авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Учитывая данную клиническую симптоматику, мы использовали комплексное лечение, которое включало в себя фармакотерапию (антиде прессанты нового поколения в сочетании с симптоматической терапией) и психотерапевтическую коррекцию (позитивная психотерапия, арт- и музы котерапия, эриксоновский гипноз с элементами NLP).

Наш опыт показал, что наиболее эффективными в лечении данных состояний является применение таких препаратов, как ремерон, коаксил, аурорикс, флуоксетин, назначение которых продиктовано отсутствием по бочных эффектов и возможностью сочетания с симптоматической терапи ей. Выбор препарата зависел от степени выраженности патологического состояния.

Улучшение в состоянии больных при применении вышеперечислен ных фармакологических препаратов позволяло подключать психотерапев тические методики уже на ранних этапах лечения.

Отсутствие побочных эффектов при фармакотерапии способствовало эффективному взаимодействию между врачом и пациентом (комплаенсу).

В свою очередь проводимая психотерапевтическая коррекция замет но помогала купированию патологического состояния, достижению устой чивого антидепрессивного эффекта и социальной адаптации пациента.

Комплексное применение фармакотерапии и психотерапии позволя ет использовать меньшие дозы антидепрессантов, что является экономиче ски выгодным и способствует реабилитации пациентов.

П.Н. Москвитин (Новокузнецк) О МЕТОДИЧЕСКИХ ПОДХОДАХ К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ ПСИХОТЕРАПЕВТА Уже первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинически-ориентированной области медицины междисци плинарного характера, по справедливому замечанию Б.Д. Карвасарского, начали складываться уже в конце ХV – начале Х вв. и были связаны с деятельностью таких выдающихся врачей как С.Г. Зыбелин, М.Я. Мудров, И.Е. Дядьковский. Литературный обзор современной мировой и отечест венной научно-учебной литературы по специальности «психотерапия» соз Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ дает убеждение, что 99 процентов ее посвящены описанию методов, на правлениям и техническим приемам.

Безусловно, эти вопросы, как и научно-исследовательские разработ ки, касающиеся образовательной деятельности по специальности «Психо терапия», действительно являются актуальными и требуют комплексного межотраслевого подхода. Однако, невероятно, что среди многочисленных публикаций, восполняющих необходимость в обучении современным ме тодам психотерапии, до настоящего времени остается мало изученной личность врача-психотерапевта, не менее важная фигура терапевтического альянса, чем обратившийся к нему пациент. Изучение типологических ха рактеристик психотерапевта с позиций клинической персонологии – науч ного направления, разрабатываемого на рубеже веков В.Я. Семке, а также разработка и реализация личностно-ориентированных образовательных программ представляется принципиально важным для подготовки психо терапевтов практического здравоохранения России.



Понимая, таким образом, особую роль персоны психотерапевта сре ди субъектов образовательной деятельности в послевузовском медицин ском образовании мы обнаружили еще один парадокс. Он состоит в том, что данный центральный субъект образовательной деятельности является также самым малоинформированным и беззащитным новичком правоот ношений в этой области. Поэтому полагаем, что на современном этапе раз вития научной психотерапии врач-психотерапевт должен быть в центре внимания и информационных потоков всех сторон образовательного про цесса, а также равноправным и уважаемым участником возникающих пра воотношений в этой сфере. Для этого наибольшее благоприятствование предоставляет социально-психологический подход, осуществляемый с це лью изучения образовательного запроса и оказания дополнительной обра зовательной услуги.

С вышеуказанной целью нами с соавторами была разработана и ап робирована «Исходная анкета слушателя курсов» на циклах усовершенст вования, переподготовки и/или первичной специализации врачей психотерапевтов». Путем анкетирования у слушателей циклов тематиче ского и общего усовершенствования выясняется: приоритетная цель обу чения, наиболее актуальные проблемы работы и привычные способы их разрешения, логический уровень проблем и характер коммуникативных затруднений, сказывающихся на работе. Уточняется заинтересованность в получении знаний и умений сверх обязательного минимума образователь ного стандарта, а также актуальная потребность в индивидуальных кон сультациях у профессорско-преподавательского состава кафедры, которые слушатель желает получить во время обучения на цикле усовершенствова ния в ГИДУВе.

Весьма немаловажной особенностью такого анкетирования является также возможность получения психометрической самооценки уровня Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ стрессоустойчивости специалистов, достигаемой путем диагностики уров ня невротизации. Этот метод в сочетании с исследованием типологии лич ности, позволяет установить устойчивый индивидуальный набор личност ных характерологических качеств у врача-психотерапевта и/или практи кующего клинического (медицинского) психолога.

Типологические описания персонологических различий, получены путем опроса курсантов врачей-психотерапевтов как в Новокузнецком ин ституте усовершенствования врачей, так при выездных циклах обучения в городах Челябинск, Омск, Новосибирск, Кемерово, Барнаул, Красноярск, Улан-Удэ, Находка в 1998-2003 гг.

Характеризуя используемый в исследовании методический инстру мент, важно пояснить, что типология Майерс-Бриггс (Myers-Briggs Type Indicator – MBTI) является одним из наиболее распространенных в мире психологических типологий человеческой личности, классифицирующих психически здоровых людей. В США, например к настоящему времени об следовано более 5 миллионов человек с целью описания типа личности людей в терминах управления и менеджмента, выработке научно обосно ванных рекомендаций по определению профессиональной пригодности типов личности, разработке и оптимизации иерархических систем управ ления, внедрения новых информационных технологий и структурирования новых подходов к обучению.





Данная типология восходит к К.Г. Юнгу, описанной в двадцатых го дах прошлого столетия. Благодаря исследованиям Майерс и Бриггс к сере дине 1950-х годов типология, содержащая описание 16 психологических типов личностей, оформилась в самостоятельное направление исследова ний. В настоящее время сбором и обработкой данных по особенностям применения типологии занимается специальная организация – Центр по применению психологических типов (Center for Application of Psycological Type).

Эта организация распространяет «Официальный Майерс-Бриггс оп росник» и необходимые материалы для его официальной интерпретации, а также накапливает и публикует данные эмпирического распределения ти пов для широкого класса популяционных и субкультуральных категорий (полицейские, студенты высших школ и т.п.). Имеется также широкая сеть обучающих организаций, например, Институт по исследованию темпера мента (Temperament Research Institute), а также ряд периодических изда ний: Исследовательский журнал Ассоциации психологического типирова ния «Журнал психологических типов», «Ежегодник психических измере ний», который имеется в большинстве библиотек колледжей и университе тов США, журнал «Обозрение типов» и другие издания.

Однако, в доступной нам зарубежной и отечественной литературе мы не нашли описания персонологических характеристик, описывающих Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ личность врача-психотерапевта, а также особенности процесса профессио нальной идентификации в данной профессиональной страте.

Психологический тип, к которому относится каждый психотерапевт устанавливается после процедуры тестирования по специальной методике.

Данная типологическая характеристика является устойчивым состоянием.

Представляется, что этот подход является принципиально важным методическим приемом. Снижение уровня невротизации и приобретение навыков решения личностных проблем позволяет слушателю цикла усо вершенствования по специальности «психотерапия» повысить свой про фессиональный и личностный уровень.

Личностные особенности психотерапевтов находятся в ряду выяв ляемых шестнадцати типов организации процессов получения и перера ботки информации и четырех разновидностей темперамента и не описы вают всех тонкостей обнаруживаемых отличий человеческого поведения в данной профессиональной страте.

Поэтому нами предусматривается возможность получения дополни тельной психотерапевтической консультации и личной психотерапии не посредственно у профессорско-преподавательского состава кафедры пси хотерапии ГИДУВа соответственно с соблюдением базовых принципов психотерапевтического приема, в т.ч. анонимности и конфиденциальности.

Таким образом, выяснение образовательного запроса обучающихся на циклах врачей-психотерапевтов, а также идентификация их психологи ческого типа позволит уточнить учебный запрос и внести необходимые коррективы в учебно-методические разработки, а также предложить ав торские программы и дополнить образовательный стандарт с учетом ин дивидуального образовательного запроса обучающихся психотерапевтов.

Анализ банка данных позволяет систематизировать обнаруженные типологические характеристики и дать научно обоснованные рекоменда ции по оптимизации образовательного процесса по специальности «Пси хотерапия».

Необходимым также представляется разработка правового меха низма регулирования данного вида обучающей деятельности, непреду смотренной действующим государственным образовательным стандар том.

В.Б. Никишина (Курск) КОРРЕКЦИОННО-РАЗВИВАЮЩАЯ ТЕРАПИЯ В СИСТЕМЕ ПОДГОТОВКИ КЛИНИЧЕСКИХ ПСИХОЛОГОВ На фоне отчетливо проявляющихся в настоящее время неблагопри ятных социально-демографических тенденций, сопровождающихся значи тельным увеличением числа детей с нарушениями психического и физиче ского развития, особое значение приобретает проблема подготовки спе циалистов компетентно осуществляющих профессиональную деятельность Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ в области коррекции, реабилитации и абилитации – клинических психоло гов, дефектологов, социальных педагогов.

Одной из психотерапевтических моделей, в рамках которой осуще ствляется психологическая помощь детям с нарушениями в развитии, яв ляется коррекционно-развивающая терапия. Коррекционно-развивающая терапия – это система направленных воздействий, осуществляемых психо логическими средствами, с целью активизации ресурсного потенциала раз вития ребенка. Исходным пунктом в понимании сущности нарушений раз вития выступает культурно-историческая теория психологического разви тия Л.С. Выготского. Методологическую основу коррекционно развивающей модели терапии составляют базовые положения отечествен ной школы специальной психотерапии – Б.Д. Карвасарского, С.А. Кулако ва, Е.И. Чехлатый, Э.Г. Эйдемилера, В.В. Юстицкого и др.

Клинико-психологическую базу коррекционно-развивающей модели терапии составляют исследования в области специальной психологии (М.С., Певнзер, В.И. Лубовский, В.В. Лебединский, Д.Н. Исаев, Н.Я. Семаго, Е.М. Мастюкова и др.). Основные принципы построения и реализации программы коррекционно-развивающей терапии – это принци пы детерминизма, иерархического построения терапевтической програм мы, активизации ресурсного потенциала развития, конструирования спе циальной развивающей среды.

Проблема дифференциации причин нарушения психического разви тия в рамках коррекционно-развивающей терапии решается через реализа цию принципа детерминизма. Основу принципа детерминизма составляет идея причинной обусловленности и взаимосвязи причин и факторов нару шения развития. Одна и та же причина может вызвать различные отклоне ния в развитии, с другой стороны, отличные по характеру патогенные ус ловия могут вызвать одинаковые формы расстройств. Следовательно, при чинно-следственные связи между патогенными факторами и нарушенным развитием могут носить не только прямой, но и опосредованный характер.

Коррекционно-развивающая модель терапии строит свою стратегию не только из определения причин нарушений развития, но и через учет опо средующих факторов (экспозиции, интенсивности и локализации патоген ных воздействий, компенсаторных возможностей и др.). Одна из проблем современной психотерапевтической практики заключается в клиническом полиморфизме нарушений развития. Данная проблема в рамках коррекци онно-развивающей терапии решается через применение многоосевых ди агностических моделей, что существенным образом влияет на успешность планирования, организации и осуществления психотерапевтических про грамм. Использование многоосевых диагностических систем позволяет реализовать базовый принцип коррекционно-развивающей терапии – принцип иерархического построения программы, через определение со подчиненности симптомов и синдромов нарушения.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Принцип активизации ресурсного потенциала в коррекционно развивающей модели терапии реализуется через идею интегративности формирования психологических особенностей в развитии ребенка. Выяв ление общности влияний генетических, социально-средовых факторов в формировании психологических особенностей (психодинамических, ха рактерологических, когнитивных, эмоциональных и др.) позволяет вы явить специфицированные механизмы этих влияний и положить в их осно ву терапевтической модели, исходя из приоритетности воздействий на личную сферу ребенка.

Принцип конструирования специальной развивающей среды в тера певтической модели вытекает из положения, в рамках которого зачастую сложно или невозможно оптимизировать влияние неблагоприятных тен денций в ближайшем окружении ребенка (семье, системе сложившихся социальных связей), следовательно, необходимо организовать систему на правленных мероприятий, в которой эти влияния будут минимизированы.

И сделать эти воздействия систематическими, поэтапно формирующими, развивающую среду ребенка.

Основные аспекты подготовка клинических психологов в рамках коррекционно-развивающейся модели терапии:

– коррекционно-развивающая модель терапии должна быть встроена в общую логику системы подготовки клинических психологов;

– коррекционно-развивающая модель терапии должна опираться на профессиональные знания, содержания нормы и патологии развития с уче том возрастных особенностей;

– коррекционно-развивающая модель терапии должна быть органи ческой частью системы психотерапевтической подготовки специалистов и согласовываться с различными ее направлениями, в частности семейной психотерапии;

– коррекционно-развивающая модель терапии должна строится на компетентном владении сущностью феномена отклоняющегося развития, его структуры, свойств, закономерностей и механизмов;

– коррекционно-развивающая модель терапии должна опираться на навыки компетентного взаимодействия с ребенком в системе психологиче ской помощи.

Т.А. Никурадзе, В.Г. Севостьянов, А.В. Погосов (Курск) К ОЦЕНКЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОЛЛЕКТИВНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ (ПО ДАННЫМ ОТДЕЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ) В основу настоящей работы положены результаты анализа эффек тивности коллективного психотерапевтического воздействия, применяемо го в отделении психотерапии и психологической поддержки Курского Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ клинического психоневрологического диспансера. Материалом исследова ния послужили 156 больных психическими и поведенческими расстрой ствами, прошедших коллективную психотерапию в 2002 году.

Распределения пациентов по диагностическим рубрикам МКБ-10 по казало, что наибольший удельный вес приходится на невротические, свя занные со стрессом и соматоформные расстройства (96 человек – 61, %). Далее примерно в равной мере были представлены аффективные рас стройства настроения (26 человек – 16,66 %) и шизофрения, шизотипиче ские и бредовые расстройства (22 человека – 14, 11 %). Наименьшая доля приходилась на расстройства зрелой личности и поведения (12 человек – 7,7 %).

Применяемая нами коллективная психотерапия включала не только гипносуггестию, но и систему групповых обсуждений. Метод гармонично сочетает в себе два принципа лечения. Это, прежде всего, принцип охрани тельной психотерапии, который имеет цель успокоить больного, смягчить его переживания и болезненные ощущения. И с другой стороны, стимули рующей психотерапии. Она направлена на мобилизацию компенсаторных защитных сил организма, тренировку волевого компонента психических процессов. Сеансы проводились регулярно 2 раза в неделю, что обеспечи вало постоянный биологический ритм психотерапевтического воздействия.

Продолжительность курса лечения составляла от 7 до 15 сеансов.

Наибольшая эффективность коллективной психотерапии наблюда лась у больных с невротическими, связанными со стрессом и соматоформ ными расстройствами, а также с аффективными расстройствами настрое ния. У этих больных значительное улучшение состояния и выздоровление наблюдалось в 56,23 % и 53,84 % случаев соответственно. Наименьшая эффективность анализируемого метода отмечена у больных шизофренией, шизотипическими и бредовыми расстройствами. Незначительное улучше ние и отсутствие эффекта наблюдалось в 54,55 % случаев. Коллективная психотерапия оказалась неэффективной и у больных с расстройствами зре лой личности и поведения (незначительное улучшение состояния, отсутст вие эффекта – 41,66 %).

Таким образом, используемый нами метод коллективной психотера пии может широко применяться в практическом здравоохранении для кор рекции аффективных и невротических расстройств.

С.В. Осеев (Санкт-Петербург) ОПЫТ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ:

ОТКРЫТАЯ АМБУЛАТОРНАЯ ДИНАМИЧЕСКАЯ ГРУППА В связи с активным развитием психотерапевтической помощи в ам булаторных и стационарных формах, все большее значение приобретают групповые формы работы (Иванов Н.В., 1970;

Блейхер В.М., Завилян ская Л.И., 1970). При создании психотерапевтической среды и, особенно, в условиях психотерапевтического центра (Aleksandrovicz J.W., 1982), опре Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ деленный интерес могут представлять т.н. открытые психотерапевтические группы. Их отличием от в большей степени изученных вариантов закры тых психотерапевтических групп является то, что открытые психотерапев тические группы не имеют постоянного состава участников: по мере окон чания лечения одни пациенты уходят из группы и на их место в состав продолжающей работу группы включаются новые члены. В качестве пре имуществ открытых психотерапевтических групп называют более легкое усвоение пациентом, вступающим в уже работающую группу, групповых норм, целей, ценностей «групповой культуры», в целом менее выраженное сопротивление, положительное влияние участников, заканчивающих лече ние, на вновь поступивших, большую эффективность при научении соци альным контактам (Ташлыков В.А., 1987). В данном сообщении описыва ется и анализируется опыт проведения длительной открытой динамиче ской психотерапевтической группы.

Амбулаторная открытая динамическая группа проводилась с ноября 2000 г. по июль 2002 г. Сессии проводились на базе амбулаторного взрос лого психотерапевтического отделения Тюменского клинического психо неврологического диспансера. Частота встреч – два раза в неделю по академических часа. Клиентам предлагалось пройти так называемый «обя зательный» курс групповой психотерапии, продолжительностью 50-ти ча сов, а в дальнейшем посещение группы не регламентировалось. С частотой 1 раз в месяц групповая встреча снималась на видео, с дальнейшим совме стным просмотром записи, что позволяло включить в психотерапевтиче ский процесс такой элемент психотерапии, как видеообратная связь. С час тотой 1-2 раза в месяц в группе (за рабочим кругом) присутствовали су первизоры, с которыми ведущие обсуждали особенности групповой дина мики, тактику и стратегию ведения группы.

За период с ноября 2000 г. по июль 2002 г. группу посещали 59 чело век, 21 мужчина и 38 женщин, число пациентов варьировало от 4 до 14, в среднем на встрече присутствовало 8 членов группы. Все участники явля лись пациентами амбулаторного отделения психотерапии, их возраст был в пределах от 16 до 48 лет. Средняя продолжительность посещения группы каждым участником составила 74 часа – большинство пациентов продол жало посещение группы и после окончания «обязательного» курса. Доля участников, досрочно покинувших группу, составила 9,6 %, что несколько ниже, чем аналогичный показатель для закрытых амбулаторных групп (по данным литературы).

Отмечалась специфика групповой динамики. Описанные в литерату ре фазы развития психотерапевтической группы (ориентировки и зависи мости, напряжения, сплоченности, активно работающей группы) не имели четкой представленности. Группа преимущественно находилась в фазе ак тивной работы с периодическими переходами на фазы предыдущих этапов развития (при большом количестве вновь вошедших в группу пациентов).

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ Новые участники с лучше ориентировались в групповом процессе, быстрее усваивали групповые нормы. Большинство достигало рабочего состояния гораздо быстрее, чем это происходит в закрытых группах и, соответствен но, дольше находились в условиях активного психотерапевтического про цесса. Фаза агрессии в открытой группе протекала более структурировано, так как стимулировалась уже прошедшими эту фазу участниками.

Интересный феномен, который в данной группе воспроизводился пятикратно – участники, досрочно покинувшие группу из-за низкой толе рантности к напряжению, впоследствии имели возможность вернуться в группу, где еще оставались пациенты, с которыми они уже были знакомы.

Возвращение во всех пяти случаях сопровождалось более высокой моти вацией, большей активностью и интенсивностью взаимодействий.

Открытая группа создает дополнительные условия для более качест венного прохождения процесса психотерапии и для лиц, изначально менее готовых к групповой работе, они могли избрать свой собственный график посещения и сроки групповой психотерапии.

Таким образом, опыт проведения открытой динамической группы дает возможность говорить об ее определенных преимуществах по сравне нию с закрытыми группами, что имеет значение для психотерапеавтиче ских центров, в которых возможно сочетание различных вариантов груп повой психотерапии.

С.Н. Петренко (Санкт-Петербург) СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ КРАТКОСРОЧНЫХ ПСИХОТЕРА ПЕВТИЧЕСКИХ И ПСИХОКОРРЕКЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В СИСТЕМЕ МЕР ПО ПЕРВИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ НАРКОЛОГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ В Петербурге находится 60 % наркозависимых от их общего числа в Северо-Западном Федеральном округе. На 1000 человек приходится наркозависимых. Контингент наркозависимых молодеет и сейчас средний возраст начала наркотизации составляет примерно 11 лет! Требуются со гласованные, экстренные меры первичной, т.н. ранней профилактики нар козависимости. Приходится констатировать, что на сегодняшний день нет единой слаженной системы профилактики заболеваний наркологического профиля среди детей-подростков, учащихся старших классов средней шко лы, специальных учебных заведений, студентов вузов.

Для привлечения молодежи к профилактическим мероприятиям нужны яркие обучающие программы, в форме семинаров – марафонов, проходящих одновременно во многих учебных заведениях, с целью созда ния эффекта вторичной коммуникации когда адепт-участник программы, попадая в иную группу подростков является носителем позитивного опы та. Программы-семинары могут быть эффективными, если их проводить, в том числе и по учебному плану.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ К осуществлению программ профилактики надо привлекать подго товленных специалистов, знакомых с существом проблемы. В сложивших ся обстоятельствах, а именно: нехватки времени, недостатков организаци онного характера, разобщённости действий заинтересованных организа ций, требуются мобильные, высокотехнологичные, сравнительно недоро гие программы, которые не влекут за собой создание новых инфраструк тур.

Такими свойствами и возможностями обладают профилактические программы, разработанные нами, и включающие в себя различные психо техники, такие как психосинтез, НЛП, групповая психотерапия, психодра ма, поведенческая психотерапия, арттерапия, когнитивная суггестия и др., используемые в специально созданных психокоррекционных композициях.

В процессе интерактивного марафона, проводимого по следам специаль ной аудио-визуальной композиции, участникам показывают мотивацион ные истоки возникновения наркозависимости. Исследуется реальная исто рия наркомана или алкоголика, представленная в записи или in vivo (в за висимости от возможностей). С помощью специальных техник и последо вательного внушения в сознании участников программы выстраивается система доминирующих мотивов, исключающих поиски наркотического опьянения как аналога удовольствия, возникает и закрепляется устойчивое неприятие возможности и последствий употребления психоактивных ве ществ.

Максимально эффективными эти мероприятия могут стать в группах не более 20–25 человек, примерно равного возраста. Систематическое про ведение подобных мероприятий в системе первичной профилактики нар козависимостей приобретает важное медико-социальное значение в ряду мероприятий по профилактике наркозависимости, табакокурения, алкого лизма, иных форм зависимостей от психоактивных веществ в молодёжной среде.

Кроме того, комплекс перечисленных мероприятий содержит в себе просветительские возможности, делающие актуальными сознательное от ношение к личному здоровью как самоценности, способствует формирова нию установок и устремлений на социально-активный, патриотический, высоко-духовный образ жизни. Весьма эффективным дополнением к ком плексу перечисленных мероприятий может послужить кампания специ ально ориентированной, продуманной и профессионально выплненной со циальной рекламы.

С.А. Подсадный, А.В. Васильева (Санкт-Петербург) НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ШКОЛ ПСИХОТЕРАПИИ Начало XXI века – это время для нового осмысления опыта прошло го века – периода становления и развития психотерапии. Если 80-е гг. ха рактеризовались пренебрежительным отношением и отторжением отечест Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ венных концепций психотерапии, во многом из-за их идеологической пе ренасыщенности, то с конца 80-х годов ХХ века отмечается повышенный не всегда оправданный интерес ко всем методам и течениям зарубежной психотерапии. Отчасти это может быть объяснено тем, что после длитель ного периода у профессионалов появилась возможность познакомиться с работой зарубежных коллег и утолить информационный голод, отчасти особенностями национального менталитета с его определенной «ксенофи лией», и тем, что за это время мировая психотерапия действительно нако пила большой арсенал эффективных методов, техник и приемов, многие из которых, не связанные с определенной концепцией личности могут с успе хом применяться в рамках различных психотерапевтических стратегий.

Сегодня же мы можем с некоторой дистанции по-новому оценить и использовать то, что было сделано отечественными психотерапевтами.

Несмотря на жесткие ограничения, накладываемые идеологией и режимом, у нас в стране сложились свои интересные методологически стабильные и научно структурированные отечественные психотерапевтические школы, существующие по крайней мере с первой трети ХХ века. Речь идет о Ле нинградской (Санкт-Петербургской), Московской и Харьковской школах, имеющих своих основателей, теоретиков и талантливых последователей, здесь важно помнить, ландшафт отечественной психотерапии формиро вался на территории советского пространства.

«Павловская психотерапия» в той или иной мере пронизывает все вышеуказанные школы и заслуживает отдельного рассмотрения. И.П. Пав лов и его учение оказали большое влияние на понимание невротических расстройств и развитие психотерапии не только в нашей стране, но и во всем мире. Важно помнить, что в теоретической основе бихевиоризма, од ного из трех главных психотерапевтических направлений, лежит условно рефлекторная теория И.П. Павлова, а сам Иван Петрович с интересом сле дил и поддерживал исследования родоначальника бихевиоризма J.B. Watson. И.П. Павлов непосредственно психотерапией не занимался, но его ближайшие ученики и последователи разработали ряд интересных ме тодов психотерапии. Так как их работы опирались на общую теоретиче скую базу и концепцию невротических расстройств можно говорить о павловской школе психотерапии. Поскольку в рамках одной статьи невоз можно раскрыть в полной мере значимость идей И.П. Павлова для отече ственной психотерапии, остановимся лишь на наиболее ярких представи телях данной школы.

Одним из учеников известного физиолога, который внес свой вклад в развитие психотерапии являлся Бирман Борис Наумович (1884–1952) – создатель глубокой аналитически-диалектической психотерапии. С 1922 г.

он начал научную деятельность в лабораториях И.П. Павлова, изучая па тофизиологию неврозов. В терапии неврозов использовал концепцию ох ранительного торможения, применял гипноз и внушение. С 1924 г. рабо Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ тал, не оставляя лаборатории И.П. Павлова, в Психотерапевтическом ин ституте, где в 1931 г. вместе с И.П. Павловым открыл нервную клинику для изучения высшей нервной деятельности. В этот же период он интен сивно исследовал теоретические основы патогенеза и психотерапии невро зов, синтезируя подходы И.П. Павлова, S. Freud S. и А. Adler. Разработал метод психотерапии, в котором субъективно-психологические и объектив ные подходы выступали как взаимодополняющие. Он считал важным но недостаточным положением, что неврозы отличают особые формы пове дения. Дальнейшее развитие психотерапии, в том числе и аналитической, подтвердили обоснованность его точки зрения. Основную роль в формиро вании невротического образа поведения Б.Н. Бирман видел в особой целе вой социорефлекторной установке, которая обуславливает внешние и внутренние конфликты личности и характеризуется доминированием эго центрических реакций и заторможенностью, по принципу отрицательной индукции, социально-продуктивных коллективистских реакций. Эта уста новка фиксирует невротическую симптоматику и вводит ее в систему нев ротического поведения. Главный фактор в возникновении невроза по Б.Н.

Бирману – это поражение социальных связей, или в павловской термино логии «поражение социальных рефлексов». Отсюда этиологическая тера пия должна заключаться в «выправлении извращенной социорефлекторной установки невротической личности», т. е. это должна быть система вра чебно-воспитательных воздействий на основе анализа личности и ее пове дения, психоанализа, не в терминологическом, а в широком смысле слова.

Такой объективный психоанализ, или социорефлексогенетический анализ, как назвал его Б.Н. Бирман, предполагал выяснение социорефлекторной установки и ее генезиса, исследование внутренних и внешних конфликтов, выявление их связи с установкой и с болезнью. Основными приемами для этого являются наблюдение за внешним поведением пациента, сбор анам неза по определенной схеме и исследование сферы бессознательного с по мощью психоаналитических методов, свободных ассоциаций и интерпре тации сновидений. Основными компонентами врачебного воздействия яв лялись убеждение, доказательства и нравственный контакт с больным, не обходимый для психоортопедии невротически извращенного поведения.

Большое значение Б.Н. Бирман уделял также лечебному влиянию окру жающей среды и прежде всего коллектива, указывая на необходимость длительной поддерживающей психотерапии больных неврозами. Многие из его идей, может быть получив иное терминологическое обрамление, со храняют свою актуальность по сей день.

Еще один видный отечественный психиатр, психотерапевт, последо ватель учения И.П. Павлова – Иванов Николай Владимирович (1907–1977), разработавший теоретическое основы коллективной психотерапии, психо терапевтические подходы при лечении функциональных сексуальных рас стройств. В 1954 г. он защитил докторскую диссертацию, посвященную Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ становлению отечественной и советской психотерапии, которая неодно кратно затем цитировалась как специалистами, так и идеологами. С 1954 г.

и до последних дней жизни заведовал кафедрой психиатрии Горьковского медицинского института. Им был организован методический центр на базе Горьковской психиатрической клиники, ставший подлинной школой под готовки врачей-психотерапевтов и сексопатологов в СССР.

Н.В. Иванов является автором ряда психотерапевтических методик.

Активная психотерапия по Иванову – это метод корригирующего воздей ствия путем регулярных, систематических бесед с больным, построенных на основе разъяснения и убеждения, с целью формирования у него актив ного противодействия заболеванию. В качестве теоретической основы ме тода выступает учение И.П. Павлова с охранительным и активирующим принципами, которые имеют различный вес в зависимости от особенно стей клинического случая. Каждая из бесед, проводимая с больным должна быть определенным обобщением проявлений заболевания и его динамики, их содержание определяется тем конкретным материалом, который сооб щает больной. Направленность бесед, по автору, должна иметь ступенча тый, поэтапный характер, от подробного сбора анамнеза и ободрения больного, к формированию у него активной позиции в преодолении жиз ненных трудностей и убеждении в необоснованности страхов за свое здо ровье. При этом он указывает на особую роль эмоциональной атмосферы во время бесед, обязательное присутствие в них «ободряющей задушевно сти». Также в случаях, когда беседы с пациентом не дают желаемых ре зультатов, Ивановым был разработан вспомогательный метод – мотивиро ванного внушения, который относится к гипносуггестивным методам. В методике используется логически обоснованное «мотивированное внуше ние во внушенном сне» (которое применял К.И. Платонов). Внушение проводится по такой же, как и в активной психотерапии, схеме с соблюде нием этапности воздействий. Сначала внушение направлено на устранение страхов и опасений больного, связанных с тяжестью заболевания, затем следует внушение более спокойного реагирования на патогенные обстоя тельства жизни пациента. И далее во все более возрастающей степени, подчеркивается необходимость активного противодействия болезненным страхам и активного выполнения пациентом всех мероприятий, способст вующих улучшению. Психотерапевт высказывает свои суждения в виде логически обоснованных итоговых формулировок, обобщающих материал, полученный после очередной встречи с пациентом. При всей безусловной директивности подхода, Н.В. Иванов, вместе с тем, говорит о значении ин терперсонального компонента для успеха психотерапии, о важности отно шений в диаде врач-больной.

Отдельного внимания заслуживает основатель Харьковской школы психотерапии Платонов Константин Иванович (1877–1969). Платонов за кончил Харьковский медицинский институт, в дальнейшем являлся учени Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ком В.М. Бехтерева. Он защитил докторскую диссертацию «О воспитании сочетательно-двигательного рефлекса у человека на совместные звуковые и световые раздражения». Цензорами диссертации были академики В.М. Бехтерев и П.М. Альбицкий. В дальнейшем на протяжении всей сво ей жизни работал в разных психоневрологических больницах, амбулатори ях, физиологических лабораториях г. Харькова. Харьковская психотера певтическая школа начала свое становление в 20-х годах прошлого века. В систематических экспериментальных исследованиях К.И. Платонов, опи раясь на теорию высшей нервной деятельности И.П. Павлова, изучал пре жде всего гипноз и его использование в терапевтических целях в различ ных областях медицины. Он один из первых развил идею внедрения пси хотерапии в общемедицинскую практику. В своей работе К.И. Платонов широко использовал внушение наяву, косвенное внушение как наяву, так и в гипнозе, рациональную психотерапию Дюбуа, разъяснение-убеждение в гипнозе по Лвенфельду. Каждому из методов предшествовал «психо анамнез или анализ (углубленный психоанамнез), или гипноанализ в зави симости от сложности случая». Большой вклад К.И. Платонов, совместно с И.З. Вельвовским внес в развитие психотерапии в курортологии. Свою на учную деятельность К.И. Платонов всегда сочетал с интенсивной клиниче ской психотерапевтической практикой.

К.И. Платонов обучил и подготовил к работе многих врачей психотерапевтов из разных республик СССР, тем самым способствуя ши рокому развитию психотерапии в нашей стране. За вклад в развитие фи зиологической концепции гипноза и гипнотерапии в 1957 г. К.И. Платоно ву было присвоено звание заслуженного деятеля науки УССР. Метод пси хотерапии, созданный К.И. Платоновым, получил название внушенных ле чебных сновидений и относится к гипносуггестивному направлению. Со держание внушенного сновидения отвечает содержанию патогенетических факторов, способствует образованию у больного новых, положительных установок. Эта методика применяется для оживления в памяти пациента содержания забытых им ночных сновидений, косвенно оказавшихся свя занными с развитием тех или иных невротических симптомов с после дующим внушением окончательного их забывания, что используется при анализе генеза невротических состояний. Лечебные сновидения могут реа лизоваться по указанию врача в момент внушенного сна, который углубля ется путем ряда повторных пробуждений и усыплений, или же в качестве постгипнотического внушения, осуществляется во время ближайшего ес тественного сна.

С именем Рожнова Владимира Евгеньевича (1918–1998) – связаны многие значительные вехи в организации психотерапевтической помощи в СССР. Видный российский психотерапевт, автор эмоционально стрессовой психотерапии, защитил докторскую диссертацию «Физиологи ческие особенности гипнотического состояния различной глубины и гип Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ нотерапии алкоголизма» в 1956 г. После защиты диссертации работал старшим научным сотрудником Института психиатрии АМН СССР. В 1957 г. заведовал клиникой алкоголизма и был заместителем директора по научной работе Института судебной психиатрии им. профессора В.П.

Сербского. В 1966 г. в Центральном институте усовершенствования врачей им была организована кафедра психотерапии, заведующим которой он был до 1994 г. В.Е. Рожнов был членом рабочей группы психотерапевтов со циалистических стран, в 1979 г. возглавил Всесоюзный центр по психоте рапии, был главным психотерапевтом МЗ СССР. В.Е. Рожнов подготовил Приказ МЗ СССР по психотерапии 1975 г., согласно которому в качестве эксперимента было открыто 150 кабинетов в соматических поликлиниках по всей стране, и Приказ МЗ СССР 1985 г., с которым связано включение в номенклатуру врачебных специальностей – психотерапии, а в номенклату ру врачебных должностей – должности врача-психотерапевта.

Эмоционально-стрессовая психотерапия, разработанная В.Е. Рожно вым относится к директивным, гипносуггестивным методам психотерапии.

Методика разработана для больных, страдающих алкоголизмом, однако затем появились ее модификации для работы с больными неврозами, пре жде всего, при истерических расстройствах с зафиксированными акцент симптомами, а также при заикании и других расстройствах. В.Е. Рожнов рассматривал психотерапевтический процесс как активное лечебное вме шательство, цель которого – произвести в душе больного на предельно вы соком эмоциональном уровне пересмотр, а если это необходимо, то и ра дикальное изменение отношения к себе, к своему болезненному состоянию и своему микро- и макросоциальному окружению. Этот метод адресуется как к сознанию больного, так и к сфере его предсознательного и психиче ски бессознательного, а, точнее говоря, к системе взаимопотенцирующего синергизма сознания и бессознательного. Лечение осуществляется мето дом выработки и укрепления идейных позиций и интересов пациента.

В.Е. Рожнов определяет свой метод как систему воздействия на больного путем формирования у него жизнеутверждающих, оптимистических идеа лов и устремлений, способствующих преодолению его болезненной ипо хондричности и пессимизма. В методике сочетаются лечение средой и коллективом, разъяснение и убеждение, эмоционально насыщенное вну шение, используются внутригрупповые отношения больных для взаимоин дукции, подкрепление сильнодействующим раздражителем. Отличитель ной чертой методики является опора на адекватное лечебным задачам эмо циональное воздействие, приводящее к выработке устойчивой условно рефлекторной эмоционально отрицательной реакции на алкоголь. И в этом В.Е. Рожнова можно считать последователем Павловского учения. Но он также использовал принципы групповой динамики, указывая на необходи мость создания в группе оптимального уровня напряжения, с активным использованием его конструктивного потенциала, что способствует разви Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ тию качественно нового уровня групповой сплоченности и глубинной личностной перестройке ее членов, с формированием навыков адекватного разрешения интерперсональных конфликтов. Здесь В.Е. Рожнов, благодаря активному сотрудничеству с психотерапевтами социалистических стран, сумел успешно интегрировать в свой метод опыт таких специалистов как К. Hck, S. Kratochvil, которые много внимания уделяли процессу создания адекватного внутригруппового напряжения и его использования в процес се психотерапии.

В целом можно сказать, что основными методами психотерапии, применяемыми и разрабатываемыми специалистами Павловской школы, были гипносуггестивные, что собственно определялось «духом времени».

Здесь речь идет не только об идеологическом влиянии стоящих у власти с негласном запретом на развитие индивидуальности и, как следствие этого, с негативным отношением к личностно-ориентированным методам, но и об особенностях менталитета, свойственного тоталитарному режиму. Па терналистский характер отношений, с наличием всесильного вождя, кото рый по-отечески печется обо всех гражданах, воспроизводящий укоренив шийся в народном сознании образ царя-батюшки, определял в том числе и характер отношений в диаде врач-больной, склонность видеть в психоте рапевте не компетентного партнера, а « всемогущую отцовскую фигуру», наделенную особыми качествами и сверхъестественными способностями, с желанием переложить на него полностью ответственность за свое благопо лучие, что повышает предрасположенность пациентов к гипнотическому методу. Преобладание в патогенетических переживаниях конфликтов ме жду желаемым и запретным при директивным характере психотерапии и получения «символического разрешения» от омнипотентной вышестоящей фигуры, способствует разрешению конфликтных переживаний и симпто матическому улучшению.

Завершая, хочется процитировать М. Heidegger: “Эпоху никогда не отменить отрицающим ее приговором».

С. В. Полторак (Санкт-Петербург) ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ В ЛЕЧЕНИИ НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В структуре пограничных нервно-психических заболеваний значи тельное место занимают невротические расстройства, в лечении которых важную, а часто и главную роль играет психотерапия.

В последнее время все более широкое признание в медицине и здра воохранении биопсихосоциальной модели болезни заостряет вопрос о со отношении биологических, психологических и социальных воздействий в системе лечения психогенных заболеваний. Роль психологических компо нентов фармакотерапии часто недооценивается, и поэтому искусственно Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ фармакотерапия и психотерапия разъединены;

при этом исходят из раз личных соображений, обычно дидактических.

Соотношение психо- и фармакотерапии в лечебном процессе, как из вестно, гибко определяется в каждом конкретном случае. Оно зависит от черт личности пациента, от патогенеза, симптоматики, соотношения био логического и психического, стадии заболевания, от воздействий окру жающих пациента людей и обстоятельств и других значимых для больного факторов.

В клинике неврозов идея выбора фармакотерапии нередко встречала возражения и рассматривалась как своего рода капитуляция психотерапев та перед больным. Исходили из того, что последовательное рассмотрение неврозов как психогенных заболеваний определяет и ведущий метод их лечения – каузальную психотерапию, в то время как психофармакотерапия оказывает при неврозах преимущественно симптоматический эффект. Но, несмотря на то что психотропные препараты воздействуют в основном на эмоциональное состояние и лишь опосредованно через него на патогенные обстоятельства и личность, существует ряд положительных сторон психо фармакотерапии при неврозах (Карвасарский Б.Д., 1980).

Чем более выражены в сложном генезе невроза биологические меха низмы, тем большее значение приобретает фармакотерапия и, хотя ее про должают рассматривать как основной фактор, прежде всего, медико биологического вмешательства, подчеркиваются ее прямые и опосредо ванные психотерапевтические эффекты. Фармакотерапия содействует пси хотерапевтическому процессу через реализацию своей специфической биологической активности. В отличие от приверженцев тезиса о капитуля ции перед больным неврозом в случае активного использования психо тропных средств сторонники этих препаратов, не противопоставляя психо терапии фармакотерапию, видят основное назначение фармакотерапии в том, что она «открывает двери для психотерапии». Фармакотерапия может быть полезной при установлении контакта с больным, для укрепления те рапевтической связи, демонстрируя больному компетентность врача. Пу тем ослабления симптомов фармакотерапия может устранить преграды на пути эффективного терапевтического общения, увеличивая степень свобо ды при изучении пациентами скрытых психологических конфликтов. Од нако в большинстве случаев, особенно при неврозах развития, психотроп ные препараты решают не стратегические задачи достижения более дли тельного и устойчивого терапевтического результата, а лишь тактические, что определяется психогенной природой неврозов. В любом случае необ ходима конкретная четкая интеграция психо- и фармакотерапии (Karasu T., 1982;

Hyland J., 1991 ).

Комплексное использование медикаментозной (биологической) те рапии и психотерапии возможно на всех этапах лечения больных с невро тическими расстройствами (Александровский Ю.А., 1997). Реализация Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ всех лечебных эффектов определяется перестройкой функциональной ак тивности системы психической адаптации. В процессе проведения лечеб ного курса, значение психофармакотерапии и психотерапии в общем тера певтическом воздействии изменяется в зависимости от динамики состоя ния и стадии психотерапии.

Исходя из факта признания важности применения психотропных препаратов в комплексной терапии психогенных расстройств, наиболее ак туальным становится вопрос о выборе препаратов для лечения конкретных нарушений.

Самыми распространенными нарушениями в структуре современных психогенных расстройств являются тревожные, фобические и панические состояния, а также различные их сочетания. В связи с этим первоочеред ное значение приобретают препараты снижающие уровень тревоги, эмо ционального напряжения, воздействующие на частоту, интенсивность и характер фобий и панических приступов. Более всего такие препараты представлены среди антидепрессантов, в частности ингибиторов реаптейка серотонина и транквилизаторов (бензодиазепинов ), в частности препара тов с выраженным анксиолитическим действием.

В нашей клинике, в течение нескольких лет проводились постклини ческие испытания, а также применялись в рамках различных исследований такие современные антидепрессанты как коаксил (тианептин), триттико (тразодон), феварин (флувоксамин), паксил (пароксетин). Общим для всех этих препаратов, сделавшим возможным их широкое применение в клини ке неврозов является умеренно выраженные тимоаналептический, анксио литический и вегетостабилизирующий эффекты при отсутствии угнетаю щего, затормаживающего воздействия, что особенно важно для проведе ния последующей активной психотерапевтической работы. Расширение спектра расстройств, при лечении которых активно применяются новые антидепрессанты говорит о том, что, несмотря на недостаточную ясность механизма действия этих препаратов, их влияние на психогенные рас стройства связано с поливалентностью биологического действия и собст венным антифобическим и антипаническим эффектами. Более того, можно с уверенностью сказать, что именно антидепрессанты стояли у истоков создания современных классификаций психических расстройств, в частно сти, выделения таких относительно новых для отечественной психиатрии диагностических категорий, как дистимия, паническое, обсессивно компульсивное и соматоформные расстройства. При этом максимальный эффект они обнаруживают в случае коморбидности различных рас стройств (фобий, тревоги, паники и др.).

Еще одна большая группа препаратов, представители которой широ ко используются в сочетанной терапии психогенных расстройств – препа раты бензодиазепинового ряда. До недавнего времени считалось, что эти препараты оказывают преимущественное влияние на ожидаемую тревогу и Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ страхи, при отсутствии заметного воздействия на панические приступы.

Транквилизаторы бензодиазепинового ряда, снижая выраженность прояв лений тревоги и вегетативной симптоматики, оказались не в состоянии предупреждать появление очередных панических приступов. В связи с этим им отводилась второстепенная роль при лечении подобных состоя ний. Вместе с тем, начиная с работ М. Klein, известно, что бензодиазепины наиболее эффективны при лечении генерализованного тревожного рас стройства и состояний эмоционального напряжения. Сдержанное и даже отрицательное отношение к бензодиазепиновым производным при лече нии панических расстройств изменилось сравнительно недавно, когда на фармацевтическом рынке появился новый представитель этой группы – альпразолам. Согласно данным ряда авторов, препарат оказывает положи тельное влияние как на блокаду панических приступов, так и на эмоцио нальное напряжение. К несомненным достоинствам препарата следует от нести быстрое наступление терапевтического эффекта и практическое от сутствие побочного действия.

Клоназепам – другой представитель группы бензодиазепинов, также обладающий способностью купировать панические атаки и может исполь зоваться для систематической терапии подобных состояний.

Эффекты современных психотропных препаратов как нельзя лучше отвечают тенденции к краткосрочной форме терапии в психодинамической психотерапии последних лет (Ф. Александер, Д. Малан, П. Сифнеос, Х.

Даванлу). Основным критерием для ее проведения является идентифика ция главного (фокального) конфликта, способность пациента мыслить в терминах чувств, высокая мотивация, способность устанавливать эмоцио нальные отношения с психотерапевтом. Поскольку кратковременная ди намическая терапия представляет собой курс из 10–40 сессий в течение не скольких месяцев с частотой, определяемой индивидуально для каждого пациента, а от терапевта требуется установить эмоциональный контакт с пациентом, проявлять больше активности в контакте и интерпретациях по сравнению с классическим психоанализом, значение воздействия фармако терапии на симптоматику трудно переоценить.

Проведение сочетанной психотерапии и фармакотерапии у больных неврозами требует учета как положительных, так и возможных отрица тельных аспектов их взаимодействия (Полторак С.В., 1999). Реакция боль ного на фармакотерапию часто становится тонким индикатором эмоцио нальных взаимоотношений его с психотерапевтом. При проведении соче танной терапии невротических расстройств, особенно их затяжных форм, врач нередко оказывается в затруднительном положении. В его поведении в противоречие могут вступить роли «психотерапевта» и «фармакотера певта». Необходимость снятия остроты эмоционального реагирования па циентов в условиях проведения групповой психотерапии при раскрытии эмоциональной проблематики членов группы приводит к установке врача Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ на отказ от активного применения психотропных средств. В то же время выраженность тревоги, фобических переживаний, вегетативной симптома тики диктует необходимость использования современных психотропных препаратов и вегетостабилизирующих средств с учетом их высокой изби рательной эффективности.

Широкий диапазон современных психотропных средств и методов психотерапии дает возможность оптимально сочетать их в зависимости от клинической формы невроза, целей терапии и организационных форм ле чебной помощи и, хотя вопрос о совместимости психотерапии и современ ных психотропных препаратов все еще дискутируется, в целом, отмечается заметная тенденция к более активному применению фармакотерапии в клинике неврозов.

С.П. Семёнов (Санкт-Петербург) АКУПУНКТУРНОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ Данное выступление это предельно лаконичный рассказ о методе, лежащем в основе некоторых из наших патентованных изобретений. Нуж да в таком сообщении на столь представительном профессиональном фо руме вызвана тем, что на сей день метод используется очень широко: прак тически во всех регионах России, а также в ближнем и дальнем зарубежье.

В то же время литературных сведений о существе этого популярного ле чебного средства пока очень мало. Итак, речь идёт об акупунктурном про граммировании, или, сокращённо, АП – методе, гармонично сочетающем в себе целебные возможности интегративной психотерапии и акупунктуры, то есть иглоукалывания.

В чём состоит главная особенность АП? Для стороннего наблюдате ля такой главной особенностью является скоротечность лечебных меро приятий: в большинстве случаев для достижения необходимого эффекта достаточно всего одного сеанса. Так дело обстоит, например, при алкого лизме, ожирении, табакокурении. Поэтому в арсенале современных психо терапевтических средств АП находится среди краткосрочных методик, точнее среди односеансных. Впрочем, скоротечность АП является лишь видимой стороной дела, так как в действительности всегда осуществляется психологическая подготовка к сеансу. Вторая очевидная особенность АП – сочетание в структуре сеанса психотерапии и акупунктуры. Но об этом ниже.

А сейчас о том, какова «философия» метода, каковы его теоретиче ские основания. В фундамент АП положено представление о том, что жизнь – явление дискретное. Это представление достаточно детально из ложено в моей книге «Мотивационный анализ. Психотерапевтическая вер сия». Согласно ему организм, как система, всегда находится в одном из возможных для него состояний, а переход из одного состояния в другое совершается всегда скачком, ибо предполагает реорганизацию системы.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ При этом, чем радикальнее различие между состояниями, тем больше пе реход между ними похож на переключение, тем очевиднее принцип «либо либо». Несколько лет назад во время презентации своих книг и метода в Берлине и Хельсинки я стал использовать для обозначения таких переклю чений англоязычный термин switch. Многочисленные разнообразные switch-эффекты наблюдаются и в норме, и в патологии. Так, например, че ловек либо стоит, либо движется;

либо бодрствует, либо спит, а, внезапно обнаружив искомое решение, переживает инсайт. Это примеры простых switch-эффектов. А вот чуть более сложный, но тоже очевидный: при оп лодотворении женщина оказывается в качественно ином состоянии, вер нуться из которого в исходное она может не иначе как разрешившись от бремени. Подобным примерам несть числа, ибо, внимательно вглядев шись, легко заметить, что фактически вся жизнь суть не что иное, как цепь состояний, переходы между которыми предполагают переключение. Точно так же дело обстоит и при патологии. В большинстве случаев имеет место не только патологический процесс, но и соответствующее патологическое состояние. Наличие патологических состояний искони ставило перед вра чами вопрос о том, как переключить пациента в более здоровое состояние, если для его дальнейшего пребывания в болезненном состоянии уже нет этиологических оснований. Этот вопрос особенно отчётливо стоит в кли нике неврозов и других психогений. Возьмем, к примеру, историю, хорошо знакомую каждому психотерапевту, когда весь патогенетически значимый материал уже проработан, психотерапевтический процесс фактически за вершён, а больной остаётся в прежнем состоянии. Не хватает самой мало сти – чего? – переключения switch. Решение этой задачи при разных забо леваниях предполагает использование разных приёмов. Так, например, при зафиксированных истерических нарушениях эффективным завершением реконструктивной психотерапии по Б.Д. Карвасарскому, Г.Л. Исуриной, В.А. Ташлыкову может быть маска Флексига. Во многих случаях switch эффект удаётся получить с помощью гипноза или косвенного внушения с использованием плацебо. Вообще говоря, существует немало методик, ко торые можно использовать для переключения человека из одного состоя ния в другое. Однако повторяю, разные патологические проблемы предпо лагают использование разных средств.

Акупунктурное программирование было предложено мною в году, когда я по роду службы должен был оказывать психоневрологиче скую помощь больным дерматологического профиля. Метод изначально предназначался для лечения таких психосоматических заболеваний, как нейродермит, псориаз и им подобных. Наблюдая больных этой категории в ремиссии и при обострении болезни, нельзя не заметить, что фактически это два фазовых состояния. При этом эффективность психотерапии во время рецидива очень сильно определена возможностью навязать пациен ту не только иное душевное состояние, но и иное физиологическое состоя Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ ние, и иной стиль жизни, предполагающий соблюдение множества оздоро вительных рекомендаций. Здесь переключение должно быть сугубо пси хофизиологическим. Ни одна из известных методик не позволяла достичь желаемого. Выход нашёлся сам собой. Занимаясь акупунктурой, я заметил, что при использовании этого метода лечебный эффект, в ряде случаев, об наруживается внезапно. При этом изменяется не только физиологическое состояние пациента, но и его душевное состояние. Заметив это, я стал ис следовать психоэмоциональные эффекты иглоукалывания и скоро пришёл к выводу, что, опираясь на них, можно, во-первых, повысить эффектив ность суггестии, во-вторых, осуществлять психофизиологическое пере ключение и, таким образом, «запускать» ремиссию. Обнаруженная воз можность сочетать психотерапию с акупунктурой и легла в основу нового метода односеансной терапии. При этом структура сеанса в самых общих чертах оказалась следующей. Сначала, в рамках рациональной психотера пии, в духе П. Дюбуа, осуществляется всесторонняя коррекция представ ления больного: о сущности заболевания, о причинах его возникновения с учётом возможных психосоматических связей, о возможности оздоровле ния и необходимости для этого радикально изменить своё состояние. При этом формируется эмоциональная и семантическая основа гештальта, за вершение которого предполагает, во-первых, процедуру акупунктурного программирования, обеспечивающую switch, во-вторых, пунктуальное вы полнение рекомендаций, полученных на сеансе. Далее излагается концеп ция метода, призванная объяснить его эффективность в деле переключения и зависимость результата от активности самого пациента. По ходу дела у него формируется аффект ожидания целебного события.


Самая продолжительная часть сеанса – изложение аргументирован ной программы действий, придерживаясь которой можно обеспечить либо оздоровление, либо устойчивое здоровье. Здесь следует заметить, что про грамма – это не просто набор рекомендаций, но и их целостная система.

Наблюдая своих больных, я пришёл к твёрдому убеждению, что многие заболевания и возникают, и сохраняются, и рецидивируют из-за того, что человек либо реализует патогенные стереотипы, с которыми не может сов ладать, либо опирается на болезнетворные представления, когниции. И в том и в другом случае можно говорить о наличии у него патогенной про граммы. Иногда она является результатом самопрограммирования, но го раздо чаще воспринята от окружающих, то есть имеет социальное проис хождение. В любом случае для получения устойчивой ремиссии необхо димо перепрограммирование, а точнее формирование альтернативной про граммы. Вся совокупность оздоровительных рекомендаций и аргументов в их пользу и является такой контрпрограммой.

Содержание программы при разных заболеваниях, разумеется, раз лично. А обязательный общий элемент – утверждение ответственности па циента за её реализацию и необходимости полагаться в совладании с си Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ туацией на собственные силы. Ещё одна важная составная часть сеанса АП – гипносуггестия уверенности в себе и в успешном исходе всего дела. Она осуществляется под предлогом необходимости мобилизовать нервно психический резерв, а, по сути, нацелена на повышение внушаемости. При этом транс наводится не директивно, а в варианте эриксоновского гипноза.

Завершает сеанс процедура собственно акупунктурного программирова ния. Она начинается с постановки акупунктурных игл в точки, раздраже ние которых создаёт подходящий психоэмоциональный фон. В сеансах АП, проводящихся по поводу разных заболеваний, набор точек, разумеет ся, различен, хотя его основу всегда составляют так называемые точки об щего действия. Их раздражение оказывает седативное и сомногенное дей ствие. Другая группа точек - изменяющие настроение. Когда все иглы по ставлены, наводится гипнотический транс с использованием формул уже знакомых пациенту, его внимание сосредотачивается на ощущениях под иглами и осуществляется внушение, завершающее сформированный ранее гештальт трансформации. После сеанса пациента предоставляют самому себе либо вообще, либо на достаточный срок, – так, чтобы он, реализую полученную программу, имел возможность самостоятельно совладать с возникшей ситуацией на основе собственных копинг-механизмов. Про грамма, конечно, всегда оставляет возможность обращения за психотера певтической поддержкой, если в таковой возникнет острая необходимость.

Однако на практике этой возможностью пациенты пользуются сравни тельно редко, так что АП – это метод, главным образом, односеансной те рапии, и именно как таковой он пользуется популярностью.

Представленная модель акупунктурного программирования сложи лась четверть века назад. Понятно, что за такой срок многое изменилось и в моём понимании и в технике осуществления метода. Поэтому в заключе ние ещё несколько слов о том, как выглядит современный сеанс.

Прежде всего, бросается в глаза, что сейчас две первые самые про должительные части сеанса (а это несколько часов) осуществляются в виде музыкально-символического слайд-фильма с большим количеством живо писных иллюстраций и несколькими художественными интермедиями. Та кая постановка дела заметно повысила эффективность не только информи рования пациентов, но и формирования аффективной основы гештальта трансформации. Ещё один немаловажный аргумент - снижение нагрузки на врача, что позволяет ему гораздо полноценнее реализовать свой психо терапевтический потенциал во время процедуры собственно акупунктур ного программирования. А это чрезвычайно важно, так как для повышения эффективности сеансы уже давно осуществляются в виде ролевой психо терапии, при которой врач использует только наиболее подходящую роль.

И от того, насколько убедительно он её исполняет, зависит очень многое.

Ролевая драматургия - это вторая после switch радикальная особенность АП. Однако рассказ о том, как и какие психотерапевтические роли исполь Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ зуются в сеансах, занял бы много времени, поэтому я опускаю его. Тех, кто хотел бы познакомиться с этим методом, теорией и постановкой дела де тальнее, приглашаю придти на просмотр психотерапевтической компози ции, которая реализуется только за рубежом. Она посвящена наркомании, но в связи с её представлением, я готов ответить и на другие вопросы.

В заключение приведу ряд цифр, характеризующих эффективность метода применительно к алкоголизму. Это данные небольшого катамне стического исследования, проведённого неделю назад. Обработаны сведе ния, полученные от 256 человек, проходивших лечение в Санкт Петербурге год и два года назад. Из них в течение года не употребляли спиртные напитки 83 %. Сюда попадают и те, кто установил для себя срок воздержания в 1 год, и те, кто намерен воздерживаться дольше. Имея соот ветствующую установку на непрерывное воздержание от спиртного, не употребляют спиртные напитки в течение последних двух лет 28 % из всех опрошенных.

Среди них находятся и те, кто не употребляет спиртное уже более лет. Они составляют 9 % от числа всех пациентов. Представленные данные свидетельствуют о том, что АП весьма эффективно обеспечивает годовые ремиссии. Кстати заметим, в 72 % случаев психотерапевтический контракт был заключён именно на такой срок.

И.А. Симоненко (Курск) СУПЕРВИЗИЯ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ КЛИНИЧЕСКИХ ПСИХОЛОГОВ Искусство наставничества или супервизии в современной подготовке психологов восстанавливает старые традиции устной, сокровенной пере дачи знаний в условиях диалога с опытным, человечным и гарантирующим безопасность учителем.

Именно такое, безопасное пространство, как подчеркивают многие авторы (Е. Бурцева, Э. Уильямс, П. Хоукинс, Д. Якобс и др.), способствует развитию профессионального навыка самоисследования, честного осмыс ления себя, процесса консультирования, чувств и установок по отношению к клиенту.

Основную цель данного исследования мы видим в формировании поддерживающего, искреннего и готового к исследованию зон роста су первизора как внутренней инстанции личности становящегося психолога консультанта.

Осуществление этой цели в реальном процессе обучения клиниче ских психологов потребовало особой организации обучающего простран ства. И прежде всего возможности получения разнообразного опыта инди видуального и группового консультирования и столь же многовариативно го опыта супервизии. Организация психологического консультативного центра при кафедре частично решила проблему приобретения такого опы Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ та. Самостоятельность и активность студентов, а также возможность соз дания защищенного пространства супервизии решилась посредством:

1) самостоятельного выбора супервизора (из числа участвующих в данной программе представителей);

2) возможности проведения очной или заочной супервизии (с анали зом протоколов консультирования);

3) различных форм супервизии:

– индивидуальной;

– в присутствии отдельных студентов, формирующих групп под держки;

– групповой, с участием всей учебной группы;

). выбора фокуса супервизии, конкретизируемой в запросе самим студентом.

Особой темой стоит вопрос о «превращении» преподавателя в су первизора. Не будем сетовать на реалии нашего психологического про странства, возможные условия качественной супервизии. А именно: нали чие обширной и длительной самостоятельной практики и специальной подготовки в области супервизии. Поделимся опытом, с нашей точки зре ния помогающим преодолеть естественные проблемы роста современной помогающей психологии.

По-видимому, одно из важных условий организации супервизии свя зано с культурированием «атмосферы мудрости, существенной чертой ко торой является сомнение в собственном знании и оспаривание основ соб ственной власти и авторитета» (Э. Уильямс).

Наставник, неизбежно встречаясь в процессе супервизии с открыти ем собственных ограничений и сомнений по поводу знания и его границах, дает возможность постигнуть их не просто как личные сомнения и неуве ренность, а как опыт сложного пути от четких абстрактных данных к не четким реальным фактам, связанным со сложным устройством человече ских историй.

Еще одним важным условием преодоления естественных сложностей внедрения супервизорской практики в обучающий процесс является созда ние особой атмосферы открытости и поддержки в среде самих супервизо ров, наличие специально организованных встреч, позволяющих осмыслить достижения и задачи профессионального роста.

Сложно структурируемая, эмоционально затратная, зачастую фруст рирующая своей неопределенностью, но все же увлекающая супервизор ская практика действительно помогает делать теорию живой.

Т.И. Сурьянинова (Курск) ДИАЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД В РАБОТЕ ПСИХОЛОГА-КОНСУЛЬТАНТА Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ У истоков диалогического подхода стоит святоотеческая мысль, ос новные достижения нравственной психологии, исследования А.А. Ухтом ского, М.М. Бахтина. К. Роджерс, один из выдающихся психологов совре менности, писал о приоритете личности по отношению к технологическим аспектам в психотерапии и подчеркивал важность качественного общения для результативности психотерапии и личностного роста. Общепризнан ным в психологии и психотерапии является положение о том, что диалоги ческое общение и является самым конструктивным видом общения, с по мощью которого достигается психотерапевтический эффект.

Методология диалогического подхода определяет понимание и ус пешное применение диалогического общения в практической деятельности психолога, врача, психотерапевта, консультанта.

Развивая содержание основной категории диалогического подхода, его сторонники разработали четыре основных его понятия: позиция внена ходимости, внутренняя диалогичность, диалогическая интенция и диало гическая позиция.

Позиция вненаходимости – особая, профессиональная позиция пси хотерапевта-консультанта, осваивая которую он перестает воспринимать внутренний мир собеседника (пациент-клиент) как сферу своей практиче ской деятельности или как объект рационального анализирования и гипо тезирования, но, напротив, начинает воспринимать этот мир как лишь ото бражаемое и понимаемое содержание.

М.М. Бахтин назвал это напряженной и любящей вненаходимостью к самому себе и другому, такое состояние дает одновременно понимание своего места в бытии как единственного и неповторимого. М.М. Бахтин отмечает, что быть – значит общаться диалогически.

Для диалогического общения опытное сознание духовного «Я» собе седника и своего собственного является центром. Степень интегрирован ности сознательного «Я» человека будет определятся степенью внутренней диалогичности.

Внутренняя жизнь человека представлена многими голосами. В сложном многоголосии душевной жизни выделяются два ведущих голоса, которые образуют внутренний диалог: голос эмпирического обыденного "Я" с его характером, темпераментом и другими многообразными психо логическими проявлениями и голос другого высшего «Я» (Флоренская Т., 1999).

Внутренняя диалогичность – это важнейшая характеристика внут реннего мира каждого человека (в том числе психотерапевта-консультанта и пациента-клиента). Психотерапевтическая консультативная ситуация – это ситуация встречи (совмещения) двух внутренних диалогов, один из ко торых блокирован, приостановлен или затруднен (у пациента-клиента), а другой (у психотерапевта-консультанта) осуществляется свободно и бес препятственно. Психотерапевтический – консультационный процесс раз Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ вивается при этом как последовательность четырех основных этапов об щения:

– участливое выслушивание психотерапевтом-консультантом голоса наличного «Я» пациента-клиента;

– восприятие психотерапевтом-консультантом голоса духовного «Я»

пациента-клиента;

– озвучивание психотерапевтом-консультантом голоса духовного «Я» пациента-клиента;

– встреча наличного «Я» и духовного «Я» пациента-клиента, восста новление внутренней диалогичности, освобождение, очищение (катарсис) и исцеление (обретение целостности) внутреннего мира пациента-клиента (Копьев А.Ф., 1990, 1991, 1996;

Флоренская Т., 1999).

Для эффективного построения диалога необходима актуализация ба зовых установок на диалог или диалогической позиции. Диалогическую позицию можно определить как отношение к себе и другому, как ценно сти, уникальности.

Диалогическая позиция как профессиональная позиция психотера певта-консультанта образуется комплексом его установок или внутренних постулатов, в числе которых:

– постулат внутренней диалогичности любого человека;

– постулат неравенства позиций психотерапевта-консультанта и па циента-клиента как следствие особой диалогической, вненаходимой и т.д.

позиции профессионала;

– постулат допустимости условного принятия и оценивания психо терапевтом-консультантом наличного «Я» пациента-клиента;

– постулат незавершенности и неопределенности субъектной приро ды пациента-клиента;

– постулат допустимости совета как средства установления контакта с пациентом-клиентом, актуализации в его сознании тех или иных содер жаний, указания на игнорируемые аспекты его собственной проблемы;

– постулат свободы и ответственности пациента-клиента за свою жизнь (Флоренская Т.) В диалоге духовное общение первично, без него невозможно пони мание уникального смысла слова, общезначимого в системе языка. В хри стианской психологии есть соответствующее понятие: диалог со своим ду ховным «Я», диалог с совестью, способность внимать самому себе. Опыт святоотеческой психологии по сути является опытом диалогического взаимодействия с миром и реальностью.

Святоотеческая психология, таким образом, может служить одним из оснований интеграции различных версий и течений внутри диалогического подхода.

Актуальна проблема требований к диалогу и личности человека, ко торый строит диалог. А.Ф. Копьев, давая оценку диалогическому подходу Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ справедливо отмечает отсутствие целостности, единства и интеграции раз личных направлений внутри диалогического подхода.

Большинство психотерапевтических направлений в качестве наибо лее конструктивного состояния, с которого строится подлинное эффектив ное общение называют: состояние душевного равновесия (В. Сатир), со стояние конгруентности, аутентичности, безусловного принятия (К. Род жерс);

состояние осознавания (Ф. Перлз, Дж Энрайт);

состояние фокуси рования (Ю. Джендлин), состояние бескорыстной любви (Э. Фромм), со стояние самонаблюдения (З. Фрейд).

Основные психологические направления: психоанализ, гуманистиче ская психология, гештальт-психология средствами специфического языка своих школ попытались описать состояние внутренней диалогичности.

Предстоит большая работа сравнительного анализа и сопоставления этих подходов в понимании диалогического общения.

Важной проблемой диалогического подхода является актуализация внутреннего диалога и развертывание его вовне, а также разработка техно логий обучения диалогическому общению.

Символический язык является адекватным средством для решения этой задачи. С помощью символического языка, языка аналогии и метафор можно описать различные взаимодействия человека с миром.

Ситуация выбора этих моделей способна активизировать базовые личностные установки. Включение ситуации выбора в дискуссию, т.е. ко гда темой дискуссии становится выбор символов (символ сверхпонятиен), тем самым создается условие для рефлексии участниками дискуссии своих актуальных установок и возможность их коррекции. Создаются условия для осознания своего выбора, развития ответственности, т.е. создается ус ловие для обучения диалогу.

Таким образом, ситуация выбора в рамках дискуссии создает воз можность рефлексии на себя в контексте ситуации. Такая рефлексия и яв ляется рефлексией из точки «вненаходимости». «Точка вненаходимости»

обеспечивает оптимальный ритм ассоциации и диссоциации. Эта точка, из которой человек может ассоциироваться с любым образом, символом, со стоянием, ситуацией, но также легко может дистанцироваться, то есть выйти из состояния ассоциации.

Диалог, как основная теория диалогического подхода, средством ко торого является символический язык, благодаря неопределенности, создает условия для актуализации творческих ресурсов и личностного роста.

И.В. Тимченко (Екатеринбург) ОПЫТ РАБОТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ В СТРУКТУРЕ МНОГОПРОФИЛЬНОЙ БРИГАДЫ С ПОДРОСТКАМИ, СОВЕРШИВШИМИ СУИЦИДАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ За последние 10 лет численность самоубийств в Российской Федера ции достигла 40 на 100 тыс. населения в год. В то время как, по данным ВОЗ, показатель в 20 самоубийств на 100 тыс. населения в год считается критическим. Также произошло существенное увеличение числа лиц, со вершивших суицидальные действия детей и подростков до 18 лет, в том числе в городе Екатеринбурге (по данным городского ЦГСЭЦ).

Особенности проявлений суицидов, своеобразие психологии и уров ней социализации детей и подростков является серьёзной психологической и медицинской проблемой, что даёт основание выделить детско подростковую суицидологию в отдельную область, а также ставит задачу разработки нового подхода в оказании медико-психолого-социальной по мощи этой группе суицидентов как непосредственно после попытки со вершения суицида, так и в постсуицидальном периоде. Суициды детей до 13 лет – явление достаточно редкое, но их частота резко возрастает к годам, достигая своего пика в возрастной группе 17–19 лет, после чего снижается вновь. Также, суицидальное поведение подростков редко быва ет обусловлено психическим заболеванием и, в большинстве своём, это си туационно-личностные реакции с чертами суицидального шантажа или суицидальными действиями демонстративного или манипулятивного ха рактера. Их причиной являются проблемы на микросоциальном уровне, а цель – восстановление нарушенных социальных связей с окружением. То есть, суициды в подростковом возрасте не направлены на самоуничтоже ние, а являются попыткой применения суицидальной техники для дости жения первичной несуицидальной цели.

И в этом случае основной проблемой является то, что эта группа суи цидентов практически полностью выпадает из поля зрения психолого психиатрической службы в постсуицидальном периоде. Подростки, со вершившие суицид, госпитализируются в отделения соматического про филя, где им оказывается неотложная помощь и, в лучшем случае предла гается обратиться к детскому психиатру после выписки. Но родители суи цидентов намеренно скрывают факт суицида, опасаясь так называемых, «социальных последствий» обращения к психиатру. Таким образом, дети остаются с нерешенными проблемами и без квалифицированной помощи.

Однако на контакт с психологом родители идут охотнее, поскольку чувст вуют себя более защищенными. Психолог может проводить консультиро вание без формального согласия родителей или лиц их заменяющих. В та кой ситуации основной задачей психолога является:

1. Дифференциальная диагностика причин суицида, предпочтитель но на раннем этапе постсуицидального периода.

Актуальные проблемы современной психотерапии в России _ 2. Определение дальнейшей тактики работы многопрофильной бри гады.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.