авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ СЕГОДНЯ: НАУКА И ПРАКТИКА Материалы VIII ...»

-- [ Страница 3 ] --

Н. Д. Узлов, заведующий кафедрой психологии и социальной работы Березниковского филиала Пермского государственного национального исследовательского университета, кандидат медицинских наук, доцент ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О РОДИТЕЛЯХ КАК СУБЪЕКТАХ ЗАТРУДНЕННОГО ОБЩЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ И РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ Подростковый возраст является периодом недопонимания подрост ков значимыми для них взрослыми, в первую очередь родителями.

Целью исследования было изучение представлений о субъекте затруд ненного общения в подростковом (12–13 лет) и раннем юношеском (15– 16 лет) возрасте. Оценивались фигуры матери и отца. Был использован опросник «Социально-психологические характеристики субъекта обще ния» В. А. Лабунской (2001). Испытуемыми выступали учащиеся обоих полов — 34 семиклассника и 34 девятиклассника.

Оценивая мать как партнера по общению, респонденты не рассмат ривают ее как трудного субъекта, хотя у девочек-подростков по сравне нию с девушками эти отношения характеризуются большей напряжен ностью — 9–11 баллов (p 0,001). Затруднения исчезают в сфере оцен ки экспрессивно-речевых особенностей матери, в умениях и навыках организовать взаимодействие с ней. В мужской выборке статистически значимых различий в представлении о матери как субъекте общения не установлено. Эти данные подтверждаются сравнением показателей по половому признаку. В подростковом периоде различия между мальчи ками и девочками по большинству показателей статистически значимы 72 Личность и общение (p 0,001). Это можно объяснить наличием соперничества с матерью у девочек, в то время как в старшем возрасте наступает сближение, воз никает больше доверительных отношений на основе общности. Мальчи ки и юноши продолжают оставаться «маменькиными сынками». К юно шескому периоду каких-либо различий по полу в оценке матери как субъекта общения не обнаруживается.

Фигура матери характеризуется противоречивыми представлениями.

Она наделяется как негативными, так и позитивными характеристика ми. Психологический портрет матери как партнера по общению в обеих возрастных группах характеризуется трансляцией враждебности, неис кренности, нежеланием поддерживать контакт на невербальном уровне, громкой речью, доминантностью. При этом наибольшее число затрудне ний обнаруживают испытуемые женского пола. Однако 70-процентного порога не достигает почти ни одно высказывание. Исключение состав ляет потребность в контакте глаз, которая тотально присутствует у маль чиков. Очевидно, что в подростковом возрасте его поддержание в обще нии с матерью крайне важно, что служит индикатором понимания «без слов» близкого человека.



В представлениях подростков отец выступает хотя и грозной, но бо лее предсказуемой и понятной фигурой. Он характеризуется невысокой по сравнению с матерью нагруженностью (7–8 баллов). Для девочек подростков отец предстает как относительно значимо трудный субъ ект, в то время как в девическом возрасте значимость его социально психологических характеристик снижается почти вдвое (p 0,001);

по-видимому, он становится более доступным, открытым в контактах.

У мальчиков и юношей фигура отца не наделена такой силой, они продол жают воспринимать отца так же, как раньше. Учащиеся обеих возраст ных групп не рассматривают отца как субъекта затрудненного общения, и их претензии ограничиваются поведением отцов — контакт в форме окриков, громкой речи и подозрительное к ним отношение (у девушек).

Полученные данные в целом согласуются с литературными. Как показывают кросс-культуральные исследования, подростки средних и старших классов предпочитают по всем вопросам, связанным с лич ностными, социальными, учебными и другими проблемами, обращать ся к матери, а не к отцу (Райс, Долджин, 2010). Старшеклассники неза висимо от пола более откровенны с матерью, нежели с отцом, чаще об ращаются к ней за советом и более сочувственно относятся к ней. Отцы проводят с подростками значительно меньше времени, часто не вника ют глубоко в проблемы своих детей, они более дистанцированны, менее эмоциональны, и взрослеющими детьми их директивы не всегда воспри нимаются (Москвичева, Реан, 2003).

В. А. Фокин Результаты данного исследования могут представлять интерес с точ ки зрения психологического просвещения родителей, а также разработ ки практических методов работы для оптимизации процесса общения школьников со значимыми взрослыми.

В. А. Фокин, старший научный сотрудник лаборатории психологии профессий и конфликта МГУ им. М. В. Ломоносова, кандидат психологических наук МАЛАЯ ГРУППА КАК ФАКТОР ДЕТЕРМИНАЦИИ КОНФЛИКТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Межличностным конфликтам посвящено множество работ. Рассмат риваются причины их возникновения, динамика протекания, особенно сти поведения участников, исходы конфликтов, в частности способы их разрешения, стратегии посреднических действий.

Во всех известных нам публикациях имплицитно или прямо пред полагается, что работа посредников проводится целиком в сфере ratio.

Психологам надо установить доверительные отношения, добиться уста новки на сотрудничество и с учетом целей сторон в конфликте, личност ных особенностей, в том числе специфики психологической защиты, не осознаваемых моментов поведения, способствовать поиску компромис сов у участников конфликта. Часто реализация именно такого подхода приводит к успеху.

В то же время литературные данные и наши исследования дают осно вание говорить о наличии «странных» конфликтов. Эти конфликты от личает то, что в них вступают высокосоциализованные, неконфликтные люди, мгновенно переходящие к конфликтному взаимодействию. Они демонстрируют неадекватность выбранных способов поведения декла рируемым целям и задачам конфликта, их поведение не укладывается в рамки поведения в состоянии аффекта либо по типу ситуационных реакций. Сам факт вступления в конфликт есть индикатор негативно го побудительного состояния — личностного диссонанса, наличеству ющего хотя бы у одного участника конфликта.





Личностный диссонанс является следствием неоднозначности видения ситуации, выражающейся в «двухпозиционности» субъекта конфликта. Базовой психологической основой двухпозиционности яв ляется факт диалогичности внутреннего мира, внешним же условием формирования двух позиций является факт принадлежности субъекта одновременно к разным неформальным группам, в которых оценка и об щее видение ситуации противоположны по некоторым параметрам.

74 Личность и общение Реконструкция взаимодействия в реальных конфликтах позволяет го ворить о позиционной динамике. В предконфликтной ситуации — двух позиционность. Второй этап — «схлопывание» позиций (разрушают ся ранее функционировавшие последовательно личностные позиции, возникает позиционная неопределенность, завершающаяся переходом к конфликтному взаимодействию);

на этом этапе реальные условия си туации отодвигаются на второй план, огромное значение приобретают субъективные импульсы. На третьем этапе формируется новая позиция, обладающая признаками иррациональности, — возникает однозначная, не рационализированная, непонятная субъекту враждебность по отно шению к бывшим партнерам.

Вышесказанное необходимо учитывать при построении стратегии посреднических действий в таких конфликтах. Основное внимание по средника должно быть направлено на содержательную реконструкцию состояния двухпозиционности, что может служить базой для последу ющего рационального построения стратегий выхода из конфликта.

Попытка рационального вмешательства психолога без учета иррацио нальной компоненты практически всегда приводит к усугублению кон фликта, игнорированию мнения значимых других.

(Подробнее см. в нашей работе «Внутренняя позиция участников производственного конфликта как детерминанта его типологии и дина мики», вышедшей в издательстве “Lab Lambert Academic Publishing”, Саарбрюккен, ФРГ.) Н. А. Широкова, преподаватель Тольяттинского техникума технического и художественного образования ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНТОВ КАК ЭЛЕМЕНТ ДИАГНОСТИКИ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ССУЗА Одним из ключевых элементов, определяющих структуру организа ционной культуры, наряду с мировоззрением, стилями и нормами по ведения, психологическим климатом являются организационные цен ности (Басенко, 2009). Данная работа посвящена исследованию инди видуальной выраженности ценностей студентов различных возрастных групп с целью повышения эффективности управленческой деятельности в рамках среднего профессионального учебного заведения.

Цель исследования — определение структуры жизненных ценно стей студентов различных социальных групп в интересах оптимизации Н. А. Широкова управления студентами и воспитательной работы в рамках высшей шко лы. В качестве методики выбрана методика М. Рокича (Rokeach, 1967).

Пилотажное исследование проводилось на базе полипрофильного и мно гоуровневого среднего профессионального учебного заведения — То льяттинского техникума технического и художественного образования.

Было опрошено 40 студентов художественного профиля, обучающихся по специальностям «Дизайн» и «Народное художественное творчество», в возрасте от 16 до 20 лет. В первую группу вошли 20 студентов I–III кур сов (16–18 лет), во вторую — 20 студентов IV курса (19–20 лет). Терми нальные и инструментальные ценности были сгруппированы в содер жательные блоки по основаниям: «конкретные» и «абстрактные» цен ности, этические ценности, ценности общения, ценности дела.

Проанализировав индивидуальную иерархию ценностей в первой группе, мы выявили общегрупповые закономерности. Ведущими цен ностями в блоке «Конкретные ценности» были выбраны: здоровье (90 % опрошенных), наличие хороших и верных друзей (75 %), активная дея тельная жизнь (70 %), счастливая семейная жизнь (65 %), материально обеспеченная жизнь (60 %), интересная работа (55 %). Во второй груп пе на первое место ставится здоровье как жизненная ценность (80 %), на второе место выходят ценности счастливой семейной жизни (75 %).

Интересно, что в обеих группах позиции «Развлечения» отдают пред почтение 20–30 % опрошенных, что в целом не характерно для молоде жи этого возраста.

В блоке «Абстрактные ценности» важной жизненной ценностью на зывают любовь (75 % студентов первой группы и 70 % студентов второй группы), уверенность в себе (65 и 55 % соответственно), развитие (60 % опрошенных). Довольно неожиданным оказался результат выбора цен ности «творчество» (40 и 45 % соответственно). Красота природы и ис кусства как ценность важна лишь для 5 % студентов первой группы.

Исследования блока «Этические ценности» показали преобладание ценностей «ответственность» (80 и 65 % соответственно) и «самокон троль» (60 % опрошенных в обеих группах). Анализируя ценности обще ния, следует отметить, что 80 % студентов в обеих группах на первое ме сто ставят воспитанность, далее следуют жизнерадостность (75 и 60 % соответственно), честность (65 и 55 % соответственно), чуткость (55 % в обеих группах). Характерно, что показатель ценности «терпимость»

увеличился с 30 % опрошенных в первой группе до 60 % во второй.

В блоке «Ценности дела» первая группа отдает предпочтение ак куратности (70 %) и смелости в отстаивании своего мнения (60 %).

76 Личность и общение У студентов второй группы на первое место выходит образованность — 65 % (45 % в первой группе), далее следуют твердая воля — 65 % (35 %), рационализм — 60 % (50 %).

Таким образом, можно констатировать подтверждение важного по ложения, заложенного в методике М. Рокича, о том, что ценности могут изменяться под влиянием воспитания и культуры, прежде всего органи зационной культуры учебного заведения. Полученные результаты по вы явлению ценностных ориентаций важны при дальнейшей диагностике организационной культуры, особенно ее глубинного уровня.

С. В. Щербаков, доцент кафедры общей психологии Башкирского государственного университета (Уфа), кандидат психологических наук СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И СТРУКТУРА МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ Разработка категории «отношение» в отечественной психологии свя зана с именем выдающегося отечественного исследователя В. Н. Мяси щева. Подчеркивая исключительную важность этого понятия, он свя зывает его как с личностью, так и с мышлением (Мясищев, 1995).

Н. В. Куницына рассматривает межличностные отношения как систе му определенных шаблонов поведения, которые структурируют обще ние и обеспечивают его преемственность между данными партнерами (Куницына, Казаринова, Погольша, 2001).

Межличностные схемы (interpersonal schemas) содержат обобщен ные и жизненно важные представления о межличностных интеракци ях. Они носят когнитивно-аффективный характер, постоянно развива ются и совершенствуются (Scarvalone, Fox, Safran, 2005). Наиболее по пулярной моделью взаимоотношений между людьми является круговая (interpersonal circumplex model), предложенная американским психоте рапевтом Т. Лири (Leary, 1957) и модифицированная в многочисленных работах его последователей (Pincus, Ansell, 2003;

Locke, 2011). Межлич ностный круг имеет два базовых измерения: вертикальное доминиро вание и горизонтальное, аффилиация и четыре квадранта: враждебно доминантный, дружественно-доминантный, дружественно-покорный и враждебно-покорный (Carson, 1969). Кроме того, применяются и более дифференцированные оценки: квадранты и октанты (Gurtman, 2009).

В дальнейшем был сформулирован принцип комплементарно сти (interpersonal complementarity), предполагающий, что действия С. В. Щербаков личности A вызывают соответствующие ответные реакции личности Б как в вертикальном, так и в горизонтальном направлениях. Напри мер, дружественно-доминантное поведение одного человека предпо лагает дружественно-покорный ответ другого (Kiesler, Schmidt, 2006).

В ряде исследований обнаружены взаимосвязи между комплементар ностью стилей общения и удовлетворенностью взаимоотношениями (Dyer, Horowitz, 1997). Феномен комплементарности нашел свое под тверждение и в серии лабораторных экспериментов по изучению си туативной комплементарности (act-by-act behavioral complementarity) (Tracey, 1997, 2004).

Мы предположили, что социальный интеллект проявляется в ходе поиска оптимальной стратегии выхода из конфликтных ситуаций. Опи раясь на исследования Р. Стернберга, Д. В. Ушакова и других, мы раз работали новый метод измерения социального интеллекта, основанный на последовательной оценке системы выходов из конфликтных ситуа ций. Для определения эффективности ответов теста было предложе но отталкиваться от системы групповых оценок, представлявших со бой вектор медианных значений по всем пунктам опросника социаль ного интеллекта.

Доказан самостоятельный психометрический статус социального ин теллекта, измеряемый по предложенной нами методике. Социальный интеллект не образовал значимых корреляций ни со шкалами личност ного опросника “NEO-FFI”, ни с уровнем психометрического и эмоцио нального интеллектов. Обнаружены статистически значимые отрица тельные связи социального интеллекта с уровнем отчужденности меж личностных взаимоотношений (Щербаков, 2011).

Таким образом, на основе вышеуказанных литературных данных и собственных исследований мы выдвинули гипотезу о тесной связи социального интеллекта с показателями комплементарности студентов.

Для проверки этого предположения на выборке из 75 студентов Баш госуниверситета проведена диагностика структуры межличностных от ношений по опроснику П. Марки, Д. Фандер и Д. Озер (Markey, Funder, Ozer, 2003). Обнаружены значимые положительные корреляции между точностью оценок по октанте LM (дружественность, теплота) и уровнем социального интеллекта студентов.

В дальнейших исследованиях мы планируем использование диало га человека с персональным компьютером, что даст возможность более детального изучения психологических закономерностей динамических моделей межличностных отношений (ситуативных паттернов компле ментарности).

ПРАКТИЧЕСКАЯ И ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ Т. А. Адмакина, доцент кафедры социальной психологии СПбГУП, судебный эксперт-психолог Центра независимой профессиональной экспертизы «ПетроЭксперт»

ОЦЕНКА УРОВНЯ НЕВРОТИЗАЦИИ В СИТУАЦИЯХ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА СЕМЕЙНЫХ СПОРОВ Судебные разбирательства по вопросам определения места житель ства ребенка и/или режима его общения с родителями зачастую свя заны с травмирующими психику событиями. Как правило, это ситуа ции, при которых истец (или ответчик) длительное время реализует неадекватные формы поведения (например, инспирирование негатив ного образа другого родителя, создающее у ребенка когнитивный дис сонанс, физическое или моральное насилие), что приводит к форми рованию невротического состояния как у ребенка, так и у супруга).

Наличие невроза или невротического состояния у подэкспертного яв ляется важным критерием для вынесения психологического заклю чения, поэтому достоверная диагностика данного феномена является одним из направлений работы судебного эксперта. Невроз относится к функциональным психическим расстройствам, проявляется в бы строй утомляемости, нарушении сна, ипохондрии, снижении настрое ния, аппетита, повышенной раздражительности, возбудимости, эмо циональной нестабильности.

В ходе проведения судебно-психологической экспертизы (далее — СПЭ) по вышеобозначенным вопросам не всегда удается выявить сте пень невротизации подэкспертного посредством беседы и наблюдения в связи с недостаточностью времени обследования, хорошим самокон тролем некоторых людей и др. Можно наблюдать такие вегетативные признаки невротического состояния, как покраснение кожных покровов, мышечные подергивания, искренние слезы (причем откровенные слезы следует отличать от демонстративных слез людей с истероидными чер тами характера, которые вызваны желанием воздействовать на мнение эксперта), однако тот факт, что перечисленные проявления не обнаруже ны, еще не свидетельствует об отсутствии невротизации.

Т. А. Адмакина В связи с этим в процессе проведения СПЭ (СПб., Центр независи мой профессиональной экспертизы «ПетроЭксперт»), помимо беседы и наблюдения, применямых для составления ответов на поставленные судом вопросы (Васильева, Горьковая, 1997), нами использовалась ме тодика «Уровень невротизации и психопатизации» (УНП), разработан ная в Ленинградском институте им. В. М. Бехтерева (1974).

Здесь представлены результаты опроса 58 родителей. Возраст под экспертных варьирует от 26 до 62 лет. Из них 45,6 % — мужчины, 54,4 % — женщины.

В ходе эмпирической обработки данных было выявлено, что вы сокий уровень невротизации (Ns –10 баллов) обнаружился только у одного испытуемого (1,7 %). У трех человек значения обсуждаемо го свойства колеблются в зоне неопределенности (5,1 %), все осталь ные испытуемые имеют значения по обсуждаемому показателю выше +10 (93,2 %), то есть у них можно констатировать отсутствие призна ков невротизации.

Другими словами, по результатам обработки опросника УНП вы явилось следующее: на момент судебного разбирательства подавляю щее большинство родителей чувствует себя спокойно, уверенно, опти мистично настроены, что противоречит высказываниям подэкспертных в судебном собеседовании. Интересно, что в исследуемой группе 44,8 % людей продемонстрировали высокий уровень неискренности ответов.

Получается, что только в половине случаев мы можем доверять резуль татам методики.

Таким образом, в процессе проведения СПЭ возникает ряд сложно стей, связанных с диагностикой степени невротизации подэкспертно го. Практическая значимость оценки данного состояния не вызывает сомнения, так как она связана с решением судьбы людей. Поэтому воз никает необходимость создания такого психодиагностического инстру ментария (методики или комплекса показателей, возможно, сформиро ванных посредством не тестовых, а иных технологий), который сможет с большой долей вероятности диагностировать признаки невротизации у подэкспертного. Такой инструмент необходимо будет верифицировать именно в рамках СПЭ ввиду особой специфики этого вида практической деятельности психолога.

80 Практическая и прикладная социальная психология Е. В. Балакшина, старший преподаватель кафедры психологии и философии Тверского государственного технического университета, кандидат психологических наук СТРЕСС В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕНЕДЖЕРОВ Наиболее характерным психическим состоянием, развивающимся под влиянием экстремальных факторов жизнедеятельности, является психологический стресс. Он стал предметом специальных исследова ний всего три-четыре десятилетия назад. Зарождение проблемы связа но с достижениями в области изучения биологического и физиологиче ского стресса, психологии и физиологии эмоций, адаптации человека к экстремальным условиям, развития психосоматических заболеваний и ряда других направлений. Существенный вклад в становление данной проблемы внесен исследованиями таких состояний, как эмоциональный стресс, психическое напряжение, утомление.

Важной остается проблема возникновения стресса в профессио нальной деятельности. Для большинства людей в определенные перио ды их жизни работа, которую они выполняют, является источником стресса. Согласно подходу Э. Ф. Зеера, это периоды профессиональ ных кризисов, которые не могут протекать без напряженности. Разви тию данных состояний способствует продолжительная и серьезная на грузка, представляющая серьезную опасность для комфорта и здоро вья специалиста.

Возникновению стресс-реакций в профессиональной деятельности способствуют организационные проблемы, недостаточные резервы, сверхурочные и неудобные часы работы, низкий статус, маленькая зар плата и плохие перспективы служебного продвижения, ненужные ритуа лы и процедуры, неопределенность и небезопасность.

Развитие стресса возможно и в наиболее прогрессивных, хорошо управляемых организациях, так как они могут быть вызваны не только структурно-организационными особенностями компании, но и характе ром самой работы, личностными качествами сотрудников, а также ха рактером их взаимодействий.

Профессиональная деятельность менеджера страхования сложна и многофункциональна, одна из ее сторон связана с принятием реше ний в условиях неопределенности. Она отличается многочисленными контактами и взаимодействиями с разными категориями людей. Все пе речисленное создает условия для возникновения профессионального стресса. Следует также учитывать, что некоторые профессионально важ Е. Л. Борисова, Е. Б. Филинкова ные качества, способствующие эффективности менеджера в профессио нальной деятельности, могут приводить к стрессовым реакциям. Этими качествами могут быть: способность принимать нестандартные, а так же жесткие решения в процессе управления.

В исследовании приняли участие две группы менеджеров страхова ния: со стажем работы до пяти лет и более, а также студенты специаль ности «Менеджмент организации» (специализация «Управление в стра ховании»).

Результаты исследования синдрома эмоционального выгорания у ме неджеров страхования на этапах профессионального обучения, вхожде ния в профессиональную среду и на этапе мастерства продемонстрирова ли, что комплекс профессионально важных качеств позволяет менедже рам преодолевать факторы риска, связанные с профессиональной средой и требованиями, предъявляемыми ею. Такие стороны профессиональной деятельности менеджера, как поиск новых и волевых решений, самокон троль, постоянное саморазвитие, когнитивно-сложные коммуникации, не оказывают негативного влияния на личность менеджера, а способству ют повышению уровня его профессиональной компетентности.

Е. Л. Борисова, аспирантка кафедры социальной психологии Московского государственного областного университета;

Е. Б. Филинкова, доцент кафедры социальной психологии Московского государственного областного университета, кандидат психологических наук ОТНОШЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К КОНФЛИКТАМ НА ПРОИЗВОДСТВЕ Коренные социально-экономические преобразования в России кон ца 1980-х — начала 1990-х годов привели к формированию новой со циальной группы — предпринимателей. На сегодняшний день малое предпринимательство рассматривается как один из факторов социаль ной стабильности современного российского общества. Именно пред принимательская деятельность — активная, творческая и эффектив ная — является тем мощным двигателем, который может объединить все ресурсы и факторы производства в единый и целенаправленный по ток производственной деятельности.

Предпринимательство играет важную роль в развитии общества, реа лизуя функции имеющегося спроса и создания нового спроса;

создания 82 Практическая и прикладная социальная психология рабочих мест, обеспечения занятости населения;

оказания помощи и поддержки различным социальным слоям населения и т. д.

С целью углубления знаний о психологии управленческого взаимо действия предпринимателей и наемных работников нами в 2010 году бы ло проведено исследование, посвященное изучению отношения россий ских предпринимателей к наемным работникам. Одной из задач эмпири ческого исследования являлось изучение отношения предпринимателей к конфликтам в трудовом коллективе.

В исследовании приняли участие 27 предпринимателей (собствен ников-руководителей фирм) из Москвы. Возраст участников — от до 65 лет.

Метод исследования — специально разработанное глубинное стан дартизированное интервью, включающее в основном открытые вопро сы, а также порядковые шкалы и шкалы наименований.

Согласно опросу, большинство (45 %) предпринимателей вмеши вается в деловые (производственные) конфликты между подчиненны ми. Значимыми мотивами вмешательства в конфликты являются до стижение более высоких доходов, создание благоприятного морально психологического климата для продуктивной работы. Нормализация атмосферы в коллективе рассматривается как достижение и личный успех собственника дела. Также предприниматели вмешиваются в кон фликты в целях сохранения эффективности деловых взаимоотношений и предотвращения неизбежных трений и разногласий, что особенно ак туально для предприятий, оказавшихся на грани банкротства или просто в сложной финансовой ситуации. Некоторые предприниматели (15 %) вмешиваются в конфликты, не имея иных мотивов, кроме желания раз веять собственную скуку.

Большинство респондентов (74 %) редко или крайне редко вмешива ется в конфликты между сотрудниками, не связанные с производством.

Конфликтное поведение подчиненных выражается в спорах и выясне нии отношений между работниками. На предприятиях, где конфликты случаются редко, они заканчиваются, как правило, примирением и со хранением дружеских отношений, что в целом не отражается на про фессиональной деятельности работников. Этим обосновывается неже лание предпринимателей вмешиваться в непроизводственные конфлик ты между работниками организации.

Таким образом, мотивация вмешательства предпринимателей в кон фликт между наемными работниками обусловлена представлениями собственников дела о последствиях этого конфликта, прежде всего эко номических.

О. Ф. Гефеле Что касается конфликтов между предпринимателем и наемными ра ботниками, то, если таковые случаются, неправыми чаще всего оказыва ются подчиненные: большинство руководителей (55 %) редко или край не редко (19 %) признает свою точку зрения ошибочной и только 26 % достаточно часто признают свои ошибки.

О. Ф. Гефеле, доцент кафедры психологии и философии Тверского государственного технического университета, кандидат философских наук ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОМАНДНОЙ РАБОТЫ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ В современных организациях все более возрастает потребность в ко операции и сотрудничестве на рабочем месте. Вследствие этого значи тельно возрос интерес к изучению команд и командообразования в биз несе. Для многих организаций идея командной работы казалась привле кательной, однако не являлась критическим моментом успеха.

Об управленческих командах и их создании специалисты в области высокоэффективного менеджмента, организационного развития и соци альной психологии заговорили относительно недавно, чуть более 30 лет назад. Первые исследования командной деятельности, опубликованные в начале 1960-х годов, были посвящены поискам способов повышения эффективности и продуктивности управленческого труда.

В эпоху сильнейшей мировой конкуренции и появления новейших технологий именно командная работа играет ведущую роль в достиже нии ощутимых организационных результатов, способствует поддержа нию конкурентных преимуществ компаний, является инструментом сни жения уровня враждебности и ненависти между людьми.

Вместе с организационными изменениями появляется необходи мость в адаптации людей, которые должны работать во вновь образо ванных группах и быстрее погружаться в новые ситуации. Организаци ям нужны люди, которые качественно могут выполнять работу с самого начала изменений, быстро создают атмосферу сотрудничества и вооду шевляют других выполнять работу лучше. В этих условиях команды и члены команд становятся ключевым фактором смягчения трудностей переходного периода и достижения организационного успеха. Команд ная работа при этом является критической точкой успеха, так как отли чительная черта членов команды — гибкость (способность и желание делать все необходимое для выполнения работы).

84 Практическая и прикладная социальная психология Использование командной работы приводит к значительному изме нению качества рабочей силы, поскольку совместная работа требует са моуправления и более широкого информирования членов команды. Лю ди в группах различаются по возрасту, полу, образованию, культуре, ве рованиям и ценностям. Возрастание культурных различий работников требует развития таких важных навыков от членов команд, как способ ность работать с людьми, которые не похожи на них. Кроме того, раз витие образования и технологий требует использования в работе мно жественных трудовых навыков, а не только умения выполнять одну-две конкретные операции.

Несмотря на быстро возрастающее признание потребности в ко мандной работе, до сих пор потенциальные возможности команд в дея тельности крупных организаций практически не используются. Одной из причин такого парадоксального факта является то, что руководите ли недостаточно четко понимают, что такое команда, как ее создавать и использовать.

Командная работа все шире применяется в современном мире, одна ко при создании и развитии команд в организациях требуются дополни тельные усилия. Не всегда эти усилия оправдывают результат. Поэтому использование команды целесообразно только тогда, когда работа тре бует взаимосвязанных действий, которые не могут быть выполнены эф фективно при индивидуальной работе.

В связи с тем, что организация — это открытая система, элементы группового процесса, структуры и организационной среды могут вли ять друг на друга. Изменения в одном элементе могут привести к изме нениям в других элементах. Кроме того, недостаточно, чтобы каждый элемент функционировал хорошо, необходимо присутствие гармонич ной взаимосвязи между элементами организации.

В последнее время организационная среда изменяется с необычай ной скоростью. Практика эффективной командной работы может при вести к адаптации организации к изменяющимся условиям как внеш ней, так и внутренней среды.

Процессы командообразования в организациях из-за сложности с трудом поддаются изучению и целенаправленному управлению, по скольку для того, чтобы выявить истинные факторы регуляции органи зационного поведения, необходимо проникать в глубинные слои меж личностных отношений.

Н. М. Горчакова Н. М. Горчакова, старший преподаватель кафедры онтопсихологии Санкт-Петербургского государственного университета ПИЩЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ В РАКУРСЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Из огромного спектра человеческих потребностей пищевая ценность может быть отнесена к основным потребностям. Взаимоотношения с пи щей не ограничиваются только поддержанием жизни. Перед исследова телями встает ряд вопросов: как происходит выбор пищи человеком, ка ким образом организован режим питания, как он соотносится с диетой наших предков, базовым уровнем культуры, влияет ли материальный достаток на выбор пищи, учитываются ли ограничения по состоянию здоровья, используется ли пища в процессе коммуникации или в целях создания определенного имиджа и, наконец, как изменяется пищевое поведение с изменением психического состояния. Все эти вопросы сле дует рассматривать через призму влияния социума, а именно: правила, нормы, пищевые стереотипы, мнения значимых для нас людей. Под пи щевым поведением мы понимаем стереотип питания как в обыденных условиях, так и в ситуации стресса, ценностное отношение к пище и ее приему, а также поведение, ориентированное на образ собственного те ла, и деятельность по оформлению этого образа. Пищевое поведение за висит от биологических, культурных и социальных факторов.

Пищевое поведение включает установки, привычки, эмоции, формы поведения, касающиеся еды, которые носят индивидуальный характер.

Физиологические потребности в еде тесно связаны с привычками, сфор мированными в онтогенезе, и определяются традиционными устоями семьи и общества, религиозными представлениями, советами врачей, модой, экономическими причинами. Описана значимость приема пищи в разных культурах (дифференциально-аналитическая концепция: Pese schkian, 1972). Питание является одной из составляющих восточной пси хологической модели ценностей и, как следствие, формирования опре деленного образа красивого тела. В западном обществе, как и в совре менной России, более значимым является контроль над приемом пищи и ориентация на стандарты красоты и эстетики. На основании этих цен ностных моделей формируются представления общества о красоте, ко торые влияют на пищевое поведение (Капитанаки, 2011).

Рассмотрим факторы, влияющие на выбор пищи. Современная психология, описывая факторы, влияющие на выбор пищи, делит их на три категории (Yudkin, 1956): 1) физические, включающие время года, 86 Практическая и прикладная социальная психология экологию места, пищевые технологии и др.;

2) физиологические: наслед ственность, диеты, аллергии и пр.;

3) социальные, включающие соци альный класс, особенности воспитания, религиозные обычаи, рекламу, ценовую доступность еды и другие переменные.

В качестве примера рассмотрим особенности пищевых предпочте ний как основы пищевых установок. Эффект простого нахождения в по ле зрения, описанный Заджонком (Zajonc, 1968), говорит об особенно стях предпочтений в еде при неоднократном появлении ее в поле зрения.

Доказательством послужили работы Л. Бирч (Birch, 1987) по исследова нию неофобии. Неофобия в приеме пищи — это нежелание есть новые продукты. Данный феномен представляет серьезную проблему для роди телей и воспитателей и мешает разнообразию пищевого рациона детей.

При исследовании двухлетних детей было обнаружено, что повторный контакт с пищей (то есть употребление) привел к большему предпочте нию у детей этой еды. Таким образом, то, что мы считаем предпочте нием в еде, возможно, является следствием регулярного контакта с ней, и начинается оно с раннего детства. Установки к определенной еде вы рабатываются посредством того, что делают наши родители или воспи татели (Конер, Армитейдж, 2012). Дети младше четырех лет скорее по пробуют новую еду, если сначала ее попробует взрослый, особенно мать (Birch, 1987). Даже среди маленьких детей сильно общественное одо брение — один из стимулов употребления новой еды. Дети отдают боль шее предпочтение новой еде, когда видят, как сверстники выбирают ее.

Такой ранний опыт может оказать длительное воздействие на убежде ния о приеме пищи.

А. И. Данилевич, аспирантка кафедры философии и культурологии СПбГУП БИНАРНОСТЬ В ВОСПРИЯТИИ «ДРУГОГО»

КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ЧЕРТА РОССИЙСКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ Ментальность определяется как «главная ценность культуры», ее до минирующая черта, которая проявляется во всех сферах человеческой деятельности (П. Сорокин);

интегральная характеристика людей, живу щих в конкретной культуре, отражающая особенности восприятия окру жающего мира (И. Дубов);

как собирательный образ культуры, концен трирующий духовные устремления и нравственные идеалы общности.

Специфику ментальности, в том числе и типичный образ мышления культурной общности, можно выявить путем изучения символического А. И. Данилевич и смыслового пространства, образуемого прежде всего национальным языком, текстами гуманитарной культуры.

Важнейшей специфической чертой «русского мироощущения» явля ется противоречивость, антиномия, дуализм, парадоксальная полюсар ность и соединение несоединимого (А. Большакова). Двойственная при рода русского мироощущения проявляется в искусстве, структуре языка и фразеологии, в сюжетах общественной жизни. Всю российскую исто рию организуют бинарные фреймы: «Двоеверие, двоевластие, опричнина, ереси, самозванство, бунты, раскол, разночинство, русский коммунизм, евразийство, русское зарубежье, постсоветская реальность — в каждом из этих и подобных им понятий заключены смысловая амбивалентность, двусоставность, внутренний драматизм» (И. Кондаков).

В формате бинарных оппозиций предстает биография деятелей рус ской культуры: Феофан Грек — Андрей Рублев, Иосиф Волоцкий — Нил Сорский, патриарх Никон — протопоп Аввакум, Иван Грозный — Андрей Курбский, Борис Годунов — Лжедмитрий, Ленин — Сталин и др. Для русского фольклора типичны парные персонажи: Фома и Ере ма, Иван да Марья. Парны православные святые: Петр и Павел, Борис и Глеб, Петр и Феврония и др. Бинарны многие символические назва ния произведений русской художественной культуры: «Мертвые души», «Поэт и гражданин», «Отцы и дети», «Война и мир», «Преступление и наказание», «Мастер и Маргарита» и т. п. (И. Кондаков). В каждом случае смысловая «пара» означает и символическое единство фигур, и их антиномичность, противоборство. Таким образом, любая из вы деленных оппозиций воплощает собой принцип амбивалентности рус ской культуры.

Характерная для русской ментальности бинарность оппозиций про является не только в исторических реалиях и текстах гуманитарной культуры, но и в поведенческой плоскости, и прежде всего в характере восприятия «других» как «чужих». Двойственность характера русского человека, амбивалентность чувств и дуальность его мышления являют ся причиной его неоднозначного восприятия всего, что выходит за пре делы собственного национально-культурного пространства.

Различение «своих» и «чужих» — ключевой стереотип в отношении одного народа к другому. Оно свойственно человеку с глубокой древно сти, когда все чужое отталкивалось как неприемлемое. Отграничение «своего» от «другого» создает своеобразие и необходимую ограничен ность каждой культуры. «Своя» культура обретает специфику на фоне некоего «заднего» или «бокового» плана чужой культуры, в общении и борьбе с ней (С. Оболенская). Характер оппозиций «я–другой», «свой– 88 Практическая и прикладная социальная психология чужой», которые лежат в основе представлений народа о себе и других, меняется в зависимости от исторической ситуации. При этом восприя тие «другого» изменялось в сторону гуманизации, большей терпимо сти, открытости.

В русской ментальности с разграничением «свой–чужой» связаны представления о действительных или мнимых национальных чертах своего народа и представителей других культур. В восприятии «друго го» российская ментальность опирается на собственные представления о себе и мире. «Известное, привычное, свойственное русскому челове ку» сравнивается с «непривычным, чуждым», которым наделяются лю ди, пришедшие из «другого мира» (С. Оболенская). В характеристиках «чужого» прослеживается опыт стереотипов и предубеждений, «скон денсирована вся история межэтнических отношений» (И. Кон).

С одной стороны, чуждость «другого» фиксируют русские посло вицы: «Немец хитер: обезьяну выдумал», «Немец без штуки и с лавки не свалится», «Все тревожатся, бунтовщики», «У немца на все струмент есть». С другой стороны, в образе «другого» отражается представление о самом себе, происходит осмысление собственного образа. Восприя тие «другого» способствует самопониманию, высвечивает для русско го человека собственные национально-культурные доминанты: «Немец своим разумом доходит, а русский глазами», «Русские немцев за по яс заткнут» (В. Даль). Исторически сложилось таким образом, что, об наруживая превосходство, русский человек проявляет уважение и за висть, стремится слегка принизить образ «чужого» и уверить себя, что он не хуже. Таким образом, двойственное отношение к чужим выступа ет «зеркалом» для самих себя. С помощью этого характерного для рус ской ментальности свойства оттачивается представление русских о соб ственном образе.

Подобная бинарность восприятия «чужого» нередко приводит к про блемам в системе межличностной и межкультурной коммуникации, и тогда специфическая черта русской ментальности превращается в пси ходраматический феномен, становится фактором усиления деструктив ных моментов.

О. И. Деревянко О. И. Деревянко, аспирант кафедры социальной психологии Белорусского государственного педагогического университета им. М. Танка (Минск) К ВОПРОСУ О ВЗАИМОСВЯЗИ ТИПА ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ И РОЛЕВОГО КОНФЛИКТА РУКОВОДИТЕЛЯ Совершенствование управленческой системы является важным фак тором достижения экономических, политических и социальных целей.

Большое теоретическое и практическое значение приобретает проблема рационального использования потенциала руководителей нового поко ления. Управленческая деятельность по своему содержанию опосредо вана широтой ролевого диапазона, отсутствием однородности ожиданий к руководителю. Обозначенные условия создают предпосылку к возник новению ролевого конфликта (РК). Под РК следует понимать состояние психологического конфликта, развивающееся в ходе выполнения соци альной роли в условиях противоречивых или частично несовместимых требований, ожиданий к ролевому исполнителю (С. И. Ерина).

С позиции субъектно-деятельностного подхода деятельность руково дителя осуществляется в определенной профессиональной среде. Осо бенности профессиональной среды правомерно рассматривать на осно вании типа организационной культуры, так как условия профессиональ ной среды формируются под воздействием организационной культуры.

Следует предположить, что условия профессиональной среды могут вы ступать как ситуационный фактор, обусловливающий степень выражен ности и тип РК руководителя. Данное предположение было эмпирически подтверждено в рамках исследования РК руководителя в разных усло виях профессиональной среды с целью выявления и описания специфи ки РК руководителя. В исследовании приняли участие 282 руководите ля сфер здравоохранения и образования.

Сравнительный анализ типов организационной культуры в различ ных профессиональных средах показал, что в сфере здравоохранения выявлено преобладание иерархического типа организационной куль туры. Данный тип характеризует организацию как формализованное и структурированное место работы. Планирование деятельности в ор ганизации заключается в обеспечении стабильности, предсказуемости и рентабельности.

Анализ существующей на данный момент организационной культу ры в сфере образования показал наличие определенной сбалансирован ности в сочетании признаков разных культур с преобладанием клановой.

90 Практическая и прикладная социальная психология Организацию с данным типом культуры можно представить как целост ную структуру с разделяемыми всеми сотрудниками ценностями и це лями. Организация делает акцент на долгосрочной выгоде от совершен ствования личности, придает значение высокой степени сплоченности коллектива.

В ходе исследования было установлено, что все руководители на ходятся в состоянии РК. Другими словами, находясь под воздействием РК, личность испытывает высокую психическую напряженность, ко торая негативно сказывается на межличностных отношениях и эффек тивности деятельности организации в целом. Полученные данные сви детельствуют о том, что РК более выражен у руководителей образова тельной профессиональной среды. 31 % руководителей имеет высокую степень выраженности РК, 65 % — среднюю (с тенденцией к высокой) и только 3 % — низкую степень выраженности РК. Наибольшую на пряженность вызывают противоречия между сложившимися условия ми и соблюдением ролевых требований руководителя, а также противо речия, вызванные рассогласованиями во множественном ролевом диа пазоне руководителя.

В медицинской профессиональной среде низкую и высокую степе ни выраженности РК составляют 19 % руководителей, среднюю степень с тенденцией к высокой — 62 %. Специфику проявления РК руководи теля сферы здравоохранения определяют противоречия между различ ными ожиданиями от разных групп «сверху» и «снизу».

Таким образом, при формировании определенного типа организаци онной культуры следует учитывать вероятность возникновения состоя ния РК у руководителя, что, в свою очередь, может оказывать влияние на эффективность деятельности организации в целом.

Т. Д. Дубовицкая, заведующая кафедрой управления персоналом Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета, доктор психологических наук, профессор МАРКЕТИНГОВОЕ МЫШЛЕНИЕ КАК КОМПОНЕНТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В современных условиях высокой конкуренции производителей то варов и услуг особая роль в получении максимально возможной прибы ли принадлежит маркетинговому поведению и связанному с ним марке тинговому мышлению субъектов профессиональной деятельности.

Т. Д. Дубовицкая Слово “market” в переводе с английского означает «рынок», термин “marketing” — «деятельность в сфере рынка». Пройдя ряд предваритель ных этапов своего развития, маркетинг на сегодняшний день выступа ет как область хозяйственной деятельности, направленная на обеспече ние удовлетворения потребностей клиента с выгодой для предприятия/ организации.

Маркетинговое поведение можно рассматривать как активность че ловека, проявляющуюся в его действиях и поступках, обеспечивающих удовлетворение потребностей других людей с выгодой для себя. Струк туру маркетингового поведения составляют когнитивный, коммуника тивный, эмотивный и аксиологический компоненты, каждый из которых характеризуется определенными особенностями.

Когнитивный компонент включает систему знаний о потребностях людей, а также маркетинговое мышление.

Президент компании “Mekka Consulting”, член Американской мар кетинговой ассоциации А. П. Репьев определяет маркетинговое мыш ление как привычку и умение буквально ко всему в бизнесе относиться с точки зрения клиента, умение думать и чувствовать за клиента и при нимать творческие решения, удовлетворяющие потребности клиента лучше, чем это делают конкуренты. Представленное понимание марке тингового мышления адекватно раскрывает его сущность на эмпириче ском уровне. Оно пригодно в практической деятельности маркетологов и прочих категорий специалистов для разработки направлений и содер жания их деятельности по обеспечению востребованности предлагае мых клиентам товаров и услуг. В то же время опора на такое определе ние затруднительна при формировании данного вида мышления у буду щих специалистов.

Маркетинговое мышление можно определить как тип мышления, проявляющийся в ситуации экономического взаимодействия субъ ектов, заключающийся в исследовании потребностей клиента и при нятии на этой основе решений, обусловливающих востребованность предлагаемых клиенту товаров и услуг. Маркетинговое мышление вы ступает, с одной стороны, как разновидность мышления профессионала маркетолога (так же как и математическое, педагогическое, экономи ческое, психологическое мышление и т. п.), а с другой — необходимо любому человеку, взаимодействующему с другими людьми, влияюще му на них для достижения собственных целей. Маркетинговое мышле ние называют также «рыночным чутьем», «рыночной удачливостью», «клиентоманией», «клиентоориентированностью». Главным услови ем его проявления является ситуация вступления субъектов в товарно 92 Практическая и прикладная социальная психология денежные отношения, когда один из них выступает как клиент, а дру гой — как лицо, предлагающее какой-то товар (услугу), который может быть приобретен клиентом за определенную плату. В широком смыс ле о маркетинговом мышлении (маркетинговом поведении) можно го ворить и в ситуации супружеских, детско-родительских, дружеских от ношений, а также в принятии управленческих, политических решений.

По сути, это способность достигать желаемого, учитывая потребности и стремления других людей.

Эмотивный компонент маркетингового поведения представлен спо собностью чувствовать настроение клиента, эмоционально с ним иден тифицироваться, для того чтобы понять, что именно он сейчас хочет.

Коммуникативный компонент включает владение средствами коммуни кации, перцепции и интеракции, обусловливающими способность че ловека привлекать к себе внимание, вызывать симпатию и оказывать влияние на других людей. Аксиологический компонент представлен вос требованными в обществе личностными качествами, способностями че ловека, составляющими его социальную ценность.

С. В. Ильинский, доцент кафедры психологии управления Самарской гуманитарной академии, кандидат психологических наук СОЦИАЛЬНО ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА КОНФЛИКТОВ В ВОИНСКОМ КОЛЛЕКТИВЕ Конфликт — это всегда сложный и многоплановый социальный фе номен. Конфликты возникают по различным причинам и мотивам: пси хологическим, экономическим, политическим, ценностным, религиоз ным и т. д. Кроме того, сама личность внутренне противоречива и под вержена постоянным стрессам.

Сложность социально-экономических, политических и духовных процессов в российском обществе, а также их динамичное развитие при вели к заметному увеличению количества конфликтов в воинских кол лективах. Относительно деятельности военнослужащих выделяют два основных типа конфликтов: внутриличностный и социальный.

Внутриличностный конфликт военнослужащего представляет со бой острое негативное переживание, вызванное затянувшейся борь бой структур самой личности, отражающей противоречивые связи с социальной средой.

С. В. Ильинский Под социальным конфликтом в воинском коллективе понимается наиболее острый способ развития и завершения значимых противоре чий, возникающих в процессе взаимодействия, заключающийся в про тиводействии военнослужащих и сопровождающийся их негативными эмоциями по отношению друг к другу.

К числу объективных причин конфликтов можно отнести обстоя тельства социального взаимодействия военнослужащих, которые при вели к столкновению интересов, мнений, установок и т. п. К их числу военные психологи относят:

— недостаточную обеспеченность подразделения всем необходи мым для нормальной жизнедеятельности и выполнения боевых задач;

— нарушения социальной справедливости при распределении ма териальных и духовных благ;

— слабую разработанность правовых путей разрешения межлич ностных противоречий;

— несоответствие нормативного (закрепленного уставом) характе ра отношений военнослужащих тому типу отношений, которые возни кают в процессе служебной деятельности и т. д.

Субъективные причины в основном связаны с индивидуальными психологическими особенностями оппонентов, которые приводят к то му, что они выбирают именно конфликтный способ разрешения проти воречия. Среди субъективных причин конфликтных ситуаций в подраз делении выделяются управленческие и психологические.

Управленческие причины:

— принятие необоснованных или ошибочных решений;

— излишняя опека старшими начальниками младших при выполне нии ими своих должностных обязанностей;

— недостаточная профессиональная подготовка некоторых военно служащих.

Психологические причины:

— неуставные отношения;

— стремление командира утвердить свой авторитет среди подчи ненных любой ценой;

— завышенная самооценка отдельных военнослужащих;

— стремление стать лидером в коллективе любыми путями;

— повышенная агрессивность и раздражительность;

— эмоциональная неустойчивость и т. д.

Военнослужащие, проходящие службу в одном коллективе, как прави ло, тесно взаимодействуют и в свободное время. Их интересы неизбежно 94 Практическая и прикладная социальная психология сталкиваются и мало зависят от воли и желания индивидов, что создает объективную основу для возможных конфликтных ситуаций.

Прогнозирование конфликтов в армейской среде является главной предпосылкой их успешного предупреждения и представляет собой не отъемлемую часть управленческой деятельности. Командиры должны обладать теоретическими и практическими знаниями о характере воз никновения, развития и завершения конфликтов.

Важный способ управления конфликтами — их профилактика. Пред конфликтная ситуация обычно возникает не внезапно, а постепенно.

Поэтому в первую очередь стоит уделять внимание организации жиз недеятельности военнослужащих, в которой сводится к минимуму воз никновение подобных ситуаций. Социально-психологические условия профилактики конфликтов должны занимать важное место в работе ко мандиров, воспитателей и психологов.

Таким образом, проблема предупреждения и урегулирования кон фликтов весьма сложна. Умение грамотно разрешать конфликтные си туации и предупреждать их возникновение является признаком высокой профессиональной компетентности современного офицера. Профилак тика конфликтных ситуаций требует меньших затрат, чем самое эффек тивное их разрешение.

О. Е. Кузнецова, доцент кафедры психологии Института педагогики и психологии Северного (Арктического) федерального университета им. М. В. Ломоносова (Архангельск), кандидат психологических наук ФУНКЦИИ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СУБКУЛЬТУР В СИСТЕМЕ ОТНОШЕНИЙ ОРГАНИЗАЦИИ Исследования организационной культуры компании показали, что те зис единой и монолитной культуры не всегда подтверждается на прак тике. Многочисленные исследования как в крупных, так и в небольших компаниях выявили неоднородность культуры, существование субкуль тур формальных и неформальных групп, которые имеют определенные социально-психологические функции в организации, определяемые в контексте ее отношений с общей культурой, внутригрупповых и меж групповых процессов. Если большинство функций общей культуры ор ганизации направлены на интеграцию, то основные функции субкуль тур формальных групп сосредоточены на дифференциации. В первую очередь к ним следует отнести следующие функции:

О. Е. Кузнецова 1) дифференцирующая — выделение отличий субкультурных харак теристик ингруппы от субкультурных характеристик аутгрупппы, под держание межгрупповых различий и групповой идентичности;

2) репрезентативная — установление отношений притяжения– отталкивания между субкультурами и общей культурой, а также меж ду различными субкультурами, что создает предпосылки для межкуль турной коммуникации;

3) инновационная — внесение новых элементов из субкультуры в общеорганизационную культуру;

4) сигнальная — выражение противоречий, которые не решены и скрыты в общей культуре организации;

5) инструментальная — объединение группы и достижение груп повых целей;

6) компенсаторная — компенсация противоречий, существующих в общей культуре организации.

На межгрупповую дифференциацию также направлены функции суб культур, обеспечивающие ценностно-нормативную основу группы:

1) идеологическая — создание своей идеологии аккумулирует цен ности, не вошедшие в общую культуру. Идеологические ориентации кон центрируют внимание не на том, что есть, а на том, что должно быть;

2) аксиологическая — целостность индивидного мировосприятия на основе группового ценностного консенсуса;

3) когнитивная — создание общности представлений о группе и объ екте деятельности с целью повышения эффективности совместной дея тельности.

По отношению к индивиду субкультуры также выполняют специфи ческие социально-психологические функции:

1) регулятивно-адаптационную — помощь индивиду в адаптации во внутриорганизационной среде;

2) социализирующую — создание альтернативного канала социали зации способствует усвоению групповых ценностей и представлений, развитию личности в групповой среде.

Однако группы в организации объединены совместной деятельно стью и суперординатной целью, поэтому субкультуры обладают также интегративными функциями:

1) формирующей — закрепление результатов межгруппового взаимодействия в форме общеорганизационных представлений и цен ностей, способствует формированию общей культуры организации че рез взаимодействие с другими субкультурами;

96 Практическая и прикладная социальная психология 2) регулирующей — регуляция межгруппового взаимодействия, на правленного на достижение суперординатной цели.

В любой организации существуют процессы дифференциации и ин теграции: процессы интеграции связаны прежде всего с функциями об щей организационной культуры, тогда как процессы дифференциации поддерживаются функциями организационных субкультур.

В нашем эмпирическом исследовании было выявлено, что в зависи мости от типа субкультуры формальные группы могут выполнять функ ции дифференциации или интеграции по отношению к общей организа ционной культуре и в системе межгрупповых отношений. Были выявле ны четыре типа: творческий, пассивный, регламентированный, активный.

Анализ соотношения организационной культуры и субкультур формаль ных групп показал, что группы творческого, активного типов выполняют функции дифференциации по отношению к общей организационной куль туре и в системе межгрупповых отношений, группы регламентированно го типа — функции интеграции, а группы пассивного типа слабо прояв ляют функции как дифференциации, так и интеграции.

Таким образом, знание субкультур дает возможность более эффек тивно осуществлять управление организационными процессами и че ловеческими ресурсами.

О. В. Кузьмина, аспирантка кафедры философии и культурологии СПбГУП ТЕХНОЛОГИЯ ПРЕСУППОЗИЦИИ КАК ВЕРБАЛЬНО КОММУНИКАТИВНЫЙ РЕСУРС РЕКЛАМНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В постиндустриальном обществе одним из средств динамики ценностно-нормативных структур антропологических матриц культуры становится реклама, которая в последние десятилетия выходит за пре делы понятия «маркетинг», становясь пространством творения вирту альных сущностей (имиджей, брендов). В ситуации жесткой рыночной конкуренции товарных марок современная реклама вынуждена отраба тывать все более эффективные способы воздействия на личность, ис пользуя изощренные средства модификации человеческих ценностей в нужном направлении.

В современной рекламе используется большой перечень лингвисти ческих и визуальных приемов, которые оказывают суггестивное влия ние на потребителя. Обычно эти способы заключаются в использова О. В. Кузьмина нии широкого спектра манипулятивных практик языкового воздействия на адресата (как правило, скрытого), таких как языковые метафоры, ложные аналогии, многозначность, косвенные речевые акты и т. д. Эф фективным методом программирования матричных структур созна ния и поведения является техника пресуппозиции (лат. prae — впереди, suppositio — подкладывание). Вербальные приемы пресуппозиции пред полагают утверждение чего-то в качестве аксиомы, некоторое допуще ние заданного смысла, вопрос, содержание которого определяет харак тер ответа, предпосылку, предположение, «преддопущение» в высказы вании того, что в нем неявным образом скрыто (Наумова, 1998).


Рекламные сообщения, построенные на базе прагматической пресуп позиции, способны создавать предварительное мнение о товаре и воз можности его приобретения в «обход» сознания потребителя. Нечто утверждается как само собой разумеющееся или просто известное ауди тории. В структуре вопроса прием пресуппозиции определяет рамки от вета и его смысловое содержание, поэтому очевиден вывод о том, что инициатор коммуникации во многих случаях может добиться ожидае мого (запланированного) ответа, удачно выбрав формулировку вопроса (Костяев, 2003). Основная идея таких сообщений принимается потре бителем без обсуждения и рефлексии. Внимание человека отвлекает ся на решение вопросов выбора, лежащего в пределах основной идеи.

Предпосылка как элемент текстовых конструкций может быть спрое цирована на любые формы рекламы и PR: использование рамки, второ го плана или «образа-вампира» в визуальной рекламе;

при проведении промоакций (Гребенкин, 2000).

Технология речевых пресуппозиций в рекламе позволяет строить высказывания, смещая фокус внимания с необходимых утверждений на детали так, что необходимые утверждения начинают подразумевать ся как само собой разумеющееся. Тогда эти утверждения принимаются клиентом как данность, не подлежащая сомнению, и выбор происходит уже внутри этой рамки. Например: «Вы можете взять кока-колу в новой большой бутылке и получить больше за ту же цену». Таким образом, мы видим, что выбор теперь происходит уже между бутылками, а не между кока-колой и напитком другой марки.

Эффективность технологии пресуппозиции как средства утвержде ния нормативных параметров поведения формулой вербального посла ния зависит от степени референтности для аудитории субъекта рекламно го дискурса. В этих целях источник высказывания подается как обладаю щий соответствующим символическим и социально-коммуникативным «капиталом», а именно: а) кумиром, выступающим для реципиента 98 Практическая и прикладная социальная психология проекцией его идеального «я»;

б) персонифицированным способом ре шения актуальных жизненных проблем аудитории;

в) неформальным «лидером мнения» (коммуникативным медиатором). Рекламное посла ние может также позиционироваться от имени референтной «группы мнения» (в частности, такого рода функции выполняют участники те левизионных ток-шоу, демонстрирующие соответствующие ценности и нормативные модели поведения, с которыми зритель невольно начи нает себя отождествлять).

Таким образом, тонко встроенное в рекламный текст преддопущение позволяет установить обратную связь с аудиторией в форме лояльно сти, включенности, доверия, оно снижает сознательность и критичность в момент восприятия внушаемого содержания, провоцирует аудиторию на демонстрацию не требующего анализа или оценки нормативного по ведения. Технология пресуппозицции обеспечивает проектный характер рекламного послания, который становится значимым условием эффек тивности рекламного дискурса.

О. В. Малова, юрисконсульт некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих “Северная столица”» (Череповец) УРОВЕНЬ СУБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ ЛИЦ С ПРОДУКТИВНОЙ И НЕПРОДУКТИВНОЙ СТРАТЕГИЯМИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ: ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ В литературе доминирует мнение, что с выбором продуктивной или непродуктивной стратегии профессионального развития связаны опре деленные индивидуально-психологические особенности личности, ле жащие в сфере ценностных ориентаций, мотивационной сфере лично сти, и в первую очередь особенности субъективного локуса контроля.

В настоящей работе мы стремились проверить предположение о взаи мосвязи субъективного локуса контроля и стратегии профессионально го развития субъекта в современном российском социуме и определить, имеют ли место гендерные особенности такой взаимосвязи.

Мы использовали для формирования выборки объективные показа тели: для пассивной стратегии профессионального развития — состоя ние «хронической безработицы», понимаемое как отсутствие работы в течение длительного периода времени. В качестве группы людей с ак тивными стратегиями профессионального развития мы избрали груп пу работающих жителей того же региона, совмещающих свою профес О. В. Малова сиональную деятельность с получением высшего образования на ба зе имеющегося среднеспециального, — студенты заочного обучения.

Данным группам были присвоены условные названия «продуктивные»

и «непродуктивные».

Результаты обследования респондентов с различными стратегиями профессионального развития по опроснику «Уровень субъективного контроля» (УСК) показали, что по всем семи шкалам опросника между продуктивными и непродуктивными имеются существенные, статисти чески значимые различия. Продуктивные мужчины и женщины отлича ются высоким уровнем субъективного контроля над любыми значимы ми ситуациями, считают, что большинство важных событий в их жизни было результатом их собственных действий, чувствуют ответственность за эти действия. Непродуктивные мужчины и женщины считают, что не способны контролировать события своей жизни, приписывают успе хи скорее внешним обстоятельствам. В профессиональной деятельно сти более важное значение придается руководству, коллегам по работе, везению/невезению.

С целью определить наличие гендерных особенностей взаимосвязи уровня субъективного контроля личности и стратегий профессиональ ного развития мы рассмотрели показатели теста УСК, разделив испы туемых по группам мужчин и женщин. Наши результаты показывают, что по уровню субъективного контроля имеются различия между про дуктивными мужчинами и продуктивными женщинами. Статистически значимые различия в пользу мужчин имеются по шкалам «интерналь ность в области неудач» (Ин) и «интернальность в области производ ственных отношений» (Ип), а также по шкале «интернальность в обла сти достижений» (Ид). По шкалам «интернальность в области межлич ностных отношений» (Им) и «интернальность в отношении здоровья и болезни» (Из) значимых различий нет. Показатели по шкале «интер нальность в семейных отношениях» (Ис) несколько выше у женщин, чем у мужчин, но эти различия статистически незначимы. Значимыми так же получились различия по шкале «общая интернальность» (Ио): у про дуктивных мужчин результаты выше, чем у женщин.

Показатели по тесту УСК непродуктивных мужчин и женщин очень близки. Значимые различия выявлены только по шкале «интернальность в межличностных отношениях» (Им). У мужчин показатели по этой шкале выше.

По всем шкалам опросника показатели непродуктивных мужчин ста тистически значимо ниже, чем у продуктивных, показатели у продуктив ных женщин выше, чем у непродуктивных. Представляется интересным 100 Практическая и прикладная социальная психология тот факт, что максимальные различия между продуктивными и непро дуктивными женщинами наблюдаются по показателю «Ис», а мини мальные — по показателю «Ип». Можно предположить, что для того, чтобы женщина могла активно заниматься профессиональной деятель ностью, особую значимость имеет ее готовность эффективно справлять ся с семейной ситуацией, что соответствует высоким значениям по по казателю «Ис».

А. З. Поздеева, психолог Регионального агентства молодежных программ и проектов Оренбургской области КОРРЕКЦИЯ ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Защита детей и подростков от насилия и жестокости и предупрежде ние преступлений против них являются чрезвычайно социально важ ной и актуальной задачей, решение которой носит междисциплинарный, комплексный характер (работа правоохранительной системы, органов опеки и попечительства, социальной и педагогической сфер, медицин ской и психологической служб).

Виктимологически ориентированная система предупреждения про тивоправных действий в отношении детей и подростков должна стро иться с учетом типологии поведения потерпевших в предкриминальной и криминальной ситуациях.

Поведенческая коррекция признается одной из наиболее адекватных и эффективных форм психологического воздействия на личность с от клоняющимся поведением. Для него характерны концептуальная чет кость и относительная простота методов. Оно непосредственно наце лено на поведенческие изменения и имеет выраженный практический характер.

Нами разработан тренинг, направленный на коррекцию отклоня ющегося поведения. Цель участников — избавление от серьезных эмо циональных проблем или их предотвращение, а также достижение опре деленных изменений в поведении и психике. Перед членами группы ставится цель — выработать такие формы поведения, которые либо одобряются обществом, либо желательны для самих участников. Уси лия в группе направлены на то, чтобы помочь участникам в развитии важных навыков межличностных отношений и управлении эмоциями.

В тренинге подростков обучают умению принимать решения, развива А. З. Поздеева ют способность справляться с беспокойством, совершенствуют навыки общения и уверенность в себе. Членам группы надо показать, что уве ренность в себе не следует путать с бесчувственностью и ограничивать ее выражением только отрицательных эмоций. Важным условием раз вития уверенности в себе является способность к выражению положи тельного, заботливого отношения к другим. Членам группы надо сказать и то, что право на уверенность в себе не означает необходимости быть уверенным в любых обстоятельствах. Для развития уверенности в себе за основу мы взяли методику репетиции уверенного поведения. С этой целью мы используем ролевые игры, моделирующие ситуации, которые могут создать определенные сложности для участников. Как правило, это ситуации, связанные с необходимостью как обратиться с просьбой, так и ответить отказом. Примерами могут служить занятия по отработ ке уверенного поведения при общении с работниками сферы обслужива ния или в условиях критичного или неприязненного отношения со сто роны окружающих, тренировка различных коммуникационных навыков, включая внимание к собеседнику, способность к самораскрытию в раз говоре, умение делать и принимать комплименты, менять тему разгово ра, начинать и заканчивать разговор, выдерживать паузы.

Также в тренинге мы использовали приемы релаксации для тормо жения тревожной реакции. Мы основывались на процедуре прогрессив ной мышечной релаксации Якобсона (Jacobson, 1938), при которой груп пы мышц поочередно напрягаются и расслабляются. Например, сжимая кулак, а затем разжимая его и тем самым снимая напряжение, участник учится различать состояние напряжения и релаксации и в конечном сче те расслаблять мышцы по желанию.

Тренинг апробирован на девиантных подростках разного пола 14– 16 лет. В исследовании принимали участие две группы: эксперимен тальная, с которой проводилась психокоррекционная работа на изме нение склонности к виктимному поведению, и контрольная, с которой не проводилась психоррекционная работа. Для проверки эффективно сти тренинга до и после психотренинга в обеих группах было проведе но тестирование с использованием методики исследования склонности к виктимному поведению О. О. Андрониковой. По итогам исследова ния было выявлено, что в экспериментальной группе уровень склонно сти к виктимному поведению ниже, чем в контрольной группе. Можно говорить о том, что психокоррекционная работа, проведенная в экспе риментальной группе, оказалась эффективной в работе с девиантными подростками.

102 Практическая и прикладная социальная психология Р. А. Руджинскене, докторант кафедры эдукологий Шяуляйского университета (Литва) ПСИХОЛОГИЯ КОУЧИНГA В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ Коучинг (coaching) — новейшая методика развития личной эффек тивности, которая помогает человеку добиваться самоизменения. Коу чинг — это синтез ментора, который верит в ваш потенциал и помогает выдвинуть цели, руководителя, который помогает разбивать большую цель на промежуточные, личного тренера, который помогает успешно двигаться избранным путем, и коллеги, который обеспечивает обрат ную связь, помогающую постоянно самосовершенствоваться. Как са мые успешные спортсмены в мире, так и руководители огромных кор пораций все чаще обращаются к специалистам по коучингу.

Т. Голви (Timothy Gallwey) в 1972 году издал книгу «Внутренняя игра в теннис». Книга стала очень популярной, и эти принципы из спорта бы ли перенесены в другие области жизни, прежде всего в бизнес. Это было первым шагом к тому, что сегодня мы называем коучингом. В 1980 году Т. Дж. Леонард (1955–2003) сформулировал методику коучинга (Coach), которая в настоящее время практикуется более чем в ста странах мира.

Он первым употребил термин «коучинг» безотносительно к спору. Это метод совершенствования личных способностей человека. В 1992 году Леонард основал организацию, которую назвал Институтом коучинга.

Основная задача коучинга — поощрять самосовершенствование че ловека, чтобы человек сам смог найти ответы на интересующие его во просы, раскрыть свои внутренние возможности. Коучинг позволяет планировать жизнь, деятельность, будущее, определять основные це ли и наиболее эффективные способы их достижения. Это совершенно уникальная методика, которая не учит человека, а помогает ему эффек тивно использовать свои врожденные способности, имеющиеся знания и накопленный опыт. Психология коучинга основана на убеждении, что у человека достаточно врожденных способностей для достижения лю бых целей и этот потенциал заложен в его подсознании, а с подсозна нием он общается в форме вопросов-ответов. Если сумеешь задать себе правильный вопрос, получишь правильный ответ. Действительно, осно ву всех техник коучинга составляют вопросы, которые помогают чело веку открыть дверь в «библиотеку», находящуюся в его подсознании, где хранятся все нужные ответы и решения.

Некоторые ученые определяют коучинг как партнерство с клиентом, провоцирующее мышление и творческий процесс, которое вдохновля В. Н. Семенов ет оптимизировать личный и профессиональный потенциал. Другие на зывают коучинг определенной психотерапией. И все правы. Понятие «коучинг» объединило разные сферы: менеджмент, психологию, психо терапию и социологию. Коучинг создает условия для человека, позво ляющие стать ему конкурентоспособным в бизнесе, реализовать свой потенциал, самостоятельно, ответственно принимать решения в разных жизненных ситуациях, прогнозировать их последствия. Во время сес сии коучинга и появляется импульс к действию. От психотерапии он от личается тем, что работа проводится с будущим человека, а психотера певт углубляется в его прошлое. Коуч (тренер) стремится к тому, чтобы клиент прежде всего идентифицировал проблему, проанализировал ее и сам принял решение.

Психология коучинга основана на доверии и понимании, направлен ном на восприятие самим клиентом личных желаний, стремлении к до стижению важных для клиента конкретных целей. Коучинг не решает проблемы, он учит решать проблемы и позволяет применять изменения.

Во время сессии человек не получает ни одного совета или указания, как действовать, коуч помогает человеку самому найти наиболее эффектив ный путь. Когда человек сам находит решение, он берет на себя ответ ственность за его осуществление. Коучинг — это не только технология задавания «правильных» вопросов. В широком смысле это целая фило софия. Обучение и образование могут осуществляться не только во вре мя специальных мероприятий, но и непосредственно на рабочих местах путем анализа повседневной деятельности. Когда для нас что-то важно, мы учимся у самой жизни. Основная цель специалиста по коучингу — помочь людям научиться учиться.

В. Н. Семенов, медицинский судебный эксперт-психолог Государственной службы судебно-медицинских экспертиз Республики Беларусь СОЦИАЛЬНО ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ РАЗВИТИЯ ДИССОЦИАЛЬНОГО РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ — КОРРЕКЦИОННЫЕ МИШЕНИ БУДУЩЕГО АНТИСОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ Диссоциальное расстройство личности (далее — ДРЛ), согласно данным большинства зарубежных и отечественных исследователей, относится к психическим аномалиям, характеризующимся высокой 104 Практическая и прикладная социальная психология и разнообразной криминальной активностью (Голубева, 2004;

Дмитрие ва и др., 2006;

Обросов, 2004). Лица с ДРЛ часто совершают преступле ния, направленные против жизни и здоровья личности. Распространен ность ДРЛ, по данным зарубежных исследователей, в различных стра нах варьирует от 0,5 до 9,4 % (Дмитриева и др., 2008;

Girolamo, 1995).

Наибольшую распространенность ДРЛ имеет среди обитателей пени тенциарных учреждений и составляет от 30 до 75 % (Обросов, 2004).

В последние годы в центре внимания исследователей оказались пре дикторы развития ДРЛ. Изучение их роли в развитии ДРЛ неизбежно трансформируется в решение проблемы «биологической или социаль ной» детерминации психических аномалий (Антонян, 1991;

Дмитрие ва и др., 2008).

Первоначально развитие ДРЛ связывалось с исключительным влия нием генетических факторов (Антонян, 1991;

Ганнушкин, 1998). ДРЛ рассматривалось в качестве одной из форм «дегенераций». Социальной среде отводилась лишь роль условий, в которых проявляется генетиче ски детерминированная структура ДРЛ. Дальнейшие исследования бы ли ориентированы на биологические либо социальные модели объясне ния генеза ДРЛ. В настоящее время среди зарубежных и отечественных исследователей получила распространение гипотеза о полиэтиологиче ской детерминации ДРЛ. Вопрос о роли биологических и социальных факторов в формировании ДРЛ имеет существенное значение, посколь ку от точного определения причин развития данной психической анома лии зависит эффективность ее терапии, а следовательно, и возможность превентивного снижения потенциальной криминогенной активности.

В многочисленных исследованиях были получены данные, свидетель ствующие о том, что у лиц с ДРЛ обнаруживаются специфические изме нения в морфологии и биохимии головного мозга. Дисфункциональные участки головного мозга являются одной из коррекционных мишеней опосредованной превенции антисоциального поведения. Другая часть исследователей указывает на то, что лица с ДРЛ часто являются выход цами из социально неблагополучных семей, имеют психопатологиче ский отягощенный анамнез (наличие зависимости от алкоголя и рас стройства личности у одного или обоих родителей) и переживали опыт насилия (физического, сексуального и психологического) в раннем дет стве (Гурьева, 1980;

Личко, 1983;

Обросов, 2004;

Хилл, Моэн, 2006).

По мнению Дж. Хилла, А. Е. Личко, В. Я. Гиндикина, В. А. Гурьевой, Т. Б. Дмитриевой, Б. Моэн и И. Ф. Обросова, определенную роль в ста новлении данной психической аномалии играют такие стили семейного воспитания, как «гипопротекция», «эмоциональное отвержение» и от Е. Б. Фанталова сутствие последовательности в воспитательных воздействиях. Родите ли детей, у которых впоследствии диагностируется ДРЛ, не умеют уста навливать четкие правила поведения (Хилл, Моэн, 2006). В ряде случа ев лица с ДРЛ переживают эмоциональную депривацию, в результате которой фрустрированными оказываются их эмоциональные и биологи ческие потребности (Хилл, Моэн, 2006). По мнению Кертиса (G. C. Cur tis), Семпе (C. H. Cempe), Сильвера (L. B. Silver), развитие ДРЛ связано с «синдромом избиваемого ребенка». Социально неблагоприятная сре да является второй коррекционной мишенью опосредованной превен ции антисоциального поведения.

Таким образом, следующим этапом в развитии представлений об основных путях формирования ДРЛ должна являться интегратив ная модель, в которой ДРЛ будет рассматриваться в качестве системно го эффекта взаимодействия биологических и социальных предикторов, а не ограничиваться исследованием их независимых влияний.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.