авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» ...»

-- [ Страница 6 ] --

Разные психологические теории по-разному характеризуют подростко вый возраст. Так, И.С. Кон [1] называет подростковый возраст «периодом эман сипации ребенка от родителей». Этот процесс является сложным и много мерным и включает, как минимум, три аспекта: эмоциональный, поведенче ский, нормативный. Эмоциональная эмансипация – перестройка всей системы эмоциональных отношений подростка, избавление от детской эмоциональной зависимости от родителей, появление значимых эмоциональных отношений с другими людьми. Нормативная эмансипация – формирование у молодых людей своей системы норм и ценностей, нередко отличающейся от тех, которых придерживаются их родители. Поведенческая эмансипация – стремление освободиться от контроля со стороны родителей, отстаивание права на принятие собственных решений без внешнего руководства.

Как указывает В.С. Мухина, подростковый возраст – это период жизни человека от детства до юности (от 11–12 до 14–15), «самый короткий по астрономическому времени период подросток проходит великий путь в своем развитии: через внутренние конфликты с самим собой и с другими, через внешние срывы и восхождения он может обрести чувство личности» [2].

Таким образом, подросток – это уже не ребенок, но еще и не вполне сформировавшаяся личность. И чаще всего родителям не хочется признаваться себе в том, что их ребенок начинает взрослеть, у него появляются собственные приоритеты в жизни, свои позиции по каким-то вопросам. Они привыкли воспринимать своего ребенка, как существо зависимое, несамостоятельное и полностью подчиненное их воле. Но этой основе нередко и возникают конфликты.

Статистические данные о конфликтах подростков с родителями в разных странах приблизительно одинаковы: несмотря на то, что около 70 % подростков отмечают наличие каких-либо проблем, являющихся предметом споров и взаимных жалоб, серьезные конфликты подростков с родителями встречаются приблизительно в 15–20 % семей, примерно 5–10 % находятся в постоянных острых конфликтах, заявляют о непонимании со стороны родителей и глубоких расхождениях с ними по многим вопросам. В целом же более 60 % подростков считают, что встречают понимание со стороны родителей и испытывают удовольствие от их общества. Конфликтуют с родителями постоянно – 3 %, часто – 10 %, иногда – 26 %, редко – 38 %, не имеют конфликтов – 22 % опро шенных [3].





На становление Я-концепции в подростковом возрасте, когнитивное и эмоциональное развитие ребенка оказывает влияние стиль семейного воспитания. Он характеризуется методом общения и взаимодействия, степенью удовлетворения потребностей ребенка, особенностями родительского контроля.

При гиперпротекции родители отдают подростку крайне много сил, уделяют достаточно внимания и времени. Воспитание становится главным делом их жизни. Они не только подчеркивают важное место подростка в их жизни, но и имеют преувеличенное представление о том, что произойдет, если не отдавать ему все силы и время. Если родители используют в воспитании стиль гипопротекции, то ребенок оказывается на периферии их внимания. В ситуации потворствования родители стремятся к максимальному и некрити ческому удовлетворению любых потребностей ребенка. Объясняя необходи мость такого воспитания, родители приводят аргументы, являющиеся типичной рационализацией: слабость ребенка, его исключительность, желание дать ему то, чего они сами были лишены в детстве. Игнорирование потребностей под ростка противоположно потворствованию и характеризуется недостаточным стремлением родителей удовлетворить его потребности. Зачастую не учиты ваются духовные потребности, особенно потребности в эмоциональном кон такте, общении с родителями, их любви. Чрезмерность требований лежит в основе повышенной моральной ответственности. В этом случае ребенку предъявляются слишком высокие требования, не соответствующие его возможностям. Они не только не содействуют развитию личности, а напротив, ставят ее под угрозу. Это может выражаться в перекладывании значительной части обязанностей(ведение хозяйства, уход за малолетними детьми) на ребен ка либо требовании значительных успехов, не соответствующих способностям, в учебе или других занятиях.

Недостаточность обязанностей у подростка вызвана тем, что, по мнению родителей, его трудно привлечь к каким-либо домашним обязанностям, да и нет в этом необходимости.

При чрезмерном количестве запретов ребенку предъявляются требования, ограничивающие его свободу и самостоятельность. Родители демонстрируют страх пред любым проявлением самостоятельности ребенка, что выражается в резком преувеличении негативных последствий, которые имеют место даже при незначительном нарушении запретов. При чрезмерном количестве санкций родители используют строгие наказания даже за незначительные нарушения.

Недостаточное количество запретов проявляется в том, что ребенок легко нарушает любые правила, если они существуют. Родители не хотят или не могут установить какие-либо рамки в его поведении. Минимальное количество санкций проявляется в склонности родителей обходиться без наказаний или применять их крайне редко. Они сомневаются в результативности любых наказаний и считают целесообразным использовать только поощрения.

Неустойчивый стиль воспитания характеризуется резкой сменой приемов и методов: от очень строгих к либеральным и, наоборот, от значительного внимания к ребенку к эмоциональному его отвержению.

Таким образом, следует учитывать тот факт, что родители для ребенка являются: 1) источником эмоционального тепла и поддержки;

2) властью, распорядителями благ;

3) образцом и примером для подражания;

4) друзьями и советчиками. В любом возрасте во взаимоотношениях родителей с ребенком должны присутствовать все четыре функции, но их влияние в разные возрастные периоды неодинаково. С наступлением подросткового возраста все большее влияние приобретает четвертая. В связи с этим следует перестроить характер взаимоотношений и общения родителей с подростками в сторону сотрудничества. Именно такой стиль взаимодействия в семье будет способствовать формированию устойчивого положительного образа «Я»

ребенка, развитию атмосферы доверия и уважения, минимизированию проблемных и конфликтных ситуаций, а также быстрому их разрешению.

ЛИТЕРАТУРА 1. Кон, И.С. Психология старшеклассника / И.С. Кон. – М.: Педагогика, 1990. – 225 с.

2. Мухина, В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество / В.С. Мухина. – М.: Академия, 1999. – 456 с.

3. Реан, А.А. Социальная педагогическая психология / А.А. Реан, Я.Л. Коломинский. – СПб.: Питер, 2003. – 416 с.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АКЦЕНТУАЦИЙ ХАРАКТЕРА У ПОДРОСТКОВ-СИРОТ И ПОДРОСТКОВ ИЗ ПОЛНЫХ СЕМЕЙ А.А. Ливинская, 4 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: А.А. Аладьин, кандидат психологических наук, доцент, и.о. профессора кафедры психологии Актуальность проблемы исследования связана с тем, что депривация семейного общения оказывает крайне негативное влияние на психическое развитие детей. У значительной части воспитанников детских домов и школ интернатов имеются различные отклонения в развитии, что в дальнейшем обусловливает трудности социально-трудовой адаптации выпускников.

Проблемы психологического характера детей-сирот определяются недостатком родительской ласки и любви, ранней материнской депривации неформального общения с взрослыми. Этот фактор, накладывает отпечаток на весь дальнейший период формирования личности.

Объектом исследования являются акцентуации характера в подрост ковом возрасте.

Предметом исследования – особенности акцентуации характера у под ростков сирот.

Эмпирическое исследование было проведено на базе средней школы № 84 г. Минска и Станьковской школы-интерната. В исследовании приняли участие 20 учащихся 8–9 классов в возрасте от 13 до 15 лет. Воспитанники школы-интерната составили 14 человек, которые лишены возможности общения с членами своей семьи. У испытуемых либо отсутствуют родители (сироты), либо их родители лишены родительских прав, ввиду чего родителям запрещено общаться с детьми. Кроме того, у этих подростков отсутствуют сиблинги, либо им про их наличие ничего не известно.

Для изучения выраженности у испытуемых акцентуаций личности использовался опросник Леонгарда–Шмишека.

Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с при менением методов математической статистики: описательная статистика, и критерии различий (t-критерий Стьюдента для двух независимых выборок).

Все расчеты производились в программе SPSS 13.0 forWindows.

В таблице представлены результаты сравнения выраженности акцентуа ций личности у воспитанников школы-интерната (группа 1) и школьников, воспитывающихся в родительской семье (группа 2).

Анализируя различия в выраженности в двух группах акцентуаций, следует отметить, что в группе воспитанников школы-интерната показатель акцентуации по застревающему, тревожному, возбудимому и экзальтированно му типам значимо выше, чем в группе школьников, воспитывающихся в семье.

Средние значения выраженности в группе 1 акцентуаций по возбудимому и экзальтированному типам (16,29 ± 4,084 и 18,5 ± 4,62 соответственно) свиде тельствуют о том, что у большинства воспитанников школы-интерната данные акцентуации имеют пограничные значения (18 и более баллов), что может свидетельствовать о влиянии депривации семейного общения на развитие личности. Дети, находящиеся в ситуации депривации семейного общения отличаются более высокой тревожностью, аффективными срывами, большим накалом эмоциональной фрустрации, что находит свое выражение в агрессивном поведении. Они не усваивают навыков продуктивного общения при наличии ярко выраженной потребности в любви и внимании;

не умеют налаживать общение с окружающими. В силу неправильного и недостаточного опыта общения дети часто занимают по отношению к другим людям агрессивно-негативную позицию.

Таблица – Сравнительный анализ выраженности акцентуаций личности у воспитанников школы-интерната и школьников, воспитывающихся в родительской семье Группа 1 Группа 2 Значение t-критерия (N = 14) (N = 20) Стьюдента М М t р Гипертимический 15,43 5,374 16,95 4,796 0,867 0, 14,86 2,598 12,75 2,447 0, Застревающий 2, Эмотивный 13,50 3,057 13,65 3,829 0,122 0, Педантический 12,86 3,820 13,90 4,025 0,759 0, 11,79 4,964 6,85 3,617 0, Тревожный 3, Циклотимический 14,79 5,700 17,70 3,629 1,824 0, Демонстративный 10,00 3,922 10,50 4,347 0,343 0, 16,29 4,084 12,70 3, Возбудимый 2,575 0, Дистимический 9,64 3,754 11,10 3,655 1,132 0, 18,50 4,620 14,55 5,145 0, Экзальтированый 2, Дети, находящиеся в ситуации депривации семейного общения менее успешны в разрешении конфликтов как со взрослыми, так и со сверстниками.

Они агрессивны, стремятся обвинить окружающих в возникновении конфликта, не могут осознать свою вину, неспособны к продуктивному, конструктивному выходу из конфликта. Последствия недостаточного общения ребенка со взрослыми, в том числе и с родителями нарушает и изменяет ход нормального психического развития ребенка. Ограниченный круг контактов препятствует формированию продуктивных навыков общения со сверстниками и взрослыми, затрудняет формирование адекватной картины мира, что, в свою очередь, оказывается существенным препятствием на пути их адаптации и интеграции в более широком социуме.

Описывая эпилептоидную акцентуацию, следует отметить, что реакции возбудимых личностей импульсивны. Если что-либо им не нравится, они не ищут возможности примириться, им чужда терпимость. И в мимике, и в словах они дают волю раздраженности, открыто заявляют о своих требованиях или же со злостью удаляются. В результате такие личности по самому пустячному поводу вступают в ссору с начальством и с сотрудниками, грубят, агрессивно швыряют прочь работу, подают заявления об увольнении, не отдавая себе отчета в возможных последствиях. Аффективная составляющая эпилептоидной личности усиливается экзальтированной акцентуацией, так как экзальтирован ные люди реагируют на жизнь более бурно, чем остальные. Темп нарастания реакций, их внешние проявления отличаются большой интенсивностью.

Экзальтированные личности одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. Другой полюс реакций – крайняя впечат лительность по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным способна довести такого человека до отчаяния.

Таким образом, проведенное исследование, позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, существуют статистически достоверные различия в акцен туации характера детей-сирот и детей, воспитывающихся в семье. Во-вторых, воспитание в учреждениях образования интернатного типа при отсутствии возможности для общения с семьей действительно негативно влияет на разви тии подростков, а именно на развитии акцентуаций таких типов, как застрева ющий, тревожный, возбудимый и экзальтированный. Это проявляется в повы шенном уровне ситуативной и личностной тревожности, неспособности детей сохранять устойчивость психической деятельности в напряженных ситуациях.

ЛИТЕРАТУРА 1. Алексеенкова, Е.Г. Личность в условиях психической депривации / Е.Г. Алексеенкова. – СПб.: Питер, 2009. – 96 c.

2. Леонгард, К. Акцентуированные личности / К. Леонгард. – Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 2000. – 544 с.

3. Личко, А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А.Е. Личко. – 2-е изд.

доп. и перераб. – Л.: Медицина, 1983.

4. Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия / сост. В.С. Мухина. – М.:

Просвещение, 1991. – 223 с.

ОТНОШЕНИЕ К СЕМЬЕ У МЛАДШИХ ПОДРОСТКОВ, ПЕРЕЖИВШИХ РАЗВОД РОДИТЕЛЕЙ Д.Б. Лукашеня, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: Е.Н. Ермакова, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической и консультативной психологии Распад семьи является острой проблемой нашего общества. Разводы увеличивают количество неполных семей. В них создается система отношений между одним из родителей и ребенком.

Наибольшая частота разводов приходиться на первые семь лет совместной жизни. Женщины более склонны считать причиной разводов материальные трудности, пьянство и ослабление ценности семьи, а мужчины, скорее, – новое увлечение, несовместимость и скуку семейной жизни. Таким образом, прослеживается явная склонность приписывать ответственность за развод противоположному полу [3, с. 69].

Молодежь чаще видит причины в несовместимости, новой любви, изменах и однообразии, а старшие возрастные группы – в ослаблении ценности семейной жизни для поколения нынешнего и пьянстве.

Одни исследователи рассматривают развод как негативное явление, форму проявления семейной деструкции. Другие исследователи полагают, что развод может играть и позитивную роль, если он ведет к действенному решению семейной проблемы. Подобную точку зрения на развод они обосновывают тем, что в некоторых случаях нецелесообразно сохранять брак как союз, а, тем более, что деструктивные отношения между родителями могут оказывать травмирующее воздействие на психику и десоциализирующее влияние на формирование их личности.

Для ребенка развод, как правило, становится сильнейшим потрясением, вызвать неблагополучные последствия, проявление которых иногда продолжается значительное время. Только в одном случае решение о разводе родителей ребенок воспримет с облегчением: если отец был для ребенка источником угрозы или объектом страха. Во всех же других обстоятельствах поведение ребенка изменится, как оно меняется у всех людей переживших психологический стресс [4, с. 77].

Ряд исследователей отмечает, что дети с разведенными родителями в дальнейшем заметно отличаются по-своему поведению от детей, чьи родители жили вместе. Став взрослыми, такие дети иначе строят свою жизнь. Дети разведенных родителей раньше взрослеют, быстрее оставляют дом, женятся и заводят детей. Отношения с родителями чаще становятся холодными, отчужденными, и они легче впадают в депрессивное состояние [11, с. 73–74].

По мнению А.И. Тащева, на усугубление переживаний ребенка влияют следующие обстоятельства: предшествующие разводу ссоры родителей и неизбежное ухудшение обращения с ребенком в этой ситуации;

ощущение ребенком эмоционального отсутствия ушедшего родителя, восприятие его ухода как обесценивание самого себя;

изменение интенсивности общения с оставшимся родителем;

возможные ухудшения отношения ребенка со сверстниками [4, с. 218].

Существуют некоторые различия в эмоциональных и поведенческих реакциях мальчиков и девочек, связанных с переживаниями ситуации развода родителей. Девочки чаще держат переживания в себе, и внешнее поведение их почти не меняется. Но при этом могут проявиться такие признаки нарушения адаптации как пониженная работоспособность, утомляемость, отказ от общения, слезливость, раздражительность. Иногда подобные реакции направлены на то, чтобы привлечь внимание расстающихся родителей. Для мальчиков характерны более очевидные нарушения поведения, носящие провокационный характер. Это может быть воровство, сквернословие, побеги из дома. Чем старше ребенок, тем сильнее проявляются в нем признаки пола и тем серьезнее могут быть нарушения поведения, которые становятся заметными не только в семье, но и вне ее [4, с. 138–139].

Довольно часто дети из разведенных семей оказываются объектами нравственно-психологического давления со стороны детей из полных семей, что ведет к формированию у них чувства неуверенности, а нередко озлобленности, агрессивности. Формирование личности ребенка еще более осложняется, если он был свидетелем или участником всех семейных конфликтов и скандалов, которые привели его родителей к разводу. Таким образом, ребенок, с одной стороны, подвергается социальной дискриминации, связанной с отсутствием отца, а с другой – он продолжает любить обоих родителей, сохраняет привязанность к отцу и от этого страдает еще больше, чем от распада семьи [3, с. 135].

Я.Г. Николаева [2, с. 13] выделяет типичные ошибки, возникающие в процессе воспитания детей в неполной семье: гиперопека – это тот случай, когда ребенок и проблемы, связанные с ним, выдвигаются на первое место.

Утрированная любовь и забота принимают чрезмерные формы и оборачиваются психологическими отклонениями и задержками в интеллектуальном развитии детей, формируют заниженную самооценку, подавляют их самостоятельность;

отстраненность матери от собственно воспитательного процесса и чрезмерная ориентация на материальную заботу о ребенке;

запрещение контактов с отцом, вплоть до настойчивого искоренения унаследованных от него качеств;

двойственное отношение к ребенку, проявляющиеся то в приступах чрезмерной любви, то во вспышках раздражения, когда на ребенке вымещается боль за собственные беды и разочарования;

стремление матери сделать ребенка «образцовым, несмотря на то, что у него нет отца».

Большинству названных ошибок, как считают специалисты, можно найти простое и логическое объяснение – трудная жизнь одинокой женщины. Но ребенок этого не понимает, он живет своими собственными чувствами, эмоциональными потребностями, что приводит к психоэмоциональным срывам и крайне снижает эффективность воспитательного процесса в неполной семье.

Изучение особенностей отношения к семье младших подростков, переживших развод родителей, проводилось в средней школе № 172 г. Минска. В исследо вании приняли участие 32 человека (16 детей из разведенных семей и 16 – из полных семей). Сравнительный анализ данных (методика «Анализ семейного воспитания») показал, что для детей, переживших развод, характерны такие переживания, как озабоченность (50 %), напряженность (36 %), плохое состояние (40 %). В целом, они не оценивают семейную ситуацию для себя как травматичную. Проективная методика «Кинетический рисунок семьи», а также беседа с каждым ребенком показала, что у этих детей в связи с переживаниями развода родителей преобладают такие симтомокомлексы, как конфликтность – 60 % и тревожность – 48 %. Отметим, что по результатам исследования самооценки, младшие подростки не выделяют семейную тревожность и нервно психическое напряжение, как осознаваемое переживание. На наш взгляд, это может быть связано с тем, что развод родителей ими еще не пережит, ситуация остается травмирующей, и срабатывают механизмы психологической защиты.

Проблема для многих остается заблокированной.

Таким образом, мы видим, что, несмотря на то, что развод родителей травматичен для подростков, переживания не всегда осознаваемы, они стараются их не показывать. Проведенное пилотажное исследование свидетельствует о необходимости психологической коррекции негативных переживаний младших подростков, чьи родители находятся в разводе.

ЛИТЕРАТУРА 1. Видра, Д. Помощь разведенным родителям и их детям: от трагедии к надежде. По страницам научных трудов Гельмута Фигдора / Д. Видра. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2000. – 224 с.

2. Николаева, Я.Г. Воспитание ребенка в неполной семье / Я.Г. Николаева. – М.: ВЛАДОС, 2006. – 156 с.

3. Осипова, А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях /А.А. Осипова. – Ростов н/Д: Феникс, 2005. – 315 с.

4. Ребенок в карусели развода / С.К. Нартова-Бочавер и др;

под общ. ред. С.К. Нартова Бочавер. – Москва: РОО «ПП», В. Секачев 1998. – 322 с.

5. Целуйко, В.М. Психология неблагополучной семьи / В.М. Целуйко. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 272 с.

УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ БРАКОМ И СОГЛАСОВАННОСТЬ РОЛЕВЫХ ОЖИДАНИЙ И ПРИТЯЗАНИЙ В МОЛОДОЙ СЕМЬЕ М.С. Момотенко, 5 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: В.Е. Морозов, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии Современная семья является важнейшей социальной средой формирования личности и основным институтом психологической поддержки и воспитания. Семьей в психологии называют социальное объединение, члены которого связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью [1].

Первая стадия жизненного цикла семьи – это стадия формирования индивидуальных стереотипов общения, согласование систем ценностей и выработки общей мировоззренческой позиции. На этой стадии происходит взаимное приспособление супругов, поиск такого типа отношений, который удовлетворил бы обоих [2].

Исследование такого феномена, как удовлетворенность браком в отечественной и зарубежной психологии проводится уже в течение трех десятилетий в рамках общего подхода изучения качества брака. Само по нятие «удовлетворенность браком» многогранно. Супружеская удовлетво ренность браком есть ни что иное, как субъективное восприятие супругами сквозь призму социокультурных норм эффективности функционирования семьи в плане удовлетворения их индивидуальных потребностей. [3] Ста бильность брака и удовлетворенность браком являются достаточно свя занными характеристиками, что и было отмечено в ряде эмпирических исследований.

Важность ролевого взаимодействия как фактора, влияющего на успешность брака, подтверждают данные исследования [4]: уровень совпадения оценок супругов относительно выполнения семейных ролей коррелирует со стабильностью брака в большей степени, чем показатель уровня сходства и различия ориентаций супругов в различных сферах семейной жизни.

Под ролевыми ожиданиями понимается степень готовности отдать выполнение той или иной семейной функции брачному партнеру. Ролевые притязания – это мера готовности самого субъекта брать на себя активность в выполнении семейных функций. Сочетание ролевых ожиданий и притязаний супругов, и их реализация в семейной жизни определяет ролевое поведение человека в браке. Зачастую человек не различает собственных ролевых ожиданий и притязаний, вследствие чего возникают сложности в осознании причин конфликтов и возможны их открытые проявления.

Для углубленного изучения взаимосвязи удовлетворенности браком в молодых семьях и ролевых ожиданий и притязаний в браке нами было проведено эмпирическое исследование. Выборка представляла собой 40 мо лодых семейных пар, возраст супругов не превышал 31 года, стаж семейной жизни от 1–3 лет. Использовались методика «Ролевые ожидания и притязания в браке» А.Н. Волковой и методика «Удовлетворенность браком» В.В. Столина.

В данном исследовании рассматривалась согласованность семейных ценностей супругов в 7 сферах:

1. В интимно-сексуальной сфере наблюдается согласованность у 29 семей (72,5 %), а у 11 семей (27,5 %), данная сфера является несогласованной. В данной ситуации супругам необходимо обратить свое внимание на значимость сексуальных отношений для обоих супругов.

2. Сфера личностной идентификации у 33 (82,5 %) супружеских пар является согласованной, а у 7 (17,5 %) не согласованной. Супругам необходимо обратить внимание на общность интересов, потребностей, способов времяпрепровождения, определить границы личной автономии каждого из супругов.

3. Хозяйственно-бытовая сфера согласована в 39 (97,5 %) парах и только в 1 (2,5 %) являются не согласованной. Супругам необходимо обратить внимание на требования, предъявляемые супругами друг другу к участию по вопросам организации быта, разделения домашних обязанностей и к установкам на собственное участие в ведении домашнего хозяйства.

4. В родительско-воспитательной сфере все супруги проявили (100 %) согласованность. Супругам необходимо обратить внимание на значимость для них родительских функций, на собственные обязанности в воспитании детей и на выраженность установки супруга(и) на активную родительскую позицию брачного партнера.

5. Социальная активность согласована у 33 (82,5 %) пар и не согласована у 7 (17,5 %). Супругам необходимо обратить внимание на значимость для каж дого из супругов внесемейных интересов. А также на процесс межличностного взаимодействия супругов, то есть на выраженность собственных профессио нальных потребностей и профессиональных потребностей супруга или супруги, где они могут проявить особенности своей личности.

6. Эмоционально-психотерапевтическая сфера в семейных отношениях согласована в 39 (97,5 %) семьях и не согласована только в 1 (2,5 %). Супругам необходимо обратить внимание на значимость для них взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи, ориентации на брак как среду, способствующую психологической разрядке и стабилизации. Супругам необходимо обсудить, кто из них возьмет на себя роль эмоционального лидера семьи в вопросах: смягчения психологического климата в стрессовых ситуациях, оказания моральной и эмоциональной поддержки, создания атмосферы доверия и понимания, и какими путями этого можно достичь.

7. Внешняя привлекательность согласована у 36 (90 %) супружеских пар и у 4 (10 %), она не является согласованной. Супругам необходимо обратить внимание на желание супругов иметь внешне привлекательного партнера, а так же стремление каждого из них к собственной привлекательности, к ориентации на образцы современного внешнего облика.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что большая часть семей отличается согласованностью семейных ценностей по большинству показателей, что и закономерно, так как для создания благоприятных семейных отношений необходимо, чтобы ценности супругов были согласованны.

Из проведенного исследования можно сделать вывод, что существует взаимосвязь между согласованностью ролевых ожиданий и притязаний в удовлетворенностью браком. Поэтому, анализируя степень согласованности семейных ценностей мужа и жены, необходимо акцентировать внимание суп ругов на тех семейных ценностях, которые характеризуются наименьшим сов падением, так как их рассогласование является одной из причин ролевого не соответствия в супружеской паре, что в свою очередь является конфликто генным фактором, дестабилизирующим межличностные отношения в семье.

ЛИТЕРАТУРА 1. Авсиевич, М.Т. Как избегать конфликтов в семье / М.Т. Авсиевич. – Минск: Бестпринт, 2003. – 116 с.

2. Алешина, Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование / Ю.Е. Алешина – М., 1993. – 175 с.

3. Алешина, Ю.Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супружеских парах с различным стажем семейной жизни: дис. … канд. психол. наук / Ю.Е. Алешина. – М., 1995. – 250 с.

4. Антонюк, Е.В. Представления супругов о распределении ролей и становление ролевой структуры молодой семьи: автореф. дис. … канд. психол. наук / Е.В. Антонюк. – М., 1992. – 24 с.

5. Волкова, А.Н. Социально-психологические факторы супружеской совместимости: дис....

канд. психол. наук / А.Н. Волкова. – Л., 1979. – 236 с.

РОЛЕВЫЕ ОЖИДАНИЯ И ПРИТЯЗАНИЯ В БРАКЕ У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК Е.В. Олюшина, 3 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: Н.В. Уминская, старший преподаватель кафедры психологии Современная семья как социальный институт находится в состоянии кризиса, и многие молодые люди предпочитают семье незарегистрированное сожительство. Поэтому возникает необходимость проведения работы по формированию системы социально-психологических установок личности, определяющей эмоционально-психологическое отношение к образу жизни и ценностям супружества. Среди многих аспектов проблемы формирования психологической готовности к семейной жизни можно выделить правильное понимание молодежью роли семьи и брака, что связано с особенностями формирования у них установок и ориентацией на вступление в брак. В этой связи исследование ролевых ожиданий и притязаний в браке у современных юношей и девушек представляется актуальным.

В данном исследовании изучены представления студентов о значимости в семейной жизни сексуальных отношений, личной общности мужа и жены, родительских обязанностей, профессиональных интересов каждого из супругов, хозяйственно-бытового обслуживания, моральной и эмоциональной поддержки, внешней привлекательности партнера. Целью исследования является сравни тельный анализ ролевых ожиданий и притязаний в браке у юношей и девушек.

Эмпирическое исследование проводилось на базе БГУФК. Выборка со ставила 60 испытуемых в возрасте 20–22 года, из которых– 30 юношей и 30 де вушек. В исследовании использовался опросник «Ролевые ожидания и притязания в браке» (РОП) А.Н. Волкова [3, с. 68]. В результате проведенного эмпирического исследования были получены следующие значения (рисунок).

Рисунок – Исследование иерархии семейных ценностей у студентов1(n = 60) Примечание: 1 – интимно-сексуальная, 2 – личностная идентификация с супругом, 3 – хозяйственно-бытовая, 4 – родительско-воспитательная, 5 – социальная активность, 6 – эмоционально психотерапевтическая, 7 – внешняя привлекательность.

Как следует из рисунка, для студентов обоих полов характерна определен ная согласованность представлений о семейных ценностях. Существующие раз личия в установках на важнейшие сферы жизнедеятельности семьи не превышают допустимой нормы (допустимая величина разности – не более 1 балла).

Молодые люди считают наиболее значимой в семейной жизни общность интересов, потребностей, представлений, жизненных целей мужа и жены (m1 = 5,9;

m2 = 7,3) Исходя из этого можно предположить, что студенты вне зависимости от половой принадлежности ориентируются на так называемый «супружеский» тип семейной организации, в основе которого лежит ценностно ориентационное единство брачных партнеров.

По мнению молодых людей, в семейной жизни также важны родитель ские обязанности. Юноши ориентированы на собственные обязанности в воспитании детей, а также придают большое значение роли отца, но немногие готовы к активному участию в воспитании ребенка после развода с женой (m1 = 7,1). Девушки считают родительство основной ценностью в процессе межличностного взаимодействия супругов и полагают, что главную роль в воспитании ребенка играет мать (m = 7,2).

Девушки в большей степени, чем юноши, готовы взять на себя роль эмоционального лидера в семье, оказывать моральную и эмоциональную поддержку партнеру, при этом ожидают внимательных, заботливых и теплых взаимоотношений с партнером (m2 = 7,5). Для юношей наиболее значимо, чтобы жена была внимательна и заботлива к его переживаниям, настроению, состоянию (m1 = 6,8).

Привлекательный внешний облик важен для всех молодых людей (m1 = 6,6, m2 = 6,7). Только внешность брачного партнера более значима для юношей, а собственный внешний вид – для девушек. Если многие девушки придают своему внешнему виду большое значение, то юноши не поставили в зависимость своего настроения от того, как они выглядят.

Стремление реализовать профессиональные интересы, играть активную общественную роль в большей степени выражено у юношей (m1 = 6,5).

Большинство из них не считают важным как оценивают на работе деловые и профессиональные качества жены. Девушки же ценят мужчин, серьезно относящихся к своему делу (m2 = 6,8).

Отмечается готовность решать бытовые проблемы семьи у девушек, их готовность вести домашнее хозяйство (m2 = 5,6). Юноши предъявляют высокие требования к спутнице в организации быта, к хозяйственно-бытовым умениям и навыкам, но далеко не все могут сделать ремонт в квартире или починить бытовую технику (m1 = 5,6).

С точки зрения молодоженов, сфера интимно-сексуальных отношений менее значима в семейной жизни (m1 = 4,6;

m2 = 3,8). Это достаточно характерно для молодых людей, так как понимание супругами ценности интимных отношений, как правило, формируется в процессе совместной жизни по мере достижения психосексуальной совместимости мужа и жены.

Анализируя специфику представлений молодых людей о значимости се мейных ценностей, необходимо исходить из того, что установки юношей и девушек относительно важнейших сфер жизнедеятельности семьи могут иметь идеальный характер, но не соответствовать реальному ролевому поведению супругов.

В данном исследовании прослеживается определенная согласованность представлений о важнейших семейных ценностях у юношей и девушек. Однако юноши и девушки демонстрируют типичное для молодых людей рассогласование притязаний и ожиданий: юноши ориентируется на реализацию собственных профессиональных интересов, ожидая от девушки активного выполнения «женских» функций в семье, в то время как девушки, сохраняя традиционные представления о роли женщины в семейном взаимодействии, мечтают реализовать себя в деловой деятельности.

ЛИТЕРАТУРА 1. Сизанов, А.Н. Подготовка подростков к семейной жизни / А.Н. Сизанов. – Минск, 1989.

2. Сизанов, А.Н. Психология семейных отношений. – Минск,1995.

3. Слепкова, В.И. Педагогическая диагностика семейных отношений / В.И. Слепкова, Т.А. Заеко. – Мозырь, 2006.

4. Торохтий, В.С. Психология социальной работы с семьей / В.С. Торохтий. – М., 1996.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ В СОСТОЯНИИ ДЕПРЕССИИ Т.М. Осипенко, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной психологии Пожилой человек живет в мире, сложном по своему содержанию и тенденциям развития. Эмоциональное неблагополучие пожилого человека – один из объектов пристального внимания психологов. Своевременная диагностика подобного неблагополучия, адекватные коррекционные меры могут уменьшить риск возникновения нежелательных тенденций в развитии личности. Одно из проявлений подобного неблагополучия – депрессия.

В 60–70-е гг. ХХ в. депрессия пожилых упоминалась лишь зарубежными исследователями и только в клиническом смысле. В ХХ–ХХI вв. произошли серьезные изменения в исследовании депрессии у людей пожилого возраста.

Появились фундаментальные теоретические труды и исследования – Э. Клин гер, А. Кемпински, А. Бек [1].

Поскольку депрессии у пожилых людей изучены недостаточно, это су щественным образом ограничивает возможности психологов в отношении пси хологической помощи в данной ситуации. Следовательно, проблема данного проекта состоит в изучении специфики депрессий у пожилых людей и на хождении оптимальных способов психологической помощи в данной ситуации.

Объект проекта: депрессии у пожилых людей.

Предмет проекта: возможности психологической помощи при депрессиях у пожилых людей.

Цель: выявление оптимальных методов психологической помощи при депрессиях у пожилых людей.

В соответствии с целью поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать теоретическую и научно-практическую литературу по проблеме исследования.

2. Выявить специфику депрессии в пожилом возрасте.

3. Определить оптимальные приемы, методы психотерапии депрессии в пожилом возрасте.

4. Разработать программу психологической помощи при депрессиях в пожилом возрасте.

В концепции Э. Эриксона, рассматривающего период старения личности в контексте ее целостного жизненного пути, выстраивается последовательность стадий развития личности, характеризующихся особым новообразованием.

Кроме рассмотрения возрастного аспекта, важным является тот факт, что пожилой возраст – это завершающий этап жизненного цикла семьи. А это означает то, что пожилой человек уже мог потерять близкого человека, в связи с чем может резко нарушиться привычный уклад жизни, устоявшийся порядок в отношениях. Вдовство без последующего брака в пожилом возрасте сопряжено с высокой степенью риска развития одиночества и, как следствие, депрессивного расстройства. Депрессия развивается и в результате увольнения пожилых людей с работы («пенсионная депрессия»).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что итогом пожилого возраста может быть либо интегративность – мудрость (как положительный результат);

либо отсутствие интеграции (как отрицательный результат), которое проявляется в страхе смерти, в наличии таких состояний, как депрессия, ипохондрия и др. [1].

Международная классификация болезней подразделяет депрессию на различные формы.

• По причине возникновения: а) на невротическую, обусловленную назревшим внутренним конфликтом;

б) реактивную, являющуюся реакцией на психическую травму;

в) эндогенную, имеющую внутренние причины, например нейрохимические нарушения.

• По характеру течения – на классическую и скрытую (соматизированную и маскированную);

• По тяжести – на малую и большую депрессию;

• По клиническим особенностям – простые и сложные [4].

Существует большое разнообразие форм психологической помощи при собственно депрессиях у пожилых людей.

К таким формам относится: 1) индивидуальное консультирование;

2) группы встреч;

3) психологическое просвещение;

4) психокоррекционный комплекс и 5) собственно нарративный подход. Наиболее эффективной, на наш взгляд, является нарративная психотерапия.

Нарративная терапия – это динамично развивающееся во всем мире постмодернистское направление консультирования, основывающееся на идее о том, что жизни людей формируются в процессе социального взаимодействия.

Нарратив представляет собой специфический дискурс, имеющий сюжет, последовательно разворачивающийся во времени, пространстве и во взаимодействии с другими людьми. Самый главный нарратив для каждого человека – это история его жизни.

Работа с историями жизни человека, из которых она состоит, и составляет суть нарративного подхода в психотерапии. В самом широком смысле нарра тивная терапия является беседой, в процессе которой люди перерассказывают, то есть рассказывают по иному, истории свой жизни. Именно благодаря ей он не только моделирует реальный мир, но и делает свое существование уникальным, придает ему смысл [2].

Нами разработаны вопросы полуструктурированного интервью пожилых людей, которые могут стать опорой при проведении психотерапевтических встреч.

Схема работы в нарративном подходе выглядит следующим образом:

1) слушание истории клиента;

2) выявление проблемной (доминирующей) истории;

3) экстернализация проблемы. Называние (присвоение имени) проблемы 4) деконструкция проблемной истории;

5) выявление уникальных эпизодов и начало альтернативной истории;

6) перенаименование проблемы. Называние альтернативной истории (как в ней решается проблема);

7) уплотнение альтернативной истории;

8) обсуждение будущего в свете новой истории (без проблем);

9) выявление ресурсов клиента, способствующих поддержанию новых отношений (реальности) в настоящем и будущем [3].

Вывод: наиболее эффективной формой психологической помощи пожи лым людям при депрессиях, возникающих в результате наличия чувства одино чества и страха смерти, является нарративный подход. Таким людям важно иметь собеседника (психолога), который позволяет им высказаться так, как они сами этого хотят. А выслушивание – это и есть внимание, сопереживание, эмоциональная поддержка – все то, чего так не хватает одиноким пожилым людям, оказавшимися в состоянии депрессии.

ЛИТЕРАТУРА 1. Альперович, В.А. Социальная геронтология / В.А. Альперович. – Ростов н/Д: Феникс, 1997. – 576 с.

2. Жорняк, Е.С. Нарративная психотерапия / Е.С. Жорняк // Журнал практической псих ологии и психоанализа. Основан Институтом практической психологии и психоанализа. – 2005 – № 4 – С. 3–4.

3. Манухина, Н.И. Нарративный подход в работе с пожилыми людьми / Н.И. Манухина // Вопросы психологии. – № 4. – С. 22–31.

4. Недува, А.А. Формы депрессий: социальная и клиническая психиатрия / А.А. Недува, Д.И. Малин, Н.В. Костицин. – 1996. – № 2. – С. 99.

ОСОЗНАНИЕ И ПЕРЕЖИВАНИЕ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ Т.М. Петрикевич, факультет дошкольного образования, БГПУ Научный руководитель: А.Н. Белоус, кандидат психологических наук, доцент Анализ проблемы детско-родительских отношений как фактора психофизического благополучия детей в условиях семьи приобретает особую актуальность, так как соответствует решению задач государственной политики, направленных сохранения здоровья нации.

К проблеме детско-родительских отношений в последние годы обраща ются многие авторы (М.И. Буянов, А.Я. Варга, А.И. Захаров, А.С. Спи-ваков ская, Н.В. Олиферович, Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис и др.). По их мнению, трудности детей являются проекцией отношений в семье, и, как правило, корни этих проблем формируются в раннем детстве. Именно в детстве закладываются базисные подструктуры личности и установки, которые затем слабо поддаются коррекции у подростков, а тем более у взрослых.

Семья для ребенка является первой моделью социальной среды, специфическими особенностями семейного взаимодействия являются: характер внутрисемейных связей, интимный доверительным характер психологического климата, наличие естественных условий для включения детей во внутрисемей ное взаимодействие и др. Из всей системы внутрисемейных связей особо значи мыми выступают детско-родительские отношения, так как в них непосред ственно осуществляется общение ребенка со взрослыми как основное условие и важнейший фактор его социального развития. Родительское отношение насыщает субъективный опыт ребенка, закрепляется в его переживаниях, опре деляя, таким образом, фундаментальный базисный слой его эмоциональной сферы, опосредуя связи и характер отношения с окружающим миром (Б.Г. Ананьев, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн и др.).

По мнению А.Е. Личко (1979) и Э.Г. Эйдемиллера (1980), причинами на рушения детско-родительских отношений зачастую являются личностные проблемы самих родителей, решаемые ими за счет ребенка. В этом случае в основе неправильного воспитания лежит какая-то личностная (чаще всего неосознаваемая) проблема или неудовлетворенная потребность родителя.

Цель настоящего исследования – изучение детско-родительских отноше ний в семьях, осознание и переживание их юношами и девушками, а также их родителями. В исследовании принимали участие 50 студентов разных вузов юношеского возраста и их родители (все испытуемые – жители г. Минска). Для изучения осознания и переживания детско-родительских отношений с позиции родителей и детей использовался опросник «Взаимодействие родитель ребенок» И.М. Марковской.

Анализ системы детско-родительских отношений с позиции юношей.

Наиболее значимые статистические различия (при р ‹ 0.05) были выявлены по шкалам: шкала 4 – «Эмоциональная дистанция – близость», 7 – «Несогласие – согласие между ребенком и родителем», 8 – «Непоследовательность – последо вательность родителя» и 10 – «Удовлетворенность отношениями ребенка с родителем».

По показаниям шкалы «Эмоциональная дистанция – близость» выявлено:

родители считают, что дети эмоционально дальше от них (37,95 %), а с точки зрения юношей эта дистанция еще значительнее (57,27 %). Вероятно, причиной этого может быть то, что юноши в силу новых целей, интересов, иной направленности значительно меньше уделяют времени и внимания родителям, поэтому и родители расценивают это как эмоциональную отдаленность.

Результаты по шкале «Непоследовательность – последовательность родителя» свидетельствуют о том, на данном этапе родители расценивают себя как непостоянных, непоследовательных в своих требованиях, применяемых методах и т. п. (49,09 %). Родители не готовы принять новообразования в струк туре личности своего ребенка, изменения в его поведении и в связи с этим про являют непоследовательность по отношению к нему. Юноши, в свою очередь, наоборот, считают действия родителей довольно последовательными (77,95 %).

Результаты шкалы «Авторитетность родителя» тесно связаны с результа тами шкал «Эмоциональная дистанция – близость» и «Непоследовательность – последовательность родителя», так как действительно, именно по вышеуказан ным причинам, родители считают, что в связи с эмансипацией детей их авторитетность как родителей значительно упала. В юношеском возрасте (особенно в период начала учебы в университете) молодые люди обретают больше свободы, в связи с чем авторитет родителя снижается, что отмечается родителями (44,09 %).

Показатели шкалы «Удовлетворенность отношениями ребенка с родите лем» свидетельствуют о том, что юноши по большей части удовлетворены своими отношениями с родителями (62,5 %), чего нельзя сказать о результатах родителей: они оценивают удовлетворенность юношей отношениями с ними всего на 40,68 %.

Таким образом, можно заметить, что юноши на данном этапе расценива ют свои взаимоотношения с родителями в основном положительно по разным показателям. У родителей, в свою очередь, наблюдается тревога, связанная с тем, что они постепенно теряют контроль и власть над своими детьми и им необходимо взглянуть на своих детей другими глазами и произвести переоценку своего отношения, так как все изменения, происходящие на данном этапе с юношами, являются закономерным процессом.

Анализ системы детско-родительских отношений с позиции девушек.

Статистически значимые различия (при р ‹ 0,05) были выявлены по шкалам 1 «Нетребовательность – требовательность родителя», 4 «Эмоциональ ная дистанция – близость», 6 «Отсутствие сотрудничества – сотрудничество», 8 «Непоследовательность – последовательность родителя» и 10 «Удовлетворен ность отношениями ребенка с родителем».

По результатам шкалы «Нетребовательность – требовательность роди теля» девушки считают уровень требовательности к ним нормальным (52,86 %), а родители считают уровень своей требовательности недостаточным (39,46 %).

Значительные различия наблюдаются в результатах по шкале «Эмо циональная дистанция – близость»: девушки – 72,32 %, родители – 45,18 %.

Такое различие очевидно, так как девочки сами по себе практически всегда эмоционально ближе ко взрослым, но в период юности они также как и мальчики становятся более самостоятельными, эмансипированными, поглощен ными интересующей их деятельностью, что особенно остро переживается взрослыми. С этим фактом также тесно связаны результаты, полученные по шкале «Отсутствие сотрудничества – сотрудничество»: девушки – 70,36 %, ро дители – 41,96 %. Поскольку эта шкала показывает степень сотрудничества гла зами взрослых и детей, очевидно, что девушки уже уделяют намного меньше внимания родителям, чем раньше, следовательно, степень сотрудничества также снижается. Из вышесказанного логически выходит и статистически значимое различие в шкале «Непоследовательность – последовательность роди теля»: девушки – 86,61 %, родители – 57,50 %. Естественно, что в виду сложной ситуации для родителей, они не знают, как теперь правильно себя вести, в свою очередь, у девушек с этим вопросов не возникает. В результате по шкале «Удовлетворенность отношениями ребенка с родителем» девушки по большей части удовлетворены своими взаимоотношениями с родителями (78,93 %), родители же имеют среднюю степень удовлетворенности (50,71 %). Получен ные результаты объясняются тем, что девушки обычно на протяжении всего детства и в дальнейшем ближе к родителям, чем юноши, возможно именно поэтому в этом возрасте и возникают проблемы, так как взрослеющий ребенок уже практически готов к самостоятельной жизни, а родитель никак не хочет это позволить.

В результате сопоставления средних результатов у юношей и девушек статистически значимые различия выявлены только в шкале 5 «Отвержение – принятие ребенка родителем»: юноши – 59,32 %, девушки – 73,04 %. Такие результаты могут характеризоваться тем, что девушки все-таки по большей части эмоционально ближе к родителям.

Таким образом, исходя из результатов, полученных в ходе исследователь ской работы, приходим к выводу о том, что детско-родительские отношения глазами юношей, девушек и их родителей специфичны по своей модели, позиция родителей не всегда совпадает с позицией детей, и это обусловли вается особенностями социальной ситуации развития в юношеском возрасте и специфическими переживаниями детско-родительских отношений, что связано с переходом на новый жизненный этап, формированием более глобальных, глубинных, устойчивых и осмысленных жизненных позиций.


ВЗАИМОСВЯЗЬ МОТИВАЦИИ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК И УСПЕШНОСТИ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В МОЛОДОЙ СЕМЬЕ О.Б. Пешевич, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, доцент, доцент кафедры прикладной психологии Современная социальная ситуация характеризуется оживлением инте– реса к семье. Повсюду пропагандируется образ «здоровой семьи», семьи, как основной ячейки общества. Это связано с нарастанием трудностей и проблем в современной семейной жизни.

В настоящее время спецификой брака является его нестабильность. Это подтверждают высокие коэффициенты разводимости, свойственные для по– следних лет. По данным ЮНЕСКО, Беларусь находится на четвертом месте в рейтинге государств с самым большим количеством разводов. В нашей стране распадается практически каждый второй брак, в крупных городах это число достигает 80 %. При этом около 40 % разводов приходится на первые 4 года супружества. Такой высокий процент разводов может говорить о незрелости мотивации вступления в брак, о недостаточной осознанности выбора партнера для создания семьи, непонимания той ответственности, которая ждет супругов в семейной жизни.

В психологии проблема взаимосвязи мотивации вступления в брак и успешности супружеских отношений в молодых семьях мало изучена. Из вестны лишь отдельные психологические и социологические исследования мотивации вступления в брак и успешности супружеских отношений, а также взаимосвязь удовлетворенности супружескими отношениями с одним опре– деленным мотивом вступления в брак.

В данном исследовании поставлена цель: изучить характер взаимосвязи мотивации вступления в брак и успешности супружеских отношений в молодой семье. Для достижения этой цели были использованы следующие психодиагно стические методики: «Шкала предсказания успешности брака» Э. Берджесса, опросник «Триада любви» Роберта Дж. Стернберга, опросник «Мотивация брака».

Последний был разработан специально для использования в исследовании.

Методологическим основанием для создания опросника «Мотивация брака» послужила концепция системного подхода к супружеским расстрой ствам Н. Аккермана [1, с. 234]. Ученый выделил 4 типа мотивации вступления в брак, приводящих к супружеским дисгармониям.

1. Случайный или непреднамеренный брак, например обусловленный беременностью.

2. Быстро завершившийся или временный брак, начавшийся как своего рода приключение, пробный брак или трансформация сексуальных от– ношений, изначально не предназначенных к длительному существова– нию и превращению в семейную группу.

3. Брак как средство ухода от конфликта, вызванного протестом против родительской семьи или предшествующим разочарованием в любви.

4. Организованный брак как способ достижения безопасности, выгоды или объединения двух семей.

Кроме того, Аккерман указывает на признаки зрелой мотивации всту– пления в брак. Это здоровый брак, в основе заключения которого лежит лю– бовь и уважение к партнеру.

Таким образом, анализ концепции Аккермана позволил выделить 5 ти– пов мотивации вступления в брак, 4 из которых незрелые и 1 зрелый. На основе этих типов и был разработан опросник «Мотивация брака».

Опросник имеет мужской и женский варианты, состоит из 30 вопросов и таблицы. Вопросы преимущественно закрытого типа;

в таблице содержится 15 причин вступления в брак, и испытуемым по 4-балльной шкале необходимо оценить, насколько для них была важна та или иная причина при принятии решения о создании семьи.

В ходе проведения исследования взаимосвязи мотивации вступления в брак и успешности супружеских отношений в молодой семье был решен ряд задач, поставленных в его начале, а также сделаны соответствующие выводы.

Так, в процессе анализа психологической литературы были выявлены четкие типы мотивации вступления в брак, которые положены в основу опросника «Мотивация брака». Кроме того, произведен анализ успешности супружеских отношений в восприятии супругов. Зачастую успешность супружества отож дествляют с удовлетворенностью браком. Однако это разные понятия. Успеш ность супружеских отношений – это способность и умение супругов создавать в семье отношения, которые отвечали бы поставленным до брака целям, на пример, достигнуть карьерных высот или стать многодетной семьей. А удовле творенность супружескими отношениями – это состояние удовлетворения от достижения этих целей. Таким образом, эти понятия не тождественны, причем удовлетворенность вытекает из успешности. Удовлетворенность наступит лишь тогда, когда супруги построят успешные, по их мнению, взаимоотношения.

Что касается характера взаимосвязи мотивации вступления в брак и успешности супружеских отношений в молодой семье, выявлена следующая закономерность: у людей, вступивших в брак на основе зрелой мотивации, супружеские отношения более успешны, чем у тех, кто решил связать жизнь брачными узами, опираясь на незрелую мотивацию вступления брак. Радует то, что большинство пар обзаводятся семьями, руководствуясь любовью и уважением к партнеру. Среди типов незрелой мотивации лидирует случайный тип, чаще всего обусловленный беременностью партнерши. Результаты данного исследования могут быть использованы с целью прогнозирования и предупреждения ненормативных кризисов в развитии молодых семей, что, в свою очередь, будет способствовать уменьшению количества разводов.

Таким образом, цель исследования достигнута, и взаимосвязь между мотивацией вступления в брак и успешностью супружеских отношений в молодых семьях установлена. На ее основе можно делать примерный прогноз успешности отношений молодых супругов, опираясь на тип мотивации, в соответствии с которым они заключили брачный союз. Если эта мотивация зрелая, гораздо больше шансов, что цели, поставленные до брака, будут достигнуты. Кроме того, результаты данного исследования могут послужить подсказкой людям, планирующим создание семьи: чем ответственней и осознанней они подойдут к этому вопросу, тем больше шансов на успех будет иметь их брак.

ЛИТЕРАТУРА 1. Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис. – СПб.: Изд-во «Питер», 1999.

ОРГАНИЗАЦИЯ ДИАГНОСТИКИ И КОРРЕКЦИИ ПАМЯТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ М.Н. Полторан, 5 курс, факультет психологии и педагогики, ГГУ им. Ф. Скорины Научный руководитель: Н.В. Гапанович-Кайдалов, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной и педагогической психологии Память лежит в основе способностей человека и является условием учения, приобретения знаний, формирования умений и навыков. Без памяти, по словам С.Л. Рубинштейна, мы бы существовали мгновения, и наше прошлое было бы мертво для будущего.

Характеризуя степень научной разработанности проблемы развития памяти в младшем школьном возрасте в психологии, следует учесть, что к данной теме обращались многие авторы. Высоких успехов в изучении памяти добились психологи XVIII–XIX вв. Англии и Германии (Г. Эббингауз, Г. Мюл лер, А. Пильцеккер). Особенности запоминания в младшем школьном возрасте изучались А.А. Смирновым, П.И. Зинченко, А.Н. Леонтьевым, В.Я. Ляудис и другими выдающимися отечественными психологами. В настоящее время в науке не существует единой теории памяти. Поэтому изучение функциони рования памяти в процессе обучения остается одной из актуальных проблем психологии.

Младший школьный возраст – сензитивный период, способствующий произвольной мнемической деятельности, возраст, когда дети психически готовы к освоению способов осознанного запоминания. К сожалению, в школь ной практике все еще бытует ошибочное мнение, что развитие памяти у детей происходит само собой в ходе выполнения учебных заданий и специальных заданий не требует. Не овладев логическими приемами запоминания в начальной школе, позже, в старших классах, ученики испытывают трудности при работе с большими объемами информации. Следовательно, дольше и с меньшей эффективностью будут осуществлять учебную деятельность, выполнять учебные задания. Диагностика памяти дает представления о восприятии ребенком учебного материала, что позволяет решать задачи, связанные с возрастными и индивидуальными особенностями детей. Определив ведущий тип памяти ребенка в классе, педагог сможет отбирать такие формы и методы преподавания, которые способствовали бы эффективному усвоению знаний, умений и навыков всеми учениками как с высокой, так и со средней степенью успеваемости. Цель нашего исследования – определить ведущий тип памяти и на основе полученных результатов разработать коррекционную программу и практические рекомендации по развитию памяти у учащихся начальных классов.

Объектом исследования является память младшего школьника.

Предмет – особенности ведущего типа памяти младших школьников в процессе запоминания материала.

Исследование проводилось на базе СОШ № 5 г. Гомеля. Число испытуе мых составило 72 учащихся (44 мальчика, 28 девочек). Возраст испытуемых 9– 10 лет. Были выбраны именно эти учащиеся, так как при проведении предыду щего исследования «Особенности восприятия информации младшими школь никами» дети принимали участие в эксперименте. В дальнейшем возможно сопоставление результатов двух исследований.

Методы исследования:

1) метод теоретического анализа литературы по проблеме исследования;

2) методы психодиагностики: методика «Заучивание 10 слов» А.Р. Лурия;

методика на выявление преобладающего типа памяти;

исследование кратковременной памяти по методике Джекобсона.

Данные методики являются достаточно валидными и надежными.

Кроме психодиагностических методик, применялись также и дополни тельные методы исследования: метод экспертных оценок (анкетирование педагогов);

анкетирование учащихся;

анализ учебной литературы.

Дополнительные методы были использованы для более полного изучения памяти в младшем школьном возрасте. Здесь учитывалось мнение, оценка уровня развития памяти младших школьников, рекомендации педагогов.


3) методы обработки и интерпретации полученных данных. На основе полученных результатов по исследованию типа памяти младших школьников можно сделать вывод, что ведущим типом памяти у испытуемых является комбинированный (зрительно-моторно-слуховой) – 45 %. В меньшей степени развита слуховая (30 %) и моторно-слуховая память (15 %). Коэффициент зрительной памяти испытуемых ниже среднего, что свидетельствует о недостаточно развитом воображении учащихся. Количество испытуемых с преобладающим зрительным типом памяти – 10 %.

Полученные данные мы сопоставили с результатами исследований, проведенных ранее. Исследовались модальности восприятия в младшем школьном возрасте. Результаты исследования показали, что преобладающей модальностью в младшем школьном возрасте является аудиальная – 29 % от общего числа испытуемых. Визуальная модальность в качестве доминирующей присутствует у 24 % детей, кинестетическая – у 20 %. У 27 % детей отмечается равномерное развитие трех видов модальностей. Таким образом, для большин ства детей старшего дошкольного возраста характерна мономодальная и полимодальная структура восприятия.

На основании результатов двух исследований была выявлена взаимо связь между ведущей модальностью восприятия и преобладающим типом памяти.

При анализе результатов, полученных с помощью метода экспертных оценок (в исследовании принимали участие 6 учителей), было выявлено, что педагоги не всегда используют на уроках наглядность, раздаточный материал, не пользуются электронными средствами обучения. Из этого следует, что ин формация в основном воспринимается учащимися на слух. Эти данные под твердились и результатами проведенного исследования – у учащихся слуховой вид памяти преобладает над зрительным. Также было выявлено, что практи чески все педагоги практикуют проведение физкультминуток па уроке, что способствует развитию моторной памяти. При анкетировании учащихся было выявлено, что для детей легче запоминается прослушанный материал, нежели прочитанный про себя. Это также свидетельствует о высоком уровне развития слуховой памяти. По результатам анкетирования мы пришли к выводу о необ ходимости разработки рекомендаций для родителей, так как 87 % испытуемых отмечали, что родители не проводят упражнений по тренировке памяти с детьми.

На основании результатов диагностики была разработана коррекционная программа, которая включает в себя 10 занятий. Каждое занятие предусматри вает ряд упражнений, направленных на: развитие слуховой памяти, расширение ее объема;

развитие произвольного/непроизвольного запоминания;

развитие зрительной памяти, расширение ее объема;

работа по формированию эффектив ных приемов запоминания;

развитие продуктивности слуховой, зрительной памяти (скорость запоминания, точность воспроизведения, прочность со хранения).

При разработке коррекционных занятий мы опирались на полученные данные, и основной акцент делали на упражнениях развивающих зрительную память. Все упражнения были подобраны с учетом результатов диагностики.

Коррекционная программа проводится в группе с наиболее низкими показателями. Количество: 27 учащихся младшего школьного возраста. Занятия проходят 2 раза в неделю по 45 минут. Форма проведения: игровая.

Память является важным компонентом эффективного обучения в младшем школьном возрасте, поэтому целенаправленная развивающая работа по овладению мнемической деятельностью является в этот период наиболее эффективной.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА РОДИТЕЛЕЙ В КОНТЕКСТЕ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ А.Г. Романович, 5 курс, факультет дошкольного образования, БГПУ Научный руководитель: О.В. Леганькова, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой общей и детской психологии Проблема взаимодействия взрослого с ребенком занимает в возрастной и педагогической психологии одно из центральных мест, что обусловлено пони манием исключительной роли взрослого в развитии ребенка. Как отечествен ные, так и зарубежные авторы, говоря о значимой роли родителей в жизни ре бенка, отмечают необходимость специальной подготовки близких к выполне нию практических функций, подразумевая, что родитель – лучший педагог для собственного ребенка. В настоящее время широкое распространение получили различные модели помощи родителям по организации эффективного взаимодействия с ребенком (Т. Гордон, Х. Джайнотт, И.М. Марковская и др.).

Создатели моделей основываются на том, что многие родители доста точно хорошо осознают недостатки своих подходов к воспитанию детей, но им не хватает психологической грамотности для решения возникающих проблем.

При этом особенно сложным представляется: понимание родителем психологи ческих особенностей своего ребенка, того, что именно родитель может и должен передать ребенку, каким образом организовать эффективные детско родительские отношения. Конечно, в определенной мере своего ребенка знают все родители, однако не всегда это знание является систематизированным и опосредует поведение.

Многочисленные психологические исследования проблем взаимоотноше ний в семье и характеристик семейного воспитания (А. Адлер, З. Фрейд, Л.Я. Гозман, В.Н. Дружинин, О.А. Карабанова, Г.Т. Хоментаускас, Э.Г. Эйде миллер и др.) показывают, что на восприятие ребенка и отношение к нему взрослых влияют множество факторов, среди которых только некоторые непо средственно связаны с чертами ребенка. Среди факторов, которые опосредуют отношение родителя к ребенку, чаще всего называются:

1. Детский опыт самих родителей. Люди, став взрослыми, зачастую в своей собственной семье неосознанно формируют отношения, которые сложились в семье родителей, а также воспроизводят те проблемы, которые они не смогли решить в детстве.

2. Нереализованные потребности родителей. Для некоторых родителей (особенно матерей) воспитание непроизвольно становится основной деятель ностью и даже основным смыслом жизни. Тогда на ребенка ложится бремя необходимости соответствовать реализации родительских потребностей.

3. Личностные особенности родителей. Действие данного фактора отследить довольно сложно. Однако, при некотором навыке или с помощью специалиста, вполне возможно не только осознание взрослым человеком наличия у себя тех или иных черт, но и понимание их влияния на восприятие и систему воспитания собственных детей.

4. Отношения со вторым родителем ребенка. Если что-то в ребенке напоминает о негативных характеристиках второго родителя, отношения с которым не всегда носят благоприятный характер, в этом случае родитель совершенно иначе будет воспринимать те характеристики ребенка, которые он унаследовал от второго биологического родителя, что непосредственно скажется и на характере детско-родительских отношений.

5. Обстоятельства рождения ребенка. Нередко страх потерять ребенка, приводящий к восприятию своего ребенка как «болезненного», «хрупкого» или «беззащитного», появляется у родителей при наличии таких проблем, как:

долгое лечение бесплодия, тяжелые роды и их последствия, перенесение ребенком серьезного заболевания в раннем детстве или же, напротив, нежелательность появления ребенка, несоответствие его пола ожидаемому или желаемому, осложнения в личной жизни с появлением малыша и т. п.

Сопутствующие родительству психологические и социальные трудности могут приводить даже к эмоциональному отвержению ребенка.

6. Психологическая культура родителей. Основные элементы психологи ческой культуры родителей могут по-разному детерминировать эмоциональное благополучие ребенка, а также его представления о многообразии тех психологических приемов, которые в дальнейшем помогут ему справиться с различными неблагоприятными факторами окружающей микросреды. Взрос лые в процессе общения с ребенком своим собственным примером формируют у него определенный уровень психологической культуры (психологических знаний и психологической деятельности).

Перечисленные аспекты отнюдь не исчерпывают все разнообразие фак торов, влияющих на отношение родителей к ребенку. Однако их достаточно для того, чтобы понять, как сложны эти отношения и многообразны компоненты, их составляющие.

Одним из важнейших факторов, который выступает в качестве системной характеристики личности и будет опосредовать влияние всех других социаль ных и личностных факторов формирования детско-родительских отношений, можно назвать уровень психологической культуры родителей. Несмотря на активное внедрение в современную психологическую науку и практику понятия психологической культуры личности (М.Р. Битянова, И.В. Дубровина, Н.С. Колмогорова, Я.Л. Коломинский, О.И. Мотков, Н.Н. Обозов и др.), недо статочно освещены аспекты ее влияния на успешность воспитания детей, формирование их личности и процессы социализации.

Под психологической культурой личности чаще всего подразумевается уровень самопознания и саморегуляции человека в различных сферах жизне деятельности. Все чаще приобщение к психологической культуре рассматри вается как важное условие сохранения и укрепления психологического здо ровья, как ребенка, так и взрослого (И.В. Дубровина О.В. Хухлаева, Е.А. Пань ко). Я.Л. Коломинский выделяет два основных блока в структуре психологи ческой культуры личности: теоретико-концептуальный, подразумевающий системные теоретические знания по психологии, а также практический, связанный с их реализацией в практической деятельности. Формирование психологической культуры на любом этапе онтогенеза связано с овладением теоретическими и практическими знаниями и методами построения взаимодей ствия и общения с людьми в различных условиях их жизнедеятельности, освоения способов регуляции поведения и действования. Психологическая культура, по мнению А.А. Осиповой, играет важнейшую роль на следующих уровнях организации жизнедеятельности:

– внутриличностном, то есть поддерживает психологическое здоровье и тем самым обеспечивает полноценное функционирование, духовное развитие и творческую самореализацию человека;

– межличностном, то есть способствует развитию психологической коммуникативности, достижению взаимопонимания с окружающими людьми, обретению глубоких межличностных связей и отношений, позволяющих личности реализовывать свой творческий потенциал.

В современных исследованиях психологическая культура родителя рас сматривается как психологическая характеристика личности родителя, позволя ющая обеспечить оптимальные отношения с ребенком с учетом его возрастных и индивидуальных особенностей (А.В. Гумницкая). Соответствующий уровень психологической культуры родителя, на наш взгляд, является условием формирования эффективной родительской позиции, которая включает два компонента: ориентацию на самосовершенствование, личностный рост, а также способность к принятию ребенка, установлению с ним близких эмоциональных отношений (А.В. Ковалевская).

Данные эмпирического исследования (А.В. Гумницкая, 2006) семей с детьми подросткового возраста подтверждают наше предположение и позво ляют говорить о наличии значимой взаимосвязи между показателями психо логической культуры родителей и характеристиками детско-родительских отношений (склонность к безоценочному восприятию, согласованность поведе ния, степень удовлетворенности взаимоотношениями, уровень авторитетности родителей для ребенка и др.). К сожалению, не существует аналогичных данных по семьям с детьми других возрастов, что не позволяет говорить о качественных особенностях и динамике данной взаимосвязи.

Таким образом, в контексте современной государственной социальной политики, направленной на укрепление роли семейного воспитания как факто ра социализации личности, актуальной проблемой исследования является ана лиз характеристик взаимосвязи психологической культуры родителя с харак теристиками детско-родительских отношений. Только сопоставление теорети ческих подходов и эмпирических данных позволит организовать адекватную современной социальной ситуации модель психолого-педагогического сопро вождения детско-родительских отношений на основе развития психологи ческой культуры родителей.

КОМПЛЕКСНАЯ ПРОФИЛАКТИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРЕССОВОГО НАПРЯЖЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ И ОБУЧЕНИЯ ИХ ЭФФЕКТИВНЫМ СПОСОБАМ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССА К.Ю. Рябцева, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной психологии Изучение стресса у подростков – актуальная на сегодняшний день тема исследований. Данная работа посвящена повседневному стрессу, с которым подросток сталкивается в школе и дома. В сложившейся ситуации необходима разработка комплексной программы определения стрессового напряжения у подростков и обучения их эффективным способам преодоления. Для этого в реализацию программы должны быть включены как подростки, так и значимые для них взрослые – родители и педагоги. Данная программа может быть использована социальными педагогами, учителями и психологами при работе с подростками по обучению их эффективным способам преодоления стресса, а также в рамках психологического просвещения родителей и педагогов по теме стрессов в подростковом возрасте.

Теоретическим основанием данной работы является когнитивная теория стресса Р. Лазаруса. Для сбора эмпирических данных о переживании стресса подростками использовались аналитический метод (теоретический анализ научной литературы), диагностический, метод статистической обработки данных (проведение корреляционного анализа, статистическая достоверность различий в распределении признака – U-критерий Манна-Уитни). В исследо вании приняли участие 24 девочки и 36 мальчиков в возрасте от 12 до 15 лет.

С помощью методики «Шкала жизненных событий, вызывающих стресс»

Р.К. Яворт, Дж. Йорк, М.Е. Хэсси, Т. Гудвин (адаптация Н.В. Киселевой), а также опросника «Способы преодоления негативных ситуаций» (авторы – С.С. Гончарова, Л.А. Пергаменщик) были выявлены следующие основные осо бенности стресса у подростков.

Из 60 испытуемых, у 43 (71 %) определена высокая подверженность стрессу, у 9 (15 %) подверженность стрессу средняя, а с низкой степенью – всего 8 (13,3 %) человек. Причина высоких показателей подверженности стрессу может быть следствием обостренной впечатлительности данного возраста. Подростки остро проживают все происходящее с ними, и, казалось бы, даже самые незначительные из событий тревожат, волнуют их.

Также были определены наиболее характерные для подростков способы преодоления стрессового напряжения. Так в негативных ситуациях, связанных с членами семьи подростка, самые высокие показатели были получены по шкале «Самообвинение», а в ситуациях, связанных с друзьями – по шкале «По иск поддержки». В свою очередь, реже всего, как в ситуациях со сверстниками, так и в стрессовых ситуациях, связанных с родителями, подростки анализируют проблему. В трудных ситуациях, возникающих во взаимодействии с роди телями, выбор способа преодоления «Самообвинение» может быть следствием того, что ребенок, с ранних лет доверяя авторитету родителей, находясь под их влиянием, склонен в случившемся конфликте винить себя. В конфликтных ситуациях с друзьями выбор способа преодоления «Поиск поддержки»

обусловлен тем, что часто друг – это самый понимающий подростка человек, с такими же переживаниями и интересами. Конфликты с ним приводят к тому, что ребенок «теряет» часть самого себя, оставаясь один, в такой момент ему важно найти поддержку, заботу и защиту.

Учитывая высокие показатели по предрасположенности подростков к стрессу и характер используемых ими малоэффективных способов преодо ления, была разработана профилактико-просветительская программа обучения подростков эффективным способам преодоления стресса.

Таблица – Структура профилактико-просветительской программы Этапы Формы работы I. Диагностика Форма проведения зависит от используемых диагностических методик II. Коррекционная 1. Индивидуальная: а) беседа работа 2. Групповая: а) тренинг;

б) специальный курс;

в) клуб по интересам III. Профилактико- 1. Для родителей: а) родительские собрания;

б) консультации просветительская 2. Для педагогов и администрации: а) педсоветы;

б) консилиумы;

работа в) методические объединения;

г) консультации Данная программа представляет собой единую целостную систему, включающую в себя три этапа: диагностический (для выявления стрессового напряжения), коррекционный (для подростков), профилактико-просветитель ский (для родителей, педагогов и администрации учебного заведения), и со стоит из двух блоков: 1) работа с подростками;

2) работа с родителями и педагогами (профилактико-просветительской направленности).

Блок 1. «Работа с подростками» I. На данном этапе проводится диагно стирование подростков для определения у них уровня стрессового напряжения и характерных способов преодоления стресса. С подростками, находящимися в состоянии стрессового напряжения и использующими малоэффективные спосо бы преодоления, проводится коррекционно-развивающая работа и индиви дуальная и групповая работа по повышению эффективности стратегий пове дения в стрессовых ситуациях.

II. 1. Индивидуальная работа проводится по итогам диагностического исследования и представляет собой беседу с подростком с целью выяснения воздействия на его эмоциональное состояние жизненных событий, которые явились фактором стресса, а также способов преодоления, применяемых подростком.

II. 2. Групповая работа проводится, опираясь на результаты индивидуаль ной беседы, и имеет различные формы, которые подбираются учащемуся пси хологом в зависимости от его потребностей и желания самого подростка. Мо жет включать в себя: а) специальный семинар «Учись учиться»;

б) социально психологический тренинг по обучению подростков конструктивным формам выражения агрессии в стрессовых ситуациях;

в) профилактический специаль ный курс по проблеме стресса;

г) клуб по интересам различной практической направленности (помогает снять скопившееся напряжение с помощью творческой работы).

Выводы делаются по итогам работы с подростком. Анализируется полученный материал и при необходимости проводится повторная беседа с учащимся, в ходе которой решается вопрос о дальнейшей работе с ним.

Блок 2. «Профилактико-просветителская работа с родителями и педа гогами». Включает деятельность психолога в двух направлениях: 1) работа с родителями;

2) работа с учителями и администрацией.

III. 1. Работа с родителями. Психологом проводятся родительские собра ния, «родительские университеты» и консультации. На них родители инфор мируются об особенностях подросткового возраста, проводимых в школе программах, обобщенных результатах данных программ.

III. 2. Работа с учителями и администрацией. На педсоветах и заседаниях методических объединений психологом предоставляется информация учителям о проведенных исследованиях в области стресса, проблемах подросткового воз раста, способах преодоления психической напряженности. Педагогические конси лиумы проводятся по итогам работы с подростками. На них обсуждаются вопросы нахождения эффективных путей для дальнейшей работы по проблеме стресса.

На совещаниях с участием администрации предоставляется информация о проделанной работе. При этом совместно находятся возможные пути решения поставленных задач, планируется дальнейшая работа по заявленной проблеме.

Блоки программы являются взаимосвязанными. Они объединены деятель ностью практического психолога по преодолению состояния стресса у учащих ся. Психолог инициирует данную деятельность, проводит ее совместно с педа гогами и родителями и завершает, определяя результативность деятельности.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.