авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Психология сегодня Сборник научных статей 15-й Всероссийской заочной научно-практической конференции студентов и молодых учёных 29 апреля 2013 г., ...»

-- [ Страница 2 ] --

Временная перспектива выступает в качестве предмета исследования в различных разделах и областях психологии: психологии мотивации, психоло гии труда, психологии личности, в контексте проблемы профессионального са моопределения и планирования карьеры и др.

Методологической и теоретической основой исследования послужили концептуальные положения системного подхода к изучению личности (Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и др.), представления гуманистической психологии о личности как саморазвивающейся, самосовер шенствующейся системе (А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс, В. Франк и др.).

Постановка и осуществление задач исследования стали возможными благодаря накопленным в отечественной науке теоретическим и эмпирическим исследо ваниям в области психологии личностного времени (К.А. Абульханова Славская, Т.Н. Березина, Л.В. Бороздина, К.И. Воробьева, Е.И. Головаха, В.И. Ковалев, A.A. Кроник, Д.А. Леонтьев, Л.А. Регуш, С.Л. Рубинштейн, И.А. Спиридонова и др.), а также в зарубежных исследованиях (Ш. Бюлер, Д. Бойд, П. Жане, Ф. Зимбардо, К. Левин, Д. Ньюттен, А. Ньюгартен, и др.).

Факты, выявленные некоторыми учеными, позволяют констатировать, что временная перспектива чрезвычайно варьируется у разных людей в зависи мости от возрастных, индивидуальных особенностей, социальных, психологи ческих факторов развития. Изучая временные перспективы личности, сопостав ляя ее с деятельностью, мы сможем найти закономерности выбора вида дея тельности, стиля ее организации, оптимизации этой деятельности во временных аспектах, особенности личности занимающейся определенным видом деятель ности.

Исследователи указывают, что временная ориентация индивида может иметь сильное влияние на его (ее) мысли и поведение (К. Левин, 2001;

Ж. Нют тен, 2004;

F.T. Melges, 1990;

P. Zimbardo, J. Boyd, 1999;

и др.). Считается, что ВП имеет когнитивный, эмоциональный и социальный компоненты. На форми рование ВП влияет множество факторов, некоторые из которых связаны с про цессом социализации (культурные ценности и преобладающая религиозная ориентация, вид и широта образования, социально-экономический статус и се мейные модели). Но ВП может также меняться в течение жизни под влиянием карьеры, экономической и политической нестабильности, употребления психо активных веществ, травматических событий или личных успехов и неудач. Ис следователи считают, что временную ориентацию, установки и переживания можно рассматривать как устойчивые личностные черты, рассматривают ВП как выражение собственной системы личностных смыслов, которая позволяет создать согласованную систему координат для жизни.



Некоторые индивиды более ориентированы на будущее, другие более ориентированы на настоящее или на прошлое. Ф.Зимбардо с коллегами выде ляют два аспекта отношения к прошлому: негативное прошлое (прошлое ви дится неприятным и вызывающим отвращение);

и положительные мысли о прошлом (прошлый опыт и времена видятся приятными, "через розовые очки", с ноткой ностальгии). Данные аспекты не являются антонимичными, т.е. силь ная выраженность одного из аспектов не влечет более слабую представленность в сознании другого аспекта. Авторы также выделяют два аспекта отношения к настоящему. Гедонистическое – полное удовольствия, когда ценится наслажде ние настоящим моментом, без сожаления о дальнейших последствиях поведе ния и совершенных поступков. Относясь к настоящему фаталистически, люди верят в судьбу и подчиняются ей, полагая изменения невозможными. В этом случае проявляется неспособность повлиять на события ни своего настоящего, ни будущего. В отношении будущего выделяется только один аспект – ориен тация на будущее, которая характеризуется наличием целей и планов на буду щее, и поведением, направленным на осуществление этих планов и целей.

Библиографический список Левин К. Теория поля в социальных науках / К. Левин. Санкт 1.

Петербург: Речь, 2000.

Сырцова А., Митина О.В., Бойд Дж., Давыдова И.С., Зимбардо Ф., 2.

Непряхо Т.Л., Никитина Е.А., Семенова Н.С., Фьёлен Н., Ясная В.А. Феномен временной перспективы в разных культурах (по материалам исследований с помощью методики ZTPI) // Культурно-историческая психология. 2007. №4.

Сырцова А. Психологическое время: апробация методики Зимбардо 3.

по временной перспективе / А. Сырцова // Вестник Московского Университета, серия «Психология», 2005, №1.

Энциклопедия практической психологии [Электронный ресурс]. Ре 4.

жим доступа: http://www.psychologos.ru.

Е. В. Лебедева Екатеринбург, РГППУ ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩЕЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В СИСТЕМЕ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В условиях модернизации российского образования проблема расширения и обогащения образовательного пространства за счёт внедрения информационных технологий представляется особенно значимой. Разработка компетентностной модели профессионала предполагает учет не только специфики трудовой деятельности, но и возможности свободного перемещения и развития будущего специалиста в рамках свободно определяемого профессионального поля. Особое внимание уделяется проектированию и развитию метапрофессиональных образований, к числу которых, на наш взгляд, правомерно отнести и энергосберегающую компетентность.

Наблюдающееся усугубление глобального экологического и энергетического кризиса обусловливает необходимость формирования нового мышления энергопотребления, что, в свою очередь, требует разработки технологий, средств и методов обучения и диагностики энергосберегающего поведения. Компетентностный подход предоставляет возможности для оценки сформированности социальных и философско-мировоззренческих установок, обеспечивающих деятельностную позицию рационального использования природных ресурсов.





В последнее время вопрос формирования энергосберегающей компетентности обсуждается в рамках подготовки выпускников инженерно технических вузов. В инновационных программах обучения важная роль отводится подготовке студентов к профессиональной деятельности в области энергосбережения. Так, согласно данным, предоставленным Ю.И.Рахимовой [3], в число базовых компетенций будущих инженеров-теплоэнергетики были включены следующие:

- способность и готовность поддерживать оптимальные экономичные режимы при эксплуатации оборудования энергохозяйства промышленного предприятия;

- умение оценивать энергетическую эффективность оборудования, технологических установок, производств;

оценивать экономию энергетических ресурсов за счёт проведения энергосберегающих мероприятий.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ (проект № 13-06-00490 «Формирование энергосберегающей компетентности в системе непрерывного образования»).

Формирование указанных компетенций осуществляется посредством специальной технологии, один из компонентов которой включает в себя разра ботку содержания курса "Энергосбережение в теплоэнергетике и теплотехноло гиях".

С.А.Ракутько [2] выделяет в качестве особого вида компетентности ПЭПР-компетентность, подразумевающую возможность и способность приня тий энергосберегающих проектных решений. Данная компетентность признаёт ся автором обязательной для всех выпускников вузов по инженерным направ лениям. Поскольку введённый конструкт предполагает применение способно стей студента в различных ситуациях и сферах деятельности, ПЭПР компетенция может рассматриваться как универсальная, многомерная, вариа тивная и надпредментная, следовательно, ключевая.

По мнению автора, формирование ПЭПР-компетентности возможно на основе научно-исследовательской работы в области энергосбережения. Таким образом, помимо формирования общей установки на энергосбережение, у бу дущих специалистов стимулируется стремление к самообразованию, инноваци онная деятельность и творческий подход при решении профессиональных за дач.

Однако, на наш взгляд, компетентность в области энергосбережения мо жет быть раскрыта в более широком контексте - как результат образования и предпосылка к успешной профессиональной деятельности специалистов не только технического, но и гуманитарного профиля. Так, Д.В. Дахин и В.М.Зеленев [1] предлагают рассматривать указанную компетентность в каче стве компонента информационно-технологической компетентности педагога.

По мнению авторов, содержание информационно-технологической компетент ности предполагает помимо владения педагогом навыками работы с ПК и спо собностью к поиску и обработке нужной информации "потребность в более глубоком изучении вопросов энергетики и сбережении энергии". Сложность за ключается в том, что в современных условиях обучения студентов гуманитар ного профиля вопросам получения, преобразования и сбережения энергии уде ляется мало внимания. Данный пробел может быть устранен за счёт внедрения специальных дисциплин ("Физические основы получения и преобразования энергии", "Основы энергосбережения" и др.).

Очевидно, что, являясь сложным, многофакторных и многоуровневым образованием, энергосберегающая компетентность не может быть сформирова на случайным образом или же исключительно посредством освоения преиму щественно теоретических знаний. Её развитие требует комплексной реализации учебных и воспитательных, аудиторных и внеаудиторных педагогических средств в рамках целостного, непрерывного образовательного процесса. В свя зи с этим, особое значение приобретает вопрос о подготовке педагогических кадров с достаточно развитым уровнем "мышления энергосберегателя". Разра ботка авторских программ, направленных на повышение энергосберегающей компетентности участников образовательного процесса, требует не только предварительного построения целостной модели компетентности, но и выявле ния психологических барьеров и сопротивления внедрению энергосберегаю щих технологий в производстве и в быту, операционализации понятия "энерго сберегающее поведение".

Библиографический список 1. Дахин Д.В., Зеленев В.М. Энергосберегающие технологии в подготовке учителя / Д. В. Дахин, В. М. Зеленев //Культура физическая и здоровье.. № (22), 2009. С. 6 - 8.

2. Ракутько С.А. О формировании и оценке ПЭПР-компетентности у сту дентов инженерных направлений / С. А. Ракутько // Вестник АПК Верхневол жья. 2009, №1 (5), с. 82-87.

3. Рахимова Ю.И. Формирование компетенций в процессе изучения курса "Энергосбережение в теплоэнергетике и теплотехнологиях" у студентов тепло энергетического факультета / Ю. И. Рахимова // Вестник Самарского гос. тех.

университета. 2011. №2. С. 115-121.

В. В. Наумшина Екатеринбург, РГППУ АКТУАЛЬНОСТЬ ИЗУЧЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ И КОММУНИКАТИВНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОСТИ В современном мире особое место занимает проблема толерантности.

Ежедневно каждый человек сталкивается чем-то отличающимся от его миро воззрения: другими нравами, привычками, обычаями, поведением, которое не согласуется с его взглядами на жизнь. И в каждый из подобных моментов он делает выбор: как отнестись к подобной разности, проявить толерантность или высказать нетерпимость.

Толерантность – термин, обозначающий терпимость к иному мировоззре нию, образу жизни, поведению и обычаям. Толерантность не равносильна без различию. Она не означает также принятия иного мировоззрения или образа жизни, она заключается в предоставлении другим права жить в соответствии с собственным мировоззрением. В то же время толерантность не должна предос тавлять другим права быть нетолерантными.

Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание других культур, способов самовыражения и проявления человеческой индиви дуальности. Под толерантностью не подразумевается уступка, снисхождение или потворство. Проявление толерантности также не означает терпимости к со циальной несправедливости, отказа от своих убеждений или уступки чужим убеждениям, а также навязывания своих убеждений другим людям.

В социологии под толерантностью понимают признание и принятие дру гого человека или сообщества, уважительное отношение к его взглядам, образу жизни, вероисповеданию, национальности. Толерантное отношение рассматри вается как социальная ценность, обеспечивающая права человека, свободу и безопасность. Формирование данного понятия часто связывают с гуманистиче скими идеалами. Толерантность, по мнению социологов, представляет собой норму цивилизованного компромисса между конкурирующими культурами и обеспечивает сохранение разнообразия, естественного права на отличность, не похожесть, инаковость.

В последнее время уделяется большое внимание этнической толерантно сти. Этническая толерантность понимается как сложное установочное образо вание личности. Она выражается в терпимости к чужому образу жизни, чужим обычаям, традициям, нравам, иным чувствам, мнениям и идеям.

Этническая то лерантность личности проявляется в различных критических ситуациях меж личностного и внутриличностного выбора тогда, когда выработанные в ином социально–культурном образе жизни этнические стереотипы и нормы решения встающих перед личностью проблем не срабатывают, а новые нормы или сте реотипы находятся в процессе своего формирования. Этническая толерантность личности обнаруживается и в известном смысле возникает в проблемно– конфликтных ситуациях взаимодействия с представителями других этнических групп. Этническая толерантность личности не может изучаться изолированно от процессов этнической идентификации, так как все этнопсихологические фе номены являются гранями одного целостного явления – этнической вариатив ности личности. Исследование этнической толерантности младших школьников (М. В. Кривых) показало недостаточный уровень развития толерантности у учеников четвертых классов. Учитывая расхождения в полученных результатах у учеников 4 классов и их классных руководителей, можно утверждать, что учителя видят не полную картину межнациональных взаимоотношений их уче ников, что указывает на необходимость воспитания этнической толерантности у младших школьников, так как в дальнейшем проблемы толерантности усугу бятся.

Результаты исследования Р.Т. Мамбетовой (2009), целью которого явля лось изучения коммуникативной толерантности и ее связи с индивидуально типологическими особенностями старших подростков, показали:

1. Общая коммуникативная толерантность обусловлена жизненным опы том, свойствами характера, нравственными принципами, но в тоже время в зна чительной мере предопределяется индивидуально-типологическими особенно стями личности.

2. Уравновешенность нервных процессов во многом предопределяет вы бор толерантных и интолерантных установок личности, проявляющихся в про цессе общения. При доминировании тормозного процесса в силу недостаточно сти возбуждения человек будет выбирать интолерантные установки в коммуни кации.

3. Психомоторная пластичность взаимосвязана с уровнем выраженности коммуникативной толерантности. Чем выше уровень психомоторной пластич ности, тем выше вероятность проявления коммуникативной толерантности, и наоборот, чем более человек склонен к психомоторной ригидности, тем он ча ще выбирает интолерантную позицию в общении.

4. Низкий уровень коммуникативной пластичности определяет формиро вание и проявление интолерантной коммуникативной установки, и наоборот, при высоком уровне коммуникативной пластичности человек выбирает в об щении толерантные установки.

В связи с повышенным проявлением агрессивности, девальваций ценно стей, расслоения общества, миграционных процессов, рост безработицы, уве личение лиц со скрытой агрессией, проблемы исследования толерантности ос таются актуальными.

О. Э. Неронова Воронеж, ВГУ АДАПТАЦИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ К СЛУЖБЕ В АРМИИ Проблема адаптации военнослужащих к службе в армии представляет со бой одну из важных задач, исследуемых в настоящее время в военной педаго гике и психологии. Актуальность этой проблемы обусловлена особой ситуаци ей, сложившейся в российской системе воспитания молодежи - кризисом вос питательных структур, потерей контроля над воспитательным процессом со стороны государственных структур, в том числе, и Вооруженных Сил.

Адаптация военнослужащих к военной службе представляет собой два относительно самостоятельных процесса последовательного вхождения их сна чала в коллективы учебных подразделений (первичная адаптация), а затем - в коллективы боевых подразделений (вторичная адаптация).

Процесс адаптации, как первичной, так и вторичной, включает в себя ряд последовательных стадий: ориентировочную;

критическую;

завершающую. В нем также выделяется три сферы: установления взаимоотношений в системе «подчиненный - начальник»;

установления взаимоотношений в системе слу жебного и личного общения между сослуживцами;

установления отношений между личностью новобранца и воинским коллективом [2].

На ориентировочной стадии новобранцы проявляют стремление к выпол нению требований командиров, старательность и исполнительность. Одновре менно идет процесс оценивания личностных качеств, как и руководителей, так и отдельных представителей военного коллектива, выработки и апробации оп ределенных стилей взаимодействия с ними.

В период критической стадии адаптации могут возникать конфликты, во взаимоотношениях военнослужащих с начальством, коллективом или с кон кретными личностями.

На завершающей стадии адаптации вырабатывается устойчивая модель поведения. Наблюдается дифференциация военнослужащих на три основные группы в зависимости от отношения к выполнению требований военной служ бы: а) активно-положительное;

б) пассивного;

в) активно-отрицательного [2].

Исходя из видов деятельности военнослужащих, в качестве основных ви дов адаптации можно выделить: адаптацию к учебной деятельности (дидакти ВГУ - Воронежский государственный университет.

Научный руководитель - д.п.н., И. Ф. Бережная.

ческую), военно-функциональную (профессионально-боевую), адаптацию к служебной деятельности (служебно-функциональную), адаптацию к общест венной деятельности в коллективе (общественную), адаптацию к условиям бы та воинского коллектива (повседневно-бытовую) [2].

Исследователи выделяют в этом процессе ряд последовательных этапов, фаз, периодов. Так М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович выделяют следующие этапы: познавательный, обучение новым образам действий и способам поведе ния, психологической переориентации, выработки привычек, внутреннего при нятия новых задач и условий деятельности [3].

В.П. Кондратова выделяет три фазы адаптации: начальная фаза, как от ветная психическая реакция организма на новые условия,вторая фаза - фаза пе рестройки приспособительных механизмов, динамического стереотипа и пси хических процессов;

третья фаза - наступление периода устойчивой адаптации, когда в основном завершается или завершено формирование динамического стереотипа и приспособительных реакций[3].

Л.Г. Егорова выделяет 5 уровней адаптации: очень низкий (негативный);

низкий (пассивный);

средний (активный), высокий (активно-продуктивный);

очень высокий (творческий) [3].

В целом, адаптация военнослужащих к службе в армии - это сложный ди намический, многоуровневый и многосторонний процесс перестройки потреб ностно - мотивационной сферы, комплекса имеющихся навыков, умений и при вычек в соответствии с новыми задачами, целями, перспективами и условиями их реализации [2].

Можно выделить ряд факторов, затрудняющих адаптацию, а именно:

а) объективные (внешние):

- трудности военной службы: новый ритм жизни, строгий распорядок дня, ограничение личной свободы;

- разлука с домом, семьей, привычным окружением;

- неудачи по службе, конфликты с руководством и сослуживцами;

- чрезмерная строгость, завышенные требования, несправедливость и т.п.

б) субъективные (присущие самому военнослужащему):

- необразованность;

- воспитание в неблагоприятных семьях, без родителей, в детских домах;

- национальные особенности, неуважительное и нетерпимое отношение к другим народам и народностям;

- физическая слабость, недостаточно крепкое здоровье;

- нервно-психическая неустойчивость и др. [1].

Результатом адаптации является адаптированность, которую, основыва ясь на исследованиях А.А. Налчаджяна [4], можно охарактеризовать как со стояние взаимодействия личности и группы, при котором личность без дли тельных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ве дущую деятельность и в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, а также переживает состояние самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей.

Эффективность адаптации во многом зависит от того, насколько индиви дуум реально оценивает себя и свои социальные связи, точно соизмеряет свои потребности с имеющимися возможностями и осознает мотивы своего поведе ния. Искаженное или недостаточно развитое представление о себе ведет к на рушению адаптации, что может сопровождаться повышенной конфликтностью, нарушением взаимоотношений, понижением работоспособности и изменением состояния здоровья. Случаи глубокого нарушения адаптации могут приводить к грубым нарушениям воинской дисциплины, правонарушениям и взысканиям, суицидальным попыткам, срыву профессиональной деятельности и развитию физических нервно - психических заболеваний[2].

Таким образом, успешность адаптации военнослужащих к службе в ар мии влияет не только на эффективность прохождения военной службы, но и на жизнедеятельность, эмоциональное состояние и здоровье новобранцев.

Библиографический список 1. Денисов Р. А. Подготовка молодёжи к военной службе: учебно методическое пособие. / Р. А. Денисов, С. В. Михайлова. Саров: СГТ, 2010. 161 с.

2. Квасов С. Е. Социально-психологические аспекты адаптации молодого пополнения к военной службе. / С. Е. Квасов, А. А. Кузнецов. Н. Новгород. :

Изд. Военно-медицинский институт, 1999. 120 с.

3. Маклаков А. Г. Военная психология / А. Г. Маклаков. Санкт-Петербург:

Питер, 2005. 464 с.

4. Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии) / А. А. Налчаджян. Ереван: Издательство АН Армян ской ССР, 1988. 264 с.

В. Ю. Плотникова Воронеж, ВГУ КАТЕГОРИЯ «ОБРАЗ СЕМЬИ» В ФИЛОСОФИИ, ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКЕ Семья как социальный институт привлекает внимание специалистов раз личных областей науки. Изучение вопросов, так или иначе связанных с семей ными отношениями, началось еще в древности.

В вопросах философии семья и категория «образ семьи» также занимают важное значение. Семья составляет существенное звено в цепи социального бытия, ведь каждая нация и государство слагаются из отдельных семей: семья является первым базисом государства. Семья – это первичная ячейка общества, объединяющая супругов и их потомство. В семье отдельная личность, поступа ясь некоторыми своими особенностями, входит в качестве члена в некое целое.

Семья – важнейший инструмент индивидуального становления личности.

Именно здесь ребенок впервые включается в общественную жизнь, усваивает ее ценности, нормы поведения, способы мышления, язык [2, с. 68]. В. В. Роза нов утверждает, что семья – всеобщая форма жизни и религиозного бытия, ви дения мира как развития онтологической схемы пол-брак-семья (мира как ста новления разных уровней телесности), семья как начало, инициирующее но вые формы религии, социальной коммуникации, одухотворяющее конкретно бытовой, чувственный характер материального мира. Семья как одухотворен ный «образ» природного есть форма жизни человека в грядущем новом мире и одновременна форма одухотворения обыденно-житейского характера послед него. Семья, содержащая в себе космическое начало, теперь концентрирует в себе Смысл, ушедший из трансцендентной сферы. Семья остается «священ ным местом» для человека в период деконструкции абсолютной реальности и потери традиционных мировоззренческих ориентиров. В. В. Розанов остается уверен в необходимости религиозного основания для жизни, но только перено сит его в область индивидуального бытия.

В отечественной психологии изучением «образа семьи» занимаются со временные исследователи, такие как О. Г. Кулиш, Е. Ю. Макарова, Н. А. Круг лова, Н. В. Панкова, Л. Г. Попова, Е. В. Левицкая, Т. И. Пухова.

В. К. Шабельников отмечает проблемы семьи, связанные с общими со циокультурными аспектами развития общества. Роль семьи в формировании уникальной для каждого ребенка социальной ситуации развития – одной из су Научный руководитель - д.п.н., проф. Н. И. Вьюнова.

щественных детерминант развития личности ребенка общеизвестна. Стиль се мейного воспитания, определяемый родительскими ценностными ориентация ми, установками, эмоциональным отношением к ребенку, особенностью вос приятия ребенка родителем и способов поведения с ним – является значитель ным фактором становления Я – концепции, определяет когнитивное развитие ребенка, его позицию по отношению к миру.

В. Сатир, обобщив опыт своей психотерапевтической работы, выделила два типа семей – «зрелые» и «проблемные». По наблюдениям В. Сатир, «про блемные» семьи всегда характеризуются низкой самооценкой;

ненаправленны ми, спутанными коммуникациями;

социальными связями, либо обеспечиваю щими покой в семье, либо наполненными страхом и угрозой. Для «зрелых» се мей характерны следующие особенности: высокая самооценка;

непосредствен ные, прямые, четкие и честные коммуникации;

правила в этих семьях подвиж ны, гуманны, ориентированы на приятие, а члены семей способны к изменени ям;

социальные связи открыты и полны позитивных установок и надежд [5].

Т. М. Мишина первой ввела понятие «образ семьи», или образ «Мы», под которым имела в виду целостное, интегрированное образование – семейное са мосознание. Одной из наиболее важных функций семейного самосознания яв ляется целостная регуляция поведения семьи, согласование позиций отдельных ее членов. Адекватный образ «Мы» определяет стиль жизни семьи, в частности супружеские отношения, характер и правила индивидуального и группового поведения. Неадекватный образ «Мы» – это согласованные селективные пред ставления о характере взаимоотношений в дисфункциональных семьях, соз дающие для каждого члена семьи и семьи в целом наблюдаемый публичный образ – семейный миф. Для гармоничных семей характерен согласованный об раз «Мы». Понятие «образ семьи» описательное, в исследованиях отражают лишь его когнитивный аспект. Значение образа семьи заключается в том, что в соответствии с образами родителей у ребенка складывается представление о себе, самооценка;

через формирование «образа семьи» ребенок усваивает жиз ненные ценности. Все это влияет на определенное отношение к людям, к окру жающему миру в целом со стороны ребенка. «Образ семьи» влияет на построе ние определенных детско-родительских отношений и оказывает влияние на ро дительскую позицию и поведение в семье уже в будущем взрослого человека.

Также внутренний «образ семьи» включает представление индивида о себе са мом, своих потребностях, возможностях, о других членах семьи, с которыми индивида связывают семенные отношения, и о характере этих отношений. Об щее развитие внутреннего «образа семьи» о себе происходит на протяжении всего жизненного цикла многих семейных поколений: когда человек учится осознавать происходящее в семье, понимать взаимосвязь различных сторон ее жизни, взаимоотношения, чувства всех ее членов. Это происходит за счет: а) социализации (ребенок учится этому у родителей в ходе повседневного обще ния и переносит полученные навыки в семью, которую создает сам);

б) благо даря культуре и средствам массовой информации;

в) благодаря межличностно му общению, «межличностной сети», в которую включена система семьи.

Категория «образ семьи» рассматривается так же и в педагогической нау ке. Л. С. Выготский впервые перешел к утверждению о важности изучения влияния среды на развитие ребенка. Исходя из своего взгляда на психическое развитие, в котором выделяются высшие и натуральные психические процессы, Выготский разработал новую периодизацию и сформулировал принципы, кото рым она должна отвечать [5. с. 508]. Выготский стремился перейти от чисто симптоматического и описательного принципа к выделению существенных особенностей самого развития. В основу предложенной им периодизации были положены две критерии – динамическая и содержательная [5. с. 508].

Проблема развития общения взрослых и детей была в центре внимания М. И. Лисиной и ее сотрудников. Было выделено несколько этапов в этом про цессе в течение первых семи лет жизни детей, а также критерии их сформиро ванности и те новообразования в структуре личности и интеллекта, которые напрямую связаны с тем или иным этапом общения [7]. М. И. Лисина опреде лила мотивы и формы общения детей на разных возрастных этапах. На ранних этапах развития ребенком движут познавательные и деловые мотивы. Общение ре бенка с взрослыми переходит от ситуативности к внеситуативности [8. с. 137].

Таким образом, в отечественной психологии изучаются нарушения в се мейных отношениях, психологические травмы детей, полученные в ходе иска женного семейного воспитания или воспитательные стратегии родителей и их ценностные ориентации, особенности семейного воспитания. Проблема вос приятия «образа семьи» в работах отечественных психологов и педагогов встречается достаточно редко и обозначилась недавно. Проблема «образа се мьи» в восприятии на разных возрастных этапах представлена по большей час ти в диссертационных работах. Но в тоже время в зарубежной психологии и пе дагогике проблемой влияния семьи на развитие личности подростка занялись достаточно давно. Согласно современным исследователям семьи в русле соци альной философии, именно наличие триединого отношения супружества – ро дительства – родства обусловливает существование семьи в ее традиционной форме.

Библиографический список 1. Гегель Г. В. Ф. Работы разных лет / Отв. ред. А. В. Гулыга. Москва Мысль, 1971. 630 с.

2. Марцинковская Т. Д. История детской психологии : учеб. для студ.

вузов, обуч-ся по пед. специальностям / Т. Д. Марцинковская. Москва: ВЛА ДОС, 1998. 271 с.

3. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы ста новления личности: Пер. с нем. / Х. Ремшмидт. Москва: Мир, 1994. 320 с.

4. Сатир В. Как строить себя и свою семью / В. Сатир. Москва: Педа гогика-Пресс, 1992. 192 с.

5. Шнейдер Л. Д. Психология семейных отношений / Л. Д. Шнейдер.

Москва: Апрель-пресс, 2000. 512 с.

6. Юнг К. Г. Конфликты детской души. / К. Г. Юнг // Собр. соч. в 2 т. / К. Г. Юнг. Москва: Канон, 1995. Т. 2. 336 с.

Е. А. Русинова Екатеринбург, РГППУ УСЛОВИЯ УСПЕШНОЙ АДАПТАЦИИ МИГРАНТОВ К НОВОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ Миграция как процесс стала неотъемлемой частью современного россий ского общества. Процессы миграции населения порождаются различными мо тивами и характеризуются достаточной сложностью и многообразием. В пред ставлениях многих исследователей миграционной проблематики наиболее сильными являются экономические мотивы переселения людей, среди которых чаще встречается стремление к материальному благополучию [2,8]. Направле ние миграционных потоков детерминировано уровнем развития принимающего государства, в частности ситуацией на рынке труда.

Приезжая в другую страну мигранты сталкиваются с иной политической, социально- экономической и культурной организацией общества. Изменение социальной ситуации, связанной с резким переходом от одной социальной сис темы к другой, служит основанием для возникновения проблемы социально психологической адаптации трудовых мигрантов.

Акмалова А.А., Капицын В.М. [1] рассматривают адаптацию мигрантов, как некий целостный, многофакторный процесс, который может структуриро ваться по нескольким основным жизненным сферам, другими словами, человек идентифицируется в трех жизненных сферах:

1. В повседневной естественной сфере семьи, жилища, природной сре ды, местного сообщества, родственников, соседей. Для естественно антропологической составляющей (особенно для мигрантов, приезжающих на длительные сроки) важным является механизм территориальной реабилитации и социальной адаптации на новом месте (на территории и среди населения).

Здесь иммигранта испытывают чаще всего трудности адаптации.

2. В сфере духовной культуры – образования, творчества, моральных и философских размышлений, религиозных и нравственных переживаний. Поиск духовно-культурной идентичности является неотделимой частью процесса адаптации мигрантов. Для духовно-культурной составляющей в первую оче редь важен механизм аккультурации, национально-культурной идентификации, ведущий при последовательном проведении миграционной политики к обрете нию гражданства и принятию культурных образцов страны проживания.

3. В агентно - профессиональной сфере труда, производственной, дело вой областях, где люди выражают себя как производители определенных благ, необходимых для других людей. Эта сфера особенно важна для самоидентифи кации трудовых мигрантов, определения их социального статуса. Для агентно профессиональной составляющей наиболее значим механизм профессиональ ной адаптации, благодаря обретению места работы, конкурентоспособных ка честв, их репрезентации на рынке труда, сохранению трудовой практики по специальности, приобретению востребованной специальности.

В. Мукомель [7] приводит набор факторов, влияющих на адаптацию ми грантов:

доступность важнейших составляющих социальной среды (рынки за нятости, жилья, образования, социального, культурного обслуживания);

социокультурная дистанция между принимающим и посылающим обществом;

этнокультурные особенности групповой самоорганизации, производные от специфики социальной организации и традиции посылающего общества;

различия в установках на адаптацию разных групп мигрантов, опре деляемые соотношением в миграционном потоке временных трудовых мигран тов и мигрантов, ориентированных на постоянное проживание в данном кон кретном месте;

исторически сложившийся групповой опыт выживания в инокультур ной среде, особенно городской;

развитость и доступность для мигрантов формальных и не формаль ных сетей взаимодействия.

В своем исследовании Г. Н. Строева [10] описала условия, влияющие на успешность адаптации мигрантов из Китая в российском обществе. Это знание языка принимающего государства, знание истории, законов, традиций и обыча ев страны - реципиента, а также отношение общества к иностранцам.

По результатам опроса, 66% китайских мигрантов понимают русский язык, 60% мигрантов проявляют интерес к общественной жизни в России, 51% респондентов знают российские законы, а также традиции и обычаи страны.

Эти условия способствуют успешной адаптации мигрантов к новым условиям социальной среды.

З. Х. Лепшокова [5] считает, что успешность адаптации мигрантов к но вой социокультурной среде зависит от их психологического благополучия и психологического здоровья. В проведенном исследовании было выявлено, что мигранты, ориентирующееся на сходные стратегии адаптации, имеют сходные характеристики психологического благополучия и неблагополучия, независимо от их этнической принадлежности и региона пребывания.

Смена культуры, происходящая в процессе постоянного прямого контак та между двумя различными культурными группами, определяется понятием «аккультурация».

В своей работе «Аккультурация в инокультурной среде: российские визи теры в США» Т.Л. Смолина [9] описывает результаты проведенного исследова ния, направленного на изучение опыта краткосрочной аккультурации россий ских визитеров в США. Одна из задач данного исследования состоит в выявле нии и соотнесении типичных трудностей (физические и психологические сим птомы культурного шока) при адаптации к инокультурной среде. В качестве объекта выступали российские участники программы «Открытый мир». По ре зультатам исследования среди общих типичных трудностей визитеров можно выделить трудности коммуникационного плана (прежде всего, незнание анг лийского языка), жалобы на питание/бытовые условия, также употребление ал коголя на борту во время перелета, смешанные эмоции по прилету - усталость и радость, и некоторые проблемы с физическим самочувствием. Представленные результаты являются первой частью анализа опыта краткосрочной адаптации к инокультурной среде.

В исследовании О. В. Масловой [6] межкультурная адаптация рассматри вается через базовую философию личности. Эмпирическое изучение успешно сти межкультурной адаптации в связи с базовыми убеждениями адаптирую щихся субъектов показали, что базовые убеждения личности являются ресур сом межкультурной адаптации. Чем более позитивна базовая философия субъ екта, тем он лучше адаптирован.

Аккультурация проявляется тогда, когда группы представителей разных культур вступают в непосредственный и продолжительный контакт, последст виями которого являются изменения в моделях оригинальных культур одной или обеих групп.

В процессе межкультурной адаптации мигранты сталкиваются с трудно стями при взаимодействии с представителями другой культуры. Контакт с иной культурой может вызвать достаточно сильное психическое потрясение, харак теризующееся одними авторами как «аккультурационный стресс» (Берри Дж., Ким У., Минде Т., Мок Д.), другими как - «культурный шок» (Фернхэм А., Бочнер С). [3] Среди основных составляющих «культурного шока» Н. М. Лебе дева, В. В. Степанов и А. А. Сусоколов и др., отмечают: чувство неполноценно сти от неспособности «совладать» с новой непредсказуемой средой: тревога, возникающая при осознании культурных различий, напряжение в результате усилий, необходимых для достижения психологической адаптации, а также другие чувства и эмоции, чаще всего имеющие отрицательный оттенок и свиде тельствующие о наличии у мигрантов дискомфорта [4]. Культурный шок от чужого окружения выступает препятствием для идентификации и адаптации мигрантов.

Трудности социальной адаптации иностранного гражданина в прини мающее сообщество связаны также с проблемой толерантного отношения чело века к субъектам другой культуры. Серьезным фактором, сдерживающим про цесс интеграции мигрантов в принимающее общество, является дискриминация по какому- либо признаку. В исследовании Г. Н. Строевой 65% китайских женщин сталкивались с враждебным отношением со стороны россиян чаще, чем мужчины. Никогда не сталкивались с враждебным отношением со стороны россиян 30% опрошенных женщин и 38 % опрошенных мужчин. Китайцы, приехавшие в Россию в первый раз, реже сталкивались с враждебным отноше нием со стороны местных жителей, чем те, кто приехал сюда не в первый раз:

50 % из них не сталкивались с таким отношением вообще, 27 % – сталкивались, но редко, и 23 % – очень часто сталкивались с враждебным отношением. Среди тех, кто приехал в Россию не в первый раз, только 27 % респондентов никогда не сталкивались с враждебным отношением со стороны ее граждан [10].

По результатам исследования Л. С. Башировой, В. А. Кузнецова большая часть мигрантов (79,5%) отмечают хорошее отношение к себе, тем не менее, 2,6% из них назвали «не очень доброжелательное отношение», а 0,6% - пло хое [2].

Для снижения уровня межэтнической напряженности и повышения уров ня успешной адаптации мигрантов в новых социокультурных условиях необхо димо создавать и внедрять программы социально-психологической помощи данной категории людей. Не менее важным аспектом является работа с прини мающим населением по вопросу этнической толерантности.

Библиографический список 1. Акмалова А.А., Капицын В.М. Социальная работа с мигрантами и бе женцами: Учеб. пособие / Отв. ред. П.Д. Павленок. Москва: ИНФРА-М. 2008.

220 с.

2. Баширова Л. С., Кузнецов В. А. Трудовые мигранты: социальная адапта ция в принимающем обществе (региональный аспект) / Л. С. Баширова, В. А. Кузне цов // Научный вестник Омской академии МВД России. 2012. №3. С. 72-75.

3. Джон У. Бери Аккультурация и психологическая адаптация: обзор про блемы: пер. с англ. И. Шолохова // Развитие личности. 2001. №3 4. С.183- 193.

4. Донских Т. П. Социально- психологическая адаптация студента- ми гранта в новых социокультурных условиях / Т. П. Донских // Вестник ОГУ.

2010. №12. С. 167- 172.

5. Лепшокова З. Х. Стратегии адаптации мигрантов и их психологические характеристики / З. Х. Лепшокова // Научные материалы V съезда Общероссий ской общественной организации «Российское психологическое общество». Мо сква, 14-18 февраля. 2012 г. Т. II. С. 352- 353.

6. Маслова О. В. Базовые убеждения личности и межкультурная адапта ция / О. В. Маслова // Научные материалы V съезда Общероссийской общест венной организации «Российское психологическое общество». Москва, 14- февраля. 2012 г. Т. II. С. 354.

7. Мукомель В. Миграционная политика России: Постсоветские контек сты / В. Мукомель // Институт социологии РАН. Москва: Диполь-Т. 2005. 351с.

8. Петрова О. С. Проблемы социальной адаптации среднеазиатских тру довых мигрантов в Санкт-Петербурге / О. С. Петрова // Вестник КГУ им. Н.А.

Некрасова. 2011. №3. С. 329-332.

9. Смолина Т.Л. Аккультурация в инокультурной среде: российские визи теры в США / Т. Л. Смолина // Материалы Второй Международной научной конференции «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психо логии» 26-27 мая 2010 г. 2 том. / Отв. редактор В.В. Гриценко. Смоленск: Изд во «Универсум». 2010. С.242-245.

10. Строева Г. Н. Особенности адаптации трудовых мигрантов из Китая в России / Г.Н. Строева // Вестник НГУ. 2007. Т. 5. № 2. С. 104-109.

И. А. Савченко Ростов-на-Дону, ЮФУ СКЛОННОСТЬ К АГРЕССИИ И ВЫБОР ШКОЛЬНИКАМИ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПЕРЕДАЧ В последнее время изучение проблемы агрессивного поведения школьни ков стало едва ли не самым популярным направлением исследовательской дея тельности психологов всего мира.

На сегодняшний день информация очень ценный ресурс. Самым привыч ным способом добывания информации служат электронные средства массовой информации. Сюда входят, в первую очередь, интернет и телевидение, а так же радио.

Многие люди сейчас не представляют свою жизнь без телевизора и ин тернета. Этот вид средства массовой информации помогает людям найти дос товерную и точную информацию, которая может помочь в работе, учебе и в по вседневной жизни. Основными пользователями средств массовой информации являются молодежь, люди средних лет и пенсионеры. Некоторые родители используют средства массовой информации для воспитания и образования сво их детей. Но порой дети, в основном школьники, используют средства массо вой информации для того чтобы посмотреть мультфильмы или популярные пе редачи, поиграть в игры. Это может приносить пользу и вред. В зависимости от того какие передачи смотрит школьник то телевидению и чем конкретно зани мается в интернете, повышает уровень своих знаний или «убивает» свободное время.

Несомненно, средства массовой информации оказывают влияние на де тей. Но сила их взаимодействия остается пока до конца неизвестной.

Данная проблема изучалась такими учеными как: А. Бандура, С. Н. Ени колопов, А. Я. Войскунский, К.А. Воробьев и др.

ЮФУ - Южный Федеральный Университет Научный руководитель - Л. И. Рюмшина Учитывая значимость и актуальность исследования агрессивного поведе ния младших школьников и влияние на его развитие электронных СМИ, мы провели исследование.

Цель нашего исследования: изучить влияние на младших школьников те лепередач, содержащих агрессию.

Предмет: агрессивные тенденции младших школьников и их связь с про смотром телепередач.

Эмпирический объект: младшие школьники в возрасте от 9 до 13 лет (3 7 класс) и классные руководители этих классов. Общее количество выборки человека.

Гипотеза нашего исследования: существует взаимосвязь между проявле нием агрессии у школьников и просмотром телепередач.

Методы исследования: «Диагностика агрессивности», Басса – Дарки, адаптированный Г.А. Цукерман, тест «Рисунок несуществующего животного»

и специально нами разработанная «Анкета для учителей». Составили анкету «Дети, телевизор, компьютер» на основе классификации видов агрессии по Басса-Дарки в форме полу структурированного интервью.

Задачи:

- разработать программу эмпирического исследования по исследованию склонности к агрессии и выбором школьниками телевизионных передач.

- выделить школьников с высокой тенденцией к агрессии.

- проанализировать существует ли зависимость между агрессивностью школьников и просмотром телепередач.

В ходе нашего исследования были опрошены учащиеся общеобразова тельной школы №4 села Самарское. Выборка составила 195 человек. Это уче ники 3-х, 4-х, 5-х, 6-х и 7-х классов, а так же классные руководители и психо лог. При анализе выраженности агрессии, с помощью теста «Рисунок несуще ствующего животного», мы наблюдаем, что с 3 по 7 класс у 64 человек, около 33% школьников есть проявление агрессии, а у остальных 125 человек, 67% низкая склонность к агрессии. Оценивались такие показатели агрессии как: рот с зубами – вербальная агрессия, рога – защитная реакция, когти, щетина, иглы – агрессия спонтанная или защитно-ответная.

Таким образом, можно сделать вывод по данной методике, что в целом среди учеников наблюдается низкий уровень склонности к агрессии. Данная методика показала нам общую картину выраженности агрессии в исследуемых классах.

При анализе форм агрессии, с помощью опросника Басса-Дарки, мы по лучили следующее результаты: в 3 классе высокие показатели негативизма у 50% детей, чувство вины у 50 % детей, физическая агрессия у 30%, подозри тельность у 25%, косвенная агрессия у 20%, вербальная агрессия у 15%, обида у 10%, раздражение у 0%.

В 4 классе высокий показатель негативизма наблюдается у 78% детей, физическая агрессия у 52% детей, подозрительность у 39% детей, косвенная аг рессия у 26% детей, обида у 26% детей, вербальная агрессия у 26% детей, чув ство вины у 26% детей и раздражение у 13 % детей. (см. приложение А) Что касается учащихся 5 классов, то можно отметить у них высокий пока затель физической агрессии (49%), чувство вины и подозрительность (42%), не гативизм (38%), вербальная агрессия (26%), косвенная агрессия (17%), раздра жительность и обидчивость по (14%).

В 6 классе наиболее высокий показатель приходится на физическую аг рессию (62%), затем следует вербальная агрессия (45%), негативизм (43%), косвенная агрессия и подозрительность по (26%), раздражительность и чувство вины (25%), обидчивость (21%).

При этом в 7 классе высокие показатели негативизма у 43% учащихся, физическая и вербальная агрессия у 35%, чувство вины у 32%, раздражитель ность у 29%, подозрительность у 24%, косвенная агрессия у 16%, обидчивость у 13%.

Таким образом, у школьников из опрошенных классов наблюдается наи большая выраженность негативизма, в меньшей степени физическая агрессия, затем чувство вины, вербальная агрессия, подозрительность, косвенная агрес сия, меньше всего выражены раздражение и обида.

С целью анализа проявления агрессивных тенденций были опрошены два учителя и психолог, работающие в этих классах. С помощью анкеты мы оцени ли мнение преподавателей, которые ежедневно наблюдают поведение своих учеников.

Соотнеся результаты анализа агрессивных тенденций и их проявления у младших школьников, мы выделили две группы детей. Одну группу характери зует наличие высокого уровня выраженности какой-либо формы агрессии. В нее входят 25 человек, 13% от выборки. Эксперты отмечают и внешние ее про явления. Вторая группа - дети не склонные к агрессии, около 30 человек (15%).

С помощью полуструктурированного интервью «Дети, телевизор, компь ютер» мы оценили частоту и качество потребляемой продукции СМИ двумя группами. В анкету входят девять вопросов, с помощью которых в процессе бе седы мы выявляли, смотрят ли дети телевизор или проводят время перед ком пьютером. Какие передачи предпочитаю смотреть или какие игры им нравятся. Вы являем присутствие взрослых при контакте с телевизором или компьютером.

В результате беседы мы обнаружили тенденцию, что около 36% школь ников, у которых выявляется склонность к агрессии, смотрят боевики, ужасы, фэнтези и играют в гонки и шутер ( shooter англ. стрелок). Дети называют такие фильмы как: «Форсаж», «Властелин колец», «Рембо», «Сумерки», «Закрытая школа». Компьютерные игры: «Far Cry», «Сталкер», «ГТА», «Симс 2». У 20% детей, которые не смотрят боевики, ужасы и не играют в шутеры и гонки менее агрессивны или не агрессивны. Они больше предпочитают смотреть комедии, познавательные передачи. Такие как: «Кухня», «Универ», «Интерны», «Неофи циальная наука», «Галилео». И играют в стратегии либо редко играют в компь ютерные игры. К примеру: «Раттатуй», «Драгоценные камни», «Симс 3», «Гар ри Поттер».

Также мы проанализировали, в какие возрастные ограничения входят фильмы, телепередачи и компьютерные игры, которые смотрят дети. Выясни ли, что в основном все, что смотрят школьники по телевизору входит в катего рию 16+ и 18+, программы без ограничения встречаются редко. Что касается компьютерных игр, они имеют взаимосвязь с агрессивностью детей. Около 24% школьников, у которых склонность к агрессии предпочитают игры с проявле нием насилия. У детей с тенденцией к агрессии возрастная группа игр от 16+ до 18+. Менее агрессивные дети входят в ограничение от 0+ до 12+ лет. В целом, школьники выбирают телепередачи и компьютерные игры не соответствующие по их возрастным группам.

Таким образом, поставленные задачи были решены, гипотеза подтвер ждена. Школьники, предпочитающие агрессивные и наполненные негативиз мом телепередачи и компьютерные игры, в большей степени склонны к агрес сии.

А. С. Сёмина Екатеринбург, РГППУ ИССЛЕДОВАНИЕ ФЕНОМЕНА ПРОКРАСТИНАЦИИ ВО ВЗАИМОСВЯЗИ С ВОЛЕВЫМ САМОКОНТРОЛЕМ В РАЗЛИЧНЫХ СПЕЦИАЛИЗАЦИЯХ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Профессиональное образование необходимо любому обществу для его развития и совершенствования каждого человека по отдельности. В данной учебной деятельности осуществляется освоение и развитие профессиональных знаний, умений и навыков. Но зачастую после высшего учебного заведения вы пускники проявляют себя как неорганизованных, неответственных людей.

Это связанно с тем, что студенческий возраст является пограничным, то есть происходит конечное самоопределение, определяются приоритетные цен ности. Как было исследовано ранее, юношеский возраст характеризуется по стоянным «откладывание на потом» неприятных мыслей и дел, то есть прокра стинацией. Если не скорректировать данную склонность, то и после ВУЗа бу дут видны её проявления в профессиональной деятельности. Именно поэтому данная тема исследования является актуальной.

Целью данного исследования является выявление уровня прокрастинации и волевого самоконтроля у студентов различных специальностей.

Цель достигается при помощи выполнения следующих задач:

• Осуществить подбор литературы, касающейся выбранной темы;

• Провести анализ литературы, изучающей выбранные психологические феномены;

• Сформировать выборку не менее 50 человек;

• Продиагностировать уровень прокрастинации, определить уровень во левого самоконтроля у респондентов;

• Обработать полученные результаты в программе SPSS;

• Сделать выводы о наличии или отсутствии взаимосвязей.

Объектом в исследовании выступает: прокрастинация Предмет исследования – взаимосвязь прокрастинации с волевым само контролем у студентов высшего учебного заведения. В своем исследовании мы предположили:

- уровень прокрастинации различен у студентов разных специальностей.

- феномен прокрастинации взаимосвязан с феноменом волевого самокон троля.

В данном исследовании использовались методики: Шкала прокрастина ции Б. Тукмана (1991) и Шкала прокрастинации К. Лэя (Clarry Lay, 1986);

Ди агностика волевого самоконтроля (опросник ВСК) А.Г. Зверков и Е.В. Эйдман.

Также, нами были использованы метод беседы и метод наблюдения при диаг ностике. Для математической обработки результатов использовались програм мы: Office Excel 2003, SPSS Inc 13.

В исследовании принимало участие 55 студентов Российского государст венного профессионально-педагогического университета в возрасте от 17 до 23 лет.

Было выявлено, что для всей выборки в целом характерен низкий уровень по шкале «самонаблюдение» ( =6,85;

Мо=1;

Ме=11).

Низкие показатели по данной шкале показывают, что респонденты не всегда способны заметить за собой определенные действия. Это может служить показателем того, что многие из студентов не замечают за собой «откладывание на потом».

Данная исследовательская работа большей частью основана на сравни тельном анализе, поэтому было проведено 6 сравнений. Академические группы мы обозначили следующим образом:

Группа 1 – КТ-201с, информационные технологии;

Группа 2 – ИА-201, институт лингвистики;

Группа 3 – ПСО-102, психология профессионального образования;

Группа 4 – ПП-403, педагогика и психология.

Таблицы сравнительного анализа представлены в приложении 4.

Сравнительный анализ 1 и 2 групп показал, что у группы КТ-201с уро вень волевого самоконтроля выше, чем у группы ИА-201.

Данное различие можно объяснить тем, что респонденты группы КТ-201с старше респондентов другой группы. Также, данная группа объяснила, что профессиональный выбор они сделали сознательно и что им нравится учиться.

Следует отметить, что обучение данных студентов связано с компьютерами, поэтому, возможно, они предпочитают всё делать сразу.

Группа ИА-201 в меньших возрастных границах. Волевой самоконтроль меньше у данных респондентов, возможно, по той причине, что данная специ альность предполагает некоторую импровизацию. На первых курсах студенты осваивают азы лингвистики.

При сравнительном анализе 2 и 3 группы различий выявлено не было, так же, как и при сравнении 3 и 4 группы;

2 и 4.

Сравнительный анализ 1 и 3 группы было выявлено, что у группы КТ 201с уровень волевого самоконтроля выше, чем у группы ПСО-102. Данные различия связаны с тем, что группа психологов ни так давно поступила в уни верситет, то есть навык самоконтроля еще мало развит.

Сравнительный анализ группы 1и 4 показал тенденции к различиям по шкалам прокрастинации К. Лэя и «самонаблюдение». Это говорит о том, что при увеличении выборки возможно изменение результатов по данным шкалам.

Также выявлено, что у группы КТ-201с уровень волевого самоконтроля выше, чем у группы ПП-403. Возможно, это связанно с особенностями обуче ния каждой из групп.

В итоге корреляционного анализа нами были обнаружены высокозначи мые связи:

Между шкалой прокрастинации Б. Тукмана и ВСК Между шкалой прокрастинации К. Лэя и ВСК Между шкалой прокрастинации Б. Тукмана и «самонаблюдение»

Между шкалой прокрастинации Б. Тукмана и «настойчивостью»

Между шкалой прокрастинации К. Лэя и «настойчивостью»

Следует отметить, что отрицательные высокозначимые связи показывает изменение феноменов в противоположные стороны. Примером данного случая может служить отрицательная связь между общей шкалой прократинации и шкалой «настойчивости». Это можно объяснить следующим образом: чем больше преобладает прократинация в деятельности человека, тем больше уменьшается уровень настойчивости. Видимо, что прокрастинатор сам бессоз нательно подавляет свою настойчивость и откладывает важное дело на второй план, заменяя его более приятными делами.

Отрицательная взаимосвязь между общей шкалой прократинации и шка лой «ВКС» показывает, что при увеличении уровня прократинации, то есть от кладывании на потом, все волевые усилия к достижению цели, выполнения де ла уменьшаются.

Отрицательная высокозначимая связь выявлена между шкалой прократи нации Тукмана и шкалами «ВКС», «самообладанием», «настойчивостью». Да ная взаимосвязь показывает, что при увеличении прокрастинации уровни само обладания и настойчивости будут уменьшаться, а при её уменьшении наоборот увеличиваться. Если человек умеет организовывать свои действия, контролиро ваться свои поступки и быть настойчивым по достижению своей цели, то и прокрастинация не найдет место в деятельности такого человека. Если же чело век халатно относится к своей деятельности и не планирует свой действия, всё время отвлекается на второстепенные дела, то прокрастинация обязательно найдет свое место.

Таким образом, прокрастинация связана с феноменом волевого самокон троля. Поэтому стоит корректировать волевые качества человека, чтобы прора ботать прокрастинацию.

Результаты исследования показали актуальность данного исследования, так как были выявлены взаимосвязи прокрастинации с такими психологиче скими феноменами, как настойчивость, самонаблюдение и волевой самокон троль. Это говорит о том, что вторая гипотеза исследования подтвердилась.

Раннее в литературе не упоминались взаимосвязи с прократинацией, так как она была не исследована. При дальнейшем исследовании возможно подтвер ждение полученных результатов.

Исследование показало, что прокрастинация независимо от специализа ции студентов присутствует в норме, то есть иногда респонденты могут отло жить выполнение дела на потом. Поэтому первая гипотеза не подтвердилась.

По нашему мнению, следует разработать тренинг по работе с самооргани зацией, так как нами было выявлено, что респонденты данной выборки являют ся «незрелыми личностями» в плане саморегуляции.

Также следует взять во внимание идею о разработке коррекционной ком плексной программы по борьбе с прократинацией с самого раннего детства, на чиная с младшей школой, так как это является сенситивным периодом для раз вития положительных черт характера.

И. Н. Стребкова Воронеж, ВГУ РАЗВИТИЕ ИДЕЙНОГО МИРА БУДУЩЕГО СПЕЦИАЛИСТА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПАССИОНАРНОГО ПОДХОДА В условиях современного мира, где информационный век осторожно сменяется веком энерго-информационным, роль идей, царствующих над обще ством, недооценивать нельзя. Несмотря на то, что в настоящее время идеология не выстраивается кем-то единолично открытым образом, так или иначе инфор мационное взаимодействие человека с миром ведёт к определённой организа ции идейного мира в соответствии с конституцией сознания человека и соци Научный руководитель - доктор психологических наук, профессор Н. И. Вьюнова альными факторами, с которыми ему приходится сталкиваться в процессе жиз недеятельности.

Ещё при зарождении разделения труда в архаическом обществе одна сфе ра деятельности отделялась от другой различием идей, в них заложенных: идея пропитания членов общества, идея защиты членов общества от врагов, идея ис целения членов общества от недугов и т.п. Так продолжается и по сей день: ка ждая профессия, каждая специализация и сфера имеют над собой некую идею, на воплощение которых они направлены, и для успешного и гармоничного про явления в какой-либо сфере специалисту необходимо понимать соответствую щую идею и сознательно принимать её как часть своего идейного мира, на во площение которого направлена вся его жизнедеятельность.

Знаменитый педагог нашего столетия В.А. Сластёнин, рассуждая о лич ности преподавателя, уверенно говорит о решающем значении идейной убеж дённости как о наиболее глубокой фундаментальной характеристике личности преподавателя [1]. Более того, В.А. Сластёнин подчёркивал, что именно идей ная убеждённость и субъективное переживание призвания к выполняемой или избранной деятельности могут перевесить любые природные склонности и предрасположенности. Иными словами, сформулированная и осознанная пре подавателем педагогическая идея играет ключевую роль в успешности его дея тельности, его истинном педагогическом мастерстве.


Но сознательная идея профессиональной деятельности не ограничивается развитием мастерства, она является столпом для актуализации пассионарности личности.

Пассионарность – термин, предложенный в конце ХХ века отечествен ным историком и этнологом Л.Н. Гумилёвым [2], и означающий (в аспекте личности) характерологическую доминанту, непреодолимое стремление к дея тельности по осуществлению своей цели, обладающей в глазах пассионарной личности высочайшей ценностью, как правило, даже вопреки своему комфорту и комфорту окружающих. До сих пор не существует убедительных доказа тельств генетического или космического происхождения пассионарности, а в своих работах Лев Николаевич не раз подчёркивал, что пассионарность не име ет строгой зависимости от каких-либо способностей и не определяет социаль ного положения пассионария. Так, пассионарно проявляться может и учёный, и спортсмен, и выдающийся политик, и революционер-маргинал. Ключевая черта пассионарной личности – способность черпать дополнительную энергию из собственной идейной убеждённости и эффективно встраивать эту энергию в свою деятельность, влияя посредством неё на облик своего окружения и даже, в зависимости от силы пассионарности, социума и этноса.

Личность, осознающая и интегрирующая идею профессии в свой идей ный мир (тем самым превращая её в свою идею, со своей возможной формули ровкой), способна актуализировать свой пассионарный потенциал, что скажется позитивно и на развитии данной личности, и на развитии профессии.

Анализируя выше изложенное, мы приходим к выводу, что тщательное ознакомление будущих специалистов с идеей профессии – залог формирования успешных работников и развития профессии в изменяющемся, живом обществе.

Для изучения ситуации относительно актуального понимания будущими специалистами идеи образования, или педагогической идеи, мы предприняли исследование, в котором приняли участие студенты-психологи третьего курса (факультет философии и психологии Воронежского государственного универ ситета) в количестве 30 человек. Нами была выбрана именно эта группа рес пондентов, поскольку студенты вуза тщательно изучают на третьем курсе про блемы сознания и мышления, в связи с чем должны особенно остро понимать влияние идеи на мотивационную сферу человека и, в силу доминирования учебно-профессиональной деятельности, под влиянием изучаемого материала обращать особое внимание на свой собственный внутренний мир, вследствие чего, мы рассчитывали получить достаточно глубокий взгляд в ответах на во прос исследования. Большая часть студентов ответили на вопрос о продолже нии педагогической деятельности после окончания обучения утвердительно, что позволило расценивать их как потенциальных преподавателей и учитывать в исследовании только ответы таких респондентов.

Студентам предлагалось поразмышлять над вопросом: «Как, по Вашему мнению, формулируется педагогическая идея, которой должен следовать пре подаватель в своей деятельности»?

Анализ результатов исследования показал, что далеко не все студенты, желающие преступить после окончания вуза к педагогической деятельности, имеют чёткую формулировку идеи, во имя которой они будут трудиться и ко торую будут воплощать в своей деятельности. Зачастую довольно широкое по нятие «идея» подменялось конкретным желанием что-либо осуществить или перечислением черт, должных быть свойственными «идеальному преподавате лю». Тем не менее, ряд ответов содержал конкретную формулировку идеи и по тому был учтён при анализе результатов.

В ходе исследования было выявлено, что наиболее подходящей формули ровкой для педагогической идеи преподавателя опрашиваемые студенты счи тают «передачу своих знаний и опыта». Здесь, на наш взгляд, стоит особо вы делить слово «своих», т.е. не научные знания, не социокультурный опыт поко лений, а именно свои, интериоризированные, знания, которыми в полной мере владеет преподаватель. Этот тезис рождает новые смыслы истинной сути педа гогической профессии: в частности, особый смысл трансляции знания, его про ецирования – не как информации, но как особого рода энергии, где незаряжен ный элемент не может лишь «пропустить через себя» и тем самым научить дру гой элемент. Только передача заряда от одного к другому породит импульс и даст эффект, который и требуется от педагогики.

Второй по популярности является следующая формулировка педагогиче ской идеи в понимании студентов-третьекурсников: «заражение учащихся эн тузиазмом к приобретению знаний по предмету», что отражает весьма любо пытные процессы. Такая формулировка является особенно актуальной для сту дентов, переживающих так называемый кризис третьего курса. Студент сталки вается с серьёзными сомнениями, помощи в преодолении которых просит у преподавателя: ему необходимо напоминание, почему он выбрал свою специ альность и почему это так важно. В то же время такая формулировка отражает значимость, которой учащиеся сознательно наделяют эпистемический автори тет преподавателя (т.е. авторитет преподавателя как источника достоверных знаний), а также является кратким описанием процесса пассионарной индукции [2]. Под пассионарной индукцией (понятием, введённым в научный оборот ис ториком и этнологом Л.Н. Гумилёвым) понимается изменение настроений и поведения людей в присутствии более пассионарных личностей [3].

Следующей в рейтинге педагогических идей стоит «саморазвитие препо давателя». Такая идея имеет эгоистический окрас, что, однако, легко объясня ется склонностью юных специалистов к рефлексии на данном этапе обучения.

И, наконец, последней в студенческом рейтинге педагогических идей значится идея «реализации индивидуального подхода к учащемуся в процессе обучения». Эту формулировку можно поместить на границе между идейной и методологической сферами преподавателя, однако она имеет право на сущест вование и была учтена в ходе анализа результатов.

Таким образом, делая выводы о состоянии идейного мира будущего спе циалиста, мы можем прогнозировать его направленность и будущую успеш ность, а грамотные меры по способствованию формированию его идейного ми ра могут оказать исключительно благотворный эффект на качество будущей профессиональной деятельности специалиста и гармонию его личностной са мореализации в профессии.

Библиографический список 1. Сластёнин В.А. Педагогика: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заве дений / В.А.Сластёнин, И.Ф.Исаев, Е.Н.Шиянов ;

под ред. В.А. Сластёнина.

7-е изд., стер.Москва: Издательский центр «Академия», 2007. 576 с.

2. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли / Л. Н. Гумилёв. Москва:

Астрель, 2010. 548 с.

3. Стребкова И.Н. Эпистемический авторитет преподавателя: анализ ка тегории / И.Н. Стребкова // Вестник студенческой научной сессии факультета философии и психологии, Изд-во ВГУ, 2012. С. 271-276.

4. Гумилёв Л.Н. Конец и вновь начало / Л.Н. Гумилёв. Москва: АСТ, 2008.

415с.

Е. А. Таракина Екатеринбург, РГППУ ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ Психологическое здоровье является неотъемлемым компонентом разви тия и продуктивного функционирования человека в различных сферах жизне деятельности. В связи с этим актуальность исследований проблемы психологи ческого здоровья приобретает все большую актуальность.

В зарубежной психологии изучением психологического здоровья занима лись А.Маслоу, К. Роджерс, К.Г. Юнг.

Основной критерий психологического здоровья личности, согласно А. Маслоу, – самоактуализация – полная реализация ее возможностей. Здоровье самоактуализирующейся личности тесно связано с человеческими потребно стями и ценностями. Их неудовлетворение ведет к формированию неврозов и психозов. Предпосылки к здоровому развитию содержатся в самой личности, а устремленность организма к росту детерминирована не только и не столько внешней средой, сколько заложенной в нем самом тенденцией к росту.

К. Роджерс рассматривает здоровье как неотъемлемый атрибут свободно развивающейся и открытой опыту личности. Движущей силой развития лично сти является врожденное стремление к самоактуализации. Здоровая личность постоянно находится в процессе самоактуализации. Она действовует в соответ ствии со своими установками и чувствами, что К. Роджерс назвал «конгруэнт ностью». Неконгруэнтность препятствует самореализации и может вызывать психологический дискомфорт.

Согласно К.Г. Юнгу, здоровый человек - это человек, стремящийся к об ретению целостности компонентов личности - « самости», развитию и реализа ции своего «Я».

В настоящее время, как в зарубежной, так и в отечественной психологи ческой науке изучение психологического здоровья активно развивается, а также происходит дифференциация понятий психологического и психического здоровья.

Проблемой психического здоровья в России занимаются такие ученые как Б.С. Братусь, В.Э.Пахальян, Т.Н.Метелкина.

В концепции Б.С. Братуся психическое здоровье рассматривается как об разование, имеющее три основных уровня: психофизиологический, индивиду ально-исполнительский и личностный. Именно на последнем уровне формиру ется система смысловой ориентировки в мире, основой которой является общий смысл жизни. Поиск и обретение такого рода смыслов придает личности за вершенность, делает ее устойчивой и продуктивной, помогает развиваться.

Согласно В.Э.Пахальяну, психическое здоровье – это баланс психических свойств и процессов, тогда как психологическое здоровье – состояние субъек тивного благополучия личности, которое обеспечивает оптимальный выбор мо делей поведения в ситуациях ее взаимодействия с миром и позволяет ей сво бодно актуализировать свои индивидуальные и возрастно-психологические возможности.

Т.Н.Метелкина определяет психическое здоровье как состояние, характе ризующееся отсутствием болезненных психических проявлений и обеспечи вающее адекватную условиям окружающей действительности регуляцию пове дения и деятельности человека.

Исследование проблемы психологического здоровья встречается в рабо тах И.В. Дубровиной, О.В. Хухлаевой, А. Г. Портновой, М. Г. Ивановой.

И.В. Дубровина рассматривает психологическое здоровье в тесной взаи мосвязи с личностью в целом, а также с высшими проявлениями человеческого духа.«Психологическое здоровье делает личность самодостаточной».

Согласно О.В. Хухлаевой, психологическое здоровье – необходимое ус ловие полноценного функционирования и развития человека в процессе его жизнедеятельности, являющееся важным фактором адекватного выполнения человеком своих возрастных, социальных и культурных ролей и обеспечиваю щее человеку возможность непрерывного развития в течение всей его жизни.

Психологическое здоровье включает в себя взаимосвязанные компоненты: ак сиологический (личностные ценности, ценности «Я» других людей), инстру ментальный (способность к рефлексии) и потребностно-мотивационный (стремление к саморазвитию) компоненты.

А.Г.Портнова и М.Г. Иванова рассматривают психологическое здоровье как отражение баланса между успешностью функционирования человека как личности и эмоциональными переживаниями, связанными с достижением це лей развития. В качестве показателей психологического здоровья человека в разные возрастные периоды выступает эмоциональное состояние.

Как показал теоретический анализ исследований, в настоящее время про блема психологического здоровья в отечественной психологической науке при обретает все большую актуальность и разработанность.

Автором данной статьи планируется проведение исследования психоло гического здоровья у сотрудников ФКУ УК ГУФСИН по Свердловской области в г. Первоуральске. Трудовая функция работников ФКУ УК ГУФСИН заключа ется в осуществлении контроля, конвоирования и надзора за осужденными и подсудимыми, находящимися под стражей. Служба в уголовно-исполнительной системе связана с различными психологическими ситуациями и стрессами, что влияет на психологическое состояние. Для сотрудников ФКУ УК ГУФСИН крайне важным является сохранение психологического здоровья, т.к. снижение качества труда может привести к возникновению различных опасных ситуаций.

В качестве объекта исследования выступает психологическое здоровье у сотрудников ФКУ УК ГУФСИН по Свердловской области в г. Первоуральске.

В исследовании мы опираемся на понятие психологического здоровья, предло женное Хухлаевой О.В. В связи с этим, предметом исследования являются компоненты психологического здоровья: аксиологический, инструментальный и потребностно-мотивационный.

Цель исследования: выявление взаимосвязи компонентов психологиче ского здоровья с характером трудовой деятельности сотрудников ФКУ УК ГУФСИН по Свердловской области в г.Первоуральске.

В исследовании примут участие сотрудники, осуществляющие непосред ственное сопровождение и охрану осужденных лиц, а также сотрудники, вы полняющие трудовые функции в различных подразделениях данной организа ции, не имеющие непосредственного взаимодействия с осужденными. Общее количество испытуемых: 50 человек, из них 35 мужчин и 15 женщин.

А. С. Цветкова Екатеринбург, РГППУ ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАК ТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ В современном российском обществе, испытывающем изменения, отме чается значительный рост преступности. В связи с этим увеличивается число осужденных за различные виды преступлений. Сложившаяся в стране пенитен циарная система во многом унаследовала от прошлого традиционные методы работы с осужденными. Эти методы характеризуются карательной направлен ностью. В действительности же такой односторонний подход к исправлению осужденных не дает значимого эффекта, так как не вызывает существенных по зитивных изменений в деформированной личности осужденного. Более того, он может порождать социальную отчужденность, агрессивность, тревожность, не гативное отношение к обществу и его правовым и нравственным нормам.

Современная уголовно-исправительная политика направлена на смягче ние кары и усиление воспитательных мер воздействия на осужденных, создание гуманной среды отбывания наказания. В этой связи важная роль в реформиро вании уголовно-исполнительной системы возлагается на психологическую службу. Главная задача специалистов психологической службы - повышение эффективности исправительного воздействия на осужденных, оказание им пси хологической помощи, оптимизация отношений между осужденными и личным составом исправительного учреждения.

Воздействие на осужденных без учета их индивидуально психологических особенностей снижает эффективность воспитательных меро приятий, порождает конфликтные ситуации, усиливает отрицательное влияние криминогенных факторов. В связи с этим, изучение индивидуально психологических особенностей является важной предпосылкой успешного функционирования органов, исполняющих наказания. Таким образом, изучение индивидуально-психологических особенностей осужденных - это особая сфера деятельности психологической службы, которая должна способствовать более успешной ресоциализации правонарушителей, выявлению лиц, требующих по вышенного контроля и профилактической работы, а также решению конкрет ных практических задач.

В отечественной юридической психологии проблему личностных харак теристик осужденных рассматривали Ю. А. Алферов, А. Д. Глоточкин, В. Г. Деев, М. И. Еникеев, К.Е. Игошев, Г. М. Миньковский, А. И. Папкин, В.Ф. Пирожков, С. В. Познышев, А. И. Ушатиков.

Опубликовано немало эмпирических исследований, в которых раскрыва ются личностные особенности преступников, которые затрагивают криминоло гические и социологические аспекты личности.

В исследованиях Б.Г Бовина, А.В. Кокурина, А.И. Мокрецова представ лен обобщенный портрет осужденного за преступления против жизни и здоро вья, который выглядит следующим образом: средний возраст колеблется в пре делах 35-37 лет, неоднократно отбывал наказание, в том числе за насильствен ные преступления, пристрастен к алкоголю, импульсивен, прямолинеен, агрес сивен, склонен к конфликтам. По характеру замкнут, раздражителен, подозри телен, тревожен, безразличен к мнению окружающих. Он склонен к словесной агрессии, уровень интеллекта ниже среднего, мыслительная деятельность сни жена, логическое мышление нередко блокируется аффективными пережива ниями, робкий, неуверенный в себе, заниженная самооценка сочетается с пере оценкой личных страданий и неприятностей с целью избежать или уменьшить ответственность за совершенное преступление.[2].

В исследованиях А.В. Кокоурина, И.В. Кокоуриной, Р.В. Кадырова и Е.В. Янкиной представлен психологический портрет осужденных за преступле ния против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Харак терными индивидуально-психологическими чертами таких осужденных явля ются рассогласование с общепринятыми нормами, снижение интеллектуальных способностей, агрессивность, подверженность поступков влиянию случая или ситуации, напряженность, низкий уровень контроля повседневного поведения, неуверенность в себе, отсутствие необходимых коммуникативных навыков и общепринятых образцов поведения [4]. Во многом такого рода преступления обусловлены самооценкой собственных переживаний и поступков в ситуациях взаимоотношений с социумом [3].

Бахтиарова К.А. в своем исследовании выявила закономерность, что пси хологические особенности личности рецидивиста отличаются от психологиче ских особенностей личности правонарушителя с первой судимостью.В пред ставленных исследованиях применялись методы: психогенетический тест, тест психоэнергетики меридиан, тест гиполабильности микроэлементов, методика В.М. Русалова, 16-факторный опросник Кэттелла, тест агрессивности А. Ас сингера, тест "Агрессия как социальное научение по Бандуре", псевдокомпен сации по Адлеру, Сидоренко Е.В., тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д. А. Леонтьева, опросник "Духовный дифференциал".

Таким образом, обзор эмпирических исследований позволяет выявить среди особенностей индивидуально-психологических характеристик личности осужденных наличие большого числа псевдокомпенсаций, таких как комплекс жалости к себе, комплекс ущербности, комплекс превосходства, имеющие от рицательные связи со смысловыми образованиями личности.[1].

Проблема заключается в том, чтобы снизить криминогенную обстановку в стране, выявлять группу риска среди людей, склонных к правонарушениям, девиантному поведению, создавать такие условия в обществе, социально экономические, демографические, политические, психологические, которые бы работали на уменьшение криминогенной обстановке.

Библиографический список 1. Бахтиарова К.А. Психологические особенности впервые осужденных и рецидивистов / К. А. Бахтиарова // МГУ: Научные исследования - 2006. 2006.

2. Бовин Б.Г., Кокурин А.В., Мокрецов А.И. Психологические аспекты изучения личности осужденного/Б. Г. Бовин, А. В. Кокурин, А. И. Мокрецов // Преступление и наказание. № 9. 2004.

3. Кадыров Р.В., Янкина Е.В. Психологические особенности осуждён ных, совершивших преступления сексуального характера / Р. В. Кадыров, Е. В. Янкина // Социосфера: научно-практический журнал: Пенза, 2010. №4.

С. 104-112.

4. Кокурин А.В., Кокурина И.В. Характеристика осужденных за преступ ления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, отбы вающих уголовное наказание в виде лишения свободы в России / А. В. Коку рин, И. В. Кокурина // Психология и право. №1, 2012.

Е. Ю.Шуваева Екатеринбург, РГППУ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ В постоянно развивающемся обществе значимым фактором является кон курентоспособность. На современном рынке труда она означает соответствие современным тенденциям, течениям и навыкам в профессиональной сфере. Как следствие этого, большую значимость для взрослого человека приобретает об разование, а именно – повышение квалификации. Это дополнительное образо вание направлено, преимущественно, на достижение двух целей:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.