авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» ...»

-- [ Страница 7 ] --

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАК ФАКТОРА СОЦИАЛИЗАЦИИ ДОШКОЛЬНИКОВ О.Л. Стрелюк, 4 курс, факультет дошкольного образования, БГПУ Научный руководитель: О.В. Леганькова, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой общей и детской психологии Актуальность исследования детско-родительских отношений как фактора продуктивной социализации в условиях динамичных социальных преобразо ваний обусловлена задачами современной психологической науки и практики.

Вопросы семейного воспитания являются междисциплинарной проблемой и рассматриваются педагогами, социологами, психологами, психотерапевтами (Н.Н. Авдеева, Т.В. Архиреева, А.Я. Варга, А.И. Захаров, А.Е. Личко, А.И. Спи ваковская, Э.Г. Эйдемиллер и др.). В исследованиях затрагиваются различные сферы детско-родительских отношений: особенности воспитания ребенка и отношение к нему родителей, характерные особенности личности ребенка как результат внутрисемейных взаимодействий, влияние особенности личности родителей, характера супружеских отношений, семейных конфликтов на психологическое здоровье ребенка и т. д.

Вопросы, посвященные проблеме детско-родительских отношений, рассматривались учеными на протяжении всего развития психологической науки. В отечественной психологии исследованиями в этой области занимались Л.И. Божович, Л.С. Выготский, И.В. Дубровина, М.И. Лисина, А.Н. Леонтьев, В.С. Мухина, Г.Т. Хоментаускас, Д.Б. Эльконин и многие другие.

Исследования А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, Д.Б. Эльконина и других показали, что психическое развитие ребенка определяется его эмоциональным контактом и особенностями сотрудничества с родителями. Таким образом, можно со всей определенностью утверждать, что на детско-родительских отношениях сказывается тип семьи, позиция, которую занимают взрослые, стили отношений и та роль, которую они отводят ребенку в семье. Тип родительских отношений опосредует формирование личности ребенка.

Глубина взаимоотношений между родителями и их детьми, характер общения между ними и, соответственно, успехи воспитания детей зависят, прежде всего, от самих родителей и от таких их главных качеств, как чуткость, внимание и уважительное отношение к личности ребенка. В детской психо логии преимущественно выделяется 3 основных типа отношений родителей и их детей: 1. Оптимальный тип. 2. Тип излишней вовлеченности (авторитарный контроль). 3. Тип излишней отстраненности (эмоциональное отвержение) Для оптимального типа характерно полное взаимное доверие между родителем и ребенком. При этом условии положительные качества ребенка усиливаются, а отрицательные преодолеваются или приобретают социализиро ванные формы. В этом случае личность ребенка (в плане его самооценки и представлений о самом себе) развивается в соответствии с возрастом, а процесс воспитания ребенка родителем носит продуктивный характер.

Тип излишней вовлеченности характеризуют: неумеренная родительская любовь, чрезмерные опека и участие в делах и жизни ребенка, излишнее проникновение в его внутренний мир. В этом случае эго ребенка как бы «растворяется»', становится нечетким. Ребенок растет несамостоятельным и инфантильным, тормозится процесс понимания и усвоения им норм поведения в обществе (понятия «можно-нельзя», «хорошо-плохо» ему не понятны).

Неумеренная любовь усиливает существующие у ребенка проблемы развития и порождает проблемы у психически и физически здорового ребенка, так как ребенок живет в иллюзорном мире, не ведая ни труда, ни забот. Это становится особенно заметным при поступлении ребенка в школу.

Тип излишней отстраненности характеризуют: пренебрежение к ребен ку, нежелание считаться с его особенностями и полное отсутствие внимания к нему, что, естественно, оказывает вредное влияние и на развитие личности ребенка. Ребенка либо жестко контролируют, либо, наоборот, не обращают на него внимания. Природные качества не учитываются либо подавляются. В результате эти качества приобретают отрицательную направленность: упорство переходит в упрямство, живость – в неустойчивость, неспешность – в пассив ность. Все это, а также отсутствие внимания родителя приводит к низкой самооценке, формированию диффузной идентичности ребенка.

Эмпирическое исследование по данной проблеме было проведено в одном из детских садов города Минска. Была выдвинута гипотеза – детско родительские отношения влияют на развитие личности опосредовано через переживания ребенка. Для изучения характера взаимоотношений в семье использовались следующие методы: беседа с родителями и детьми;

тест опросник родительского отношения к детям (А.Я. Варга, В.В. Столин);

методика «Рисунок семьи» (КСР);

методика анализа рассказов-миниатюр (ситуаций);

анкета для ребенка «Семья глазами ребенка»;

наблюдение.

Всего было обследовано 18 семей, из них: 10 % (2 семьи) имеет 3 детей, 15 % (3 семьи) – 2 детей и 75 % (13 семей) – 1 ребенка.

Результаты изучения взаимоотношений родителей с детьми при помощи теста-опросника родительского отношения (А.Я. Варга, В.В. Столин) показали следующие значения по шкалам: принятие – отвержение – 18 семей;

коопера ция – 11;

симбиоз – 13;

авторитарная гиперсоциализация – 7;

маленький неудачник – 3.

В целом полученные данные позволяют утверждать, что большинство родителей принимают своего ребенка таким, какой он есть, ощущают себя с ребенком единым целым, стремятся удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни, но постоянно тревожатся за ребенка, он им кажется маленьким и беззащитным.

Полученные результаты, их соотнесение с данными опроса родителей и наблюдений, анализом рисунков детей позволяют сделать вывод о том, что для большинства детей в целом наблюдается положительная атмосфера в семье.

Высокий уровень благополучия взаимоотношений родителей с детьми можно отметить у 45 % исследованных семей, рисунки детей, растущих в них, выполнены яркими цветами, присутствуют все члены семьи, изображенные на близком расстоянии друг к другу в совместной деятельности. Однако нельзя не отметить, что 15 % детей, согласно характеристикам их рисунков, находятся в конфликтной ситуации со своими родителями.

Анализ проективных ситуаций выявил представления ребенка о возмож ном поведении близких взрослых. Были получены характеристики представ лений ребенка относительно того, каких форм поведения ожидают от него близкие взрослые, какова будет их реакции на его «обычные» и «необычные» (с точки зрения семейного опыта) поступки. Чего в целом следует ожидать от взрослых по отношению к себе – одобрения или же, наоборот, порицания, недовольства, наказания и т. п. Отрицательные эмоции родителей преобладали в представлениях 7 детей. Для большинства других детей, 11 человек, ситуации «провоцировали» положительные реакции: мама или папа хвалили мальчика или девочку в разных ситуациях.

Дети, у которых были отмечены тесные эмоциональные контакты с близкими взрослыми, мотивировали свои ответы мнением о них родителей.

Ответы детей с положительным эмоциональным опытом общения в семье отражали обобщенное знание ребенка о себе, как о том, кого положительно оценивают близкие люди, которые уверены в том, что он не может поступить плохо. Иной характер имели представления детей о возможной оценке их теми близкими взрослыми, которые в общении с ними проявляли строгость, холод ность, недостаточно уделяли внимания так называемому личностному обще нию. В результате дефицита положительного эмоционального опыта общения с близкими взрослыми дети были дезориентированы в том, что скажут папа или мама. При недостаточной тесноте семейных контактов у детей сформировались неопределенные или же тревожные ожидания. Устойчивых обобщенных представлений у этих детей о том, какими их считают родители, не было.

Полученные результаты подтверждают гипотезу, что детско-родительские отношения влияют на развитие детей опосредовано через переживания ребенка.

Оптимальный тип отношений родителей к детям выступает основой для фор мирования позитивного представления о собственных возможностях, уверенности в себе, как условий дальнейшей продуктивной социализации ребенка.

ПОДГОТОВКА МОЛОДЕЖИ К СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА О.Н. Супрунович, 4 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: С.С. Гончарова, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой прикладной психологии В современных условиях семья переживает большие трудности: уве личение количества неблагополучных семей;

рост разводов и внутрисемейного насилия;

снижение потребности иметь детей;

смещение моральных ценностей и ориентаций;

ослабление педагогической деятельности по подготовке молодежи к семейной жизни;

низкий уровень психолого-педагогической подготовки родителей к воспитанию детей.

Образец поведения дети черпают в семье, но не всегда семья может дать тот образец, который бы соответствовал социально-нравственным нормам.

Научить молодежь элементарному этикету в семье, заставить задуматься о духовной сущности брака, показать реальные пути и возможности налаживания отношений, формировать навыки общения в среде сверстников – одни из актуальных задач психологического сопровождения старшеклассников.

Проблемой подготовки молодежи к семейной жизни в разное время занимались: В.В. Бойко, И.В. Гребенников, И.В. Дубровина, М.А. Иванов, С.В. Ковалев, Д.В. Колесов, А.Н. Обозова, А.В. Петровский, Т.М. Разумихина, Л.Б. Шнейдер и др. Ряд важнейших отечественных и зарубежных клиницистов, психиатров, психологов, психотерапевтов (А. Адлер, В.М. Бехтерев, А.И. Заха ров, Г. Салливен, Г.Е. Сухарева, К. Хорни и др.) придерживаются единого мнения, что неблагополучные семейные отношения – один из самых сильных факторов, влияющих на развитие и течение многих видов неврозов и психозов.

Следовательно, от крепости и устойчивости супружеских отношений зависит полноценное психическое здоровье как детей, так и взрослых.

Проблема готовности к семейной жизни заключается в том, что большинство молодых людей, вступающих в брак, не имеют реального представления о трудностях семейной жизни и о тех задачах, которые супругам придется в дальнейшем решать. Среди многочисленных причин разводов отме чаются неумение молодых людей строить свои взаимоотношения, психологи ческая неграмотность супругов, низкая культура чувств, нравственная невос питанность и др.

Поэтому специальная психологическая подготовка молодежи к семейной жизни является настоятельной необходимостью. Эта подготовка должна проводиться на всех этапах возрастного развития и не должна быть отделена от общих проблем воспитания. Формирование психологической и нравственной готовности иметь семью, детей должна быть одной из главных задач воспита ния подростков и юношей и находиться в центре психологических исследо ваний [1].

Подготовка к браку означает формирование определенного нравствен ного комплекса чувств, свойств характера, готовность личности принять на себя новые обязанности по отношению к своему брачному партнеру и будущим детям. Вступление в брак требует существенного изменения образа жизни молодых людей, который вытекает из необходимости координировать, согласо вывать ритм своей жизни с ритмом жизни другого человека.

Подготовка молодежи к семейной жизни наряду с формированием нравственного мира личности предполагает и формирование особой системы представлений о себе как о человеке определенного пола, включающих специ фические для мальчиков и девочек потребности, мотивы, ценностные ориента ции, отношения к представителям другого пола и соответствующие этим обра зованиям формы поведения. Психологическая подготовка молодежи к семей ной жизни связана также и с половым воспитанием и половым просвещением, в основе которых лежит раскрытие многогранных понятий: любовь, семья, воспитание детей [2].

Подготовка к браку должна быть комплексной в своей основе, так как она призвана решить целый ряд очень важных задач. Необходимо повысить ответ ственность молодежи перед брачной и семейной жизнью. Одновременно с этим необходимо дать молодежи, вступающей в брак, емкие, концентрированные знания по психогигиене сексуальной жизни, осветить основные проблемы семьи, закономерностей ее развития, психологии пола, психологических взаимоотношений между супругами и т. д. [3].

Таким образом, подготовка молодежи к вступлению в брак, к будущей семейной жизни – неотъемлемая часть общей системы воспитания подраста ющего поколения. Она должна осуществляться семьей, школой и обществен ностью на всех возрастных этапах развития и формирования личности. Осу ществлять подготовку молодежи к семейной жизни необходимо введением в образовательные учреждения специальных программ, факультативных курсов, направленных на формирование у юношей и девушек теоретических знаний о семье как социальном институте, умений правильно строить внутрисемейные отношения и воспитывать будущих детей, а также на осознание особенностей брачно-семейных взаимоотношений, развитие соответствующих чувств, формирование представлений, взглядов, убеждений, качеств и привычек, связанных с готовностью к браку и семейной жизни.

ЛИТЕРАТУРА 1. Дубровина, И.В. О некоторых психологических аспектах подготовки молодежи к семейной жизни / И.В. Дубровина // Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни / под ред. И.В. Дубровиной. – М., 1980. – С. 3–24.

2. Исаев, Д.Н. Половое воспитание и психогигиена пола у детей / Д.Н. Исаев, В.Е. Каган. – Л., 1980. – 182 с.

3. Ковалев, С.В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни / С.В. Ковалев. – М.:

Просвещение, 1991. – 128 с.

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ СРЕДИ ДЕТЕЙ ИЗ ПОЛНЫХ И НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ Ю.И. Сушинская, 4 курс, факультет психологии, Женский институт ЭНВИЛА Научный руководитель: С.В. Мельникова, преподаватель кафедры психологии Было проведено немало клинических наблюдений, которые свидетель ствуют о травмирующей роли развода на маленького ребенка. Учитывая мас совый характер такого явления, как неполная семья, чрезвычайно важно выяснить, имеет ли воспитание ребенка без отца устойчивые и закономерные последствия для развития личности ребенка. Проблемы в семье отражаются на детях и неизменно влияют на все механизмы взаимодействия ребенка с об ществом [3, с.12]. Актуальность данной работы определяется в первую очередь зависимостью между психологической обстановкой в семье и ее воздействием на мотивационную сферу и учебно-познавательную деятельность детей.

Под мотивом в психологии принято понимать цель (материальный или идеальный предмет), которая побуждает и направляет на себя деятельность индивида и ради которой деятельность осуществляется. Наибольший интерес в этой связи представляет мотив достижения. К категории «достижения»

относятся слова, указывающие на выполнение деятельности, направленной на достижение и номинализацию (сделать, понять, план, задача и т. д.), а также те, которые положительно формулируют цель деятельности (решение, искать, успех, действовать). К категории «неудача» – негативно формулирующие цель деятельности (ошибка, бедствие, неудача, избегать), а также слова, относящиеся к субкатегории «достижение» с негативными предлогами и приставками (не, нет).

Исходя из этого, мотивация достижения – это стремление к улучшению результатов, неудовлетворенность достигнутым, настойчивость в достижении своих целей, стремление добиться своего во что бы это ни стало. Это одно из ядерных свойств личности, оказывающих влияние на всю человеческую жизнь [2, с. 87].

Было проведено исследование мотивационных особенностей детей, вос питывающихся в полных и неполных семьях. Гипотезой данного исследования стало предположение, что дети, которые росли в условиях неполных семей, имеют более четко выраженную мотивационную структуру, обладают более яркими мотивационными свойствами, по сравнению с детьми из полных семей.

В качестве методик исследования были использованы следующие:

метод тестирования (шкала оценки потребности в достижении, диагностика полимотивационных тенденций Я-концепции);

изучение школьной документации;

метод математической статистики (коэффициент ранговой корреляции Спирмена).

В исследовании по шкале оценки потребности в достижении принимало участие 40 учеников 7-х классов. Из них 20 учеников воспитывается в полных семьях и 20 – в неполных. Данное исследование проводилось анонимно и с согласия родителей детей. В результате были получены следующие показатели:

Таблица 1 – Процентные показатели уровня мотивации достижения учеников из полных и неполных семей Уровень мотивации % учеников из % учеников из достижения полных семей неполных семей Низкий 45 Средний 30 Высокий 25 Итого: 100 Таким образом, полученные первичные данные указывают на то, что 50 % учеников из неполных семей обладают высоким уровнем мотивации достижения. Такие дети ищут ситуации, в которой можно будет проявить свои способности, часто берут инициативу на себя, уверены в успешном исходе дел, готовы принять на себя ответственность, решительны в неопределенных ситуациях, проявляют настойчивость в стремлении к цели, получают удо вольствие от решения интересных задач, не теряются в условиях соревнования, показывают большое упорство при столкновении с препятствиями, фрустри рующими их цель на пути к достижению успеха.

Число детей, воспитывающиеся в полных семьях и демонстрирующих аналогичные показатели мотивации достижения, составляет лишь 25 %. Ви димо, эти подростки чаще ищут ситуации одобрения и поддержки со стороны окружающих и реже склоны принимать ответственные решения, быть инициаторами событий.

Таким образом, дети из неполных семей имеют более ярко выраженную мотивацию достижения, нежели дети из полных семей.

Обратимся к рассмотрению данных методики «Диагностика полимотива ционных тенденций Я-концепции. Среди социально-психологических мотива торов активности личности как в полных, так и в неполных семьях наиболее представлена тенденция к аффилиации (67 % и 56 %, соответственно).

Результаты диагностики указывают на то, что в выборке подростков из неполных семей наибольшую выраженность имеют показатели оптимисти ческой (1.3), коммуникативной (0.9) и трудовой мотивации (1.7). Для детей из неполных семей особенно значимы вера в лучшее, ярко выражена потребность в общении, взаимодействии с окружающими, направленность на труд, а также следование собственным нравственным нормам.

Для выявления взаимосвязей исследуемых факторов в выборке учеников из неполных семьей был рассчитан коэффициент ранговой корреляции Спир мена, что позволило установить следующие значимые взаимосвязи. Альтруи стическая мотивация прямо связана с негативным прошлым (r = 0,65, p 0,01).

Иначе говоря, дети из неполных семей, пережившие в детстве много событий, имевших негативную эмоциональную окраску, больше ориентируются на других людей, готовы думать о других даже в ущерб себе.

Оптимистическая мотивация прямо связана с тенденцией к аффилиации (r = 0,74, p 0,01), то есть эти дети выделяются верой в лучшее, активным ожиданием благополучия. Высоким показателям фаталистического настоящего соответствуют низкие показатели акизитивной (материальной) мотивации (r = 0,65, p 0,01). Убежденность в возможности изменить будущее собственными действиями, что определяет высокую значимость интереса к материальной стороне жизни. Высоким показателям позитивного прошлого соответствуют низкие показатели мотивации избегания неприятностей (r = -0,73, p 0,01). Позитивный опыт прошлого позволяет предположить, что у ребенка формируется чувство внутренней защищенности, которая, в свою очередь, помогает человеку увереннее сталкиваться с жизненными трудно стями, преодолевать их.

Социально-психологическая адаптация прямо связана с фактором принятия решений (r = 0,69, p 0,01) и самоуправлением (r = 0,60, p 0,01). Самопринятие прямо связано с организаторскими способностями (r = 0,68, p 0,01). Высоким показателям стремления к оптимистичному будущему соответствуют высокие показатели как коммуникативных (r = 0,60, p 0,01), так и организаторских (r = 0,62, p 0,01) способностей. Интернальность прямо связана с фактором анализа противоречий (r = 0,62, p 0,01). Высокие показатели внешнего контроля связаны с высокими показателями самоконтроля (r = 0,65, p 0,01).

Таким образом, нами были выявлены определенные особенности мотива ции достижения у детей из неполных и полных семей. Согласно полученным эмпирическим данным, неполная семья, хотя и сталкивается с рядом объек тивных трудностей, все же обладает достаточным потенциалом для полно ценного воспитания детей. Психологи и члены семьи могут способствовать развитию необходимых умений и качеств с целью предотвращения негативных последствий сложившейся ситуации и преобразования семейного сценария.

ЛИТЕРАТУРА 1. Божович, Л.И. Изучение мотивации поведения детей и подростков / Л.И. Божович. – М., 1990. – 263 с.

2. Ковалев, В.И. Мотивы поведения и деятельности / В.И. Ковалев. – М., 1998.

3. Лангмейер, Й. Психическая депривация в детском возрасте / Й. Лангмейер, З. Матей чек. – Прага, 2003. – 184 с.

ВЛИЯНИЕ СТИЛЯ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ НА МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОДРОСТКОВ В ГРУППЕ СВЕРСТНИКОВ Е.Г. Топольская, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: Л.В. Финькевич, кандидат психологических наук, доцент В подростковом возрасте общение играет важную роль в формировании личности. Потребность в неформальном общении с родителями у подростков выявляется не меньше, чем в общении со сверстниками. Однако влияние и функции родителей и друзей различаются качественно. Поэтому открытым остается вопрос влияния этих двух систем общения друг на друга.

В работах А.А. Аладьина, И.Н. Кириленко, Э.Г. Эйдемиллера, Н.С. Су ходолова, И.А. Фурманова, Е.В. Тарасовой указывается взаимосвязь между агрессивностью и особенностями семейного воспитания. Однако А.А. Коренева отмечает, что эта зависимость не является прямолинейной, так как определя ется как индивидуально-психологическими особенностями подростка, так и его отношением к системе родительского воспитания. Параллельно с этим про веденные А.А. Реаном исследования свидетельствуют о том, что агрессивные подростки менее популярны в качестве членов социальных групп.

Гипотеза: непопулярность подростков в группе сверстников опосре дована агрессивностью, которая, в свою очередь, обусловлена деструктивными стилями семейного воспитания.

В исследовании принимали участие 63 человека: ученики 6 «А», 6 «Б» и 6 «В» классов 56 % мальчиков (36 человек), 44 % девочек (27 человек) средней школы № 157 г. Минска. Исследование проводилось в групповой форме, в равных условиях, в привычной обстановке.

В ходе исследования был использован социометрический эксперимент, опросные методы, методы математической и статистической обработки данных. Для изучения данной проблематики и проверки гипотезы были вы браны следующие диагностические методики: опросный метод Басса-Дарки на определение уровня агрессивности (адаптация А.К. Осницкого);

опросник «Родителей оценивают дети» в модификации И.А. Фурманова, А.А. Аладьина;

«Социометрический эксперимент» Я.Л. Коломинского.

С помощью коэффициента корреляции Спирмена была определена связь между агрессивностью и популярностью в классе, социометрическим статусом и стилями семейного воспитания, видами агрессии и стилями семейного воспитания.

Существует связь между вербальной агрессией и социометрическим статусом (R = 0,2422, Р 0,05). Чем выше уровень вербальной агрессии, тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе. Существует связь между вербальной агрессией и шкалой «предпочтение в подростке детских качеств» (R = 0,295631, Р 0,05). Чем выше показатели по шкале «предпочте ние в подростке детских качеств», тем выше уровень вербальной агрессии у подростков. Существует связь между «предпочтение в подростке детских качеств» и социометрическим статусом (R = 0,46298, Р 0,05). Чем выше показатель по шкале «предпочтение в подростке детских качеств», тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе.

Это свидетельствует о том, что на уровень вербальной агрессии воздей ствует уровень заботы родителей о подростке. Стремление родителей стимули ровать детские качества является причиной высокого уровня вербальной агрес сии у ребенка. В свою очередь, чем выше уровень вербальной агрессии, тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе. Таким образом, прояв ление вербальной агрессии является причиной непопулярности подростков в группе сверстников.

Существует связь между вербальной агрессией и социометрическим статусом (R = 0,2422, Р 0,05). Чем выше уровень вербальной агрессии, тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе. Существует связь между вербальной агрессией и шкалой «вынесение конфликта между супру гами в сферу воспитания» (R = 0,298954, Р 0,05). Чем выше показатели по шкале «вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания», тем выше уровень вербальной агрессии у подростков. Существует связь между вынесе нием конфликта между супругами в сферу воспитания и социометрическим статусом (R = 0,41045, Р 0,05). Чем выше показатель по шкале «вынесение конфликта в сферу воспитания», тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе.

Это свидетельствует о том, что на уровень вербальной агрессии воздействует степень неудовлетворенности одного из родителей участием другого в делах семьи. Настаивание одного из родителей на весьма строгом воспитании с повышенными санкциями, а другого на проявление склонности «жалеть» ребенка являются причиной высокого уровня вербальной агрессии у ребенка. В свою очередь, чем выше уровень вербальной агрессии, тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе. Таким образом, проявление вербальной агрессии является причиной непопулярности подростков в группе сверстников.

Существует связь между чувством вины и социометрическим статусом (R = 0,399, Р 0,05). Чем сильнее развито чувство вины, тем более благоприят ный статус имеют подростки в классе. Существует связь между чувством вины и жестоким стилем воспитания (R = 0,24508, Р 0,05). Чем выше показатели по шкале «жестокий стиль воспитания», тем слабее развито чувство вины у подростков. Существует связь между жестоким стилем семейного воспитания и социометрическим статусом (R = 0,2858, Р 0,05). Чем выше показатель по шкале «чрезмерность санкций», тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе.

Это свидетельствует о том, что на чувство вины воздействует степень строгости наказаний. Приверженность родителей к строгим наказаниям является причиной слабо развитого чувства вины. В свою очередь, чем слабее развито чувство вины, тем менее благоприятный статус имеют подростки в классе. Таким образом, слабое проявление чувства вины является причиной непопулярности подростков в группе сверстников.

Таким образом, в результате исследования подтвердилась выдвинутая гипотеза. С одной стороны, стиль семейного воспитания влияет на проявление агрессивных форм у подростков, а агрессивные подростки менее популярны в качестве членов социальных групп. Значит, стиль семейного воспитания влияет на межличностные отношения в группе сверстников подросткового возраста.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аладьин, А.А. Внутрисемейные отношения в семьях подростков с нарушениями поведения: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.07 / А.А. Аладьин;

Нац. ин-т образования. Минск, 1996. – 16 с.

2. Грищук, Е.А. Социально-психологические особенности взаимодействия родителей и подростков в современных российских условиях: автореф. дис. … канд. психол. наук:

19.00.05 / Е.А. Грищук. – М., 2006. – 24 с.

3. Кириленко, И.Н. Влияние семейных отношений на развитие агрессии в подростковом возрасте: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.13 / И.Н. Кириленко. – Ставро поль, 2007. – 26 с.

4. Реан, А.А. Характерологические особенности подростков-делинквентов / А.А. Реан // Вопросы психологии. – 1991. № 4. С. 139–144.

5. Фурманов, И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция / И.А. Фур манов. – Минск: Ильин;

1996. – 187 с.

ОТНОШЕНИЕ ОТЦОВ К ДЕТЯМ ПОСЛЕ РАЗВОДА Д.В. Хамякова, 5 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: В.И. Слепкова, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной психологии Внимание к проблемам мужчин-родителей возросло в связи с высокой разводимостью. Проблемами формирования отцовского чувства и роли отца, если и занимаются, то в основном в теоретическом аспекте. Несмотря на разработанность некоторых аспектов проблемы родительства, до конца не изучена проблема родительского отношения отцов к детям в послеразводный период. И.С. Кон отмечает, что представление о слабости и неадекватности отцов – один из самых распространенных стереотипов общественного со знания. Однако стереотипу безразличия отцов противостоят исследования, сви детельствующие о травмирующей роли развода и распада эмоциональных отно шений на личность мужчины (В. Валлер, М.К. Войнова, Т.А. Гурко, Е.С. Кал мыкова, Радлофф, Блум, Чирилог, Робертс, Стейн, М. Кранцлер). Исследование влияния распада эмоциональных отношений показало, что за 9 лет, прошедших после разрушения аффективных связей со значимыми другими, среди тех, с кем это произошло, умерло вследствие различных причин в два раза больше (в процентном отношении), чем в уравненной с ними по социально-демографи ческим показателям группе мужчин, сохранивших контакт с близкими. Распад, прекращение взаимодействия в семье не означают, что ребенок становится эмоционально нейтральной фигурой для отцов. До сих пор мало исследованы факторы, влияющие на распад, прекращение эмоциональных отношений отцов с детьми или, наоборот, их продолжение, стабилизацию.

В нашем исследовании была поставлена цель: изучить отношение отцов к детям в зависимости от этапа постразводной ситуации.

Методы исследования. Для решения поставленных задач, проверки ис ходных положений использовался комплекс взаимосвязанных, взаимодопол няющих друг друга методов: обзорно-аналитическое теоретическое исследо вание психологической литературы по изучаемой проблеме;

теоретическое моделирование эмоциональных отношений отцов к детям в послеразводный период;

психодиагностические методы;

методы статистической обработки.

Диагностические методики: Цветовой тест отношений Е.Ф. Бажина, А.М. Эткинда;

Семейная социограмма;

Опросник для исследования эмоцио нальной стороны детско-родительского взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Заха рова;

Методика диагностики родительского отношения (ОРО) А.Я. Варга, В.В. Столин;

фокусированное, полустандартизированное интервью.Интервью выстроено с учетом переживания отцами разных этапах послеразводного периода, а также в интервью включены вопросы, отражающие различные пози ции отцов при разводе и восприятие ребенка отцом в постразводной ситуации.

Интервью включает:

1) анкета анамнестических данных;

2) отношения с бывшей супругой;

3) общение с ребенком:

А) Когнитивный блок изучает восприятие отцом образа ребенка, систему установок, ожиданий, стереотипов, межличностное восприятие.

Б) Эмоциональный – эмоциональная близость с ребенком, эмоции.

В) Поведенческий – частота встреч с ребенком, помогающее поведение отца, участие в воспитании, материальная помощь, характер общения, инициатива отца.

В результате проведенного исследования и в соответствии с постав ленными задачами данного исследования были выявлены следующие тенденции:

1. Позиция отцов при принятии решения о разводе.

Чаще всего происходит проекция переживаний своего детства, особенно, если разведенный мужчина сам в детстве пережил развод родителей и потерю отца. Тогда существует два часто встречающихся убеждения, почему для мужчины оказываются так важны отношения со своими детьми после развода:

дать своему ребенку то, что сам отец не дополучил в детстве, то есть действует механизм идентификации с ребенком, проживание своего детства разведенным мужчиной вновь;

избавить ребенка от тех страданий, которые отец сам пережил в своем детстве (механизм проекции своих чувств на ребенка). Желание выстраивать отношения со своим ребенком после развода часто детермини ровано гиперответственностью разведенных мужчин. Часто борьба за общение с ребенком разведенным мужчиной разворачивается из-за желания отомстить бывшей супруге, доказать, что ей так и не удалось сломать его. Борьба с бывшей женой говорит о внутриличностном конфликте самого разведенного мужчины, борьбе двух частей и более частей личности.

2. Восприятие детей отцами в разные фазы послеразводного периода.

В фазе перестройки послеразводного периода разведенные мужчины чаще всего охладевают к ребенку, после того как их долго не допускают к ре бенку или они сталкиваются с последствиями психологического давления быв шей жены на ребенка. Фаза стабилизации послеразводного периода также является критическим моментом: либо для новой попытки выстроить отноше ния с ребенком после развода, если какое-то время после развода разведенный мужчина с ребенком не общался;

либо для прекращения отношений с ребенком.

Эта закономерность усиливается, если переживание мужчиной фазы стабилиза ции послеразводного периода совпадает с подростковым возрастом ребенка.

Отношение отцов к детям после развода по мере приближения отцов к фазе стабилизации становится более отчужденным. Восприятие отцами своих детей обусловлено возрастом ребенка, чем младше ребенок, тем образ его воспри нимается как более позитивный. Мужчины, которые были хорошими отцами, теперь по определению становятся плохими отцами, неспособными защитить своих детей от боли отделения, которую они чувствуют сами. Именно поэтому мужчины часто утверждают, что реже злятся на детей, чем бывшая жена.

3. Эмоциональную близость отцов с детьми в связи с помогающим поведением отцов в послеразводный период.

Разведенные мужчины чаще стремятся к поддержанию отношений с детьми, если у разведенного мужчины с ребенком установлена эмоциональная связь до развода (участие отца в общении с ребенком до рождения и в период младенчества) и если разведенный мужчина уверен, видит и слышит от ребенка, что ребенок хочет общаться с ним либо разведенный мужчина считает себя ответственным за будущую судьбу ребенка (социальные стереотипы).

Рождение ребенка и взаимоотношения с ним дают мужчине шанс социализироваться самому, шанс саморазвития. Для мужчины – это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их самоконтроля.

Осознание себя отцом приводит к осознанию необходимости жить правильно везде. Подрастающий ребенок становится продолжением мужчины, удовлетво ряет потребность в ученике, в собственной значимости. Страх потери возмож ности влияния, контроля над отношениями отражает опасение, что с разводом жена получает преимущество, связанное со знанием, что «лучше для ребенка», и будет использовать эти аргументы для давления на мужа при решении слож ных вопросов. Любящий своего ребенка мужчина приобретает новую идентич ность и сферу ответственности, компенсирующие эмоциональное отчуждение от других видов деятельности. Но при разводе все это обращается против него.

Новый стиль отцовства делает мужчину более ранимым. Более мягкие, «андрогинные» отцы тяжелее переживают расставание с детьми при разводе.

ЛИТЕРАТУРА 1. Авдеев, А.А. Браки и разводы в России: устойчивость и изменчивость / А.А. Авдеев // Браки, разводы и семья в XX веке: доклад, российско-французского семинара, М., 2–4 февраля 1998. – М., 1998.

2. Бескаравайная, В.К. Социологическое понятие «новые отцы» и его содержание / В.К. Бес каравайная // Наша социология 2006: практика и перспективы социологических исследо ваний: сб. науч. ст., РГГУ. – М., 2006.

3. Борисенко, Ю.В. Модель взаимосвязи факторов, определяющих специфику отцовства / Ю.В. Борисенко // Семейная психология и семейная терапия. – 2006. – № 2. – С. 44–55.

4. Гурко, Т.А. Развод в молодой семье / Т.А. Гурко // Социальные последствия развода редкол.: И.Ф. Деменьтева [и др.]. – М.: ИСИ, 1984. – 68 с.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ОТЦОВСКОГО ОТНОШЕНИЯ К ДЕТЯМ РАЗНОГО ВОЗРАСТА Л.А. Хомицкая, 5 курс, педагогический факультет, Барановичский государственный университет Научный руководитель: Е.А. Клещева, преподаватель кафедры психологии Современное общество предъявляет к человеку различные требования как к личности, ребенку, родителю, профессионалу. Данные требования касаются различных сфер жизни человека, но основное место принадлежит самореализации в семье, которая является первым и одним из наиболее важных институтов социализации человека.

Наличие детей в семье свидетельствует о ее полноте, так как бездетная семья не считается обществом полноценной, а носит название супружеской семьи, поскольку не выполняются ее воспитательная и репродуктивная функции. Осуществляя их, супруги получают новый статус – родители. Именно родительский статус, включающий отцовское и материнское отношение, позволяет реализоваться семье в полной мере и супругам в своем личностном становлении. В рамках системного подхода семья признается единым психологическим организмом. Родительство как интегральное комплексное образование представляет собой систему, способную к самосохранению в процессе постоянного движения, изменения и развития. Сегодня в рамках родительства рассматриваются материнство и отцовство.

Отцовство – интегративное взаимодействие мужской полоролевой, лич ностной и воспитательной позиции отца;

система установок, обычно проявя ющихся в преобладании предметно-инструментальной функции отца в воспитании детей [4, с. 64].

В психологических исследованиях отцовской фигуре отводится второстепенная роль в воспитании ребенка, идущая после матери. В частности, А.С. Спиваковская говорит о том, что воспитательная позиция отца в своем формировании несколько отстает от материнской. Это связано с отсутствием у них так называемого биологического родительского инстинкта, но все же у отцов формируется привязанность к ребенку на разных этапах его развития [5].

Д.С. Акивис подчеркивает, что любящий отец нередко более эффектив ный воспитатель, чем женщина. Отцовская любовь обеспечивает пример родительского поведения детей в будущем, формирование жизненной позиции вообще и полоролевых позиций в частности [1].

Исходя из малой изученности вопросов родительства, а в особенности вопросов отцовства, мы считаем целесообразным изучение именно эмоцио нального компонента отцовского отношения к детям. В своем выборе мы опираемся на структуру родительского отношения с точки зрения теории от ношений В. Мясищева [3]. Эти отношения ученый определял как субъективные отношения, имеющие как когнитивный, эмоциональный, так и поведенческий компонент. Эмоциональный компонент отношения представлен комплексом чувств отца к детям. Считается, что эмоциональное отношение матери бази руется на «родительском инстинкте». У отцов он отсутствует, так как отцовство является культурным образованием. Встает вопрос, какие чувства отец способен испытывать к ребенку.

Для выявления эмоционального компонента родительского отношения отца к детям нами была проведена методика «Опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия» Е.И. Захаровой [2, с. 179]. Методика позволя ет опосредованно выявить степень выраженности отдельных аффективных характеристик взаимодействия. Выборка состояла из 50 отцов, ответивших на вопросы методики по отношению к каждому из двоих однополых детей старшего дошкольного или младшего школьного возраста, разница в возрасте которых составляла не более трех лет.

Нами были получены следующие результаты, выраженные в средних зна чениях по шкалам в интервале от 0,5 до 5 баллов. В отношении отца к старшему ребенку более высокий показатель получен по трем параметрам: способность воспринимать позитивное/негативное состояние ребенка (ср. знач. = 3,47), понимание причин этого состояния (ср. знач. = 3,49), способность к сопережи ванию (ср. знач. = 3,42). Эти показатели характеризуют больше когнитивное принятие ребенка. Отец более требователен к старшему ребенку, отцу присуще сопереживание, основанное на понимании причин позитивного/негативного состояния ребенка.

В отношении отца к младшему ребенку более высокий показатель полу чен по следующим параметрам: позитивные чувства, возникающие у родителя во взаимодействии с ребенком (ср. знач. = 3,15), безусловное принятие (ср. знач. = 3,23), преобладающий позитивный эмоциональный фон взаимодей ствия (ср. знач. = 3,14), стремление к телесному контакту (ср. знач. = 3,08), оказание эмоциональной поддержки (ср. знач. = 3,27), умение воздействовать на негативное состояние ребенка (ср. знач. = 3,24), ориентация на позитивное/ негативное состояние ребенка при построении взаимодействия (ср. знач. = 3,2).

По отношению к младшему ребенку отец проявляет более сильные позитивные эмоции при построении взаимоотношений, меньше уделяет внимания пониманию причин этих эмоций и поиску решений. Такое отношение отца к ребенку можно сравнить с безусловным материнским отношением.

Таким образом, в отношениях с младшим ребенком отец более эмоциона лен, чувствителен. Он не объясняет свои чувства к ребенку, не ищет мотивов этого отношения. Когда ребенок становится старше, отец становится руководи телем, воспитателем, появляется желание осознанного отношения к пережи ваниям ребенка. Мы это связываем с желанием отца выполнять социальную роль родителя с теми функциями, приписываемыми ближайшим социальным окружением: «отец должен быть строгим», «отец должен контролировать и воспитывать ребенка», «отец направляет ребенка для принятия нужного решения» и т. д.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аквис, Д.С. Отцовская любовь / Д.С. Аквис. – М.: Профиздат, 1989. – С. 26–42.

2. Лидерс, А.Г. Психологическое обследование семьи: учеб. пособие-практикум для студ.

фак. психологии высш. учеб. заведений / А.Г. Лидерс. – 2-е изд., стереотип. – М.:

Издательский центр «Академия», 2007. – 432 с.

3. Мясищев, В.Н. Личность и неврозы / В.Н. Мясищев. – Л.: Ленинградский университет, 1961. – 422 с.

4. Овчарова, Р.В. Психология родительства / Р.В. Овчарова. – М.: Академия, 2005. – 368 с.

5. Спиваковская, А.C. Психотерапия: игра, детство, семья / А.С. Спиваковская. – ООО Апрель Пресс, ЗАО ЭКСМО – Пресс, 2000. – 218 с.

СВЯЗЬ В ОЦЕНКАХ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ВНУТРИ СЕМЕЙНОЙ ПАРЫ Ю.А. Черняк, 4 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: Л.В. Повидайко, старший преподаватель кафедры социальной психологии Проблема эмоциональных отношений супругов является одной из центральных в социальной, семейной психологии и в социологии. Многими исследователями подчеркивается необходимость учета социально психологических факторов взаимодействия супругов, так как это позволяет понять поведение партнеров в браке и прогнозировать вариативность его развития. Одним из социально-психологических факторов взаимодействия в паре является уровень взаимной симпатии супругов – такое явление в психологии названо привлекательностью.

Межличностная привлекательность – это сложное психологическое свойство личности, которое как бы «притягивает к себе» партнера по общению и непроизвольно вызывает у него чувство симпатии. Обаяние личности позволяет ей располагать к себе людей. Привлекательность человека зависит от его физического и социального облика, способности к сопереживанию и т. д. [4, c. 32–33].

Феномен межличностной привлекательности в дружеских парах полно раскрыт в исследованиях Н.Н. Обозова. Межличностная привлекательность, по его мнению, способствует развитию интерперсональных связей, вызывает у партнера когнитивный, эмоциональный и поведенческий отклик.

В научной и популярной литературе часто используется такое понятие, как «эмоциональная привлекательность» – способность личности к пониманию психических состояний партнера по общению и, особенно, к сопереживанию с ним. Способность к сопереживанию проявляется в отзывчивости чувств на различные состояния партнера. Данное понятие несколько уже, чем «межличностная привлекательность».

Между тем знание механизмов эмоциональной привлекательности откры вает возможности качественного анализа взаимодействия супругов друг с дру гом, способствует повышению эффективности их совместной жизни. Учет индивидуальных особенностей каждого партнера в браке имеет большое зна чение для прогнозирования и организации их общения друг с другом. Владение информацией о том, как и почему люди сходятся или, напротив, не могут найти общего языка, представляет большие возможности практического приложения социально-психологического знания как в контексте межличностного взаимо действия, так и применительно к социальным группам [3, с. 114].

В психологии известны исследования, в которых изучалось влияния на привлекательность уровня IQ (исследования Д. Бирна), физическая привлека тельность (К. Дайон (1979), Т. Сильверман (1985), М. Кук (1981), Н. Ливсон (1979), Д. Бар-Тал (1984), сходство ценностей (Д. Бирн (1973), Д. Тоуи (1975), А. Тессер (1971), С. Дак (1975), Д. Неймейер (1981), Л. Казьер (1973), И. Кем пер (1978), М. Лернер (1974), М. Мартин (1983), С. Сета (1986) занимались изучением особенностей восприятия и оценки человека человеком.

Имеется совокупность подходов к рассмотрению эмоциональной привлекательности как социально-психологического феномена (теории Т. Лико на, Д. Бирна, Д. Левингера), теоретические представления о месте эмоцио нальной привлекательности в системе межличностных отношений (Л.Я. Гозман).

Знание и более детальное изучение того, насколько каждый из супругов привлекателен для другого, позволит определить совместимость партнеров в браке, устранить барьеры во взаимопонимании, которые могут приводить к конфликтам, а в дальнейшем и к распаду семьи. В нашем исследовании мы ставили цель изучить характер связи оценок эмоциональной привлекатель ности, выражающийся степенью удовлетворенности супругов друг другом в семейных отношениях.

Наше эмпирическое исследование проводилось на супружеских парах, проживающих в г. Пинске. Выборку составили 33 семейные пары, имеющие стаж совместного проживания в браке от 1 до 41 года. Мужчины в возрасте от 23 до 64 лет, женщины в возрасте от 21 до 63 лет. Национальность испытуемых: в основном белорусы, но принимали также участие и русские, и поляки, и украинцы. Образование супругов – среднее техническое, высшее.

Эмоциональная привлекательность изучалась с помощью опросника ПЭА (Понимание, эмоциональное притяжение, авторитетность)». Автор А.Н. Вол кова, модификация В.И. Слепковой. Анализировалась шкала эмоционального притяжения.

По результатам обработки эмпирических данных были сформулированы следующие выводы.

Женщины показывают более высокие показатели в оценках эмоциональ ной привлекательности, чем мужчины. Следовательно, для жен в большей степени свойственны такие характеристики, как привлекательность партнера, желание общаться с ним, склонность к разделению мировоззрения, интересов, мнений своего супруга.

Они более отзывчивы, обладают высоким пониманием своего супруга, а также склонны к сопереживанию. Они легко могут при взаимодействии с мужем учитывать его мысли, чувства, эмоции.

Коэффициент корреляции статистически значимый (р 0,01), умеренный, отрицательный. С увеличением эмоциональной привлекательности в оценках мужчин эмоциональная привлекательность женщин будет также изменяться, а именно уменьшаться (обратно пропорциональная зависимость наблюдается).

ЛИТЕРАТУРА 1. Адмиральская, И.С. Отношение супругов к себе и друг к другу и удовлетворенность бра ком / И.С. Адмиральская // Психологическая наука и образование. – 2008. – № 5. – C. 5–11.

2. Алешина, Ю.Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супружеских парах с различным стажем совместной жизни: дис. … канд. психол. наук / Ю.Е. Алеши на. – М., 1985. – 263 с.

3. Гозман, Л.Я. Процессы межличностного восприятия в семье / Л.Я. Гозман // Межличност ное восприятие в группе. – М.: МГУ, 1981. – 294 с.

4. Дружинин, В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. – 3-е изд., испр. и доб. – Екатеринбург: Деловая книга, 2000. – 208 с.

5. Ивлева, В.В. Психология семейных отношений / В.В. Ивлева. – Минск: Современная школа, 2009. – 352 с.

ВЛИЯНИЕ ОБРАЗА РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ГОТОВНОСТИ КО ВСТУПЛЕНИЮ В БРАК МОЛОДЕЖИ Е.И. Шаповалова, 5 курс, факультет педагогики и психологии детства, МГУ им. А.А. Кулешова Научный руководитель: С.О. Каминская, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры СППД МГУ им. А.А. Кулешова Вступление в брак является одним из наиболее важных событий в жизни людей, ибо и брак и семья выступают для каждого человека и в качестве социальной, и в качестве индивидуальной необходимости. Среда, в которой происходит первичная социализация личности, играет важную роль в формировании ее духовных запросов, культурных ориентаций, различных жизненных норм, установок и, в частности, представлений о брачном партнере.

Представления индивида о жизни его семьи – это самостоятельный, сложный механизм, который необходим для успешного функционирования семьи. Образ семьи – социально-психологический феномен (целостное интегри рованное образование), представляющий собой семейное самосознание, он обычно функционирует в рамках правил семейной системы и главным образом на бессознательном уровне. Общее развитие внутреннего образа семьи о себе происходит на протяжении всего жизненного цикла многих семейных поко лений: когда человек учится осознавать происходящее в семье, понимать взаимо связь различных сторон ее жизни, взаимоотношения, чувства всех ее членов.


Именно в семье закладывается модель внутрисемейных отношений, приобретаются навыки общения с разными людьми – по возрасту, интересам, личностным особенностям, формируются социально-адаптивные навыки и умения разного уровня и направленности. Особое место в процессе формирова ния позитивных брачно-семейных установок занимает период детства, который связан с родительской семьей. Чаще всего в литературе рассматривается влия ние матери на психическое здоровье ребенка. Существует целый ряд теорети ческих подходов к пониманию роли и содержания детско-родительских отно шений, сформулированных разными психологическими школами.

В «психоаналитических» (З. Фрейд, Ф. Дольто, К. Бютнер, Э. Берн) и «бихевиористских» (Б.Ф. Скиннер, А. Бандура) моделях ребенок представ ляется скорее как объект приложения родительских усилий, как существо, которое нужно социализировать, дисциплинировать, адаптировать к жизни в обществе. «Гуманистическая» модель (Л. Лотт, К. Роджерс, Т. Гордон) под разумевает, прежде всего, помощь родителей в индивидуальном становлении ребенка, поэтому приветствуется стремление родителей к эмоциональной близости, пониманию, чуткости в отношениях с детьми. Тем не менее вопросы влияния родительской семьи остаются практически не изученными.

Семья для индивида представляет многогранную систему, в которой существуют не только взаимодействие и взаимоотношение в диаде «родитель ребенок», но и взаимопроникновение мира взрослых в мир детей, что объективно может способствовать формированию у детей «образа семьи».

Таким образом, человек, решая важнейшие вопросы самоопределения, не является совершенно «свободным», он не «чистый лист», поскольку в своем лице представляет род, своих прародителей, делегировавших ему «поручения».

Обычным явлением в период ранней взрослости является процесс образования семейной пары. Большая часть молодежи в планах готова к этому, однако сроки их реализации могут быть самыми различными. Для будущего развития супружеских отношений оказывается крайне важной степень совпадения мотивов каждого из партнеров, определяющая меру совпадения ожиданий в отношении брака.

В многочисленных исследованиях психологов и социологов (Т.И. Дым нова, Т.В. Зайцева, С.И. Голод, А.И. Антонов, В.М. Медков) выявлено, что представления юношей и девушек о будущей семейной жизни формируется в родительской семье стихийно – или как стремление к повторению, или как желание сделать все по-другому. Причем во многих случаях эти представления восполняют то, чего не хватало в родительском доме, то есть носят своеобразный компенсаторный характер.

Для менталитета русских характерна жертвенность жизненных целей в пользу притязаний своих детей: дети должны быть образованнее и жить лучше, чем родители. Завышенные родительские притязания непосредственно сказываются на детях, у которых тоже возникают завышенные устремления, а реальные возможности для их реализации резко сокращаются.

В результате целого ряда причин у современной молодежи складывается деформированный, искаженный образ семьи. Можно с сожалением отметить, что пока большее внимание специалистов привлекают именно явления искажающего влияния неосознаваемых детерминант на поведение молодых людей, явления «негативного» психологического исследования.

Устойчивость брачно-семейных отношений зависит от готовности моло дых людей к семейной жизни, где готовность к браку понимается как система социально-психологических установок личности, определяющая эмоционально положительное отношение к семейному образу жизни. Положение молодежи в обществе, тенденции и перспективы ее развития представляют для общества большой интерес и практическое значение, прежде всего потому, что они определяют его будущее.

В целом в современном обществе ощущается острая потребность в исследовании вопросов влияния родителей на особенности общения детей с противоположным полом, формирование взглядов на дальнейшую семейную жизнь и психологическую готовность к отцовству и материнству, соответствие выбора спутника жизни образу родителей, а также развитие представлений о будущем супруге у лиц разного пола.

В психологии семейных отношений современными психологами выделя ется концепция «дублирования» родительских свойств, которая предполагает, что человек учится выполнять мужскую и женскую роль в значительной мере от своих родителей и неосознанно использует в своей семье модель отношений родителей. Окончательное оформление стереотипов мужского и женского поведения происходит через семейное и общественное воспитание. Именно родители являются для него первым образцом поведения. Манера общения, особые нюансы матери и отца отпечатываются на психике ребенка. Даже детские игрушки, будь то кукла для девочки или конструктор для мальчика, закрепляют стандарты и поведения полов.

В связи с вышеизложенным изучение влияния родительской семьи на готовность молодежи ко вступлению в брак приобретает сегодня особую значимость.

Итак, согласно работам, посвященным данной проблематике (Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Гребенникова, Д.В. Винникот, Р. Дрейкурс, Р. Сире и др.), можно смело утверждать, что представления о семье влияют на саму семью в будущем. Формирование ценностных и нравственных ориентаций на свою будущую семью происходит в основном на образе родительской семьи, но характеризуется более ярко выраженной направленностью на собственное благополучие и комфорт. Как правило, родительская семья не ставит перед собой целенаправленную задачу воспитания у своих детей представлений, функцио нально-ролевых ожиданий и навыков создания полноценной семьи. А ведь именно в юношеском возрасте наступает момент анализа полученного социаль ного опыта и формирования на его основе собственных образов будущей семьи.

В связи с этим в настоящее время является актуальным не только изу чение проблемы влияния образа родительской семьи на подрастающее поко ление и выявление дисфункций, но также и профилактика, которая помогла бы их предупредить. Для этого необходимо знать механизмы формирования семейных представлений, закономерности влияния образа родительской семьи и индивидуальные особенности членов семейной системы. Комплексное исследование данной проблемы может помочь в разработке программ профилактики дисфункциональных семейных отношений.

Научная достоверность и обоснованность проводимого исследования обеспечивается разносторонним анализом научной литературы, посвященной проблеме семейных отношений и методам ее изучения;

применением методик, адекватных цели, предмету и объекту исследования, репрезентативностью и уравновешенностью выборки, применением разнообразных методов математи ческой статистики и обработки данных.

Практическая значимость исследования заключается в возможности ис пользовать полученные результаты в семейном консультировании, психологи ческой коррекции и иных областях прикладной психологии. Установленные зависимости позволят предсказывать возможные проблемы в добрачный и брачный период, обеспечивать профилактику семейных и детско-родительских отношений.

ВОСПРИЯТИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ МОЛОДЫМИ СУПРУГАМИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ УРОВНЯ СЕМЕЙНОЙ ТРЕВОГИ Е.А. Шевченко, 4 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: С.С. Гончарова, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой прикладной психологии Молодая семья – этот период брачной жизни является самым трудным и опасным с точки зрения ее стабильности. Молодая пара может испытывать связанные с рождением и воспитанием детей напряженность и тревогу, резкое сокращение времени и ограничение возможностей для организации отдыха и досуга, возрастание физической и нервной усталости. Обостряются проблемы профессионального продвижения и достижения общественного статуса. Все это влияет на взаимоотношения супругов, способствует возникновению семейной тревоги [3].

Под «семейной тревогой» понимается состояние тревоги у одного или обоих членов семьи, нередко плохо осознаваемых и плохо локализуемых.

Характерным признаком данного типа тревоги является то, что она проявляется в сомнениях, страхах, опасениях, касающихся, прежде всего, семьи – здоровья ее членов, их отлучек и поздних возвращений, конфликтов. Это обычно не распространяется на внесемейные сферы – на производственную деятельность, родственные, соседские отношения и т. п. [1]. Семейная тревога может усили ваться при встрече семьи с трудностями и негативными событиями жизненного пути. Каждый член семьи может воспринимать то, или иное событие по своему, что может порождать несовпадение в субъективных картинах событийного пути семьи. Данное несовпадение является мощным динамическим фактором, который содержит в себе как резерв развития семьи, так и опасность ее дестабилизации. Событие в семье – это событие, которое вносит качественное изменение в функционирование семьи [1].

В рамках нашего исследования мы выдвинули следующую гипотезу: в молодых семьях с высоким уровнем семейной тревоги будут преобладать события жизненного пути негативного характера.

Выборка исследования составила 28 семейных пар, стаж супружеской жизни которых не превышал трех лет. В ходе исследования мы применили опросник «Анализ семейной тревоги» (АСТ) Э.Г. Эйдемиллера и В. Юстицкиса и методику «Значимые события жизненного пути семьи» (автор Е.Ю. Коржова, модификация – Т.А. Заеко, В.И. Слепкова).

Нами были получены следующие результаты:

У 8 % супружеских пар обнаружен высокий интегральный показатель уровня семейной тревоги, у 8 % средний уровень, у 32 % низкий. У 52 % се мей отмечен «смешанный» тип семейной тревоги. Преобладающим сочетанием уровня семейной тревоги у супругов является сочетание «высокий – высокий»

и «низкий – низкий».

Высокий уровень семейной тревоги имеют 8 % мужчин и 24 % женщин, средний уровень – 16 % мужчин и 28 % женщин, низкий уровень – 76 % муж чин и 48 % женщин. По результатам статистических данных (U = 352,5, р 0,05) не выявлено различий между уровнем семейной тревоги у мужчин и женщин.


Отмечены различия по такому показателю семейной тревоги, как чувство напряжения у мужчин и женщин (U = 293, р 0,05).

У молодых супругов количество позитивных событий (89,4 %) преобла дает над негативными (10,6 %);

наблюдается более высокая продуктивность восприятия прошедших событий (61,25 %) по сравнению с будущими (38,75 %). Среди всех отмеченных прошедших событий 82,25 % радостных и 17,75 % грустных;

среди будущих – 90,1 % радостных и 9,9 % грустных. У мо лодых семей выявлена большая удаленность событий в будущее, что говорит о большей степени их потенциальности.

Среди типов значимых событий преобладают события, связанные с изменением социальной среды (46 %), а также личностно-психологические (28 %). У супружеских пар с высоким интегральным показателем семейной тревоги наибольшее количество негативных событий (68,2 %).

Таким образом, наиболее значимыми для большинства опрошенных являются события, связанные с социальной средой и события личностно психологического типа. Это объясняется тем, что молодая супружеская пара должна установить, что изменилось в их социальном статусе, и определить внешние и внутренние границы семьи: кто из знакомых мужа или жены будет «допущен» в семью и как часто;

насколько разрешено пребывание супругов вне семьи без партнера;

насколько допустимо вмешательство в брак со стороны родителей супругов (на этой стадии очень важно, как новая семья воспримет невестку или зятя). В этот период молодой супружеской паре надо провести огромное количество переговоров и установить множество соглашений по самым разным вопросам (от ценностей до привычек). Следует принять из менения в интенсивности чувств, установить психологическую и простран ственную дистанции с генетическими семьями, приобрести опыт взаимодей ствия в решении вопросов организации повседневного быта семьи, принять и провести первичное согласование супружеских (семейных) социальных ролей.

Что касается видов событий, то наиболее значимыми являются следую щие жизненные сферы: межличностные отношения (дружба, социальные отношения), материальное положение и сфера «Я». Это объясняется тем, что молодым супругам предстоит решить вопрос о материальном обеспечении и финансовой поддержке семьи: кто будет зарабатывать деньги, к какому слою общества семья будет относиться. Необходимо также учитывать вопросы карьеры каждого из супругов, обсудить возможность рождения первого ребенка и решить, сколько детей планируется в семье. Это также говорит о стремлении к социальной зрелости, то есть ответственности за другого, ма териальное содержание, умение строить отношение в микросоциуме. Межлич ностное общение не менее важно, так как оно делает возможным накопление и передачу социального опыта, трансляцию культуры.

У супругов при высоком уровне семейной тревоги радостные события преобладают над грустными. Молодые семейные пары стараются преодолеть чувство напряжения и тревоги посредством акцентирования внимания на положительные события, а также посредством идеализации будущего.

Эмпирический материал, полученный в результате исследования, позво лит определить актуальные направления, связанные с развитием психоло гического консультирования и сопровождения молодых супругов, а также направления изучения данной проблемы в дальнейшем.

ЛИТЕРАТУРА 1. Заеко, Т.А. Практикум по психологической диагностике семейных отношений: учеб. метод. комплекс / Т.А. Заеко, В.И. Слепкова. – Минск: БГПУ, 2003. – 37 с.

2. Мацковский, М.С. Проблемы супружеского благополучия / М.С. Мацковский. – М.:

Прогресс, 1988. 138 с.

3. Гребенников, И.В. Основы семейной жизни: учеб. пособие для пед. ин-тов / И.В. Гребен ников. – М.: Просвещение, 1991. – 157 с.

ВЛИЯНИЕ РОДИТЕЛЕЙ НА ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ О.А. Шилина, 1 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: А.В. Музыченко, кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой общей и педагогической психологии Проблема воспитания детей всегда была актуальной. Взгляды о влиянии родителей на личность и интеллект детей противоречивы. Развитие навыков, ценностей и социального поведения, повышающего способность адаптации ребенка к обществу, в котором он растет, требует гармоничного сочетания относительно независимых качеств. Наиболее важными из них являются наследственные особенности темперамента, национальность, классовая принад лежность и вероисповедание семьи ребенка, отношения со сверстниками, историческая эпоха и, конечно же, поведение и характер родителей. «Ребенок не созревает сначала и затем воспитывается и обучается;

он созревает, воспитываясь и обучаясь, то есть под руководством взрослых осваивая то содержание культуры, которое создало человечество;

ребенок не развивается и воспитывается, а развивается, воспитываясь и обучаясь» [2, c. 151].

Влияние родителей на ребенка проявляется в определенных аспектах.

Первый действия родителей по отношению к ребенку. В зависимости от дей ствий, применяемых родителями к ребенку, можно говорить о том, каким будет ребенок. У родителей, много разговаривающих со своими детьми, вырастут дети с более высоким уровнем интеллекта [1, с. 116]. Родители, заставляющие рано повзрослеть, получат более самостоятельного ребенка. Второй качества родителей влияющие на детей. Если ребенку говорят, что у него жестокие и плохие родители, он принимает это на свой счет. Считая, если он их сын или дочь, то у него обязательно есть эти качества. Третий социальная изоляция семьи может стать фактором риска для ребенка, так как она противодействует его контактам с окружением. Чрезмерная опека не дает ребенку поддерживать отношения с другими людьми, принимать самостоятельные решения. Родитель все делает за него, защищая ребенка даже от незначительных трудностей вмес то того, что бы помочь ему их преодолеть. Четвертый – постоянное родитель ское давление, несоответствующее потребностям и нуждам ребенка, направлен ное на то, что бы не дать ребенку быть тем, кем он хочет быть. Родители, не реализовавшие себя, пытаются постоянным давлением и контролем осуществ лять свои амбиции через ребенка, не думая о том, что он может им не соответ ствовать. Это может быть очень опасно для психики детей. Пятый – воспитание ребенка одним родителем или приемными. Благоприятным является тогда, когда созданы полноценные условия для развития и формирования личности.

Воздействие родителей на личность и интеллект детей осуществляется в зависимости от темперамента ребенка и генетической предрасположенности.

Как у милых и заботливых родителей может родиться ребенок, им противо положный, так и у ворчунов, рождается хорошее, покладистое дитя. Темпера мент проявляется уже в самом раннем возрасте. Считается, что у добрых и заботливых родителей дети вырастают такими же. На разное поведение ребенка у родителя различная реакция. Если ребенок спокоен, доброжелателен, легко идет на контакт, удовлетворяет требованиям родителей, они, в свою очередь, относятся к нему также. Если ребенок проявляет жестокость, непокорность, это может быть вызвано как тем, что родители ведут себя с ним так же либо проявлением качеств темперамента, из-за которого родители в большинстве случаев используют строгие наказания. В следствие чего ребенок вырастает более агрессивным и жестоким, в отличие от ребенка, воспитываемого в нежности и любви.

Родители влияют на детей дома, но это поведение не является показа телем того, как они будут вести себя в окружении своих сверстников. Дети, ко торые впервые пошли в детский сад, за непродолжительное время очень сильно меняются. Многие родители рады этому: ребенок развивается, приобретает не которую самостоятельность, начинает все больше проявлять свой темперамент.

Но есть родители, начинающие ревновать. Это связано с отдалением ребенка от родителя, более значимыми проявлениями его индивидуальности, становятся существенней различия между ребенком и родителем. За этим следует соответствующая реакция: недовольство со стороны родителя, контроль.

Тем не менее воспитание и главное правильная реакция родителей на поведение ребенка очень важны. «Для темперамента показательна сила психических процессов. При этом существенно то, насколько она остается постоянной, то есть степень динамической устойчивости. При значительной устойчивости сила реакций в каждом отдельном случае зависит от изменя ющихся условий, в которых оказывается человек, и адекватна им: более силь ное внешнее раздражение вызывает более сильную реакцию, более слабое раздражение – более слабую реакцию» [2, c. 613]. Так родители, чей ребенок обладает трудным темпераментом, создают ему обстановку любви и какое-то время позволяют ему негативно реагировать на новые вещи. Со временем ребенок успокаивается и начинает легче относиться к тому, что ранее вызывало возбуждение. Таким образам можно подавить его темперамент, но полностью не искоренить. В трудных жизненных ситуациях истинный темперамент проявляется на короткое время [1, c. 101].

Воспитание – это очень важный фактор, оказывающий большое влияние на развитие и формирование личности человека. Влияние родителей на воспи тание очевидно. Очень важно, чтобы оно учитывало такие индивидуальные составляющие, как темперамент, способности, генетическая предрасположен ность, эмоциональные составляющие. Главное, чтобы родитель помог ребенку раскрыться как личности. Даже самый трудный характер можно изменить.

Родитель закладывает основу в формировании личности и интеллекта ребенка.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аткинсон, Р.Л. Введение в психологию / Р.С. Аткинсон, Э.Е. Смит, Д.Д. Бем, С. Нолен Хоэксема. – М.: Наука, 2001. – 700 с.

2. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 2008. – 713 с.

Секция № 5. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КРИЗИСНОЙ ПСИХОЛОГИИ ТЕРАПИЯ НООГЕННЫХ НЕВРОЗОВ Д.М. Андриевская,1 курс, факультет психологии, БГПУ Научный руководитель: С.Е. Покровская, кандидат психологических наук, доцент Вопрос поиска смысла жизни поднимался во все времена. Но как психологу помочь пациенту обрести смысл жизни? В наше время эта проблема очень актуальна.

Человек в индустриальном обществе помимо явных достоинств совре менной цивилизации столкнулся со сложностью обретения смысла, причины, по которой ему стоит жить. Массовая урбанизация повлияла на то, что работа, которая ранее несла внутреннюю значимость, сейчас нередко сводится к посредничеству и бюрократии. Благодаря повышению технологичности производства, время, затрачиваемое на выполнение работы, сократилось, что вызвало увеличение количества свободного времени, а это, в свою очередь, послужило причиной тому, что человек стал чаще отстраненно размышлять, в частности, о значении своего существования. Светское устройство общества лишило современного человека духовного или космического сопричастия. Все эти факты вызвали всплеск невротических состояний, имеющих под собой иные, нежели вызванные исключительно конфликтом сознания с инстинктами, неврозы, причиной которых явилась потеря смысла жизни.

Понятие ноогенный невроз ввел австрийский психиатр Виктор Франкл. Он посвятил всю свою жизнь помощи людям в обретении смысла их собственных жизней. Франкл создал новое направление в психотерапии – логотерапию (от гр.

logos – мысль, разум и гр. therapeia – лечение), и с его точки зрения она «зани мается смыслом человеческого существования и поиском этого смысла» [3].

С позиции логотерапии ноогенный невроз представляет собой расстрой ство внутренней структуры личности, вызванное экзистенциальным (от лат.

existentia – существование – относящийся к человеческому существованию) вакуумом, отсутствием у человека смысла жизни [1].

Как считает В.Н. Колесников, при отсутствии смысла жизни возникает так называемый ноогенный невроз, который часто ведет к самоубийству, или, в терминах Л.И. Анцыферовой, выбор смерти. Так, при опросе 60 студентов Университета штата Айдахо после их попыток самоубийства у них спросили о причине такого поступка. Выяснилось, что 85 % из них не видели больше в своей жизни никакого смысла, причем 93 % из них были физически и психически здоровы, жили в хороших материальных условиях и в полном согласии со своей семьей, в общем были обеспечены всем.

Ноогенный невроз – это потеря вкуса к жизни, как считает В.Н. Колесни ков, и может быть вызван отсутствием смысла жизни, или невозможностью его реализовать, что порождает у человека состояние экзистенциального вакуума, который выражается в апатии, депрессии и утрате интереса к жизни. Однако есть и иная точка зрения на психологический механизм, связанный с утратой смысла жизни. К. Обуховский предполагает, что неудовлетворение потребности смысла жизни проявляется в состояниях напряжения и может, как и в случае фрустрации других потребностей, вести к более или менее выраженным нервным расстройствам (апатия и депрессия – далеко не единственные возмож ные реакции). К. Обуховский использует термины «экзистенциальная фруст рация» и «экзистенциальные неврозы», которые развиваются часто идентично тем, в основе которых лежит фрустрация других человеческих потребностей.

Они составляют, по приводимой статистике, от 14 до 21 % всех неврозов и в по давляющем большинстве случаев встречаются у женщин. Но опять, это далеко не всегда предполагает потерю «вкуса к жизни». И совсем не обязателен суицид [2].

Обратимся к терапии ноогенных неврозов. Первый шаг терапевта в работе с проблемой бессмысленности состоит в том, чтобы проанализировать и «очистить от примесей» проблему. Многое из относимого к сфере «бессмыс ленности» на самом деле репрезентирует нечто другое (являясь либо культу ральным артефактом, либо аспектом других конечных факторов – смерти, свободы и изоляции) и должно в терапии рассматриваться соответственно [4].

Во-вторых, большую роль в оказании помощи играет личность самого терапевта, его настрой. Эмпатия, глубокое и подлинное отношение к пациенту, а также увлеченность самого терапевта жизнью оказывают на пациента сильное влияние.

Франкл выделил два основных подхода, характерных для логотерапии:

дерефлексию и парадаксальную интенцию [3].

Дерефлексия заключается в том, что пациент, страдающий от того или иного функционального симптома, формулирует для себя цель смириться с ним, воспринимая его как неустранимое зло, и в тех ситуациях, которые вызывают его проявления, переключать свое внимание с нарушенной функции на другую деятельность, придавая тем самым самой ситуации новый смысл.

Так, переключение внимания с самого себя часто давало положительные результаты в поисках смысла вне своего «я».

Ирвин Ялом полагает, что терапевт должен найти способ помочь пациенту развить в себе любопытство и заботу о других. Терапевт может предложить пациенту подумать о том, как чувствуют себя в этот момент другие;

в непринужденной, неструктурированной форме терапевт может провести для пациента тренинг по обучению эмпатии [4].

Второй метод представляет собой парадаксальную интенцию и является по сути техникой «предписания симптома», когда пациента просят пережить и преувеличить свои симптомы [4].

Парадоксальная интенция представляет собой инверсию той интенции, которая характеризует оба патогенных паттерна реагирования, а именно избега ние страха и принуждения путем бегства от первого и борьбы с последним [3].

Характерным для этого метода качеством является утрированный и юмористический подход к проблеме. Ялом выступил с критикой данного мето да, так как считал, что он в большей степени относится к сфере экзистен циальной терапии, но его функция как смыслообразующей техники, мягко говоря, неясна [4].

В противовес двум перечисленным методам, Ялом предлагает вовлечен ность в жизнь, как способ обретения жизненного смысла.

Одной из основных причин проявления чистой проблемы бессмыслен ности Ялом считал так называемый «галактический» взгляд, который является выведением человека самого себя из жизни и становление ее сторонним наб людателем, что, с одной стороны, представляет собой способность к само сознаванию, к выходу за пределы «я», к взгляду на себя со стороны, но с дру гой – погружает человека в философскую меланхолию, уныние, лишает жизнь витальности, а все ее проявления – смысла.

В этой связи терапевт должен помочь пациенту понять, что его нынеш ние сомнения (или принятие новой смысловой схемы) не уничтожают реаль ность прошлых значимостей. Вовлеченность всем сердцем в любое из бесконечного множества жизненных действий не только устраняет вредное влияние «галактической» точки зрения, но и увеличивает наши шансы соединить события своей жизни в какой-либо целостный паттерн [4].

На мой взгляд, проблема помощи в поиске смысла жизни должна рассматриваться несколько шире и возвышеннее. Так, хотелось бы закончить словами Томаса Манна: «При образовании жизни из неорганического вещества конечным замыслом был именно человек. С ним начат великий эксперимент, неудача которого стала бы неудачей самого творения. Так это или нет, человеку хорошо бы вести себя так, как если бы это было правдой».

ЛИТЕРАТУРА 1. Буртовая, Е.В. Конфликтология: учеб. пособие / Е.В. Буртовая // Российский гуманитар ный интернет-университет [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.i u.ru/biblio/archive/unknown_konflictions/ – Дата доступа: 12.03. 2011.

2. Иванова, В.В. Общие вопросы самосознания личности / В.В. Иванова // Самопознание и развитие [Электронный ресурс]. – 2010. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/ ivanv01/index.htm – Дата доступа: 12.03. 2011.

3. Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. – М.: Прогресс, 1990. – 368 с.

4. Ялом, И. Экзистенциальная психотерапия / И. Ялом. – М.: Независимая фирма «Класс», 1999. – 576 с.

ПЕРЕЖИТАЯ И РАССКАЗАННАЯ ЖИЗНЕННАЯ ИСТОРИЯ Л.А. Вертынская, аспирант, кафедра прикладной психологии, БГПУ Научный руководитель: Л.А. Пергаменщик, доктор психологических наук, профессор Человеческая способность рассказывать истории есть главный способ, каким людям удается упорядочивать и осмысливать окружающий мир. В нем находится доступ к процессу интернационализации социального опыта и накопленных знаний. В связи с этим обнаружение и аналитическая интерпре тация социальных функций рассказанных жизненных историй и механизмов их конституирования являются актуальными задачами психологической био графики.

При этом основная цель любого биографического исследования состоит в том, чтобы понять жизнь индивида целиком. Однако термин «вся жизнь» не может быть адекватно понят и проинтерпретирован на основании суммы от дельных событий или же их разности. Как устный конструкт он выстраивается по определенным нарративным правилам (в терминологии Ф. Шютца «цуг цвангам» [1, с. 38]) и требует от рассказчика неустанной ревизии воспоминаний релевантных ситуации интеракции. Повествующий биограф не просто воспро изводит заранее подготовленную жизненную историю, а скорее создает ее непосредственно в самом социальном процессе взаимной ориентации. Он вспо минает не все ситуации жизни, которые соответствуют его чувствам в действи тельности, а только те, которые по своему значению показывают тематическую связь с ситуацией в действительности и находятся в одном тематическом поле с ней.

Так всякий раз процесс помещения себя как рассказчика напротив био графической структуры значений требует, на языке Э. Гуссерля, постоянного переопределения и трансформации текстуры этих значений «в потоке жизни».

При этом «переинтерпретации» обычно скрыты от сознания биографа [3, с. 228];

они скреплены общей биографической конструкцией, проявляющейся в повествовании как общая оценка, создающая прошлое, настоящее и предпола гаемое будущее.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.