающая в себя взаимосвязанные, но неравно значные отношения (А.С. Спиваковская, Э.Роу, И.М. Марковская, А.Я. Варга, В.В. Столин, Е. Шефер и Р. Белл, Н.Я. Семаго и др.). Необходимо уточнить, что детско-родительские отношения можно изучать как со стороны родителей (родительское отношение), так и со стороны детей (отношение ребенка к родителям). При этом А.С. Спиваковская, А.Я. Варга, В.В. Столин, Е. Шефер и Р. Белл особое внимание уделяют анализу родительской позиции, Н.Я. Семаго, П. Трояновская, Т.Ю. Андрущенко, Р. Жиль, Е. Бине и Е. Антони – акцентируют внимание на позиции ребенка, И.М. Марковская считает, что важно знать не только оценку одной стороны – родителей, но и видение этого взаимодействия со стороны детей [4, с. 29];

2) детско-родительские отношения можно анализировать как взаимо отношение, взаимовлияние, активное взаимодействие родителя и ребенка, в котором ярко проявляются социально-психологические закономерности меж личностных отношений (В.Н. Дружинин). Он рассматривает семью как со циальный институт, как социальную группу, а детско-родительские отношения как вид межличностных отношений, которые характеризуются следующими параметрами: отношениями власти – подчинения;

взаимоответственность;

эмоционально-психологической близостью [3, с. 32];

3) относительно характеристик, которым уделяется особое внимание при изучении детско-родительских отношений, выделим основные составляющие взаимодействия родителя и ребенка: эмоциональный, когнитивный и поведенческий [1, с. 158].

Таким образом, наиболее эффективными методиками будут являться те, которые предназначены для исследования обоих позиций диады родитель-ребенок по 3 основным параметрам: эмоциональный, когнитивный, поведенческий.

Данные требования особо актуальны при исследовании детско-родитель ских отношений подростков, так как подростки в силу своих возрастных особенностей обладают повышенной чувствительностью, склонностью к не адекватному реагированию, а также для них характерно частое возникновение отклонений самооценки и уровня притязаний в сторону чрезмерного занижения или завышения, поэтому оценка подростками своих взаимоотношений с родителями должна дополняться мнением родителей. В то же время, родители в силу своей занятости могут не замечать или не придавать значения важным моментам взаимоотношений, либо снижать значимость и давать искаженные представления о своих отношениях с ребенком. Таким образом, очевидна необходимость при исследовании детско-родительских отношений учитывать как позицию ребенка, так и позицию родителя.

Целью нашего исследования является определение наиболее эффек тивных методик диагностики детско-родительских отношений.

Для диагностики детско-родительских отношений используются следующие группы методик.

1. Предназначенные для детей: проективная методика кинетический рисунок семьи Бернса и Кауфмана, проективная методика «Семья животных», методика «Межличностные отношения ребенка» Рене Жиля, варианты методи ки «Незаконченные предложения», детский тест «Эмоциональные отношения в семье» Е. Бине – Е. Антони, «Альбом моей жизни» Т.Ю. Андрущенко, опрос ник «Подростки о родителях» Е. Шафера, методика «Детско-родительские отношения подростков» П. Трояновской, методика диагностики субъективной оценки межличностных отношений ребенка Н.Я. Семаго, модификация оценочно-самооценочной методики.

2. Предназначенные для родителей: родительское сочинение «История жизни моего ребенка» О.А. Карабановой, тест-опросник родительского отно шения А.Я. Варги, В.В. Столина, опросник стиля родительского воспитания Э.Г. Эйдемиллера, В.В. Юстицкого, опросник родительских установок РАRYЕ.

С. Шеффера и Р.К. Белла и др.

Однако наиболее эффективным для диагностики детско-родительских отношений подростков является опросник «Взаимодействие родитель-ребенок»

И.М. Марковской. Это одна из немногих методик, содержащая параллельные формы опросника – для родителей и детей. Методика включает в себя шкалы по таким параметрам, как «автономия-контроль», «отвержение-принятие», «требо вательность», «степень эмоциональной близости, привязанности», «строгость», «непоследовательность-последовательность». Данная методика позволяет получить достаточно полную информацию о характере взаимоотношений родителей и детей и является наиболее эффективной и информативной среди множества психодиагностических методик детско-родительских отношений подростков.

Таким образом, при работе с семьей психологу необходимо учитывать, что детско-родительские отношения – это подструктура семейных отношений, включающая в себя взаимосвязанные отношения родителей к ребенку (родительское отношение), отношение ребенка к родителям, которые включают в себя когнитивный, поведенческий, эмоциональный аспект.

Следовательно, наиболее эффективными методиками диагностики детско-родительских отношений подростков являются те, которые содержат формы для обследования и детей, и родителей по 3 основным параметрам:

эмоциональный, когнитивный, поведенческий. Одной из немногих методик, удовлетворяющих данным требованиям является опросник И.М. Марковской, позволяющий объективно оценить семейную ситуацию, выявить проблемы во взаимоотношениях, возможные их причины.

ЛИТЕРАТУРА 1. Коваль, Н.А. Психология семьи и семейной дезадаптивности: учеб. пособие / Н.А. Ко валь, Е.А. Калинина. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – 351 с.

2. Забрамная, И.Ю. Психолого-педагогическая диагностика: учеб. пособие для студ.

высш. пед. учеб. заведений / под ред. И.Ю. Левченко, С.Д. Забрамной. – М.: Изд.

центр «Академия», 2003. – 320 с.

3. Дружинин, В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – СПб.: Питер, 2006. – 176 с.

4. Марковская, И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми / И.М. Марковская. – СПб.: Речь, 2005. – 150 с.

ВОСПРИЯТИЕ ДЕТЬМИ ОТЦОВСКОГО ОТНОШЕНИЯ К НИМ В ПОСТРАЗВОДНЫЙ ПЕРИОД Н.А. Комелева, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной психологии БГПУ Казалоcь бы, ни у кого не вызывает cомнения, что пcихологичеcкое благополучие ребенка завиcит от обоих родителей, но при этом одни пcихологи cчитают, что матери и отцы играют одинаковую роль в развитии детей, что определяющим являетcя не пол родителей, а отношения в cемье, ценноcтные уcтановки. Другие уверенны, что оба родителя влияют на ребенка по-разному, на разные cтороны его личноcти.

Развод – ненормативный семейный кризис, который характеризуется продолжительностью и болезненностью переживаний супругами и, конечно же, детьми. Родители, выясняя свои отношения, забывают о чувствах детей. Развод и его последствия изучаются многими психологами, но так получается, что основной акцент делается на одну грань этих явлений: взаимоотношения бывших супругов, а вот взаимоотношениям отца и детей уделяется недостаточно внимания. Об этом свидетельствует небольшое количество исследований по проблеме взаимоотношений отцов и детей после развода.

Вопрос об отношениях отцов и детей после развода является малоизученным в силу многих факторов: с одной стороны семья и ее жизнь являются социально наблюдаемыми, а с другой стороны, семья – это достаточно интимный мир, в который впускать кого-то постороннего мало кому хочется;

недостаточный уровень психологической культуры нашего общества;

установка, которая появляется у многих женщин после развода:

«бывший муж» – это «бывший отец».

Целью данного исследования является выявление факторов, определяющих восприятие детьми отцовского отношения к ним в постразводный период.

Гипотеза исследования: восприятие детьми отцовского отношения к ним связано с полом ребенка и отношением матери к бывшему супругу в постразводный период.

Объект исследования: восприятие подростками межличностных отно шений с отцом.

Предмет исследования: факторы, определяющие восприятие подростков отцовского отношения к ним в постразводный период.

Методы исследования: теоретический анализ литературы;

психодиагностические;

методы статистической обработки.

Диагностические методики: опросник «Взаимодействие Родитель – Ребенок» И.М. Марковской;

опросник «Реакция супругов на конфликт»

А.С. Кочарян, Г.С. Кочарян, А.В. Киричук.

В исследовании принимают участие 30 пар родных братьев и сестер и их матери (30 человек), которые состоят в разводе со своими супругами.

С помощью опросника «Реакции супругов на конфликт» выясняется взгляд женщины относительно тех сложностей, которые возникают во взаимопонимании и взаимоотношениях с бывшим супругом после развода.


Женщины отвечали на вопросы со своей позиции и с позиции бывшего супруга.

При анализе результатов опросника «Реакции супругов на конфликт» были получены статистически значимые показатели (коэффициент корреляции r-Пирсона) по шкале «неконструктивные установки на брак» (р 0,01), по шкале «агрессия» (включает в себя как физическую, так и вербальную агрессию) (р 0,01), и шкале «соматизация тревоги» (р 0,01).

По данным показателям видно, что женщина воспринимает установки бывшего супруга во взаимоотношениях, как дезинтегрирующие семейную структуру и препятствующие реконструкции супружеских отношений, а бывший супруг воспринимается агрессивным. В результате восприятия отношений как достаточно сложных и конфликтных происходит соматизация тревоги у женщин.

Так как коэффицент корреляции r-Пирсона свидетельствует о значимой связи показателей у бывших супругов, то можно судить о том, что женщина либо проецирует свое негативное отношение к бывшему супругу и делегирует ему всю ответственность за случившийся развод и нежелание строить адекватные отношения, либо о разделении женщиной ответственности с бывшим супругом. Если говорить о влиянии материнского отношения на восприятие детьми отцовского отношения к ним, то в случае проекции негативных установок, восприятие детьми может носить также негативный характер. А в случае разделения матерью ответственности – дети не будут ощущать материнского негативного отношения к отцу, и соответственно восприятие отношения отца к себе будут рассматривать как положительное, поддерживающее, эмоционально теплое.

Опросник «Взаимодействие родитель – ребенок» подростки заполняли по отношению к матери и отцу, с целью определения разницы в восприятии отношений с родителями у сыновей и дочерей. Матери заполняли данный опросник по отношению к сыну и дочери с целью определения разницы во взаимоотношениях с разнополыми детьми.

При анализе полученных данных по опроснику «Взаимодействие родитель – ребенок» с позиции восприятия отношений дочерей и матерей не было выявлено статистически значимых показателей, это свидетельствует о том, что восприятие стилей взаимодействия между матерями и их дочерьми не согласуются: то, как воспринимают мамы, не совпадает с тем, как восприни мают дочери. А также не было получено статистически значимых показателей в восприятии отцовского отношения с позиции дочери.

С помощью t-критерия Стьюдента для зависимых выборок были выяв лены статистически значимые различия в восприятии взаимоотношений дочерей и матерей по шкалам «эмоциональная дистанция-близость» (р 0,01);

«неудовлетворенность отношениями-удовлетворенность» (р 0,05). У дочерей по данным шкалам различия более выражены: дочери воспринимают отноше ния матерей как эмоционально близкие и выражают большую удовлетво ренность в отношениях, чем матери.

При анализе данных с позиции восприятия отношений сыновей и матерей, также как и в случае восприятия отношений с позиции дочерей и матерей не было выявлено статистически значимых показателей. Что касается различий в восприятии отношений со стороны сыновей и матерей, то они были выявлены по тем же шкалам, что и у дочерей: «эмоциональная дистанция близость» (р 0,01);

«неудовлетворенность отношениями-удовлетворенность»

(р 0,01). Эти показатели демонстрируют рассогласованность в восприятии отношений между матерями и сыновьями.

Можно сделать вывод о несоответствии в восприятии взаимоотношений детей и матерей в разведенных семьях, а также о возможных проблемах непонимания друг другом и на этом фоне возможны конфликтные ситуации.

Получены согласованные показатели по шкале «автономность-контроль» с позиции восприятия сыновьями отцовского и материнского отношения (р 0,01).

Чем более контролирующей воспринимается позиция матери, тем более автономным воспринимается отношение отца. Можно говорить о том, что сын воспринимает отношение матери как более контролирующее, в силу того, что женщина, взяла на себя контролирующую функцию отсутствующего отца. А отец в связи с этим воспринимается как более автономный, в силу того, что он проживает отдельно и не может контролировать сына постоянно.

У дочерей получены статистически значимые связи по шкале «мягкость строгость родителя» (р 0,01), чем строже дочери воспринимают отношение матери к себе, тем строже воспринимается отец.

Существуют различия в восприятии отношения отца с точки зрения сыновей и дочерей. Сыновья воспринимают отношение отца к себе как более требовательное (р 0,05), строгое (р 0,05), сотрудничающее (р 0,01), чем дочери. Следовательно, сыновья и дочери по-разному воспринимают отношение отца к себе. Можно говорить о том, что сыновья выражают, таким образом, потребность во внимании со стороны отца в силу особенностей возраста и меняющейся социальной ситуации развития. Поэтому родителям очень важно строить свои отношения с учетом потребностей детей.

Из вышесказанного видно, что восприятие отцовского отношения подростками в постразводный период связано с их полом и с характером взаимоотношений бывших супругов с позиции восприятия этих отношений матерью.

ФОРМИРОВАНИЕ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ И РОДИТЕЛЬСКИХ УСТАНОВОК У СТУДЕНТОВ-СИРОТ В ВУЗЕ О.О. Коробан, студент-магистрант факультета педагогики и психологии детства МГУ им. А.А. Кулешова Научный руководитель: И.А. Комарова, кандидат педагогических наук, доцент, декан факультета педагогики и психологии детства Институт семьи и брака рассматривается в качестве одной из величайших ценностей, созданных человечеством за всю историю своего существования. В ее позитивном развитии, сохранении, упрочении заинтересовано как государство, общество в целом, так и каждый отдельный человек. Независимо от возраста любой из нас нуждается в прочной надежной семье, реализующей функции защиты и поддержки. Институт семьи и брака в Республике Беларусь является объектом повышенного внимания со стороны общественности и государства [1, с. 29]. В общественном сознании формируется новый взгляд на положение семьи, статус семьянина, многодетную семью как модель будущего.

Решение задачи демографической безопасности страны зависит от молодого поколения, что актуализирует проблему подготовки студенческой молодежи к семейной жизни. Необходимо отметить, что именно от степени осознанного отношения молодого поколения к семейно-брачным ценностям зависят перспективы улучшения демографической ситуации в нашей стране [2].

Вопрос формирования семейных ценностей и родительских установок у молодежи учеными начал исследоваться относительно недавно. Прежде всего, это связано с изменением самого типа семьи, а также системным кризисом института семьи в современных условиях [3, с. 56].

Проблемой формирования семейных ценностей у молодых людей занима лись А.И. Антонов, И.В. Бестужев-Лада, А.Г. Волков, Т.А. Гурко, Г.И. Климан това, А.И. Кузьмин, В.Т. Лисовский, М.В. Медков, Н.М. Римашевская, В.А. Сы сенко и др.

Социологическое исследование, проводимое в МГУ им. А.А. Кулешова, показало, что проблема семьи и брака для студенческой молодежи имеет ог ромное значение. Абсолютное большинство опрошенных в 2009/2010 учебном году студентов считают для себя обязательным вступление в брак и создание семьи;

98,4 % намерены в будущем иметь детей. При этом юноши и девушки при вступлении в брак склонны руководствоваться главным образом своими романтическими чувствами, оставляя меркантильные соображения практически без внимания. Так, для 90,3 % опрошенных студенток и 81,2 % студентов МГУ им. А.А. Кулешова основным мотивом вступления в брак является любовь.

Стремясь к семейному счастью, студенты главенствующую роль отводят таким факторам, как взаимная любовь (89,9 %), материальный достаток (46,7 %), наличие детей (39,7 %). Лишь 1,6 % респондентов не ориентированы на деторождение, что объясняется главным образом наличием у них проблем со здоровьем, а также желанием сделать карьеру. При этом более 1/3 опрошенных (67,1 %) считают идеальной модель двухдетной семьи. Для каждого пятого респондента (22,3 %) идеалом является семья с тремя детьми, и лишь каждый тринадцатый опрошенный студент (7,6 %) в качестве эталона рассматривает однодетную семью.

В предыдущем учебном году нами проводилась работа по тренинговой программе формирования осознанного родительства. Программа тренинга включала шесть занятий, проводимых во внеурочное время на протяжении учебного года. Упражнения программы носили практико-ориентированный характер с учетом игровой формы подачи информации. Все занятия находились во взаимосвязи друг с другом и имели главную общую цель: формирование позиции осознанного родительства у студентов-сирот, обучающихся в условиях высшего учебного заведения. Занятия были размещены в строгой иерархии, так как последующее занятие опиралось на содержание предыдущего.

В текущем учебном году нами был создан на базе социально-психо логической службы университета клуб «Осознанное родительство», где со студентами сиротами была продолжена работа по формированию семейных ценностей и родительских установок посредством тренинговой деятельности.

Целью тренинговой работы в высшем учебном заведении явилось оказание помощи студентам-сиротам в формировании позиции осознанного родительства, семейных ценностей и родительских установок. В качестве основного метода тренинговой работы продолжало выступать игровое упражнение. По численно сти тренинговая группа состояла из двадцати человек. Занятия проходили один раз в месяц. Программа тренинговой деятельности была рассчитана на учебный год. Нами была разработана серия занятий. Каждое занятие имело четкую цель, задачи и было посвящено определенной теме, например, первое занятие имело название «Семья в моей жизни». Целью данного занятия явилось содействие в формировании убеждения о ценности семьи в жизни человека. Второе занятие – «Он и Она», было направлено на формирование положительного отношения воспитанников к себе как представителю пола и т. д. Все занятия имели общую гибкую структуру, наполняемую разным содержанием. Занятия состояли из трех основных частей: водной, смысловой, заключительной. Структурные части занятий выстраивались следующим образом:

Часть 1. Вводная. Целью данной части являлось снятие эмоционального напряжения, настрой на плодотворную работу, групповое сплочение.

Часть 2. Смысловая. В нее входили упражнения, целью которых являлось формирование позиции осознанного родительства у студентов-сирот.

Часть 3. Заключительная. В эту часть входили упражнения способству ющие фиксации основных достижений тренингового занятия.

В соответствии с первой частью занятий, мы проводили упражнения, направленные на снятие напряжения, групповое сплочение, развитие чувств доверия к другим людям (упражнения «Лобное место», «Переходим на один язык», «Глас в пустыне», «Паровозик»). Участникам предлагалось поделиться впечатлениями прошедшего дня, сказать о том, что изменилось, произошло со времени последнего занятия.

Вторая часть занятия несла основную смысловую нагрузку. Задачами этой части явилось осознание содержания понятия «родительство» (упраж нение «Переходим на один язык»);

выделение проблемных областей в сфере родительства участниками тренинга («Мое родительское – «Я»);

разработка проблемных областей родительства по различным направлениям конструкта («Мир родителя»);

самосовершенствование себя как будущего родителя («Я – будущий родитель»);

осознание направленности «исполнения» родительской роли («Родительская семья»);

формирование единства родительской роли в тренинговых парах («Прошлое, настоящее, будущее»).

Заключительная часть занятия была направлена на обучение навыкам рефлексии. А также способствовало фиксации основных достижений тренинга (упражнение «Клубок»). В конце каждого занятия ребятам предлагалось выполнить домашнее задание.

Таким образом, имея определенные знания в данной области, будущие родители будут более осознанно подходить к вопросу создания семьи и рожде нию ребенка. Не менее важно изменить общественное мнение относительно значимости семейных ценностей в жизни не только студентов, но и любого человека. Только при реализации данных условий станет возможным осознан ное отношение современной молодежи к вечным ценностям, основными из которых являются семья и дети.

ЛИТЕРАТУРА 1. Назарова, И.Б. Возможности и условия адаптации сирот / И.Б. Назарова // Социол.

исслед. – 2001. – № 4. – С. 70–77.

2. Овчарова, Р.В. Родительство как психологический феномен: учеб. пособие / Р.В. Ов чарова. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. – 496 с.

3. Смагина, Л.И. Сиротство как социальная проблема / Л.И. Смагина. – Минск: Унi версiтэцкае, 2004. – 144 с.

ВЗАИМОСВЯЗЬ САМООЦЕНКИ ПОДРОСТКОВ С ОСОБЕННОСТЯМИ РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ И.А. Ласюкова, 4 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: Е.Е. Миронова, старший преподаватель кафедры психологии Подростковый возраст – это самый трудный и самый сложный из всех детских возрастов, представляющий собой период становления личности.

Наиболее важным отличительным признаком этого периода являются фундаментальные изменения, происходящие в сфере самосознания подростка, которые имеют кардинальное значение для всего последующего развития и становления подростка как личности. Согласно мнению Б.Г. Ананьева, сознание, пройдя через многие объекты отношений, само становится объектом самосознания и, завершая структуру характера, обеспечивает его целостность, способствует образованию и стабилизации личности. Таким образом, постепенно у подростка формируется своя самооценка.

Цель исследования: выявить взаимосвязь самооценки подростков с особенностями родительских отношений.

Объект исследования: самооценка подростков.

Предмет исследования – взаимосвязь самооценки подростков с особенностями родительских отношений.

Гипотеза исследования: особенности родительского отношения оказы вают существенное влияние на формирование самооценки у подростков.

В целях выявления уровня самооценки подростков и особенностей условий семейного воспитания использовались следующие психодиагно стические методики:

– для диагностики родительского отношения используется тест-опросник родительского отношения (ОРО), разработанный В.В. Стoлиным, А.Я. Варгой;

– для диагностики самооценки подростков используется тест «Вербальная диагностика самооценки личности»;

В исследовании приняло участие 35 человек, из них 14 (40 %) мальчиков и 21 (60 %) девочка. Возраст испытуемых – подростки 12–13 лет.

В исследовании участвовали 35 матерей подростков.

Для проверки гипотезы о наличии взаимосвязи самооценки подростков с видом родительских отношений использовался коэффициент корреляции Спирмена. По данным исследования в нашей выборке преобладает высокий уровень самооценки – 59 %, при этом у мальчиков самооценка выше, чем у девочек – 57,2 %.

Результаты корреляционного анализа представлены в таблице.

Таблица – Взаимосвязь самооценки подростков с видом родительских отношений Принятие – Авторитарная Коопера- Сим- Маленький отвержение гипер ция биоз неудачник ребенка социализация Самооценка -0,655** -0,379* -0,115 0,579** 0, Принятие – отвержение ребенка 1 0,564** 0,248 -0,649** -0,405* Кооперация 0,564** 1 0,189 -0,562** -0,621** Симбиоз 0,248 0,189 1 -0,114 -0, Авторитарная гиперсоциализация -0,649** -0,562** -0,114 1 0,618** Маленький неудачник -0,655** -0,621** -0,202 0,618** ** – коэффициент корреляции значим на уровне 0.01;

* – коэффициент корреляции значим на уровне 0.05.

По данным, представленным выше, самооценка подростков связана с тремя видами родительского отношения. При этом уровень самооценки испытуемых прямо пропорционален двум видам родительского отношения – это «Принятие – отвержение ребенка» ( = -0,655, p 0,01) и «Кооперация»

( = -0,379, p 0,05) и обратно пропорционален «Авторитарной гиперсоциализации» ( = 0,579, p 0,01).

Эти результаты указывают на то, что положительное отношение к подростку, принятие взрослым его таким, какой он есть, уважение и признание его индивидуальности, одобрение интересов и желание уделить достаточно времени подростку без сожаления об этом, оказывает влияние на формирование у него высокого уровня самооценки. Также формированию высокого уровня самооценки способствуют проявление со стороны взрослого искреннего ин тереса к тому, что интересует подростка, высокая оценка способностей, поощрение самостоятельности и инициативы, стремление быть с ним на равных, а также небольшой контроль за действиями со стороны взрослого человека.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что взрослые (в нашем случае матери) к мальчикам проявляют больше искренний интерес к тому, что интересует их, более высоко оценивают способности, больше поощряют их самостоятельность и инициативу, стараются быть с ним на равных, чем по отношению к девочкам.

Родительское отношение к мальчикам и девочкам различается по показателям «Кооперация», «Авторитарная гиперсоциализация» и «Маленький неудачник». Самооценка девочек-подростков в большей степени связана с видом родительского отношения, чем самооценка мальчиков-подростков.

Адекватность самооценки зависит от пола подростков. У девочек самооценка более адекватна, чем у мальчиков.

Состав семьи (полная семья/не полная семья) не оказывает влияния на адекватность самооценки подростков.

ЛИТЕРАТУРА 1. Бернс, Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс;

пер. с англ. – М.: «Прогресс», 1986. – 420 с.

2. Тихонрович, О.В. Особенности Я-образа воспитанников социальных приютов // Весці БДУ. Сер.1. Педагогіка. Псіхалогія. Філасофія. – 2008. – № 4. – С. 35–39.

3. Рогов, Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании: учеб. пособие / Е.И. Рогов. – М.: ВЛАДОС, 1996. – С. 328–334.

4. Фетискин, Н.П. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп / Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. – М., 2002. – C. 48–49.

ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ПОДРОСТКОВ С РОДИТЕЛЯМИ А.Н. Лемех, 2 курс, факультет психологии и педагогики, ГГУ им. Ф. Скорины Научный руководитель: Н.В. Гапанович-Кайдалов, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной и педагогической психологии В настоящее время постоянно возрастает интерес ученых к изучению проблемы взаимоотношений подростков с родителями. Это связано с низкой заинтересованностью современных родителей в нахождении источника проблемы и в дальнейшем ее разрешении, а также с незнанием психологии подростка. Очевидно, что причины конфликтов нужно искать в семье, которая является незыблемой основой от рождения и «на всю жизнь». Повышенный уровень моральной ответственности, гипо-, гиперпротекция, эмоциональное отвержение, жестокое обращение с ребенком и другие типы неправильного воспитания вызывают проблемы во взаимоотношениях родителей с детьми.

Поэтому необходимо уделить особое внимание подростковому возрасту, как сложному периоду, который связан с переходом от детства к взрослости. Роди телям непросто принять и одобрить новый «образ» ребенка, который теперь стремится к независимости, поведенческой автономии, принятию самостоя тельных решений. Поэтому атмосфера в доме часто напряженная, возникает непонимание, недоверие, «отделение подростка от семьи». Разрешение конфликтов в детско-родительских отношениях требует более глубокого осмысления для достижения понимания, укрепления эмоциональной близости.

Цель нашего исследования – определить особенности взаимоотношений подростков с родителями, выявить причины возникновения проблем в детско родительских отношениях.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.