авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Сервис виртуальных конференций Pax Grid ИП Синяев Дмитрий Николаевич Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. II ...»

-- [ Страница 2 ] --

Возрастает ответственность перед окружающими. Ребенок начинает чувствовать себя взрослым, меняются прежние «детские» взгляды, исчезают многие надежды детства.

Будучи важным фактором формирования личности подростка, общение содержит в себе огромные педагогические возможности. В тоже время, будучи во многом процессом стихийным, оно таит в себе и определённые опасности, ибо может способствовать некоторому искажению доминирующих в обществе норм и ценностей.

Общение подростков со сверстниками и взрослыми необходимо считать важнейшим условием их личностного развития. Неудачи в общении ведут к внутреннему дискомфорту, компенсировать который не могут никакие объективные высокие показатели в других сферах их жизни и деятельности [4].

В то же время вопрос о роли эмоций в развитии общения подростков, регулирующих процесс вхождения подростка в социум, не получил еще окончательного решения.

Эмоциональные реакции и поведение подростков, не говоря уже о юношах, не могут быть объяснены лишь сдвигами гормонального порядка. Они зависят также от социальных факторов и условий воспитания, причем индивидуально-типологические различия сплошь и рядом превалируют над возрастными. Психологические трудности II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

взросления, противоречивость уровня притязаний и образа «Я» нередко приводят к тому, что эмоциональная напряженность, типичная для подростка, захватывает и годы юности.

По целому ряду психологических тестов подростковые и юношеские нормы психического здоровья существенно отличаются от взрослых. Так, изучение 15 тысяч 14-15-летних американских подростков посредством Миннесотского личностного теста (MMPI), широко применяемого в целях психодиагностики (в том числе и в СССР), показало, что вполне нормальные подростки имеют более высокие показатели по шкалам «психопатия», «шизофрения» и «гипомания», чем взрослые. Это значит, что эмоциональные реакции, которые у взрослого были бы симптомом болезни, для подростка статистически нормальны. Проективные тесты (тест Роршаха и тест тематической апперцепции) показывают рост уровня тревожности от 12 к 16 годам. На переходный возраст приходится пик распространения синдрома дисморфомании (бред физического недостатка). После 13-14 лет, по данным советского психиатра А.А. Меграбяна (1962), резко возрастает число личностных расстройств. По мнению ведущего советского специалиста по юношеской психиатрии А.Е. Личко (1977), возраст от 14 до 18 лет представляет собой критический период для психопатий.





Новейшие исследования опровергают мнение о юности как «невротическом» периоде развития. У большинства людей переход из подросткового возраста в юношеский сопровождается улучшением коммуникативности и общего эмоционального самочувствия [2].

Эмоциональные процессы проявляют себя, прежде всего, в важнейшей сфере человеческой жизни – общении. Хорошо известно, что люди способны по выражению лица воспринимать и оценивать эмоциональные состояния друг друга. Это возможно потому, что качество эмоционального переживания неизменно, независимо от пола, возраста, национальности человека, хотя в последнем случае имеются некоторые национально-культурные различия. «Ассоциации между чувствами и мыслями, действительно, подвержены изменениям. Они меняются по мере взросления и становления человека, под влиянием тех или иных событий и зависят от множества причин, но само переживание конкретной эмоции, будь то эмоция радости, печали или гнева, остается неизменным» [1].

Эмоционально-выразительные движения человека – мимика, жесты, пантомимика – выполняют функцию общения, т.е. сообщения человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия – оказания II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

определенного влияния на партнера по общению. Интерпретация таких движений воспринимающим человеком происходит на основании соотнесения движения с контекстом, в котором идет общение.

Общение со сверстниками у подростков столь же эмоционально, что и увлечения. Общение пронизывает всю жизнь подростков, накладывая отпечаток и на учение, и на неучебные занятия, и на отношения с родителями. Ведущей деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение. Наиболее содержательное и глубокое общение возможно при дружеских отношениях. Подростковая дружба – сложное, часто противоречивое явление. Подросток стремится иметь близкого, верного друга и лихорадочно меняет друзей. Обычно он ищет в друге сходства, понимания и принятия своих собственных переживаний и установок. Друг, умеющий выслушать и посочувствовать (а для этого нужно иметь сходные проблемы или такой же взгляд на мир человеческих отношений), становится своеобразным психотерапевтом.

Он может помочь не только лучше понять себя, но и преодолеть неуверенность в своих силах, бесконечные сомнения в собственной ценности, почувствовать себя личностью. Если же друг, занятый своими, тоже сложными подростковыми делами, проявит невнимание или иначе оценит ситуацию, значимую для обоих, вполне возможен разрыв отношений. И тогда подросток, чувствуя себя одиноким, снова будет искать идеал и стремиться к как можно более полному пониманию, при котором тебя, несмотря ни на что, любят и ценят. Вспомним старый фильм «Доживем до понедельника». Представление о счастье мальчик смог отразить в одной фразе: «Счастье – это когда тебя понимают».

Как показано в американских исследованиях, в подростковом возрасте близкие друзья, как правило, – ровесники одного и того же пола, учатся в одном классе, принадлежат к одной и той же среде. По сравнению с приятелями они более похожи по уровню умственного развития, по социальному поведению, успехам в учении. Встречаются и исключения. Например, для серьезной девочки, хорошо успевающей в школе, лучшей подругой может стать девочка шумная, экстравагантная, интересующаяся не учебой, а развлечениями. Притягательность противоположного характера объясняется обычно тем, что подросток ищет в друге привлекательные черты, которых ему самому недостает.

В дружеских отношениях подростки крайне избирательны. Но их круг общения не ограничивается близкими друзьями, напротив, он становится гораздо шире, чем в предыдущих возрастах. У детей в это время появляется много знакомых и, что еще более важно, образуются неформальные группы или компании. Подростков может объединять в II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

группу не только взаимная симпатия, но и общие интересы, занятия, способы развлечений, место проведения свободного времени. То, что получает от группы подросток и что он может дать ей, зависит от уровня развития группы, в которую он входит [3].

Ведущей деятельностью подростка является общение со сверстниками. Главная тенденция – переориентация общения с родителей и учителей на сверстников.

Общение играет важную роль в жизни подростков.

1. Общение является для подростков очень важным информационным каналом.

2. Общение – специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в тоже время отстаивать свои права.

3. Общение – специфический вид эмоционального контакта. Дает чувство солидарности, эмоционального благополучия, самоуважения.

Роль эмоций в процессе общения многообразна. Это и создание первого впечатления о человеке, которое часто оказывается верным именно из-за наличия в нем «эмоциональных вкраплений». Это и оказание определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоций, что связано с сигнальной функцией эмоций.

Регулирующая функция эмоций в процессе общения состоит в координации очередности высказываний. Эмоция, как правило, имеет внешнее выражение (экспрессию), с помощью которой человек сообщает другому о своем состоянии, что ему нравится, а что нет и т. д.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что роль эмоций очень велика в жизни современных подростков, особенно в такой её составляющей как общение. Кроме того, актуальность изучения роли эмоций в общении подростков резко возрастает на данном этапе развития общества, когда идет резкая смена социальных отношений, характера личностных взаимодействий, моральных норм, ценностей и т.д.

Литература 1. Григорьева Т.Г. Основы конструктивного общения. / Т.Г. Григорьева, Л.В. Линская, Т.П. Усольцева / Под ред. Ю.М. Забродина, М.В.

Поповой. – М. : Совершенство, 1997. – 171 с.

2. Кон И.С. Психология ранней юности / И.С. Кон. – М. : Просвещение, 1989. – 252 с.

3. Кулагина И.Ю. Возрастная психология / И.Ю. Кулагина, В.Н.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Колюцкий. – М. : ТЦ «Сфера», 2001. – 464 с.

4. Мухина, В.С. Возрастная психология / В.С. Мухина. – М. : Академия, 1997. – 365 с.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ИССЛЕДОВАНИЕ ФЕНОМЕНА ЭКСТРЕМИЗМА НА ОСНОВЕ ЭТНОФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДА Гайворонская А.А.

Юридический колледж международной полицейской ассоциации Смоленский филиал Уникальный код статьи: 52ec7a073f2b В настоящей статье с позиций этнофункциональной парадигмы в психологии (Сухарев 2008) мы рассматриваем феномен экстремизма.

В психологической науке в целом существует противоречивая ситуация вокруг феномена экстремизма, обусловленная его исторической изменчивостью, идеологичностью, многовариантностью форм и характеристик. Общие представления об экстремизме связаны, как правило, с проявлением крайних взглядов выражающихся в определенных действиях. Эти действия по своей природе асоциальны и могут рассматриваться как типы девиации, к которым можно отнести агрессивность, оскорбление, унижение окружающих и др. Вероятно, они могут быть обусловлены такими личностными характеристиками как тревожность, максимализм, неуверенность, эмоциональная возбудимость, отсутствие навыков в разрешении конфликтных ситуаций.

В социально – психологических исследованиях многие авторы выделяют следующие черты экстремистского поведения: агрессия в отношении окружающих, отрицание принятых в обществе правил поведения, непримиримость к инакомыслящим и др. Например, М.Е.

Демаховская выделяет основной фактор экстремистского поведения – это готовность применять насилие [2]. Э. Стахельски считает, что не существует универсального профиля террориста (экстремиста).

Формирование экстремистского стиля поведения обусловлено окружением и конкретным психологическим воздействием на ценностные установки [8]. Хочется отметить что, существует достаточное количество научных публикаций печатного и электронного характера, проведено множество масштабных конференций обсуждающих разные стороны данной проблематики, но, несмотря на значительный объем такого рода исследований, существует необходимость изучения этого феномена с пониманием общих закономерностей на основе этнофункционального подхода.

Этнофункциональный подход в исследовании феномена экстремизма II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

рассматривает поведение субъекта в системе экологических, социальных, нравственных, природно-биологических и др. факторов. Данный подход был разработан в конце 20 века А.В. Сухаревым. В основе этнофункционального подхода лежит представление о системе этнофункциональных предпочтений субъекта, т.е. его отношений к этническим признакам в контексте выбираемого им образа этнической самоидентичности. Наиболее важную роль, по мнению А.В. Сухарева, играют образы родной природы (связаны с напряженностью эмоционально - потребностной сферы), анимистические представления данных образов, взаимодействие человека с духами природы (связано с начальными попытками контроля эмоций и чувств), а также включение христианско-этических представлений [5]. Отождествление (идентификация) с определенным этносом или этнической системой обуславливает разнообразные механизмы поведения личности. Каждый элемент образной сферы личности выражает вторичный образ (образ, относящийся к уровню представления). Их совокупность создает образную сферу личности, а характеристики описывают индивидуально-психологические особенности. Образная сфера представляет основу ментальности, а вторичные образы обладают регулятивной функцией в поведении личности [1].

Этносреда – это система (по А.В. Сухареву) этнических характеристик, содержащая внутренние (биологические, психологические), внешние (ландшафтно-климатические (природные), социокультурные) и трансцендентные (Христос, духи природных стихий и т.д.) признаки. Вторичный образ этносреды - это установление взаимоотношений, связей с определенным этносом (этнической системой). Эти взаимоотношения определяются этнической функцией:

или этноинтегрирующие значения, т.е. объединяющие личность с родной этносредой, или этнодифференцирующие значения, разобщающие с ней [5].

Нельзя не согласиться с автором А.В. Сухаревым что «в современную кризисную эпоху этничность является «болевой точкой» и выступает важнейшим смыслообразующим фактором в поведении современного человека, что дает ему чувство уверенности в незыблемости ценностей»

[5]. Под этничностью обычно понимают форму социальной организации (конструирования) культурных различий [7]. Для А.В. Сухарева этничность – это внутренняя целостнообразующая характеристика человеческой психики, в которой выделяется три группы признаков:

климато-географические расово-биологические культурно психологические элементы внутренней внешней и «трансцендентной»

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

сферы человека. Этничность представляет собой форму групповой идентичности и может изменяться. Этническая идентичность (по Т.Г.

Стефаненко) показывает осознание своей принадлежности к определенному этносу [4]. Л.Г. Почебут понимает этническую идентичность как «установку человека по отношению к самому себе при оценке своей принадлежности к этнической группе» [3,81]. Этническая идентичность, на наш взгляд, способствует снижению этнофункциональной рассогласованности в системе отношений личности, а именно проявлений этнофанатизма, этноизоляционизма и этнонигелизма. По мнению А.В. Сухарева, развитие личности соотносится с развитием последовательных этапов этносреды, благодаря чему и происходит формирование здоровой адекватной личности. А при нарушении «этнофункциональной системы» происходит дезадаптация личности, что находит свое отражение в поведении (тревожность, неуверенность, эмоциональная возбудимость)[6]. Эти характеристики, как мы отмечали ранее, проявляются в поведении экстремистки ориентированной личности.

Мы полагаем, что этнофункциональная коррекция как «инструмент тонкой дифференциации» образной сферы экстремистки ориентированной личности способствует повышению степени психической адаптированности, а именно снижает уровень тревожности, агрессивности, так как в процессе этнофункциональной коррекции происходит осознание отношений личности сначала к этноинтегрирующему, а затем к этнодифференцирующему содержанию ее образной сферы.

Литература 1. Гостев А.А. Психология вторичного образа. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2. Демаховская М.Е. Психологические факторы риска экстремистского поведения у подростков : Дис.... канд. психол. наук : 19.00.12 :

Санкт-Петербург, 2003 136 c.

3. Почебут Л.Г. Кросс-культурная и этническая психология. СПб. : Питер, 2012. – 334 с..

4. Стефаненко Л.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности [Электронный ресурс] Режим доступа:

http://flogiston.ru/articles/social/etnic свободный. — Загл. с экрана 5. Сухарев А.В. Этнофункциональная парадигма в психологии. – М.:

ИПРАН, 2008.- 576с.

6. Сухарев А. В., Чулисова А.П. Этнофункциональная коррекция II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

образной сферы личности осужденных за насильственные преступления. – М.: ИП РАН», 2013. – 144 с.

7. Этничность и религия в современных конфликтах / отв. ред. В.А.

Тишков, В.А. Шнирельман;

Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н.

Миклухо-Маклая РАН. – М.: Наука, 8. Stahelski, A. Terrorists Are Made, Not Born: Creating Terrorists Using Social Psychological Conditioning. Journal of Homeland Security, March 2004.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА ПО СОПРОВОЖДЕНИЮ ПОДРОСТКОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В СОЦИАЛЬНО ОПАСНОМ ПОЛОЖЕНИИ Гераськова Д.Н.

ЛПИ – филиал ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Уникальный код статьи: 52f3b3e39cf Негативной тенденцией в жизни общества является кризис института семьи, следствием чего является неуклонный рост количества социальных сирот, рост детской безнадзорности и беспризорности, преступности. Анализ данных, раскрывающих негативные последствия проблем семьи, экономики и социальной сферы свидетельствует, что кризисные явления в социальной сфере продолжают усугубляться.

Одной из центральных психолого-педагогических проблем на современном этапе является поиск новых технологий, методов и форм, направленных на обеспечение позитивной социализации, социальной адаптации и реабилитации подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, так как, несмотря на нормативно-законодательную базу, проблемы этих подростков сохраняются [2, с. 15].

Решение приоритетных задач учреждений образования, обеспечивающих получение среднего образования, требует построения адекватной системы психолого-педагогического сопровождения.

Главной целью деятельности социально-педагогической и психологической службы учреждения образования является "необходимость своевременной комплексной личностно – ориентированной социально-педагогической, психологической помощи обучающимся и воспитанникам в вопросах личностного развития, позитивной социализации, профессионального становления и жизненного самоопределения".

Проблемы психолого-педагогического сопровождения, его организация и содержание раскрыли в своих исследованиях А.А.

Аладьин, М.Р. Битянова, И.В. Дубровина, А.А. Киберов, Н.А. Сакович, И.А.

Фурманов и др.

Подростки в социально опасном положении отчуждены от семьи и школы, их формирование и социальное развитие идет в основном под влиянием негативный условий семьи, асоциальных подростковых групп, усвоение групповых норм и ценностей, которых приводят к деформации II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

сознания, ценностных ориентации и социальных установок несовершеннолетних. Для подростков характерны социальные отклонения (бродяжничество, наркомания, пьянство, правонарушения, проституция и т.п.) [1, с. 45].

По определению М.Р. Битяновой, сопровождение - это определенная идеология работы, которая делает возможным соединение целей психологической и педагогической практики и фокусирует на главном на личности ребенка [1, с. 56].

По мнению И.В. Дубровиной результатом сопровождения является создание оптимальных условий для развития детей, причем главный акцент она ставит на психологическое здоровье детей [2, с. 111].

В связи с актуальностью проблемы нами организовано экспериментальное исследование, целью которого являлось исследование психологических особенностей подростков, находящихся в социально опасном положении, на базе МКОУ Абалаковской СОШ №1.

Выборка исследования представлена 20 подростками, находящимися в социально опасном положении, в возрасте 13-15 лет, из них 12 девочек и 8 мальчиков. В данном исследовании в качестве испытуемых выступили дети из многодетных, неблагополучных и неполных семей, а также дети, которые воспитываются в детском доме и стоят на учете в полиции. В качестве диагностического инструментария нами были использованы такие методики, как: методика определения склонности к отклоняющему поведению А.Н. Орла, личностный опросник акцентуации характера К. Леонгарда - Г. Шмишека, 16 факторный личностный опросник Р. Б. Кеттелла.

Проанализировав результаты диагностики склонности к отклоняющему поведению подростков, находящихся в социально опасном положении, мы выявили у таких детей высокую готовность реализовать аддитивное поведение, склонность к нарушению норм и правил в обществе, не способность контролировать выраженность агрессии по отношении к окружающим.

Анализируя результаты диагностики акцентуаций характера подростков, находящихся в социально опасном положении, можно отметить, что такие дети характеризуются чрезвычайной контактностью и чувствительностью, завышенной самооценкой, активностью в конфликте. Отличаются перепадами настроения, склонны к хамству и брани, плохо контролируют свое поведение в состоянии эмоционального возбуждения. А также таким детям свойственна привязанность и внимательность к друзьям и близким, влюбчивость, обидчивость. Причем, у 10 подростов выявлено 7 и более акцентуаций характера. Характеризуя II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

этих испытуемых, мы отмечаем, что у них выражена склонность к аморальным поступкам, склонность к повышенному настроению, недисциплинированность, стремление лидерству, жажда власти и славы.

При анализе результатов 16 факторного личностного опросника, мы выявили, что у большей части подростков проявляется замкнутость, склонность к непостоянству, ленивость, недобросовестность, эгоистичность, а так же наблюдается низкий уровень самоконтроля. Они не интересуются жизнью окружающих, стараются избегать коллективных мероприятий, легко расстраиваются, при расстройствах теряют равновесие духа, переменчивы в отношениях, имеют тенденцию уступать, не вступать в споры в проблемных ситуациях. Такие дети характеризуются слабой эмоциональной неустойчивостью.

Таким образом, на основе полученных результатов можно сказать, что подростки, находящиеся в социально опасном положении, характеризуются агрессивностью, вспыльчивостью в состоянии эмоционального возбуждения, обидчивостью, активностью в конфликтах.

Таким детям свойственна склонность к делинквентному, аддиктивному, саморазрушающему поведению. У большинства подростков наблюдается эмоциональная нестабильность, замкнутость, недобросовестность, эгоистичность, низкий уровень самоконтроля.

Анализ результатов исследования психологических особенностей подростков, находящихся в социально опасном положении, свидетельствует о необходимости психолого-педагогического сопровождения.

При организации сопровождения подростков в социально опасном положении выделяются следующие направления работы педагога-психолога: диагностика, профилактика, просвещение, методическая работа, консультирование, коррекционно-развивающая работа, работа по защите прав и законных интересов детей (А.А. Аладьин, А.А. Киберев, Н.А. Сакович, И.А. Фурманов и др.) Процесс психолого-педагогического сопровождения подростков, оказавшихся в социально опасном положении, включает в себя 7 этапов:

1) диагностика психического и социального здоровья несовершеннолетнего;

выявление условий и обстоятельств, оказывающих негативное воздействие на ребенка;

диагностика социальной ситуации развития;

2) анализ полученной информации;

3) совместная разработка рекомендаций для несовершеннолетнего, родителей, педагогов, классного руководителя и других специалистов;

составление плана комплексной помощи;

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

4) консультирование всех участников сопровождения о путях и способах решения проблем несовершеннолетнего;

5) решение проблем, т.е. выполнение рекомендаций каждым участником сопровождения;

6) анализ выполнения рекомендаций всеми участниками;

7) дальнейший анализ развития несовершеннолетнего [3, с. 234].

Процесс психолого-педагогического сопровождения невозможно ограничить определенными временными рамками, так как в каждом конкретном случае ситуация развития несовершеннолетнего индивидуальна. Чтобы психолого-педагогическое сопровождение было эффективным, необходимо при составлении его плана учитывать возрастные, психологические и индивидуальные особенности подростка, оказавшегося в социально опасном положении, его задатки и способности, интересы и склонности, особенности социальной ситуации развития.

Работа педагога-психолога совместно с социальным педагогом по психолого-педагогическому сопровождению подростков, оказавшихся в социально опасном положении, включает ряд основных шагов и мероприятий, направленных на выявление и защиту таких детей.

Первый шаг заключается в выявлении детей, находящихся в социально опасном положении, т.е. в установлении факторов, угрожающих ребенку. Важную роль в выявлении детей, находящихся в социально опасном положении, играют межведомственные рейды («Семья», «Подросток», «нет насилию»), системно организуемые исполкомами. Как правило, такие рейды проводятся два раза в месяц. С родителями проводятся профилактические беседы, консультации, разъясняется ответственность за воспитание и содержание детей.

Второй шаг – это признание детей, находящимися в социально опасном положении. Оно осуществляется по решению педагогического совета (совета профилактики) учреждения образования, а в отношении детей, не посещающих учреждения образования, – комиссией по делам несовершеннолетних. О решении обязательно уведомляются несовершеннолетний, его родители (законные представители).

Третий шаг – централизованный поименный учет детей, признанных находящимися в социально опасном положении, который ведут отделы образования или по их приказу – региональные социально-педагогические центры.

Четвертый шаг – реализация индивидуальных программ комплексной реабилитации детей, находящихся в социально опасном положении, и мер по улучшению ситуации в их семье. Такая программа II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

разрабатывается и реализуется первично учреждением образования, где обучается (воспитывается) ребенок. [4, с. 256].

Субъектами взаимодействия являются: комиссия по делам несовершеннолетних;

органы опеки и попечительства;

управления (отделы образования);

учреждения образования;

управления по труду, занятости и социальной защите;

учреждения социального обслуживания населения;

учреждения здравоохранения;

органы внутренних дел.

Координатором межведомственного взаимодействия субъектов системы профилактики на территории административных районов является, как правило, Комиссия по делам несовершеннолетних.

Выявляются проблемные вопросы, требующие межведомственного подхода, разрабатываются механизмы решения.

Таким образом, эффективность работы педагога-психолога по психолого-педагогическому сопровождению подростков, находящихся в социально опасном положении, зависит от вовлеченности в нее всех ведомств;

наличия региональных планов и программ, направленных на решение проблемы;

квалификации специалистов;

системного подхода и оперативности решения проблемы. Основными направлениями работы педагога-психолога с подростками, находящимися в социально опасном положении является диагностическая, консультативная, коррекионно-развивающая, профилактическая, просветительская и научно-методическая работа.

Литература 1. Дубровина, И.В. Практическая психология образования : учеб.

пособие 4-е изд. / И. В. Дубровиной. – СПб.: Питер, 2004. – 592 с.

2. Битянова, М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ мыслей : учеб. пособие. М.: ЭКСПО-Пресс, 2001. – 576 с.

3. Князев, Ю.Н. Профилактика зависимости среди молодежи (методическое пособие) / Ю.Н. Князев. – РПП Бобруйск: «Дикович», 2003. – 226 с.

4. Павленок, П.Д. Основы социальной работы / П. Д. Павленок. – М.:

Инфра-М, 2007. – 559 с.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП НАРКОТИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ И МЕТОДЫ РАННЕГО ВЫЯВЛЕНИЯ ЛИЦ, УПОТРЕБЛЯЮЩИХ НАРКОТИКИ Грозная Т.А., Кобозев С.А., Санкт-Петербургский университет МВД России, Клиника восстановительной медицины СПбГУ Уникальный код статьи: 52f8f9e7138fb Проблема наркомании в России в наше время является одной из наиболее серьёзных проблем социального, медицинского, педагогического, экономического характера, и представляет большую угрозу для российского народа, его дальнейших перспектив и развития.

Эта проблема, по ряду причин, наиболее актуальна для Северно-Западного региона России, в частности – Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Так, по статистике 2011 года, озвученной директором ФСКН, в России на сегодняшний день проживает около 5 млн наркопотребителей.

Учитывая численность населения Санкт-Петербурга по отношению к общей численности россиян, можно сделать вывод, что количество лиц, употребляющих наркотики, в Санкт-Петербурге достигает 150 тысяч.

Правда, официальная статистика городской наркологической службы Санкт-Петербурга сообщает, что на учёте в наркологических диспансерах состоит около 9 тыс. наркоманов. Однако, по мнению врачей-наркологов, на практике число зарегистрированных наркоманов составляет всего 5-10% от реальной численности лиц, употребляющих наркотики.

По данным городской наркологической службы, 40% лиц, употребляющих наркотики, являются ВИЧ-инфицированными. Это составляет около 50 тыс. ВИЧ-инфицированных наркозависимых.

Подобные предположения подтверждают сотрудники Центра СПИДа Санкт-Петербурга. В 2011 году в городе было зарегистрировано 49,5 тыс.

ВИЧ-инфицированных. Это составляет почти 1% от общей численности населения Санкт-Петербурга, тогда как, свидетельствуют эпидемиологи, при наличии 1% заражённых уже можно говорить об эпидемии. Около тыс. инфицированных умерли.

И это не полная численность инфицированных: по медицинской статистике, на практике удаётся выявить не более 1/3 больных. Таким II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

образом, число ВИЧ-инфицированных в Санкт-Петербурге может достигать 140 тыс.

Как ни цинично звучит, местоположение Санкт-Петербурга, в силу его удобного геополитического положения на карте мира и наличия универсальных трансконтинентальных путей сообщения, связывающих Среднюю Азию со странами Западной Европы, Скандинавии, Прибалтики, является идеальным для организованной сети международной наркопреступности. В первую очередь, наркодилеры стремятся использовать Санкт-Петербург как перевалочный пункт для сбыта на Западе огромных партий наркотиков, поступающих из Средней Азии. Кроме того, Санкт-Петербург, являясь крупнейшим промышленным, научным, культурным центром страны, а также имея развитую развлекательно-досуговую сеть, достаточно высокий, по сравнению с большинством городов России, прожиточный уровень и почти пятимиллионное население, рассматривается преступными сообществами как один из наиболее экономически выгодных регионов для незаконного оборота наркотиков [3]. Распространению различных наркотических средств способствуют развитая сеть развлекательных заведений (клубов, баров), а также большое скопление студенческих общежитий и мест проживания этнических диаспор.

Большое значение среди наркотических препаратов, распространяемых и употребляемых в Санкт-Петербурге, в последнее время приобретают синтетические и полусинтетические препараты.

Так, по данным городской наркологической службы:

– потребители героина, фентанилов, метадона и их сочетаний, составляют 50% от общей численности наркозависимых лиц;

– потребителей стимуляторов (амфетамин, экстези, фенамин и др.) – 40%;

– потребителей психодислептиков (ЛСД, грибы и т.п.) – 10%.

Учесть процент лиц, потребляющих марихуану и энергетики, очень трудно.

Одним из важных направлений антинаркотической деятельности является вовлечение в реабилитацию лиц, страдающих наркотической зависимостью. Однако вовлечение в реабилитацию не может состояться без двух необходимых составляющих: выявления наркозависимых лиц и их и мотивации к включению в реабилитационный процесс [2].

Выявление лиц, употребляющих наркотики – это конечное действие, осуществляемое в отношении конкретного лица;

мотивация же – это динамический процесс, вступающий в действие с момента выявления и продолжающийся на протяжении всего процесса реабилитации, до II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

включения наркозависимого лица в полноценную социальную жизнь.

В настоящее время широко распространён метод тестового контроля, проводимый в специализированных лабораториях и являющийся в России вполне законным инструментом для выявления лиц, употребляющих наркотики. Его эффективность повышается при условии применения в комплексе с другими средствами выявления (такими, как внешние признаки, учёт поведенческих особенностей и т.д.).

Существует распространённая точка зрения о том, что основными путями выявления лиц, употребляющих наркотики, являются следующие:

1) самостоятельное обращение за помощью наркозависимого лица;

2) тест;

3) обращение за помощью родственников наркозависимого лица;

4) выявление наркозависимых лиц в коллективах, по месту учёбы и работы [2]. Однако далеко не все эти способы имеют отношение к выявлению наркотической зависимости на ранних стадиях.

Да, самостоятельное обращение за помощью лиц, страдающих наркотической зависимостью, не столь редкое явление. В качестве мотивировок для добровольного обращения за медицинской помощью зависимые лица приводят следующие причины:

– критически возросший объём дневной дозы, до 1-1,5 грамм в день (на такое количество наркотика у наркозависимого лица уже не хватает денег, а физическое состояние не позволяет вести мало-мальски активный и продуктивный образ жизни);

– пережитый страх после попадания в руки сотрудников правоохранительных органов;

– давление со стороны родителей и боязнь потерять их поддержку, лишиться «последнего прибежища»;

– прогрессирующее соматическое заболевание, приобретённое в период употребления наркотиков, и общее тяжёлое физическое состояние;

– стремление восстановиться в правах, в случае, если наркозависимое лицо уже лишено своих прав (например, родительских) и пр.

Однако наркологическая практика показывает, что добровольно обращаются за помощью, в основном, лица, находящиеся на втором году употребления наркотических препаратов. Следовательно, в данном случае не идёт речи о раннем выявлении наркозависимых лиц.

Нельзя говорить о раннем выявлении лиц, употребляющих наркотики, и в том случае, когда за помощью обращаются родственники наркозависимого лица. Практика показывает, что родные и близкие II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

наркоманов и алкоголиков обращаются за помощью значительно чаще, чем они сами. Но, как правило, это происходит, когда проблема достигает уже критических масштабов, и наркозависимый перестаёт соответствовать нормативным требованиям социальной среды.

Родственники замечают, что из дома пропадают вещи, меняется характер близкого человека (вспышки гнева, казалось бы, беспричинные, либо безучастие к событиям, которые, напротив, должны взволновать, вызвать эмоциональный отклик, и т.д.), да и сам он приобретает очень нездоровый внешний вид (кожные покровы, зрачки, вены и т.д.).

Существует распространённое заблуждение, что родители должны довольно скоро обратить внимание на изменения, происходящие с сыном или дочерью, начавшим принимать наркотики. Увы, это не так. Как отмечают доктора, у многих родителей в «благополучных» семьях срабатывают механизмы психологической защиты, вызванные убеждением, что «мой ребёнок не может стать наркоманом!». Сами же наркозависимые на вопрос о том, почему родители не пытались принять своевременные меры по оказанию им помощи, давали следующие ответы:

«родители были заняты: налаживали бизнес», «жизнь родителей текла в своём собственном русле, и мы почти не пересекались» и т.д.

В неблагополучных же семьях самому ребёнку, как и вопросам его окружения, времяпровождения и внешкольной деятельности, не уделяется должного внимания.

Наркологическая практика показывает, что ранее выявление лиц, употребляющих наркотики, в основном происходит:

1. При трудоустройстве. На сегодняшний день ряд организаций (например, МВД России) в обязательном порядке подвергают тестовой проверке на факт присутствия в организме наркотических веществ лиц, устраивающихся на работу.

2. При диспансеризации по месту работы. В ходе диспансеризации среда, в которой человек работает, становится местом, где выявление действительно может происходить на ранней стадии, пока не нарушены социальные связи и навыки. Служебный коллектив также способен оказывать серьезное мотивационное воздействие на лицо, ещё не успевшее приобрести зависимость от наркотиков.

3. В учебных заведениях. К сожалению, проблема наркомании в нашем обществе в первую очередь касается молодёжи. На сегодняшний день сеть распространения наркотиков в школах и ВУЗах очень развита.

Однако данная среда хорошо приспособлена для мероприятий по выявлению лиц, употребляющих наркотики, и, что немаловажно, в основном это происходит на ранних стадиях.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

4. В армии. Данная структура удобна для выявления лиц, употребляющих наркотики, поскольку предполагает возможность проверок в дисциплинарном порядке.

5. В больницах. В данном случае причиной выявления наркотической зависимости зачастую становится наличие у наркомана заболеваний, сопутствующих употреблению – таких, как вирусные гепатиты, ВИЧ-инфекция, туберкулез. Развитие мотивации к излечению (в ряде случаев это возможно) может стать пусковым механизмом мотивации к отказу от наркотиков. При этом очень важно исключить для пациента возможность приёма наркотиков в стационаре.

6. В местах лишения свободы. Казалось бы, подобные обследования осуждённых, отбывающих срок в местах лишения свободы, должны осуществляться без особого труда, но зачастую коррумпированность сотрудников пенитенциарной системы осложняет этот процесс.

7. При задержании органами правопорядка. В последнее время, в результате анализа обстоятельств большого количества правонарушений и преступлений (краж, разбоев, грабежей, мошенничеств, проституции), всё чаще стали проводиться обследования задержанных, на предмет выявления фактов употребления наркотиков. Стремление добыть наркотик любой ценой способно превратить отчаявшегося наркомана в преступника.

Из рассказов лиц молодого возраста, вставших на путь лечения и ресоциализации и проходящих реабилитацию с целью избавления от наркозависимости: «Мой парень однажды пришёл, бледный, весь в крови, и рассказал, что убил человека», «Чтобы у нас всегда были деньги на дозу, мы с бойфрендом занялись торговлей наркотиками». Родители молодых наркоманов нередко признаются, что в период, пока сын или дочь активно употребляли наркотики, из дома пропадали ценные вещи и деньги.

Поэтому при столкновении с юными преступниками или правонарушителями сотрудники правоохранительных органов теперь всё чаще проводят проверки на выявление факта употребления наркотических препаратов.

Можно сделать вывод, что во всех перечисленных случаях речь идёт скорее о принудительном выявлении лиц, употребляющих наркотики. В данных ситуациях у наркозависимых лиц зрелая мотивация к отказу от употребления наркотиков, скорее всего, отсутствует.

В случае же прямого добровольного обращения уже можно говорить о сформированной мотивации к выздоровлению у человека, страдающего наркотической зависимостью. Другой вопрос: сумеет ли он, даже II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

получая медицинскую помощь, преодолеть зависимость?

Наркозависимые лица утверждают: физическая зависимость, побороть которую помогают современные медикаментозные препараты – ничто по сравнению с тяжелейшей депрессией, с которой сталкивается человек, проходящий период социальной, психологической, педагогической реабилитации. Именно депрессия заставляет многих снова вернуться к наркотикам. Избежать этого в ряде случаев позволила бы полная изоляция наркозависимого лица от прежнего средового окружения – приятелей и дилеров, предлагающих свою «помощь».

Задача врачей, социальных работников, психологов, педагогов состоит в том, чтобы развить мотивацию лица, употребляющего наркотики, вступить с ним в союз, и в этом случае проблема зависимости может быть решена с большей вероятностью.

Литература 1. Гофман А.Г. Клиническая наркология. – М.: «Миклош», 2003. – 209 с.

2. Зернов А.В. Вовлечение наркозависимых лиц в процессы реабилитации и ресоциализации: выявление и мотивация // Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация : материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием 22-23.04.2011 Москва / Ред. В.В. Барцалкина, Н.Б. Флорова, В.В. Аршинова. – Москва : МГППУ, 2011. – С. 20-29.

3. Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 28 апреля 2009 г.

№ 437 О программе «Комплексные меры по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту в Санкт-Петербурге на 2009-2012 годы».

4. Пузин С.Н, Козлов А.А., Киндрас Г.П., Огарь Д.В., Красновская Е.С.

Медико-социальные проблемы наркомании в Российской Федерации на современном этапе // «Медико-социальная экспертиза и реабилитация». – 2006. – № 4 – С. 54-57.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ФОРМИРОВАНИЕ КОМПЕТЕНЦИИ САМОРЕГУЛЯЦИИ У ПОДРОСТКОВ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ Деветьярова И.Н.

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Центр детского творчества" Уникальный код статьи: 52fb06eb340d Постиндустриальные тенденции развития общества требуют от человека активного взаимодействия с окружающей действительностью.

В концепции «Фундаментальное ядро содержания общего образования»

говорится о том, что воспитание и обучение выступают, как процессы развития личности, которые формируют личностную культуру, включающую в себе готовность и способность оценивать свои поступки, к самостоятельным поступкам и действиям, принять ответственность за их результаты, целеустремленность и настойчивость в достижении результатов, трудолюбие, способность к преодолению трудностей, понимание смысла жизни, осознание ценности других, себя и адекватное восприятие ценности общества и т.д.

Значительную роль в воспитании трудных подростков берут на себя учреждения дополнительного образования и социального обслуживания населения, и весьма значимо то, что они работают в открытом социальном пространстве, и это позволяет им учитывать происходящие социальные изменения при выстраивании воспитательной системы с данной категорией детей. Также деятельность этих учреждений нацелена на удовлетворение основных потребностей и учет возрастных сенситивных периодов молодого человека, когда ему необходима помощь и поддержка. В рамках нашего исследования мы рассматриваем формирование компетенции саморегуляции как актуальный процесс в развитии трудного подростка.

Реализация федеральных и региональных нормативных документов ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ», «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», ФГОС, республиканские целевые программы «Молодежь Удмуртии» и «Дети Удмуртии», «Организация отдыха, оздоровления и занятости детей, подростков и молодежи в УР» требует разработки на методологическом, научном и практическом уровне изучаемой проблемы, выявления условий эффективного формирования II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

компетенции саморегуляции у девиантных подростков.

Отечественные психологические исследования, интересующей нас проблематики, содержат веские аргументы о том, что развитие саморегуляции в подростковом возрасте имеет особое значение, т.к.

подростковый период развития личности характеризуется повышенным вниманием к своему внутреннему миру (А.Г. Асмолов, А.А. Бодалев, Л.И.

Божович, В.Т. Кондрашенко, А Н. Леонтьев, А.А. Реан, С.Л. Рубинштейн, В.В. Столин и др.).

Усиление внимания к проблеме девиантного поведения подростков, как психолого-педагогическому явлению, делает проблему развития формирования компетенции саморегуляции у трудных подростков особенно актуальной (Ю.А. Клейберг, В.Т. Кондрашенко, О.В. Лишин, А.Г.

Петрынин, А.М. Печенюк, В.Г. Степанов, Д.И. Фельдштейн и др.). Анализ научной психолого-педагогической литературы позволяет отметить, что особенности девиантного поведения тесно связаны с развитием искаженной системы саморегуляции. Внутренние регуляторы личности подростка, такие как ценности, смысловая сфера жизнедеятельности, потребности имеют тенденцию порочного гедонизма, индивидуализма, наживы и негативных пристрастий, а способность к саморегуляции слабо развита.

Вопросы формирования саморегуляции у девиантных подростков исследовались только в рамках общего личностного развития (С.А.

Беличева, С.А. Косабуцкая, Р.В. Овчарова, А.М. Печенюк, А.Г. Петрынин, С.Т. Шацкий и др.). Таким образом, мы считаем, что есть потребность в разработке комплекса психолого-педагогических условий, которые определяли бы содержание, методы, формы, направление деятельности формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков.

В ходе исследования выявлена рассогласованность между:

- социальным заказом государства к учреждениям, работающими с детьми и подростками – воспитание активной личности и недостаточной разработанностью теоретических и практических аспектов его реализации в условиях внедрения ФГОС в образовательный процесс;

- применением в воспитательном процессе устаревших подходов деятельности, преимущественно направленных на исправление трудного поведения и необходимостью разработки современных подходов, способствующих формированию компетенции саморегуляции у девиантных подростков;

- декларацией, о том, что образование «для всех и для каждого» (по новому ФЗ – № 273 «Об образовании в Российской Федерации») и не разработанностью эффективных программ коррекции для детей и II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

подростков с девиантным поведением.

Выявленные противоречия позволяют сформулировать проблему исследования, которая заключается в поиске и научном обосновании психолого-педагогических условий, обеспечивающих формирование компетенции саморегуляции у подростков с девиантным поведением.

В рамках нашего исследования формирование компетенции саморегуляции у девиантных подростков будет эффективным, если:

методологическую основу составляют – аксиологический, деятельностный, гуманистический, системный подходы;

процесс формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков осуществляется на основе разработанной структурно-содержательной модели;

соблюден комплекс психолого-педагогических условий, способствующий созданию развивающей и разнообразной педагогической деятельности формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков: включение девиантных подростков в специально организованную деятельность, направленную на обучение, содействующее формированию компетенции саморегуляции у девиантных подростков;

воспитание у девиантных подростков ценностного отношения к своей жизни, к жизни окружающих;

включение девиантных подростков в социально актуальную деятельность, способствующую формированию адекватных отношений с окружающими и самим собой;

взаимодействие с девиантными подростками осуществляется на основе разработанной экспериментальной программы, которая содействует положительной динамике развития личностных качеств девиантных подростков в изучаемых обстоятельствах.

В нашем исследовании, под компетенцией саморегуляции, мы понимаем способность личности осознанно управлять своей активностью в практической деятельности в изменяющихся условиях, обеспечивающая ей положительный результат, успешность и уверенность во взаимодействии с окружающей действительностью.

Компетенция саморегуляции – это операционально-результативная основа практической деятельности (поведения), обусловленная личностными особенностями и обеспечивающая ее положительный результат.

Цель исследования – разработать и экспериментально доказать эффективность реализации модели и психолого-педагогических условий формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Таблица 1. Сравнительный анализ показателей формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков по итогам констатирующего и экспериментального этапов.

Экспериментальная группа Среднее значение № п/п Показатели Уровни значимости До ОЭП После ОЭП (n=35) (n=35) 1.


Планирование 4,2 5,6 0,000* 2. Моделирование 3,22 5,6 0,000* 3. Программирование 4,5 6,2 0,000* 4. Оценивание результатов 3,9 5,4 0,000* 5. Гибкость 4,7 6,7 0,000* 6. Самостоятельность 5,8 5,9 0, 7. Общий уровень 21,4 30,6 0,000* 8. Цели 21,7 29,6 0,000* 9. Процесс 23,9 32,9 0,000* 10 Результат 20,4 26,7 0,000* 11. Локус контроля Я 15,3 21,6 0,000* 12. Локус контроля Жизнь 23,02 31,6 0,000* 13. Общий результат 79,0 104,1 0,000* 14. Конформность 3,4 4,2 0,014* 15. Традиции 2,9 2,9 0, 16. Доброта 3,8 4,3 0,048* 17. Универсализм 3,2 3,7 0,050* 18. Самостоятельность 4,1 4,4 0, 19. Стимуляция 3,6 3,5 0, 20. Гедонизм 3,8 4,3 0, 21. Достижения 3,4 4,1 0,046* 22. Власть 3,1 3,3 0, 23. Безопасность 4,2 4,4 0, 24. Конформность 1,5 1,8 0, 25. Традиции 1,3 1,5 0, 26. Доброта 2 2,5 0,012* 27. Универсализм 1,7 1,9 0, 28. Самостоятельность 2,5 2,4 0, 29. Стимуляция 2,04 2,7 0,001* 30. Гедонизм 2,6 2,2 0, 31. Достижения 1,9 2,2 0, 32. Власть 1,5 1,1 0, 33. Безопасность 1,6 1,9 0, Примечание: * - обозначены значимые различия II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

В числе структурно-содержательных компонентов модели названы:

психолого-педагогические условия формирования саморегуляции у девиантных подростков;

этапы деятельности – организационно-целевой, формирующий, рефлексивно-оценочный;

методы, формы и средства, результат и критерии сформированности компетенции саморегуляции у девиантных подростков.

Содержание экспериментальной программы, разработано на основе вышеприведённой модели и имеет следующую структуру: цели, задачи, направления – личностно-развивающее, культурно-познавательное и социальное, методы, формы, средства, тематическое планирование. При разработке содержания программы были выбраны следующие приоритетные показатели формирования компетенции саморегуляции у подростков с девиантным поведением – когнитивно-операциональный (частные регуляторные процессы саморегуляции), ценностно-мотивационный (ценности и потребности), оценочно-смысловой (смысложизненные ориентации).

Данные опытно-экспериментальной работы выявили положительную динамику изменения в показателях сформированности компетенции саморегуляции у девиантных подростков (табл. 1).

Таким образом, проведенная опытно-экспериментальная работа по формированию компетенции саморегуляции у девиантных подростков позволила сделать следующие выводы:

Выявлен и обоснован комплекс психолого-педагогических условий, способствующий формированию компетенции саморегуляции у подростков с девиантным поведением, включающий в себя: а) включение девиантных подростков в специально организованную деятельность, направленную на обучение, способствующее развитию способности к саморегуляции;

б) воспитание у девиантных подростков ценностного отношения к своей жизни и жизни окружающих;

в) включение трудных подростков в социально актуальную деятельность, способствующую формированию адекватных отношений с окружающими и самим собой.

На основе выявленного комплекса психолого-педагогических условий разработаны структурно-содержательная модель и опытно-экспериментальная программа формирования компетенции саморегуляции у девиантных подростков.

Структурно-содержательная модель разработана согласно деятельностному, аксиологическому, гуманистическому, системному подходов, которая способствует формированию компетенции саморегуляции у девиантных подростков и включает три взаимосвязанных этапа – организационно-целевой, формирующий, II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

рефлексивно-оценочный, реализующаяся без отрыва от естественной среды воспитания подростка.

Эффективность экспериментальной программы по формированию компетенции саморегуляции у девиантных подростков подтверждена на контрольном этапе исследования положительной динамикой показателей формирования компетенции саморегуляции – когнитивно-операциональный (частные регуляторные процессы саморегуляции), ценностно-мотивационный (ценности и потребности), оценочно-смысловой (смысложизненные ориентации) участников опытно-экспериментальной работы.

Таким образом, организация педагогической деятельности в условиях открытого социального пространства позволяет спроектировать благоприятные условия для личностного развития девиантных подростков в изменяющемся обществе, активизировать его субъектную позицию.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ ПЕРИНАТАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОВ Ершова С.К., Боязитова Т.Д.

Восточно-Европейский институт психоанализа Уникальный код статьи: 52fbe82c2c6e Забота о материнстве и детстве является одной из приоритетных задач государства. Сегодня, когда увеличивается процент вспомогательных репродуктивных технологий по причине бесплодия, растёт процент кесаревых сечений и т.д., актуальными для научных исследований и практического приложения усилий медиков и психологов, становятся вопросы охраны репродуктивного здоровья женщин [2;

4;

5].

Подготовка специалистов, способных оказывать профессиональную психологическую помощь женщинам в перинатальных центрах, родильных домах и женских консультациях актуальна в связи с расширением функций родовспомогательных учреждений, таких как пренатальная диагностика, фетальная хирургия, использование новых методов диагностики и лечения.

Оказание качественной акушерской помощи требует привлечения и координации деятельности различных специалистов, в том числе психологов. Отмечается рост спроса на подготовленных специалистов-психологов, способных работать в родильном доме [3].

Например, 5 родовспомогательных учреждений Санкт-Петербурга в настоящий момент уже имеют в своем штате психологов.

При этом можно отметить, что область перинатальной психологии одна из наиболее вероятных продуктивных областей применения своих знаний и навыков для молодого специалиста-психолога. Реализация себя в области психологической помощи будущим родителям может согласовываться с личностным развитием начинающих специалистов, многие из которых к моменту окончания Вуза помимо обширных знаний по психологии, сами обладают опытом семейной жизни, а иногда и опытом родительства.

Явным образом видна взаимная тенденция: все больше специалистов психологов заинтересованы в специализации в перинатальной области, и все больше молодых женщин, ожидающих рождения ребенка, обращаются в различные государственные и частные «Школы II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

материнства». Психологическая помощь семье на этапе подготовки к родительству должна основываться на комплексном медико-социально-психолого-педагогическом сопровождении женщины [2;

4;

5].

Очевидно, что для эффективной подготовки женщин к материнству и родам необходимы высококвалифицированные специалисты, не только владеющие теоретическими знаниями по психологии и физиологии беременности, но также имеющие адекватное представление о ведении перинатального периода. Такие специалисты способны сформировать позитивную установку на родильный дом, на взаимодействие с персоналом и конструктивное собственное поведение в родах.

В учебных программах, представленных в системе высшего образования, можно найти определенное число академических часов по курсам, связанным с психотерапевтической поддержкой семьи и ребенка, однако практика для молодого специалиста-психолога в этой области зачастую остается за пределами учебного процесса. Поэтому для реализации себя в области перинатальной психологии специалисту необходимо повышение квалификации.

Одной из немногих программ повышения квалификации в этой области является реализуемый на базе Восточно-Европейского института психоанализа (г. Санкт-Петербург) и двух родильных домов города курс "Практическая перинатальная психология", рассчитанный на 144 акад. часа. Цель программы – обучение методике организации и проведения занятий психологической подготовки семьи к родам и родительству, а также обучение практическим навыкам психологического сопровождения женщины в условиях ЛПУ. На сегодняшний день данный курс можно назвать уникальным образовательным проектом, в котором участвуют и преподаватели-психологи высшей школы, и представители практической медицины (акушеры-наставники) и ведущие курсов для беременных в центрах развития семьи.

Чем больше становится специалистов-психологов, готовых психологически сопровождать женщину на всех этапах беременности, тем более актуальной становится проблема объективной оценки эффективности программы подготовки и дальнейшего использования подготовленных кадров. При оказании акушерской помощи требуется иметь четкие стандарты деятельности психолога в ЛПУ. На сегодняшний день, данные стандарты отсутствуют. Зачастую, требованием к специалисту является наличие диплома по специализации «медицинская психология»;

при том, что вопросы, которые он призван решать, имеют II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

отношения к перинатальной психологии. Очевидна необходимость проработки данного вопроса, с привлечением компетентных специалистов-экспертов: врачей, законодателей, юристов и психологов.

Литература 1. Боязитова Т.Д. Психологическая помощь женщинам в условиях родильного дома. Репродуктивное здоровье семьи в перинатальной психологии // Сборник трудов по результатам материалов Международной научно - практической конференции 15.- 2013.- C.

18- 2. Добряков И.В. Перинатальная психология. СПб.: Речь, 2010.- 272 с.

3. Боязитова Т.Д. «Актуальные проблемы обучения перинатальных психологов», Конференция МИПУ, СПб, доклад, июль. 2013.- 2013 с.

4. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства. М.:

Изд-во Института Психотерапии, 2003.- 319 с.

5. Филиппова Г.Г. О нарушениях репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы // Журнал практического психолога.- 2003.- № 4.- C. 83- II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.


МЕЖЛИЧНОСТНАЯ КОММУНИКАЦИЯ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ (ОБЗОР ПРОБЛЕМЫ С ПОЗИЦИЙ ФИЛОСОФИИ М.МАКЛЮЭНА).

Иванюшкин И.А.

Сектор биоэтики Института философии РАН Уникальный код статьи: 52eb796c0cc Авторству канадского философа Герберта Маршалла Маклюэна (Herbert Marshall McLuhan) принадлежит термин «глобальная деревня»

(«the global village»), которым обозначают сегодняшний Интернет да и вообще весь мир медиа-коммуникации, когда речь заходит о гуманитарном анализе этого мира. Это понятие, появившись впервые в 60-е гг. XX в. в его работах «Галактика Гутенберга. Становление человека печатающего» и «Понимание медиа: внешние расширения человека», было отнесено философом к современной ему технической реальности средств коммуникации, в которой телевидение уже было, но Интернета еще не было. В том и состоит главная провидческая роль М.

Маклюэна, что он своим образом «глобальной деревни» сумел предсказать Интернет за полвека до его появления, различить феноменологический портрет его приближающейся реальности. Умер мыслитель в 1980 г., прямо накануне всплеска компьютерной революции, так и не увидев материализации собственных интуиций. Пройдет еще девять лет и «глобальная деревня» М. Маклюэна вновь возникнет для его читателей в посмертно опубликованной работе «Глобальная деревня:

изменения в жизни мира и медиа в XXI веке» (в соавт. с Брюсом Р.

Пауэрсом, 1989). И хотя официально сеть Интернет уже отметила свое рождение (датой рождения принято считать 1969 г.) до начала 2000-х – времени превращения сети Интернет во всеобщий универсальный инструмент коммуникации – оставалось 10 лет… Земной шар, земная человеческая реальность существования воспринимается в философской концепции М.Маклюэна как нечто единое, как образ деревни, в любых частях которой все про всех известно. Доступна почти полная осведомленность всех о всех.

«Уплотненный силой электричества, земной шар теперь – не более чем деревня» (6, с. 7). С самого начала необходимо помнить, что компьютер – в том виде, в каком он знаком нашему читателю и современнику, как основной инструмент внутрисетевого общения – М. Маклюэн так и не увидел. Например, М.М. Кузнецов в своих статьях (3, 4) неустанно II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

повторяет о М. Маклюэне, что тот «скончался в 1980 г., за 3 года до изобретения персонального компьютера» (имея, очевидно, в виду появление в 1983 г. стандарта IBM PC/XT в компьютерной номенклатуре). Конечно, персональный компьютер был изобретен не в 1983 г., а несколько раньше – в 60-70-е гг. XX в. произошел настоящий бум сборки различных модификаций компьютеров, в том числе и персональных. К примеру, В.И. Левин (5) первым образцом персональной ЭВМ называет Altair 8800 1974 г., а статья в Википедии (10) предлагает в этом качестве компьютер Programma 101 производства Olivetti 1965 г.

Вообще, дату изобретения персонального компьютера можно отдалить до туманной неопределенности тем соображением, что счеты – тоже персональный компьютер. Без сомнения М. Маклюэн слышал о компьютерах. Но в те времена возможности устройств, которые так называли, были очень скромны, количество пользователей – незначительно, потому компьютерной технологии не пришлось отразиться в исследованиях философа. «Глобальная деревня»

обозначала у него социум объединенный посредством медиа, т.е. СМК (средств массовой коммуникации), таких как радио, телевидение. Как говорилось в одной публикации: «Глобальная деревня» – описывает мир в эпоху телевидения, когда расстояния на планете схлопнулись окончательно и отголоски со всех ее уголков стали мгновенно доноситься до других окраин. Он говорил о появлении всемирной нервной системы, «расширившей» человека настолько, что сформировался единый планетарный организм» (2). В этой наррации идей М. Маклюэна мы соприкасаемся сразу с двумя новыми понятиями, введенными им в язык своей философии.

Во-первых, нам встречается понятие «схлопывания» или «сжатия»

(«implosion»), которое у М. Маклюэна выражает феномен уплотнения пространства, объединения бесконечное далеких частей космоса в концентрированном стесненном бытии. Собирание большого в малом – есть всегдашний, вечно юный философский образ. Например, А.Ф. Лосев так говорит о вечности: «Вечность – это тоже какой-то предел времени, когда все настолько сгущено, что несмотря ни на какое движение все равно в этом месте остаешься» (1, с. 53). Итак, у М. Маклюэна мир резко оборачивается в какое-то натужное единство, собирается вовнутрь, люди объединенные средствами коммуникации становятся вдруг, неожиданно ближе друг к другу, зачастую не желая подобной близости. Отвлекаясь от главной темы, обозначим бегло проблемы, возникающие для человека в этом новом виртульно-сетевом бытии. Личность утрачивает свободу своего личностного пространства, настает эпоха прозрачности и II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

прилюдности. В мире постмодерна, в мире Интернета границы добра и зла, прекрасного и безобразного размыты – важным становится только присутствие, факт вовлеченности в акт коммуникации в обществе постмодерна. И воистину в Интернет-послании человек, его личность распадается, превращается в «message». В электронном послании мы не видим сочувственного взгляда собеседника, но воспринимаем исполненный некоторой абстрактной страсти и некоторого абстрактного смысла посыл, иначе говоря «message». Земной шар схлопывается в Интернет-коммуникации, а человек, наоборот, распадается, выступая средством, превращаясь из человека в послание. Таков наш взгляд на проблему полвека спустя, но и у самого М. Маклюэна феномен схлопывания мира с помощью средств связи расценивался как символ трагедии, разлада в человеке и мире. Он пишет: «…Наш мир благодаря драматическому процессу обращения начал сжиматься… Это Эпоха Тревоги, вызванная электрическим сжатием… …Наше столетие – век психиатрической кушетки» (6, с. 7). Здесь надо дать читателю разъяснение, что образ «психиатрической кушетки» означает у М.

Маклюэна распространение практик психоанализа в XX в. Однако мы не можем не заметить двоякость отношения М. Маклюэна к новым способам коммуникации. Вот, выше мы видим как он с тревогой, истовым страхом, присущим человеку прошлого, высказывается о наступающей новой эпохе информационно-технического бытия, где все уже не будет как прежде. Мы встречаем у него циатуту из Чжуан-Цзы о том, что машина обездушивает и отвращает от истины (6, с. 75). Но вместе с этим в философии М. Маклюэна большое значение придается объединяющей роли, каковую играют новые средства коммуникации. М.

Маклюэн делится с своим читателем надеждой, что эти средства породят новый стандарт общности: «На космическом корабле «Земля»

нет пассажиров, здесь каждый является членом экипажа» (7).

Вторым понятием, встречающимся в цитате, является понятие расширений человека («the extensions of man»). Тут М. Маклюэн говорит именно о «технологических расширениях наших тел» (6, с. 7), которыми являются, например, автомобиль, телефон и телевидение. Человек обречен на самоотождествление с собственными вещами.

«…Использование… любой нашей проекции в технологическую форму с необходимостью означает принятие его вовнутрь себя. …Непрерывное принятие внутрь себя нашей собственной технологии… помещает нас в роль Нарцисса…» (6, с. 56), – пишет он. Обладая новыми техническими средствами человек оказывается в положении Нарцисса – он заворожен собственным могуществом, собственным технологическим расширением II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

вовне. И как Нарцисс, он не знает, что делать с «этой красотой». Человек овладевший новым техническим средством пребывает в ступоре, в положении отказа от использования новой технологии, ибо устремление человеческого существа вовне размыкает его нервную систему, лишая его защиты от всевозможных внешних воздействий. «Когда наша центральная нервная система расширяется и ставится под удар, мы вынуждены вводить ее в оцепенение, иначе мы умрем… В электрическую эпоху мы носим на себе как свою кожу все человечество» (6, с. 57). В наше время, когда власть техники над человеком приобретает все большие масштабы, за примерами далеко ходить не приходится:

распространены телефонные хулиганство и мошенничество, нежелательные спам-рассылки в e-mail и sms, сведения о несчастных случаях разносятся СМИ во все концы света, использование автомобиля чревато аварией и т.д. и т.п. Современный человек вынужден редуцировать внешние воздействия и информацию, чтобы остаться собою.

Мы успели уже сказать выше, что М. Маклюэн видел в развитии средств коммуникации новые силы объединения социума. Рассмотрим подробнее, что собой представляет концепция этого объединения или, говоря языком М. Маклюэна, «ретрайбализации». «Ретрайбализация»

(«retribalization», от tribe, т.е. племя) означает повторное возвращение в племенное состояние – некое, по М. Маклюэну, исторически исходное социальное состояние человечества (8). Он утверждал, что после племенного типа коммуникации настала эра детрабайлизации («detribalization»), которую характеризует распространенность применения «горячих» медиа-средств («hot medium» – еще один образец специфической терминологии М. Маклюэна). Различать холодные и горячие СМК («cool medium» и «hot medium») следует так: «Горячие средства характеризуются… низкой степенью участия аудитории, а холодные – высокой степенью ее участия…» (6, с. 27). Так у М. Маклюэна радио – горячее средство коммуникации, а телевидение – холодное. Но радио гораздо «холоднее» прессы, и в этом смысле – оно шаг к эпохе телевидения – к средству коммуникации, холодному в той же степени, что и племенная речь. «Воздействием радио на письменного, или визуального, человека было пробуждение его племенных воспоминаний…» (6, с. 54). В детрайбализированном обществе утрачена способность к диалогу между членами социума, торжествует отчуждение, вместо диалога (характерного для племени) царствуют книга, печать, радио – предполагающие одиноко читающего или слушающего индивида. Приход телевиденья «охлаждает» СМК, II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

способствует ретрайбализации, воссозданию целостности земного племени. Ретрайбализация должна сменить детрайбализацию, которая была вызвана письменностью (6, с. 19). Такова эта концепция, порождающая целую вереницу вопросов: какое место занимает эта теория М. Маклюэна по отношению к взглядам других философов, кого из них возможно назвать, как идейных его предшественников, насколько сам философ желал себе возвращения в племя и упразднения письменности, благодаря которой его философия получила право голоса в наше, неплеменное и письменное, время? Оставим эти вопросы до поры без ответа… В заключении нашего небольшого обзора скажем еще об одном, ставшим знаменитым, высказывании М. Маклюэна. Канадский филососф был заворожен силой и возможностями электричества. Его пленяла смысловая бессодержательность электричества, выступающего средством коммуникации, носителем осмысленного послания. Так родилось его известное определение: «Средство коммуникации есть сообщение» («the medium is the message») (6, с. 11). Разгадка популярности этого выражения М. Маклюэна, надо полагать, состоит в том, что оно заключает в себе очевидный дуализм, попытку отождествить неотождествимое. Известно, что М. Маклюэн пытался дистанцироваться от философии постмодерна, но в своем знаменитом «the medium is the message» он выступает именно как постмодернист, предлагая отличную от всех прежних традиций парадигму познания. В прежнем философском дискурсе такое отождествление было просто невозможно. Трудно себе представить Аристотеля заявляющего о том, что материя и форма – это одно и то же, как трудно представить И.

Канта, говорящего, что никаких субъектно-объектных различий не существует. Дуализм заключенный в этих словах М. Маклюэна в самом деле невозможно не заметить: если электрический ток – носитель информации – лишен смысла, а передаваемое через его посредство послание смыслом наполнено, то мы получаем следующий силлогизм:

бессмыслица равна смыслу. Онтологически мы получаем картину дихотомии смысла и бессмыслицы, в которой ни то, ни другое разграничить не получается, ибо мера разграничения – смысл уже приравнен к бессмыслице. Вот если бы М. Маклюэн написал не «бессмыслица есть смысл», а «бессмыслица становится смыслом»… Итак, формула эта красива своей парадоксальностью, невозможностью сделать волевой выбор в пользу какой-то меры вещей, аксиологического ранжира.

Потому, например, этому выражению придает такой вес В. Пелевин в II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

романе «Generation “П”», чья мировоззренческая позиция представляет собою типичный постмодерн: человека, даже если ему кажется, что он есть, все равно нет, а жизнь представляет собою бессмысленный поток-сон. В самом деле, для средств литературы постмодерна определение М. Маклюэна куда как подходит: посредник-человек (так трактует В. Пелевин (9) слово «medium») есть некое послание:

непонятно – от кого, и не очень важно – кому, ибо никакого человека нет, а есть лишь бессмысленное средство для трансляции бессмысленного космического потока. Если, например, в выражении Тертуллиана «Верую, потому что абстурдно» помимо собственно парадокса мы различаем динамику духа, свободу акта веры, то в формуле М. Маклюэна из парадокса рождается дух несвободы, от него веет железом оков «схлопнувшегося» бытия. Формула М. Маклюэна принуждает человека быть посланием, иначе его не смогут понять-прочесть точно такие же люди-послания. Мир Интернет-коммуникации есть мир встречи отчужденных проекций множества людей, мир встречи их посланий, но не их самих. В глубине формулы М. Маклюэна сокрыта трагедия человеческого отчуждения.

С позиции не столько философской, сколько филологической, интересно посмотреть на шаг, который М. Маклюэн делает в своей книге, чтобы сформулировать наконец это парадоксальное высказывание.

«Вернемся к электрическому свету. Используется ли свет для операции на мозг или освещения вечернего бейсбольного матча – не имеет никакого значения. Можно было бы утверждать, что эти виды деятельности являются в некотором роде «содержанием»

электрического света…» (6, с. 10-11), – пишет сначала М. Маклюэн (выделение наше – И.И.). Обратите внимание на выделенные нами фразы, из них сквозит осторожность, психологическая неуверенность относительно формулы, которую философ наполовину уже сказал. Но вот мы дальше читаем уверенное: «Этот факт всего лишь подчеркивает, что «средство коммуникации есть сообщение» (6, с. 11). Автор сорвался в бездну, и уже уверенно манифестирует типичное постмодернисткое высказывание. Конечно, эта формула «M&M» (как шутливо назвал её В.

Пелевин) способна в своей противоречивой универсальности всё вобрать и всё описать в мире современных коммуникаций и Интернета – и даже как будто языком философии… Вот только какое мне конгнитивное и моральное приобретение от того, что я вслед за М. Маклюэном, ломая законы логики и насилуя свое здравомыслие, пытаюсь говорить: «Я и мой компьютер, с помощью которого я посылаю в Интернет письмо – есть само это письмо»?

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Литература 1. Бибихин В.В. Алексей Федорович Лосев. Сергей Сергеевич Аверинцев. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2004.

2. Засурский И. Продолжение человека // Независимая газета. 2004. сентября. (URL: http://www.ng.ru/internet/2004-09-17/11_mcluen.html) 3. Кузнецов М.М. Интернет как провокатор и инициатор сетевого подхода. М.: ИФ РАН, 2004.

4. Кузнецов М.М. Опыт коммуникации в информационную эпоху.

Исследовательские стратегии Т.В. Адорно и М. Маклюэна. М.: ИФ РАН, 2011.

5. Левин В.И. Все об информации, М.: ООО «Издательство «РОСМЭН-ПРЕСС», 2003.

6. Маклюэн Г.М.Понимание Медиа: Внешние расширения человека / Пер. с англ. – М.;

Жуковский: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2003.

7. Маклюэн Г.М. С появлением Спутника планета стала глобальным театром, в котором нет зрителей, а есть только актеры // Кентавр / пер. Терин В. П.. — М., 1994. — № 1. — С. 20—31. (URL:

http://mic.org.ru/phocadownload/1-makluen.pdf) 8. Николаев В. Комментарии // Маклюэн Г.М. Понимание Медиа…, с.

418.

9. Пелевин В. Generation “П” М.: Вагриус, 2004.

10. Programma 101 (URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Programma_101) II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ДЕТСКИЕ НЕВРОЗЫ Кожанова О.В.

Шахтинский педагогический колледж Уникальный код статьи: 52f9e646339f «Невроз – это неспособность переносить неопределенность»

З.Фрейд Невроз-это расстройство нервной системы, которое происходит под воздействием психотравмирующих факторов. Причиной детских неврозов могут быть психические травмы в раннем детстве, разлука с матерью, фрустрации, развод родителей, поступление в школу, наказания со стороны взрослых, неправильный стиль семейного воспитания. Наследственная предрасположенность, протекание беременности и роды могут иметь значение для появления невроза у ребенка. Развитию невроза у детей способствуют и перегрузки, как умственного плана, так и физического.

Виды неврозов:

1.Неврастения или астенический невроз проявляется в повышенной раздражительности, утомляемости, снижении внимания, отвлекаемости, снижении аппетита и расстройствах сна. Причинами появления данного вида невроза могут стать непосильные задания для детей и перегрузки, а так же частые болезни детей.

2.Истерический невроз. Истерическая реакция случается, когда ребенку хочется добиться желаемого, или избежать выполнения требований со стороны взрослого.

Ребенок громко кричит, плачет, падает на пол, бьет ножками и ручками. Часто причинами такого поведения малыша может быть избалованность со стороны родителей, капризность ребенка.

3.Невроз навязчивых состояний или психастения характеризуется наличием разнообразных навязчивых явлений. Такие навязчивые состояния появляются вопреки желанию ребенка. Это могут быть навязчивые тики – подергивание конечностями, плечами, мигания.

Происходит это от того, что ребенок испытывает сильное эмоциональное напряжение. При развитии фобического невроза у ребенка появляются неконтролируемые страхи перед животными, страхи закрытых помещений или наоборот открытых пространств, страхи каких-нибудь предметов, страхи неизлечимой болезни и смерти.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

4.Невроз страха. У детей дошкольного возраста чаще всего появляются страхи темноты, страхи сказочных персонажей, страхи животных. У младших школьников появляется «школьный невроз», они могут бояться ответа у доски, строгого учителя.

5.Депрессивный невроз проявляется в подавленном настроении, плаксивости, грустном выражении лица. При депрессивном неврозе наблюдается снижение аппетита, бессонница, пассивное отношение к происходящему.

Родителям необходимо помнить о том, что здоровье их детей напрямую зависит от того, как они относятся к своим малышам. Чем больше в жизни ребенка положительных эмоций, чем больше смеха и радости, чем больше любви и внимания со стороны родителей, тем более счастлив малыш.

Литература 1. Л.Д.Столяренко. Основы психологии. Ростов на Дону 2001г II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ СОПРОВОЖДЕНИЮ СТУДЕНТОВ-ПЕРВОКУРСНИКОВ В ГБОУ СПО «КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ»



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.