авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Национальная Федерация лечебной

верховой езды и инвалидного

конного спорта

V Межрегиональная Конференция

«Иппотерапия.

Инвалидный конный спорт.

Опыт и перспективы»

Материалы

4-5 мая 2012 года

Санкт – Петербург

Сборник статей составлен по материалам V Межрегиональной

Конференции «Иппотерапия. Инвалидный конный спорт. Опыт и

перспективы»

(4-5 мая 2012, г. Санкт-Петербург)

Редакционный совет:

Денисенков А.И. - врач невролог, президент Национальной Федерации Лечебной Верховой езды и Инвалидного Конного Спорта.

Роберт Н.С. - к.м.н., Почетный Президент, член Правления НФ ЛВЕ ИКС.

Сладкова Н.А. - психолог, инструктор по ЛВЕ, член Правления НФ ЛВЕ ИКС.

Цымбал А.В. - клинический психолог, инструктор по иппотерапии, член НФ ЛВЕ ИКС.

Николаева Н.И. - магистр АФК, инструктор по иппотерапии, член НФ ЛВЕ ИКС.

Обращаем Ваше внимание на то, что мнение авторов не всегда совпадает с мнением НФ ЛВЕ ИКС.

Материалы напечатаны с авторских оригиналов.

Ответственность за все ошибки лежит на авторах.

Содержание:

Г.Г.Орлова, И.Е.Лукьянова, А.И. Денисенков, А.А. Дагаева Стр. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАЦИЕНТОВ БАЗОВОГО И ДРУГИХ РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ ЦЕНТРОВ (РЦ) НА ОСНОВЕ ЛВЕ С ИКС В РФ.

Устинова Е.В. АНАЛИЗ ПРИМЕНЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ Стр. РАЗВИТИЯ ИППОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ И ИППОПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Климова В.К., Стрелкова Я.А., Климова. М.В., Хренова Т.И., Стр. Голдобина О.И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИППОТЕРАПИИ ПРИ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ Ионатамишвили Н.И., Саганелидзе Х.З., Лория М.Ш., Стр. Авалиани Л.Н., Ушверидзе И.Т. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД В РАЗВИТИИ МОТОРНОГО ВОСПРИЯТИЯ МЕТОДОМ ИППОТЕРАПИИ У ДЕТЕЙ С ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ Рухадзе М.М. ВТОРИЧНАЯ ПРЕВЕНЦИЯ С ПРИМЕНЕНИМ Стр. ИППОТЕРАПИИ (РАЙТТЕРАПИИ) ПРИ НЕКОТОРЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА Пополитов Р.А., Артемьев А.Г. ИССЛЕДОВАНИЕ Стр. ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ РАЙТТЕРАПИИ КАК СРЕДСТВА РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ 9-11 ЛЕТ, СТРАДАЮЩИХ СКОЛИОЗОМ Ушверидзе И.Т., Саганелидзе Х.З., Стр. Авалиани Л.Н., Ионатамишвили Н.И ИППОТЕРАПИЯ ПРИ ДЕПРЕССИИ Кузьменкова Л.В., Линкина А.М. ИССЛЕДОВАНИЕ Стр. ИЗМЕНЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ЛОШАДЬЮ (ПО ПРОГРАММЕ ИППОТРЕНИНГА) Всемирнова Е.Е. ФУНКЦОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ Стр. ВЕГЕТАТИВНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ НА ФОНЕ ЗАНЯТИЙ ИППОТЕРАПИЕЙ Вишневская И.С., Слепченко Ю.А., Николаева Н.И. Стр. НОРМАТИВЫ РАБОЧЕЙ НАГРУЗКИ НА ТЕРАПЕВТИЧЕСКУЮ ЛОШАДЬ Большакова М.В. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ И Стр. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИППОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ЛОШАДЕЙ Евменов Д. А. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ КАК Стр. ОСОБЫЙ ВИД ОРГАНИЗАЦИИ.



Евменов Д. А. СХЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Стр. ИППОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ С МЕДИЦИНСКИМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ.

Попова Д.С., Шарафутдинова М.А. ОПЫТ ВЕДЕНИЯ Стр. ДОКУМЕНТАЦИИ, СОПРОВОЖДАЮЩЕЙ ЗАНЯТИЯ ПО ИППОТЕРАПИИ НА ПРИМЕРЕ САНАТОРНО-ЛЕСНОЙ ШКОЛЫ № Сладкова Н.А. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ Стр. ПРОВЕДЕНИЯ РЕКРЕАЦИОННО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ НА ОСНОВЕ ИППОТЕРИИ НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ЦЕНТР ВЗАИМНОЙ ИНТЕГРАЦИИ «АККОРД»

Шамро Е.В. СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ СЕМЕЙ, Стр. ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА С НАРУШЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ СРЕДСТВАМИ АДАПТИВНОЙ ВЕРХОВОЙ ЕЗДЫ Карпенкова И.В. НАВСТРЕЧУ ЗЕМЛЕ: БЕЗОПАСНОЕ Стр. ПАДЕНИЕ КАК МЕТОДИЧЕСКИЙ ПРИЕМ Кац Л.И. ОБУЧЕНИЕ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ С ТЯЖЕЛОЙ Стр. ФОРМОЙ ИНВАЛИДНОСТИ РАБОТАМ НА КОНЮШНЕ, КОНОВОДОМ В ПРОГРАММЕ «ИППОТЕРАПИЯ И ЛЕЧЕБНАЯ ВЕРХОВАЯ ЕЗДА». ТРУДОУСТРОЙСТВО ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ, НЕДЕЕСПОСОБНЫХ.

Попова Е. В. ЛЕЧЕБНАЯ ВЕРХОВАЯ ЕЗДА В СИСТЕМЕ Стр. КОРРЕКЦИОННОЙ РАБОТЫ ШКОЛЫ-ИНТЕРНАТА ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ Коростелева Е.Н. ОСОБЕННОСТИ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ Стр. ГРУДНОГО И МЛАДШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА ПОСРЕДСТВОМ ИППОТЕРАПИИ Квашук И.И.,Мороз Е.А. ИППОТЕРАПИЯ В БЕЛАРУСИ Стр. Уивер А. АМЕРИКАНСКИЙ ЦЕНТР ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ Стр. ВЕРХОВОЙ ЕЗДЫ “HORSES HELP” (ХОРСЭС ХЕЛП) Рябова К. «Ключик к каждой лощади» Стр. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАЦИЕНТОВ БАЗОВОГО И ДРУГИХ РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ ЦЕНТРОВ (РЦ) НА ОСНОВЕ ЛВЕ С ИКС В РФ.

Г.Г.Орлова, И.Е.Лукьянова, А.И. Денисенков, А.А. Дагаева ЦНИИОИЗ, Кафедра профилактической медицины РУДН, Москва Инвалидность означает социальную недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящую к ограничению жизнедеятельности и необходимости социальной защиты.

На 1 января 2011 г года в России насчитывалось 13209 тысяч инвалидов, в том числе 541 тысячи детей-инвалидов в возрасте до лет, получающих социальную пенсию. В 2007 г на очереди для помещения в учреждения для взрослых инвалидов состояли 20, тысячи человек, в учреждения для детей - 0,7 тысячи.

Работали реабилитационных центров для инвалидов молодого возраста (в них проживали 4,3 тысячи человек), 79 домов милосердия (2,3 тысячи человек), 32 геронтологических центра (7,8 тысячи человек). При этом значительное число учреждений для престарелых и инвалидов находились в неудовлетворительном состоянии: 9,4% в аварийном состоянии, 13,4% - в ветхом состоянии, 32,5% требовали реконструкции.

90-е годы были отмечены ростом и детской инвалидности и численности детей-инвалидов. Сохраняется эта тенденция и в последующие годы.

Из графика видно, что численность детей-инвалидов, несмотря на незначительные колебания, остается на достаточно высоком уровне.





Из анализа причин, обусловивших наступление инвалидности доминируют психические расстройства и расстройства поведения (психозы и умственная отсталость), болезни нервной системы (ДЦП). Основные тенденции детской инвалидности сохраняются на протяжении нескольких лет с незначительными изменениями, поэтому для детального анализа был взят 2007 год, когда использовались критерии Международной классификации ограничений жизнедеятельности и социальной недостаточности (МКН). При этом стало возможным осуществлять медико-социальную экспертизу детей в России не только по нозологии, но и по главному нарушению состояния здоровья, а также по ведущему ограничению жизнедеятельности.

В 2007 году общий контингент детей-инвалидов составил 523204 человек. В общем контингенте детей-инвалидов преобладают мальчики – 305569 человек, что составляет 58,4%;

девочек – 217635, то есть 41,6% от общего числа. Общее число впервые признанных инвалидами детей РФ в 2007 г составило 62062 ребенка.

Анализ возрастного состава детей-инвалидов, впервые признанных инвалидами в 2007 г., показал, что общее число до 4 лет 26430;

5-9 лет -14540;

10-14 лет - 12523;

15-17 лет - 8569 (рис. 3.9.).

Доля детей до 4 лет составляет 42,6 %;

5-9 лет - 23,4%;

10-14 лет 20,1%;

15 лет – 4,8%;

16-17 лет – 8,9%. Основная масса впервые признанных инвалидами представлена детьми до 4 лет.

По мере взросления детей число детей-инвалидов в РФ в г. нарастает, достигая максимальных значений в возрасте 10-14 лет, в отличие от 2004 г., когда максимум численности был в 15-17 лет.

Распределение детей-инвалидов в возрасте 0-17 лет по главному нарушению состояния здоровья в Российской Федерации за 2001 2007 гг.

Анализ структуры контингента детей-инвалидов РФ по главному нарушению состояния здоровья позволил установить, что ведущими нарушениями состояний здоровья у детей-инвалидов являются висцеральные и метаболические нарушения и расстройства питания, двигательные нарушения и умственные нарушения, другие нарушения состояния здоровья у детей инвалидов имеют значительно более низкий уровень.

Анализ структуры контингента детей-инвалидов РФ по ведущему ограничению жизнедеятельности позволил установить, что за изучаемый период первое ранговое место занимают ограничения способности адекватно вести себя. Второе ранговое место в структуре контингента детей-инвалидов РФ по ведущему ограничению жизнедеятельности занимают ограничения способности передвигаться.

Третье ранговое место в структуре контингента детей-инвалидов РФ по ведущему ограничению жизнедеятельности занимают ограничения способности общаться с окружающими. Другие ограничения жизнедеятельности у детей инвалидов имеют значительно более низкий уровень от 5,3 (способность действовать руками) до 20, (способность ухаживать за собой). Для наглядности специфики структуры инвалидности по ведущему ограничению жизнедеятельности данные приведены в виде гистограммы.

Структура контингента детей-инвалидов по ведущему ограничению жизнедеятельности в РФ за 2000-2007гг.

В таблице 2 приведены сводные данные по структуре инвалидности с учетом классов болезней, главному нарушению состояния здоровья и ведущему ограничению жизнедеятельности детей-инвалидов РФ в 2007 г.

(уровень на 10000 соответствующего населения) Табл. Классы болезней Главное нарушение Ведущее (МКБ-10) состояния здоровья ограничение (МКН) жизнедеятельности (МКФ) Психические 47, Висцеральные и 47, Способность 74, расстройства и 8 метаболические 6 адекватно расстройства нарушения и вести себя поведения расстройства питания Болезни 42, Умственные 46, Способность 54, нервной 1 нарушения 2 передвигаться системы Врожденные 37, Двигательные 45, Способность 35, аномалии 7 нарушения 2 общаться Из данной таблицы видно преимущество оценки состояния здоровья детей-инвалидов не только по нозологическим единицам, но и по нарушенным функциям. Поскольку позволяет спрогнозировать потребность в конкретных методах реабилитации.

Огромное значение для здоровья, социальной интеграции и формирования личности ребенка имеет его семья. Как правило, подобные семьи нуждаются в комплексных, длительных реабилитационных мероприятиях: со многими видами коррекции:

медицинской, педагогической, социальной. Это обусловлено, как правило, большим числом негативно воздействующих на ребенка и семью в целом социально-гигиенических, медико-демографических и психологических факторов. Важнейшее значение в реабилитации СОВ приобретают программы защиты прав детей-инвалидов и их родителей, очень важны и бесплатные юридические консультации.

Нами был проведен социологический опрос сотрудников базового РЦ, родителей и опекунов пациентов базового и других реабилитационных центров, анализ качества ведения и состояния медицинской реабилитации пациентов РЦ и обобщенной медико социальной характеристики факторов, влияющих на здоровье пациентов РЦ. Особое место в связи с особенностями здоровья пациентов занимал социологический опрос членов их семей.

В результате опроса 300 родителей и опекунов пациентов были получены следующие данные:

Работают по своей профессии только 137 человек, в основном те, у кого есть, кому ухаживать за больным. 163 родственника работают не по профессии, а там, где работа позволяет уделять время их больным детям, или вовсе не работают. Часть семей живут на одну пенсию ребёнка-инвалида.

Некоторые родители вынуждены работать там, где условия позволяют совместить работу с уходом за своим ребёнком, выбирая, при этом род деятельности без учёта имеющегося образования и специальности.

На вопрос об образовании 59 родителей ответили, что имеют среднее и средне специальное образование, остальные 241 были с высшим образованием.

Потребность в надомной работе подтвердили лишь 59 человек, а 191 родителей объяснили, что не могут работать даже дома, человек колебались с ответом.

С помощью опроса чётко высветился круг основных проблем семей с ограниченными возможностями. Это проблемы психологического характера, связанные с ещё неизжитым “советско российским” менталитетом, внушающим ощущение вины и стыда за то, что в семье растёт ребёнок, не такой, как все, с тем, что, как правило, такие родители не знают, или мало знают о том, как надо воспитывать, лечить, учить своего “особенного ребёнка”, отсюда проблемы воспитания и обучения. Серьёзные проблемы создаёт также низкий уровень качества и малодоступность медицинской помощи, начиная от постановки диагноза и оказания необходимой медицинской помощи, диспансерного наблюдения и т.д. до получения более качественной и современной медицинской и реабилитационной помощи.

Ещё одна проблема – недостаточные знания законодательства по правам инвалидов и их семей, нередко не позволяют этим семьям воспользоваться хотя бы теми скромными льготами, которые государство им выделяет. Многие отмечали неисполнение или нарушение законов и нормативных актов со стороны чиновников.

Большие нарекания были высказаны в адрес служб социальной защиты.

Большинство пациентов имеют дополнительные проблемы со здоровьем (фоновые и сопутствующие заболевания). В основном, пациенты и члены их семей недостаточно осведомлены об основных факторах риска развития сопутствующих заболеваний и методах оздоровления. Ограничение физической активности определяет выраженную гиподинамию, характеризующуюся отсутствием регулярных физических нагрузок. Семьи, воспитывающие детей инвалидов, в соответствии с существующей в нашей стране традицией относят к категории высокого социального риска. Однако эта категория не отвечает истинному положению этих семей.

Ограниченные возможности детей-инвалидов, по нашему глубокому убеждению, переходят на семью в целом, таким образом, приводя к формированию семей с ограниченными возможностями (СОВ), в соответствии с современной терминологией - с ограничениями жизнедеятельности.

Усугубляет критическое положение этих семей их тяжелое материальное положение и недостаточное государственное финансирование программ, осуществляющих права и льготы этим семьям.

Анкетирование вместе с устным опросом проводилось также у 60 сотрудников центра. Изначальная цель анкетирования была связана с учебным процессом кафедры профилактической медицины ФПК МР РУДН.

Социологический опрос сотрудников центра реабилитации инвалидов с детства проводился почти одновременно с опросом родственников пациентов центра и преследовал несколько целей. Одна из основных задач этого опроса – определение мотивации сотрудников центра, работающих с тяжелыми пациентами с мало оплачиваемым трудом.

Вторая задача опроса заключалась в стремлении выяснить, совпадают ли оценки сотрудников центра с мнениями родственников пациентов. В результате опроса выяснилось, что большинство сотрудников центра пришли работать в центр из гуманных соображений и ради морального удовлетворения, второй мотив, это профессиональный интерес, и только один пришёл в центр в связи с больным родственником.

Никто не связал своей работы в центре с материальной заинтересованностью. Устный опрос членов коллектива выявил некоторые привлекательные мотивы работы в центре: это возможность творческого подхода к любой из применяемых методик, возможность для каждого из сотрудников осмысливать свою работу, творить, и, под руководством более опытных коллег вносить свой вклад в общее дело.

Были также названы такие факторы, как дружный коллектив и возможности взаимозаменяемости, взаимопомощи в повседневной деятельности.

Заключение.

В настоящее время здоровье детей-инвалидов в Российской Федерации продолжает оставаться серьезной медико-социальной проблемой.

В Концепции совершенствования медико-социальной и психологической реабилитации детей-инвалидов и инвалидов с детства (утв. приказом Минздрава РФ от 25 ноября 2003 г. N 567) отмечено, что Критерии МКН уже не отвечают современным положениям. Там же обращено внимание на то, что в Федеральном Законе «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11.1995 г. N 181-ФЗ нет четкого определения медико-социальной экспертизы детей-инвалидов и инвалидов с детства, а также статей, касающихся как комплексной реабилитации, так и статей об организации жизнедеятельности инвалидов с детства. Более совершенным является Международная классификация функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ), имеющая более адекватные критерии функций и структур организма. Однако, научные исследования в связи с внедрением МКФ в реабилитационную практику единичны. Этим проблемам посвящены дальнейшие исследования авторов статьи.

Литература:

1. Орлова Г.Г., Роберт Н.С., Денисенков А.И. Организационные аспекты комплексной реабилитации детей-инвалидов на основе лечебной верховой езды и инвалидного конного спорта. М., 2004. – 168с.

2. Денисенков А.И., Зубарева Е.И., Лукьянова И.Е., Орлова Г.Г., Отинова Л.В., О современных проблемах инвалидности и инвалидов. 2009. №1. URL:

http://vestnik.mednet.ru/content/view/111/73/ 3. Пузин С.Н., Лаврова Д.И., Дымочка М.А., Золоев Р.В., Ан А.В., Хубутия Б.Н., Бадлецкий А.А. Современное состояние медико-социальной реабилитации // Мед-соц. эксп. и ребил. – 2008. - №2. - С.3-4.

4. Разумов А.Н. Государственная политика в области восстановительной медицины и реабилитации // Материалы Международной научно-практической конференции «Правовые и социально-экономические аспекты медико социальной и профессиональной реабилитации» - М., 2003. – С. 21-25.

5. Распоряжение Правительства РФ от 21.10.2004 г. №1343р «Федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, представляемых инвалиду».

6. Социально-экономические аспекты инвалидности. Под ред.

Ю.В.Михайловой, А.Е.Ивановой. М., 2006.-137с Анализ применения и перспективы развития иппотерапевтических и иппопедагогических идей в России и за рубежом Устинова Елена Владимировна, к.п.н., главный консультант министерства здравоохранения и социального развития Самарской области Культурологический, психологический, педагогический, медицинский интерес к взаимодействию человека с лошадью устойчиво сохранялся в мировой культуре с эпохи античности. Еще Гиппократ писал о ценности и значимости взаимодействия человека с лошадью. Д. Дидро, Д. Локк обращали внимание на лечебные, педагогические и психологические эффекты верховой езды.

В ХХ веке в силу объективных причин научный интерес был сосредоточен на использовании лошади в лечебных целях, возникло новое направление – иппотерапия, в практике комплексной реабилитации детей-инвалидов в учреждениях различного типа и вида.

В большинстве западных исследований (А. Атмаджан, Д.

Беллион, О. Баум, Д. Ларивьер, Э. Макфал, Сюзанна фон Диц, Ш. фон Арбин, Ж. Хофф, М. Шайдхакер и др.) рассматривается влияние взаимодействия человека с лошадью на медицинскую, социальную реабилитацию и адаптацию. В России взаимодействие человека с лошадью получает научное обоснование с 1990-х годов: исследуется влияние иппотерапии на социальную интеграцию и реабилитацию лиц с нарушением опорно-двигательного аппарата (Г.В. Дремова, 1996);

эффективность воздействия занятий с лошадьми на детей с задержкой в развитии (Ю.Н. Жихарева, 2002), с умственной отсталостью (М.В.

Максимова, 2005);

проведен анализ влияния иппотерапии на детско родительские отношения (М.А. Филатова-Сафронова, 2002);

на динамику психического развития при ДЦП, рассмотрены результаты применения средств лечебной верховой езды при реабилитации детей инвалидов (Л.С. Чеснокова, 2005, О.С. Рогов, 2009);

определены возможности повышения социального статуса подростков средствами общения с лошадью (А.А. Силяева, 2008);

исследованы представления о лошади как объекте привязанности у участников иппотерапии (И.И.

Ионов, 2008).

Изучение современных психолого-педагогических материалов позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время продолжается процесс распространения иппопедагогических и иппотерапевтических идей в образовательных и реабилитационных системах разных стран, в том числе в России (А.И. Пахомова, И.Е. Мясоедова, А.М. Моргунов, П.Ю. Бодрова, Ю.А. Слепченко, Р.А. Сафронов, Н.А. Сладкова, В.Д.

Еланская). Однако теоретических и методических работ в этой области чрезвычайно мало.

В связи с этим нами была предпринята попытка осуществить историко-сравнительный анализ использования иппотерапевтических и иппопедагогических идей в России и за рубежом.

Нами были проанализированы этапы зарождения, становления и развития иппотерапевтических и ппопедагогических идей, существующие модели взаимодействия человека и лошади. Наиболее разработанными из них являются: немецкая классическая трехсферная модель, американская четырехсферная модель;

специфичная французская модель.

Модели взаимодействия человека и лошади Немецкая модель Французская модель Педагогика Медицина Психология Спорт Реабилитация Психология Медицина образование Спорт Медицина или ФК Психология образование (РВЕ) Отдых, спорт КВЕ Американская модель Немецкими специалистами впервые были предложены стандарты образования специалистов в области верховой езды (медиков, психологов и т.д.);

четко определены три области ее применения: «медицина», «психология – образование», «искусство верховой езды – спорт»;

разработаны конкретные методики.

Особенность немецкой модели состоит в применении определенных методик в каждой из указанных областей: в медицинской области методика применяется для детей со значительными физическими расстройствами;

в сфере «психология – образование» – для детей с расстройствами поведения или эмоциональными нарушениями;

в области «верховая езда – спорт» – на втором этапе, после освоения одного из предыдущих, методика доступна для детей с различными нарушениями. Проблемы ребенка в данной модели комплексно не рассматриваются, ставятся конкретные цели, выбирается методика воздействия. К каждому ребенку применяется индивидуальный подход на уровне учета «индивидуального дефекта» и особенностей развития.

Четырехсферная модель взаимодействия человека и лошади, разработанная в США, дополнена отдельной формой терапии – развивающей лечебной верховой ездой, появление которой предопределило необходимость применения системного подхода в реабилитации детей-инвалидов.

Системный подход, предложенный американской моделью развивающей верховой езды, основывается на медицинской составляющей, то есть элементы, расположенные на более низком уровне (терапевтический отдых, спорт, вольтижировка, коррекционная верховая езда), подчиняются элементам высшего уровня, в том числе иппотерапии, применение которой рассматривается только с медицинской точки зрения, педагогические аспекты не анализируются, что редуцирует иппопедагогические идеи в модели взаимодействия человека и лошади.

В данной модели расширен круг профессионалов, которые могут работать в этой сфере, кроме того, зафиксированы новые возможности работы с пациентами. Американская модель предполагает участие специалистов различных профессий из сферы здравоохранения и образования, точную оценку оптимального соотношения представителей данных профессий, определяемую особенностями развития конкретного ребенка.

Научное осмысление существующих моделей взаимодействия человека и лошади выявило ряд противоречий. Как отмечает Баррай, анализируя немецкую модель трех областей взаимодействия человека и лошади, люди с различными отклонениями в существующих моделях верховой езды рассматриваются скорее с точки зрения профессионально-специфических единичных аспектов, нежели в своей целостности. Ученый считает, что такая модель скорее тормозит, чем стимулирует: «Об этом можно судить, прежде всего, по следующим признакам: организационная обязательность и нормативная функция, ориентирование на спортивное мышление, фиксирование на традиционной медицинской модели, представляющей лишь одну из моделей социально-научного обоснования теории («навешивание ярлыков»), привязанное к определенным наук

ам мышление вместо междисциплинарного подхода… Бросается в глаза один момент, а именно, что происхождение трех звеньев модели взаимодействия человека и лошади с ее ясными разграничениями разных областей, полученных в результате многолетнего практического опыта и теоретических пояснений, является ни чем иным как зеркалом, отражающим участвующие в ней группы профессий. Поэтому напрашивается вопрос, не руководила ли выводами, в первую очередь, консолидация фактического состояния интересов профессионального характера к (говоря языком социологии) приспособлению трех групп профессий, т.е. равновесию интересов» [2, с. 30].

Французская модель, по нашему мнению, наиболее полно отражает все области взаимодействия всадника и лошади.

По мнению исследователя М. Жолинье [1, с. 39-41], в процессе контакта лошади и ребенка лошадь выступает посредником, даже проводником. Распознание поведения ребенка через поведение лошади может стать отправной точкой в работе, касающейся развития как физических так и психологических возможностей ребенка. Лошадь служит ценнейшим помощником воспитателя, являясь единственным способом оценки импульсов и настроений всадника (в первую очередь это касается детей с расстройствами поведения, аутизмом, психическими отклонениями). При этом ученый считает, что овладение верховой ездой требует определенного обучения, поскольку лошадь – это животное, которым надо управлять, оно может быть опасным. В идеале, в результате обучения навыкам верховой езды всадник должен: понимать свои эмоции (нередко чувство страха, потому что именно в момент посадки на лошадь осознается вся ее сила, вся энергия) и владеть ими (например, контролировать свои жесты);

уметь передавать закодированное обращение (дрессировка лошади) и соответствовать этому сообщению и телом и умом;

уметь воспринимать внешнюю информацию, передаваемую инструктором, сочетая ее с информацией, получаемой от животного;

уметь использовать на практике полученные знания (всадник приобретает умения и навыки).

Таким образом, во французской модели верховой езды осуществляется обучение действием, имеющим специфический характер, поскольку индивидуум непрерывно информируется о последствиях своих действий.

Именно это, на наш взгляд, оказывает положительно воздействие на восстановление (компенсацию) утраченных физических функций ребенка, его психологическое и умственное развитие.

Вместе с этим в ходе исследования был проведен содержательный анализ существующих в мировой практике программ, использующих иппопедагогические и иппотерапевтические идеи, выявлены организационные особенности их реализации.

Было изучено около тридцати программ пяти стран (Германия, Франция, Бельгия, США, Россия). Анализ показывает, что иппотерапевтические и иппопедагогические идеи нашли широкое применение в практике реабилитации, специальной педагогики, образования, в современных концепциях развития физической культуры и спорта.

При этом в России в теории и практике осуществления иппотерапевтических и иппопедагогических идей выявлено сочетание западных (терапевтических) и инновационных российских подходов: в Московской школе (за исключением подготовки спортсменов) их реализация осуществляется как медицинская и коррекционная модель воздействия в работе с детьми, имеющими особые потребности;

в Санкт-Петербурге иппопедагогические идеи рассматриваются с точки зрения потенциала для социальной, физической и психологической реабилитации инвалидов.

Итоги применения программ также свидетельствуют о комплексном воздействии на развитие ребенка. Именно сочетание медицинской, психологической, педагогической и физической составляющей, при применении метода иппотерапии, оказывая комплексное воздействие, позволяют достигать наиболее значимых результатов.

Таким образом, подводя итог проведенному исследованию, можно сделать следующие выводы.

1. Выявленные особенности моделей применения иппотерапевтических и иппопедагогических идей позволяют прогнозировать в ближайшее время дальнейшее развитие и активизацию научной рефлексии в этой области.

2. Наибольшая эффективность применения иппотерапевтических и иппопедагогических идей достигается при применении междисциплинарного подхода.

3. Сравнительный анализ и обобщение опыта осуществления иппотерапевтических и иппопедагогических идей в России и за рубежом свидетельствуют о целесообразности использования их в современной практической работе с различными группами детей.

4. Дальнейшее развитие иппотерапевтических и иппопедагогических идей должно проходить на основе включения их концептуальных положений в программы подготовки специалистов;

обогащения образовательной практики за счет их реализации;

организации международного сотрудничества в области обмена опытом их реализации и научного осмысления.

Литература:

1. Адаптивная (реабилитационная верховая езда) [Текст]: Учебное пособие университета Paris–Nord. Пер. с франц. – М: Московский конно–спортивный клуб инвалидов, 2003. – 200 с. – ISBN 5–93903– 007–6.

2. Barry J. Ethological Basis of Communication Between Man and Horse. Application to therapeutic riding and analysis of the Mechanisms Utilized. [Text]: Ninth International Therapeutic Riding Congress. / Ch. 28, North American Riding for the Handicapped Association Denver, Colorado.

– 1994. – 148 p.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИППОТЕРАПИИ ПРИ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ Климова В.К., Стрелкова Я.А., Климова. М.В., Хренова Т.И., Голдобина О.И., Белгородский государственный национальный исследовательский университет (НИУ «БелГУ»). Белгород. Россия Сахарный диабет (СД) — группа эндокринных заболеваний, развивающихся вследствие абсолютной или относительной (нарушение взаимодействия с клетками-мишенями) недостаточности гормона инсулина, в результате чего развивается гипергликемия — стойкое увеличение содержания глюкозы в крови. В настоящее время более 10 млн. человек в России и 246 млн. человек в мире страдают СД. К 2025 году прогнозируется увеличение этой цифры до 380 млн.

СД I типа (инсулинозависимый) чаще развивается в детском и подростковом возрасте. Несмотря на внедрение современных технологий в практику терапии СД, вопросы компенсации нарушений углеводного обмена и предупреждения развития осложнений диабета остаются актуальными. Умеренные и дозированные физические нагрузки входят в комплекс современного лечения СД, так как они повышают чувствительность тканей к инсулину, усиливая его действие [1,2].

В последнее время иппотерапия становится с популярной среди людей, страдающих этим заболеванием, так как она способствует поддержанию общей физической активности и реабилитации личности [3,4]. Медики выявили определенную закономерность: пульс всадника, даже после недолгой скачки, повышается до 160-170 ударов в минуту, то есть как у спортсмена после забега на 5-километровую дистанцию. Но у всадника не отмечается никаких нежелательных изменений в сердечной мышце.

Установлено, что у больных диабетом во время конных прогулок уровень сахара в крови близок к нормальным показателям [6]. Однако, отношение к использованию метода иппотерапии в физической реабилитации больных сахарным диабетом неоднозначно. При анализе сайтов в сети INTERNET, посвященных лечению этого заболе6вания, отмечена тенденция активного использования метода иппотерапии, хотя согласно данным Международной федерации верховой езды для инвалидов с таким заболеванием существуют определенные противопоказания. Сложность заключается в том, что у детей, больных диабетом и получающих инсулин, уровень сахара в крови отличается неустойчивостью. Он может резко повышаться и резко падать, а при его падении развивается тяжелое состояние — гипогликемия.

Следовательно, во время занятий следует строго контролировать уровень сахара в крови.

Организация исследования. В исследовании приняли участие 10 детей в возрасте от 7 до 13 лет. Стаж заболевания СД 1 типа - от 2 до 8 лет. Курс из 10 занятий иппотерапией проводился в конно спортивной школе БелГУ два раза в неделю. Продолжительность от минут в начале курса до 30 минут по его завершению.

Методы исследования. У детей диагностирована клинико лабораторная или клиническая компенсация проявлений СД. Проведен биохимический анализ крови, включающий определение общего белка (г/л), холестерина (ммоль/л), креатинина (ммоль/л), мочевины (ммоль/л), триглицеридов (ммоль/л). Перед каждым занятием и после него у детей определяли концентрацию глюкозы в крови (показатель гликемии, ммоль/л) глюкометром One Touch Ultra фирмы Johnson & Johnson. Кроме того, определялся ряд физиологических характеристик (состояние вестибулярного анализатора, величина ЖЕЛ, ЧСС до, во время и после занятий). Психологическое состояние оценивалось по опроснику САН (самочувствие, настроение, активность) и с помощью прибора «Психомат».

Результаты и их обсуждение. Известно, что при коротком воздействии оптимальной физической нагрузки в течение 20-30 минут у больных СД наблюдается умеренное повышение содержания инсулина, глюкагона и катехоламинов, что приводит к нормализации содержания глюкозы в крови [5]. В данном исследовании установлено изменение показателей гликемии в ходе занятий (рис.1).

Рис.1. Динамика гликемии (ммоль/л) до и после каждого из 10 занятий иппотерапией Высокий уровень концентрации глюкозы на первых занятиях можно объяснить адаптацией детей к новым условиям, высоким уровнем психологического напряжения. В процессе прохождения курса занятий постепенно происходило снижение показателя гликемии, причем в конце цикла занятий разница в концентрации глюкозы в начале и в конце занятия была статистически достоверной.

Вероятно, кроме выполненных физических упражнений большую роль в этом сыграл и благоприятный эмоциональный фон. Так, по результатам теста «САН» после занятий установлено повышение самочувствия и настроения всадников в среднем на 2 балла, активности – на 1 балл. Отмечена тенденция к улучшению всех психофизиологических показателей.

Из бесед с детьми и их родителями следует, что встреча с лошадью и проведение занятий иппотерапией для детей оказывается предпочтительнее других реабилитационных технологий. Многие планируют продолжать занятия из-за существенного улучшения самочувствия, считая, что главное – это эмоциональная связь с лошадью, которая усиливает лечебный эффект. Некоторые родители отмечали, что доза вводимого инсулина после занятий снижалась.

Следует отметить, что все остальные исследуемые показатели имели тенденцию к улучшению, но эти изменения не были статистически достоверны.

Выводы. Отмечена тенденция к положительным сдвигам ряда исследуемых биохимических и физиологических параметров организма детей с СД ходе курса иппотерапии. Установлено, что занятия приводят к нормализации концентрации глюкозы в крови детей с СД, приводя к улучшению самочувствия, активности и настроения юных всадников.

Литература 1. Артамонова Л.Л., Панфилов О.П., Борисова В.В. Лечебная и адаптивно-оздоровительная физическая культура. Учебное пособие. Часть 2.- Тула, ТГПУ.- 2007.- 213 с.

2. Ермакова Н.Н. Фармакологическая регуляция функционирования прогениторных клеток при экспериментальном сахарном диабете.

Автореферат канд. дис.- Томск: НЦ СО РАМН.- 2009, 19 с.

3. Климова В.К., Посохов А.В., Лукьянов Н.А. Теоретические основы использования иппотерапии в процессе физической реабилитации.- Белгород: Политерра, 2008.-75 с.

4. Роберт Н.С. Эффективность комплексной реабилитации пациентов с ограниченными возможностями на основе лечебной верховой езды и инвалидного конного спорта.- М.: 2005.-275 с.

5. Сахарный диабет у детей и подростков: Руководство для врачей / Дедов И.И., Кураева Т.Л., Петеркова В.А.. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - 160 с 6. (.http://www.horseland.ru/clauses/index.php?id=66) СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД В РАЗВИТИИ МОТОРНОГО ВОСПРИЯТИЯ МЕТОДОМ ИППОТЕРАПИИ У ДЕТЕЙ С ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ Ионатамишвили Н.И., Саганелидзе Х.З., Лория М.Ш., Авалиани Л.Н., Ушверидзе И.Т.

Научно-исследовательский институт Государственного Университета Ильи Реабилитационный центр «Райдмед»

г. Тбилиси, Грузия Детский церебральный паралич (ДЦП) является патологическим заболеванием связанным с воздействием на организм ребенка различных вредоносных факторов (травм, инфекций, экзо- и эндогенных интоксикаций, гипоксической или ишемической гипоксий, сахарный диабет и многие др.), пре-, перинатальном или раннем постнатальном периоде жизни и выражается в различных формах, сочетаниях и интенсивностях двигательных, чувствительных нарушений, в ряде случаев отставаний психического развития и различных судорожных разрядов, а также непроизвольных движений.

У детей с церебральным параличом в первые годы постепенно формируются двигательные навыки для будущей жизни без осознания социальной значимости имеющегося дефекта. Формирование этих навыков происходит путем адаптации к имеющемуся двигательному дефекту. В данный период жизни у ребенка не наблюдается желание напрячь волю и по возможности подчинить или замаскировать дефект в общей картине поведенческого акта. Следует отметить, что нарушение моторики может ограничивать и познавательную активность ребенка, движение головы глаз, пальцев рук, т.е.

зрительное и перцептивное поведение и т.д. Последнее в значительной степени ограничивает познавательную деятельность ребенка, что является дополнительной причиной отставания его умственного развития, т.е. развивается вторичная умственная отсталость.

В нашем случае, двигательные нарушения являются основными и ведущими симптомами, которые ограничивают и затрудняют развитие самостоятельного передвижения и навыков самообслуживания, это ставит больного ребенка почти в полную зависимость от окружающих, что в свою очередь, способствует формированию у них пассивности и безинициативности и тормозит в дальнейшем становление мотивационной сферы. Как известно, нарушение моторики у данных детей встает на пути формирования рутинных поведенческих навыков и в большей или в меньшей степени искажает не только внешний вид ребенка, но что главное и ценное, коэффициент его двигательной активности. Пассивность ребенка, как правило, приводит к расхождению между формированием жизненно необходимых поведенческих навыков и эффективностью развития со стороны двигательной сферы. Это происходит потому, что больной не в состоянии оценить отрицательной социальной значимости существующего у него двигательного дефекта, т.е. уровень его социального сознания (здесь сделаем скидку на детский возраст), не дает возможности не только максимального, но и оптимального использования пластичного и, следовательно, неисчерпаемого резерва возможностей его головного мозга, т.е. ребенок идет по степени наименьшего сопротивления. Поэтому волею судьбы ребенок приспосабливается к дефекту, а не наоборот.

Исходя из вышеизложенного, в лечении детей с церебральными параличами основную психологическую роль должна играть методика, которая сможет преодолеть барьер еще социально несформировавшейся личности путем перестановки позиций поведенческой активности к имеющемуся дефекту.

Поэтому физическая реабилитация детей с церебральным параличом требует своевременного и своеобразного подхода, т.к. при данной патологии необходимого подхода, т.к. при данной патологии необходимо раннее включение компенсаторных способностей в наиболее пластическом периоде развития головного мозга с целью их максимального и своевременного использования. Однако, уровень социального сознания больного ребенка не дает возможность не только максимально, но и оптимально использовать резервные возможности его головного мозга.

Проанализировав все имеющие методы в реабилитационной рубрике (медикаментозный, немедикаментозный, физические и др.) пришли к заключению, что такими факторами по нашим данным обладает лечебная верховая езда или иппотерапия (И.Т.), включающая на самом высоком мотивационном уровне два психологически противоположных фактора – очень желаемое с очень пугающим.

Иными словами, во время реабилитации соприкасаются два живых существа, и характеры, импульсивность, эмоциональность – лошади и ребенка, что дополняется опасностью падения с лошади и огромной неуверенностью в себя последнего перед огромным животным, что создает очень прочную основу для внутренней мобилизации больного.

При этом значительным является тот факт, что ребенок регулирует все подсознательно, посредством перманентного возбуждения центров торможения (во время занятий И.Т.), что обусловлено феноменом страха. Данная концепция впервые была определена академиком Чхиквишвили Ц.Ш. (2).

Особенность И.Т. заключается в том, что больному ребенку необходимо освоить езду на лошади и одновременно добиться баланса с подавлением помех, которые возникают в этом процессе со стороны патологически неадекватно организованной двигательной сферы.

Поэтому ребенку для того чтобы удержаться верхом на лошади, необходимо синхронизироваться с ее движениями на различных аллюрах, причем импульсы идущие со спины лошади в свою очередь вызывают у ребенка двигательные ответные реакции.

В связи с этим нашей целью являлось установить роль и место иппотерапии в системе физической реабилитации для выявления ее эффективности в отношении корригирования двигательных дефектов.

Поставленная цель выявила следующие задачи:

- выявить сравнительную характеристику различных методик И.Т. и лечебной гимнастики;

- для детей со спастическим синдромом добиться перестройки, улучшения и обогащения двигательных навыков;

- для детей с гиперкинетической формой максимально мобилизуя волевую деятельность, подчинить и приспособить существующие насильственные непроизвольные движения к необходимым двигательным навыкам;

- обосновать целесообразность применения И.Т. для максимального использования имеющихся резервных возможностей детей, для достижения интегрирования перцептивных и поведенческих навыков ребенка.

Большое значение приобретает динамика наблюдений за 50 в возрасте от 3 до 14 леттдетьми с различными формами церебрального паралича реабилитация которых проводилась на ипподроме в течение года 3 раза в неделю. Для проведения занятий подбирались спокойные, терпеливые лошади, не реагирующие на неумелые, хаотичные движения ребенка, которые готовились берейтерами. Детей сажали на лошадь поочередно вначале на 5 минут (постепенно увеличивая время 10-15 минут), с последующим отдыхом, за одно занятие 2-3 раза. Во время И.Т. использовали одну лошадь для 4-6 больных детей. Вначале применяли вольтижировочные, а затем рабочие седла. В помощь больному ребенку лошадь водили на корде. Курс лечения в среднем 2 3 месяца. Эти дети входили в основную группу. В контрольную группу также входило 50 детей в том же возрасте, которые занимались ежедневно 90-120 минут лечебной гимнастикой (ЛГ) по методике B.

Bobath (3).

С целью определения двигательных функциональных возможностей больных детей проводили исследования по разработанным нами тестам, основанным по балльной системе оценки.

Обследования детей проводились из тех положений или возможностей, которые сохранились в момент обследования детей:

- спастичность мышц оценивали по 3 балльной системе;

- интенсивность гиперкинезов – по 5 балльной;

- двигательную активность на лошади – по 4 балльной;

- статико-локомоторную активность - по количеству полученных баллов.

Обследования, проведенные у детей до лечения, дали возможность осуществить индивидуальный и дифференцированный подход при занятиях И.Т.

Реабилитационный комплекс разделили на этапы – подготовительный и основной. В подготовительный этап, до начала занятий лечебной верховой ездой, детей знакомили с конюшней, с лошадью на которой ребенок будет сидеть, с ее строением, аллюрами (шаг-рысь-галоп), кормлением, уходом за ней. Детей сажали на лошадь при страховке персонала, поддерживая ребенка с двух сторон независимо от тяжести и формы поражения. В дальнейшем, если позволяла патология двигательной сферы и возможности больного, страховка проводилась с одной стороны и со временем постепенно без поддержки. Необходимо отметить, что страховка проводилась не только исходя из нарушений моторики, но и для психологической подготовки ребенка, при освоении другого незнакомого живого существа – лошади.

Разработанные нами оценочные шкалы по балльной системе дали возможность определить эффективность И.Т.

Так как у ребенка постепенно формируются новые необходимые двигательные навыки (паттерна) и главное при этом достигается частичное игнорирование имеющегося дефекта.

Таким образом, больной ребенок предпочитает общение с лошадью, романтический и эстетический ореол которой обладает необыкновенной притягательной силой. Но, еще один немаловажный фактор, который в значительной степени предопределяет успех от проведенной реабилитации - это высокая мотивация - желание, т.к.

такой психологический настрой лежит в основе целеустремленной работе ребенка. А с другой стороны взаимодействие пациента и лошади, обусловленное биомеханикой верховой езды. Как известно, туловище всадника при верховой езде на шагу лошади выполняет те же движения, что и при ходьбе, т.к. функцию ног всадника берут на себя конечности лошади. Ноги всадника автоматически «выключаются» из антигравитационной системы и при этом позвоночник непосредственно контактирует со спиной лошади и центры тяжести всадника и лошади на различных аллюрах должны совпадать, и все это создает необходимые условия для ребенка сесть в правильную позу всадника, т.к. «Язык» тела является единственным «путеводителем» ребенка. Причем различные лошади, что зависит от породы в силу разной длины шага по иному совершенно отлично воздействуют на всадника, вырабатывая тем самым повышенную внимательность и способность к концентрации на «живом тренажёре».

Выработанная посадка, в свою очередь, дает возможность правильного удержания головы по отношению к туловищу, в результате происходит уменьшение тонуса мышц плечевого пояса, плечо становится в положении отведения, что влечет за собой расслабление мышц паретичной руки и улучшает манипуляторную функцию рук, что в дальнейшем позволяет управлять поводом, а также различными предметами.

Во время И.Т. ритмичные колебания идущие со спины лошади, смена аллюров, а особенно применение стремян ведут к постепенному нарастанию разведения бедер, что стимулирует снижение тонуса мышц бедра, голени и стопы, на основании чего стопа постепенно начинает принимать приближенное к норме среднефизиологическое положение. Работа на шагу лошади обеспечила в процессе занятий посылку импульсов правильного движения туловища в ЦНС, что дало возможность в конечном итоге воспитания и формирования правильных двигательных навыков максимально приближенных к норме. Тем самым стимулируя адекватные ответные рефлекторные реакции сохранения равновесия через вестибулоспинальные и через мозжечковые системы, положения головы и изменения тела в пространстве. Дифференцированные движения у больного ребенка на лошади, формировались под контролем зрения, слуха, тактильной, мышечной и вестибулярной систем. Тонкие движения руками формировались реципрокными согласованными движениями при упражнении поводом лошадью, требующих симметричных координированных движений.

С переходом на аллюр-рысь у ребенка еще более усиливается страх падения с лошади, что заставляет его подсознательно максимально активизировать все свои возможности и направить их на удержание равновесия в седле, что в конечном счете мобилизует волевую деятельность ребенка. Поэтому ребенок в процессе реабилитации постепенно начинает сознательно ставить для себя определенную цель, т.е. появляется соотношение реальных действий и полученных результатов, на основе чего возникает самоконтроль, т.к.

это взаимозависимый процесс построенный на обратной биологической связи - biofeedback. В конечном итоге больной ребенок поднимается над своей собственной обусловленностью, наперекор внешним обстоятельствам, т.е. психо-физическому состоянию, преодолевая ее – «трансцендируя».

Примером может служить тот факт, что сразу же после нагрузки на лошади, при ходьбе ребенок в течение нескольких секунд сохраняет координированные движения. Дети подсознательно первые минуты ходьбы имитировали темп и ритм шага лошади не «чувствуя»

и временно «забывая» те патологические дефекты, которые мешают им выполнять в остальное время правильную ходьбу, здесь срабатывает закон импритинга (первое впечатление).

В том числе И.Т. содержит в себе необыкновенно удачную комбинацию – огромный запас положительных эмоций, большой объем физической нагрузки, а также возможность успешного искоренения социальной изоляции детей с церебральным параличом.

Это происходит потому, что срабатывает личностная позиция, установка больного ребенка, т.е. его внутреннее состояние во время езды на лошади, его соподчинения колебаниям, идущим от ее спины, и выполнения физических упражнений из различных и.п. – лежа на спине, животе, вдоль, поперек, четвереньках, сидя, стоя в стременах, осознанно, но с преодолением патологически развитой моторики.

Таким образом, в процессе реабилитации ребенок старается сравнительно меньше зависеть от имеющихся двигательных дефектов, т.к. формируются более тонкие координированные двигательные навыки, а в целом более сложные поведенческие комплексы.

Необходимо отметить, что желаемое, пугающее и действительное, как основные моменты исходного противоречия мотивации, составляют, вместе с тем, глубоко единое целое.

В заключении можно сказать, что контакт с живым существом и реабилитация с его помощью, вынуждает больного ребенка осмысливать собственные действия не только на лошади, но и в бытовой деятельности, тем самым радикально изменяя социальный статус на определенном этапе своего развития. Это подтверждено нашими многолетними наблюдениями, которые свидетельствуют о том, что лечебная верховая езда дает значительно больший эффект, т.к.

является активным методом физической реабилитации детского церебрального паралича, применяемой с раннего возраста с целью своевременного формирования наиболее адекватных двигательных навыков. Необходимо отметить тот факт, что активная деятельность ребенка объясняется культом лошади, как древнейшего верного друга человека. Поэтому восхищаются ею, тянутся к ней, одни подсознательно, другие сознательно, чувствуя стремление обратиться к ней в трудные моменты жизни.

Следовательно, потенциальные возможности двигательной сферы у больных детей после реабилитации И.Т. становятся более свободными и многогранными, что вызвано в конечном итоге сознательно исполнительной стороной деятельности ребенка.

4 Основная 3,5 Контрольная 2, 1, 0, 1 2 3 4 Рис. 1. Показатели изменений гиперкинезов лица, туловища, конечностей в процессе реабилитации И.Т.

Основная 2, Контрольная 1, 0, 1 2 3 4 Рис. 2. Результаты исследований спастического синдрома по баллам при ДЦП в динамике лечения Гиперкин.

Спастика 1 2 3 4 Рис. 3. Изменение показателей двигательной активности детей верхом на лошади Литература 1. Цверава Д.М., Цагарели Л.С. Райттерапия в системе физической реабилитации. Мат. II съезда по ЛФК/Москва, 1986, с. 3-8.

2. Чхиквишвили Ц.Ш., Жоржоладзе Т.К., Качарава Н.Д. и др.

Верховая езда в лечении некоторых форм ДЦП. В кн.: Мат.. II съезда по ЛФК/Тбилиси, 1986, с. 46-48.

3. Bobath B. The early treatment of cerebral palsy. Develop. Med. Child.

Neurol., 1967, vol. 9, nr. 24, p. 373-390.

4. Heiperitz W. Therapeutic Riding, Kosmos Verlog, Stutgard., 1989, s.

55-65.

5. Kellogg W.G., Cruk B. Aspects and answers. A manual for therapeutic Horsback Riding programs. Chepp. Certre. 1988, p. 1-183.

6. Swift S. Centered Riding Heinemann Kingswood. London, SW. 3. CRR, 1988, p. 1-198.

ВТОРИЧНАЯ ПРЕВЕНЦИЯ С ПРИМЕНЕНИЕМ ИППОТЕРАПИИ (РАЙТТЕРАПИИ) ПРИ НЕКОТОРЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА Рухадзе М.М. доктор мед. наук, профессор Тбилисский Государственный Медицинский Университет. Тбилиси.

Грузия.

В 2000 году ВОЗ официально объявил о начале всемирной декады, посвященной костно-мышечной патологии (The Bone and Joint Decade 2000-2010). Было отмечено, что основные медико-социальные и экономические проблемы общества связаны с остеопорозом, остеоартрозом, болями в нижней части спины, ревматоидным артритом и травмами опорно-двигательного аппарата. Согласно рекомендациям ВОЗ, всемирная кампания должна быть направлена на активацию исследований по диагностике, профилактике и лечению этих состояний, улучшению информации пациентов о проблемах этой патологии. По нашему глубокому убеждению заданный вопрос по сей день остается актуальным.

По данным ВОЗ остеохондрозом позвоночника и заболеваниями суставов страдают 40-80% всемирного населения.

Среди заболеваний суставов на артроз тазобедренных суставов приходится 39-48,5%.

По эпидемиологическием данным остеохондроз позвоночника занимает 1-е место среди всех хронических болезней. Заболевание встречается как среди лиц физического труда, так и у работников умственного труда. Больные остеохондрозом позвоночника составляют более 50% от всех пациентов с патологией позвоночника и более 30% от всех пациентов неврологических отделений.

Рефлекторные болевые синдромы составляют около 85% болевых проявлений остеохондроза, а компрессионные (радикулопатии) около 15%. Наиболее часто встречается остеохондроз поясничного отдела позвоночника (55-60%) и шейного отдела позвоночника (20-25%).

Остеохондроз грудного отдела позвоночника, как самостоятельное заболевание, встречается значительно реже. Необходимо отметить, что за последние годы остеохондроз позвоночника значительно «помолодел». Диагноз «подростковый остеохондроз» встречается от 15 до 20 лет и даже более в раннем возрасте. Инвалидность, вызванная остеохондрозом позвоночника, составляет 36%, а коксартрозом - 24 36%. В то же время своевременное лечение и превенция является эффективным методом с благопрятным прогнозом.

Необходимо отметить, что часто имеется сочетание остеохондроза позвоночника с коксартрозом. Именно этим объясняется выявление нами начальных форм коксартроза, когда болезненность в суставах слабо выражена, однако имеются другие клинические и рентгенологические симптомы, подтверждающие диагноз I и II степени коксартроза.

Целью работы являлось установление эффективности вторичной превенции у больных с остеохондрозом позвоночника и артрозом тазобедренных суставов, которым проводилась реабилитация физическими методами с использованием иппотерапии.

Представленные в работе исследования проводились с 1989 по 1999 годы над больными с остеохондрозом позвоночника разных локализациий и с 2004 по 2008годы над больными с начальными стадиями коксартроза.

Результаты исследований основаны на анализах данных пациентов с шейным, грудным и поясничным остеохондрозом позвоночника, среди них 160 женщин и 180 мужчин, в возрасте от до 62 лет и 128 больных коксартрозом I и II стадий, в возрасте от 18 до 56 лет, а также 30 здоровых женщин того же возраста, которым проводились биомеханические исследования тазобедренных суставов с целью сравнения с биомеханическими данными больны с коксартрозом.

Больным с рефлекторными синдромами остеохондроза позвоночника в подострой и в фазе ремиссии физическая реабилитация проводилась методами аппаратной физиотерапии, массажем и лечебной гимнастикой (кинезотерапией) c последующим подключением иппотерапии (I основная группа, 195 больных), только иппотерапией (II основная группа, 50 больных) и лечебной гимнастикой, массажем и аппаратной физиотерапией (Ш контрольная группа, 95 больных).

Больные с начальными стадиями коксартроза были разделены на 2 группы: больным основной группы (А когорта - 40 больных) проводилась только иппотерапия и больным контрольной группы (Б когорта -93 больных) проводились процедуры лечебной гимнастики, массажа и мануальной терапии.

Исследования проводились до лечения, после 3-х месячной реабилитации и через 1 год реабилитации с целью установления эффекта вторичной профилактики при обеих нозологиях, а также через 3 и 5 лет при остеохондрозе позвоночника, получая результаты методом опроса.

Методами исследования при остеохондрозе позвоночника являлись:

• общие клинические исследования – субъективные и объективные параметры с установлением эффективности лечения, определением частоты и продолжительности обострения, степени клинической картины и типа ремиссии (по критериям Коган О.Г. и соавт., 1983) • функциональные тесты для определения амплитуды движения различных отделов позвоночника и для определения силы и тонуса мышц позвоночника • рентгенологические исследования позвоночника в двух проекциях по методике Майкова-Троганова (Косинская Н.С.,1961) • определялась общая физическая работоспособность пациента по тесту PWC Методами исследования при коксартрозе являлись:

• общие клинические исследования – субъективные и объективные параметры определялись по модифицированной нами карте И.Л. Пшетаковского (2004) и оценивались по бальной системе • рентгенологическое исследование тазобедренных суставов с использованием классификации J.Kellgren and J.Lawrence (1957).

• функционально-инструментальные исследования тазобедренного сустава, в частности, гониометрия сустава и динамометрия с определением силы и пикового времени (время достижения максимального напряжения в мышцах) мышц бедра.

• биомеханическое исследование тазобедренного сустава по разработанному нами оптическому методу, проводя киносъемку с последующим компьютерным анализом и построением биомеханических кривых на различных аллюрах лошади. Оценка эффективности иппотерапии проводилась по разработанным нами критериям оценки биомеханической кривой (количество колебательных волн биомеханических кривых, высота и ширина волн, диапазон угла движения тазобедренных суставов) при различных аллюрах лошади (2,3,4).

Предварительные исследования биомеханических кривых тазобедренных суставов здоровых женщин и больных коксартрозом показали достоверное различие между параметрами этих кривых, в частности, по количеству волн (р0,001), размерам их высот (р0,001) и ширине (р0,001) (см. Рис 1). Этот факт позволил использовать биомеханические кривые тазобедренных суставов как информативный критерий для разработки методики иппотерапии и для оценки эффективности лечения в процессе реабилитации посредством иппотерапии.

Рис.1 Сравнение биомеханических кривых здоровой и больной коксартрозом женщин на шагу лошади Обоснованием подключения иппотерапии в реабилитацию пациентов с рефлекторными синдромами остеохондроза позвоночника и начальными стадиями коксартроза служит сущность самой иппотерапии. Известно, что ее воздействие на организм основано на психологических и биомеханических факторах воздействия. Ведущим фактором при остеохондрозе позвоночника является биомеханический фактор, хотя мы не уменьшаем достоинство психологического воздействия метода.

Методика иппотерапии: была разработана нами в 1992 1993гг по периодам иппотерапии. Однако для проведения иппотерапии важны вопросы подбора лошади и их снаряжения;

форма, место и персонал для проведения процедур.

Для безопасности, а также для достижения максимального лечебного эффекта нами использовались лошади 8-10 лет, дрессированные, со спокойным характером и с мягкой рысью.

Процедуры проводились на корде или без нее, если пациент владел навыками управления лошадью. Процедуры проводились инструктором по иппотерапии, который разбирается в данной патологии и двумя вспомогательным персоналом, обеспечивающих безопасность пациента.

В начале курса иппотерапии использовалось вольтижировочное седло, а позже учебное (спортивное).

Вольтижировочное седло широкое, без стремян, пациент сидит глубже и большей поверхностью тела соприкасается с седлом. Всадник удерживает себя на лошади балансом и прижатием бедер и колен к торсу лошади. В этот момент сильно нагружаются приводящие мышцы бедра, подвздошно-поясничная, грушевидная мышцы и мышцы разгибатели позвоночника и брюшного пресса.


В начале курса иппотерапии процедуры проводились с целью развития баланса и правильной посадки на лошади. Для этого корректировалась неправильная посадка (поза), вызванная различными стато-динамическими нарушениями при остеохондрозе позвоночника, и давались элементарные гимнастические упражнения, с помощью которых легче достигается развитие баланса. После развития баланса пациента сажали на учебное седло, которое способствует развитию мышечного корсета вокруг позвоночника и мышц бедра и поясничного пояса, одновременно нагружая тазобедренный и коленный суставы.

Примерная процедура в начале курса иппотерапии:

вольтижировочное седло;

на шагу лошади даются элементарные упражнения для верхних и нижних конечностей и торса в течении 10 15мин, затем 3-5мин дается учебная рысь;

этот комплекс повторяется 2-3 раза в процедуре иппотерапии;

общая продолжительность процедуры 25-30мин;

при необходимости можно сделать перерывы, спуская пациента с лошади.

Методика иппотерапии при коксартрозе обусловлена двумя факторами: I - поза пациента находясь верхом, когда тазобедренные суставы нагружаются преимущественно в изометрическом режиме, равномерное распределение нагрузки на оба тазобедренных сустава и щадящий режим, так как давление на суставы при этом уменьшается, и II – движения, которые выполняются в этой специфической позе при развитии баланса при разных аллюрах лошади развивает мышцы торса и нижних конечностей, тем самым увеличивается тонус и сила мышц, в тканях улучшается трофика и в результате повышается функция тазобедренных суставов.

Полученные результаты реабилитации больных остеохондрозом позвоночника. Динамика субъективных, объективных, функциональных (мобильность всего позвоночника, тонуса и силы мышц, поддерживающих позвоночник и функционально с ним связанных, а также объема движений суставов) данных при шейном, грудном и поясничном остеохондрозе позвоночника, показали положительную динамику во всех трех группах, но достоверно лучшие результаты получены в I и II группах, чем в III.

Улучшение результатов отмечались как количественного (уменьшение количества симптомов), так и качественного характера.

Однако, не отмечалось различие между результатами I и II групп, что указывает на идентичность результатов, т.е. лечебный эффект достигнутый этапным, комплексным лечением (аппаратной физиотерапией, массажем, лечебной гимнастикой и иппотерапией) идентичен с лечебным эффектом, проведенным только иппотерапией.

Это указывает на то, что иппотерапию (по показаниям) можно применить как самостоятельный метод лечения, оказывая комплексное воздействие, точнее одновременно воздействуя на несколько патанатомических субстратов при остеохондрозе позвоночника (1).

Результаты полученные через 1 год после 3-х месячной реабилитации: В течение этого года больным давали рекомендации:

для I группы – специальные упражнения в домашних условиях, ежедневно, и в неделю 1 раз самостоятельная верховая езда в течение 45-60 мин. Для II группы - самостоятельная верховая езда 1-2 раза в неделю по индивидуальной методике продолжительностью 60-90 мин и для III группы – специальные упражнения в домашних условиях.

Результаты исследований показывают положительную динамику и длительное сохранении достигнутых результатов реабилитации (в течение 1 года), в частности, уменьшились или вовсе исчезли рефлекторные симптомы, были отмечены укрепление и усиление мышечной системы, увеличение объема движений, а также повышение общей физической работоспособности пациента.

Отдаленные результаты были изучены также методом опроса в конце 3 и 5 лет после реабилитации. Изучались частота, характер и продолжительность обострений, степень проявления клинической картины и характер ремиссий (см. Таблица № 1).

Как видно из таблицы уменьшается интенсивность и продолжительность обострений заболевания, нормализуется клиническая картина или переходит в легкую степень проявления и преимущественно развивается полная ремиссия.

Полученные результаты реабилитации больных с I и II коксартроза: по субъективным, объективным, гониометрическим, динамометрическим, антропометрическим и биомеханическим параметрам, достоверно выше лечебный (реабилитационный) эффект получен в группе, где пациенты занимались иппотерапией, чем в группе, где реабилитация проводилась лечебной гимнастикой, массажем и мануальной терапией.

Статистические данные динамики реабилитации больных с I и II степенью коксартроза через 1 год реабилитации показывают стабильность почти всех клинико-функциональных параметров (см.

номограммы 1,2,3,4.).

Таблица #1 Отдаленные результаты реабилитации больных остеохондрозом позвоночника Продолжительно Степень проявления Частота обострений Характер ремиссии сть обострений клинической картины Неполная Кол во Бол группы ь ные ные редкие частые полная ных частоты исследования Средней I степени 0 степени II степени Типа В Типа А III степени отмечаются Обострения не Кратковремен Продолжитель I 195 48 71 35 Пер- 107 88 35 92 68 51 88 вич II 50 10 27 10 4 29 21 7 28 9 14 22 рI_II III 95 21 44 15 15 55 40 16 49 30 24 44 данные) р II_III Не отмечалась р I_III До лечения (исходные Все 340 79 142 60 31 191 149 58 169 107 89 154 го I 185 0 16 25 144 7 16 144 24 12 5 135 30 II 46 0 2 6 38 0 2 38 6 2 0 38 6 р I_II III 88 7 14 23 44 12 32 43 23 20 2 44 32 лечения р II_III 0,002 0,001 0,002 0, р I_III 0,001 0,001 0,001 0, Через 1 год после всего 315 7 32 154 226 19 50 225 53 34 7 217 68 *_ означает разница недостоверна, статистические исследования проведены 2 (хи-квадрат) критерием Таблица #1 (продолжение I) Отдаленные результаты реабилитации больных остеохондрозом позвоночника Продолжительно Степень проявления Частота обострений Характер ремиссии сть обострений клинической картины Неполная Кол-во Боль группы ных ные ные редкие частые полная исследования I степени 0 степени II степени Типа В Типа А III степени отмечаются Обострения не Кратковремен Продолжитель Средней частоты I 165 0 12 20 133 6 26 133 20 12 0 133 20 II 34 0 2 5 27 0 3 27 5 2 0 27 6 р I_II III 72 16 18 24 14 20 38 26 8 28 10 26 38 р II_III 0,002 0,001 0,001 0, лечения р I_III 0,001 0,001 0,001 0, Через 3 года после всего 271 16 32 49 172 26 67 186 33 42 10 186 64 I 142 6 8 16 112 6 24 112 16 10 4 112 26 II 27 0 1 4 22 0 2 22 4 1 0 22 4 рI_II III 57 14 16 14 13 20 24 13 14 22 8 13 26 лечения р II_III 0,05 0,001 0,02 0, р I_III 0,001 0,001 0,001 0, Через 5 лет после sul 226 20 25 34 147 26 50 147 34 33 12 147 56 *_ означает разница недостоверна, статистические исследования проведены 2 (хи-квадрат) критерием Таблица 1 (продолжение II) Отдаленные результаты реабилитации больных остеохондрозом позвоночника Продолжитель Степень проявления Характер Частота обострений ность клинической ремиссии обострений картины неполная исследования Кол-во группы Боль ных ся ные Сред.

ния не полная Ред-кие времен Кратко Час-тые частоты тельные Обостре I степени 0 степени II степени Продолжи отмечают Типа В Типа А III степени Разница между - до и 195-185 0,001 0,001 0,001 0, через 1 год лечения (р) Разница между – через 1 I 185-165 и 3 года лечения (р) Разница между –через 3 165-142 и 5 лет лечения (р) Разница между - до и 50-46 0,001 0,001 0,001 0, через 1 год лечения (р) Разница между – через 1 46- II и 3 года лечения (р) Разница между –через 3 34-27 и 5 лет лечения (р) Разница между - до и 95-88 0,001 0,001 0,001 0, через 1 год лечения (р) Разница между – через 1 II 88-72 0,002 0,02 0,001 и 3 года лечения (р) I Разница между –через 3 72-57 0,001 0, и 5 лет лечения (р) *_ означает разница недостоверна, статистические исследования проведены (хи-квадрат) критерием Номограмма №1. Активное сгибание – до лечения, после месяцев лечения и через 1 год лечения когорта I;

стадия I когорта I;

стадия II Активное сгибание – до лечения, после 3 месяцев лечения и через год лечения когорта II;

стадия I когорта II;

стадия II Номограмма №2. Динамика силы приводящих мышц бедра в период реабилитации Сила мышц сгибателей - до лечения, после 3 месяцев лечения и через 1 год лечения когорта I;

стадия I когорта I;

стадия II когорта II;

стадия I когорта II;

стадия II Номограмма № 3. Динамика пикового времени сгибателей бедра в период реабилитации Пиковое время мышц сгибателей - до лечения, после месяцев лечения и через 1 год лечения когорта I;

стадия I когорта I;

стадия II когорта II;

стадия I когорта II;

стадия II Номограмма №4. Динамика силы разгибательных мышц бедра в период реабилитации Сила мышц разгибателей- до лечения, после 3 месяцев лечения и через 1 год лечения когорта I;

стадия I когорта I;

стадия II когорта II;

стадия I когорта II;

стадия II Анализы полученных результатов указывают о достоверной эффективности иппотерапии как метода реабилитации, так и вторичной превенции. По нашим наблюдениям эффективность обусловлена тем воздействием, который исходит из самой лошади и ее различных аллюров. Мы постарались разделить эти воздействия на общие и локальные.

Общее биомеханическое воздействие иппотерапии осуществляется колебаниями, которые исходят со спины лошади и оказывают как общее, так и локальное воздействие на организм больного;

создание новой гравитационной системы, которая способствует развитию новых постуральных рефлексов и расширение проприоцептивной афферентации с последующим развитием нового двигательного стереотипа.

Локальные, специальные биомеханические воздействия иппотерапии при остеохондрозе позвоночника: колебания исходящие со спины лошади оказывают воздействие на позвоночно двигательный сегмент (ПДС) и способствуют централизации децентрированных пульпозных ядер, улучшают кровообращение в окружающих ПДС тканях, вызывают декомпрессию нервных корешков и кровеносных сосудов;

разный аллюр лошади вызывает чередование изометрических и изотонических мышечных сокращений, тем самым воздействуя на все мышечные группы позвоночника и способствуя созданию мышечного корсета вокруг позвоночника;

особый двигательный режим при иппотерапии улучшает кровообращение в суставах позвоночника и конечностей, тем самым оказывая противоартротическое воздействие на них.

При коксартрозе механизмом воздействия иппотерапии является улучшение кровообращения, а затем и обмена веществ в тазобедренных суставах, тем самым развивая ткани сустава, мышц бедра и поясничного пояса, а в сумме оказывая противоартротическое воздействие.

Таким образом, иппотерапия является эффективным методом реабилитации и вторичной превенции при остеохондрозе позвоночника и начальных стадиях коксартроза;

ее можно применять как в комплексе с другими физическими методами, так и самостоятельно, в виде монотерапии.

Список литературы:

1. Рухадзе М.М. Райттерапия в системе физической реабилитации остеохондроза позвоночника. Автореферат на соискание ученой степени доктора медицинских наук, Тбилиси 2001г. 96ст.

2. Т.Нареклишвили, М.Рухадзе, К.Моисцрапишвили.Биомеханика тазобедренного сустава у пациентов с ограниченными возможностями при райттерапии.

Мат.Межд.конференции «Синдром дефицита внимания.гиперактивности и моторные, поведенческие, социальные нарушения (диагностика, превенция, лечение и реабилитация)» Известия Академии наук Грузии, сер.биол.А, 2007,33,стр.57-62.

3. Т.Нареклишвили.Применение райттерапии с целью физической реабилитации больных коксартрозом I и II степени.Резьюме диссертации, представленной на соискание академической степени доктора медицины, Тбилиси, 2009,с.48.

4. M.Rukhadze, T.Nareklishvili, K.Moistsrapishvili. Hip joint biomechanics at different horse paces as a method for joint function testing. Scientific and Educational Journal of Therapeutic Riding, 2010, p.48-52.

ИССЛЕДОВАНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ РАЙТТЕРАПИИ КАК СРЕДСТВА РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ 9-11 ЛЕТ, СТРАДАЮЩИХ СКОЛИОЗОМ Пополитов Р.А., Артемьев А.Г.

Севастопольский экономико-гуманитарный институт Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, Севастополь, Украина Севастопольский Центр развития иппотерапии и оздоровительной верховой езды, Севастополь, Украина В данном исследовании изучено влияние райттерапии на силу и силовую выносливость мышц туловища, а также динамику сколиотического процесса у детей 9-11 лет. Показано, что после курса райттерапии, у прошедших его детей, происходят значительные положительные изменения в показателях силовой выносливости мышц туловища при сравнительном анализе с данными детей контрольной группы.

Ключевые слова: сколиоз, грудной сколиоз I-II степени, райттерапия, коррекция, силовая выносливость мышц правой и левой сторон туловища, силовая выносливость мышц-разгибателей туловища, сила мышц брюшного пресса, разница расстояния от вершины искривления до краев лопаток.

ВВЕДЕНИЕ Сколиоз – заболевание, сопровождающее человечество с самого начала его истории. «Крест ортопедии» - это название уже исчерпывающе характеризует болезнь и предупреждает о трудностях ее лечения. К сожалению, нет ни одного метода лечения позволяющего полностью «вылечить» сколиоз. Речь можно вести только о его коррекции.

Сколиоз встречается среди детского населения, по данным разных авторов, в 5-12% случаев. Тяжелые деформации составляют от 0,5 до 0,6%;

врожденные – 2-4% от всех причин сколиотической болезни. Наиболее быстрое прогрессирование искривления при сколиозе отмечается у девочек в возрасте 7-8 и 11-13 лет, у мальчиков в 8-10 и 13-15 лет, то есть в период интенсивного роста. 52% сколиозов стабильны, не прогрессируют;

40% - медленно прогрессируют;

8% - прогрессируют быстро.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ В процессе проведения исследования эффективности райттерапии как метода реабилитации больных сколиозом (грудной сколиоз I – II степени) нами были обследованы 2 группы детей 9-11 лет.

Контрольная группа включала в себя 10 человек (5 мальчиков и девочек). Эти дети не принимали участия в занятиях райттерапией, а посещали занятия ЛФК на протяжении 6 месяцев 3 раза в неделю при продолжительности каждого занятия 30 минут. Основная группа также включала в себя 10 человек (5 мальчиков и 5 девочек). Занятия данной группы детей с инструктором лечебной верховой езды проводились раза в неделю в течение 6 месяцев – с сентября 2010 года по февраль 2011 года включительно – на базе Севастопольского Центра развития иппотерапии и оздоровительной верховой езды. Продолжительность каждого занятия составляла 25 минут. Эта группа также посещала занятия ЛФК 3 раз в неделю, при продолжительности каждого занятия 30 минут. Участники основной и контрольной групп были статистически однородны по возрастному, половому признакам, а также степени и сложности заболевания.

В качестве контрольных тестов использовались функциональные исследования силовой выносливости мышц правой и левой сторон туловища, мышц разгибателей туловища, силы мышц брюшного пресса, а также определение разницы расстояния от вершины дуги искривления до медиального края правой и левой лопаток.

Статистическая обработка полученных в ходе исследования данных была произведена методом t-критерия Стьюдента.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЯ В процессе проведения исследования мы получили следующие данные:

Основная группа Контрольная группа До курса После курса До курса После курса реабилитации реабилитации реабилитации реабилитации Показатели силовой выносливости мышц правой стороны туловища X'±SX' 51,1 ± 2,54 71,0 ± 2,47 49,9 ± 3,16 64,3 ± 3, tф 5,6 3, p 0,001 0, % 38,9% 28.8% Показатели силовой выносливости мышц левой стороны туловища X'±SX' 43,3 ± 4,03 64,4 ± 4,41 40,3 ± 3,26 52,9 ± 3, tф 3,5 2, p 0,01 0, % 48,7% 31,2% Показатели силовой выносливости мышц-разгибателей туловища X'±SX' 47,4 ± 3,00 73,2 ± 4,89 53,3 ± 3,49 71,0 ± 4, tф 4,49 3, p 0,001 0, % 54,4% 33,2% Показатели силы мышц брюшного пресса X'±SX' 15,6 ± 1,16 21,4 ± 1,22 15,7 ± 1,18 20,2 ± 1, tф 3,45 2, p 0,01 0, % 37,2% 28,7% Показатели разницы расстояния от вершины дуги искривления до края лопаток X'±SX' 17,3 ± 0,10 13,9 ± 0,11 17,4 ± 0,10 14,5 ± 0, tф 2,26 2, p 0,05 0, % 24,4% 20,0% В результате исследования выявлено, что реабилитационный эффект у детей основной группы более выражен, чем положительная динамика у детей контрольной группы. Так положительные изменения показателя силовой выносливости мышц правой стороны туловища в основной группе на 10,1% выше, чем в контрольной группе, показатель силовой выносливости мышц левой стороны туловища выше на 17,5%. Анализируя показатели выполнения данной функциональной пробы до и после курса реабилитации в обеих группах можно заметить тенденцию к уравниванию показателей силы и выносливости правой и левой сторон туловища. Так в основной группе до курса реабилитации разница в показателях была 18%, после курса реабилитации она составила 10%, в контрольной группе разница в показателях была 23%, после курса реабилитации она составила 21.5%.

На основании этого можно предположить, что райттерапия создает большее стремление к уравновешиванию силовой выносливости правой и левой сторон туловища, что может создать в дальнейшем предпосылки к более выраженному уменьшению деформации позвоночника.

Положительные изменения силовой выносливости мышц разгибателей туловища в основной группе на 21.2% выше, чем в контрольной группе, сила мышц брюшного пресса в основной группе на 8,5% выше, чем в контрольной группе. Исходя из этого можно предположить что занятия райттерапией оказывают больший тренирующий эффект на данные группы мышц, что в свою очередь создает предпосылки для более выраженного реабилитационного эффекта и уменьшения деформации позвоночника.

Положительные изменения динамики показателя разницы расстояния от вершины дуги искривления до медиального края лопаток в основной группе на 4.4% выше, чем в контрольной группе.

Анализируя данный показатель видно, что реабилитационная программа в целом незначительно повлияла на уменьшение дуги искривления, это объясняется недостаточной продолжительностью курса реабилитации, но учитывая динамику показателей силы и выносливости исследуемых групп мышц, можно предполагать, что при увеличении продолжительности курса реабилитации удастся более значительно повлиять на уменьшение дуги искривления позвоночника.

ВЫВОДЫ 1. Проведение курса реабилитации в основной группе способствовало увеличению показателей силовой выносливости и силы мышц туловища. Так, в основной группе силовая выносливость мышц правой стороны туловища в основной группе увеличилась на 38,9% (p0,001), в контрольной группе на 28,8% (p0,01). Силовая выносливость мышц левой стороны туловища в основной группе увеличилась на 48,7% (p0,01), в контрольной на 31,2% (p0,05).

Cиловая выносливость мышц-разгибателей туловища в основной группе увеличилась на 54,4% (p0,001), в контрольной на 33,2% (p0,01). Cила брюшного пресса увеличилась в основной группе на 37,2% (p0,01), в контрольной группе 28,7% (p0,05).

2. Исследование показало, что в течение курса реабилитации разница расстояния от вершины дуги искривления до медиальных краев лопаток в основной группе уменьшилась на 24,4% (p0,05), в контрольной на 20% (p0,05).

3. На основании полученных результатов, можно утверждать об эффективности райттерапии как средства физической реабилитации с грудным сколиозом I-II степени.

Список литературы 1. Цверава Д.М. Профилактика и лечение сколиоза конным спортом [Текст] / Д.М. Цверава. – Москва, 2004.

2. Сампиев М.Т. Сколиоз [Текст] / М.Т. Сампиев, А.А. Лака, Н.В. Загородний. – Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2008.

3. Потапчук А.А. Лечебная физическая культура в детском возрасте [Текст] / А.А. Потапчук С.В. Матвеев, М.Д. Дидур. – СПб: Речь, 2007.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.