авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН РОССИЙСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ...»

-- [ Страница 3 ] --

В этом контексте, исследования, выполненные М.Г.Юсуповым [4], направлены на рассмотрение особенностей взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов. Здесь, само понятие «взаимодействие» трактуется как «процесс взаимного воздействия, порождающий взаимную обусловленность и взаимосвязь, способствующий Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ. Регистрационный номер – № 12-06-00043а образованию структур» [4, с.14]. Причем было установлено, что существенное значение во взаимодействии состояний и когнитивных процессов играет параметр рефлексии. Рефлексия здесь является метакогнитивным процессом, выполняющим функцию регуляции когнитивных процессов. Она позволяет понять свое состояние и детерминирует процессы переработки информации.

В исследовании участвовало 140 человек в возрасте 18-20 лет, из них 72 – студенты гуманитарии и 68 – студенты естественнонаучных специальностей. В ходе исследования были использованы: методика диагностики метакогнитивной включенности в деятельность, Schraw & Dennison (MAI) [2];

методика «Рельеф психического состояния личности» А.О.

Прохорова и другие методики изучения рефлексии. Также в процессе исследования были использованы: корреляционный анализ методом Пирсона, однофакторный и многофакторный дисперсионный анализ (MANOVA), а также структурный анализ по обобщенным показателям – индексы организованности структуры, с применением программы SPSS 16.0.

В результате исследования было установлено влияние взаимодействия показателей ауторефлексии (рефлексии себя) и ситуации (обыденная и напряженная) на интенсивность психических состояний в зависимости от содержательных характеристик последних (табл.

1). Полученная дисперсионная модель обладает высокой степенью значимости с коэффициентом детерминации около 30%. Само по себе влияние ауторефлексии и содержательных характеристик состояний не достигает необходимого уровня значимости, однако взаимодействие этих переменных в зависимости от ситуации значимо на уровне p0,003.

Таблица Влияние когнитивной рефлексии на психические состояния, различные по содержательным характеристикам Зависимая переменная: психические состояния Источник изменчивости Сумма Средний Значение F- Р-уровень df квадратов квадрат критерия (MS) 28007,398a Модельный 14 2000,528 6,615, Содержательные характеристики состояния 1339,937 2 669,968 2,215, (СХС) ситуация 3062,843 1 3062,843 10,128, ауторефлексия 602,462 2 301,231,996, СХС * ситуация 4564,579 1 4564,579 15,093, СХС * ауторефлексия 454,501 4 113,625,376, ситуация * ауторефлексия 623,137 2 311,568 1,030, СХС * ситуация * 3691,115 2 1845,558 6,103, ауторефлексия Коэффициент детерминации R =, В повседневной учебной деятельности были выделены следующие группы состояний, сформированные на основе их содержательных характеристик: эмоциональные, волевые и интеллектуальные состояния. В напряженной ситуации, к которой относится экзамен, были выявлены лишь эмоциональные и волевые психические состояния. Интеллектуальные состояния здесь встречаются крайне редко. Рассматривая оба графика, представленные на рисунке 1 а и б, отметим, что интенсивность всех видов состояний в обыденной ситуации гораздо выше, чем в напряженной. В обыденной ситуации встречаются следующие интеллектуальные состояния: задумчивость, интерес, любопытство;



волевые – утомление, борьба мотивов, мобилизация;

эмоциональные – радость, спокойствие и др. В повседневной ситуации (лекция и семинар) наиболее выражены интеллектуальные состояния, особенно при среднем уровне ауторефлексии. Немного менее интенсивно проявление эмоциональных состояний и, наконец, наименее выражено проявление волевых состояний субъектов учебной деятельности. Если же анализировать напряженную ситуацию учебной деятельности, то здесь интенсивность проявления волевых состояний выше, нежели эмоциональных. Среди волевых состояний преобладают мобилизация, стресс и утомление, а среди эмоциональных – подавленность и волнение.

Влияние ауторефлексии на психические состояния различные по Влияние ауторефлексии на психические состояния различные по содержательным характеристикам в напряженной содержательным характеристикам в обыденной ситуации ситуации 85 Интенсивность психических состояний Интенсивность психических состояний 80 75 70 65 60 55 50 45 низкий уровень средний уровень высокий уровень низкий уровень средний уровень высокий уровень ауторефлексии ауторефлексии ауторефлексии ауторефлексии ауторефлексии ауторефлексии Условные обозначения: Волевые состояния Эмоциональные состояния Интеллектуальные состояния Рисунок 1а Рисунок 1б Влияние ауторефлексии на психические состояния, различные по содержательным характеристикам, в повседневной (слева) и напряженной (справа) учебной деятельности Кроме того, существует специфика влияния ауторефлексии на психические состояния в каждой из форм деятельности. Так, в обыденной ситуации влияние уровневых характеристик рефлексии на эмоциональные и интеллектуальные состояния незначительно.

В то же время, интенсивность волевых состояний значительно меняется в зависимости от показателя рефлексии: наиболее интенсивны данные состояния при среднем уровне рефлексии, в то время как студенты с высокой рефлексивностью чаще переживают состояния пониженной интенсивности (утомление). Для студентов со средней и низкой рефлексией в обыденной ситуации свойственны более интенсивные волевые состояния (решимость).

В напряженной ситуации (рис. 1б) наиболее часто встречаются волевые и эмоциональные состояния. Однако здесь преобладают эмоциональные состояния отрицательного знака (подавленность, волнение). На экзамене, в диапазоне от низкой рефлексивности к высокой, интенсивность эмоциональных состояний снижается. Для лиц с высокой рефлексией характерны эмоциональные состояния низкой интенсивности, такие как подавленность, грусть, тогда как для «низкорефлексивных» в напряженных ситуациях более свойственно испытывать волнение и тревогу. Наиболее оптимальным выглядит средний уровень ауторефлексии, где преобладают состояния средней интенсивности. В целом, эмоциональные состояния в напряженной ситуации учебной деятельности менее интенсивны, нежели в обыденной.





В свою очередь, влияние рефлексии на волевые состояния в напряженной ситуации носит нелинейный характер. Волевые состояния ярче выражены в напряженной ситуации, чем в обыденной. С ростом рефлексивности интенсивность волевых состояний, также как и эмоциональных, снижается, но в континууме средняя – высокая рефлексия наблюдается резкий рост выраженности состояний. Это свидетельствует о том, что высокорефлексивные субъекты в напряженной ситуации чаще переживают состояния мобилизации и воодушевления. Лица с низкой рефлексией испытывают эмоциональные и волевые состояния интенсивности выше среднего.

Таким образом, высокая рефлексивность в обыденной ситуации оказывает существенное влияние лишь на волевые состояния, снижая их интенсивность. В напряженной ситуации, наоборот, выраженность волевых состояний у студентов возрастает, а эмоциональных состояний – значительно снижается.

Литература:

Габдреева, Г. Ш. Изменение психического состояния при напряженной умственной 1.

деятельности / Г. Ш. Габдреева // Психологические и психофизиологические особенности студентов / под ред. Н. М. Пейсахова. — Казань: Изд-во Казанского университета, 1977. – С.208-224.

Карпов, А. В. Психология метакогнитивных процессов личности / А. В.Карпов, И. М.

2.

Скитяева. – М.: Изд-во ИП РАН, 2005, – 352 с.

Прохоров, А. О. Саморегуляция психических состояний: феноменология, механизмы, 3.

закономерности / А. О. Прохоров. – М.: ПЭР СЭ, 2005 – 352 с.

Юсупов, М. Г. Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в 4.

ходе учебной деятельности студентов: дис. канд. психол. наук: 19.00.01 / М. Г. Юсупов;

КФУ.– Казань, 2009. – 201 с.

3. ВОПРОСЫ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, ПОПАВШИХ В ТРУДНУЮ ЖИЗНЕННУЮ СИТУАЦИЮ.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ РЕБЕНКА С ОНКОЛОГИЧЕСКИМ ЗАБОЛЕВАНИЕМ НА СТАДИИ РЕМИССИИ.

АХМЕТШИН Д.А., СЮНДЮКОВА Ю.П.

К(П)ФУ Основной целью реабилитационной программы является укрепление психологического здоровья детей дошкольного возраста, перенесших онкологическое заболевание и решение проблем в развитии ребенка. Наиболее важным представляется принцип дошкольного воспитания, который сверху донизу должен быть пронизан заботой о физическом здоровье ребнка и его психическом благополучии. Устранение последствий психологической травмы, полученной ребенком, а так же способствование его возвращению в социум являются неотъемлемым компонентом эффективной психологической реабилитации детей перенесших онкологическое заболевание.

В то же время не стоит обделять вниманием и родителей больных, так как психологические проблемы ребенка с онкологическим заболеванием с течением времени отступают на второй план, в то время как внутренняя нестабильность родителей усиливается. Поэтому важнейшее место в социальной работе с онкологическими больными занимает взаимодействие с членами семьи пациента и его ближайшим окружением.

Среди основных отклонений у детей с онкологическим заболеванием отмечаются: 1) нарушения коммуникативных функций 2) высокий уровень тревожности 3) снижение самооценки 4) эмоциональная неустойчивость 5) повышенная агрессия 6)чувство вины.

Из основных принципов реабилитации следует выделить комплексность, этапность, непрерывность, преемственность, индивидуализированность. Реализация этих принципиальных положений требует формирования специальной реабилитационной команды, в которую на равных правах входят врачи, психологи, психотерапевты, специалисты по физической культуре и ЛФК, педагоги.

Мы считаем, что необходимым условием нормального развития ребенка является тесный эмоционально положительный (душевный, духовный) контакт с другим человеком (людьми). Указанное выше положение определяет атмосферу любви, эмоционального принятия ребенка, которая должна быть в реабилитационном отделении и без которой никакие наши стремления помочь ребенку, какими бы искренними они ни были, не могут осуществиться. Подобное положение диктует необходимость отказаться от оценочного отношения к ребенку, трактовки его действий и качеств в обывательских терминах («ленивый», «капризный», «непослушный», «хулиган» и прочее);

видеть в его «проступках»

не предмет для порицания и повод для наказания, а повод для углубленного анализа его проблем, которые выразили себя в деформированном поведении и основание для изменения своей педагогической тактики, направленной на помощь этому ребенку.

Составленная психолого-педагогическая программа направлена на укрепление психологического здоровья детей дошкольного возраста и ориентирована на решение проблем в развитии ребенка.

Следует выделить, что в эту программу входят режим дня, расписание игр-занятий с детьми, структура предметно-развивающей среды (занятия с профессиональными педагогами в музыкальной, театральной, художественных мастерских, посещения выставок, спектаклей). В течение дня реализуется весь методический комплекс: «Физическая культура», «Здоровье», Безопасность», «Социализация», «Труд», «Познание», «Коммуникация», «Чтение художественной литературы», «Художественное творчество», «Музыка». В результате этих занятий постепенно формируется правильное отношение к окружающему миру. Берем смелость утверждать, что данные занятия имеют не только познавательное, но и общекультурное, нравственное значение, что, безусловно, играет важную роль для социальной реабилитации детей с опухолевыми заболеваниями.

Ученые отмечают у родителей аномального ребенка ряд общих особенностей личности: отсутствие открытости, непосредственности и непринужденности в общении, заостренное чувство ответственности, долга, трудность компромиссов. Большинству родителей свойственно сосредоточиваются на сохранении здоровья ребенка в ущерб развитию личности. Психологические проблемы таких семей усугубляются материальными трудностями, связанными с расходами на лечение и уход за больными, ухудшением трудовой занятости родственников больных. Достойно сожаления то, что зачастую родители напоминают ребенку о жертвах, принесенных во благо его здоровья. Отказ родителя (прежде всего матери) от личной жизни, близких отношений с мужем, друзьями также принадлежит к наиболее распространенным жертвам. Это пример таких явлений, которые крайне болезненно воспринимаются детьми, так как в свою очередь порождают у них чувство вины.

Обобщая все сказанное, в таких случаях сами родственники нуждаются в индивидуальной помощи психотерапевта или психолога.

Исходя из вышесказанного, хотелось бы отметить, что для эффективной психологической реабилитации детей перенесших онкологическое заболевание требуется:

включение в реабилитационные мероприятия не только ребенка, но и всей семьи или, 1.

по крайней мере, его родителей;

оказание психологической помощи на этапах постановки диагноза, лечения и 2.

ремиссии;

гибкое сочетание различных техник, методов и форматов психолого-педагогической 3.

работы;

комплексность и системность психолого-педагогической работы, включающей в себя 4.

как локальные программы, так и регулярные психо-коррекционные мероприятия по месту жительства.

Литература.

Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию. – М.: «Когито-центр», 1.

Волкан В., Зинтл Э. Жизнь после утраты: Психология горевания. – М.: «Когито 2.

центр», 2007.

Лебединский В.В. Нарушение психического развития в детском возрасте. «Академия 3.

», 2007.

Обухова Л.Ф. Возрастная психология: учебник для вузов – М.: Высшее образование;

4.

МГППУ, 2007.

Черников А.В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. – 5.

М.: Независимая фирма Класс, 2001.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ АУТОАГРЕССИИ ПОДРОСТКА БАЗАРБЕКОВА А.Ж.

Кыргызкий Государственный университет имени И.Арабаева Глубокие перемены, происходящие в обществе, создают условия для роста деструктивных тенденций развития человека. Перемены ценностей, традиций, отсутствие культуры мировоззренческой рефлексии, мешают современному человеку находить позитивный смысл собственной жизни. К таким изменениям наиболее чувствительным оказывается подросток. Этот период особой концентрации конфликтов, которые вызывают отклонения в поведении, в том числе и аутоагрессию.

Исследования подросткового возраста показывают особые черты, предполагающие к суициду. Одним из них считается страсть к самоутверждению.

Не сформированные представления о ценности жизни, влияют на отклонения поведения и взгляды на реальность. У них отсутствует барьер между поведением рискованным и нерискованным. Для подростка на первое место выдвигается не жизнь, а доказательство собственной правоты.

Рост числа суицидов в настоящее время требует особого внимания, так как является одной из первостепенных и актуальных социальных проблем современного общества.

Е.Омельченко в своих взглядах по теме: «Становление гендера: кто и что помогает нам стать собой, а также женщинами и мужчинами» показывает, на сколько сложно социализируется подросток в социуме: «Психологи говорят о том, что особое значение осознание себя мальчиком /юношей или девочкой/девушкой имеет в подростковом возрасте.

Это так называемый пубертатный период, бурный процесс полового созревания, который сопровождается мощным гормональным взрывом, стимулирующим ускоренное формирование гендерной индентичности. Американский психолог С.Холл назвал этот период «штурмом и стрессом» : штурмом гормонов и стресс (подавление), связанный с тем, что мир взрослых требует сдерживать активные проявления возрастающего сексуального желания. Эти противоречивые чувства порождают резкие смены настроения, агрессивное сопротивление родительскому контролю, приступы чувства одиночества» [2, стр.87] Сама возрастная особенность подростка сложна и в то же время непонимание его взрослыми создают проблемы во взаимоотношениях, вызывая у подростка агрессию по отношении к другим и аутоагрессию.

Высказывая об особенностях подростка Г.Б.Борисов напоминает: «Моральные чувства наиболее активно формируются в подростковом возрасте, когда человек особенно чувсвителен к оценкам окружающих людей, но, не обладая еще достаточным опытом понимания другого человека, не умея войти в его роль, часто неправильно реагирует на ту или иную ситуацию» [4, стр.149]. То, что подросток не научился правильно оценивать ситуацию, то что он поступает необдуманно, усиливает его желание быть самостоятельным и доказать свою правоту при помощи аутоагрессии. Взаимное не понимание взрослого и подростка, не соответствующая оценка вызывает бурную реакцию подростка.

В.Сатир напоминает: «Быть подростком очень тяжело. Наполненный энергией, вы свобожденной в физиологических сдвигах пубертата, одержимый возникшей потребностью в независимости, полный ожиданий будущих успехов в большой жизни, подросток проходит через тяжкие испытания в поисках собственного пути в новом для него мире. А если учесть при этом, что проторенных путей не бывает, можно легко понять то любопытство и ту тревогу, которые вызывают подростки у родителей» [3, стр.163]. Стремление подростка к независимости сопровождается не пониманием их родителями. Ситуация осложняется иногда тем, что родители начинают больше контролировать подростка, вызывая у него больше недовольств, чем понимание тревог родителей. Здесь же В Сатир отмечает:

«Состояние подростка можно сравнить с состоянием волнующихся, полных сил скаковых лошадей, нервно постукивающих копытами и с нетерпением ожидающих, когда же перед ними наконец откроются ворота» [3, стр.165].

«Кроме того, подростки борются за свою самостоятельность и независимость. Они совершают множество ошибок и часто идут неправильным путем. И это тоже вполне естественно. Важно, чтобы родители были подготовлены к внезапным проявлениям у подростка сильных, подчас неадекватных реакций»[3, стр.168]. Иногда тревога родителей вызывают усиленные требования к поведениям подростка, зарождая отрицательное эмоциональное состояние. Здесь необходимо помнить, что подростковый возраст, сам по себе возраст бурных эмоций.

Г.Б.Борисов в своей работе пишет: «Эмоциональный человек», «слишком много эмоций», «бурные эмоции», «эмоции захлестывают» - так обычно говорят о человеке, который принимает решения сразу, без достаточного взвешивания ситуации, без оценки последствий, когда логика, аргументы отходят на второй план»[ 4, стр.142]. Проявление бурных эмоций создают условия длябез контрольных действий, тем более, что подросток стремится к независимости, доказать свою правоту, но не понимает каким путем можно добиться желаемого. Поэтому выбор способов достижения цели зависит от его разума.

А.А.Брудный высказывает: «Разум – это внутренная свобода, практическая деятельность – внешняя. Креативность – это высшая ступень свободы, поэтому высшее проявление разума – творческое воображение, высшее проявление практической деятельности – созидание.

Все сказанное не исключает влияние мифа.

При этом миф в его растянутом во времени виде может обретать смысловые формы, но в каждом отдельно взятом срезе миф абсурден.

Интеллект не может с ним справиться.

Почему? Возможно, потому, что миф есть мощный усилитель временно подключаемый к интеллекту» [1, стр.139]. А.А. Брудный говорит о механизме усиления, где особое место занимает миф, которая искажая реальность, влияет на действия человека. Т.е.

не правильное восприятие информации указывает на механизм усиления суицида, которые стимулируют аутоагрессию человека.

Говоря о содержании текста при общении А.А.Брудный заметил: «Великий усилитель в вашем понимании – текст. По исходной метафоре textus – сплетение, ткань. Вы утверждаете, что сплетение слов, событий, ситуаций может порождать усиление?» [1, стр.149]. Это доказывает, что не правильно понятое высказывание может стимулировать суицидальное поведение подростка, когда он и без этого воспринимает взрослого конфликтным объектом.

На поведение подростка, особенно на проявление аутоагрессии влияет самооценка.

Формирование самооценки зависит от разных социальных воздействий в том числе взаимоотношение окружающих.

В.Сатир указывает: «Самооценка — это способность человека честно, с любовью и по достоинству оценить себя. За многие годы консультирования детей, занимаясь психотерапией семей разных экономических и социальных уровней, встречая людей, ведущих совершенно различный образ жизни, я убедилась в том, что самое важное, что происходит внутри каждого человека и между людьми, — это самооценка, личный «котел»

каждого» 3, стр.18]. Увидеть, определить свой «личный «котел» для подростка трудно, но взрослые должны уметь помочь ему в этом. «Определить, что такое самооценка, не так уж легко: самооценка — это отношение и чувство к себе, представление человека о себе.

Самооценка проявляется в поведении каждого из нас» [3, стр.17].

Говоря об аутоагрессии подростка, мы не должны забывать, что создавая условия для формирования личности, нам необходимо учитывать его индивидуальные особенности, его сознание.

А.А.Брудный показал: «Сознание входит в реальность двояко: как ее часть (субъективная реальность) и как отношение к ней. Когда речь заходит об отношении к действительности, природной и социальной, ее чаще всего именуют «объективной реалностью». Но сознание может включать в себя и отношение к субъективной реалности тоже – такое отношение именуют «рефлексией»» [1,стр.161]. В то же время уровень проявления рефлексии, зависит от усвоения подростком соответствующих социальных опытов, где важное место занимет его интеллект.

Брудный А.А. напоминает, что «интеллект – это свойство человека как сознательного существа. Благодаря интеллекту человек способен: 1)осознавать намерения и планировать свои действия;

2)предвидеть последствия своих поступков;

3) знать свои цели и уметь строить предположение относительно целей других людей;

4)контролировать свои потребности, умея отсрочить время их удовлетворения» [1,стр.140-141]. А значит, можно найти возможности реально оценить действительность, научить подростка правильным поступкам и рефлексии своих действий, что не было бы возможностей проявлении механизма усиления аутоагрессии.

Заключение. Аутоагрессия подростка проявляется под воздействием разных условий, причин, где особое место занимают механизмы суицидального поведения. Одним из этих механизмов является механизм усиления содержанием которого является слово (текст), а также не реальное понимание, восприятие подростком поступающей информации или ситуации.

Литература:

Брудный А.А. Пространство возможностей: Введение в исследование реальности/ 1.

Худ. А.Н.Карпов. – Б.: Илим, 1999. – 388 с.

Гендер для «чайников» /Ред. Н.И. Алексеева Кол. Авторов: Т. Барчунова, Е.Жидкова, 2.

Е. Здравомыслова, Л.Попкова, И. Саморукова, Л.Семенова, И.Тартаковская, А.Темкина, Е.Омельченко М.: «Звенья», 2006. – 263 с.

Сатир В. Как строить себя и свою семью: Пер. с англ.: улучш. изд—М,: Педагогика 3.

Пресс, 1992. — 192 с: ил.

Я уже взрослый: Книга для подростка (Сост. Г.Б.Борисов, М.: Мол.гвардия, 1986. – 4.

СОЦИАЛЬНОЕ СИРОТСТВО КАК УСЛОВИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ДЕВИАЦИЙ В ПОВЕДЕНИИ ПОДРОСТКОВ.

ИЛЬМИНСКОВА В.В.

Тольяттинский государственный университет В условиях продолжающейся нестабильности социально-экономической и политической жизни в нашей стране продолжает увеличиваться число детей, попавших в особо трудные условия. Среди них – сироты, социально дезадаптированные дети, дети-инвалиды, дети беженцы и вынужденные переселенцы, дети, проживающие в неблагополучных экологических условиях.

Тенденция распада института семьи в современной России, следствием чего является неуклонный рост количества социальных сирот, рост детской безнадзорности и беспризорности, преступности, приводит к тому, что кризисные явления в социальной сфере продолжают углубляться и достигают опасной черты.

Наша работа посвящена изучению проявления девиаций в поведении подростков, воспитывающихся в условиях социального приюта.

Мы предполагаем, что социальное сиротство является одним из условий развития девиаций в подростковом возрасте.

В теоретической части мы выделили, что социальные сироты- это дети, родители которых умерли, лишены родительских прав, ограничены в родительских правах, признаны недееспособными, больны, длительно отсутствуют, уклоняются от воспитания детей или защиты их прав и интересов, в том числе отказываются взять своих детей из воспитательных, лечебных или иных учреждений, а также иные случаи отсутствия родительского попечения.

Явление социального сиротства получило широкое распространение в последние годы. Если раньше сиротой считался ребенок, оставшийся без родителей, то теперь так называют тех, кто при живых мамах и папах лишен родительской заботы. Подростковый период развития характеризуется существенными изменениями всех сторон личности – психики, физиологии, взаимоотношений с окружающим миром, что определяет всю его дальнейшую жизнь.

Именно в это время происходит переход от детства (периода, опекаемого взрослыми) к самостоятельности, смена привычного школьного обучения на другие виды социальной деятельности, а также бурная гормональная перестройка организма, что провоцирует девиантное поведение.

И ключевым вопросом проблематики социально-психологической адаптации детей сирот является профилактика их девиантного поведения в подростковом возрасте. Этот вопрос глубоко волнует педагогические коллективы школ- интернатов, детских домов и приютов.

Исследование проводилось на базе Государственного казенного учреждения Самарской области «Тольяттинский социальный приют для детей и подростков «Дельфин», который является учреждением социальной защиты населения и предназначен для временного проживания и социальной реабилитации детей и подростков.

Для диагностики были использованы следующие методики:

1. анализ психолого-педагогической документации (личные дела воспитанников);

2. тест-опросник Басса-Дарки на агрессивность;

3. Дап-п (для общеобразовательных учреждений);

4. тест-опросник «Определение склонностей к отклоняющемуся поведению» (А.Н.Орел).

Анализ личных дел воспитанников показал, что 91% подростков состоит на учете в детской комнате милиции за употребление спиртных напитков, 9% за бродяжничество.

Условия проживания дома ниже среднего у 73,3 %, а 64% подростков сталкивались с психологическими проблемами (скандалы, оскорбления, физическое насилие).

По итогам анализа психологических заключений были выделены 3 наиболее главных фактора: это недостаточный уровень воспитательной работы в общеобразовательных учреждениях, отрицательное влияние в семье и отсутствие у родителей возможности обеспечивать минимально необходимые потребности детей.

Тест вопросник (ОСОП, А.Н. Орел) показал наличие девиантного поведения в группе у 55% испытуемых и разную степень их проявления:

- склонность к аддиктивному поведению (64%);

- склонность к самоповреждающему и саморазрушительному поведению (82%);

- склонность к агрессии и насилию (82%);

- отсутствие волевого контроля эмоциальных реакций (36%);

- склонность к деликвентному поведению (55%);

- склонность к неприятию норм и правил (45%).

Опросник Дап-П (для общеобразовательных учреждений) показал, что у 50% испытуемых высокая склонность или наличие девиантного поведения, а у 45% предрасположенность к развитию девиантного поведения.

Тест опросник Басса-Дарки показал, что у подростков в социальном приюте преобладают формы агрессивного и враждебного поведения, уровень агрессии и враждебности выше среднего, что составило 50% и 62%.

В ходе работы были выделены конкретные предпосылки к развитию девиантного поведения подростков:

а) отрицательное влияние семьи;

б) отсутствие у родителей возможности обеспечивать минимально необходимые потребности детей;

в) отрицательное влияние ближайшего окружения;

г) подстрекательство со стороны взрослых преступников;

д) распространение в подростковой среде антиобщественных стандартов поведения и ценностей криминальной субкультуры;

е) безнадзорность как отсутствие должного контроля со стороны семьи и образовательных учреждений;

ж) низкий уровень воспитательной работы образовательных учреждений;

з) распад системы общедоступного для детей досуга.

На основании результатов исследования и учитывая запросы воспитателей, педагогов, администрации и общества в целом, совместно с психологами социального приюта «Дельфин» была разработана программа коррекции девиантного поведения детей и подростков, которая позволяет:

- развить у подростков способности к эмоциональной и поведенческой саморегуляции, сотрудничеству, адекватному проявлению активности, инициативе и самостоятельности;

- снизить уровень тревожности, эмоционально-психического напряжения в различных ситуациях;

- расширить сферу самосознания и повышения уверенности в своих возможностях;

- повысить уровень социально-психологической компетентности подростков и развить способности эффективно взаимодействовать с окружающими.

Несовершеннолетние наиболее болезненно переживают последствия глубоких перемен в сфере нравственных ценностей и социальных ролей, они в большей степени, чем взрослые, испытывают трудности в деятельности, общении и самоопределении, что осложняет их личностное развитие в социуме. Родительский дом и семья являются гарантами стабильности и надежности в изменчивом мире.

Объяснить такое поведение, раскрыть его причины, найти эффективные пути и средства предупреждения необходимо для профилактики и своевременной психокоррекции девиантного поведения.

МЕТОДЫ ПРОФИЛАКТИКИ СУИЦИДОВ СРЕДИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ КАЛМЫКОВ Ю.А., ЗИГАНШИН Ф.Г., ГУРЬЯНОВА Т.В.

ГБОУ ВПО «КМУ» МЗ РФ, ГАУЗ «Республиканская клиническая психиатрическая больница им. акад. В.М.Бехтерева» МЗ РТ Важными направлениями профилактики самоубийств среди несовершеннолетних в России и в других странах являются [1,4]:

проведение образовательных программ для несовершеннолетних по 1) формированию жизненных навыков, включающих стратегии преодоления стресса и разрешения конфликтов;

обучение работающих с несовершеннолетними специалистов различного 2) профиля распознаванию депрессивных расстройств и суицидальных тенденций;

информирование населения о существующей системе медико-психологической 3) помощи;

выявление групп риска и оказание им психологической помощи.

4) Казаковцев Б.А. с соавторами [3] выделяют следующие формы профилактики суицидов:

универсальная профилактика – направлена на население в целом 1) (психопросвещение, психообразовательные программы);

селективная профилактика – помощь лицам из групп повышенного риска;

2) антикризисная профилактика – кризисная помощь человеку в пресуицидальном 3) и ближайшем постсуицидальном периодах, индикативная профилактика – предупреждение рецидивов суицидального 4) поведения (лицам с хронической дезадаптацией).

Рост количества самоубийств среди молодежи за последние десятилетия во многих высокоразвитых странах исследователи рассматривают как одну из наиболее социально значимых проблем [2]. В России частота самоубийств среди взрослых за последние 10 лет значительно сократилась, однако суицидальная статистика среди несовершеннолетних остается крайне неблагоприятной.

В последние годы в Республике Татарстан проводится большая работа по межведомственному взаимодействию с целью профилактики самоубийств среди молодежи.

Ведущая роль в этом взаимодействии принадлежит двум структурам: суицидологической службе Республиканской клинической психиатрической больницы (РКПБ) и Республиканской комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

В 2011 году суицидологическая служба РКПБ была модернизирована: открылась круглосуточная медицинская психологическая служба с многоканальным «Телефоном доверия» и помощью он-лайн на сайте в Интернете;

организована система мониторинга случаев суицидальных попыток на территории Республики Татарстан;

вдвое увеличено штатное расписание службы за счет активного привлечения медицинских психологов;

сотрудники прошли обучение в Санкт-Петербурге и стажировку в Израиле. Усиление службы позволило активизировать проведение образовательных программ по профилактике суицидов для специалистов, работающих с населением в системе образования, здравоохранения, социальной защиты и органах МВД, а также для несовершеннолетних и их родителей. В 2012 году суицидологическая служба РКПБ стала лауреатом конкурса « лучших товаров России» в номинации «Услуги для населения».

Каждый случай самоубийства несовершеннолетнего, а также случаи жестокого обращения с несовершеннолетними подвергаются тщательному анализу на заседаниях Республиканской комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

На базе Казанского государственного медицинского университета ежегодно проводится двухнедельный цикл тематического усовершенствования «Кризисная медико психологическая помощь» для врачей и психологов. Разделы по суицидологии и кризисной психотерапии включены в программы профессиональной переподготовки и повышения квалификации по специальности «Клиническая психология».

По данным Федеральной службы государственной статистики за последние 5 лет в Республике Татарстан количество завершенных суицидов несовершеннолетних снизилось на 37%.

Литература:

Вассерман Д., Нарбони В. Суицидальная превенция в школах. В кн. Напрасная 1.

смерть: причины и профилактика самоубийств / Ред. Д. Вассерман;

пер. Е. Ройне. — М.:

Смысл, 2005. — С. 281-290.

Войцех В.Ф. Суицидология. – М. : Миклош, 2008. – 280 с.

2.

Казаковцев Б.А., Демчева Н.К., Какорина Е.П., Бедина И.А., Баева А.С. Развитие 3.

служб медико-психологической помощи при кризисных состояниях. Журнал «Психическое здоровье», 2013.-N 6.-С.3-7.

Старшенбаум Г. В. Суицидология и кризисная психотерапия. - М.: «Когито-Центр», 4.

2005. - 376 с.

НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ ОПЫТА ТРАВМИРУЮЩИХ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕТОДОМ ОБЪЕКТИВАЦИИ ВНУТРЕННЕГО МОНОЛОГА ЛИВАЧ Е.А.

Санкт-Петербургский государственный технологический институт (Технический университет) Опыт психологического консультирования и психотерапевтического сопровождения взрослых людей показывает эффективность транзактно-аналитического подхода при решении задач, связанных с нарушениями развития личности и чувством личностного неблагополучия, вызванных травмирующими отношениями в детском возрасте со значимыми взрослыми. Излагаемая ниже теоретическая модель, проверенная работой с клиентами, может быть полезна всем интересующимся вопросами психического здоровья детей и взрослых.

Транзактно-аналитический подход, опираясь на работы Эрика Берна [1, 6], описывает развитие личности следующим образом. Базовая установка личности — чувство собственного благополучия и самоценности. Берн называл эту личностную позицию «ОК», а Вл. Леви описывает ее как «бесстрашное достоинство Существа. Инстинктивное ощущение своей ценности, без всякого посягательства на ценность других». Эта позиция переживается со дня рождения в эго-состоянии (т.е. постоянном паттерне чувств и переживаний, непосредственно связанных с соответствующим постоянным паттерном поведения [6 : 322]) «Естественный Ребенок», являющимся фундаментом личности. Для этого эго-состояния характерно свободное переживание и выражение основных чувств (радость, страх, гнев, печаль), стремление к игре, исследованию, близости с другим человеком (родителем). В процессе взаимодействия с другими эго-состояние Естественного Ребенка может трансформироваться в Адаптированного Ребенка, а также в Бунтующего. Адаптированный Ребенок проявляется в отношениях подчинения требованиям старших, описывается как лишенный собственной инициативы, чувствительный к выражению одобрения или неодобрения, способный к переживанию таких чувств, как тревога, стыд, вина, обида.

Бунтующий Ребенок проявляется в ситуации, когда удовлетворение жизненно важных потребностей организма и личности сталкивается с препятствиями в виде воли старших. Для этого эго-состояния характерны такие проявления, как негативизм, пренебрежительное отношение к статусным фигурам и символам, грубость, злорадство, передразнивание, агрессивность вообще.

Поведение Адаптированного и Бунтующего Ребенка инициируется соответствующим поведением значимых взрослых, в первую очередь матери. Исследователи воспитательных процессов описывают оптимальное для развития личности ребенка поведение взрослого следующим образом: постоянный физический контакт в первый год жизни ребенка [4] и отлучение не более чем на несколько дней в возрасте от 2 до 5 лет [3, 5];

спокойное, уверенное поведение [4, 5];

постоянный и адекватный отклик на потребности ребенка, но не опережающая забота [4];

создание условий для любой активности ребенка, исключая ситуации явной опасности (4 и др.);

отсутствие поощрений и наказаний за естественные проявления активности ребенка (от туалета до любви к рисованию) (4, 5 и др).

Образ родителя как определенный тип поведения, транслируемого мировоззрения, а также отношения к ребенку, запечатлевается в психике ребенка как эго-состояние «Родитель». Оно выполняет следующие функции: контроль поведения (самоконтроль и самооценка), ориентировка в жизни (базовые ценности и убеждения, которые ребенок пока не может проверить на опыте, например: «Люди должны работать» или «Наша нация — самая лучшая»), а также формирует модель отношения к младшим (детям, ученикам, подчиненным), когда ребенок вырастает. В соответствующих ситуациях человек входит в эго-состояние Родителя;

кроме того, оно постоянно присутствует в сознании и бессознательном личности как «голос совести», «внутренний контролр», как самоотношение.

Эго-состояние Родителя имеет две разновидности: Заботливый \Воспитывающий (выражается в стремлении помочь, защитить, уберечь, дать передышку, сопровождается уменьшительно-ласкательными словами и мягким голосом) и Критикующий \Контролирующий (выражается в стремлении ограничить активность, уличить в нарушении норм, принудить к действиям, «поставить на место», сопровождается угрозами, приказами, которые говорятся холодным, жестким голосом).

Третья важнейшая составляющая личности — эго-состояние «Взрослый», который проявляется в объективной оценке событий, расчете вероятности, и управляет поведением, опираясь на реальность и стремясь занять выгодную для жизни позицию. Для этого эго состояния характерно чувство уверенности в себе, независимости, преобладание интеллектуальной активности над эмоциональными процессами. Целью психотерапии в транзактном анализе является развитие Взрослого эго-состояния, которое было заторможено или искажено травмирующими отношениями в детстве. Подразумевается, что у маленького ребенка тоже присутствует Взрослое эго-состояние, когда он реалистично оценивает окружающее (например, свою способность самостоятельно дойти до двери в комнате).

Как показывает анализ литературы и мой опыт консультирования, травматичные отношения «ребенок-родитель» у взрослых людей продолжают существовать в настоящем в виде травматичных взаимодействий между эго-состояниями «Ребенок» и «Родитель».

Жесткий контроль, опирающийся на превратно понятые или нереалистично завышенные требования морали, заниженная оценка своих способностей и возможностей выражаются в широком спектре личностных проблем, таких как: депрессивное состояние, неуспешные отношения с людьми (особенно со статусными фигурами и противоположным полом), неэффективное распределение физических ресурсов (постоянное недосыпание, болезни, трудности сосредоточения, перегрузки, выгорание), страх достижений или отсутствие радости от них, непризнание своих достижений, блокада творческой активности и т.д.

Чтобы улучшить внутриличностные отношения и таким образом разрешить вышеперечисленные проблемы, я использовала следующий алгоритм действий:

Сначала производится объективация внутриличностных отношений, вынос их вовне.

Это достигается преобразованием внутреннего монолога в диалог: реплики, выражающие противоположные позиции, разносятся по двум сторонам. Пример монолога (мужчина, лет): «...Я хочу проехать всю центральную Европу на велосипеде. Но я понимаю, что маловероятно, что это когда нибудь я осуществлю. Тут дело даже не в моей лени, тут нет лени, ведь это приключение и меня не пугает трудность в 3300 километров...». После обработки он превращается в следующий диалог:

« — Я хочу проехать всю центральную Европу на велосипеде. — Маловероятно, что когда-нибудь ты это осуществишь. — Ты так думаешь, потому что считаешь меня ленивым? — Да, ты ленивый. — Но это мне будет не лень сделать.» и т.д.

Ориентиром для перевода монолога в диалог является следующая установка: есть часть, выражающая желания и и испытывающая первичные чувства (страх, гнев, печаль, радость) – это часть «Ребенок». И есть часть, ограничивающая или критикующая эти желания, обесценивающая чувства, принуждающая к другим реакциям, внушающая мысль о беспомощности – это часть «Родитель». Как правило, встречаются диалоги следующих типов: 1) Ребенок стремится что-то сделать, а Родитель его отговаривает (запрещает);

2) Ребенок отказывается что-то делать, а Родитель его принуждает;

3) Ребенок выражает чувства, а Родитель их обесценивает или пресекает.

После превращения монолога в диалог клиента просят представить, как может выглядеть каждый собеседник (пол, возраст, манера речи, голос), и не напоминает ли критикующая сторона кого-то из значимых взрослых. В четырех случаях из пяти было получена обратная связь, и предположение подтвердилось. Далее клиенту предлагается техника, разработанная и описанная немецкими психологами К. Бессер-Зигмунд и Г.

Зигмундом: выбрать из списка психологический ресурс, которого, как клиент чувствует, не хватает критикующей стороне (оптимизм, великодушие, решительность и пр.) и «подарить»

ему этот ресурс [2 : 152-172]. Клиенты отметили исчезновение внутреннего конфликта, в одном случае очень острого и глобального: клиентка (женщина, 23 года) осознала, что восприняла рассказы бабушки о Боге как о том, кто не допускает никаких несчастных случаев, болезней и смертей, поэтому каждый раз, когда подобное случалось, она переживала гнев и обиду на Бога, и за эти мысли — страх и вину. В результате вопрос о вере был очень болезненным и мучительным для нее. Когда клиентка осознала, что воспринимала Бога через призму восприятия бабушки: «Я винила несуществующего Бога... А теперь этот образ развеялся, но теперь я не знаю, как верить в Бога;

но мне стало легче, точнее, легко», — внутренний конфликт разрешился, рассогласование элементов картины мира было устранено.

Итак, объективация интроецированных образов значимых взрослых, сформировавшихся в детстве, способствует осознанию того, что их убеждения относительно мира и самого клиента могут быть проверены клиентом на адекватность и справедливость.

Эта деятельность способствует гармонизации личности клиента.

Литература:

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Э. Берн. - М., 1.

ЭКСМО, 2013.

Бессер-Зигмунд, К., Зигмунд, Х. Имажинативные семейные расстановки по методу 2.

wingwave / К. Бессер-Зигмунд. - СПб, Издательство Вернера Регена, 2013.

Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. - М., 3.

Академический проект, 2006.

Ледлофф, Ж. Как вырастить ребенка счастливым / Ж. Ледлофф. - М., Генезис, 2012.

4.

Писарик О. Привязанность: жизненно важная связь. / О. Писарик. - Электронная 5.

брошюра. Код доступа: http://freeedu.ru/posob/privjazannost_ pisaryk_ read.pdf Стюарт Ян, Джойнс Вэнн. Современный транзактный анализ / Я. Стюарт. – СПб:

6.

Социально-психологический центр, 1996 г.

АРТ-ТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ КАК СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

ПРАЗДНИКОВА Н.Ш.

"Школьный центр психолого-медико-социального сопровождения "Ресурс" Московского района г. Казани Во всем мире с каждым годом возрастает количество населения употребляющего психоактивные вещества и смертность в результате последствий девиантного поведения. Это проблема является крайне значимой в современном обществе.

Профилактику девиантного поведения следует начинать с раннего детства. При этом необходимо учитывать, что наиболее эффективным способом является установка на здоровый образ жизни в сочетании с формированием у детей и подростков ответственности за поступки и контроля над поведением.

Очень важно соблюсти баланс между образом абсолютно свободного от всех вредных привычек человека и человека принятого в обществе, которое в подавляющем большинстве состоит из людей, подверженных тем или иным формам зависимого поведения.

Социализация индивида крайне важна для формирования гармоничной личности, а изоляция может привести к другим формам девиантного поведения или нарушениям психической деятельности.

Идеальная поведенческая норма подразумевает под собой креативность (по Фромму).

Она не может быть ригидной или сводиться только к адаптивным способам поведения.

Важен так же креативный подход каждого индивида к изменяющимся жизненным ситуациям. Однако и у креативной, и у девиантной личности есть сходные черты.

Существенным отличием является то, что для идеального творчества важен процесс, и неудачи являются показателем для продолжения поисковой активности, и даже служат вдохновением, а для девиантной личности характерен интерес лишь к результату удовольствию.[3] На наш взгляд творчество детей должно быть направлено на формирование таких черт характера, как адаптивность, здравомыслие, адекватная самооценка, самостоятельность, что может рассматриваться как база способствующая развитию гармоничной личности, не подверженной формам девиантного поведения.

Одним из мощных методов профилактики девиантного поведения можно назвать Арт-терапию.

Параллельно с развитием творческих способностей Арт-терапия позволяет развить способность к самовыражению, на символическом уровне исследовать самые разные чувства, социально приемлемыми способами сублимировать негативные переживания, выразив их зрительными образами, осознать негативные модели поведения, сформировать новые стратегии действий и коммуникаций, изменить самооценку и способы мышления, путем развития правого полушария, что позволяет выровнять дисбаланс между стандартным подходом к обучению детей в современном обществе, где образование больше нацелено на развитие левого полушария, путем развития навыков анализа и синтеза и логического мышления и всесторонне развитой личностью, которой свойственен гибкий подход к решению задач.

Групповые занятия по арт-терапии в целях первичной профилактики девиантного поведения можно использовать с группами детей любого возраста. Способность устанавливать контакт с группой и четкое следование потребностям группы является для психолога, использующего методы арт-терапии является важной профессиональной чертой.

Принципиальное значение имеет отличие свободного обучения творческим навыкам и системное занятие арт-терапией. Они по-разному влияют на психологические структуры учащихся и обусловливают разную психическую динамику.

Использование системной модели арт-терапии позволяет решить ряд частных, связанных с осуществлением арт-терапевтического процесса вопросов, а именно:

• признать контакт психолога - ребенок и ребенок - арт-терапевтическая группа системой микросоциальных отношений • анализировать транзактные процессы и проявляющиеся в ходе арт-терапевтической работы феномены внутриличностного, межличностного и общегруппового уровней;

• учесть социальные, культурные, институциональные и иные внешние влияния на процесс арт-терапии;

• принять во внимание социальный и культурный опыт детей, в том числе, их гендерный, профессиональный, расовый, этнический, региональный опыт. [2] "Школьный центр психолого-медико-социального сопровождения "Ресурс" Московского района г. Казани является центром муниципального подчинения начавшим работу по первичной профилактике девиантного поведения среди детей и подростков. На базе центра реализуются федеральные республиканские профилактические программы утвержденные министерством образования для детей школьного возраста нуждающихся в дополнительном сопровождении школьного обучения, детей групп риска и волонтеров.

На базе центра реализуется Республиканский антинаркотический проект на основе контрактного метода профилактики наркотизации детей школьного возраста«SаМоSтоятельные дети».

Процесс социализации личности активизируется как на уровне сознания, так и поведения, поэтому правильная организация свободного времени людей, особенно в подростково-молодежный период является важным фактором как интеллектуального, так и физического развития. [1] Весьма ценным является то, что арт-терапия стимулирует раскрытие творческого потенциала личности и активизирует ее защитно-приспособительные механизмы.

Использование методов арт-терапии в работе с группами молодых людей позволяет укрепить групповые отношения и безопасное самораскрытие ее участников, обучение навыкам саморегуляции и повышению коммуникативных навыков, эмоционального интеллекта. В профилактической работе важное значение имеет выявление и исследование совокупности всех причин, побудительных мотивов, обстоятельств и действий личности или социальных групп, составляющих явные или скрытые механизмы их поведения, не соответствующего принятым в обществе нормам или правилам. Методы арт-терапии обладают огромным потенциалом и могут быть эффективны в самых различных областях жизнедеятельности общества.

Литература:

Головань О.В., Осадчих В.А. Роль искусства и арт-терапии в социализации личности 1.

и профилактике девиантного поведения.

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с 2.

психическими расстройствами. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России:

электрон. науч. журн. 2012. N 2. URL: http:// medpsy.ru Менделевич В.Д., Садыкова Р.Г. Психология зависимой личности. — Казань, 2002. — 3.

240 с.

БОЛЬНИЧНАЯ КЛОУНАДА КАК МЕТОД ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В РЕАБИЛИТАЦИИ ТЯЖЕЛОБОЛЬНЫХ ДЕТЕЙ УРАКОВА Е.С.

АНО «Больничные клоуны»

Осознание болезни у ребенка происходит иначе, чем у взрослого. Болезнь воспринимается им как что-то враждебное, непонятное, пугающее и непреодолимое, не дающее возможности общаться с друзьями, жить нормальными для этого возраста интересами [1]. В отличие от взрослого пациента, ребенок не имеет психических ресурсов для осмысления и переживания своего состояния. И у него не всегда хватает речевых средств для передачи своих страхов и опасений. Поэтому при работе с тяжелобольными детьми применяют один необычный метод эмоционального воздействия - больничную клоунаду.

Этот метод помогает ребенку понятными и доступными ему средствами переработать психотравму, нанесенную болезнью и нахождением в лечебном заведении;

помогает выразить свое эмоциональное состояние, свои надежды и желания и настроиться на выздоровление.

Больничная клоунада — это деятельность по социально-культурной реабилитации детей в стационарах больниц методами арт-терапии (метод психотерапевтического воздействия с помощью различных видов искусства), клоунотерапии (метод стимуляции здоровой стороны пациента, вызывая иронию в восприятии его медицинских проблем и активизацию процесса выздоровления) и игротерапии (метод психотерапевтического воздействия с помощью игры [3]).

Больничную клоунаду применяют в реабилитации тяжелобольных детей профессиональные больничные клоуны. Вообще, больничная клоунада — смесь циркового, эстрадного, развлекательного, разговорного, фокусного, пантомимного, драматургического и других жанров. Но особую роль в обучении больничного клоуна уделяют психологии. Для работы с детьми в больнице необходимо знание возрастной психологии, так как возраст пациентов варьируется от 6 месяцев до 16 лет. Необходимо найти подход к каждому. Так же необходимы знания клинической психологии, так как работа больничного клоуна проходит в системе отношений врач-пациент. Необходимы знания психологии семьи, так как рядом с ребенком его близкие, а ситуация болезни такова, что может разрушить семью или, наоборот, сплотить ее. Немаловажную роль играют и знания медицины и гигиены.

Больничный клоун должен знать особенности болезни, процедуры, которые проходит ребенок, должен уметь соблюдать правила больничного распорядка, чтобы не навредить ребенку и себе.

Больничная клоунада в мире существует уже более 25 лет. Ее эффективность настолько высока, что многие больницы мира включают больничных клоунов в свое штатное расписание. Лидерами в этой области стали школы клоунов в Канаде, Франции, Израиле, США, Бразилии, где клоуны успешно работают вместе с медицинским персоналом больниц.

В России больничная клоунада была представлена в Москве и Санкт-Петербурге, автономной некоммерческой организацией «Больничные клоуны». А с февраля по август 2011 года прошла первая школа больничных клоунов в г. Казань. Я являюсь одним из больничных клоунов, проводящих реабилитацию детей Детской Республиканской Клинической Больницы (ДРКБ) Республики Татарстан.

Больничная клоунада направлена на реабилитацию тяжелобольных детей – в ДРКБ больничные клоуны посещают отделения онкогематологии, ожоговое отделение, отделение нейрохирургии, кардиоревматологии, отделение гнойной хирургии и другие.

Хочется подробно остановиться на реабилитации тяжелобольных детей, в связи с тем, что их нахождение в больнице – самое длительное, и они, как никто другой, нуждаются в реабилитации.

Каждый ребенок, нуждающийся в длительном лечении, испытывает психологическое давление медицинского вмешательства в свой организм и ему необходима психологическая разрядка и отвлечение с помощью клоунотерапии. Ребенок, столкнувшийся с продолжительной физической болезнью, может испытывать чувство отстраненности, ненормальности даже после прохождения лечения. Игра, общение, смех могут помочь вернуть в повседневную жизнь ребенка простые детские радости. Свое представление больничный клоун основывает на импровизации, что позволяет детям в меру их возможностей принимать участие в действии, центром которого они являются.

Методы больничной клоунады можно разделить на:

Групповую работу в игровых комнатах отделения: ролевые игры, фокусы и интерактивное общение и т.д.

Индивидуальную работу в палате: работа по преодолению депрессии, развитие мотивации для лечения, преодоление нарушений пищевого поведения, отвлечение при болезненных процедурах (анестезия смехом) и т.д.

Очень тяжелыми для ребенка любого возраста являются первые дни пребывания в стационаре. Понимание, что он болен чем-то серьезным, страх перед обследованиями, усиливающийся при общении со сверстниками, которые длительное время находятся в клинике и хорошо осведомлены о лечебных и диагностических методах являются одним из факторов, оказывающих влияние на психологическое состояние ребенка. Смена привычной для ребенка домашней обстановки на больничную, разлука с родителями и близкими друзьями накладывают отпечаток на поведение больного ребенка [2;

4]. В таких ситуациях может помочь больничный клоун, так как свою работу он начинает в приемном отделении больницы. На данном этапе больничный клоун помогает ребенку и его близким отвлечься от поставленного диагноза, дает возможность познакомиться с другими детьми отделения, установить первые социальные контакты с медицинским персоналом и другими пациентами.

Исследования, проведенные И. П. Киреевой [5], выявили, что у детей накануне или во время медицинских процедур появлялась плаксивость, отказы от еды, утрата навыков опрятности, речи, отказы от лечения, побеги из больницы. У детей отмечаются депрессивные состояния с почти постоянным снижением настроения. Клоуны помогают лечению и в этом случае. По-разному бывает: ребенок отказывается от пищи, а вместе с клоуном, в игре, начинает есть. Иногда удается купировать боль — ему делают укол, а он смотрит на клоуна, и отвлекается от болезненной процедуры. Клоуны заряжают оптимизмом, и дети тоже хотят быть такими же — бегать, прыгать, танцевать, а для этого надо быть здоровыми. Это называется усилением мотивации на лечение. То есть у детей появляется вера и сильное желание как можно быстрее вернуться в прежнюю, нормальную жизнь.

Большое влияние на течение заболевания играет отношение родителей к болезни и самому ребенку. Родительские установки в отношении болезни и процесса лечения влияют на психологическую адаптацию ребенка, на способ формирования им концепции болезни. В этом случае, можно сказать о том, что деятельность больничного клоуна распространяется и на родителей и близких, которые находятся рядом с маленькими пациентами. Родители, так же как и дети включаются в игры, они такие же зрители и участники. А в некоторых ситуациях (например, когда ребенок еще не привык к клоуну, побаивается его) родители становятся центром клоунской импровизации. Ребенок в этом случае наблюдает со стороны и, либо включается в игру, либо становится зрителем.

Только поверхностный обзор психологических проблем, сопряженных с заболеванием ребенка со всей очевидностью указывает на необходимость психологического сопровождения больных детей и их родителей. Работа в стационарных отделениях в качестве больничного клоуна на практике показывает, что состояние маленьких пациентов улучшается. Наблюдения врачей, отзывы родителей, улыбки и смех детей – подтверждают, что больничная клоунада является эффективным методом эмоционального воздействия по реабилитации детей.

Литература:

1. Бреслав, Г. М. Эмоциональная особенность формирования личности в детстве: норма и отношение / Г. М. Бреслав. – М. : Педагогика, 1990 – 144 с.

2. Вдовенко В. Психологическая оценка и коррекция психоэмоциональных нарушений у детей в условиях стационара / В. Вдовенко, Н. Демидюк, В. Кондрашова и др. // Прикладная психология и психоанализ. – 2001. – № 1.

3. Выготский, Л. С. Психология искусства / Л. С. Выготский. – М., 1965.

4. Дурнов Л. А. Голдоленко Г. В., Курмашов В. И. Детская онкология. - М.: Литера, 1997. 400 с.

5. Киреева И. П. Психосоциальные вопросы детской онкологии: Материалы первой Всероссийской конференции с международным участием "Социальные и психологические проблемы детской онкологии". - М.: GlaxoWelcome. - с. 94 - 97.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК С НАРУШЕНИЯМИ СТРУКТУРЫ И ФУНКЦИЙ КОНЕЧНОСТЕЙ ФЕДОРЕНКО М.В., ХИСАМОВА Р.И.

К(П)ФУ В настоящее время инвалидность остается одной из наиболее острых медико социальных проблем, стоящих перед обществом. Исследования последних лет свидетельствуют об устойчивой динамике увеличения числа инвалидов в Российской Федерации: ежегодно в России от травм и несчастных случаев страдает свыше 12 млн.


человек (850 на 10 тыс. жителей) и впервые признаются инвалидами свыше 1 млн. человек.

На долю травм среди причин первичной инвалидности приходится 13,2%, и до последнего времени среди них травмы занимали 3 место, уступая лишь сердечнососудистым и онкологическим заболеваниям. В ряде областей России инвалидность от травм выходит на и 2 место в перечне причин инвалидизации населения. [4] Для каждого инвалида должен разрабатываться индивидуальный план реабилитации, определяемый специалистами медико-технического профиля с учетом нозологической формы, выраженности анатомического дефекта, общесоматического состояния пациента, его социальных запросов и возможностей их реализации.

Начиная с 90-х гг., проблему защиты прав и интересов людей с ограниченными возможностями все чаще рассматривают с позиции оценки их качества жизни. В последние годы в реабилитацию введено понятие «качество жизни, связанное со здоровьем» (health – related quality of life). При этом именно качество жизни рассматривают как интегральную характеристику физического, психического и социального функционирования, на которую надо ориентироваться при оценке эффективности реабилитации больных и людей с ограниченными возможностями. [1, 3, 5].

По изучению качества жизни протезированных пациентов в России и за рубежом имеются лишь единичные публикации. [6] Также в России обширно не проводились исследования по изучению индивидуально-психологических личностных свойств и эмоциональных состояний у инвалидов после ампутации конечностей.

В современной медицине широкое распространение получил термин «качество жизни, связано со здоровьем». Определение понятия «качество жизни» логично и структурно связано с дефиницией здоровья, данной Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ):

«Здоровье - это полное физическое, социальное и психологическое благополучие человека, а не просто отсутствие заболевания. [2] Объект исследования – это инвалиды с нарушениями структуры и функций конечностей, обратившиеся для протезирования в Казанский протезно-ортопедический центр – жители города Казани и ряда других городов, рабочих поселков, деревень и сел Республики Татарстан, жители Чувашской Республики и некоторых других регионов России.

Методом случайной выборки по мере обращения инвалидов в центр было проведено исследование 71 человека, молодых инвалидов, после ампутации верхних и нижних конечностей вследствие травмы, среди них 13% юношей и 16% девушек с врожденными аномалиями развития верхних и нижних конечностей.

Цель исследования: выявление значимых взаимосвязей показателей качества жизни, характерологических особенностей и эмоционального статуса юношей и девушек с нарушениями структуры и функций конечностей.

Материалы и методы исследования. Эмпирические данные были получены при помощи методов опроса, анкетирования и тестирования. Анализировались следующие характеристики:

1) качество жизни пациента, оцениваемое с помощью международного опросника SF 36, адаптированного к использованию в Российской Федерации;

2) уровень тревожности (ситуативной тревожности как состояния и личностной тревожности как устойчивой характеристики человека), измеренный по шкале реактивной (ситуативной) и личностной тревожности (разработана Ч.Д. Спилбергером, адаптирована Ю.Л.Ханиным);

3) уровень депрессии (тест Бека);

4) характерологические особенности пациента, диагностированные с помощью методики акцентуаций характера К. Леонгарда (тест Шмишека).

Количественная обработка полученных данных проводилась при помощи прикладного пакета Microsoft Excel и программы STATISTICA 7.0 (расчет средних данных, корреляционный анализ, критерии достоверности отличий).

В группе молодых инвалидов (34 человека) характеристики качества жизни имеют следующие взаимосвязи. Общее состояние здоровья имеет обратную корреляцию с демонстративностью (r=-0,34;

p0.05). Чем пессимистичнее молодые пациенты оценивают состояние своего здоровья и перспективы лечения, тем более они склонны проявлять демонстративные черты в поведении.

С уровнем физического функционирования связана ситуативная тревожность (r=-0,41;

p0.05). Это означает, что существенные ограничения физической активности, вызванные ампутацией, являются постоянным источником высокой ситуативной тревожности в молодом возрасте. В то время, как в более старших возрастных группах ограничения физических возможностей являются, скорее, источником депрессивных состояний.

С качеством ролевого функционирования, обусловленного эмоциональным состоянием, связаны ситуативная тревожность (r=-0,39;

p0.05) и выраженность педантичных черт характера (r=-0,37;

p0.05). Эти черты усиливаются при ограничениях активности, вызванных неудовлетворительным эмоциональным состоянием.

Интенсивность болевого синдрома связана с эмотивностью (r=0,35;

p0.05): чем сильнее боль ограничивает активность пациента, тем сильнее подавляется чувствительность и тем более сглаженными оказываются такие черты характера, как ранимость, способность глубоко переживать неприятности и неудачи.

Параметр жизненной активности в данной возрастной группе связан с уровнем ситуативной тревожности (r=-0,40;

p0.05) и выраженностью демонстративных черт (r=-0,42;

p0.05): чем меньше у пациента жизненной энергии и сил, тем более выражены ситуативная тревога и демонстративность.

Шкала ментального здоровья у пациентов молодого возраста обратно связана с показателями ситуативной тревожности (r=-0,47;

p0.05), педантичности (r=-0,41;

p0.05) и демонстративности (r=-0,52;

p0.05). Этот факт означает, что чем больше положительных эмоций и стабильнее ощущение психологического благополучия, тем менее выражены ситуативная тревога, педантичные и демонстративные акцентуации характера.

Вывод. В возрастной группе 18- летних пациентов наиболее связаны с параметрами качества жизни ситуативная тревожность и акцентуации характера по демонстративному и педантичному типам. Учитывая направленность и сочетание выявленных взаимосвязей можно сделать следующий вывод. Физический дефект и связанные с ним ограничения являются для людей молодого возраста постоянным источником ситуативной тревожности.

Это, в свою очередь, вызывает действие психологических защитных механизмов, которые компенсируют тревогу и способствуют развитию педантичной и демонстративной личности, а также ведут к снижению эмоциональной чувствительности.

В старшей возрастной группе (37 человек) количество значимых корреляций чуть больше по сравнению с группой молодых.

Что касается качества жизни пациентов данной возрастной группы, то очевидны следующие взаимосвязи. Физические дисфункции и общее состояние нездоровья создают депрессивный фон настроения (соответственно r=-0,34;

p0.05 и r=-0,34;

p0.05).

Ограничения активности вследствие неудовлетворительного эмоционального самочувствия повышают ситуативную тревожность (r=-0,36;

p0.05), но препятствуют развитию застревающих черт характера (r=0,34;

p0.05);

интенсивность болевых ощущений может приводить к гипертимным реакциям (r=-0,42;

p0.05);

сочетание личностной тревожности и депрессии переживается пациентами как психическое неблагополучие и нездоровье.

Вывод. В этой возрастной группе нарастает влияние ограничений, вызванных ампутацией, на формирование депрессии. В качестве компенсаторного поведения здесь наблюдаются акцентуации характера по демонстративному типу. Снижение эмоциональной чувствительности в ответ на болевой синдром, характерное для молодых пациентов, в более старшем возрасте, сменяется гиперактивными реакциями, нарастает ощущение психологического дискомфорта.

Литература Аухадеев Э.И. Международная классификация функционирования, ограничений 1.

жизнедеятельности и здоровья, рекомендованная ВОЗ, - новый этап в развитии реабилитологии // Казанский мед ж.. – 2007. - №1. – С. 5 – 9.

Новик А.А, Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. 2 2.

е издание / Под ред. акад. РАМН Ю.Л.Шевченко – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2007. – с. Пузин С.Н., Иксанов Х.В., Аухадеев Э.И., Методология и практика развития медико 3.

социальной и реабилитации инвалидов как региональной социальной системы (по материалам Республики Татарстан).//Монография.-М.,2008.-93с Росков Р.В., Андриевская А.О., Смирнов А.В. Ортезирование при травмах 4.

конечностей и их последствиях. Учебно-практическое пособие. – СПБ – Тюмень: книга 1, 2006, с 6-7;

книга 2, 2007, с. 26.

5. International Classification of Functioning, Disability and Health/ - Geneva, 2001/ 6. Pezzin L.E. Rehabilitation and the long-term outcomes of persons with trauma-related amputation / L.E.Pezzin, T.R.Dillingham, E.J.MacKenzie // Arch Phys Med Rehabil. – 2000. №81. – Р.292-300.

ПРОГРАММА РЕАБИЛИТАЦИОННОГО, ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА, ПЕРЕНЕСШИХ ОНКОГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ И НАХОДЯЩИЕСЯ В СТАДИИ РЕМИССИИ ХАЛИУЛЛИНА А.А., ГРИНЁВА Д.В.

К(П)ФУ Трактовка юности как периода онтогенетического развития зависит от принципиальных установок авторов того или иного подхода. В биогенетической теории юность рассматривается, прежде всего, как этап развития организма, характеризующийся мощным ростом различных способностей и функций и достижениями наивысшего уровня.

Психоаналитические теории (3.Фрейд, А. Фрейд) видят в юности определенный этап психосексуального развития, когда приток инстинктивной энергии либидо должен быть компенсирован защитными механизмами Я.Борьба тенденций со стороны Оно и Я проявляется в возрастающем беспокойстве и увеличении конфликтных ситуаций, которые постепенно, по мере установления новой гармонии Я и Оно, преодолеваются.

В противоположность психоанализу, Э. Шпрангер считал, что в юности происходит врастание индивида в культуру, «в объективный и нормативный дух данной эпохи».По Эрику Эриксону юность - это важный период в психосоциальном развитии человека, это решающий этап становления мировоззрения.

В его психосоциальной теории в период юности должна быть решена центральная задача достижения идентичности.

Несмотря на их разнообразие, основополагающей всех этих теорий является то, что юность – это период перехода ко взрослости. Взрослеющий индивидуум сталкивается как правило с рядом различных проблем.

Так, Р. Хавигхерст в период взросления выделил такие возрастные проблемы:

— принятие собственной внешности, осознание особенностей своего тела и формирование умений эффективно его использовать (в труде, спорте и т.д.);

— усвоение мужской или женской роли (складывание индивидуальной структуры своего гендерного поведения, своего «образа» гендерной роли, внутренней позиции мужчины или женщины;

например, для девушки это может быть образ «тургеневской девушки», «своей в доску» девчонки или «роковой красавицы»);

— установление новых и более зрелых отношений со сверстниками обоих полов;

— завоевание эмоциональной независимости от родителей и других взрослых;

— подготовка к профессиональной карьере, обучение нацелено на получение профессии (в вузе или непосредственно на рабочем месте, и даже еще в школе — при дифференцированном отношении к разным учебным предметам, при посещении подготовительных курсов);

— подготовка к браку и семейной жизни, приобретение знаний и социальной готовности принять на себя ответственность, связанную с партнерством и семьей;

— формирование социально ответственного поведения, гражданской активности (в том числе политической, идеологической, экологической и т.д.);

— построение внутренней системы ценностей и этического сознания как руководства для поведения.

С этими проблемами порою тяжело справляются даже здоровые юноши и девушки.

Несложно представить, какую трудность испытывают дети юношеского возраста, перенсших какие-либо тяжелые заболевания. У детей перенесших онкологические заболевания после выписки из стационара наблюдаются особые нарушения психического состояния. Внешне они проявляются как стремление к самоизоляции. Отношение к привычным и любимым прежде развлечениям становится резко негативным. Попытки со стороны близких людей как-то «расшевелить» больного, как правило, не имеют никакого успеха. Особенно отрицательное отношение вызывают те ситуации, которые связаны с сильными эмоциональными переживаниями. Утрачивается интерес и к внутрисемейным делам. В переживаниях ребенка постоянно звучат депрессивные ноты, связанные не только с наличием онкологического заболевания, но и его последствиями — инвалидизацией, утратой привлекательности и т.п.

Целью нашей программы является: согласно особенностям юношеского возраста и психическим особенностям детей, перенсших онкологическое заболевание с использованием тщательно подобранных и соответствующих методик составить курс психологической, социальной и физической реабилитации.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ, ПОЛУЧИВШИХ ОЖОГОВУЮ ТРАВМУ ЯХВАРОВА Н.А.

ГАУЗ «Детская республиканская клиническая больница»

По данным Всемирной организации здравоохранения ожоги занимают третье место среди других видов травм. Более 40 % из пострадавших от ожогов составляют дети.

Специфичность течения и лечения ожоговых травм у детей обуславливает развития психической дезадаптации в виде депрессивных реакций, нарушения поведения, реакций с преобладанием тревоги. Получение ожоговой травмы приводит к резкому изменению повседневной жизни ребенка.

Довольно часто ожоги являются последствием травмирующего события. Дети могут получить ожоги в результате пожара, аварии, трагического случая, которые влекут за собой серьезные изменения в жизни ребенка, в том числе и потерю близких. Если принять во внимание госпитализацию ребенка, разлуку с близкими людьми и чувство боли, которую ребенок испытывает постоянно, то все эти факторы приводят к нарушению адаптационных механизмов психики ребенка. Это в свою очередь, приводит к формированию острой стрессовой реакции, а в дальнейшем и к посттравматическому стрессовому расстройству (ПТСР).

На начальном этапе для детей характерны реакции страха, испуга, психомоторного возбуждения, капризность, регрессивное поведение с утратой навыков самообслуживания, снижение анализа происходящих событий. В дальнейшем появляются навязчивые мысли о травматической ситуации, уверенность в том, что она может повториться, а также страх при появлении стимула, связанного с получением ожога. Ребенок становится замкнутым, теряет интерес к ранее значимым для него видам деятельности, чувствует себя отстраненным, отдаленным от других людей. Дети стыдятся своей измененной внешности, боятся возвращаться в школу. Иногда родители стараются ограничить их круг общения, сводя все социальные контакты к минимуму. У тяжелобольных появляется страх смерти, потери близких и родных. Почти у всех детей наблюдаются нарушения сна.

Коррекция ребенка должна проходить в нескольких направления, на разных временных этапах. Ближайшая задача - уменьшить тревожность и страх, снизить остроту боли, ослабить оборонительно-агрессивную позицию. В дальнейшем следует сделать ребенка равноправным участником лечения и разделить с ним ответственность о выздоровлении. Необходимо постараться перевести неконструктивные межличностные конфликты больного в конструктивно-продуктивные отношения.

Каждое занятие с ребенком проходит индивидуально. Общий план занятий составляет несколько этапов. Первоначально даются упражнения на снятие физической боли, эмоционального напряжения. Обучение ребенка приемам саморегуляции, мышечной и эмоциональной релаксации. На следующем этапе, в случае необходимости, происходит подготовка ребенка к операции по пересадке кожи с подробным объяснением положительных моментов операции и ее последствий. Самым долгим и, возможно, самым трудным является этап адаптации ребенка к своему внешнему виду. В тот момент, когда позади остаются страх за жизнь, боль, физические неудобства, вдруг оказывается, что предстоит долгая, скрупулезная борьба за внешний вид и прежнюю двигательную активность. На этом этапе работа заключается в обучении ребенка устанавливать и поддерживать отношения со сверстниками, развитию у ребенка коммуникативных навыков, повышение самооценки. Параллельно идет работа с родителями, так как от их эмоционального состояния, от умения сдерживать беспокойство, страх за жизнь, а в дальнейшем и за внешний вид ребенка, зависит эмоциональный тонус ребенка, желание бороться за жизнь, преодолевать боль и страх.

Использование данной психокоррекционной программы позволяет улучшить эмоциональное состояние ребенка, подготовить его к возвращению в нормальный ритм и адаптацию к окружающей обстановке, а иногда и сократить сроки нахождения ребенка в клинике.

4. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ, ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ КАЧЕСТВ ПСИХОЛОГОВ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА.

РАЗВИТИЕ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ ПЕДАГОГА БУРГАНОВА Н.Т.

Набережночелнинский институт К(П)ФУ С давних пор профессия педагога относится к особо почитаемым и престижным, потому что учить детей – дело достойное и необходимое.

В педагогической практике общение является важнейшим фактором профессионального успеха. Высокая техника педагогического общения – не только один из компонентов, но и ведущая составляющая педагогического мастерства. Именно поэтому развитая коммуникативная компетенция становится первоочередной задачей педагога, стремящегося к эффективному взаимодействию с коллегами, с детьми и их родителями, школы, колледжа или вуза.

Проведение коммуникативных тренингов, посвященных общению, в настоящее время стало характерной особенностью внутренней политики многих образовательных учреждений, что повышает актуальность этой темы.

Коммуникативный тренинг представляет собой средство психологического воздействия, направленное на развитие знаний, социальных установок, умений и опыта в области межличностного общения [7]. Коммуникативный тренинг заключается в выработке коммуникативных умений, связанных с овладением процессами взаимосвязи, взаимовыражения, взаимопонимания, взаимоотношений, взаимовлияний.

Исследования в этой области активно проводились Н.П.Аникеевой, Ю.Н.Емельяновым, В.А.Кан-Калик, Ю.М.Жуковым, Н.В.Клюевым, А.А.Леонтьевым, А.Т.Лидерс, Е.К.Лютова Робертс, И.А.Мальхановой, Г.Б.Мониной, Л.А.Петровской, С.В.Петрушиным, В.Ромек, Ю.В.Суховершиной, Е.В.Сидоренко, Е.П.Тихомировой, Ю.А.Фоминым и др. Тренинг общения и взаимодействия (коммуникативный тренинг) направлен на развитие следующих социально-психологических умений:

- психологически верно и ситуативно обусловлено вступать в общение;

- поддерживать общение, стимулировать активность партнера;

- психологически точно определять «точку» завершения общения;

- максимально использовать социально-психологические характеристики коммуникативной ситуации для реализации своей стратегической линии;

- прогнозировать возможные пути развития коммуникативной ситуации, в рамках которой разворачивается общение;

- прогнозировать реакции партнеров на собственные действия;

- психологически настраиваться на эмоциональный тон собеседников;

- овладевать и удерживать инициативу в общении;

- спровоцировать «желаемую реакцию» партнера по общению;

- формировать и «управлять» социально-психологическим настроением партнера в общении.

Коммуникативный тренинг позволяет отработать навыки установления, поддержания контакта и выход из него;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.