авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«Учебно-издательский центр «Златоуст» Материалы международной конференции «Функционирование русского языка в двуязычном образовательном ...»

-- [ Страница 6 ] --

Последние два десятилетия существенно изменили структуру и содержание образо вания в Украине, причём не только высшего, но и среднего. Характерной особенностью таких перемен стало резкое сокращение «русской» составляющей в школьных и вузовских программах. В западноукраинских школах русский язык изучается только по желанию ди рекции, и то факультативно. Следовательно, в вузы приходит поколение, не знающее ни языка, ни литературы, ни истории, ни современных российских реалий. Эти факты нельзя не учитывать при составлении учебных планов определённых специальностей. С другой стороны, некий промежуточный статус русского языка в Украине (язык национального меньшинства или иностранный) регионально обусловлен: языковые ситуации на востоке и западе страны совершенно разные. Поэтому учебники и учебные пособия нужно со ставлять с учётом сложившихся языковых реалий, иными словами, всё методическое обеспечение специальных учебных дисциплин должно быть регионально ориентировано.

Так, например, если в западноукраинском регионе русский язык воспринимается теперь почти как иностранный, то и методика его изучения должна соответствовать его статусу. К сожалению, приходится констатировать, что многие ставшие уже классическими учебники по современному русскому языку, традиционно использовавшиеся в вузовской практике, уже не подходят к сложившимся реалиям.

«Практический курс русского языка» как учебная дисциплина изучается студентами русистами Волынского национального университета им. Леси Украинки на 1 курсе уже пять лет. В общей сложности на него отводится 6 кредитов, что соответствует 180 ча сам практических занятий, 80 часам самостоятельной работы и 80 часам индивидуаль ных занятий студентов. И если практические (аудиторные) занятия являются достаточно традиционным видом деятельности в классическом университете, то организация само стоятельной и индивидуальной работы студентов стала как раз той новацией, которую привнёс Болонский процесс в систему вузовского образования. Более того, теперь и само стоятельная, и индивидуальная работа составляют отдельные модули в системе оценки учебной деятельности студентов. Поэтому авторы пособия «Практический курс русского языка» сосредоточили своё внимание именно на проблеме организации внеаудиторной работы, которую студенты должны выполнять самостоятельно, а преподаватель может достаточно просто и быстро её контролировать.



Современный курс русского языка должен учитывать мировые тенденции в обучении языку [1], а также ту языковую ситуацию, которая сложилась в нашей стране. Именно эти факторы определяют компетентностный подход к школьному курсу, предполагающий не столько формирование знаний о языке, сколько обеспечение умения успешно им поль зоваться. Вузовский «Практический курс русского языка» обязан и формировать базо вые, фундаментальные знания о русском языке, и совершенствовать навыки в различ ных видах речевой деятельности. Такое видение целей курса соответствует стандартам обучения, относящимся и к русскому языку. Они предписывают строить учебный курс в соответствии с четырьмя содержательными линиями обучения любому языку: речевой, языковой, социокультурной и деятельностной (стратегической). Наличие первых двух из них является в целом традиционным, двух последних – новым для программ по русскому языку. В анализируемом пособии все четыре содержательные линии представлены очень разнообразно и комплексно.

Ещё один факт, с которым невозможно не считаться, решая проблемы преподава ния русского языка в Украине, - близкородственные связи украинского и русского языков.

Функционирование двух близкородственных языков – украинского (государственного) и русского — имеет свои локальные особенности в том смысле, что, например, в западном регионе нет двуязычия, а значит, нет той бесконтрольной интерференции, которая на блюдается в других регионах, когда русский и украинский языки как бы мешают друг другу и оба искажаются. И ученики средних школ, и студенты изучают русский язык как второй славянский, близкородственный родному языку. Следовательно, обучение этому второму языку мы строим так, чтобы у учащегося складывалась не просто система правил второго языка и система производства текста на нём, но чтобы она складывалась как автономная система.

Доказано, что репродуктивного торможения можно избежать, если приёмы обучения направлены на сопоставление и дифференциацию тормозящих друг друга явлений, а не на механическое запоминание материала. Иначе говоря, решить проблему репродуктив ного торможения можно только с помощью использования приёма сопоставления смеши ваемых языковых фактов.

В то же время в условиях взаимодействия двух близкородственных языков имеет место и транспозиция – положительный перенос знаний и навыков одного языка в другой, что создаёт благоприятные условия для изучения обоих языков. Знания, умения и навыки родного языка, переносясь в неродной, помогают обучающемуся понять и легче воспри нять систему изучаемого языка. На практических занятиях преподаватель искусственно создаёт условия для такой транспозиции, показывая таким образом, как нужно использо вать подобные приёмы в индивидуальной работе.

Самостоятельная работа студента, которая контролируется преподавателем, явля ется одной из составляющих современных учебных технологий. Существуют три основ ных принципа организации самостоятельной работы: принцип создания установки на самостоятельное изучение языка, принцип поэтапности при развитии навыков в самостоя тельной учебной деятельности студентов и принцип контроля и самоконтроля в процессе корректирования самостоятельной работы студентов.





При обучении неродному языку исходным дидактическим материалом выступает учебный текст, поэтому в пособии «Практический курс русского языка: самостоятельная и индивидуальная работа» содержится более двадцати текстов для домашнего чтения. Это и художественные тексты, и публицистика, и отрывки из научно-популярных книг. Сами тексты довольно небольшие по объёму, но все они сопровождаются 8–10 разнородными заданиями, нацеленными прежде всего на словарную работу для пополнения лексическо го запаса студентов, на овладение ими грамматическими, орфографическими и орфоэпи ческими нормами, на формирование коммуникативных навыков при составлении плана к тексту, диалога, вопросно-ответного комплекса и т.п.

По содержанию тексты все разные, среди них есть и патетические, и лирические, и юмористические, и познавательные, но все они знакомят студентов с особенностями социальных, исторических, национально-культурных отношений в России, со спецификой русского менталитета, с обычаями и нравами русского народа. Учебные тексты стиму лируют интерес к русской культуре, воспитывают благожелательное отношение к ней, умение налаживать и поддерживать контакты с носителями этой культуры. Для выполне ния этих задач предусмотрена углублённая работа над лексикой, обозначающей русские реалии, духовные ценности носителей русского языка, особенности видения мира. Особо нужно анализировать фразеологические выражения, пословицы, поговорки, этикетные формулы, имеющие этнокультурный колорит и отображающие жизненный опыт народа.

Этот материал должен показать неповторимость каждого народа, его взгляда на мир и на себя в нём, которые формируются с помощью языка и отображаются в языке, а также показать то общее, что объединяет наши народы.

Вторая часть пособия содержит тестовые задания по таким основным разделам:

«Стилистика, культура речи», «Фонетика, графика, орфография», «Лексика и фразеоло гия», «Морфемика и словообразование», «Грамматика. Части речи», «Синтаксис и пун ктуация». Тесты так разнообразны и многочисленны, что их с успехом можно использо вать и в аудиторной самостоятельной работе, и во внеаудиторной работе, и в качестве домашнего задания. Более того, ими могут пользоваться и преподаватели современного русского литературного языка. Тестовая форма, как известно, значительно ускоряет про цесс проверки заданий.

В третьей части содержится около двадцати вариантов (в каждом по 7 заданий) ито гового или модульного контроля, причём часть заданий в тестовой форме, а часть — в традиционной. Например, в каждом варианте даётся небольшой текст на 60–70 слов с пропущенными буквами и разделительными знаками, что даёт возможность проверить уровень грамотности студента.

Следующая часть пособия несколько необычна для изданий такого рода, но она, с одной стороны, стимулирует творческие способности студентов, с другой — развивает их речь, а с третьей — просто поднимает настроение, что очень важно для достижения цели.

Дело в том, что здесь представлены юмористические картинки датского карикатуриста Херлуфа Бидструпа, а к ним — несколько заданий, в том числе составление рассказа по картинке. Как показывает практика, именно такие виды работ раскрепощают студентов, дают им возможность пофантазировать, проявить свои скрытые возможности.

Поскольку одним из видов работ на практических занятиях по данной дисциплине является составление и обсуждение разговорных тем, то в следующей части пособия да ётся лексический минимум к таким темам: «Знакомство», «Моя семья», «Человек» («Мой лучший друг»), «Природа», «Любимое время года», «Как я люблю отдыхать», «Здоровье», «Что такое экология», «Политика», «Экономика», «Пресса», «Образование», «Культура», «Искусство», «Спорт», «Музей», «Жильё», «Покупки». Разговорные темы можно варьиро вать на усмотрение преподавателя или студента.

С целью скорейшего усвоения научной терминологии, без которой невозможно даль нейшее изучение языка, в конце данного пособия приводится краткий словарь лингви стических терминов в переводе на украинский язык. Параллельно студенты ведут свои собственные словарики, в которых знакомые им ещё со школы украинские термины пере водят на русский язык.

Данное печатное издание рекомендовано Министерством образования и науки Укра ины как учебное пособие для студентов высших учебных заведений.

Литература 1. Загальноєвропейські рекомендації з мовної освіти: вивчення, викладання, оцінювання. – Відділ сучасних мов, Страсбург – К., 2003. – 262 с.

2. Практичний курс російської мови: самостійна й індивідуальна робота [Текст]: навч.

посіб. для студ. вищ. навч. закл. / І.А. Колтуцька, О.І.Приймачок. – Луцьк: Волин. нац. ун-т ім. Лесі Українки, 2010. – 188 с.

А. Голубева, С. Перманов, Е. Протасова Русский язык в Туркменистане Сопоставив данные различных источников по демографии Туркменистана, можно сказать, что население составляет примерно 6 млн. человек, 81% — туркмены, 9% — узбеки, 3,5% русские, 1,9% казахи, по 0,8 — азербайджанцы, белуджи, татары, 0,7% — ар мяне, 0,3% — украинцы. Русские живут в Туркмении больше ста лет: по переписи 1897 г.

в Закаспийской области (сейчас это в основном Туркменистан) около 8% населения были русскими;

в 1939 г. их было около 18,6%, в 1989 г. — около 10%, или 334 000, в 1995 — 6,7% (Абдурасулов 2007). Среди центральноазиатских республик наибольшая доля вы падала на русскоязычное городское население в Туркмении — 97% в 1989 г., причем они составляли значительную часть жителей столицы — Ашхабада (Савоскул 2001: 347-350), из которых начиная с 1990-е гг. уехало около трети (Арутюнов 2003: 96).

Даже в советское время в республике было много верующих или колеблющихся;

старые традиции продолжали жить, особенно в деревне, очень постепенно сменяясь со ветскими, а затем происходил возврат отчасти к корням, отчасти к общему культурному наследию тюркских и центральноазиатских народов, отчасти формировались новые явле ния во власти и в организации жизни (Демидов 2002). В религиозном отношении в стране преобладают мусульмане-сунниты. В процессе перехода от СССР к новому строю в каж дом из центральноазиатских государств проводилась политика отталкивания от негатив ного опыта соседей. В подчеркивании исламской идентичности видели залог укрепления самостоятельности и спокойствия, однако в Туркменистане обращение к религии носило своеобразный, отличный от других стран характер, в значительной степени более свет ский, чем в иных условиях1. Русское население, предки которого приехали сюда в 1930-е гг., идентифицировало себя с этой страной и в основном, по-видимому, поддерживало независимость, не чувствуя себя «дома» в России (Kolstoe 1995: 215–218).

Официальным языком по Конституции 1992 г. является туркменский. Закон Туркмен ской Советской Социалистической Республики «О языке» был принят 24.5.1990 (Закон о языке 1990). В нем говорится: «Туркменский язык — язык исконного населения и пода вляющего большинства граждан Туркменской ССР, один из древнейших тюркских языков, на котором созданы выдающиеся культурные ценности, письменные памятники… Русский язык признается официальным языком СССР и используется как средство межнациональ ного общения. Туркменская ССР обеспечивает своим гражданам изучение государствен ного языка, проявляет заботу о развитии национально-русского и русско-национального двуязычия и многоязычия». Данный закон был составлен еще в советское время, и есте ственно, учитывал русский язык в качестве общего для всей страны, поэтому документы на разных языках были равноценны.

До 1929 г. туркмены пользовались арабским алфавитом, в 1929-1940 была латиница, с 1940 по 1995 — кириллица, а с 1995 — cнова латиница, но несколько иная. По пере писи 1989 г. русским языком как родным владело 27% жителей, а 70% сообщали, что В последнее время на официальных мероприятиях введены коллективные молитвы, участи лось обращение к Аллаху.

говорили на нем свободно. Принятие закона о языке было связано с тем, что в городах преобладал русский, а в деревнях — туркменский. В 1999-2006 гг. русский язык не пользо вался популярностью: закрывались школы, сворачивалось преподавание, ставились под сомнение российские дипломы, не допускалось использование русского языка в СМИ, а гражданам не рекомендовалось читать газеты по-русски. С 1 января 2000 г. делопроиз водство осуществлялось на туркменском языке, а с 1 февраля все высшее образование перешло полностью на туркменский язык. Поскольку русскоязычное население не вла дело туркменским языком и его преподавали мало и плохо, русскоязычные монолингвы вытеснялись из общественной жизни. В мультилингвальных полиэтнических школах, ранее функционировавших на русском языке, стимулировался переход на туркменский язык как государственный и общий для всех. Произошла реформа образования на манер турецкой: 9-тилетняя школа, 2 года вуз, а затем 2 года производственной практики (Вино градов 2005). Первый учебник туркменского языка для русских вышел в 2005 г. (Грунина 2005). В школах количество преподавания русского языка сократилось, а детских садов с русским языком не было. Русский язык как предмет преподавался в Госуниверситете им.

Махтумкули, Национальном институте мировых языков им. Азади и Пединституте им. Сей ди (Каменев 2002). С 2010 г. Евросоюз осуществляет в Туркменистане проект по модерни зации национального образования, в реализации которого активно участвует Финляндия (Support to Modernization of the Education System in Turkmenistan, Novikova 2010).

В «Рухнаме» подчеркивается, что образованный туркмен всегда должен был знать много иностранных языков. Язык нации Туркменбаши называет ее сердцем, призывает заботиться о чистоте и самобытности, сохранении языка как связи между поколениями.

Он отмечает: в советское время в туркменский стремились ввести под предлогом обога щения чужеродные слова, а благодаря независимости язык избавился от всего наносного.

Несмотря на необходимость иметь в речи некоторые интернационализмы, следует, по возможности, использовать аналогичное слово туркменского языка (Туркменбаши 2005:

187–188). В книге акцентируется близость к Ирану, Узбекистану, Казахстану, Афганистану, народам Европы и Азии. Говоря о временах СССР, автор подчеркивает, что тогда жилось не лучше, что туркмены чуть было не утратили свой родной язык, т.к. «без знания русского языка тебя не брали ни на учебу, ни на работу» (там же: 301). Утверждается, что туркмены признают приоритет светских начал над религиозными и исповедуют космополитизм и светскость — вечный прогресс человечества (там же: 502). Россия выступает в прошлом как страна-захватчица, колонизатор, чужая воля, не дававшая жить по своим законам. На сайте www.ruhnama.info можно прочитать книгу на туркменском, турецком, английском и русском языках. В Перечне (1999) говорится, что приоритетным направлением в развитии науки являются «История, язык, литература и рукописное наследие туркменского народа;

социально-философские аспекты политики Сапармурата Туркменбаши по построению в Туркменистане демократического общества, укреплению независимости и нейтралитета Туркменистана».

В туркменских законодательных текстах на туркменском языке (Закон об измене ниях) интернационализмы заменяются туркменскими по происхождению словами. Так, programma (программа) становится maksatnama, inwalid (инвалид) — mayp, prosent (процент) — gterim, kwota (квота) — bellenilen mber, territoriya (территория)— k, lial (филиал) — sahamca, organ (орган) — edara, kredit (кредит) — karz, sistema (си стема) — ulgam, fond (фонд, касса) — gazna, operasiya (операция) — amaly, kreditor (кредитор) — bergidar, scyot (счет) — hasap, lisenziya (лицензия) — ygtyarnama, fakt (факт) — maglimat, forma (форма) — grn, wedomstwalar (отраслевое управление) — pudaklayn dolandyry edarasy, reyestr (реестр) — sanaw, yuridik (юридический) — edara gornusindaki.1 В то же время некоторые слова, вероятно, не осознаются как русское влияние, например, Turkmengidromet.

Согласно Закону о культуре, языки, диалекты и говоры относятся к культурным цен ностям, а «Государство гарантирует гражданам независимо от национальности, расы, пола, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, языка, отношения к религии, политических убеждений, партийной принадлежности либо отсутствия принадлежности к какой-либо партии право на участие в культурной деятель ности, пользование организациями культуры, доступ к культурным ценностям, находя щимся в государственных организациях культуры» (Закон о культуре).

Вот, в частности, какие русские слова были заменены тюркскими по происхождению в повседневной жизни: анализ — seljerme, пункт — nokat, доктор — lukman, документ — resmikagyz, отчество — atasynyn ady, магазин — dkan, сотовый телефон — oyjukli telefon, адрес — salgysy, гимн — sena, дата — sene, расписание — rejesi, парламент— mejlis, судья — kazy, касса — gazna, бухгалтер — hasapchy, директор — mudir, управ ление — dolandyryjy edara, комплекс — toplum, медсестра — shepagat uyasy, катего рия — dereje, адвокат — aklovchy, страхование — tilandyrma, кондиционер — hova sovadyjy, заказ — sargyt. Все они постепенно вытесняют русские, т.к. являются более понятными туркменам по своей внутренней форме.

После смерти С.А. Ниязова в 2006 г. Туркменистан начал сближение с Россией. По указу, подписанному 15.2.2007 К. Бердымухамедовым, русский язык был введен во всех средних школах, вузах, а теперь преподается и в детских садах;

возвращено 10-летнее образование в школах и 5-6-летнее в вузах, увеличиваются поставки учебной и иной литературы (Куртов 2007). Туркменские школьники уже неплохо овладели русским язы ком — таковы результаты московского тестирования. Тысячи молодых людей ежегодно уезжают учиться за рубеж, чаще всего в Россию (Колодина 2010, Нурыев 2008). Сотни студентов обучаются в российских вузах, прежде всего в Казани, причем большая часть стипендий выделяется туркменским, меньшая — российским правительствами. Проходят Дни русского языка в Туркменистане с тематическими конференциями, мастер-классами и лекциями для учителей средних школ страны, преподавателей вузов и специалистов Национального института образования в области русского языка и литературы с участи ем российских и международных специалистов, причем идет «речь о доступности для туркменских педагогов современной русскоязычной литературы, об использовании ин новационных информационно-коммуникационных технологий для получения сведений о выходящей в России литературе, преподавании русского языка как иностранного, воз можностях обучения туркменских студентов в России». Открываются филиалы российских вузов в Туркмении (В ашхабадской школе 2009, Каков на вкус 2008). Новые технологии, оснащение школ современным оборудованием — приоритетное направление в образо вательной политике. Делаются шаги по улучшению преподавания и повышению качества Соответствие туркменских букв произнесению: — ч – ch, — й – j, — ш – sh, — [].

образования (Туркменистан 2009). В рамках программы Дней русского языка в Ашхабаде (28–30 сентября 2009 г.) проходили такие мероприятия, как круглые столы, мастер-классы и лекции, выставки и презентации книг российских издательств. Представители россий ской делегации передали книжную коллекцию Российской государственной библиотеки в дар Национальной библиотеке Национального культурного центра им. С. Туркменбаши (Кудоярова 2009). Возобновились ежегодные конференции по преподаванию русского языка в Туркменистане, а учителя русского языка стали чаще ездить в Россию, где они могут приобрести и учебные пособия, и художественную литературу.

Русский язык начинают преподавать в 1 классе (с 3 четверти) и до 10 класса включи тельно. Русский язык в туркменских школах считается иностранным языком. В 1-3 классах программа предлагает 2 урока в неделю, в 4-6 классах — по 3 часа, в 7-8 классах — по занятия, а в 9–10 классах — по 3 часа. Уроки комбинированные (к материалам по русскому языку добавлены тексты из произведений классиков русской литературы).

Задачи обучения — это овладение учениками навыками устной и письменной рус ской речи, усвоение правил по грамматике, морфологии, синтаксису и т.д. Так, программа по русскому языку для начальной школы призвана обеспечить практическое овладение русским языком в устной и письменной форме, чтобы «дети могли понимать и активно использовать в речи около 800-1000 слов», а также бегло читать и правильно писать (Про грамма 2007), а Программа для 4-5 классов — обеспечить постепенный переход от эле ментарного курса начальных классов к изучению систематизированного курса русского языка.

Интересным вариантом длительно существующего двуязычия является речь тур кмен, проживающих на территории РФ в постоянном контакте с русским языком (Громако ва, Джумаева 2009).

Типичными трудностями в процессе овладения русским языком, по нашим наблю дениям, являются следующие. На фонетическом уровне — невозможность произнесения скопления согласных в начале слова, сложно соблюдать место ударения и воспроизво дить целостный фонетический облик слова. Заметно сокращение любых предударных гласных в И, а также замена некоторых русских звуков в чем-то сходными, но иными по качеству туркменскими и редукция заударного гласного до нуля. Отчасти по-иному окра шено произнесение губных звуков. Далее, проявляется незнание полного объема значе ний используемого слова, контаминация паронимов, создание гибридных фразеологиз мов, добавление коннотаций, связанных с туркменским эквивалентом слова, в русскую речь. Возникают трудности с традиционно сложными явлениями русского языка, такими как употребление глаголов движения и предлогов. Даже у тех, кто владеет языком на вы соком уровне, заметны стилевые особенности, связанные с иным речевым этикетом (обя зательное высказывание благодарности, обилие цитат, прежде всего, ссылка на мудрые древние изречения, стремление к установлению не просто дружбы, но родства, например, «будем братьями, вы мне как отец» и т.п.), неразличением функциональной связанности узуса некоторых конструкций. Приметами недостаточно развитой речи являются: обо рванность фраз, пропуск возвратной частицы –ся или ее добавление там, где она излишня (например, обучаться-обучать), сокращение или незавершенность выражения (они оказа ли вм. оказали помощь, принимали мероприятии вм. принимали участие в мероприятии), пропуск предлога, контаминации конструкций (оказать свой посильный вклад, по линии культурного направления), отсутствие согласования, неверная форма падежа (институт культуру, наших гражданов, культурнав вузов, это был направлен нашей правительства), изобилие вводных конструкций (типа, как бы сказать, значит и т.п.), неграмматическое со гласование (например, нахождение новых технологий и внедрение его — последнее слово указывает на технологии, демократическое Туркменистан — возможно, прилагательное подразумевало «государство», но оказалось согласованным с существительным мужского рода), вставка чтобы вм. использования инфинитивной конструкции (мы стараемся чтобы провести такие же мероприятия), подстановка паронимов (добросовестный вм. добросо седский), неверный выбор числа (это оснащение новых всех строящихся учебных заведе ний учебными оборудованиями). Такая письменная и устная речь характерна для смеси просторечия, канцелярита и фоссилизации неполного овладения русским языком.

Учителя о преподавании русского языка в республике. Материалы, касающиеся преподавания русского языка в Туркменистане, собирались нами в 2009–2010 гг. во время поездок в республику. На наш взгляд, они выражают разнообразие мнений, существую щих в стране, желание общаться с россиянами и возможность высказывать собственную точку зрения на ситуацию. Мы благодарны всем участникам опросов.

В ходе дискуссии о том, что самое главное в обучении русскому языку, педагоги от метили, что они считают нужным заниматься грамматикой, а ученики говорят: «А это мне не нужно, зачем мне грамматика?». Учителя отвечают: «Без грамматики ты правильно говорить по-русски не сможешь». С другой стороны, рассуждают педагоги, малограмот ные родители, хотя и плохо пишут, недостаточно правильно владеют письменной речью, но все же грамотно говорят по-русски, во всяком случае, в устной речи не делают ошибок.

Иными словами, им кажется, что владение языком не зависит от специального обучения грамматике, что можно выучить язык отдельно от грамматики. Можно повлиять на этот процесс: грамматика должна выполнять вспомогательную функцию в овладении языком.

Одна из учительниц заметила, что родители ни при чем: «Мы знаем очень много приме ров, когда родители плохо говорят по-русски всю жизнь, и никогда не говорят хорошо, а дети прекрасно, и плюс они потом ещё работают учителями второго этого языка». Ведь и в самой России, в деревне, например, родители говорят очень нелитературным языком, а дети академики, кандидаты наук, и так далее, которые ещё пишут и академическую грам матику и учебники. Как и в других странах, говорят, что очень мало интересных современ ных авторов, что хорошие книги не по карману, что нет хорошей литературной критики, которая могла бы помочь подобрать книги для чтения.

Еще один учитель предлагает смотреть на вещи реально: в русской школе на пра вописание жи, ши дают 8 часов, а в Туркменистане даётся 1 час. «Сможет ли ребёнок быть грамотным? Нет! Поэтому мы стараемся, чтобы он мог выражать свои мысли, свои взгляды и мог прочитать стихотворение выразительно, вот что сейчас приемлемо в наших условиях».

Одна из распространенных мыслей: самое главное — это научить детей читать.

«Меня воспитала книга, и я всем своим детям говорю: вот эта книга очень интересна — про это, про это, про это. Вот ты её прочитай. И дети заинтересовываются, и каждый урок они руки поднимают: «Можно, я расскажу?». Мне кажется, самое главное научить читать, если ребёнок читает, он и писать будет правильно, и говорить будет правильно».

Другой участник дискуссии считает: «Я думаю, что эти две вещи нельзя разделять.

Все знают, что грамматика — это ключ к любому языку, но надо строить и преподавание и обучение так, чтобы мы не чувствовали, что это грамматика, вот тебе падеж, вот тебе время глагола. Когда учимся мы языку, мы, сами того не понимая, уже говорим моделями.

Ну, например, вода, мы говорим, тёплая вода. Ребёнок это слышит, он запоминает это, конечно, если мы будем разделять, вот это грамматика, это, допустим, общение, такое преподавание, мне кажется, не будет успешным». За этим высказыванием следует кон кретный пример: «Я говорила своей внучке: «Водичка-водичка, умой моё личико». А она с этим усваивала, что с водичкой уже можно умываться. Можно уже действия производить со словом вода. Вот так вот, в среде, где нет ни одного русского человека, кроме меня (я, правда, туркменка), она научилась превосходно говорить по-русски. Моя внучка сейчас учится в русской школе, она в этой школе самая активная и получила за первый класс грамоту».

Несколько педагогов приехали из отдалённого района. Одна из них тоже считает, что ее «воспитала книга, это всё правильно, да, но у нас в районе дети читают, но не по нимают, однако, несмотря на это, вы видите, что я хорошо говорю на русском языке. Это не потому, что я читала, я занималась, это изначальная база была, изначальная база, потому что у меня было общение, я уже до школы, до детского садика, я уже владела рус ским языком». Эти соображения поддерживают другие: «Можно спорить очень долго, что было первым — яйцо или курица, но одно мы знаем точно: ребёнок пришёл в детский сад, он не знает русского языка, через некоторое время, если воспитатель русскоязычный, он начинает у нас говорить и выражать свою мысль, и мы его будем понимать, а грамматику мы потом приложим в школе». Обобщается опыт встреч с иностранцами: когда с ними раз говаривают, то кажется, что они не соблюдают вообще падежные окончания, спряжение глаголов, «спрягают глаголы неправильно, но мы их понимаем, и они нас в общем-то тоже стараются как-то понимать, когда у нас правильная речь». Если самое главное — научить ребёнка разговаривать, то нужна среда общения.

Педагоги приводят примеры из собственной жизни: общение на родном языке при дает речи особую эмоциональность. «Муж у меня туркмен, а русский я знала с рождения, конечно, родилась я здесь, но когда приехала, мы уезжали, а потом я приехала опять в сельскую местность. У меня сестрёнка, по материнской линии, казашка, здесь меня окру жали казахи.

Я не знаю ни одного слова по-казахски. Я выучила казахский язык на %-ном уровне, только я писать не могла, а так. Кто меня научил? Не мама с папой, не их родственники, а дети, нам надо было играться. Первое слово, которое я выучила казах ское, которое я сказала правильно, её звали Айсло, а я думаю, почему у меня получается Айсула, я стала думать, потом прислушиваться к их речи, и меня вот, стала повторять слово за слово. Первое слово, которое я выговорила, повторила, за ними, это правильно произносить её имя, сестрёнкино. В итоге, я вот сейчас знаю три языка: русский в совер шенстве, потому что я русская, преподавая в начальных и средних классах, в туркменской школе, я сейчас уже знаю и туркменский, и как второй родной — это казахский. Я сейчас вполне могу говорить на трёх языках, но, я говорю, это происходит не потому что книга, или что-то ещё, это общение, игра прежде всего действуют».

О судьбе русского языка, о том, что связано с русской литературой и культурой, выступающие, по их словам, могли говорить бесконечно. Одна из туркменок говорит по русски в совершенстве: «У меня четыре внука, и они русскоязычные. Мальчики уже все большие. Я сказала своим дочерям: чтобы так не получилось как с вами, со мной (мы не знаем туркменского языка), нас не научили, потому что у нас туркменский вели всегда в школах плохо. Это правильно я говорю?! Плохо, в наше время в 50-е годы. Поэтому, я говорю: мы живём в этой стране, мы должны знать этот язык, а дети — это наше будущее, поэтому пусть наши мальчики идут в садик, но только в туркменский. Они не знали ни одного слова по-туркменски, садик закончили, их научили. Играли с детьми, воспитатель ница туркменка. Потом, я говорю, давай и в туркменскую школу, хотя говорят, ой, русская, там больше знаний дают, действительно, там и программа сильная. Отдали в туркменский класс, дети проучились вот, до третьего класса, они идеально говорят по-туркменски, со блюдают всю грамматику, а всё русское отделение пусть грамматике обучают, а русский язык они уже знают». Это образец языкового планирования внутри семьи: как сделать так, чтобы языки не смешивались и обучение было выстроено последовательно.

Результаты анкетирования. Учителя русского языка, участвовавшие в устном и письменном опросах, в основном, женщины (мужчин 25%). Возраст — от 33 до 62 лет (средний возраст — 48 лет), т.е. образование получено большей частью в СССР. Места рождения — туркменская деревня, Россия, различные города Туркменистана, Азербайд жан, семьи — такие, в которых говорили по-туркменски, по-русски, на обоих языках или на каких-то других народов Советского Союза. У большинства русский (далее — РЯ) выучен в семье, и они продолжают говорить по-русски (около двух третей ответивших, но лишь часть из них — этнические русские). У остальных — РЯ освоен самостоятельно и сейчас стал «вторым родным»;

язык семьи — туркменский, иногда употребляется выученный русский;

в семье говорили на туркменском и (отчасти) русском языках, изучали РЯ с 1-го класса, во дворе. Другие языки, которыми владеют респонденты: узбекский, казахский, турецкий, английский, немецкий, арабский, азербайджанский, армянский.

Те, кто владеют русским языком с детства, обычно преподают в многонациональном классе (т.н. русский сектор) или в университете, а также дают уроки русского языка ино странцам (в частности, туркам, которые, приезжая в Туркменистан, хотят овладеть РЯ).

В университетах учится преимущественно сельская молодежь, уровень владения РЯ у которой не очень высокий. Помимо преподавательской, РЯ активно используется в пере водческой и научно-исследовательской деятельности. Основной контингент учащихся — школьники и студенты. Используют учебники РКИ, например, изданные в РУДН, ГИРЯ, МГУ им. М.В. Ломоносова (ЦМО), особо выделяют книги С.А. Хаврониной. Покупают и но вые пособия, изданные в России по РКИ. Считают, что студентам труднее всего выразить свои мысли на абстрактные темы, специализированные и общественно-политические темы, лексический запас небольшой. Другие подчеркивают, что нелегко выразить эмоции;

третьи считают, что все можно выразить без проблем.

Те, кто выучил РЯ как второй, преподают, в основном, туркменским школьникам, в обучении используют местные учебники, пособия (в том числе карточки, таблицы, тесты) и методики для учителей, они созданы в республике в 1990-е гг. Оценивают РЯ как язык межнационального общения или иностранный. Классы бывают как большими, так и не большими, в зависимости от места преподавания и наличия учителей. Учителям слож но перейти от преподавания РЯ как повсюду звучавшего к преподаванию его как чужого, малодоступного, редко используемого, к тому же и на ином алфавите. Чем дальше языки расходятся лексически (когда туркменский избавляется от заимствований), тем дольше и чаще приходится объяснять значения слов и выражений, которые раньше у всех были на слуху, соответственно, меньше можно успеть за время обучения.

В русскоязычных школах смешанный состав учащихся (например, русские, тур кмены, лезгины, татары, узбеки, казахи, азербайджанцы, армяне и др.), русских почти нет, преобладают именно русскоязычные. Одна учительница сообщает, что пользуется старыми учебниками советского периода и российскими учебниками по литературе для 10-11 класса, что смогла привезти из России. Учебники для 4-5 класса склеены по листоч кам. Другая говорит, что в ее распоряжении учебники 1988-90 гг. издательства «Просве щение», остальные также пользуются учебниками советского периода, иногда удается достать что-нибудь более свежее, в частности, когда передает в качестве гуманитарной помощи посольство Российской Федерации, однако они лишь частично подходят к тур кменской программе по РЯ (используются выборочно и их не хватает). Тем не менее, многие выпускники русскоязычных школ продолжают учебу в вузах России и хорошо там успевают.

На РЯ говорят, в основном, в интернациональной, смешанной по этническому соста ву среде. Он остался как язык общения на обычные жизненные темы на обывательском уровне, в бытовой сфере: дома, на рынке, на транспорте, в магазине и т.д., если один из коммуникантов русскоговорящий, причем это могут быть и представители коренной на циональности. Реже используется в туркменской среде (в виде дублирования непонятных новых туркменских слов или по причине отсутствия тех или иных терминов в туркменском языке). РЯ используется и в неофициальном деловом общении, однако официальное общение, особенно в письменной форме, осуществляется только на государственном туркменском языке. Дома, в семье, учителя говорят по-русски без акцента, правильно, а в гостях часто слышна неправильная речь с акцентом, допускаются грамматические ошиб ки, неверное построение предложений и неточное словоупотребление, что вызвано, по их мнению, интерференцией.

В РЯ тех, кто является его носителями, есть орфоэпические ошибки, малый запас слов у молодого поколения, т.к. почти не читают. Когда нет привычки читать на РЯ, очень трудно расширять словарный запас, изучать литературные произведения. Есть надписи в аэропорту, в СМИ, при этом уровень владения РЯ достаточно хороший;

часто надписи сразу на трех языках — туркменском, английском, русском. Большинство надписей, вы весок, текстов и т.д. — только на государственном языке. В г. Туркменбаши надписей на РЯ нет. Если встречаются надписи на РЯ в магазине или на рынке, то чаще всего их читаешь с улыбкой. На РЯ функционирует театр им. А.С. Пушкина. Но услышать русский язык можно всегда и везде, хотя он и не такой, как в России. Для приезжего проблемы в общении могут возникнуть в сельской местности, но не в городах, где обязательно кто-то поймет РЯ.

В местном варианте РЯ наблюдается акцент и использование туркменских слов, до бавление окончаний к русским словам и т.п., но особых трудностей нет. В то же время де ловые документы трудно переводить с языка на язык. Если туркмены хорошо овладевают русским языком, то говорят практически без особенностей, но в то же время замечают, как другие произносят слова. Некоторые даже считают, что этот язык чище, чем в отдаленных уголках России, т.к. нет диалектных слов. Различия лежат в сфере профессии, националь ности, статуса, менталитета.

Собрания, конференции ведутся на государственном языке, методические рекомен дации и документация — тоже. С точки зрения туркмен, русскоязычные в Туркменистане слабо владеют туркменским языком, не имеют достоверной информации о том, что проис ходит в стране, не знают культуру народа, не имеют с ним прямых связей из-за языкового барьера. Обычно даже самое необходимое не могут выразить на нем;

значит, нет общего языка. Тот, кто плохо владеет языком, с трудом может выразить свою мысль. В стране нет единого информационного пространства, для русскоязычных и не русскоязычных разные центры культурного притяжения, для азиатов чаще всего — Турция, Иран и т.д. С точки зрения русскоязычных, трудностей в общении с коренным населением нет, отношения между всеми национальностями дружеские и доброжелательные.

Некоторые замечают, что язык меняется, как, впрочем, и везде, и особенно в области лексики. «На изменение РЯ оказывают влияние и экстралингвистические факторы: изме нение мотивации, ограниченность сферы употребления, сокращение учебных программ и многое другое». С точки зрения большинства респондентов, современный РЯ меняет ся в сторону ухудшения, опошляется ненормативной лексикой людей, тем, что льется с экранов телевизоров: отвратительный РЯ по российским телеканалам, в Интернете, SMS сообщениях, неудачные учебники по РЯ и т.п. Однако у молодежи свой язык, и ошибки стали нормальной частью ее речи: видимо, эта тенденция есть в России. Люди не хотят следовать нормам языка, говорят: «Какая разница: каталОг или катАлог?», на что одна из учительниц всегда отвечает: «Какая разница, как человек одет: правильно или в одежду наизнанку?».

Некоторые учителя считают, что на РЯ выразить можно все, что добавлять в него ничего не нужно — или мы не имеем на это права. Другие отмечают: «Конечно, язык как-то должен адаптироваться в любой стране. Если конкретно, то многие слова произносятся по-другому, т.к. в туркменском языке нет звука Ц, то цветы, цемент произносят как светы, семент. Используют многие слова не по назначению, приспосабливая к своей среде». Од нако в грамматике русского языка для Туркменистана ничего менять не стоит.

Письма из Туркменистана. По мнению одного из учителей, «рассуждать о различ ных идеалах вообще и об идеальных учебниках русского языка в частности можно сколь угодно долго. И каждый, кто бы ни брался за написание совершенных учебников русского языка, имеет право называть свой труд лучшим. Хочу высказать своё субъективное мне ние о по-настоящему нужной книге. Рассматривая множество всевозможных новейших учебников, благодарю всех их создателей за фундаментальные знания, за предоставлен ные материалы. Вся вот эта издательско-переиздательская деятельность по созданию идеальных учебников напоминает мне античный спор семи городов за право называться родиной Гомера, средневековую алхимию с её изобретательством философского камня или панацеи от всех болезней, попытки ученых эпохи Просвещения создать вечный дви гатель.

Если, к примеру, дать юному скульптору в руки скарпель и глыбу мрамора, да по казать ему «Дискобола» Мирона или «Мальчика, вынимающего занозу» Микеланджело, то сможет ли ребёнок создать подобное, пусть и при помощи инструкций, наставлений?

Думаю, что кроме страха и комплекса перед творчеством мы ничего другого не добьём ся. А вот если дать ему в руки кусок пластилина и попросить слепить любимую игрушку зверюшку, то ребёнок увлечётся искусством, научится наблюдать, почувствует себя творцом, заболеет мечтой о высоком. А посчастливится ученику оказаться под крылом грамотного учителя — из искры возгорится пламя.

Так и с преподаванием русского языка в национальных школах. Не во всех семьях есть русскоязычные родственники, грамотных же учителей даже в городах немного, а в бескрайней провинции тем паче. А детям, как учащимся образцово-показательных школ в столице (которых человек 700), так и тем, кто все остальные (их десятки тысяч), пред лагают изучать иностранный язык по учебникам, где задания и тексты такие трудные, что каждый, их освоивший, — потенциальный Пушкин. Пусть это лишь мои наивные размыш ления.

Но если выпускать и распространять пособия для работы кружков, факультативов по русскому языку по образу пособий для изучающих английский язык (с картинками и по яснениями к ним на различные жизненные темы и ситуации), коих достаточно во всех язы ковых центрах, то всех желающих изучать русский язык, разговорную речь (что первично) мы одарим прекрасной возможностью говорить, понимать русскую речь, общаться, не стесняясь. Создадим условия для каждого начинающего перешагнуть барьер отчуждения, страха перед иностранным языком. А «Маскарад», «Евгения Онегина», их идейное со держание и язык светских раутов давно ушедшего времени ученики освоят после того, как научатся рассуждать на темы реальной действительности. Учитель лишь открывает дверь в мир знаний, ученик должен войти в этот мир самостоятельно! (Китайская мудрость)».

И еще одно письмо из Туркменистана:

«Гурбангулы Бердымухамедов тесно и плодотворно сотрудничает с высшим руковод ством России, с руководителями регионального уровня, с бизнес-элитой России на благо развития наших стран и укрепления дружественных связей между народами. Да, в Сред ней Азии много народов, народностей, языков, диалектов, говоров — это древняя земля с непрекращающейся связью времен, поколений, национальностей. Те или иные народы (понимайте: языки) в быстроменяющемся калейдоскопе исторических событий изменяют названия своих государств, топонимические обозначения. Но тюркский субстрат во всех среднеазиатских языках (плюс казахский) сохранился. И вот в гуще этих самодостаточных языков (понимайте: народов) появился, вполне органично, русский язык. Не будем при мерять избитые, но справедливые афоризмы, о языке Чернышевского, Толстого, о том, что ”я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин” и др. О себе скажу: я люблю русский язык за...напевную лирику С.А. Есенина, за... леденящие кровь фантас магорические сюжеты М.А. Булгакова, за... свистящие, шипящие, с надрывом стихи В.С.

Высоцкого. Прошло 20 лет с момента обретения Туркменистаном Независимости. Незави симости от изжившего себя брежневско-горбачевского принципа построения и управления государством. Только лишь. Но ни русский язык, ни русская культура не утратили своего благотворного, креативного (несущего новые идеи, веяния) влияния в Туркменистане. Как хорошо мне, владеющему русским языком. Казалось бы — ничего особенного, просто го воришь по-русски. Но благодаря этому ты всегда будешь востребован и как собеседник, и как учитель. Скажу больше: с детских лет все, кто со мной общался, приучались к рус ской культуре и овладевали русским языком. В общем, у меня никогда не было неудобств из-за русского языка, наоборот, только дивиденды. РУССКИЙ ЯЗЫК! Он — везде! Все технические термины, независимо, есть ли в туркменском языке эквиваленты, употребля ются на русском (мотор, двигатель, бензин, соляр, коленвал, фары, диск, руль и т.д.).

Медицина — это особый пласт лексики. Многие названия специальностей остались без изменений (хирург, невропатолог, онколог и т.д.), лекарства сохранили те же латинские названия. В быту даже названия некоторых блюд чаще всего употребляются по-русски (винегрет, оливье, яичница, пельмени, компот, борщ, уха и др.). В компьютерной сфере многие термины переводят прямым калькированием, хотя в среде общения, как в сервис ных центрах, в магазинах, так и дома, говорят: жесткий диск, файл, клип, система, вирус, корзина, загрузить, скачать, блогер, чат, а не иначе. Продолжая тему информационных технологий, хочу заметить, что молодежь закачивает и русскую музыку, рингтоны, при колы (даже в глубинке). Старшее поколение, как и в других странах СНГ, по-прежнему ностальгирует по советским фильмам, песням, то есть дорожат искусством времен своей молодости. Частыми гостями на государственных праздниках бывают звезды российской эстрады: Ф. Киркоров, А. Руссо, Т. Повалий, Зара и др. Молодежь стремится на учебу в Россию, Украину, Белоруссию. И родители, не забывшие значения русского языка, на нимают репетиторов из числа учителей-руссоведов. Тянутся дети к свету русского шоу бизнеса: к эстраде, спорту. А у скольких ребят на футболках фамилии Аршавина, Павлю ченко, Жиркова, Семака? А предстоящая Олимпиада в Сочи, а честь провести в России чемпионат мира по футболу в 2018 году?! Нет, не вижу я причин для разобщения между нашими языками, культурами. Ради досужего интереса читаю объявления на остановках, на столбах. 99 из100 написаны на русском. Продается, покупается, меняются, утеряно, от правляю, лечу, ремонтирую, вознаграждение. И все на русском. Пусть и с ошибками, но на русском. Инфраструктура Туркмении стремительно развивается. Строятся новые дороги, мосты повсеместно. Так вот, часто путешествуя, я заметил, что везде знаки «объезд» на ремонтируемых и строящихся мостах, дорогах написаны по-русски. Самые что ни на есть жизненно важные знаки. Вспомним и о тех, кто далек от литературы, просвещения. О про стых обывателях, коих большинство. С их заботами, устремлениями, их речью. Каждый употребляет слова и из разговорной лексики, и из сленга, и из речи деклассированных элементов (оставаясь при этом вполне законопослушными людьми). Эти слова ”по по нятиям” делают речь мужчин конкретнее (понимайте: аргументированной), позволяют определить, насколько ты дерзок, рассудителен, ответственен (в дополнении, конечно, к словам из общеупотребительной лексики). А шансон? Все граждане, не пылающие любо вью к классической музыке, к року, горазды пустить слезу по своей судьбе (удачной или не очень) под звуки русского шансона или при просмотре бесконечных околокриминальных сериалов на русских ТВ-каналах. И при всем многообразии сфер проникновения русского языка в туркменистанское общество русский язык не утратил своих грамматических норм, не перерос в так называемый ”linguo russo” или в ”пиджин”. Еженедельно во всех уголках страны можно приобрести ТВ программу для русских каналов с разнообразными кросс вордами, тоже на русском языке. Резюмируя, скажу: прямо сейчас родилась мысль, что русский язык в Средней Азии может выполнять функции Министерства по Чрезвычайным Ситуациям. Русский язык своим удачным, уместно употребленным, емким, исчерпываю щим, изящным, безапелляционным словом может помочь, поддержать, решить, поблаго дарить, спасти, очаровать, вселить в душу радость, спокойствие, любовь и надежду!!!»

Заключение. Русский язык является одним из трех языков, обязательных для школ, предусмотренных в Законе об образовании Туркменистана. Печатаются новые учебники и пособия, издаются газеты и журналы на русском языке. По словам туркменских учите лей русского языка, необходима реальная государственная поддержка, открытие русских центров, магазинов российской книжной продукции, укрепление межкультурных связей.

Долгое время страны расходились, а теперь нужно сближаться, нужно взаимовыгодное сотрудничество, нужны частые встречи. Нужно изменить отношение к русскому языку, больше уважать его, в том числе и тем, для кого он родной. Можно было бы увеличить и тиражи местной печати (газет, журналов) на русском языке. Остро нужны новые словари, знакомство с книгами на выставках, общение с преподавателями-новаторами, методи стами, школьные обмены учащимися, встречи с коллегами. Должны активнее делаться переводы художественной литературы, проводиться конференции и семинары, распро страняться современные образовательные технологии, пособия по русскому языку. Было бы хорошо добавить в школах уроки риторики и увеличить объем преподавания языка в государственном масштабе;

пока же количество часов, отведенное на русский язык, со кращается в детских садах и школах.

Туркменистан — быстро развивающаяся страна с большим будущим. Здесь охотно принимают помощь и вкладывают средства в детей. Новая Россия и Евросоюз — партне ры, которые могут сыграть решающую роль в формировании образа Туркменистана на мировой арене. «Наш Президент обращает большое внимание на образование. Изуче нию русского языка уделяется большое внимание. Школы оснащены самым современным оборудованием и техникой, компьютеризированы», — замечает один из респондентов.

Литература Абдурасулов А. Русские Туркмении: разрушая чары «Рухнамы» // Централь ноазиатское бюро Би-би-си, 3.8.2007, http://news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/ newsid_6929000/6929162.stm Арутюнов, Ю.В. Трансформация постсоветских наций: по материалам этносоцио лингвистических исследований. — М.: Наука, 2003. — 207 с.

В ашхабадской школе «Рухнама» состоялись мастер-классы для учителей рус ского языка // 06.10.09, www.turkmenistan.ru/index.php?page_id=3&lang_id=ru&elem_ id=15687&type=event Виноградов А.В. О состоянии русскоязычного образования в Туркменистане // Пер вые Ермаковские чтения «Сибирь: вчера, сегодня, завтра»: Материалы регион. науч.

конф. / Редкол.: Е.А.Базылева и др. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2009. — С. 375-379.

Грунина Э.А. Туркменский язык: Учебное пособие. М.: Восточная литература, 2005. — 288 с.

Демидов М.С. Постсоветский Туркменистан. М.: Наталис, 2002. — 224 с.

Громакова О.Н., Джумаева Д.Х. Туркменско-русский билингвизм туркмен Ставро польского края // Научно-практическая Интернет-конференция «Кавказ в истории России:

традиции и современность (К 145-летию со дня окончания Кавказской войны)». — Ставро поль: СГУ, 2009. http://conf.stavsu.ru/conf.asp?ReportId= Закон о культуре: Закон Туркменистана о культуре www.turkmenistan.gov.tm/_ru/ laws/?laws=01ge Закон об изменениях: Закон Туркменистана «О внесении изменений, дополнений и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Туркменистана» www.

turkmenistan.gov.tm/_ru/laws/?laws=01ez Закон о языке: Закон Туркменской Советской Социалистической Республики «О язы ке» от 24 мая 1990 № 202-ХII Источник: Ведомости Верховного Совета Туркменской ССР, Ашхабад, №10, 1990. www.medialaw.ru/exussrlaw/l/tk/lang.htm Каков на вкус гранит науки? // Туркменистан, Декабрь 2008, N 11-12. — С. 44-45.

Каменев С.Н. Современное социально-политическое положение Туркменистана // Центральная Азия и Кавказ, № 2, Т. 20, 2002.

Колодина М. Московские каникулы // Туркменистан, Сентябрь 2010, N8-9. — С. 65-66.

Кудоярова Т.В. Дни русского языка в Туркменистане // Русский язык за рубежом, № (217), 2009.

Куртов А. Русский язык в Туркменистане: обретение утраченного // Фонд стратегиче ской культуры, 17.03.2007. http://fondsk.ru/article.php?id= Нурыев А. Учись красиво // Туркменистан, Сентябрь, 2008, N9. — С. 42.

Перечень: Перечень приоритетных направлений развития науки и техники в Туркме нистане. Утвержден постановлением Президента Туркменистана от 5 февраля (Байдак) 1999г.№ 4065. www.science.gov.tm/policy/laws/effective_law Программы по русскому языку для I-X классов средних школ Туркменистана / Со ставители : Э. Хонякова, С. Сапарова, Л. Коростылёва, О. Атаджикова, В. Мухаммедова, Г. Ежова, Ф. Хасанова. — Ашхабад: Туркменская государственная издательская служба, 2007.

Савоскул, С.С. Русские нового зарубежья: выбор судьбы. — М.: Наука, 2001. — 440 с.

Туркменбаши С. Рухнама. Ашхабад: Туркменская государственная издательская служба, 2005. — 872 с.

Туркменистан. Реформа системы образования. Доклад. Туркменская инициатива по правам человека. Вена, 2009. — 28 с. www.chrono-tm.org Kolstoe, P. Russians in the former Soviet republics. — Bloomington: Indiana University press, 1995. — 340 pp.

Novikova V. TURKMENISTAN-EU: developing education partnership // 17.10.2010. www.

turkmenistan.gov.tm/_en/?idr=9&id=101017a Т.Н. Путий Методические идеи параллельного преподавания русского и украинского языков в педагогической практике Л.А. Булаховского Познание закономерностей и особенностей процесса преподавания языка в школах Украины способствует выявлению фундаментальных идей, принципов, реализация кото рых обеспечивает высокую эффективность обучения. Ввиду генетической связи и функци ональной близости русского и украинского языков сопоставительный анализ их языковых подсистем при параллельном преподавании предметов в школах Украины чрезвычайно актуален и практически значим.

У истоков сопоставительного изучения близкородственных языков в отечественной лингводидактике стоит Л.А. Булаховский, предложивший теоретическое решение пробле мы еще в 1924 году [4]. Ученый писал о целесообразности сопоставительного обучения русскому и украинскому языкам как наиболее перспективном. Его наследие и сегодня представляет интерес для специалистов – филологов и методистов.

Цель данной статьи — осветить методические идеи параллельного преподавания русского и украинского языков в педагогической практике Л.А. Булаховского и оценить их релевантность в контексте современной лингводидактики.

В.И. Масальский подчеркивает определяющую роль Л.А. Булаховского, внесше го значительный вклад в развитие советской школы (1917–1931 гг.), освещая вопросы современного литературного языка, социальной природы языка, динамики слова, обще лингвистической подготовки учителя-словесника, создания учебников по украинскому и русскому языкам, содержания школьной грамматики, сравнительного изучения русского и украинского языков, ритмомелодической основы языка и пунктуации, ознакомления уча щихся со стилями речи, средствами ее выразительности и пр. [8, 18].

Свои взгляды на научно-методические принципы сопоставительного изучения в шко ле близкородственных языков Л.А. Булаховский высказывает в статье «Порівняльне вив чення української і російської мов» [4], выдвигая идею о возможности и целесообразности грамматического изучения русского языка детьми, для которых этот язык не является род ным, на уровне теоретических обобщений, а не дублирования начального курса русского языка для русских учащихся. Ученый настаивает: «Навык перехода от одного языка к дру гому имеет то неизбежное последствие, при котором элементы одной языковой системы переходят в другой язык, и не замечать этого факта, как реального и действительного, методика не может».

Дидактически вредным называет Л.А. Булаховский подачу сознанию учащихся таких элементов, которые могли бы сместить его внимание в сторону ошибки. Типичным прома хом молодого учителя он считает предостережения: «Смотрите не говорите (не пишите) так-то». Ученый настаивает на том, что, начиная с определенного возраста, необходимо всеми способами развивать способность сознательно и внимательно различать факты:

«Вредно все время держать ученика в искусственном окружении целиком «отборных» све дений, не требующих никакого мыслительного напряжения, не допуская его к сравнениям, таким привычным для активного сознания» [4, 75].

Находясь в двуязычном окружении, в сознании ученика постоянно происходит двой ная и равнонаправленная работа — сравнения и отличия. Л.А. Булаховский настаивал на том, что нельзя оставлять эту работу неорганизованной, стихийной. Дидактически органи зовать этот процесс — задача учителя, школа должна дать ученику научные, отвечающие природе языка методы сравнения [4, 76].

Исходя из того, что в условиях билингвизма фонетическая интерференция оставляет значительно более заметный след, чем лексическая, морфологическая и синтаксическая, в практику школьного обучения должно войти формирование точного и ясного представле ния о связях между звуками и буквами, т.к. учителю, выясняя связи родственных языков, придется постоянно отделять явления языковые от графических. Усвоение русской фоне тики, графики и орфографии украинскими школьниками находится в прямой зависимости от развития у учащихся фонематического слуха. Значительные затруднения у украинских детей вызывают частично сходные и специфические языковые факты, что приводит к не правильной артикуляции звуков русского языка, а затем к фонетическим ошибкам, затруд няющим понимание и общение на русском языке. В «Учебнике русского языка для школы с украинским языком преподавания. Пятый год» (1930) Л.А. Булаховского школьники с первого урока по изучению русского языка имели дело со звуковым составом слова: они должны были воспринимать звуки, подмечать их в составе слова или слога, уметь пра вильно произносить:

Фрагмент «Учебника русского языка для школы с украинским языком преподавания. Пятый год обучения»

У детей формировались операции анализа звучащего слова на артикуляционно акустической основе с применением фонологического противопоставления. Чтобы под готовить украинских детей к сознательному усвоению русской орфографии, научить использовать приемы проверки звуков в слабой и сильной позициях (в одном и том же морфологическом элементе), Л.А. Булаховский считал необходимым формировать у уче ников умение анализировать звучащее слово, обобщать, дифференцировать фонемы по их конститутивным признакам (гласность — согласность, ударность гласных, твердость – мягкость, звонкость — глухость, парность — непарность, шумность, сонорность согласных звуков), что предполагает высокий уровень фонематического слуха.

Усвоение знаний учащимися происходит успешнее при овладении приемами аналитико-синтетической деятельности применительно к языковому материалу. Основной дидактический принцип сознательного изучения учащимися языка, стремление поддержи вать их интерес к предмету, связывая это с формированием у учащихся старших классов языковых навыков, заставляет Л.А. Булаховского еще в 1928 году искать пути рациональ ного использования в педагогическом процессе естественной любознательности учащих ся, которую он называет «научной психологией юношества» [3, 58]. Для успешного обуче ния родному и второму языкам, необходимо не только учитывать специфику каждого из них, но и не забывать о главном: усвоение системы близкородственного языка базируется на системе родного. Это позволяет использовать на уроках русского языка многие методы и приемы, эффективные при обучении русскому языку как родному. Место и роль интер ференции и транспозиции при овладении детьми двумя языками зависят от соотношения систем родного и русского языков и от уровня знаний родного языка. Так, например, в раз деле «Синтаксис» автор лишь замечает, что правила употребления знаков препинания в русском языке те же, что и в украинском, не дублируя теоретический материал [2, 21].


При изучении морфологии Л.А. Булаховский считал наиболее целесообразным ак центировать внимание на тех или иных особенностях, часто зависимых от влияния грам матической аналогии, где отклонения языка одного от другого не является следствием фонетических отличий.

Фрагмент «Учебника русского языка для школы с украинским языком преподавания. Пятый год обучения»

Работая над лексикой, учитель должен взять на себя организованное сравнение лек сического материала двух языков. В качестве примеров ученый предлагает упражнения с омонимами (например, укр. захват — восторг, восхищение, увлечение: русск. захват — укр. забрання, займання, загарбання, привлащення и т.д.;

укр. трус — обыск, чистка: русск.

трус (полохлива людина) — укр. полохун, страхун, страхополох;

укр. уродливий — краси вый, даровитый, урожайный: русск. уродливый – почварний, виродливий);

синонимами.

Сетуя, с одной стороны, на бедность, анемичность языка учеников, не имеющего еще необходимой выразительности и образности, искусственный подбор лексики на уроке, – с другой, Л.А. Булаховский считает полезным вместе с подбором синонимичных выражений к текстам подбирать к отдельному слову его словесное окружение, допустимое в этом языке, т.к. значительное количество слов, кажущихся тождественными словам в родном языке, имеют в другом несколько иной круг свойственных сочетаний (напр. гуляти, губити и пр.) [4, 81].

Л.А. Булаховский обращает внимание на необходимость переводных упражнений, обучающих школьников пользоваться языковым богатством, избегая кальки при меха ничном переводе (служити перешкодою - служить помехой вместо живого украинского вы ражения бути на заваді).

В работе над словообразованием Л.А. Булаховский выделяет упражнения на анализ состава слова с учетом подобия средств словообразования в двух языках. При этом в классе, где у учащихся уже сформировано этимологическое чутье изучаемого языка, ме тодист советует обращать внимание на словообразования, значения которых значительно отличаются от начального, первичного. Например, слово «підступ» для того, кто видит его впервые, скажет только что-то, относящееся к подходу, а переносное, свойственное ему значение «хитрость, лукавство» останется вне поля зрения. Вырабатыванию этимо логического чутья, по мнению Л.А. Булаховского, способствует анализ состава слова, с одной стороны, и упражнения на словообразование при помощи типичных формальных признаков, — с другой [4, 82].

Касаясь вопросов правописания, ученый настаивает на том, что при формировании соответствующих навыков роль контролирующего фактора должна принадлежать прави лу. Эта роль становится значительнее в условиях, когда правописные системы подобны [4, 83]. Параллельное изучение русской и украинской орфографии нуждается в обяза тельном использовании приемов сопоставления при совпадении по содержанию правил русской орфографии с украинской и приемов перемежающего противопоставления при частично не совпадающих или противоположных по смыслу правилах русской и украин ской орфографии. Учитель должен постоянно разрушать ошибочные ассоциации, и самый надежный способ при этом – подчеркивание отличий (укр. береш, несеш — русск. берешь, несешь;

укр. загублений, куплений – русск. загубленный, купленный).

При этом Л.А. Булаховский замечает, что ни способы сравнительного анализа, ни со средоточенное внимание ученика на особенностях языка не есть прямой способ овладеть последним. Все эти средства играют важную роль в упорядочении и осознании языкового материала, но сам этот материал должен поступать в сознание учащегося через непо средственные впечатления, что достигается главным образом через говорение и чтение.

Эти впечатления в самостоятельных сочинениях переходят в навыки устойчивого харак тера [4, 78].

Обозначенные методические идеи Л.А. Булаховский практически реализовал в ряде созданных им учебников. Однако проблема параллельного преподавания русского и укра инского языков в школе и сегодня остается неразрешенной. Среди причин, отодвинувших на задний план элементы сравнительной грамматики в школе Л.А. Булаховский называл страх перед «теорией», ограниченность лингвистического мировоззрения учителя, отсут ствие в программах материала, который можно было бы использовать для сравнения.

Ученый на страницах педагогических изданий, в обзорах новой литературы постоянно обращал внимание на необходимость всесторонней лингвистической и методической подготовки учителей-словесников: «Из высшей школы надо вынести, кроме фактических знаний, еще живую заинтересованность наукой и методы научной работы» [5, 72].

Вслед за Л.А. Булаховским в развитие методики взаимосвязанного изучения русского и украинского языков значительный вклад внесли И.Г. Чередниченко, В.И. Масальский, Н.А. Пашковская, Г.М. Иваницкая. Большой вклад в повышение научного уровня мето дических рекомендаций по сопоставительному изучению фактов русского и украинского языков оказывают фундаментальные исследования сотрудников Института языковедения им. А.А. Потебни, среди которых «Сопоставительное исследование русского и украинского языков» (1975 г.), «Проблемы сопоставительной стилистики восточнославянских языков»

(1980), «Функционирование русского языка в близкородственном языковом окружении»

(1981), «Сопоставительное исследование русского и украинского языков. Лексика и фразе ология» (1991), «Сопоставительная грамматика русского и украинского языков» (2003 г.);

работы украинских ученых-методистов (Ф.С. Арват, Н.Н. Арват, Е.П. Голобородько, Е.В.

Малыхиной, Н.А. Пашковской, Т.Я. Фроловой). Под опорой на родной язык на современ ном этапе развития понимаются соответствующие построения структуры программ, учеб ников, методических пособий и подготовки учителей, обучающих нерусскоязычных детей русскому языку. Как отмечает Л.В. Давидюк, для успешной реализации взаимосвязанного изучения русского и украинского языков созданы сегодня необходимые лингвистические и методические предпосылки [6, 368].

Однако программы по русскому и украинскому языкам по-прежнему создаются и реализуются сегодня автономно, независимо друг от друга, что не позволяет полноценно учитывать явления интерференции и транспозиции, осуществлять опору на родной язык.

Развивая методические идеи Л.А. Булаховского в отношении параллельного препо давания русского и украинского языков современные украинские лингводидакты предла гают актуальные пути их реализации: создание интегрированных программ и учебников [7, 386];

пересмотр содержания и структуры языковой линии действующих программ по укра инскому и русскому языкам, существенные изменения в подготовке учителя-словесника [6, 371].

Таким образом, лингводидактическое наследие Л.А. Булаховского по проблеме взаи мосвязанного изучения близкородственных языков не теряет своей актуальности в кон тексте современного языкового образования в Украине, и должно, на наш взгляд, стать предметом пристального внимания методистов и авторов программ и учебников как рус ского, так и украинского языков.

Литература 1. Булаховский Л., Финкель А. Учебник русского языка для школы с украинским язы ком преподавания. Пятый год обучения Изд.2, – Х: «Рад. школа», 1930. – 75 с.

2. Булаховский Л., Финкель А. Учебник русского языка для школы с украинским язы ком преподавания. Седьмой год обучения. Изд.2, – Х: «Рад. школа», 1931. – 82 с.

3. Булаховский Л.А. Некоторые вопросы общего языковедения в практике школы. / Л.А. Булаховский // Родной язык и литература в трудовой школе. – 1928. – № 2 – С. 58– 67.

4. Булаховський Л.А. Порівняльне вивчення української і російської мов. / Л.А. Була ховський // Шлях освіти. – 1924. – № 11-12 – С. 74– 85.

5. Булаховський Л.А. Практика семінарської роботи по курсу «Основи мовознавства»

// Сесії Всеукраїнського заочного ін-ту народної освіти 1930 ро-ку: статті / Л.А. Булаховский.

– Харків, 1930. – С. 72–80.

6. Давыдюк Л.В. Взаимосвязь изучения украинского и русского языков на современ ном этапе. / Л.В. Давыдюк // Русский язык и литература: Проблемы изучения и преподава ния в школе и вузе: Сб. науч. тр. – К., 2009. – С. 368 – 371.

7. Малыхина Е.В. Особенности преподавания русского языка в условиях би- и по лилингвизма. / Е.В. Малыхина // Русский язык и литература: Проблемы изучения и препо давания в школе и вузе: Сб. науч. тр. – К., 2009. – С. 382 – 386.

8. Масальський В.І. Нариси з історії розвитку методики викладання української та російської мов у загальноосвітніх початкових і середніх школах Української РСР. – К.: Вид во Київського університету, 1962. – 204 с.

И. А. Ребрушкина, О. Л. Арискина Взаимодействие титульных языков в Республике Мордовия:

социолингвистический и лингводидактический аспекты В последние десятилетия стало весьма актуальным решение социолингвистических вопросов, связанных с исследованием языковых ситуаций, проблемами билингвизма и переключения кодов, взаимодействием языков, языковым планированием, предотвраще нием языковых конфликтов и др.

Языковая ситуация в Республике Мордовия может быть охарактеризована как национально-русское двуязычие: согласно статистическим данным, половина всего на селения региона говорит на двух языках (русском и мокшанском/эрзянском/татарском).

(Здесь остановимся на взаимодействии русского и мордовских (мокшанского и эрзянского) языков.) Многие из признаков, описывающих языковую ситуацию в Республике Мордовия, могут служить предпосылками для возникновения языковых конфликтов: это такие харак Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта № 10-04-23406 а/В «Языковая ситуация и языковая политика в Республике Мордовия».

теристики, как многокомпонентность, разновесность, разномощность, разноэтничность, дисгармоничность, разнопрестижность [Арискина 2009: 49–53].

Надо заметить, что языковые конфликты в республике никогда не становились при чиной серьезных столкновений, однако упоминания о языковом неравенстве, тем не менее, всегда болезненно воспринимаются обществом, особенно представителями язы ковых меньшинств. Приведем пример текста, содержание которого представляется нам показательным для иллюстрации сказанного выше: «…Конечно же, процессы заимство вания неизбежны и нужны в определённых случаях. Но просто в нашем родном языке данные процессы стали носить масштабный характер, и заимствования, чаще всего, ста новятся не совсем оправданными и не совсем уместными. Чрезмерные заимствования становятся реальной проблемой для нашего языка, можно даже сказать, настоящей опас ностью. Опасностью того, что в скором времени языка может и не быть, он может просто затеряться в потоке русских слов. Как известно, язык — это главная часть культуры, и с утратой языка потеряется и сам народ» (из сочинения, представленного на посвященный 1000-летию единения мордовского и русского народов конкурс «Любимая Русь и мордва»

студенткой национального отделения филологического факультета Мордовского госуни верситета).

Предупредить развитие языковых конфликтов — вопрос государственной важности, задача языковой политики государства и региона.

Однако профилактика языковых конфликтов возможна и необходима также в процес се образовательной, лингводидактической деятельности. В процессе преподавания раз личных гуманитарных дисциплин в качестве компонента воспитательной работы уместно постоянное подчеркивание общности, взаимопроникновения и взаимовлияния языков и культур разных, проживающих на данной территории народов. При этом важно показать именно взаимное влияние языков, ведь воздействие русского языка на мордовские оче видно, а влияние мордовских языков на русский, к сожалению, часто остается без внима ния.

В процессе обучения студентов и школьников разным лингвистическим дисциплинам полезно приводить факты, подтверждающие, что русский язык испытывает влияние язы ков мордовских.

Так, в русских говорах на территории Мордовии имеются мордовские лексические за имствования, например, ватракаша, вергасина, дружава, ланга, лелява, овтовник, офтим бря, пильга, понара, пряка, пулагай, пуре и др. Рассмотрим некоторые из них.

«ОВТОВНИК, а, м. Растение Nymphaea alba L.;

кувшинка белая. Офтовник – этъ лилия, или куфшынка. // Корень этого растения. Офтовник – этъ коринь, на нем лиски до ржуццъ» [Словарь 1993: 37].

Слово восходит к эрзянскому овто или мокшанскому офта ‘медведь’. Вопрос, поче му название этого растения связывают с медведем, требует отдельных этимологических изысканий, но частично ответ на него можно найти в самих мордовских языках, где также имеются примеры использования основы слова, обозначающего медведя, в названиях растений (которые, вероятно, осмысляются как пища медведя): ср. овтумарь – эрз. ‘ши повник’, буквально – «медвежье яблоко».

«ПУЛАГАЙ, я, м. Шерстяная длинная юбка. Нъ пъсиделкъх ф пулагаих сидели, пъта му штъ ночи халодныи были» [Словарь 1993: 307].

В словаре В. И. Даля находим: «Пулай, пулагай, пулакша, черный гарусный хвост с кистями и украсами, который носят мордовки» [Даль 2007: 538].

Слово восходит к мокшанским и эрзянским единицам пула – мокш. ‘хвост, коса (во лосы)’;

пуло – эрз. ‘хвост’.

«ПОНАРА, -ы, ж. Мужская рубашка. Сама ткала свому мужыку нъ понару» [Словарь 1993: 215].

Слово является заимствованием из мокшанского и эрзянского языков, ср. панар – мокш., эрз. ‘рубашка’.

Подобных примеров имеется достаточное количество, многие из них описаны про фессором М.М. Сывороткиным в его монографии [Сывороткин 2004].

На наш взгляд, такие факты необходимо актуализировать в процессе обучения сту дентов и школьников, проживающих на территории Республики Мордовия, так как доволь но часто возникает вопрос о том, можно ли говорить о взаимовлиянии в случае, когда билингвизм неравновесный, когда один из языков является доминирующим.

В ситуации мордовско-русского двуязычия на этот вопрос можно ответить положи тельно: очевидно влияние мордовских языков на русский (на диалектный его вариант).

Такие примеры помогают проиллюстрировать общность и процесс взаимопроникновения языков и опровергнуть мнение об одностороннем экспансивном, ассимилирующем влия нии, которое часто приписывают доминирующему языку.

Литература 1. Арискина, О. Л. Социолингвистика: языковые ситуации и языковая политика: Учеб.

пособие / О. Л. Арискина, И. А. Ребрушкина, Н. В. Сивцова. – Саранск: Типография ООО «Мордовия-Экспо», 2009. – 116 с.

2. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 3: П / В. И.

Даль. – М. : Рус. яз.– Медиа, 2007. – 555 с.

3. Словарь русских говоров на территории Мордовской ССР. О – П. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. – 320 с.

4. Сывороткин, М. М. Система адаптации заимствованной лексики тюркского и финно-угорского происхождения в современных русских говорах Окско-Волжско-Сурского региона / М. М. Сывороткин. – Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2004. – 460 с.

С.В. Котикова-Сабайда, Дай Цзя Взгляд китайского студента на обучение в техническом вузе Беларуси.

Начальный этап изучения РКИ У каждого этноса своя уникальная когнитивно-языковая картина мира. Несовпадение этих картин мира — одно из самых серьезных препятствий в межкультурной коммуника ции между препятствиями различных культурно-языковых традиций, осложняющих про цесс адаптации иностранных учащихся к новым условиям жизни и учебы, процесс при общения к их новой культуре.

Попадая в новые условия жизни и учебы, в другую культурную среду, иностранный учащийся, обладая собственными стереотипами мышления, испытывает шок, расстрой ство личности в иной среде. Состояние шока оказывает значительное отрицательное вли яние на результаты учебы, на процесс приобщения к иноязычной культуре, на результаты межкультурного общения.

Для успешной адаптации иностранных студентов к новой языковой, социокультурной и учебной среде необходимо, по мнению специалистов, прохождение следующих эта пов:1)вхождение в студенческую среду;

2)усвоение основных норм интернационального коллектива;

3)выработка собственного стиля поведения;

4)преодоление языкового барье ра;

5)формирование устойчивого положительного отношения к будущей профессии.

Иностранный учащийся, представитель инокультуры, как правило, еще до встречи с преподавателем русского языка уже имеет определенный предшествующий опыт соб ственного участия в педагогическом процессе. Он является носителем вполне конкретных семейных, конфессиональных, социальных традиций. И предшествующий опыт учебно педагогического общения иностранного учащегося, традиции инокультуры, которую он представляет, в большинстве случаев отличаются от традиций и педагогических стерео типов, присущих носителям русской культуры.

Так в отечественной педагогической системе общепринятыми традициями считаются партнерские взаимоотношения преподавателя и учащегося, учебный процесс не ориен тирован на какой-либо один учебник, приветствуется личностное восприятие и самостоя тельная интерпретация учащимся изучаемого материала, поощряется его инициатива в учебном процессе.

В азиатской педагогической системе преподаватель и учащийся находятся в отно шениях жесткой субординации, в учебном процессе используется, как правило, один ис точник информации, учащийся пассивно, без анализа и интерпретации усваивает пред ставленный учебный материал, самостоятельность учащегося в учебном процессе не стимулируется. Поэтому творческий тип заданий, нарушение представленной в учебнике последовательности заданий, дополнение содержания учебника другими учебными мате риалами и т. п. часто вызывает непонимание у учащихся из азиатских стран.

Характерные для некоторых преподавателей особенности речевого поведения: бы стрый темп речи, многословие, резкое повышение тона голоса, жестикуляция — также являются причинами культурного шока у представителей азиатских культур.

Серьезным обстоятельством, осложняющих обучение китайских учащихся в ву зах Беларуси, следует считать «стиль овладения иностранным языком» — не комму никативный (как у студентов из Европы и стран Ближнего Востока), а рационально логический.

Система образования в Беларуси отличается от китайской, где учащийся остается пассивным потребителем знаний. В Китае на уроке преподаватель активен, студент пас сивен, так как основной метод обучения — самостоятельная работа учащихся.

При обучении иностранным языком преподаватель в Китае обычно выступает как лектор, а студент — как слушатель. Такое положение, в свою очередь, обусловлено и ки тайской традицией, и особенностями организации учебного процесса в китайских школах и вузах, прежде всего большой наполняемостью учебных групп (30–40 человек).

Лекционная форма учебного занятия диктует использование методов и приемов работы (преимущественно коллективной)коренным образом отличных от тех, которые в практике преподавания иностранных языков в европейском регионе, в частности в Бела руси, понимаются как «коммуникативно-деятельностный».



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.