авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вместе с тем, вопреки полуофициальному запрету, в психотерапевтиче скую практику вливаются специалисты-психологи, и базовое психологиче ское образование может рассматриваться как достаточное для осуществле ния психологической помощи. Декларация по психотерапии, принятая Ев ропейской ассоциацией психотерапевтов в Страсбурге в 1990 году, рас Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ сматривает психотерапию как особую дисциплину из области гуманитар ных наук, занятие психотерапией требует широкой гуманитарной подго товки. В России в настоящее время психотерапия не является однозначно понимаемой областью научных знаний и практических подходов, призна ется сосуществование медицинской и психологической моделей психоте рапии с четким разделением функций и методов: медицинская модель, яв ляющаяся официально признанной и законодательно оформленной, рас сматривается как система лечебного воздействия на психику и через пси хику на организм больного;

психологическая же модель, функционирую щая полулегально, имеет основной целью – не излечение от психических расстройств, а оказание помощи в процессе становления сознания и лично сти (Карвасарский Б.Д. (Ред.). Психотерапевтическая энциклопедия. СПб., 1999).

В последние годы открывается большое количество консультатив ных центров, психологических консультативных кабинетов, в которых ра ботают специалисты с психологическим образованием, методы деятельно сти которых трудно однозначно отнести к разряду не психотерапевтиче ских. Психологическое консультирование как вид профессиональной дея тельности клинического психолога требует терминологической ясности, до настоящего времени не достигнутой ни в науке, ни на практике в отноше нии объема и содержания таких понятий, как «психологическое консуль тирование» и «психотерапия». По мнению М. Перре и У. Бауманна, кон сультирование и психотерапию нельзя однозначно отделить друг от друга, авторы считают психотерапию частным случаем консультирования (Кли ническая психология / Под ред. М. Перре, У. Баумана. СПб, 2002). Понятие «психологическое консультирование», тем не менее не является понятием, родовым в отношении к понятию «психотерапия», так как консультирова ние и психотерапия пересекаются друг с другом, причем эта область ино гда представляется довольно значительной (Клиническая психология /Под ред. М. Перре, У. Баумана. СПб, 2002). Труа, Каркхуфф, Кори используют эти понятия как синонимы.





Дж. Коттлер и Р. Браун вводят понятие «пси хотерапевтическое консультирование» (Коттлер Дж., Браун Р. Психотера певтическое консультирование. СПб, 2001). Р. Нельсонс-Джоунс убежден, что в консультировании и терапии есть много общего, и невозможно про вести четкую границу между ними (Нельсонс-Джоунс Р. Теория и практи ка консультирования. СПб., 2002). Психологическое консультирование можно рассматривать как особый вид отношений помощи, как репертуар возможных воздействий, направленных на достижение конструктивных изменений, как психологический процесс (Нельсонс-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., 2002). Данный подход предполагает разделение целей психологического консультирования на связанные с кор рекцией (по сути, врачебная модель психотерапии) и связанные с обеспе чением роста, развития субъекта (психологическая модель психотерапии).

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Но как в одном, так и в другом случае достижение указанных целей кон сультирования предполагает глубокие психологические знания и хорошее владение технологическими навыками консультативной, коррекционной и исследовательской деятельности.

Следует отметить, что если в соотношении объема и содержания ка тегорий «психологическое консультирование» и «психотерапия» специа листы испытывают обозначенные выше трудности, то в соотношении кате горий «психотерапия» и «психологическая коррекция» отмечается гораздо большее единодушие: эти термины содержательно совпадают, правда, при условии осуществления психологической коррекции при заболеваниях, имеющих психологический фактор как основной этиологический (Карва сарский Б.Д. (Ред.). Психотерапевтическая энциклопедия. СПб., 1999).

Итак, психотерапия как направление деятельности клинического психолога в связи с формированием в процессе обучения посредством тре нингов и других форм активного обучающего воздействия гуманистиче ской позиции, ценностного отношения к личности пациента может пре одолеть распространенный в медицинской модели психотерапии подход к человеку как носителю нозологической единицы и тем самым сделает пси хотерапию более эффективной. Однако психотерапевтическая помощь больным с психическими расстройствами предполагает тесное взаимодей ствие психолога с психотерапевтами с базовым медицинским образовани ем, специализирующимися в психиатрии.

Н.И. Гаренкова, С.В. Полторак, Н.Г. Степанова (Санкт-Петербург) ОПЫТ ПРОВЕДЕНИЯ КРАТКОСРОЧНОЙ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ В УСЛОВИЯХ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ Традиционно групповая психотерапия направлена на решение задач, сформировавшихся в рамках того или иного психотерапевтического под хода. Основной целью личностно ориентированной (реконструктивной) психотерапии, как в ее индивидуальном, так и в групповом варианте, явля ется коррекция нарушенной системы отношений больного неврозом. Опо ра на групповую динамику, анализ группового взаимодействия, проекции на групповую ситуацию основных внутриличностных и межличностных проблем и конфликтов пациента являются отличительными признаками групповой психотерапии. Этот вариант психотерапии достаточно продол жителен (около 40 занятий по 1,5 часа на протяжении до 2-х месяцев) и предполагает сочетание различных методов групповой психотерапии (групповой дискуссии, психодрамы, психогимнастики, проективного ри сунка, музыкотерапии) при доминирующей роли групповой дискуссии.

Однако в последнее время, в связи с изменившимися социально экономическими условиями, далеко не все пациенты – больные неврозами Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ – имеют возможность долго находиться в стационаре. В связи с этим воз никает необходимость разработки краткосрочных вариантов групповой психотерапии, интенсифицирующих процесс лечения и направленных на разрешение конкретных проблем пациентов. Основанием для этого являет ся также и некоторое изменение контингента больных, обращающихся за врачебной помощью в психотерапевтическое отделение. Прежде всего, это пациенты, ориентированные на краткосрочное лечение и, в то же время, достаточную эффективность. Предъявляемые ими жалобы психологиче ского характера касаются, как правило, проблем, связанных с межличност ными конфликтами в сферах производственного и семейного функциони рования, неэффективностью выполнения социальных ролей с тенденцией к уходу от общения и агрессивными или депрессивными реакциями защит ного характера, непродуктивной тактикой в решении коммуникативных задач, что приводит к неэффективности при планировании производствен ной деятельности, неадекватному полоролевому и инфантильному поведе нию. Таким образом, жалобы пациентов лежат преимущественно в области межличностного взаимодействия и именно на решение этих проблем они ориентированы в наибольшей степени.

Еще В.М. Мясищев различал невротические реакции и собственно неврозы, отмечая ведущую роль личности в развитии последних, в отличие от внешних, эмоциогенных влияний при реакциях. В современной класси фикации пограничных нервно-психических болезней выделяют расстрой ства адаптации и реакции на тяжелый стресс, при этом роль личностных особенностей уходит на второй план и основным при психотерапии таких пациентов, становится разрешение конкретных психотравмирующих си туаций.

Безусловно, традиционная классическая групповая психотерапия, направленная на разрешение глубинной психологической проблематики, с нашей точки зрения, является наиболее эффективной и адекватной для невротических больных. Однако, учитывая их актуальную мотивацию и социальную ситуацию необходимо в ряде случаев модифицировать тради ционный вариант с ведущей практической направленностью на разреше ние проблем, возникающих в реальной жизни. Предлагаемый вариант краткосрочной групповой психотерапии сохраняет классический принцип ведения психотерапевтической группы: ориентация на групповую динами ку, одновременное воздействие на когнитивные, эмоциональные и пове денческие аспекты системы отношений;

опора на такие механизмы лечеб ного воздействия как эмоциональная поддержка, обратная связь и кон фронтация, научение;

группа также является закрытой, ее численность со ставляет 8–10 человек, занятия проходят 5 раз в неделю по полтора часа, но общая продолжительность курса сокращена до 4–5 недель (традицион ный вариант – 8 недель).

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Отличительными особенностями краткосрочных групп являются следующие: более директивная роль групповых психотерапевтов, имею щая своей целью активное стимулирование пациентов к участию в работе группы;

использование поведенческих техник (направленных на вербаль ные и невербальные способы коммуникации) способствует более активно му формированию групповой сплоченности и явному проявлению кон фронтации на 5-м–6-м занятиях, при этом повышается ответственность за себя и за группу в целом, что позволяет принять пациентом самого себя и способствует выражению адекватных эмоций;

в фазе активно работающей группы психотерапевт занимает менее активную позицию, при этом ос новным психотерапевтическим приемом является групповая дискуссия;

относительно меньший удельный вес имеют интеракционная ориентация групповой дискуссии. Содержанием групповой дискуссии, прежде всего, являются конкретные, реальные конфликтные ситуации, что позволяет вы явить неадекватность установок, отношений, защитное поведение больно го, способы избегания им потенциально фрустрирующих событий. Вклю чение биографических данных с уклоном на реальные ситуации вне груп пы способствует осознанию привычных стереотипов поведения. Тематиче ские занятия, как правило, посвящены полоролевому функционированию пациентов. Большинство мужчин-пациентов уступают лидирующее поло жение не только в производственных, но и в семейных отношениях, что не соответствует сложившимся идеальным представлениям о роли мужчины и женщины в обществе.

Более широко применяются конкретные психотерапевтические тех ники, в частности, поведенческие приемы и техники гештальт-терапии.

Для интенсификации групповой динамики используются такие тех ники, как «проективная игра» и «реверс» («выявление противоположно го»). Оба приема полезны для проработки личностного конфликта, помо гают соприкосновению участников группы со своими эмоциями и стерео типами поведения. При проективной игре, вступая во взаимодействие с каждым участником группы, пациент осознает, что проигрываемые роли и черты личности являются его собственными. Реверсивная игра помогает пациенту осознать, что сложившийся стереотип его поведения является защитным и мешает конструктивному функционированию. Данные прие мы способствуют визуализации неосознаваемых компонентов пережива ний и выявляют несоответствия реально существующей ситуации.

Использование трансперсональной проекции позволяет сопоставить субъективные оценки самого пациента, степени реалистичности идеальных представлений о себе и о своей роли в обществе с аналогичными представ лениями других членов группы, с вербализацией преимущественно ис пользуемых состояний («Я-ребенок», «Я-родитель», «Я-взрослый»). Среди различных подходов важная роль отводится приемам, заимствованным из гештальт-терапии. Эти технические приемы способствуют процессу вос Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ становления личностной целостности, интеграции и гармоничности, а зна чит формированию адекватной самооценки в условиях частого несоответ ствия возможностей личности чрезмерно высоким требованиям к себе, противоречивыми личностными конфликтами, связанными с изменением социально экономического положения в обществе (неуверенность в зав трашнем дне, незащищенность, потеря чувства опоры и др.).

К окончанию работы группы такие ценности как самостоятельность и свобода выбора выходят на первый план, снижается агрессивность, ри гидность. Пациентом осознаются средства, способствующие конструктив ному решению эмоциональных проблем и выходу из невротического со стояния, переориентация со своих переживаний с ограничением круга об щения на более широкое индивидуальное и социальное функционирова ние.

Е.А. Горская (Санкт-Петербург) ТРИГГЕРНАЯ ФУНКЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ У БОЛЬНЫХ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ Известно, что в структуре заболеваемости людей всех возрастов хронические неинфекционные болезни, к которым относится бронхиаль ная астма, играют значительную роль. Эти болезни обычно классифици руют, как заболевания, связанные с нарушениями адаптации, психосома тические расстройств. Признано, что на формирование и течение этих бо лезней оказывают влияние личностные особенности пациента, а также способы его реагирования на психотравмирующие ситуации конфликта, страха, эмоционального напряжения (Исаев Д.Н., 2000;

Буэно Ф.Ф., 2000).

Анализ литературы по данной проблеме показал, что было проведе но достаточно исследований в рамках изучения личности взрослого боль ного с уже сформированным конкретным психосоматическим заболевани ем (Ананьев В.А., 1998;

Охматовская А.В., 2001). В частности, бронхиаль ная астма привлекает к себе внимание многих исследователей в связи с тем, что основные механизмы развития этой болезни до конца не изучены, а методы лечения не достаточно эффективны. Исследование детской и подростковой популяции больных бронхиальной астмой проводились, в основном, с целью выяснить влияние семейного воспитания на возникно вение и течение этого заболевания, а также для выявления эмоциональных проблем данной категории больных. Меньше работ посвящено изучению психосоматических соотношений и адаптационных механизмов подрост ков и детей, страдающих бронхиальной астмой, и их влияния на возникно вение и степень тяжести заболевания.

Данное исследование направлено на изучение психосоматических характеристик у детей и подростков, больных бронхиальной астмой, с це лью определения задач психологической помощи этому контингенту, а Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ также выяснения направлений психопрофилактической работы с детьми, попадающими в «группу риска» по развитию бронхиальной астмы.

На первом этапе исследования были обследованы 54 юноши 15– лет, страдающих бронхиальной астмой. Среди них 32 % – учащихся сред нетехнических учебных заведений, 40 % – школьников, 22 % – студенты высших учебных заведений. 37 % обследуемых страдают данным заболе ванием с 3–7 лет, 63 % заболели в возрасте 10–16 лет. Обследование про водилось вне обострения, в стадии длительной ремиссии.

Выбор объекта исследования основан на данных различных источ ников, свидетельствующих о преобладании среди детей и подростков, больных бронхиальной астмой, лиц мужского пола (Исаев Д.Н., 2000;

Торшхоева Р.М., 2002).

В исследовании были использованы следующие методы: стресс интервью (оценка качества жизни), опросник «SF-36», Торонтская алекси тимическая шкала, опросник КАВД, шкала агрессии Спилбергера (STAXI), шкала самооценки Спилбергера-Ханина, метод диагностики межличност ных отношений Лири, опросник Р. Плутчика (механизмы психологической защиты), методика определения копинг-стратегий Хайма, опросник де прессии Бэка, ММРI–СМОЛ.

Результаты комплексного психологического исследования показали, что заболевание бронхиальной астмой в дошкольном и в подростковом возрасте возникает по разным причинам. В подростковом возрасте на про явление болезни большое влияние оказывает психологический статус под ростка. Так, среди юношей, заболевших в подростковом возрасте (1-я группа), процент алекситимичных пациентов больше – 25 %, у подростков заболевших в 3–7 лет (2-я группа) – 13.3 %, тогда как неаликситимичных больше среди заболевших в дошкольном возрасте – 46,7 % (в первой груп пе – 37,5 %).

В первой группе процент дискретных подростков составляет – 31,3%, во второй лишь – 6,3 %. Так как дискретность и алекситимия счи таются наиболее характерными для психосоматических расстройств (Ананьев В.А., 1998), то можно предположить, что бронхиальная астма в дошкольном возрасте возникает у детей с генетической предрасположен ностью к данному заболеванию, связана с семейным воспитанием, о чем свидетельствуют многочисленные исследования (Исаев Д.Н., 2000;

Карта шова и др., 2002), и мало зависит от психических свойств личности, кото рые в этом возрасте активно формируются. И, напротив, в возникновении этого заболевания в подростковом возрасте важную роль играет психоло гический фактор.

Среди юношей, заболевших в подростковом возрасте, преобладает интеллектуализация, как доминирующий механизм психологической за щиты у 34,4 % исследуемых, как один из наиболее часто используемых механизмов психологической защиты – у 62,5 %;

проекция доминирует у Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ 32.4 % подростков (59,4 % основных ведущих механизмов);

отрицание преобладает у 15,6 % (43.8%);

вытеснение – у 6,3 % (25 %). У подростков второй группы картина иная: интеллектуализация доминирует лишь у 11, % (23,5 %);

проекция – у 47,1 % (58,8 %);

отрицание – у 5,9 % (29,4 %);

вы теснение – у 23,5 % (47,1 %). Проекция и отрицание, как доминирующие механизмы психологической защиты, свойственны подростковому возрас ту. Высокий процент подростков с преобладающим механизмом интеллек туализация в группе заболевших в 10–16 лет связан с большим процентом подростков с дискретным восприятием мира. Среди дискретных подрост ков у 50 % доминирующий механизм психологической защиты – интел лектуализация;

среди наиболее часто используемых механизмов интеллек туализация составляет 75 %.

При исследовании копинг-стратегий выяснилось, что во 2-й группе в поведенческой сфере преобладают адаптивные стратегии: обращение, сотрудничество и альтруизм – 53,3 %. В 1-й группе, использующих адап тивные стратегии 39,4 %, преобладающей является отвлечение (относи тельно адаптивная стратегия) – более 30 %, причем почти у всех исполь зующих эту копинг-стратегию одним из ведущих механизмов психологи ческой защиты является интеллектуализация. Юношей с адаптивными стратегиями во всех сферах (поведенческой, эмоциональной и когнитив ной) больше среди заболевших в дошкольном возрасте – 33,3 %, в 1-й группе этот процент существенно ниже – 12,1. Более 90 % подростков с дискретным восприятием мира не используют адаптивные стратегии в по веденческой сфере. Таким образом, видно, что подростки, заболевшие в 10–16 лет, в большинстве своем, могут на когнитивном уровне оценить стрессовую ситуацию как решаемую, на эмоциональном уровне адекватно отреагировать на нее, но более половины больных подростков на поведен ческом уровне не используют адаптивные копинг-стратегии, направленные на решение конфликтной ситуации, что ведет к внутренней напряженно сти.

Диагностика межличностных отношений с помощью методики Лири выявила низкий процент подростков довольных собой в группе заболев ших в 10–16 лет, что может указывать на еще одну причины соматизации:

внутренний конфликт, возникающий из-за расхождения Я-реального и Я идеального, при неумении решать проблемы и неумении выражать свои эмоции, ведет к психическому напряжению, которое выражается в сомати ческих проявлениях.

Таким образом, у юношей, заболевших в подростковом возрасте, существует характерный паттерн личностных свойств, способствующий возникновению и развитию заболевания, для которого свойственны: 1) дискретный (жестко-логический) способ описания действительности;

зна чительные расхождение между Я-реальным» и Я-идеальным», что ведет к внутриличностному конфликту и нарастанию психического напряжения;

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ 2) нарушение адаптационных механизмов: преобладание такого механизма психологической защиты как интеллектуализация, который приводит к пресечению эмоций и переживаний за счет логических установок и умст венных манипуляций;

3) использование неадаптивных и относительно адаптивных стратегий совладания с конфликтной ситуацией, особенно на поведенческом уровне.

Юноши, заболевшие астмой в подростковом и дошкольном возрасте, имеют разные неврозоподобные проявления в структуре личности, сфор мировавшиеся под воздействием болезни. Подросткам 1-й группы свойст венно повышение личностного профиля (MMPI-smol) по шкале ипохонд рия;

2-й группы – по шкалам психастения и аутизации.

У подростков, больных с раннего детства, качество жизни выше, чем у их ровесников, заболевших в подростковом возрасте, так как первые со существуют с болезнью с момента формирования структуры личности и произошла интериоризация болезненных симптомов, которые стали ча стью картины мира указанных подростков, в отличие от подростков, забо левших в период активной самоидентификации подросткового кризиса, и при этом испытывающих значительные ограничения, связанные с болез нью.

Если в подростковом возрасте на проявление болезни большое влия ние оказывает психологический статус подростка, то психологический компонент «тригерного механизма» бронхиальной астмы в дошкольном и младшем школьном возрасте на первом этапе исследования выяснить не удалось. В связи с этим, возникла необходимость провести психологиче ское исследование больных детей данного возраста.

Для осуществления этого проекта нами был разработан комплекс психологических методов, включающих в себя: стресс-интервью, опросник явной тревожности CMAS, детский вариант теста рисуночной фрустрации Розенцвейга, цветовой тест отношений, опросник копинг-стратегий для де тей, методика «Где живут чувства?», проективная методика «Дом. Дерево.

Человек» в модификации Р.Ф. Беляускайте.

Для определения целей психологической помощи детям, больным бронхиальной астмой, а также психопрофилактики для предупреждения развития этого заболевания у детей из «группы риска», предполагается провести комплексное исследование способов поведения детей в стрессо вых ситуациях, а также некоторых особенностей их личностного развития.

Так как исследование больных подростков показало, что, независимо от начала заболевания, вся выборка больных характеризуется низкой и умеренной тревожностью, отсутствием депрессии, низкой агрессивностью, при высоком контроле за собственными эмоциями, интересным представ ляется выявить также уровень тревожности и агрессивности больных детей младшего школьного возраста.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Пилотажное исследование детей 7–9 лет, больных бронхиальной ас тмой, показало, что исследование младших школьников с помощью данно го комплекса психологических методов должно проводится индивидуаль но. В этом случае выполнение заданий не вызывает у детей затруднений.

Знание роли психологического компонента в возникновении и раз витии заболевания даст возможность повысить эффективность лечения больных бронхиальной астмой, а также проводить работу по предупреж дению его развития у детей и подростков из «группы риска».

Б.Д. Жидких (Курск) АРТТЕРАПИЯ В СТРУКТУРЕ МУЛЬТИФАКТОРНОГО ПОДХОДА МЕДИЦИНСКОГО ПСИХОЛОГА К ПРОБЛЕМАМ ДИАГНОСТИКИ ПОДРОСТКОВЫХ НАРКОМАНИЙ Рисунок, выполненный больным человеком, можно рассматривать как источник информации, помогающий понять психологические меха низмы заболевания. Тест «Нарисуй свою семью» используется для иссле дования семейных ситуаций и чувств, которые рисующий испытывает по отношению к членам своей семьи. Ценность этой процедуры состоит в том, что подросток может выразить свои чувства и отношение к членам семьи на символическом уровне, выразить на бумаге содержание, которое может быть не вполне осознанным, или то, которое трудно выразить сло вами. Для него этот путь безопасен и не представляет угрозы.

Медицинская психология – междисциплинарная область, с помощью методик которой можно диагностировать этапы «наркотической карьеры»

подростка. Следует подчеркнуть, что далеко не всякое употребление нар котика подростком является наркоманией. Но кто даст гарантию, что, по пробовав раз, подросток сможет остановиться. В этом случае уместен под ход медицинской психологии, позволяющей совместить в изучении данной проблемы проблему души и тела: факторы вызывающие психологическую и физическую зависимость.

Существует мнение, что наркотики становятся частью «подростко вой культуры», другие склоняются к точке зрения, что вина лежит на пси хопатических чертах характера. Во всяком случае, медицинскому психоло гу приходится искать ответ, лежащий в плоскости мотивации личности. Во время сбора анамнеза у подростков важным мотивом интереса к наркоти кам выступают – любопытство, поиск необычных ощущений и пережива ний, желание преодолеть и заглушить внутренние противоречия, подража ние и солидарность с группой.

Учитывая свойство арт-терапии – прояснение бессознательных чувств, было решено провести анализ рисунков пациентов и отыскать об щие, значимые для них бессознательные конфликты.

С этой целью проанализированы анамнестические записи и рисунки 14 подростков 12–15 лет, склонных к употреблению наркотиков.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Результаты свидетельствуют об особых семейных взаимоотношени ях, обусловленных различиями в характерах и стилях воспитания «мягкой»

матерью и «жестким» отцом, что можно расценивать как типичный бес сознательный конфликт у подростков обследуемой группы.

Д.Е. Жуков (Санкт-Петербург) ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТНЫЕ ФУНКЦИИ У РОДИТЕЛЕЙ ДЕТЕЙ С СИНДРОМОМ РДА Синдром раннего детского аутизма (РДА) — это эмоциональная па тология, связанная с повреждением механизмов аффективной адаптации, обусловливающих недостроенность, незавершенность структуры эмоцио нальной организации. Общепринятые клинические критерии этого син дрома — экстремальное одиночество ребенка, нарушение его эмоциональ ной связи даже с самыми близкими людьми, крайняя стереотипность в по ведении, консерватизм в отношениях с миром, страх изменений в нем, особое речевое и интеллектуальное недоразвитие, не связанное, как прави ло, с первичной недостаточностью этих функций (Лебединский В.В. и др., 1990).

Целью описываемого исследования являлось определение централь ных личностных функций у матерей, дети которых страдают ранним дет ским аутизмом, путем иследования Я-структурного теста Аммона (ISTA) и сравнение этих показателей с данными рестандартизации опросника, про водившейся на группе, включавшей в себя 1000 человек в возрасте от до 53 лет, преимущественно со средним или средним специальным образо ванием. База данных здоровой выборки по Я-структурному тесту Аммона была предоставлена Отделением организации научных исследований, но вых технологий и подготовки кадров Института им. Бехтерева.

Я-структурный тест Аммона создан немецкими психоаналитиками на основе концепции личности Г. Аммона. Тест разработан в соответствии с принципами динамической психиатрии, его авторы утверждают, что дан ная методика позволяет целостно описать структуру личности в совокуп ности ее здоровых и патологически измененных аспектов. Личность же понимается ими как структурное образование, ядром которого является Я идентичность (Тупицын Ю.Я. и др., 1998).

Исследовано 32 матери, дети которых посещают психокоррекцион ные занятия в Центре социально-психологической помощи СПб общест венного фонда помощи детям с особенностями развития «Отцы и дети».

Описываемое исследование является пилотажным, носит «векторный» ха рактер и, соответственно, призвано определить актуальные тенденции, ко торые могли бы стать основой будущих исследований большого масштаба.

В приведенной таблице содержатся результаты проведенного обсле дования и рестандартизации.

Таблица Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Особенности центральных личностных функций матерей, дети которых страдают РДА Наименование шкалы Данные Данные рестандартиза обслед. ции (n=1000) Средние Стандартное баллы отклонение Агрессия конструктивная 6,9 9,12 2, Агрессия деструктивная 5,9 6,35 3, Агрессия дефицитарная 4,8 4,56 2, Страх конструктивный 7,4 7,78 2, Страх деструктивный 3,8 2,42 1, Страх дефицитарный 4,4 4,53 2, Внешнее Я-отграничение конструктивное 6,5 7,78 2, Внешнее Я-отграничение деструктивное 4,0 3,40 1, Внешнее Я-отграничение дефицитарное 5,4 7,90 2, Внутреннее Я-отграничение конструктивное 8,2 9,14 2, Внутреннее Я-отграничение деструктивное 4,1 3,97 1, Внутреннее Я-отграничение дефицитарное 6,6 6,78 2, Нарциссизм конструктивный 8,0 8,91 2, Нарциссизм деструктивный 3,9 4,17 1, Нарциссизм дефицитарный 3,2 2,56 2, Сексуальность конструктивная 7,3 9,26 2, Сексуальность деструктивная 3,3 5,00 2, Сексуальность дефицитарная 3,0 2,79 2, Как видно из таблицы, матери детей с РДА по большинству пере менных не отличаются от соответствующих показателей выборки, на кото рой проводилась рестандартизация. Но они имеют достоверно более низ кие показатели по субшкале конструктивной агрессии и по субшкале де фицитарного внешнего Я-отграничения.

Конструктивная агрессия, согласно Г. Аммону (1995), проявляется в деятельном подходе к жизни, здоровом любопытстве, в возможности уста навливать продуктивные межличностные контакты и поддерживать их, не смотря на неизбежно возникающие противоречия. Конструктивная агрес сия является предпосылкой для творческого преобразования окружающе го, для формирования жизненных целей и реализации их даже в неблаго приятных обстоятельствах. Кроме того, она предполагает наличие разви той эмпатической способности.

Достоверно сниженный уровень конструктивной агрессии у испы туемых свидетельствует о том, что им не достает собственной активности, любознательности и т.

п. Можно также говорить о плохой способности преодолевать препятствия, сопротивляться обстоятельствам, а следова тельно, и об определенных расстройствах волевой сферы. Другое проявле ние низкого уровня конструктивной агрессии – слабое развитие эмпатиче Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ской способности. Однако, для того, чтобы утверждать с большей уверен ностью, что уровень эмпатии у испытуемых низок, желательно проведение дополнительного обследования с использованием специальных методик, направленных на исследование эмпатии. Тем не менее, полученные дан ные выглядят вполне логичными в свете того, что одним из характерных проявлений детского аутизма считается очень плохо развитая эмпатиче ская способность (вплоть до полного ее отсутствия). Можно предполо жить, что коммуникативные проблемы детей с аутизмом, которые являют ся следствием слабой эмпатии, изначально присущи их родителям, у детей же они усиливаются.

Дефицитарное внешнее Я-отграничение в самом общем смысле по нимается авторами методики, (ISTA) как недостаточность внешней грани цы «Я». В чем же выражается низкий уровень дефицитарного внешнего Я отграничения? В негибкости, в независимости, переходящей разумные гра ницы, в стереотипности и закрытости.

Таким образом, возможно, родители детей с аутизмом имеют дефор мацию некоторых центральных личностных функций, что в определенной степени служит одной из предпосылок к возникновению несовершенства эмоциональной организации детей с синдромом РДА, которое играет важ ную роль в его структуре. Более подробная и точная информация по во просу, затронутом в данном исследовании, станет доступной в будущем, после проведения дополнительных исследований.

И.В. Запесоцкая (Курск) ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ В РАБОТЕ С КОПИНГ-СТРАТЕГИЯМИ В зарубежной психологической литературе последних лет проблеме психологического преодоления – «Coping behavior» посвящено значитель ное количество работ. Понятие «coping» происходит от английского «cope» (преодолевать). В отечественной психологии его переводят как адаптивное, совладающее поведение, или психологическое преодоление.

Понятие «coping» предполагает для субъекта достаточно широкий выбор и ситуации, в которой он оказывается, и своего поведения. С.К. Нар това-Бочавер в соответствие ситуации, как единице жизненного пути, предлагает coping как ситуативную модификацию жизненного стиля.

В широком смысле слова, coping включает все виды взаимодействия субъекта с задачами внешнего или внутреннего характера - попытки овладеть или смягчить, привыкнуть или уклониться от требований проблемной ситуации, как конструктивные, так и не конструктивные.

Г. Томе особые формы преодоления трудностей называет «техниками су ществования». Сюда относятся средства и методы, которые используются личностью для достижения желаемого состояния. Речь идет не только о когнитивных процессах, но и о бессознательных механизмах, т.е. обо всем, Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ что оказалось пригодным и впоследствии может быть использовано в ка честве относительно стабильной стратегии преодоления.

С одной стороны, существует положение, согласно которому coping вступает в действие, когда сложность задач превышает энергетическую мощность привычных реакций и требуются новые затраты, а рутинного приспособления недостаточно. С другой, это понятие «оторвалось» от проблематики экстремальных условий и применяется для описания пове дения людей в поворотные жизненные моменты (Life Events).

Общепризнанной классификации типов coping не существует, но большинство из них построено вокруг предложенных Лазарусом и Фолк маном модусов психологического преодоления: направленного на 1) ре шение проблемы, 2) изменение собственных установок в отношении си туации.

Исследования Г. Томе показали, что большинство людей решает свои повседневные проблемы или задачи развития, используя всего одну или несколько преобладающих техник существования. Он различает сле дующие техники:

1. Техники достижения, применяемые для решения конкретных ма териальных проблем и доступные наблюдению.

2. Техники приспособления, характеризующиеся изменением собст венных переживаний или поведения, обеспечивающим соответствие тре бованиям окружающего мира. Поскольку при этом в основном меняется собственное поведение, тратится меньше усилий, чем в предыдущем слу чае. Человек может вернуться к уже известной и использовавшейся форме поведения, модифицировав ее согласно новым условиям и требованиям.

3. Защитные техники, представляющие собой отрицание или отсроч ку проблем, с которыми в данный момент невозможно справиться.

4. Избегающие (эвазивные и эксгрессивные) техники, означающие уход на долгое время от конфликта или напряженной обстановки без их разрешения.

5. Агрессивные техники, направленные на нанесение вреда окру жающим, причем такое поведение может принимать разные формы: угне тение и подчинение, прямое нападение с целью обратить других в бегство и т.п.

Целью совладающих процессов, напротив, является приспособление субъекта к действительности, позволяющее ему удовлетворить потребно сти. Совладание выступает целенаправленным, во многом осознаваемым и гибким процессом, ориентированным на признание и принятие реально сти, на активное исследование ситуации, позволяющее учитывать ее в це лом. Для совладания, в отличие от защиты, характерен активный поиск и принятие помощи в решении возникшей проблемы, однако без стремления самоустраниться и возложить на помогающего всю тяжесть поиска реше ния. Совладающее поведение, согласно теории Ф.Е. Василюка, обеспечи Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ вает субъекту контролируемое удовлетворение потребностей, удерживает его от регрессии и ведет к накоплению индивидуального опыта преодоле ния жизненных проблем.

Психотерапевтический аспект работы с копинг-стратегиями здесь заключается в формировании системы устойчивых паттернов совладающе го поведения.

Процесс преодоления трудностей протекает следующим образом:

– «первичная оценка» ситуации – когнитивный процесс с эмоцио нальными компонентами;

– оценка собственных возможностей, включая возможную поддерж ку со стороны окружающих, то есть оценка идет «по большому счету». На этом этапе часто развиваются новые стратегии преодоления;

– на основе неудач или новой информации – третичная оценка про блемы, включающей новую постановку задачи и новые альтернативы по ведения.

Выделяют когнитивные механизмы преодоления кризисной ситуа ции (Дорожевец А.Н.): достижение чувства контроля над ситуацией;

стремление достичь чувства контроля над кризисной ситуацией и жизнью в целом;

повышение самооценки.

При формировании копинг-стратегий в принципе существуют три возможности: 1) закрепление оправдавших себя способов поведения, кото рые перед лицом новых требований стабилизируются;

2) дальнейшее раз витие, вызванное недостаточностью привычных программ поведения в но вых ситуациях;

3) размывание программ поведения, особенно в случае не привычных и тягостных требований;

должна произойти полная ликвида ция предшествующей программы и формирование заново программы по ведения, соответствующей ситуации.

Ряд авторов (Meichenbaum D., 1977;

Roskies E., Lazarus R.S., 1980;

Olbrich E., 1985) предположили, что механизмам совладания можно ус пешно обучать, особенно в юности, когда перед молодым человеком встает большое количество новых требований, или задач развития, для успешного решения которых требуется овладение адаптивными форма ми копинг-поведения.

В рамках психотерапевтической и коррекционной задач возможно использование целого ряда форм воздействия: групповые тренинги (обу чающие, личностного роста), проблемные семинары, деловые игры и ин дивидуальные тренинги, библиотерапия. Исследования E. Olbrich (1985) подтвердили эффективность подобного обучения. Он считает, что это обучение может базироваться на следующих принципах:

1. Большую важность представляет информация о роли познава тельных способностей в возникновении проблем. Так, мысли о своем ни чтожестве, некритическое восприятие стереотипных мнений, недооценка Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ доступных стратегий поведения или другие «негативные представления»

могут повлечь за собой нарушения адаптации.

2. Постоянное внимание к негативным и ложным высказываниям о самом себе и о собственном поведении может стать причиной неэффек тивности преодоления своих трудностей.

3. Должны использоваться основополагающие стратегии решения проблем (определение проблемы, предвидение последствий, оценка ре акции и т.д.). Эти стратегии сходны с «первичной, вторичной и третич ной оценкой» R.S. Lazarus.

4. Должны использоваться модели поведения и оценки, подтвер дившие свою эффективность. Следует усилить концентрацию внимания на самооценке.

5. Часто оказывается полезной простая тренировка использования специфических механизмов совладания.

6. Постепенное усложнение выдвигаемых перед индивидом задач облегчает достижение все более сложных целей.

Целевой аспект применения копинг-стратегии различен у участни ков психотерапевтического процесса (Б.Д. Карвасарский): для клиента это – обретение психологической стабильности, психического равнове сия, эффективное приспособление к жизненным обстоятельствам;

для психотерапевта, активизированного мотивационного потенциала клиен та, опора на имеющиеся конструктивные копинг-стратегии как ресурсы для дальнейшего роста клиента.

Г.М. Зиатдинов (Казань) ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ЖЕНЩИН С ПРИВЫЧНЫМ НЕВЫНАШИВАНИЕМ Цель исследования: сравнить психосоциальную адаптацию женщин с привычным невынашиванием и с благополучным течением беременности и провести психотерапевтическую коррекцию.

Обследованы 102 женщины репродуктивного возраста на сроках бе ременности от 5 до 24 недель, 78 из них – с привычным невынашиванием, 24 – относительно здоровых беременных. В работе использованы обще принятые клинико-лабораторные тесты;

социально-психологическое об следование специально-разработанным опросником. Психологический анализ проводился с использованием тестов Люшера и Леонгарда Шмишека.

В результате проведенных обследований, выяснено, что все опро шенные женщины были замужем, беременность была желанной как для матери, так и для отца у всех обследованных. При оценке жилищных усло Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ вий беременных, оказалось, что большинство здоровых беременных (95, %) проживает в благоприятной обстановке, способствующей хорошей психологической адаптации к новому физиологическому состоянию и нормальному течению беременности и лишь 4,5 % из них имеют неудовле творительные жилищные условия. У женщин с привычным невынашива нием в шесть раз чаще (27,72 % опрошенных) наблюдались неудовлетво рительные жилищные условия.

Среднемесячный доход, приходящийся на одного члена семьи не бо лее двух минимальных размеров оплаты труда по РТ в группе здоровых беременных составил 9,09 %, в группе беременных с привычным невына шиванием этот показатель почти в шесть раз выше – 50,5 %. Социальный портрет женщин из группы с привычным невынашиванием дополнялся тем, что 14,28 % из них занимали руководящие посты на работе (и только 4,5 % женщин с неосложненной беременностью).

Неудовлетворительный режим питания, с редким потреблением со ков, свежих овощей и фруктов, мяса отметили 17 % здоровых беременных и 54,82 % женщин с привычным невынашиванием.

В социальном портрете мужа наиболее значимыми в формировании хронического стресса у женщины явились следующие факторы: частое употребление алкоголя в группе женщин с привычным невынашиванием – 62 % (в группе здоровых беременных – 9,09 % случаев);

частая смена ра боты супругом – 16,16 % и 4,5 % соответственно;

наличие профессиональ ных вредностей – 83,65 % и 33,33 %.

Наличие стрессов во время беременности, связанных с проблемами в браке, с неудовлетворительными взаимоотношениями с родственниками супруга, материальными затруднениями, со сдачей экзаменов, бытовыми проблемами и т.д. отметило 72,6 % женщин с привычным невынашивани ем, у опрошенных здоровых беременных этот показатель составил 18,38 %.

В целом, в группе женщин с невынашиванием отмечались признаки стресса, тревоги, угнетенности состояния, негативное отношение к окру жающей ситуации.

Обследованные женщины с неосложненной беременностью были в целом более спокойны и эмоционально уравновешенны. Психологическое тестирование не выявило у них повышенной тревожности, эмоциональной лабильности и признаков стресса.

Данные проведенного исследования позволяют сделать вывод, о том, что женщины с неосложненным течением беременности находятся в «социально-благоприятных условиях», практически не подвержены дей ствию внешних и внутренних стрессовых факторов, они уравновешенны, удовлетворены жизненными условиями и спокойны. Тогда как беремен ные с привычным невынашиванием изначально, еще до наступления бе ременности, подвержены длительному воздействию стрессовых факторов различной направленности, усугубляя и без того уже невысокий потенци Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ал адаптивных возможностей организма. Возможно, невынашивание яв ляется следствием этих факторов.

Пациенткам из основной группы с угрозой прерывания беременно сти, проводилась индивидуальная психотерапия (позитивная, фокусиро ванная на решении, личностно-ориентированная, НЛП, когнитивная и др.). Выбор психотерапевтического метода основывался на результатах анкетирования, психологического тестирования, особенностей личности женщины, клинического обследования. Психофармакологические препа раты не применялись.

Особое место среди использовавшихся методик занимал антиципа ционный тренинг, использовавшийся после купирования остроты сим птоматики. В данном случае антиципационные принципы включались в комплекс профилактики возможных невротических декомпенсаций.

После проведенной психотерапии, у пациенток редуцировалась ра нее предъявляемая симптоматика: снизились показатели тревожности, беспокойства, эмоциональной неустойчивости, купировались симптомы угрозы прерывания беременности, улучшились показатели маточного и фетоплацентарного кровотока. После выписки из стационара женщина приглашается на прием. При этом особое значение придается семейной и в частности супружеской терапии для создания в семье атмосферы под держки.

Таким образом, социально-обусловленный хронический стресс у женщин имеет большое значение в прогрессировании симптомов угрозы прерывания беременности.

Очевидно, что у женщин с различными формами невротических ре акций в условиях хронического стресса, для длительного и стойкого эф фекта необходимо проведение различных методик психотерапии (НЛП, семейной психотерапии, позитивной и др.).

Н.В. Иванова, Л.Н. Пивоварова (Курск) СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ МОЛОДОЙ СЕМЬЕ Повышенный практический интерес психолога к семье и браку обусловлен рядом причин. Современная семья в большинстве стран претерпевает серьезные изменения, однако наблюдаемые тенденции не всегда положительны. Особое беспокойство вызывают два явления:

неустойчивость брака, выражающаяся в резком росте разводов, и падение рождаемости. В обществе происходит трансформация ценностей, связан ных с семьей и браком, и повышение требований к качеству семейных от ношений.

Ряд исследователей предполагает, что эволюция семьи в России связана с изменением ценностных ориентаций взрослых в сфере семей ных отношений, а также изменением статуса ребенка – от полного Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ подчинения воле родителей до отношений паритетности и так называе мого «детоцентризма». Складывается практика воспитания, как правило, единственного ребенка, эгоцентричного и, в сущности, очень одинокого. При такой ситуации общество обрекает себя на культивирование социаль ного инфантилизма, формирование таких жизненных установок, при кото рых уже зрелый субъект избегает принятия ответственных решений в зна чимых ситуациях. За короткий период с 1992 по 1999 гг. существенные из менения произошли и в представлении детей о возможности создания ими самими будущей семьи: не только у мальчиков, но и у девочек интерес к соз данию собственной семьи снизился (у девочек 10–11 лет до 7 % против %). В этих условиях общественным, властным и образовательным институтам необходимо поднимать престиж института семьи в государст ве, осуществлять воспитательные меры, направленные на формирование позитивных семейных установок в детской субкультуре, начиная с самого раннего возраста.

Среди проблем семьи и брака важны те, которые были обусловлены психологическими факторами. Один из них – это взаимоотношения супру гов, их совместимость. Р. Орт, приверженец ролевой теории, в исследова нии совместимости супругов считает главным условием счастья совпа дение ролевых ожиданий и ролевого поведения. Интересен подход Р.

Даймонда, который считает, что счастье возрастает в соответствии с мерой согласованности у субъекта своих ролевых представлений и пред ставлений о своих качествах личности (т.е. возможностью выполнять со ответствующую роль). Естественно, в этом случае предполагается высо кая адекватность самосознания субъекта. Г.А. Абрамова отмечает, что создание семьи требует опыта устройства собственного «Я» в его психо логическом пространстве, т. е. опыта осознания собственной концеп ции жизни, собственной же Я-концепции и концепции другого человека.

Также создание семьи требует наличия способностей к постановке и осу ществлению целей, т.е. к организации деятельности (Абрамова Г.А., 1999).

Совершенно очевидно, что необходима программа, преследующая цель повышения и укрепления социального статуса семьи, формирования ценностных ориентиров молодежи на семейную жизнь, возрождения луч ших духовных семейных традиций россиян.

Такую программу предложили специалисты Центра оказания помо щи молодым семьям «Молодая семья» при участии специалистов кафедр психологии Курского государственного университета и Курского меди цинского университета.

По замыслу авторов программа должна сыграть положительную роль в вопросах психосексуального воспитания детей и подростков. Лек ции, диспуты, беседы, тренинги, консультации, обсуждение книг, кино и видеофильмов помогут юношеству и молодежи разобраться в непростых Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ проблемах брачно-семейных отношений, будут способствовать осознанию ими будущих социальных ролей мужа и жены, отца и матери.

Программа «Ожидание малыша» является подпрограммой ком плексной целевой программы «Молодая семья» городского молодежного центра «Спектр», основной деятельностью которого является психологи ческое просвещение молодежи.

Проведенные центром социологические пилотажные исследования показали типичное для всей страны и для города Курска положение: про должают усиливаться тенденции раннего начала половой жизни, внебрач ной рождаемости, все более частого рождения детей у женщин моложе лет, младенческой смертности, рождения детей с физическими и психиче скими отклонениями, более 50 % случаев беременности наступает случай но. Возникает проблема желанных и нежеланных детей.

Программа «Ожидание малыша» направлена на повышение уровня социального статуса семьи;

формирование сознательного отношения к планированию ребенка;

оказание социально-психологической помощи в эффективной адаптации к семейной жизни;

создание атмосферы психоло гической поддержки и принятия беременности женщины и др.

В рамках настоящей программы работают специалисты центра – психологи и педагоги, привлеченные специалисты медицинского профиля (гинекологи из женской консультации и родильного дома, акушерка, врач неонатолог, врач-педиатр), преподаватели кафедры психологии.


Реализация данной программы показала необходимость оказания помощи молодой семье, заинтересованность молодых мам в изучении осо бенностей развития ребенка, а также в оказании психологической помощи семье.

В результате проведенных нами исследований и пилотажного про ведения программы «Ожидание малыша» было установлено:

– низкий общекультурный и психологический уровень молодых се мей сказывается на высоком проценте заключения браков по необходимо сти, причем беременность является главной их причиной;

– зрелый планируемый подход к рождению ребенка чаще наблюда ется у женщин в возрасте 24–27 лет.

И.Б. Карвасарская ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ АУТИЧНОЙ СЕМЬЕ Собственное бессилие так же опасно, как чужое насилие.

С.Е. Лец Специалисты разных стран отмечают увеличение количества аутич ных детей в последнее десятилетие. Причин у этого явления может быть несколько. С одной стороны, нельзя сбрасывать со счета более точную ди агностику. Многим детям раньше устанавливались другие диагнозы, такие Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ как имбецильность, шизофрения, неврозоподобные расстройства и пр. С другой стороны, возможно, имеет значение резкое возрастание социальной и информационной нагрузки, к которой должен приспособиться ребенок в процессе взросления. Человек же, как биологический вид, не меняется на протяжении многих сотен лет. Кроме того, необходимо учитывать частич ное вытеснение первичных эмоциональных связей социальными штампа ми, следствием чего является повышение тревоги, недостаточный для нормального развития уровень доверия к себе и к миру. Эти причины при водят к тому, что все большее количество детей не в состоянии преодолеть порог первичной социализации.

У аутичных детей проблема невозможности успешного усвоения со циальных навыков возникает очень рано, как правило, между первым и вторым годом жизни. Проявляется это в форме исчезновения ранее приоб ретенных навыков и отказа от овладения новыми, нарушаются также эмо циональная и речевая коммуникации Появление аутичного ребенка явля ется мощным стрессовым фактором для семьи в целом и своевременное оказание ей психологической помощи существенно влияет на перспективу развития ребенка. Очень важно не допустить деструктивной перестройки семейной системы, которая автоматически происходит в первые годы жиз ни ребенка и проявляется в сокращении контактов с окружающим миром, ухудшением эмоционального фона. Возникает новый семейный стерео тип, связанный с отношениями созависимости, которые вызывают в пси хологическом состоянии близких ребенка резкие травмирующие измене ния, затрудняющие для аутиста процесс адаптации. Любое явление, и ау тизм в частности, существует в рамках некоторой системы, которой в дан ном случае является семья. Связи между явлениями, относящимися к дан ной системе, – это не эпизодические и случайные взаимодействия, а необ ходимые условия существования в системе каждого и системы в целом. В аутичной семье часто механически и бессознательно поддерживаются и закрепляются непродуктивные стереотипы ребенка, как эмоциональные так и поведенческие, в то время как требуется целенаправленное противо действие им. Необходимым условием успешной терапии является повы шение эмоционального тонуса аутичной семьи и снижение уровня тревоги.

Вследствие этих изменений улучшается состояние ребенка, контакт стано вится более доступным. В силу затруднений для аутичного ребенка опре деления своего «Я» и выделения себя из окружающего пространства, во многом его мнение о себе складывается из мнений, отношений и оценок его окружающими, в первую очередь, семьей. Часто ребенок демонстриру ет именно то поведение, на которое бессознательно провоцирует его окру жение, а его возможности коррелируют с представлениями о них его близ кого окружения. Затрудняясь определить себя, аутичный ребенок делеги рует это право окружающим. Обращает на себя внимание высочайшая за висимость эмоционального состояния аутиста от эмоционального фона его Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ близкого окружения. Нередко такие дети появляются в семьях, для взрос лых членов которых социализация также требовала и требует значитель ных усилий и связана с эмоциональными перегрузками. Поддержание и сохранение собственного уровня адаптации в сочетании с необходимостью воспитывать неконтактного ребенка вызывает у таких родителей нараста ние напряжения, и, как следствие, усиление аутистической защиты у ре бенка. Если в процессе терапии удается снизить уровень напряжения у взрослых, окружающих аутиста, у него исчезают многие деструктивные проявления, что, в свою очередь, улучшает семейную ситуацию в целом и состояние родителей в частности. По данным психологического исследо вания, проведенного в нашем Центре, аутичный ребенок воспринимает че ловека как движущийся объект, наделенный положительными эмоциями.

В таком случае близкие аутиста, чтобы не выпадать из поля его воспри ятия и являться для него источником информации, должны нести в себе эмоционально-положительный заряд. Возможность сохранить позитивное мироощущение значительно повышается, если воспитание ребенка лично стно ориентировано, в отличие от более широко распространенного соци ально-ориентированного подхода, так как в первом случае главным явля ется эмоциональный комфорт ребенка, а во втором – представление роди телей о норме. Навязывая аутичному ребенку готовые позитивные формы общения и поведения, мы, фактически, дрессируем его и не оставляем про странства для его собственного поиска. Блокируем возможность развития креативности и поисковой активности. Позитивная модель, устраивающая ребенка, найденная им самостоятельно, при вдумчивой помощи и под держке, будет гораздо устойчивее. Без активного навязывания замещаю щего поведения, но при запрете на негативные проявления, пространство для развития сохраняется. Это является профилактикой часто наблюдаемо го явления: каждую новую ситуацию (даже незначительно отличающуюся от уже бывшей в предыдущем опыте ребенка) приходится объяснять зано во, так же, как и способ поведения в ней. Но ведь к подобной беспомощно сти его приучили, натаскивая на готовые образцы поведения. Если ребенок не может найти самостоятельно социально приемлемый выход из травми рующей его ситуации, можно предложить ему на выбор несколько доступ ных для него вариантов. Выбирать он должен сам. Часто родители аутич ного ребенка (до подросткового возраста) испытывают дискомфорт от то го, что терапевту удается установить контакт с ребенком лучше, чем им.

Это может быть связано, с одной стороны, с чувством собственности по отношению к ребенку, а, с другой стороны, с чувством вины из-за своей неуспешности как родителя. Терапевт должен уметь дифференцировать эти реакции и давать на них адекватную обратную связь. Исходя из выше изложенного, становится очевидным, что коррекция аутичного поведения у детей малоэффективна, если взрослые члены семьи не участвуют в тера певтическом процессе. Вовлечение же родителей аутичных детей в тера Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ пию – занятие малопопулярное, в первую очередь, среди самих родителей.

Очень сложно убедить мать аутичного ребенка заниматься собственной психотерапией. Ведь признание матерью необходимости терапии для себя часто звучит для нее как повод для того, чтобы испытывать чувство вины.

«Если улучшение состояния моего ребенка зависит от моего психологиче ского состояния, значит, и его аутизм зависит от меня». Такое признание нарушает безопасность матери, и она отказывается от собственной тера пии. Между тем, на эту ситуацию можно посмотреть и с другой стороны.

«У меня особый ребенок, а я обычный человек, для того, чтобы вырастить его, я должна научиться переносить повышенные эмоциональные нагруз ки, больше, чем обычные люди, именно для этого мне нужна собственная психотерапия. Если я научусь переносить эмоциональные перегрузки, то я смогу научить этому и своего ребенка. Это не имеет никакого отношения к чувству вины, это саморазвитие и самосовершенствование, которое прине сет пользу мне и моему ребенку». Ведь никто не отрицает, что чем более интеллектуально развита мать, тем большему она может научить своего ребенка. Почему же расширенный эмоциональный диапазон матери не должен быть причиной расширения эмоционального диапазона ребенка.

Мать научившаяся адекватно справляться со своими собственными аффек тивными состояниями, неизбежно возникающими в процессе жизни с ау тичным ребенком, и его научит эффективно переносить аффект. Еще од ной из причин отказа родителей от терапии является то, что многие из них испытывают потребность в персональном внимании при обсуждении своих проблем и проблем ребенка, тем самым реализуя свою потребность в ис ключительности. Между тем, максимально эффективна именно групповая терапия. Бессознательное нежелание преодолеть аутизм у ребенка может быть связано и с нарушением доверия к миру у его матери. Аутичный же ребенок не доставит матери тревоги за его жизнь, которую она будет по стоянно испытывать, если он будет отделен.

Проведение терапевтических мероприятий с родителями целесооб разно в рамках недирективной групповой психотерапии. Ведущим ее дол жен быть специалист, имеющий достаточно большой, как количественный, так и качественный, опыт общения с аутичными детьми. В противном слу чае, вряд ли удастся установить необходимый уровень доверия, так как ро дители аутичных детей считают свое положение исключительным вслед ствие исключительности проблем, связанных с жизнью аутичного ребенка в семье и обществе. Кроме того, целесообразно (по той же причине), чтобы группа, особенно сначала, состояла только из родителей аутичных детей, как имеющих сходные психоэмоциональные проблемы. В этом случае бу дет достигаться цель разрушения у них представления о себе как о людях с исключительными проблемами. Общение с равными снижает опасность эмоционального травматизма и развивает социальный потенциал, позволя Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ет получать информацию о себе, опосредованную знаниями, и снижает уровень защиты и сопротивления.


А.В. Князьков (Санкт-Петербург) ФЕНОМЕНЫ И ЭФФЕКТ-СИНДРОМЫ КРАТКОСРОЧНЫХ МЕТОДОВ ПСИХОТЕРАПИИ АЛКОГОЛИЗМА Одним их из видов разновидностей оценки эффективности совре менной психотерапии является определение психотерапевтических фено менов и эффект-синдромов.

Под эффект синдромом понимается комплекс клинических, психоло гических, поведенческих и прочих (про)явлений, возникающих в результа те реализации того или иного метода (методики, техники) психотерапии (Михайлов Б.В. и др., 2002).

Каждый метод психотерапии сопряжен с определенным саногенным эффектом, связанным с психотерапевтической феноменологией. Так, в случае 1 группы феноменов (со стороны пациента) имеет место повышен ная внушаемость и убеждаемость и можно предположить, что и эффект синдром будет более выраженным. Четкое очерчивание мишеней психоте рапии, эмпатия психотерапевта – 2 группа феноменов, а также понимание психотерапевтических отношений – 3 группа – позволяет индивидуализи ровать подход к каждому пациенту. Такая тактика, по нашему мнению, яв ляется перспективной в оценке эффективности каждого метода психотера пии.

Для определения алгоритма было выделено 3 наиболее распростра ненных метода психотерапии алкоголизма: стрессопсихотерапия больных алкоголизмом («кодирование») по Довженко, краткосрочная эмоциональ но-стрессовая психотерапия (ЭСП) алкоголизма по С.И. Табачникову и Е.Н. Зинченко и акупунктурное программирование по С.П. Семенову.

1.Стрессопсихотерапию больных алкоголизмом по А.Р. Довженко можно отнести к методам эклектической краткосрочной психотерапии, ис пользующей следующие методики: опосредованную суггестию, рацио нальную психотерапию, формирование стресса-ожидания через драмати зацию во время группового сеанса. Ядром психотерапевтического сеанса является создание смыслового кода, сопровождающегося внушением о смертельной опасности употребления алкоголя на период действия «кода».

Условия проведения. Обязательное воздержание в течение 21 дня.

Модифицированный метод требует 3–5 дней.

Психотерапевтические феномены: убеждение, гипносуггестия, до минанта страха Эффект-синдром: танатофобия.

Роль терапевта: директивно-авторитарная, ролевая позиция Роди тель-Ребенок.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Преимущества: краткосрочность, минимизация личностного вовле чения, алгоритмизированность, отсутствие особых требований к условиям проведения.

Недостатки: высокие требования к отбору пациентов.

2. Краткосрочная эмоционально-стрессовая психотерапия (ЭСП) ал коголизма по С.И. Табачникову и Е.Н. Зинченко. В научном обосновании метода лежат концепции Селье и Гаркави, что стресс может иметь как бо лезнетворный, так и стимулирующий, лечебный эффект. Относится к эк лектическим краткосрочным методам, использующим ряд методик. Осно вой психотерапевтического сеанса является разработанная В.В. Скупченко и С.В. Макаровым фазотонная теория (1995) согласно которой мозг может быть представлен как квазикристаллическая структура, состоящая из одно типных модулей – фазотонов, каждый из которых является неравновес ным, балансирующим нейродинамическим контуром или осциллятором, осуществляющим пространственно-временную координацию событий в организме человека. В связи с этим фазотонный нейродинамический гене ратор, являясь системным регуляторным механизмом, одновременно пред ставляет собой и неспецифический универсальный ритмоводитель, а зна чит – и саногенный механизм.

Условия проведения. Воздержание от алкоголя 3–4 дня.

Феномены: суггестия, убеждение, транс вследствие голотропного дыхания, снижение энтропии в семейной системе, доминанта страха, авер сия.

Эффект-синдром: нейропсихофизиологическая гармонизация, соци альная адаптация.

Роль терапевта: директивная.

Преимущества: краткосрочность, попытка научного обоснования ме тода, системное воздействие на интра- и интерперсональном уровне.

Недостатки: использование техники (аппаратов резонансных излуча телей), отсутствие глубинной проработки проблемы пациента.

3. Акупунктурное программирование по С.П. Семенову.

Предпосылкой теоретического обоснования метода является выска занная автором в 1977 году гипотеза о структурно-дискретной организации жизни и психики. Согласно этой системной теории, основными структур ными элементами нервно-психической организации являются различного рода нервно-психические целостности меньшего порядка. Взаимосвязь и взаимодействие их друг с другом и образуют собственно психику индиви да. Эти подсистемы психической организации автор называет словом «ТОТы», образованным от латинского «totum», то есть целое, и соотносит с именем древнеегипетского бога Тота. В это понятие включаются и авто номные комплексы, и архетипы, и гештальты, и субличности, и психиче ские целостности иной природы. ТОТы — это те кирпичики, из которых слагается психика как целое. Они могут быть классифицированы по раз Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ным признакам, но самый важный их признак — происхождение. По этому признаку все ТОТы можно разнести в две большие группы: врождённые, или априорные, и приобретённые (онтогенетические).

Одним из факторов, поддерживающих патологическую аддикцию, по С.П. Семенову, является фиксация (застревание) в одной из ролей, на пример «матери» или «отца», препятствующая аутентичности (это пере кликается с теорией ролей Морено, где «затухающие» и «извращенные»

роли препятствуют проявлениям спонтанности индивидуума, снижают по исковую активность). Таким образом, АП в его психотерапевтической час ти — это не только программирование, но и ролевая психотерапия, ибо, по существу, на сеансе АП происходит реорганизация и ослабление «патоло гической» роли, определяющей болезнь пациента. Кроме того, в ходе пси хотерапевтического воздействия усиливаются ослабленные ТОТы (дис криминационное использование стимулов).

Условия проведения. Воздержание от алкоголя до сеанса от 10 дней и больше.

Феномены: рационально-эмоциональное переструктурирование, гипносуггестия, эйдетизм, ролевая драматургия, дискриминационное под крепление, гештальт-инсайт, swittch-эффект (переключение из болезне творного в здоровое состояние), акупунктура, создание положительной ус тановки на выздоровление, расширение временнй перспективы, создание особого психоэмоционального фона с помощью акупунктуры, снижение энтропии в семейной системе.

Эффект-синдромы: «перепрограммирование», снижение выраженно сти дисфункциональных когниций, социальная адаптация, ролевой сдвиг.

Роль терапевта: директивная и индуцирующая выбор и изменения у пациента.

Преимущества: разделение ответственности между врачом и пациен том, проработка своего отношения к болезни, создание перспективы на жизнь без симптома (саногенный подход).

Недостатки: использование аудиовидеоаппаратуры, особые условия к помещению, персонификация метода.

Таким образом, каждый из описанных методов краткосрочной пси хотерапии алкоголизма имеет похожие и отличительные эффект – син дромы, преимущества и недостатки. Задача исследователя – изучить сано генные феномены, ассоциированные с каждым методом психотерапии, и открыть путь к доказательству их эффективности.

С.А. Колов, А.Г. Кривцов, А.В. Остапенко (Волгоград) ДИНАМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ МЕТОДИКИ SCL- У УЧАСТНИКОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ПОСЛЕ ПРОХОЖДЕНИЯ КУРСА ЛЕЧЕНИЯ Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Исследования проводились с помощью методики SCL-90 при посту плении и после прохождения комплексного курса лечения, психологиче ского симптоматического статуса, общего индекса тяжести и индекса на личного симптоматического дистресса.

Результаты по SCL-90 интерпретируются на трех уровнях: общая выраженность психопатологической симптоматики, выраженность отдель ных шкал, выраженность отдельных симптомов.

Ответы на 90 пунктов подсчитывались и интерпретировались по основным шкалам симптоматических расстройств: соматизации, обсессив ности-компульсивности, межличностной сенситивности, депрессии, тре вожности, враждебности, фобических расстройств, паранойяльных тен денций, психотизма.

И по трем обобщенным шкалам второго порядка: общий индекс тя жести симптомов, индекс наличного симптоматического дистресса, общее число утвердительных ответов.

За нормативные показатели были приняты данные авторов апроба ции методики под руководством Н.В. Тарабриной (2001).

Средние значения показателей SCL-90-R- «Все группы».

Было проведено комплексное обследование 50 человек участников боевых действий проходивших медицинскую реабилитацию в психотера певтическом отделении госпиталя ветеранов войн г. Волгограда.

Все обследованные мужчины в возрасте от 21года до 50 лет. На пе риод обследования 40 % ассимилировались в обществе и занимаются «гражданскими» профессиями – 1-я группа.

В прошлом они были в зоне боевых действий один раз. 60% продол жают проходить службу в различных силовых структурах или работают в охранных предприятиях, служат по контракту, продолжая периодически участвовать в боевых действиях.

Предполагается, что они будут иметь командировки в зоны боевых действий в будущем, то есть постоянно находятся в состоянии стресса.

Можно сказать, что участие в военных конфликтах – это основной источ ник их дохода. Эти обследуемые составили 2-ю группу.

При поступлении в отделение у пациентов 1-й группы преобладают показатели по следующим шкалам (таб. 1).

Таблица Данные исследования пациентов 1-й группы по методике SCL-90 до и после лечения Мх-тест Мх-ретест Мх-норма С 0,9 0,58 0, ОК 1,01 0,72 0, НСК 0,89 0,64 0, Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Д 0,92 0,54 0, ТР 1,06 0,69 0, АГ 1,26 0,68 0, Ф 0,76 0,36 0, ПР 0,77 0,56 0, ПС 0,63 0,33 0, ДОП 0,95 0,39 0, GSI 0,89 0,58 0, PST 48,1 35,2 37, PSDI 1,62 1,21 1, Тревожность – высокий уровень переживания тревожности;

такие признаки как нервозность, напряжение и дрожь, приступы паники, когни тивные компоненты, включающие чувство опасности и страха и некоторые соматические корреляты тревожности: Мх=1,06, норма Мх=0,62.

Агрессия (враждебность) – мысли, чувства, действия, которые явля ются проявлением негативного аффективного состояния злости, агрессии, раздражительности, гнева, негодования: Мх=1,26, норма Мх=0,71.

Симптомы обсессивно–компульсивного расстройства – мысли им пульсы и действия, которые переживаются как непрерывные, непреодоли мые: Мх=1,01, норма Мх=0,76.

Фобические расстройства – стойкая реакция страха на определенных людей, места, объекты или ситуации, характеризуется как иррациональная и неадекватная по отношению к стимулу, ведущая к избегающему поведе нию: Мх=0,76, норма Мх=0,35.

Психотизм – у пациентов отмечалось преобладание избегающего, изолированного, шизоидного стиля жизни, мягкой межличностной изоля ции: Мх=0,63, норма Мх=0,42.

Показатели по всем этим шкалам превышают нормативные данные почти в 2 раза в тесте (при поступлении).

Шкала межличностной сенситивности – пациенты не испытывают чувство личностной неадекватности и неполноценности, негативных ожи даний относительно межличностного взаимодействия и любых коммуни каций с другими людьми. Поэтому показатели теста практически соответ ствуют норме, а ретеста, даже ниже нормативных данных: тест Мх=0,89, ретест Мх=0,64, норма Мх=0,83.

Значительная динамика наблюдается ко времени выписки по всем шкалам – средние значения по каждой шкале соответствуют норме или на ходятся несколько ниже нормативных показателей. В шкалах «соматиза ция», «депрессия» – при практически одинаковом цифровом подъеме в тесте, происходит такое же одинаковое снижение показателей в ретесте, что имеет прямую корреляцию со шкалой PST в ретесте, то есть уменьше ние количества беспокоящих симптомов.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Уровень психического дистресса (общий индекс тяжести) после про веденного комплекса лечения становится даже несколько ниже нормы (тест Мх=0,89, ретест Мх=0,58, норма Мх=0,64).

При поступлении в отделение у пациентов преобладают показатели по следующим шкалам (таб. 2).

Таблица Данные исследования пациентов 2-й группы по методике SCL-90 до и после лечения Мх-тест Мх-ретест Мх-норма С 1,13 0,95 0, ОК 1,02 0,85 0, НСК 0,9 0,8 0, Д 0,88 0,81 0, ТР 1,05 0,89 0, АГ 1,18 0,98 0, Ф 0,47 0,42 0, ПР 0,76 0,58 0, ПС 0,45 0,45 0, ДОП 0,93 0,83 0, GSI 0,95 0,73 0, РST 44,8 40,4 37, PSDI 1,67 1,49 1, Соматизация – нарушения, отражающие дистресс, возникающие из ощущения телесной дисфункции. Сюда относятся жалобы, фиксированные на кардиоваскулярной, гастроинтестинальной, респираторной и других системах. Компонентами также являются головные боли, другие боли и дискомфорт общей мускулатуры, а также соматические эквиваленты тре вожности: тест Мх=1,13, ретест Мх=0,95,норма Мх=0,69. В ретесте показа тели несколько снижаются, но все же имеют выраженный характер (пре вышают норму), и значительно превышают показатели по этой шкале в 1-й группе пациентов.

Симптомы обсессивно–компульсивного расстройства: тест Мх=1,02, ретест Мх=0,85, норма Мх=1,69. Уровень этих симптомов существенно снижается по окончании лечения, но он также значительно превышает по казатели 1-й группы пациентов.

Тревожность: тест Мх=1,05, ретест Мх=0,89, норма Мх=0,62. При поступлении пациенты обеих групп имели практически одинаковый уро вень тревожности, а на момент выписки результаты 1-й группы значитель но ближе к норме, чем во 2-й группе.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Агрессия: тест Мх=1,18, ретест Мх=0,98, норма Мх=0,65. Происхо дит заметное снижение враждебной настроенности, но не настолько выра женное как в 1-й группе.

Уровень психического дистресса (общий индекс тяжести) снижается к моменту выписки из стационара и тем не менее превосходит показатели 1-й группы в тесте и ретесте, а также нормативные данные.

Анализ динамики изменения показателей после прохождения ком плексного курса лечения выявил снижение общего индекса тяжести за счет понижения показателей степени выраженности по шкалам: «тревожность», «агрессия», «обсесивно-компульсивной», «соматизации». Шкалы «депрес сия», «психотизм», «межличностная сензитивность», «фобические рас стройства» – не претерпевают существенных изменений и в целом нахо дятся вблиз от нормативных показателей.

Выводы 1. Приведенные данные показывают, что в обеих группах отмечают ся значительные изменения по шкалам соматизации и психического со стояния.

2. Эффективность курса комплексной терапии (психотерапии и фар макотерапии) по данным методики SCL-90 в обеих группах различна.

3. Можно предположить, что для группы пациентов, продолжающих участвовать в боевых действиях, требуются другие психотерапевтические методы, чем для пациентов побывавшие один раз в боевых действиях и те перь осваивающих «мирные» профессии.

Е.А. Колотильщикова, С.В. Полторак, М. В. Фурсова (Санкт-Петербург) ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ И ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ РАССТРОЙСТВ АДАПТАЦИИ С ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНЫМ СИНДРОМОМ Реакции дезадаптации характеризуются состоянием субъективного дистресса, в первую очередь – эмоциональными нарушениями, которые возникают в период адаптации к значительному изменению в жизни или стрессовому событию и создают трудности для жизнедеятельности.

По ведущему синдрому реакции для адаптации делятся на реакции с депрессивным настроением, с тревогой и депрессивным настроением, с на рушением поведения, с нарушением эмоций и поведения.

В данной работе рассматриваются оптимальные модели сочетания групповой психотерапии и психофармакотерапии в лечении расстройств адаптации с тревожно-депрессивными нарушениями.

Использование антидепрессантов показано при выраженности в кли нической картине тревожно-депрессивных проявлений, затягивании и «эн догенизации» депрессии, оно также способствует снижению повторяющих ся воспоминаний травмы, нормализации сна. В то же время необходима Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ тщательность в подборе антидепрессанта, учитывая одновременное или по следующее участие пациента в психотерапевтическом процессе. Если же это групповая психотерапия, требующая активного участия больного в групповом процессе, то назначение антидепрессанта без учета этих обстоя тельств, может привести к снижению для больного лечебного эффекта пси хотерапевтического воздействия. Лекарственная терапия всегда должна быть сопряжена с разрешением психотравмирующей ситуации и психоте рапией.

Для этих целей мы, в нашей клинике, применяли «малые антидепрес санты, в первую очередь, коаксил и триттико, уже проявившие себя как препараты, снижающие эмоциональное напряжение и тревогу, но не при водящие к заторможенности и снижению активности. В то же время, при менение малых антидепрессантов в комплексной терапии больных с тре вожно-депрессивными расстройствами, способствовало сокращению сро ков лечения и делало актуальным поиск новых форм краткосрочной груп повой психотерапии.

До последнего времени в лечении больных с тревожно депрессивными расстройствами в основном применялись методы поведен ческой и когнитивной психотерапии. Наряду с этим, на основе интерперсо нальной психотерапии Клермана и Вейсман сформировалась еще одна форма психотерапевтического воздействия, которая нашла быстрое рас пространение в связи с ее очевидной эффективностью.

Эти виды психотерапии объединяет то, что они не направлены на глубокое изменение личности, раскрытие и переработку внутреннего пси хологического конфликта. Они большей степени ориентированы на активи зацию механизмов совладания, позволяющих пациенту конструктивно справляться с актуальными жизненными трудностями, особенно социаль ной природы. Однако, с позиций психологии отношений В.Н. Мясищева, трудности в сфере межличностных отношений являются следствием глу бинного конфликта и нарушенных отношений личности. В межличностных конфликтах просматриваются скрытые психологические проблемы, и по этому воздействие только на интерперсональном уровне приводит главным образом к симптоматическому эффекту. По данным, приведенным М. Пер ре и соавт. (2002), эффективность этих форм психотерапевтического воз действия, а также применение только медикаментозной терапии, составля ет в среднем 60-70%, т. е. в этой области по-прежнему актуален вопрос по иска новых, более эффективных комплексных методов лечения.

В отделении неврозов и психотерапии Института им. В.М. Бехтерева проводится вариант личностно-ориентированной (реконструктивной) груп повой психотерапии, где в большей степени акцентируется внимание на межличностном аспекте. Групповые занятия проводятся в течение 3-х не дель, 5 раз в неделю по 1,5 часа. При этом достижение цели личностно ориентированной (реконструктивной) психотерапии – расширение сферы Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ самосознания пациента происходит посредством сравнения межличност ных оценок пациента с такими же оценками других участников группы, в результате корректируются неадекватные, нарушенные отношения лично сти. Основным методом является групповая дискуссия, для достижения ча стных задач (например, коррекция неадекватных паттернов коммуникации) используются вспомогательные технические приемы.

Формирование в процессе групповой психотерапии адекватных от ношений и выявление проблем, с которыми связано появление расстройств адаптации, способствует разрешению конфликта и снижению нервно психического напряжения, что в свою очередь вызывает более стойкое сни жение симптомов тревожно-депрессивного расстройства и уменьшение числа рецидивов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.