авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА «ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ» ООО «ЦЕНТР СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Деловая игра формирует умение мысленно осуществлять виды педагогиче ской деятельности и общения, воспроизводить различные стороны труда учителя, воспитателя, социального работника, обогащает каждого участника новыми представлениями о себе на основе сопоставляемых оценок, свободы ролевого и позиционного манёвра.

Следующей технологией является метод проектов, вовлекающий каж дого студента в активный, познавательный, творческий процесс, направлен ный на овладение специальной и коммуникативной компетенцией. Студенты учатся самостоятельно конструировать знания, анализировать полученную информацию, искать направления и методы решения проблемы.

Технология интерактивного обучения - способ познания, основанный на диалоговых формах взаимодействия участников образовательного про цесса, где процесс научения происходит в совместной деятельности, в про цессе которой студенты овладевают совокупностью общечеловеческих ка честв личности, необходимых для успешной профессионально педагогической деятельности.

Рефлексивная компетенция - регулятор личностных достижений педа гога, побудитель профессионального роста. Данная компетенция проявляет ся в способности к самопознанию, самопобуждению, саморегуляции и т.д.

Развитию данных способностей студентов способствует и технология эвристического обучения, в процессе которой студент сам конструирует сис тему своих знаний на основе имеющегося опыта, личного образовательного потенциала и эвристической технологии деятельности.

Мы допускаем, что вышеназванные технологии и методы обучения, широко используемые преподавателями общеобразовательных, общегума нитарных, специальных психолого-педагогических дисциплин, частных ме тодик формируют лишь основы компетенций. Тем не менее, эти зачатки компетентности необходимо выявлять, чтобы определить, насколько эффек тивен процесс профессионального обучения.

Н.С. Можаров, Е.А.Тараканова, Н.Я. Оруджев, А.В. Кожанов Волгоградский государственный медицинский университет, г. Волгоград ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ФОРМИРОВАНИЕ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ Введение. Семья - это первая в жизни человека общность или малая группа, благодаря которой он приобщается к ценностям культуры. По мне нию исследователей Н.Н. Посысоевой, Е.Н. Юрасовой, И.И. Мамайчук – от мечаются кризисные тенденции, такие, как рост гражданских браков и не полных семей, семей, в которых отец или мать злоупотребляют алкоголем, рост отчужденности детей от семьи [4].

Различные формы семейного неблагополучия, приводят к деформации процесса социализации и формирования личности ребенка, приводит к росту социально-средовой дезадаптации детей и подростков. Адаптация личности является одной из социально-психологических проблем, позволяющих рас крыть закономерности взаимодействия личности и социума. Е.В. Змановская [1] выделяет следующие варианты социальной адаптации:

- радикальная адаптация – самореализация через изменение личностью существующего социального мира;

- гиперадаптация – самореализация через влияние личности на соци альную жизнь посредством сверхдостижений;

- гармоничная адаптация – самореализация личности в социуме по средством ориентации на социальные требования;

- конформистская адаптация – приспособление за счет подавления ин дивидуальности, блокировки самореализации;

- девиантная адаптация – самореализация посредством выхода за су ществующие социальные требования (нормы);

Девиантное (отклоняющееся) поведение (от лат. deviation – отклоне ние) – это поведение, отклоняющееся от установленных норм и стандартов поведения, принятых в данном обществе (И.С. Кон). Его можно определить как отдельные поступки (или их со вокупность), входящие в противоречие с принятыми в обществе юридиче скими, моральными и социальными нормами.

Л.М. Зюбин [2] расширил понятие отклоняющегося поведения и выде лил уже четыре его варианта.

1. Отклонения в поведении, которые свойственны совершенно нор мальным и не нарушающим порядка учащимся. Это могут быть отклонения от возрастной нормы или какие-то странности в поведении.

2. Нарушения социальных норм, не являющиеся правонарушениями. К ним относятся проявления отрицательных черт характера (жадность, эгоизм, замкнутость, недоверчивость, жестокость и т.п.).

3. Правонарушения и преступления.

4. Отклонения, связанные с психопатическими чертами личности (неврастении, психические болезни).

Несмотря на многовариантность оценки, здесь также выделено только два вида отклонений в поведении: поведение, представляющее обществен ную опасность (правонарушения, преступления, психопатические отклоне ния), и поведение, вызывающее «неудобство» в системе взаимоотношений.

Клиническую и социальную динамику отклоняющегося поведения не возможно исследовать в отрыве от изучения предпосылок развития наруше ний поведения. Многими исследователями отмечается частое сочетание не благоприятных микросоциально-средовых воздействий и биологических факторов - особенностей «почвы» в генезе девиантного поведения и поддер живается точка зрения о его полиэтиологичности с признанием несомненной ведущей причинной роли психогенных воздействий. Совмещение биологи ческих и психосоциальных факторов риска резко снижает возможность ком пенсации нарушений. Многочисленные работы, посвященные социологиче ским, педагогическим, психологическим, социально-гигиеническим пробле мам, указывают тормозящие и ускоряющие процесс развития условия, зало женные, главным образом, в личности ребенка, окружающей среде и в их взаимодействии.

Важнейшая особенность детского и подросткового возраста – непре рывный, но неравномерный процесс развития и созревания структур и функ ций все организма, в том числе и центральной нервной системы.

По мнению И.С. Кона юношеский возраст, представляют собой группу повышенного риска, это связанно с тем что, во-первых, сказываются внутрен ние трудности переходного возраста, начиная с психогормональных процес сов и кончая перестройкой Я-концепции. Во-вторых, следует отметить погра ничность и неопределенность социального положения юношества, а в-третьих – противоречия, обусловленные перестройкой механизмов социального кон троля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних норм и послушании, уже не действуют, а взрослые способы, предполагающие созна тельную дисциплину и самоконтроль, еще не сложились или не окрепли.

Г.Е. Сухарева [5] рассматривает неустойчивых личностей в рамках ва риантов задержки развития, которое характеризуется главным образом не достаточной зрелостью аффективно-волевой сферы. При этом особо подчер кивается дисгармония психических проявлений с недоразвитием высших форм волевой деятельности, которое мешает приспособиться к требованиям окружающей среды.

Развитие самосознания и самокритичности приводит к тому, что ре бенок в подростковом возрасте обнаруживает противоречия не только в ок ружающем мире, но и собственном представлении о себе.

Стихийно складывающиеся компании сверстников объединяют подро стков, близких по уровню развития, интересам. Группа закрепляет и даже культивирует девиантные ценности и способы поведения, оказывает сильное влияние на личностное развитие подростков, становясь регулятором их по ведения. Существуют особые группы, для которых характерны установка на немедленное удовлетворение желаний, пассивную защиту от трудностей, стремление перекладывать ответственность на других.

Выводы. Отсюда возникает необходимость в проведении системного анализа личностных, социально-психологических и психолого-педагогических факторов, обусловливающих социальные отклонения в поведении несовер шеннолетних, с учетом которых должна строиться и осуществляться воспи тательно-профилактическая работа по предупреждению этих отклонений.

Раннее выявление поведенческих проблем у подростков, системный анализ характера их возникновения и адекватная воспитательно-коррекционная ра бота дают шанс предотвратить десоциализацию подростков. Несвоевремен ное обнаружение начальных признаков отклоняющегося поведения и про блем в воспитании, препятствующих развитию ребенка, приводит к быстро му переходу отклонений в хронические нарушения поведения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Змановская Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведе ния): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2003.

2. Зюбин Л.М. Индивидуальный подход к учащимся в трудных случаях учебно-воспитательной работы. Издательство: Высшая школа, 1974 г.

3. Кон И.С. Социализация детей в изменяющемся мире // Вопросы воспита ния. Научно-практический журнал, 2010. № 1(2). C. 18– 4. Мамайчук И.И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии.

СПб.: Речь, 2001.

5. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. Из дательство: Медгиз, 1959.

Д.В. Навольская, А.И. Худяков Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОФОРИЕНТАЦИОННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ Стереотип - устойчивый набор представлений о характерологических, поведенческих особенностях представителей различных человеческих сооб ществ и групп: знание, которое передается в процессе взросления и жизни человека. Гендерные стереотипы являются одними из наиболее устойчивых видов социальных стереотипов и пронизывают все сферы общественной жизни, не исключая профессиональную.

Большая часть профессий и профессиональных областей маркированы как мужские или женские: например технические специальности восприни маются как мужские, а педагогические как женские. Общество поощряет разные формы самореализации для мужчин и женщин.

Нами было проведено исследование для изучения влияния гендерных стереотипов на процесс выбора профессии. Исследование проводилось среди курсантов и студентов первых курсов высших и средних учебных заведений Санкт-Петербурга. Были рассмотрены различия в уровне выраженности ген дерных стереотипов у молодых людей обоего пола выбирающих различные профессиональные сферы, а именно гражданскую или военную, связь между уровнем выраженности профессиональных гендерных стереотипов и лично стных качеств, таких как самооценка, интеллект, конформизм, а также про фессиональным выбором родителей. Профессиональные гендерные стереоти пы были разбиты на смысловые группы: организация труда, профессиональ ные контакты, принятие решений, управление людьми, построение карьеры, действия в стрессовой ситуации, действия в ситуации конкуренции, зарабаты вание денег. Для проведения исследования были созданы методики, позво ляющие оценивать выраженность профессиональных гендерных стереотипов.

Были получены следующие результаты:

1. У женщин, выбирающих военную профессию, гендерные стереоти пы выражены менее чем у мужчин, выбирающих военную профессию.

2. У мужчин, выбирающих мужскую, профессию гендерные стерео типы выражены более чем у мужчин, выбирающих гражданскую профессию.

3. У женщин, выбирающих военную профессию, выраженность ген дерных стереотипов больше или такая же, как у женщин, выбирающих гра жданскую профессию.

Что касается различных аспектов профессиональной деятельности, то в процессе исследования было выявлено, что различия в профессиональных гендерных стереотипах полностью соотносятся с общими гендерными сте реотипами;

так умение устанавливать профессиональные контакты припи сывается женщинам, в то время как умение организовывать деятельность – мужчинам. Интересно, что умения зарабатывать деньги и достигать высоко го профессионального уровня являются гендерно-нейтральными.

При исследовании связей между профессиональными гендерными сте реотипами и мотивами выбора профессии было выявлено:

- женщины, изначально ориентирующиеся при выборе профессии, на сохранение баланса между семьей/работой и на стабильность работы, склон ны придерживаться стереотипов, связанных с неумением женщин действо вать в стрессовой ситуации, невозможностью для женщин построения хоро шей карьеры и достижений ;

- женщины, которым в первую очередь интересно достигать хороших результатов в сложных ситуациях, не склонны придерживаться профессио нальных стереотипов, связанных с неумением женщин управлять людьми, или невозможностью для них построения хорошей карьеры;

- женщины, ориентирующиеся при выборе профессии на мотив «слу жение», склонны придерживаться стереотипов, связанных с невозможность для женщины стать профессионалом в своей области или эффективно дейст вовать в ситуации конкуренции.

У людей, чья самооценка является высокой, выраженность гендерных стереотипов ниже, чем у имеющих низкую самооценку. Данная связь была обнаружена и у мужчин и у женщин.

Результаты нашего исследования доказывают, что гендерные стерео типы оказывают влияние на выбор профессии.

При профориентационном консультировании имеет смысл обращать внимание на возможные искажения в оценке собственных способностей клиента под влиянием гендерных стереотипов: так женщины могут преуве личивать свою коммуникативную компетентность, а мужчины давать более высокую оценку своим лидерским качествам.

Выявление профессиональных стереотипов, в том числе гендерных, явля ется одной из задач диагностического этапа профориентационного консультиро вания. Поскольку клиенты обладают ограниченной информацией о содержании конкретных видов профессиональной деятельности, то их представление скла дывается под влиянием различных стереотипов, в том числе гендерных. Для вы явления наличия стереотипов консультант может использовать метод свободно го описания профессий или прояснить наличие стереотипов в беседе.

В дальнейшем консультант может расширить поле выбора клиента, объяснив ему, что разделение профессий на мужские и женские весьма ус ловно, изменяется со временем и привести в качестве примера известных личностей, которые добились успеха и известности в тех областях, которые на наш взгляд «не подходят» ему/ей по полу.

Консультант может найти компромисс между гендерными стереоти пами клиента, его интересами и возможностями, в случае их видимого про тиворечия.

Особое внимание необходимо обратить и на собственные гендерные представления консультанта и их влияние на процесс консультирования.

Консультант осознанно или неосознанно может сужать профессиональный выбор клиента, предоставлять неточную информацию о результатах диагно стики, проецировать свои представления на ситуацию клиента, предостав лять неполную информацию о профессиях или рынке труда, акцентировать внимание консультируемого на тех специальностях, которые, как кажется консультанту, «соответствуют» полу клиента.

Влияние собственных гендерных стереотипов консультанта может также прослеживаться на этапе работы с диагностическим материалом. В этом случае консультант по разному трактует результаты методик и обра щать больше внимания на те способности и личностные качества клиента, которые ему кажутся более соответствующие полу клиента.

Осознание консультантом своих гендерных стереотипов и их влияния на процесс профориентационного консультирования позволяет консультанту уделять более пристальное внимание запросу и интересам клиента, а также избежать ошибок при профориентационном консультировании, являющихся следствием проецирования гендерных стереотипов консультанта.

О.И. Паньковская, Н.В. Лихачёва, С.А. Хасанова, Е.Л. Очнева ГБУЗ АО «Детская городская поликлиника № 1», г. Астрахань CОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДИКИ РАБОТЫ ПСИХОЛОГА С ДЕТСКИМ НАСЕЛЕНИЕМ В ЦЕНТРЕ ЗДОРОВЬЯ В Центре здоровья для детского населения Государственного бюджет ного учреждения здравоохранения Астраханской области «Детская город ская поликлиника№1» с ноября 2012 года психологом проводится обследо вание детей и подростков по программе «Комфорт». Данная программа фиксирует стрессовую реактивность детей, которая заключается в увеличе нии мышечного напряжения, учащении сердцебиения, пульса и нервного возбуждения. Программа является - универсальной полифункциональной методикой коррекции и развития адаптационных возможностей человека на основе обучения навыкам саморегуляции по комплексу параметров.

Целью работы психолога по программе «Комфорт» в дошкольных об разовательных учреждениях является обеспечение благоприятных условий для развития ребенка и успешной адаптации к школе, осуществление кор рекции логопедических нарушений. В условиях школы оказание помощи в решении таких задач как: повышение внимания, работоспособности, произ вольного контроля поведения, самооценки, снижение психоэмоционального напряжения при гиперактивности и повышенной агрессии, обеспечение пси хологической поддержки в кризисные периоды возрастного развития. При работе с подростками психолог обеспечивает специальную антистрессовую подготовку, контроль за функциональным состоянием, процесс психологи ческой разгрузки и восстановления.

Прибором во время сеанса регистрируется несколько параметров: пе риферическая температура, кардиосигнал, кривая дыхания, миограмма ( ак тивность мышц). Во время сеансов ЭМГ (уровень мышечного напряжения) и ЭМГ «Джекобсон» (уровень мышечного напряжения и расслабления мышц). Психолог вырабатывает у детей и подростков навык общей мы шечной и психоэмоциональной релаксации;

развивает или восстанавливает мышечное чувство;

тренирует навык координированного управления мы шечным напряжением. За данный промежуток времени (15.11.12–28.03.13) по программе «Комфорт» было обследовано 236 человек. Возрастная группа 9-12 лет- 61 человек;

13-15лет- 96 человек;

16-17лет-79человек. Результаты исследований показали, что у большинства детей и подростков высокая на пряженность, стрессовое состояние. Наиболее высокие показатели в возраcтной группе 13-15 лет, что является недостатком внимания или чрез мерной опеки и контроля со стороны родителей, началом общения подрост ков со сверстниками противоположного пола. Подростки часто остаются на едине со своими чувствами, стараются подавить их. При этом ограничивая возможность осознания чувств и развития способов более полноценной и качественной саморегуляции своего психоэмоционального состояния.

В этом возрасте проходит бурное и плодотворное развитие познавательных процессов. Период характеризуется становлением избирательности целена правленного восприятия, устойчивого внимания,логической памяти, теоре тического мышления. Подросткам свойственны склонность к риску и ост рым ощущениям, низкая устойчивость к стрессам, чувствительность к мне нию окружающих по поводу внешности, знаний, способностей, страх со вершить ошибку, страх быть отвергнутыми и стремление влиться в группу сверстников. Cтрах совершения ошибки блокирует творческие способности подростков, они испытывают внутреннюю скованность и напряжение. А это может привести к поведению опасному для здоровья.

Эффективным методом работы с подростковой аудиторией психолог ГБУЗ АО «ДГП№1» избрала проведение тренингов, которые позволяют подросткам одновременно с получением информации обсуждать неясные моменты, задавать вопросы, тут же закреплять полученные знания, форми ровать навыки поведения. Такой метод вовлекает подростков в процесс обу чения, а сам процесс становится легче и интереснее, так как проходит в до верительной атмосфере и неформальной обстановке. Задачи которые пре следует психолог при проведении тренингов - повышение уровня информи рованности подростков о проблеме, изучение отношения подростков к про блеме,cформировать навыки устойчивости к давлению сверстников, выра ботка и развитие навыков сохранения здоровья, формирование мотивации к сохранению здоровья. Тренинги направлены на последовательное обучение подростков необходимым навыкам здорового образа жизни. Они ставят сво ей целью помочь самому ребенку и подростку сформировать стратегии безо пасного поведения, уметь критически относиться к себе и другим. Это важно потому, что подростку свойственно проблемное поведение: раннее начало половой жизни, употребление наркотиков, выражение протеста с вызовом по отношению к ценностям среды. Но именно подростковая аудитория имеет достаточный уровень информационной подготовки для того, чтобы говорить на такие деликатные темы, как половое просвещение, наркотики, ВИЧ, ИППП. Тренинги проводятся с группой детей из 10-14 человек, это опти мальное число участников при котором возможно создание атмосферы дове рия (любому человеку проще довериться небольшому числу людей). Атмо сфера малой группы способствует более быстрому сближению участников и сплочению группы. Обязательно соблюдаются правила группы, они нужны для создания такой обстановки, чтобы каждый участник: мог открыто выска зываться и выражать свои чувства и взгляды;

не боялся стать объектом на смешки и критики;

был уверен в том,что все личное, что обсуждается на занятии, не выйдет за пределы группы;

получал информацию сам и не мешал получать её другим. Психологом формируется круг, или как его ещё назы вают - тренинговый круг, являющийся необходимым условием таких заня тий. Круг способствует возникновению доверительной атмосферы, позволя ет участникам видеть всех, свободно общаться друг с другом и психологом.

Кроме того, нахождение в кругу ассоциируется в сознании подростков с безопасностью, чувством доверия, наличием интереса и внимания. С каждой группой психолог проводит от 3-х до 5-ти занятий с применением различ ной специфики по распространению информации с учетом особенностей физиологии и поведения подростков. Во время проведения тренинга психо лог использует упражнения, направленные на отработку навыков адекватно го реагирования в трудных ситуациях общения, ситуациях снятия стресса.

Так же используются ролевые игры направленные на выработку навыков принятия самостоятельных решений и умения сказать «нет»,способах реаги рования в стрессовых ситуациях, способность использовать в поведении всю полученную информацию, которая служит сохранению и укреплению здоро вья. Подросток, прошедший обучение на тренингах сможет реализовать по лученных знания и навыки в реальных жизненных ситуациях.

Вывод. В результате работы психолога по программе «Комфорт», про ведению тренингов у детей и подростков вырабатывается привычка к спо койному, уравновешенному и сбалансированному внутреннему состоянию и внешнему поведению. При создании доверительных отношений с ребенком психолог доносит до него такую информацию, которая максимально точно отражает его эмоции, чувства и переживания. В зависимости от порога чув ствительности, уровня напряженности назначаются индивидуальные про граммы реабилитации детей, позволяющие снизить воздействие стресса, по высить уровень учебы и качество жизни. Успешность построения личной программы защиты от стресса зависит от того, насколько точно психолог научит детей определять, что они вступили в зону стресса, научит их прие мам перевода своей энергии в иную форму деятельности – например заняти ем спортом, музыкой, живописью, что позволит им снять напряжение. Про водимые психологом тренинги для подростков дают им возможность приоб ретать необходимые знания, умения и навыки для сохранения здоровья, ко торые будут использоваться ими в течении всей жизни. Психолог учит под ростков гармонизации отношений с людьми и с самим собой, помогает им осознать себя как уникальную личность и признание этого права за другими.

А.Н. Плеханова, О.Н. Гомыранова Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань ПАТАЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МНЕСТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ Проблемы нарушения памяти всегда стояли в центре психопатологи ческих и патопсихологических исследований, так как проблема памяти наи более глубоко изучена и разработана в психологической литературе, а мне стические процессы являются часто встречаемым синдромом. Травматиче ские поражения головного мозга и постепенное увеличение в популяции лиц пожилого и старческого возраста ведёт к росту частоты встречаемости дан ной патологии.

Мнемические способности играют немаловажную роль в процессе обучения, влияя на его эффективность. Память является важным компонен том сферы личности. Проблема памяти достаточно хорошо разработана как в зарубежной, так и в отечественной психологии. Значительный вклад в изу чение памяти внёс выдающийся русский физиолог Иван Михайлович Сече нов. Ключевое понятие, которое легло в основу изучения памяти,- рефлек торная дуга – это морфологическая материальная основа всех психических и физиологических процессов. Главная особенность человеческой памяти, по мнению И.М.Сеченова, - это не фотографичность воспроизведения, не «зер кальность» запечатления, а переработка воспринятого, классификация и сор тировка воспринятых образов. «Учение о коренных условиях памяти есть учение о силе, сплачивающей, склеивающей всякое предыдущее со всяким последующим. Таким образом, деятельность памяти охватывает собой все психические рефлексы» [1].

Память – это форма психического отражения, заключающаяся в запечат лении, сохранении, последующем узнавании и воспроизведении следов про шлого опята, делающая, возможным его повторное использование в деятель ности или возвращение в сферу сознания. Ключевым в исследованиях нару шения памяти является изучение следообразования, воспроизведения и ре тенции, т. е. отсроченного воспроизведения. И опираясь на данные, получен ных в ходе исследований можно судить о проблемах строения мнестической деятельности опосредованного и непосредственного запоминания, а также о динамике мнестического процесса и о мотивационном компоненте памяти.

Одним их наиболее исследованных расстройств непосредственной па мяти является нарушение памяти на текущие события, при котором относи тельно интактным остаётся память на события прошлого, так называемый корсаковский синдром. Он был описан известным отечественным психиат ром С.С. Корсаковым, на примере тяжёлых алкогольных интоксикациях.

Впоследствии исследователи занимающиеся изучением корсаковского син дрома обнаружили, что он также может возникать при диффузных пораже ниях мозга неалкогольного генеза (К. Гампф, И. Делей), а также при пора жении определённых ограниченных систем (В.М. Бехтерев, Ю. Грюнталь, Б.

Милнер). Человек с корсаковским синдромом не помнит события недавнего прошлого, но может с лёгкостью воспроизводить события, которые были много лет назад. Нередко этот вид нарушения памяти сочетается с конфабу ляциями, то есть замещением провалов памяти вымышленными, ложными, несуществующими событиями. Чаще всего это происходит при грубых на рушениях мотивационной сферы, связанных с поражением лобно-базальных отделов мозга. Ю.Б. Розинский и Б.В. Зейгарник, наблюдая подобных боль ных, выявили, что такие нарушения памяти обнаруживаются на фоне апати ческого и эйфорического состояний. При апатическом состоянии деятель ность больных становится лишённой произвольности, для них недоступен выбор, проявление инициативы, у них отсутствует потребность окончить на чатое дело. При эйфорическом состоянии наблюдается расторможенность, легкомысленно-дурашливое поведение, расстройства критики. Изучая корса ковский синдром, главный вопрос с которым столкнулись учёные, заключает ся в том, является ли забывание недавнего прошлого следствием дефекта вос произведения или удержания материала. И ряд данных, полученных в ходе экспериментов такими учёными как Э. Клапаред (1911), А.Н. Леонтьев (1935) свидетельствуют о том, что речь идёт о плохом воспроизведении. Эти данные согласуются с выводами А.Р. Лурия и Н.К. Киященко о том, что нейрофизио логическими механизмами корсаковского синдрома являются нарушения рет роактивного торможения, т. е. затруднение воспроизведения заученного ранее материала, в связи с усвоением нового, а не слабость следообразования.

Прогрессирующая амнезия относится к глубоким нарушениям лично сти, которая является целым комплексом признаков. Данная форма заболе вания – это очень часто встречающееся нарушение памяти. Этот вид нару шения памяти часто отмечается при психологических заболеваниях позднего возраста. В его основе лежит прогрессирующая, качественно своеобразная деструкция коры головного мозга. Первоначально происходит снижение способности к запоминанию текущих событий, в памяти стираются события последних лет. На фоне этого отдалённое прошлое приобретает особую ак туальность в сознании больного. Это приводит к смешению хронологии со бытий, дезориентировке во времени и пространстве. С.Г. Жислин высказал предположение, что старческое слабоумие обусловлено расторможенностью выработанных дифференцировок, а также гибелью огромного числа клеток коры. Ставшие инертными нервные процессы не могут поспевать за сменой происходящих событий, и фиксируют лишь отдельные части. Всё это приво дит к тому, что больной не воспринимает действительность, а живёт в об рывках ситуаций, действий, положений, имевших место в далёком прошлом.

В некоторых случая расстройства памяти проявляются не в нарушении отдельных ее процессов, а в нарушении динамики всей мнестической дея тельности. Больные в течение какого-то отрезка времени хорошо запомина ют и воспроизводят материал, однако, спустя короткий промежуток времени не могут этого сделать. На первый план выступают колебания их мнестиче ской деятельности. Также нередко данный вид нарушения памяти сочетается с амнестическими западениями в речи: больные вдруг забывают названия каких-либо предметов, явлений, а через короткий промежуток времени спонтанно их вспоминают. То есть мнестическая деятельность больных но сит прерывистый характер, происходит нарушение динамической стороны.

Подобные нарушения памяти встречаются у больных сосудистыми заболе ваниями головного мозга, у больных, перенёсших травмы головного мозга, при некоторых интоксикациях. Часто обнаруживается нестойкость умствен ной продуктивности больных, в частности при выполнении интеллектуаль ных задач, требующих длительного и направленного удержания цели, по следовательности суждений. Нарушение динамики мнестической деятельно сти является не нарушением памяти в узком смысле слова, а индикатором неустойчивости умственной работоспособности больных в целом, её исто щаемости. Следует отметить, что одним из показателей нарушений динами ки мнестической деятельности является возможность её улучшения при применении средств опосредования.

Вследствие различных заболеваний, связанных с нарушением функцио нальности головного мозга (в том числе травмы, эпилепсия или эпилептиче ский синдром) некоторые люди утрачивают способность к опосредованному запоминанию – в этом случае говорят про нарушение опосредованной памя ти. Большой вклад в изучение нарушений опосредованной памяти внёс А.Р.

Лурия. Он создал метод «пиктограммы», в ходе которого испытуемому не обходимо запомнить 14 слов. Для лучшего запоминания он должен приду мать и зарисовать на бумаге что-либо такое, что могло бы в дальнейшем воспроизвести предложенные слова. Задания могут выполняться двумя спо собами. Первое заключалось в том, что изображение представляет собой ус ловное обозначение понятия, заключённого в слове. При втором способе вы полнения задания условно изображается понятие, менее общее по сравнению с заданным;

первое должно служить как бы условным знаком для второго.

Нужно отметить, что выполнение данного задания возможно лишь при опреде лённом уровне обобщения и отвлечения и позволяет судить о степени обоб щённости и содержательности образуемых испытуемым связей. В частности этот метод также применяла Г.Б. Биренбаум в исследованиях душевнобольных.

Проблеме нарушений опосредованного запоминания посвящена работа Л.В. Петренко. Предметом исследования было выявление и анализ многооб разных звеньев, нарушение которых лежало в основе патологии процесса опосредования. Она исследовала две группы: первая группа – это больные «симптоматической эпилепсией», вторая – больные «эпилептической болез нью». В качестве методологических приёмов она использовала методику не посредственного заучивания слов и методику опосредованного запоминания.

Результаты исследования были неоднозначными: у больных первой группы опосредование в некоторой степени способствовало повышению результа тивности запоминания, а у второй – опосредование препятствовало воспро изведению, снижало его продуктивность. Для объяснения этого явления Л.В. Петренко обратилась к анализу того, как осуществляется деятельность опосредования. Главным показателем служил анализ связей, создаваемых боль ными при исследовании опосредованной памяти. Она выделила две категории связей, устанавливаемых больными эпилепсией при применении методики А.Н. Леонтьева. Первая включала связи по значению, т.е. больные руково дствовались объективными свойствами предметов и явлений. Главным пара метром здесь является внешний момент, т.е. впечатление испытуемого. Вторая категория – это динамический аспект процессов опосредования, анализ его временных характеристик. Л.В. Петренко выдвинула гипотезу, что нарушение опосредованного запоминания обследованных групп связанно со своей струк турой нарушения деятельности больных. В ходе экспериментального исследо вания её гипотеза нашла подтверждение. Если у больных симптоматической эпилепсией нарушения опосредования были связаны с колебаниями их работо способности, то у больных эпилептической болезнью они объяснялись повы шенной инертностью, гипертрофированным желанием отобразить все детали.

Нарушение мотивационного компонента памяти. Данный вид наруше ния был исследован экспериментально ещё в 1927 году и получил название «феномен воспроизведения незавершённых действий». Данные эксперимен тов показали, что незавершённые действия воспроизводились на 90% лучше, чем завершённые. Это объясняется тем, что у любого испытуемого возника ет какой-либо мотив, т.е. выполнение задания выступает в качестве мотива ционного намерения. При незавершённости действия намерение остаётся неосуществлённым, создаётся некая аффективная активность, которая про являет себя в другом виде деятельности – в данном случае в воспроизведе нии. Экспериментаторы пришли к выводу о том, что деятельность памяти актуализировала ту аффективную готовность, которая образовалась благода ря личностному отношению испытуемого к экспериментальной ситуации.

Также были проведены эксперименты по воспроизведению незавершённых действий у больных с различными формами патологии мотивационной сфе ры и выявили её непосредственное влияние на мнестическую деятельность.

Нарушение мнестических процессов, это вопрос, который является глу боко изученным в настоящее время, но исследования в этой области ведутся и по сей день. Освятив некоторые проблемы в строении мнестической дея тельности, мы пришли к выводу о том, что различные формы нарушения мнестических процессов нашли своё отражение по-разному. Нарушения обобщения, опосредования, динамики, мотивационного компонента влияют на процесс воспроизведения, меняют соотношение непосредственной и опо средованной памяти, что оказывает негативное воздействие на умственную деятельность, притупляет психические процессы, а также влияет на физиче ское состояние в целом. Изучение данной проблемы также диктуется по требностью создания реабилитационных и коррекционных программ для людей с такими нарушениями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Зейгарник Б.В. Патопсихология. Основы клинической диагностики и практики / Б.В. Зейгарник. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: Эксмо, 2009. – 368 с. [1] С. 181 – (Психологическое образование).

2. Левченко И.Ю. Патопсихология: Теория и практика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр "Академия", 2000. - 232 с.

3. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология: Учебное по собие / В.Д.Менделевич. - 6-е изд. - М.: МЕДпресс-информ, 2008. 432 с.

4. Репина Н.В., Воронцов Д.В., Юматова И.И. Основы клинической психо логии / Серия "Учебники, учебные пособия". - Ростов н/Д: Феникс, 2003. - 480 с.

Н.В. Прокофьева Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону.

ПРОБЛЕМА МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА В современном российском обществе актуальность проблемы нравст венного развития личности обусловлена как социально-экономическими и по литическими проблемами, так и проблемами сугубо личностными. В рамках тотальной нравственной деградации, нигилистического отношения к фунда ментальным ценностям и социокультурных ориентиров, меняющихся в сто рону потребительского типа воспроизводства общественной жизни, многие люди ощущают экзистенциальный и идеологического вакуум, теряют смысл существования. Это приводит к необходимости поиска опоры внутри себя, к тому, чтобы самостоятельно направлять и регулировать свою жизнь.

В связи с очевидно «усложненной реальностью» нового времени, свя занной с миропониманием, бытия человека в мире и мира в человеке, возрос ла необходимость в личностной морально-этической автономности, и перехо де на более сложный личностный уровень внутренней осознанности и осмыс ленности [6].

Самосознание не дано человеку как данность, а требует должного разви тия посредством воли, ума и чувств. Так же как в раннем детстве самочувствие ребенка определяет его дальнейшее психологическое и моральное развитие, так и для взрослого человека самосознание должно определять успешность его жизнедеятельности. Способность к самоосознанию является одним из основ ных критериев здорового морально-нравственного становления человека.

Проблема рефлексии, которую исследуют в рамках личностного на правления в психологии Ф.Е. Василюк, В.И.Слободчиков, А.Ф.Лазурский, М.Р. Гинзбург, В.В. Знаков, сложна и многогранна.

Для человека, стремящегося к саморазвитию и духовному росту важна способность к самоосознанию в контексте временного континуума, в котором он живет. А.В. Карпов выделяет и описывает три вида рефлексии: ситуативную (способность осознавать настоящее), ретроспективную (умение переосмысли вать прошлое) и перспективную (умение размышлять о предстоящем) [3].

Для морально-нравственного (духовного) развития человека чрезвы чайно важна способность человека к рефлексии интрапсихической (способ ность к самовосприятию своей психики и ее анализа, в том числе своих цен ностей и потребностей), и интерпсихической (способность к эмпатии).

В этом случае появляется возможность критически соотнести общественные моральные нормы со своими и, сделав ответственный выбор, поступить со ответствующим образом.

Нравственно человек растет тогда, когда духовные ценности, закреплен ные в нормах определенного общества, становятся его сутью, предметом его выбора, неотъемлемой частью его внутреннего мира [2]. А вот о «проточности»

(неригидности) духовно-нравственного развития человека можно говорить то гда, когда он, соразмеряя свои смыслы, ценности и нормы поведения с опреде ленными обстоятельствами и социальными условиями, оставляет их открыты ми к развитию и в соответствии с этими внутренними изменениями и нравст венными выборами преобразовывает свое поведение и поступки [4].

Так современные психологи Д.А. Леонтьев, Э.В Галажинский, Е.В Клоч ко, О.М Краснорядцева, Н.В. Марьясова, В.И. Слободчиков приходят к по ниманию рассмотрения феномена духовно-нравственного самоопределения человека с точки зрения саморегуляции, которая способствует самореализа ции человека, осуществляемой им в различных формах социальной активно сти. Такую деятельность А. Адлер назвал социально-полезной.

Д.А. Леонтьев, рассматривает духовность как высший уровень челове ческой саморегуляции. По его мнению, наличие моральных норм у человека недостаточно для того, чтобы его можно было назвать нравственной лично стью. Важно чтобы слова и внутренние интенции человека не расходились с его поступками [7]. И это то, что духовной личности так же необходимо рефлексировать.

Важным моментом формирования морально-нравственной осознанно сти индивида является появление у него «внутренней, личностной свободы», «свободы как духовного состояния, самоощущения человека» [5].

Развитие морально-нравственной сферы человека происходит под влиянием культурно-средовых факторов, семейных установок, факторов ис торического времени, и все же всегда предполагает свободу выбора. Мораль – достояние субъекта как свободного и ответственного существа.

В течение многих веков проблема морально-нравственного рассматри валась исходя из социальной полезности, реалий и запросов конкретного ис торического времени. Лишь в середине XX века представители гуманисти ческой психологии заговорили о морали с точки зрения свободы выбора и индивидуальной ответственности, тем самым вернув человека самому се бе. С этого времени психологи придерживаются мнения, что мораль есть не обходимое условие жизни социума, рядом с которым параллельно существу ет мир личностных отношений, который не может быть ограничен рамками конечных норм и предписаний.

Человеку, который имеет свободу выбора, легче «быть ответственным за свою жизнь» и в нужные моменты «брать ответственность на себя». Так, понятия «свобода» и «ответственность» становятся «взаимнокоординируе мыми условиями самоосуществления» человека [1.с.127]. Самоответствен ность – это не только дисциплина и самодисциплина, как некие внутренние обстоятельства. Истинное морально-нравственное развитие не возможно вне столкновения человека с внешними обстоятельствами и людьми, в которых человек может и должен брать ответственность не только «за себя», но и «на себя» [там же].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. СПб: Издательство «Питер», 2000.

2. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры // Вопр.психологии. 1998. № 3.с.04-114.

3. Карпов А.В. // Психологический журнал. 2003. Т. 24. №5. С. 21-28.

4. Костылева А.А., Костылев Е.Н. Философско-психологические основания эмпирических исследований духовности // Психология человека в современном мире. Т.6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Мат-лы Всерос. юбил. науч. конф., посвящ. 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна / отв. ред. А.Л. Журавлев и др. М.: Ин-т психологии РАН, 2009.

с. 66–74.

5. Крымский, С.Б. Контуры духовности: новые контексты индивидуально сти // Вопр. философии. 1992. № 12. С. 21-28.

6. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд. Томск: Издательство Томского университета, 1999.

7. Леонтьев Д.А. Духовность, саморегуляция и ценности // Гуманитарные проблемы современной психологии (Известия Таганрогского государственного радиотехнического университета, 2005, № 7). – С. 16-21.

В.В. Ростовщиков, Э.Г. Иванчук Волгоградский государственный медицинский университет, г. Волгоград ОСОБЕННОСТИ НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СИМПТОМОКОМПЛЕКСА ПРИ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА Актуальность работы обусловлена широким распространением в на стоящее время депрессивных расстройств, как в общемедицинской, так и в психиатрической практике [6, с. 92]. Известно, что депрессии влекут за собой ряд неблагоприятных последствий медицинского и социального ха рактера, влияя на адаптационные возможности пациента и качество жизни, ограничивая способности к трудовой деятельности, приводя в ряде случае к инвалидизации, внутриличностным конфликтам и, наконец, к суицидаль ным тенденциям.

Депрессивное расстройство характеризуется патологически снижен ным настроением с негативной, пессимистической оценкой себя, своего по ложения в окружающей действительности и своего будущего. Депрессивное изменение настроения сопровождается моторным торможением, снижением побуждений к деятельности, соматовегетативной дисфункцией, а также за медлением ассоциативных (когнитивных) процессов [3, с. 210].

Наше исследование было посвящено анализу взаимосвязи степени вы раженности нейрокогнитивного симптомокомплекса с этиологией депрес сивного синдрома, заинтересованностью определённых структур головного мозга и определению степени обратимости высших корковых функций.

Материалом для данной работы послужили 32 пациента, страдающие депрессией различной этиологии. Они были разделены на 3 группы: 12 чело век с эндогенной депрессией, 11 – с невротической депрессией и 9 - с орга нической депрессией. С целью повышения валидности исследования всем больным до начала антидепрессивного лечения была проведена оценка вы раженности депрессивного состояния по шкале Гамильтона (HDRS), в кото рой регистрировался диапазон от 16 до 28 баллов [7, с. 290]. Это клинически соответствовало умеренно выраженному депрессивному эпизоду, что со гласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра включало 2 основных и 4 и более дополнительных симптомов депрессии [2, с. 152].

Для оценки когнитивных функций использовался стандартный нейроп сихологический метод исследования (по А.Р. Лурия), позволяющий оценить основные познавательные функции: слухоречевую и зрительную память, раз личные виды праксиса, гнозис (зрительный, оптико-пространственный, аку стический невербальный и тактильный), мышление, внимание [1, с. 307].

Каждую методику оценивали по 4-бальной шкале: 0 – отсутствие наруше ний, 1 – легкая степень нарушений, поддающаяся самокоррекции, 2 – сред невыраженные нарушении, коррекция возможна исследователем, 3 – выра женные нарушения, коррекция невозможна [4, с. 65]. Методики были подоб раны таким образом, чтобы имелась возможность оценить все основные структуры мозга и в соответствии с учением о трех функциональных блоках мозга соотнести имеющиеся расстройства с каждым из этих блоков. Извест но, что первый блок является энергетическим, включающим в себя ретику лярную формацию ствола мозга, неспецифические структуры среднего моз га, диэнцефальных отделов, лимбическую систему и медиобазальные отде лы коры лобных и височных долей мозга. Второй - блок приёма, перера ботки и хранения информации, корковые зоны которого расположены в задних отделах больших полушарий. Третий - структурно-функциональный блок (программирования, регуляции и контроля за протеканием психиче ской деятельности), который включает моторные, премоторные и префрон тальные отделы коры лобных долей мозга [5, с. 45].

Исследование проводилось в два этапа – до начала терапии антиде прессантами и по мере купирования депрессивной симптоматики (в среднем через полтора – два месяца), когда результат по шкале Гамильтона составлял от 3 до 7 баллов.

У больных с эндогенной депрессией при нейропсихологическом ис следовании отмечалась следующая симптоматика: снижение слухоречевой и зрительной памяти как в звене непосредственного, так и отсроченного воспроизведения материала, предъявлявшегося для запоминания;

замедле ние выполнения проб при исследовании всех видов праксиса – конструк тивного, динамического, кинестетического и пространственного;

сужение объема восприятия невербальных стимулов;

вторичные ошибки в серийных счетных операциях (от 100 по 7), связанных с дефектами внимания;

в пробах на исследование интеллекта («4-й лишний») ошибок в выполнении задания не отмечалось, однако прослеживалось умеренно выраженное замедление ассоциативных процессов (брадифрения). В целом в процессе исследования в данной группе отмечались снижение и истощаемость активного внимания.

Данная симптоматика у пациентов с эндогенной депрессией являлась диф фузной и преимущественно указывала на заинтересованность подкорковых структур головного мозга (ретикулярная формация ствола мозга, неспеци фические структуры среднего мозга, диэнцефальные отделы, лимбическая система, медиобазальные отделы коры лобных и височных долей мозга), что соответствовало вовлечению в патологический процесс первого энергетиче ского блока. По мере купирования депрессивной симптоматики отмечалась и редукция нарушений высших корковых функций, что свидетельствовало об их обратимости.

У больных с невротической депрессией, как показал анализ результа там нейропсихологического исследования, энергетический блок был вовле чен значительно в меньшей степени, чем в предыдущей группе. Однако ряд клинических данных указывал на повышенную истощаемость этих больных, что проявлялось астеническими расстройствами в отличие от предыдущей группы, где превалировала анергическая (апатическая) симптоматика.

В большинстве случаев выявлялись своеобразные нарушения мышления по невротическому типу с идеями жалости к самому себе, социально-бытовой несостоятельности, тревожности и бесперспективности. При исследовании моторных функций часто выявлялись ошибки различных видов праксиса, обусловленные невротической симптоматикой (суетливостью и раздражи тельностью). Особенно страдал динамический праксис в пробе на реципрок ную координацию содружественных движений и в трехэтапной пробе «ку лак-ребро-ладонь», где отмечалась межполушарная асимметрия с акцентом на правое полушарие. Выявленный нами нейропсихологический синдром у больных с невротической депрессией указывал на большую вовлеченность в патологический процесс заднелобных и теменно-височных отделов коры головного мозга, что коррелирует с нарушением функционирования второго и третьего блоков. Отмеченные когнитивные дефекты также были в боль шинстве случаев обратимыми.

Нейропсихологическая симптоматика у больных с органическими де прессиями отличалась стойкостью, неоднородностью и разнообразием. По лиморфизм симптомов был обусловлен, с одной стороны, диффузностью воздействия патогенных факторов на головной мозг, а, с другой стороны, разнообразием локализаций органического патологического процесса. Отме чалась специфичность нарушений зрительной или слухоречевой памяти по органическому типу, которая была связана с наличием локальности пораже ния определенных отделов головного мозга. Так, при поражении затылочных и теменно-затылочных отделов головного мозга мы наблюдали снижение зрительной памяти. Снижение слухоречевой памяти в большинстве случаев было обусловлено заинтересованностью височных отделов, когда выявля лась четкая взаимосвязь межполушарной локализации патологического про цесса с этапом воспроизведения запоминаемого материала. Лобная локали зация поражения проявлялась нарушениями в пробах на динамический праксис и затруднениями в пробе «4-лишний». Трудности при выполнении проб, направленных на исследование кинестетического, пространственного и конструктивного видов праксиса, указывали на теменную и теменно затылочную локализацию патологического процесса. Довольно частым на рушением высших корковых функций были расстройства тактильного вос приятия, что также указывало на поражение теменных отделов головного мозга. У отдельных больных этой группы встречались негрубые нарушения речи в виде элементов моторной, сенсорной или семантической афазии. Ос новываясь на концепции о функциональных блоках мозга, можно сказать, что у данной группы пациентов могли быть вовлечены все три блока, что в значительной степени объяснялось характером органического заболевания.


Таким образом, проведенное нами исследование показало специфику когнитивных нарушений у больных с депрессивными расстройствами раз личной этиологии, способствовало получению дополнительных данных, от носящихся к проблеме функциональной асимметрии и функционального взаимодействия полушарий головного мозга и выделению нейропсихологи ческих дифференциально-диагностических критериев данной патологии, а также позволило сделать вывод об обратимости данных расстройств в груп пах больных с эндогенными и невротическими депрессиями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Лурия А.Р. Высшие корковые функции. – М.: Издательство Московского университета, 1973. – 504 с.

2. Международная классификация болезней (10–й пересмотр). Класс V.

Психические расстройства и расстройства поведения (F00-F99). Под общей ред.

Казаковцева В.А., Голланда В.Б. – М.: Минздрав России, 1998. – 512 с.

3. Мосолов С.Н. Клиническое применение современных антидепрессантов. СПб.: Медицинское информационное агентство,1995. – 568 с.

4. Оруджев Я.С., Иванчук Э.Г., Ростовщиков В.В. Нейропсихологические аспекты психоорганических расстройств различного генеза. – Вестник ВолГМУ, 2004;

12: 64-67.

5. Хомская Е.Д. Нейропсихология. – М.: Издательство Московского универ ситета, 1987. – 288 с.

6. Чуркин А.А. Эпидемиология психических расстройств. Психиатрия: на циональное руководство. Под ред. Т.Б Дмитриевой, В.Н. Краснова, Н.Г. Незнано ва, В.Я. Семке, А.С. Тиганова. М: ГЭОТАР – Медиа 2009;

1000: 88-101.

7. Hamilton M. 1967. Development of a rating scale for primary depressive ill ness. // Br. J. Soc. Clin. Psychol., V.6, 278-296.

Н.В. Санаева, М.Г. Потапова Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань ЗАБОЛЕВАНИЯ КАК МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ У человека есть множество способов защиты своего сознания. Это жизненно необходимый механизм, сравнимый с иммунной системой челове ка, который защищает нас от внешних враждебных организмов. Так же как психологические механизмы защищают нас от мыслей и понимания вещей, которые могут разрушить наше сознание, а так же, вовремя предупредить и дать сигнал, о каких-то нарушениях.

В своей работе будем рассматривать механизм защиты, о котором лю ди иногда даже не могут догадываться, что это их защита, которая регули рует их жизнь, здоровье и, в конце концов, отношение с родителями и семь ёй. Но если «слушать своё тело», то мы можем иметь успех во всех сферах нашей жизни. Рассмотрим такое явление, как заболевание человека, о чём оно говорит? Почему оно появляется? И как оно нас защищает и предупре ждает? Учёные уже давно доказали, что неожиданная и неадекватная реак ция человека или проблема со здоровьем, это может быть не «дурной» ха рактер человека или генетическая предрасположенность, а защита организма от факторов, которые могут «уничтожить или разрушить» наш организм.

Согласно ортодоксальному психоанализу З. Фрейда и соответствую щим ему представлениям о структуре личности, защитные механизмы пред ставляют собой бессознательную деятельность -Я, которая начинает функ ционировать, когда -Я подвержено чрезмерной, опасной для него активности и соответствующих им аффектов со стороны -Оно, Сверх-Я или внешнего мира. Уменьшая тревогу, вызванную внутренним конфликтом, -Я пытается сохранить интегративность и стабильность личности посредством использо вания защитных механизмов. Фрейд определял защитные механизмы -Я как сознательную стратегию, которую использует индивид для защиты от от крытого выражения импульсов -Оно и встречного давления со стороны Сверх-Я. Фрейд считал, что - Я реагирует на угрозу прорыва импульсов -Оно двумя путями: 1) блокированием выражения импульсов в сознательном по ведении;

2) искажением их до такой степени, чтобы изначальная их интен сивность заметно снизилась или отклонилась в сторону.

Ж.Лаплани и Ж.-Б. Понталис описывает процесс защиты как совокуп ность действий, нацеленных на уменьшение или устранение любого измене ния, угрожающего цельности и устойчивости биопсихологического индивида.

Ч.Тарт считает, что модель человека, положенная в основу представ лений о психологических механизмах оказывается полностью отрицатель ной. В этой модели человек рассматривается как животное, которое ин стинктивно заботится только о своем выживании и удовольствии, радуясь, когда оно причиняет боль и страдания другим и господствует над ними. Ав тор убежден в том, что мы по своей основе столь же добродетельны, сколь извращенны и порочны.

В. Райх, последователь З. Фрейда, и А. Лоуэн, заимствовавший многие свои идеи у В. Райха, являются наиболее яркими представителями телесно ориентированной психотерапии. При создании своей теории В. Райх сделал акцент на хронических энергетических блокировках, происходящих на фи зическом уровне. Он описал барьеры, используемые для устранения или све дения до минимума неоконченных эмоциональных переживаний, назвав эти защитные механизмы «броней характера», под которой он понимал хрониче ское мышечное напряжение, изолирующее человека от неприятных эмоций.

Когда мышцы напряжены, чувства притупляются.

Таким образом, «мышечная броня», т.е. физическое выражение психо логической защиты, препятствует течению энергии вверх и вниз по телу, не изменно приводя к эмоциональному напряжению вплоть до невроза.

Согласно А. Лоуэну невротики огромную часть своей энергии расхо дуют на включение механизмов психологической защиты (в форме мышеч ной блокады), основная цель которых - избавить личность от травмирующих ее мыслей, чувств и внешних событий.

Анализируя феномен психологической защиты, мы сталкиваемся с це лой понятийной системой, в которую входят понятия:

«психическая защита» как системное свойство психики (И.Д. Стойков), «психологическая защита» как свойство личности (А. Фрейд, Б.Д.

Карвасарский, В.А. Ташлыков, Е.Л. Доценко, В.М. Воловик), «механизмы психологической защиты», или «защитные механиз мы» как конкретные способы реализации психологической защиты (К. Пер ри, Е.С. Романова, Л.Р. Гребенников), «защитный процесс», или «защитная деятельность» как процесс ис пользования механизмов защиты (А.А. Налчаджян), «защитные проявления», или «защитные действия» как внешние поведенческие характеристики защитного процесса (Валлерстайн, Р.М. Гра новская), «защитная стратегия», или «защитная тактика», «стиль защиты» как индивидуальная, закрепленная в онтогенезе, устойчивая система защитных действий (Е.Т. Соколова).

Приведем пример преобладания защитных механизмов над -Эго.

«Клиентка-женщина 50 лет. С подросткового возраста испытывала чувство страха. Авторитарные родители вызывали постоянное чувство стыда. Выну жденный брак и неблагоприятные условия уже в браке привели к угнетению и подавлению в семье не реализации личных желаний.

Ощущение вынужденной защиты привело к постоянному чувству тре воги и психосоматическим расстройствам. Преобладание защитных меха низмов привело к патологической необходимости контроля и безупречности.

Всё это помогает ей не осознавать реальность её бытия и так защищает соз нание. Наблюдается подсознательный запрет на когнитивные процессы.

Так же мы наблюдаемы признаки ригидности. Подсознательный страх упрямо не даёт решать вполне решаемые проблемы, страх перемен. Необхо димо понять, что её нереализованные цели нужны для успешного разреше ния проблемы, так как её нереализованная цель, социально запрещённая, так же может являться конфликтом Я-Концепции.

Как показывает статистика, такие мощные механизмы защиты обычно вызывают основополагающие для жизни цели, которые при не воплощении могут надломить -Эго, чем больше давление обстоятельств, тем больше мы видим реализацию защитных механизмов. В этом случае, мы наблюдаем большие психосоматические расстройства - в виде эндокринной, сердечно сосудистой системы и половой, всё это говорит о постоянной внутренней подавленности и нереализованных потребностях.

Психосоматический анализ: для решения проблемы необходимо вы явить предмет её защиты и в какой степени большой ареал. По наблюдениям это чрезмерная забота о людях, о близких и даже совершенно посторонних людях. Забота о других в ущерб собственных желаниям и потребностям при вело к психосоматическим симптомам.

Ещё одна причина - это обида, выяснилось, что с детства наблюдалось несправедливое отношение, это чувство, которое возникает у человека, когда он уверен, что к нему относятся не справедливо ущемление гордости. Тем самым обида ведёт за собой глубокое подавления гнева. Это агрессия, кото рая не воспроизводиться в мир, накопившись в виде обиды, включает про грамму саморазрушения. Чувство обиды у клиента играет стихийно разру шительное действие. В ходе анализа выяснилось, что именно оно не даёт ей себя полюбить. Это защитный сигнал организма, что пора поменять отноше ние к себе к жизни и людям. Это, например, не воплощённая женственность.

У клиентки врачи диагностировали новообразование в голове. Её жалоба психологу состояла в том, что её мучили постоянные головные боли. Вклю чение защитных механизмов, как нам известно, из курса «общей психоло гии», что организм всегда даёт позывы о перегрузке или каких-то неполад ках внутри нас. В ходе беседы выяснилось, что её сон около 5 часов, всё ос тальное время это работа, постоянный стресс и общения с неприятными ей людьми, а головные боли в ходе перегрузок это рычаг к процессу самораз рушению. Головная боль так же может являться результатам общения с не приятными ей людьми. Известно, что организм нас всегда защищает от не приятных эмоций. Это обусловлено тем, что головной мозг при восприятии неприятных эмоции спазмирует одну часть полушария, а с другой они рас слаблены и это вызывает головную боль как бы локальное защемление в ви сочных, и лобных долях. В данном случае мы наблюдаем мигрень, которая вызвана перегрузками и наслоением неврологии. Однажды в беседе прозву чала фраза: «я хочу быть образцовой», а, как известно люди, которые пато логически испытывают желание быть идеальными и для всех хорошими му чаются головными болями. Чувство страха не оправдать ожидания окру жающих и страх неудачи, который тянется с детства. А особенно с момента замужества её стало преследовать чувство обречённости это спазмировало её желудок. Ощущение тупика и безвыходности хронический страх приводит к хронической язве желудка».


Основной проблемой в данном примере, явилось обида, брезгливость, разного рода страхи. Необходимо выявить сознательные и подсознательные страхи для удачной терапии. Терапия в данном случаи будет заключаться в глубинном страхе прощении обид, и обучения любви, во-первых, к себе, потом к остальным людям.

Как мы видим понимание болезни без ликвидации её причины беспо лезно. Полное излечение без рецидива, возможно лишь при понимании из-за чего мы заработали это заболевание. Целый «букет» болезней это лишь на ши обиды, страхи, не понимание, наш эгоизм и брезгливость. Зачастую люди сами делают выбор и обижаются на весь свет за собственные ошибки. Очень много ситуаций, когда человеку необходимо взять ответственность за свою жизнь и простить других не ради других, но ради своего психического здо ровья. Здоровый человек - это счастливый человек, самодостаточный, кото рый живёт в своё удовольствие.

Т.Т. Сарафрази*, Р.В. Бисалиев** *Каспийский институт морского и речного транспорта – филиал ФБОУ ВПО «ВГАВТ», г. Астрахань **Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань СОЦИАЛЬНОЕ СИРОТСТВО И ЕГО ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА Нестабильная социально-экономическая и политическая ситуация в обществе привела к кризисным явлениям в семье. Со снижением социаль ного статуса семьи и возрастанием количества неблагополучных, дисфунк циональных семей, функции семьи как фундамента духовного и нравствен ного воспитания, культурного развития детей нивелируются. Воспитание в условиях дисфункциональной семьи, когда родители ведут аморальный образ жизни (не работают, злоупотребляют спиртными напитками, наркоти ками, оказываются на скамье подсудимых), крайне негативно сказывается на личностном развитии детей.

В исследованиях И.А. Алексеевой, И.Г. Новосельского в семьях, где родители не отказались от детей, но в дальнейшем фактически оставили их без опеки и заботы, выявились подобные особенности матерей и наличие ис кажений в мотивации рождения ребенка. Эта мотивация с высокой вероят ностью оказывала негативное воздействие на протекание беременности и дальнейшее формирование привязанности, препятствовала установлению гармоничных отношений уже на ранних этапах развития ребенка [1]. Экспе рименты, проведенные Г.Харлоу показали, что для нормального развития необходим эмоциональный комфорт, который обеспечивается матерью [2].

Последствия материнской депривации во многом зависят от времени ее возникновения и продолжительности – чем раньше возникла депривация и чем дольше она продолжалась, тем тяжелее возникающая патология [3].

К последствиям материнской депривации в раннем возрасте обычно относят расстройства эмоционально-волевой сферы, неравномерность и отставание в интеллектуальном и моторном развитии. Для подростков, переживших раннюю депривацию, характерно наличие патохарактерологических измене ний по дефицитарному типу. Во всех возрастных группах у детей, выросших в условиях депривации, отмечается малая дифференцированность и поверх ностность в общении с окружающими, недостаточность развития высших эмоций – чувства сочувствия, соучастия, способности сознавать свою вину, испытывать чувство стыда, а также низкая работоспособность, расстройства внимания, памяти, индиферентные установки. В современной психологии существует несколько концепций и теорий развития и депривации.

В рамках теории объектных отношений (Fairbairn, 1952, Winnicott, 1971, Balint,1968) нарушенное отношение в диаде мать-дитя приводит к формированию пограничного личностного расстройства, характеризую щейся размытой идентичностью и непостоянством в межличностных связях, плохим эмоциональным контролем и импульсивностью, склонностью к аг рессивным срывам [4]. Агрессивность детей, воспитывающихся в условиях депривации, в связи с дефектными ранними объектными отношениями име ет разрушительный характер и выступает как компенсация, направленная на достижение субъективности, определение границ идентичности, наполнение качественным содержанием телесного и психического образа «Я». Другими словами, согласно теории объектных отношений, агрессия служит для защи ты идентичности, не получившей позитивного содержания и являющейся вследствие этого крайне уязвимой [5].

Дж.Боулби ввел понятие вторичной привязанности, формирующейся на месте исходной привязанности вследствие разлуки с матерью. Вторичная привязанность - отношения, устанавливаемые индивидом с другими людьми – друзьями, учителями, приемными родителями. Если потеря матери или за мещающей ее фигуры продолжается длительное время, то возникает не только первичная тревожность, но и печаль, депрессия, а также агрессия, одна из функций которой заключается в попытке достижения повторной связи [6].

В отечественной психологической науке важная роль в развитии ре бенка отводится его взаимодействию со взрослым. Депривация трактуется как нарушение или несформированность у ребенка специфической челове ческой потребности в общении. В.А. Юницкий трактует психическую де привацию как неудовлетворенность потребностей ребенка в любви и эмо циональном контакте в результате утраты значимого взрослого [7].

В рамках культурно-исторической концепции Л.С. Выготского [8] и согласно Ж.Вернан, М.Коул, Э.Эриксон развитие тесно связано с процес сом интериоризации культурно-исторического опыта и социальными отно шениями [9, 10]. В постоянном контакте взрослого и ребенка возможна ин териоризация – основной механизм развития. Контакт со взрослым способ ствует формированию у ребенка потребности в привязанности. Соответст венно, отсутствие заботы или девиантная забота значимого взрослого сни жает у ребенка способность к интериоризации, тормозит развитие.

По мнению М.И.Лисиной, потребность в общении и деятельность об щения возникают у ребенка не в момент рождения, а в процессе развития, причем формируются они одновременно [11]. Исходным пунктом для этого является выделение из окружающей среды взрослого как особого объекта активности.

По мнению И.А. Коробейникова, важное значение имеет социализа ция, которая происходит в детском возрасте на основе постоянного прелом ления внешне-средовых влияний через внутренние условия - индивидные свойства ребенка. Социализация определяется качеством социальной ситуа ции развития ребенка и опосредуется общением и совместной деятельно стью с другими, прежде всего с родителями [12, 13]. В.А.Петровский, М.В.Полевая рассматривают феномен отчуждения, определяемый как утрата индивидом (ребенком) чувства своей субъектности в общении со значимыми другими людьми (родителями), переживание невозможности обладать под линной свободой самопроявлений [14].

Следовательно, немаловажная роль в формировании агрессивного по ведения у детей, воспитывающихся вне семьи, отводится влиянию комплек са биологических и социальных факторов. Известно, что подавляемое боль шинство детей-сирот – это дети родителей, страдающих алкоголизмом, нар команиями и другими психическими заболеваниями.

Т.Козловская вводит понятие синдром сиротства, который проявляется в том, у детей-сирот в ответ на обусловленную утратой родителей ситуацию депривации развиваются многообразные депрессивные реакции, нарушения развития навыков общения, речи, моторики [15]. Синдром сиротства может наблюдаться и у детей, проживающих в семьях, когда родители эмоцио нально холодны, равнодушны, авторитарны и жестоки по отношению к ре бенку из-за своего девиантного аддиктивного поведения.

Таким образом, анализ литературы по проблеме социального сиротст ва показал серьезность, сложность и многогранность данной проблемы. По следствия социального сиротства для развития личности ребенка весьма зна чительны. Традиционные психические нарушения и психиатрические диаг нозы с большей или меньшей степенью связываются с определенным типом привязанности. Все же большинство исследователей считают, что существуют различные другие факторы, которые могут компенсировать депривационные нарушения у ребенка. Последнее положение легло в основу разработанного нами комплекса психотерапевтических мероприятий по коррекции агрессивно го поведения у подростков, лишенных родительского попечения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Алексеева И.А., Новосельский И.Г. Жестокое обращение с ребенком.

Причины. Последствия. Помощь. - М.: Генезис, 2006. - 256 с.

2. Крайг Г. Психология развития. - Спб.: Питер, 2000.

3. Микиртумов Б.Е., Кошавцев А.Г., Гречаный С.В. Клиническая психиат рия детского возраста. - СПб.: Питер, 2001.

4.Ослон В.Н. Жизнеустройство детей-сирот: профессиональная замещаю щая семья. М.: Генезис, 2006. – 368 с.

5. Морозова Е.С. Агрессивность и личностная идентичность у подростков воспитанников интерната. – М., 2007.

6. Боулби Дж. Привязанность. - М.: Гардарика, 2003.

7.Юницкий В.А. Психологические особенности детей потерявших родите лей: автореф. дисс. к.псх.н. - М., 1982. – 22 с.

8. Выготский Л.С. Собр. Соч. в 6 т. Т.5 – М., 1982 - 1983.

9. Кудрявцев Н.Т. Исследование детского развития на рубеже столетий // Вопросы психологии. - №2. – С.3- 10. Коул М. Культурные механизмы развития // Вопросы психологии. – 195. № 3. – С. 5-20.

11. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. – М., 1986.

12. Коробейников И.А. Особенности социализации детей с легкими форма ми психического недоразвития: Автореф. дис. … д-ра психол. н. – М., 1997.

13. Коробейников И.А., Слуцкий М.В. О некоторых особенностях формиро вания интеллекта детей в условиях психической депривации // Дефектология.

1990. №3. С. 19-23.

14. Петровский В.А., Полевая М.В. Отчуждение как феномен детско родительских отношений // Вопросы психологии. - 2001. - № 1. - С. 19 - 26.

15. Козловская Т. Справочник по психологии и психиатрии детского и под росткового возраста / Под ред. С.Ю. Циркина. – СПб., 1997. С. 477-478.

М.А. Сергеева, Л. М. Кадермятова Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОТРУДНИКОВ УИС С СИНДРОМОМ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ Актуальность исследования синдрома эмоционального выгорания у сотрудников УИС связана с массовым его проявлением среди персонала исправительных учреждений.

Сотрудникам УИС, по роду своей деятельности, вовлеченным в дли тельное напряженное общение с другими людьми, свойственен, как и другим специалистам системы «человек - человек», синдром эмоционального выго рания или феномен эмоционального выгорания. Он проявляется как состоя ние физического и психического истощения, вызванного интенсивными межличностными взаимодействиями при работе с людьми, сопровождаю щимися эмоциональной насыщенностью и когнитивной сложностью (2).

Эмоциональное выгорание можно определить как динамический про цесс, возникающий поэтапно, в полном соответствии с механизмом развития стресса, когда присутствуют все три фазы стресса: нервное напряжение, ре зистенция (сопротивление) и истощение (1).

Целью нашего исследования являлось изучение психологических осо бенностей сотрудников УИС с синдромом эмоционального выгорания. Ре шение последней проблемы особенно важно, прежде всего, для разработки мер по предупреждению выгорания.

Объект исследования: сотрудники УИС с синдромом эмоционального выгорания.

Предмет исследования: психологические особенности сотрудников УИС с синдромом эмоционального выгорания.

Гипотеза: развитие синдрома эмоционального выгорания у сотрудни ков УИС связано с такими личностными особенностями как черты характе ра, наличие внутриличностных конфликтов и неадекватное реагирование во фрустрирующих ситуациях.

Участниками исследования были 36 сотрудников ФСИН, мужчины в возрасте от 22 до 45 лет, работающие непосредственно с осужденными и подозреваемыми.

На первом этапе необходимо было выявить сотрудников с синдромом эмоционального выгорания. Для исследования была выбрана методика «Ди агностика эмоционального выгорания» В. В. Бойко, с её помощью диагно стировались симптомы эмоционального выгорания, уровень и фазы развития синдрома.

По результатам диагностики у 17 сотрудников был выявлен синдром эмоционального выгорания, в фазе резистенции с преобладанием симптомов неадекватного избирательного эмоционального реагирования и расширения сферы экономии эмоций. Эти испытуемые вошли в первую группу, во вто рую группу вошли 19 сотрудников с отсутствием синдрома эмоционального выгорания.

Сотрудники, имеющие синдром эмоционального выгорания находятся на стадии сопротивления психотравмирующим обстоятельствам и стрессо вым перегрузкам. В ходе изучения литературы по проблемам эмоционально го выгорания у сотрудников силовых структур мы столкнулись с аналогич ными результатами (6). Синдром эмоционального выгорания у сотрудников силовых структур чаще всего протекает в фазе резистенции. Эта фаза по зволят выполнять свои профессиональные обязанности в некоторой упро щенной форме. В нашем исследовании сотрудники ограничивали эмоцио нальную включенность.

На втором этапе нашей задачей было провести диагностику индивиду ально психологических особенностей сотрудников двух исследуемых групп.

Для определения личностных особенностей применялись методики: тест фрустрационных реакций С.Розенцвейга, методика диагностики системы ценностных ориентаций личности Е.Б.Фанталовой, 16-факторный опросник Кеттелла (форма С).

Тест Розенцвейга позволил определить характерные для участников исследования реакции в сложных, фрустрирующих ситуациях(5).

Методика Е.Б. Фанталовой дала информацию о ценностной сфере со трудников: приоритетных ценностях и внуриличностносных конфликтах.

Е.Б. Фанталова рассматривает внутриличностный конфликт как конфликт нереализованного желания, когда ценность цели высока, а доступность на оборот низкая. Значительное превышение ценности над доступностью ука зывает на личностный конфликт в той или иной сфере (4).

16-факторный опросник Кеттелла позволил изучить личностные черты представителей первой и второй группы (3).

На третьем этапе с помощью критерия Манна–Уитни мы выявляли различия в индивидуально-психологических особенностях сотрудников с синдромом эмоционального выгорания и их коллег с отсутствием синдрома эмоционального выгорания.

Выявлены достоверные различия по такому показателю 16-факторного опросника Кеттелла как «спокойствие - тревожность» (t=0,29, p 0,5). Име ются различия по показателям ценностной сферы: ценность счастливой се мейной жизни (t=0,003, p 0,5);

доступность познания (t=0,031, p 0,5) и свободы (t=0,034, p 0,5). Значимые различия между двумя группами были выявлены и по показателям внутриличностного конфликта в сферах: инте ресная работа (t=0,0001, p 0,5), уверенность в себе (t=0,0о1, p 0,5), свобо да. (t=0,0001, p 0,5). Выявлены достоверные различия по такому показате лю как «эго-защита» при реагировании во фрустрирующих ситуациях (t=0,047, p 0,5).

Результаты нашего исследования говорят о том, что сотрудники с син дромом эмоционального имеют средний показатель по шкале «спокойствие тревожность». Их коллеги из второй группы с отсутствием синдрома эмо ционального выгорания имеют низкие оценки по данной шкале, что говорит о наличие у них таких черт характера, как: беспечность, самонадеянность, жизнерадостность, уверенность в себе и в своих силах, безмятежность, не боязливость, хладнокровие, спокойствие, отсутствие раскаяния и чувства вины. Низкие оценки характерны для людей, которые «управляют своими неудачами». Высокие показатели, связанные с тревожностью не характерны для сотрудников, так как профессиональная деятельность в целом предпола гает определенную устойчивость в стрессовых ситуациях. Личность с высо кими оценками по этому фактору чувствует свою неустойчивость, напря женность в трудных жизненных ситуациях, легко теряет присутствие духа, полна сожалений и сострадания;

для нее характерна комбинация симптомов ипохондрии и неврастении с преобладанием страхов, что затруднило бы вы полнение профессиональных обязанностей.

Для сотрудников с синдромом эмоционального выгорания ценность счастливой семейной жизни является менее значимой по сравнению с их коллегами, не находящимися в состоянии эмоционального выгорания. Люди, стремящиеся к получению удовольствия и приятных эмоций в личной жизни менее подвержены синдрому эмоционального выгорания.

Отличительной особенностью сотрудников с синдромом эмоциональ ного выгорания является меньшая доступность для них такой абстрактной свободы и большая доступность познания. Синдрому эмоционального выго рания подвержены те сотрудники у кого объективно или субъективно отсут ствует самостоятельность, независимость в суждениях и поступках.

Для сотрудников с синдромом эмоционального выгорания внутрилич ностные конфликты лежат в сферах связанных с интересной работа, уверен ностью в себе и свободой. Эмоциональному выгоранию подвержены лица у кого данные ценности являются значимыми, но нет возможности их реали зации: имеющаяся работа для них не интересна, отсутствует самостоятель ность, независимость в суждениях и поступках и нет внутренней гармонии и увечности в себе.

Сотрудников с синдромом эмоционального выгорания отличает повы шенный показатель эго-защиты или фиксации на самозащите во фрустри рующей ситуации. Это означает слабость «Я» и характеризует слабую, уяз вимую, ранимую личность, вынужденную в ситуациях препятствия сосредо точиваться в первую очередь на защите собственного «Я».

По результатам нашего исследования можно сделать выводы, что со трудники УИС, имеющие синдром эмоционального выгорания находятся на стадии сопротивления психотравмирующим обстоятельствам и стрессовым перегрузкам. Деформация у них проявляется в форме снижения эмоциональ но окрашенного общения в профессиональной и личной жизни. Сотрудники УИС с синдромом эмоционального выгорания имеют в основном особенно сти в ценностной сфере личности, внутриличностные конфликты и неадек ватное реагирование с фиксацией на эго-защите во фрустрирующих ситуа циях. Полученные результаты актуальны для разработки психокоррекцион ной программы по снижению и профилактики синдрома эмоционального выгорания у сотрудников УИС.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бойко, В.В. Психология эмоций. /В.В. Бойко – Ростов н/Д: Феникс, 2007. 238 с.

2. Водопьянова, Н.Е. Синдром выгорания: диагностика и профилактика / Н.Е.Водопьянова, Е.С. Старченкова. – СПб.: Питер, 2005. – 336 с.

3. Капустина, А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кэттелла / А.Н. Капустина – СПб.: Речь, 2001. 98 c.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.