авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

НА ПОРОГЕ ВЗРОСЛЕНИЯ

Сборник тезисов

участников Третьей Всероссийской

научно-практической конференции

по психологии развития

Москва 2011

ББК 88.4

Н12

На пороге взросления. Сборник тезисов участников Третьей

Всероссийской научно-практической конференции по психологии

развития. – М.: МГППУ, 2011. – 300 с.

Редакторы:

Л. Ф. Обухова, И. А. Корепанова Редакционная коллегия:

Н. Н. Авдеева, В. В. Аршинова, И. А. Баева, В. В. Барцалкина, Н. Л. Белопольская, О. Е. Буланова, Т. П. Гаврилова, Л. А. Головей, Е. Г. Дозорцева, М. А. Егорова, Н. В. Зверева, Т. Л. Крюкова, А. С. Обухов, В. Н. Ослон, Л. С. Печникова, А. М. Прихожан, Н. Н. Толстых, Е. В. Филиппова, А. В. Фокина, Л. Б. Шнейдер, Н. Б. Шумакова, А. М. Щербакова, Е. И. Щебланова Сборник тезисов включает в себя тезисы докладов участников третьей Всероссийской научно-практической конференции «На пороге взросления», состоявшейся 23–25 ноября 2011 года в Московском городском психолого педагогическом университете.

Издание подготовлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект «Конференция «На пороге взросления» № 11-06-14057г. Руко водитель проекта – доктор психологических наук, заведующая кафедрой воз растной психологии Московского городского психолого-педагогического уни верситета Л. Ф. Обухова.

ISBN 978-5-89774-086- © МГППУ, 2011.

Предисловие Предлагаемый читателю сборник содержит тезисы исследований разви тия психических процессов и личности в подростковом возрасте, присланные на Третью Всероссийскую конференцию по психологии развития «На пороге взросления» (МГППУ, 23–25 ноября 2011). Материалы, включенные в сбор ник, охватывают широкий круг проблем психического развития подростка в современном обществе. По содержанию тезисов можно проследить преем ственность между классическими и современными представлениями психо логов о подростке и одновременно отметить существенные изменения в пси хической жизни современного поколения. Заметно расширился и дифферен цировался диапазон исследований подросткового возраста: подросток в про шлом и настоящем;

подросток в мегаполисе и провинции;

подросток в семье и вне семьи;

подросток в учебнике и в жизни;

подросток, нормально развива ющийся и имеющий отклонения в развитии.

Тезисы сгруппированы по направлениям, соответствующим секциям кон ференции:

• Меняющийся подросток в изменяющемся мире.

• Социальная ситуация развития современного подростка: проблемы и пер спективы.

• Развитие личности в подростковом возрасте.

• Подросток в мегаполисе и провинции.

• Образ мира и собственного жизненного пути у современных подростков.

• Одаренные подростки: проблемы и прогноз развития.

• Развитие личности подростка, воспитывающегося в трудных жизненных условиях.

• Подросток в семье – проблемы психологического консультирования под ростков и родителей.

• Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации.

• Девиантный подросток: ресурсы развития.

• Зависимое поведение в подростковой среде: проблемы и пути их решения.

• Психология профессионального самоопределения.

• Жизненные трудности современных подростков: совладение и защита.

Цель конференции – анализ социально-психологического развития совре менных подростков и привлечение внимания научного и образовательного со общества к актуальным проблемам подросткового возраста, прежде всего к проблеме рисков психического и личностного развития в этом возрасте. Не смотря на обилие работ, посвященных взрослению, актуальность его изуче ния всегда остается высокой. По словам Л. С. Выготского подростковый воз раст – это «эпоха созревания личности и мировоззрения, время высших син тезов на основе кризиса становления и созревания тех высших образований, которые являются фундаментом всего сознательного существования челове ка». Представленные в сборнике тезисов разработки отечественных психо логов подготавливают почву для более глубоких научных обобщений.

Организаторы конференции: Департамент образования города Москвы, Московский городской психолого-педагогический университет, Санкт Петербургский государственный университет. Конференция проводится в рамках проекта № 11-06-14057г Российского гуманитарного научного фонда.

Л. Ф. Обухова, И. А. Корепанова Часть 1.

Меняющийся подросток в изменяющемся мире:

развитие личности и индивидуальности Связь феноменов личного эгоцентризма с когнитивными и некогнитивными личностными характеристиками А. С. Андреев аспирант МГППУ, Москва Охватывая весь период изучения эгоцентризма от Ж. Пиаже до современ ных исследований (Л. Ф. Обухова, Т. В. Рябова, Т. И. Пашукова и др.) можно увидеть много спорных и порой неоднозначных моментов. По результатам од них исследований степень выраженности феноменов «воображаемая аудитория и «личный миф» отрицательно коррелирует с возрастом испытуемых. Однако другие исследования не обнаружили связи феноменов с возрастом. Динамика и содержание феномена «сфокусированность на себе» тоже имеет белые пятна.

Принимая во внимание противоречивый характер теоретических и эмпи рических данных, мы предприняли исследование, в котором решалась зада ча изучения связи феноменов эгоцентризма с другими личностными характе ристиками (самооценкой, креативностью, уровнем притязания). В исследова нии приняли участие 239 подростков 13–14 лет из разных московских школ (127 мальчиков и 112 девочек).





Для выявления связи феноменов эгоцентризма с другими личностны ми характеристиками мы провели корреляционный анализ, который позво лил обнаружить слабые, но статистически значимые корреляции между сте пенью выраженности феноменов личностного эгоцентризма, с одной сторо ны, и когнитивными и некогнитивными личностными характеристиками, с другой. Степень выраженности феномена «Личный миф» (по методике Р. Эн райта) положительно коррелирует со значением шкалы «незаметный–автори тетный» (r=0,15) и отрицательно – со значением шкалы «говорить–слушать»

(r= –0,16) методики «Феномены личностного эгоцентризма (ФЛЭ)», разработан ной нами для более тщательного изучения этих феноменов. Таким образом, чем выше степень выраженности феномена «Личный миф», тем в большей мере ав торитетным считает себя подросток, а в ситуации общения он предпочитает гово рить о переживаниях или событиях в его жизни, а не слушать собеседника.

Выраженность феномена «сфокусированность на себе» положительно кор релируют с уровнем вербальной креативности (r= 0,2), с уровнем самооцен ки подростка (r= 0,2) и отрицательно коррелируют со значением шкалы «рани мый–неуязвимый» методики «ФЛЭ». Таким образом, подростки с высокой сте пенью сфокусированности на себе обладают более высоким уровнем вербаль ной креативности и более высокой самооценкой. Кроме того, согласно полу В. В. Барабанова ченным данным, чем выше степень выраженности феномена «сфокусирован ность на себе», тем в большей степени подросток ощущает себя «ранимым».

Корреляционный анализ позволил обнаружить достоверную отрицатель ную связь между уровнем интеллектуальных способностей (по методи ке KFT) и значением шкалы «лидер–ведомый» (r= –0,24), а также положи тельную корреляционную связь со шкалами «обыкновенный – уникальный»

(r=0,42) и «простой–сложный» (r=0,37) (по методике «ФЛЭ»). Согласно по лученным данным, чем выше интеллектуальные способности, тем в большей степени подросток считает себя лидером по натуре, воспринимает себя как человека уникального и сложного.

Кроме того, уровень самооценки коррелирует со шкалой «простой–слож ный» (r=0,25) методики «ФЛЭ». Высокой самооценки подростка соответству ет восприятие себя как сложной личности. В то же время, чем более сложным считает себя подросток, тем в меньшей степени объектом его внимания ста новятся мысли и чувства других людей.

Выводы Выполненное нами исследование феноменов личностного эгоцентризма и их связи с другими когнитичными и некогнитивными личностными харак теристиками позволило дать более полную психологическую характеристи ку подростков с разной степенью выраженности у них феноменов личност ного эгоцентризма.

Феномены личного эгоцентризма связаны с самооценкой и уровнем креа тивности младших подростков, а также с их особым восприятием и ощуще нием себя как простого или сложного, незаметного или авторитетного, рани мого или неуязвимого.

Полученные нами данные позволяют выдвинуть предположение, что фор мирование самооценки подростка тесно связано с возникновением, развити ем и преодолением такого феномена личностного эгоцентризма как «сфоку сированность на себе». Мы также можем предположить, что «сфокусирован ность на себе» играет важную роль в формировании дифференцированного представления о себе, рефлексии своего «Я» у подростков.

К вопросу о гендерных представлениях младших подростков В. В. Барабанова МГППУ, Москва Целью представленной работы было изучение особенностей гендерных пред ставлений младших подростков, отношения девочек и мальчиков к себе как пред ставителям определённого пола и сверстникам своего и противоположного пола.

В исследовании участвовали 29 учащихся 5-го класса московской школы (16 мальчиков и 13 девочек) в возрасте 12–13 лет.

Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности Методы исследования. Модифицированная методика Дембо-Рубинштейн.

Дети оценивали себя, себя-идеального и сверстников – девочку и мальчика по 12 шкалам: маскулинным (М) – сила, смелость, активность, задиристость;

фе мининным (Ф) – доброта, ласковость, воспитанность, аккуратность;

нейтраль ным (Н) – ум, красота, трудолюбие, честность. Проективные методы («Незакон ченные предложения» и рисунки себя, мальчика и девочки), направленные на выявление отношения к себе и сверстникам своего и противоположного пола.

Результаты. По нейтральным качествам девочки и мальчики высоко оце нивают себя (девочки Н=8,1, мальчики Н=8,2);

сверстника своего пола (девоч ки Н=9,5, мальчики Н=9,0) и противоположного пола (девочки Н=8,8, мальчи ки Н=8,2). Оценка сверстника своего пола более высокая, особенно у девочек, что свидетельствует о привлекательности своего пола.

Анализ соотношения оценок по маскулинным и фемининным качествам показал: образ себя у девочек слегка фемининный (М=7,1;

Ф=8,1), у мальчи ков – андрогинный (М=7,5;

Ф=7,7). Идеальный образ себя – фемининный как у девочек (М=7,2;

Ф=8,9), так и мальчиков (М=8,3;

Ф=9,5).

Обобщённый образ девочки представляют традиционно фемининным и девочки (М=6,9;

Ф=9,1) и мальчики (М=4,9;

Ф=8,3), при этом девочки пред ставляют девочку более маскулинной, чем мальчики. Образ обобщённого мальчика андрогинен у девочек (М=8,3;

Ф=8,1) и у мальчиков (М=8,5;

Ф=8,2).

Обращает на себя внимание тот факт, что во всех образах мальчиков маль чики дают высокие оценки по фемининным качествам. Для них значимы и привлекательны качества аккуратности, воспитанности, доброты и ласково сти, это, на наш взгляд, свидетельствует, что мальчик младшего подростково го возраста продолжает ориентироваться преимущественно на образ хороше го ребёнка и ученика глазами взрослых.

Сопоставление образов себя-реальной и идеальной по маскулинным ка чествам говорит о том, что девочки стремятся быть более сильными, смелы ми, активными и менее задиристыми, чем в реальности. Девочкам присуще стремление к большей собственной андрогинности.

По результатам методики «Незаконченные предложения» у девочек преобла дает позитивное отношение к себе (71 % высказываний) и к сверстнице (71 %) и негативное к сверстнику (56 %). Мальчики позитивно относятся к себе, свер стнику (63 % испытуемых) и сверстнице (44 %). То есть мальчики более пози тивно относятся к сверстнице, чем девочки к сверстнику. Соотношение пози тивных и негативных высказываний у мальчиков относительно девочек равное.

Они предпочитают девочек аккуратных, красивых, заботливых и добрых. У де вочек в отношении мальчиков количество негативных высказываний преобла дает над позитивными (3:1). Им нравятся мальчики, которые позитивно отно сятся к девочкам и оказывают им знаки внимания. Высказывания типа «маль чики нравятся, когда за мной ухаживают» составляют половину ответов дево чек. Аналогичных высказываний у мальчиков не встречаются.

Т. Ю. Баркова Анализ рисуночных проб показал несколько иную картину гендерных представлений. У девочек ярко выражено позитивное отношение ко всем ана лизируемым образам, в том числе и к сверстнику. Рисунок мальчика у дево чек больше похож на образ желаемого (каким хотят его видеть), чем реально го (какой он есть). У мальчиков более проблемная ситуация. Позитивно маль чики видят только сверстника, а к себе и сверстнице-девочке относятся преи мущественно конфликтно (по 50 %) и негативно (12,5 % и 18,7 %).

Выводы Обобщая результаты, можно выделить две основные проблемы формиро вания гендерных представлений младших подростков:

1. выраженная феминизация представлений мальчиков о желаемом и должен ствующем образе мальчика (мальчик должен быть в максимальной степе ни аккуратным, воспитанным, ласковым), что вступает в противоречие с реальным развитием этих качеств у мальчиков и с будущими нормативами подростково-юношеского сообщества: не быть слабым, не быть как девочка.

2. наличие у мальчиков и девочек негативного отношения к сверстнику противоположного пола (от 50 до 75 %): у мальчиков это проявляется в эмоционально-ценностном аспекте (в рисунке сверстницы), у девочек это проявляется преимущественно в вербальном плане (по результатам мето дики «Незаконченные предложения»).

Латентно-структурная модель взаимодействия индивидуально-личностных и психосоциальных факторов в контексте психосоматического развития подростков Т. Ю. Баркова психолог научно-методического центра «ДАР», Москва Подростковый возраст сопровождается психоэмоциональными, психо социальными и телесными изменениями. Эти три аспекта развития взаим но связаны между собой: трудности реализации возрастных задач на одном уровне негативно отражаются на остальных.

В результате междисциплинарного исследования психологических, меди цинских и социальных характеристик, была разработана латентно-структурная модель взаимодействия индивидуально-личностных и психосоциальных фак торов в контексте их влияния на психосоматическое состояние подростков.

В основу модели легла гуманистическая теория личности Э. Фромма, со гласно которой психосоциальное благополучие человека определяется степе нью удовлетворения им пяти основных экзистенциональных потребностей:

в установлении связей с себе подобными (связность), в созидании (созидательность), Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности в укоренённости (укоренённость), в идентичности (идентичность), в осмыслении окружающего мира (осмысление).

Каждая из этих позиций представляет собой латентную переменную моде ли, которой соответствуют явные переменные (указаны в скобках), получен ные в ходе эмпирического исследования:

1. связность (социальная экстраверсия;

межличностная тревожность;

физи ческая, косвенная, вербальная агрессия, раздражительность, негативизм;

интернальность в межличностных отношениях;

общительность);

2. созидательность (школьная тревожность;

когнитивно-социальная актив ность;

защитные механизмы: подавление, регрессия, замещение;

конфрон тационный копинг, дистанцирование, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, копинг вида «бегство-избегание», планирование решения проблемы, положительная переоценка);

3. укоренённость (позитивно-директивное и отстранённое отношение роди телей);

4. идентичность (самооценочная тревожность;

чувство вины;

депрессия;

интернальность в сфере достижений и неудач;

защитные механизмы: от рицание, компенсация, проекция, реактивное образование);

5. осмысление (обида, подозрительность, защитный механизм интеллектуа лизация, социальная нормативность;

враждебно-непоследовательное от ношение родителей).

Также в качестве латентных переменных в модель включены астено невротические реакции подростка и его отношение к здоровью.

Была составлена концептуальная схема взаимосвязей изложенных выше па раметров с участием психосоматического компонента. Затем проведена серия вычислительных экспериментов (с использованием модуля SEPATH програм мы STATISTICA). Результирующая модель (см. рисунок) удовлетворяет требо ваниям адекватности как с точки зрения математики, так и предметной области.

Анализ полученных результатов позволяет сделать следующие основные выводы:

1. В подростковом возрасте существует специфика взаимоотношений меж ду параметрами, характеризующими основные потребности человека (по Э. Фромму), и психосоматическим состоянием.

2. на психосоматический компонент существенное влияние оказывают уко ренённость и связность;

опосредовано (через связность) оказывает вли яние идентичность и созидательность. Все связи положительны – боль шая степень выраженности фактора приводит к улучшению психосомати ческого здоровья.

3. психосоматический компонент в равной степени оказывает влияние на астено-невротические реакции и на отношение к здоровью. На отноше ние к здоровью также влияет осмысление.

К. К. Бейнарович Использование математического моделирования в процессе разносторон него исследования подростков позволило дополнить научное представление об особенностях взаимодействия соматических, психологических и социаль ных факторов.

Отношение Астено-невротические к здоровью реакции Психосоматический компонент Связность Осмысление Укоренённость Созидательность Идентичность Латентно-структурная математическая модель влияния психосоциальных факторов на психосоматическое состояние подростков, разработанная на основе гуманистической теории личности Э. Фромма К проблеме личностного адаптационного потенциала подростков К. К. Бейнарович СПбГУ, Санкт-Петербург В настоящее время крайне мало эмпирических исследований по изуче нию личностного адаптационного потенциала (АП) у подростков, что и об условило актуальность данного исследования. Мы предположили, что в ка честве составляющих АП могут выступать некоторые свойства личности, конструктивные стратегии совладающего поведения, важной частью АП яв ляется отношение к собственному будущему и наличие временной перспек тивы (ВП) у подростков.

Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности В исследовании приняли участие 144 старшеклассника в возрасте 14– лет. Применялись следующие методы: шкала социально-психологической адаптированности К. Роджерса, Р. Даймонда, многофакторный личностный опросник Р. Кеттелла (юношеский вариант), опросник способов совладания Р. Лазаруса, анкета, направленная на выявление отношений с родителями, взаимоотношений с социумом, адаптации к социальным условиям и учебной деятельности, уровня сформированности профессиональных планов. Для из учения отношений к прошлому, настоящему и будущему использовался метод мотивационных индукций Ж. Нюттена.

Исследование уровня социально-психологической адаптации показало, что у большинства подростков (91 %) адаптация преобладает над дезадапта цией, они принимают себя и других, склонны к внутреннему контролю и эмо циональному комфорту. То есть в целом их можно охарактеризовать как опти мистичных, уверенных в своих силах, ответственных и надежных, они зна ют о своих недостатках и предъявляют высокие требования к себе. Они хо рошо себя понимают, у них преобладает высокий самоконтроль и хорошие отношения с окружающими. Вместе с тем, 9 % подростков характеризуют ся низкими показателями социально-психологической адаптации. Возникает вопрос: чем отличаются дезадаптированные подростки от адаптированных, и за счет каких ресурсов ЛАП адаптируются подростки, составившие группу с нормальным уровнем адаптации? При сравнении особенностей социально психологической адаптации выявлены достоверные различия между груп пами подростков с высоким и низким уровнем адаптации по всем шкалам опросника К. Роджерса и Р. Даймонда, за исключением шкалы ведомость.

Дезадаптированных подростков характеризует низкий уровень искренности (p0,1), неприятие себя и других, эмоциональный дискомфорт, стремление к внешнему контролю (p0,001), уход от проблем (p0,05). Что касается объек тивных жизненных показателей адаптации (данные анкеты), то у них мнение чаще расходится с окружающими (p0,05), они хуже адаптированы к соци альным условиям (p0,05), в меньшей степени удовлетворены отношениями с учителями (p0,1) и с ближайшим окружением (p0,1). Для них характерен низкий уровень адаптации к учебной деятельности (p0,01). Они в меньшей степени удовлетворены учебой в школе (p0,05), ниже средний балл успева емости (p0,1). Чаще испытывают трудности при выборе профессии (p0,1).

Все это свидетельствует о серьезных трудностях в адаптации к жизненным условиям и решении насущных задач подросткового возраста. Исходя из вы шесказанного, можно предположить, что показателями ЛАП могут являть ся наличие высоких требований к себе, хорошее отношение к себе и дру гим, хорошие отношения с окружающими, открытое выражение своих мыс лей и чувств, уравновешенность, эмоциональный комфорт, ответственность и высокий самоконтроль, социальная интеграция (отсутствие конфликтно сти во взаимоотношениях). Это те качества, которые характерны для груп К. К. Бейнарович пы подростков с высокими показателями адаптации. Сравнительный анализ личностных свойств в выделенных группах по опроснику Кеттелла показал, что подростков с низким уровнем адаптации можно охарактеризовать как не разговорчивых, скрытных, формальных в контактах, склонных к уединению (А, p0,001), раздражительных и эмоционально неустойчивых (С, p0,01), не терпеливых, возбудимых (D, p0,001), застенчивых (Н, p0,001), беспокойных, боязливых, напряженных (О, p0,001), склонных к низкому самоконтролю эмо ций и поведения (Q3, p0,1), напряженных, Q4, р0,01). У их снижена эффек тивность психологической адаптации и увеличивается вероятность ее наруше ния, так как уровень фактора Q4 (фрустрационная напряженность) в несколько раз превышает показатель фактора С (эмоциональная устойчивость).

Анализ стратегий совладающего поведения показал, что у подростков с низ ким уровнем адаптации в поведенческом репертуаре совладания с трудными жизненными ситуациями преобладают стратегии: бегство, конфронтация, са моконтроль. Планирование решения проблемы, поиск социальной поддерж ки, принятие ответственности используются крайне редко. Дезадаптированные подростки часто остаются наедине со своими чувствами, что может привести к росту нервно-эмоционального напряжения и в результате отражается на каче стве социально-психологического взаимодействия в стрессовых ситуациях. Ис следование отношений к прошлому, настоящему и будущему выявило досто верные различия между подростками с разным уровнем адаптации. Так, деза даптированные подростки упоминают всего одно событие в будущем (p0,05) (работа, поступление в вуз) и события будущего имеют негативную эмоцио нальную окрашенность (p0,05), что может свидетельствовать о фрустриро ванности и наличии тревоги за свое будущее. Анализ содержания ВП (по ме тодике Ж. Нюттена) показал, что для подростков с низким уровнем адаптации характерна забота о себе (S), стремление к саморазвитию в учебной деятельно сти (SR3), а также активность в учебной деятельности (R3). В то же время их характеризует выраженное стремление к отдыху (L), развлечениям и облада нию материальными ценностями (P). Подростков с хорошей адаптацией отли чает стремление к саморазвитию и самореализации (SR), к самореализации в будущей профессиональной деятельности (SR2), активность в профессиональ ной деятельности (R2), мотивация к общению (C), мотивация ожидания от дру гих (С2), и более высокая познавательная активность. Выявлены различия в на правленности на саморазвитие (SR: «счастье, благополучие, работаю над со бой, своим характером» – p0,01), по саморазвитию в профессиональной дея тельности (SR2: «работать по специальности, стать профессионалом, стать хо рошим специалистом» – p0,05). В показателях плотности ВП у дезадаптиро ванных подростков преобладают планы на день (D) p0,1 («хочу, чтобы закон чились уроки, этот день, хочу есть, спать»), месяц (M) p0,1 («жду каникул, сходить куда-либо»), период окончания школы (E.) p0,01 («закончить хорошо школу, жду окончания школы»), период обучения в вузе (E3) p0,1(«получить Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности любимую профессию, учиться в институте»), период пожилого возраста, а именно размышления о пенсии и старости (O) p0,1(«быть отправленным на пенсию»). У адаптированных больше высказываний, связанных с будущей се мьей (АО) p0,1 («иметь хорошие отношения в семье, счастливую семейную жизнь»), и размышлениями о жизни в целом (L) p0,1 («чтобы жизнь была счастливой, жить как в сказке»). Таким образом, у дезадаптированных подрост ков ярче представлена ближняя и отдаленная ВП, включающая конкретные со бытия (обучение, окончание, поступление), в то время как у адаптированных – средняя ВП и направленность на саморазвитие, самореализацию.

Исходя из полученных данных, в качестве составляющих ЛАП подростков могут выступать: разноуровневые свойства и качества личности, такие, как отсутствие тревоги, адекватная самооценка, эмоциональная устойчивость, отсутствие фрустрации, общительность и социальная смелость;

применение конструктивных проблемно-ориентированных копинг-стратегий;

наличие не столько отдаленных, сколько средних целей, достижимой ВП, направлен ность на саморазвитие, более широкая сфера самореализации.

Информационная социализация современных подростков:

проблемы и перспективы Е. П. Белинская МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва Новые информационные технологии, являясь сегодня одним из важней ших факторов экономического, политического и социального развития мира, несомненно «встраиваются» и в процесс социализации личности. Неслучай ным является все большее распространение в научном дискурсе термина ин формационной социализации. Особенное значение «информационное изме рение» содержания социализации имеет для подросткового возраста.

Изучение информационной социализации подростка предполагает, как ми нимум, две основные линии анализа: 1) изучение виртуальной среды как ново го ресурса социального развития (т. е. влияние новых информационных техно логий на процесс подростковой социализации в целом) и 2) изучение трансфор маций основных социализационных процессов при условии их протекания в виртуальной среде (т. е. изменений параметров социального развития подрост ка, взятых исключительно в своей виртуальной представленности). При усло вии объединения они представляют, по сути, тезис, что новые информацион ные технологии являются сегодня одновременно и средством, и средой соци ального развития личности в подростковом и юношеском возрасте.

Новое информационное содержание выражается в динамике следующих сфер подростковой социализации. Во-первых, в изменении самого комму никативного опыта подростка – в силу возникновения и все большего рас Е. П. Белинская пространения «компьютерного» языка, включающего в себя не только новые лексико-фразеологические особенности, но и провоцирующего новые нор мы коммуникации. Во-вторых – в расширении для подростка возможностей ролевого экспериментирования и, соответственно, изменения своего социо ролевого опыта (прежде всего – посредством компьютерных игр). В-третьих – в увеличении максимально управляемой самопрезентации (через ЖЖ, бло ги, аватары и пр.). Заметим, что изучение этих линий динамики подрост ковой социализации имеет не только узкопрофессиональное, но политико экономическое значение, так как именно с прорывом в сфере новых информа ционных технологий официально связывается будущее нашей страны.

Что на сегодняшний день из известных фактов имеет максимальное значе ние для анализа информационной социализации подростка? Прежде всего, от метим, что несмотря на более позднее, по сравнению с западными странами, включение в процесс информатизации, Россия повторяет многие мировые трен ды: 1) рост числа активных пользователей сети идет по экспоненте и в основ ном за счет пользователей подростково-юношеского возраста;

2) происходит постоянное снижение «возраста инициации» – за десять последних лет с 16– до 7–8 летнего возраста;

3) увеличивается процент «женского пользования» – за то же время с 15–20 % до 40–50 %;

4) в подростковой среде растет доверие к интернету как СМИ, по сравнению с традиционными источниками информа ции;

5) увеличивается время интернет-пользования в системе досуга подрост ков. При этом, в отличие от западноевропейских стран и США, в России все вышеперечисленное характерно только для жителей «городов-миллионников»

с наличием крупных университетских центров;

следовательно – именно в сфе ре информационной социализации заложены возможные будущие основания социального неравенства и дестабилизации подростково-молодежной когорты.

Что на сегодняшний день малоизвестно, а потому требует дальнейшего из учения, составляя потенциальные направления исследований информацион ной социализации?

Во-первых, это вопрос о том, как сказывается опыт компьютерно опосредованной коммуникации на содержательной стороне общения подрост ков в социальной реальности. Можно предположить, что данное влияние выра жается : 1) в слабой нормативности социального поведения;

2) снижении «поро га чувствительности» к психологическим и социальным рискам;

3) компенсатор ной эмоциональности. Во-вторых – каковы личностные предикторы активного пользования в подростковом возрасте? Существующие сегодня эмпирические данные показывают максимально противоречивую картину, соединяя откры тость новому опыту/когнитивную ригидность, экстраверсию/интроверсию, вы сокую/низкую самооценку, дифференцированность/недифференцированность Я-концепции и т. д. В-третьих, возникает вопрос о социально-психологической специфике сетевых сообществ как группового «пространства» социализации.

Соответственно, требуют изучения основные «точки расхождения» его с реаль Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности ными малыми группами членства: по степени конформизма, специфике обра зов партнеров по группе, особенностям разрешения конфликтных ситуаций, ди намике референтности и т. п. В-четвертых, малоизученным является соотноше ние и взаимовлияние подросткового социального самоопределения и констру ирования идентичности в реальной и виртуальной среде – прежде всего в силу существующей на теоретическом уровне содержательной дихотомии (компен саторика vs креативность). Наконец, в-пятых, немаловажным является вопрос о возрастной специфике патологических вариантов активного пользования. Вы деляемое сегодня многообразие видов компьютерной зависимости, однознач ность их физиологических и вариативность психологических симптомов, мно жественность объясняющих моделей, несомненно, могут и должны быть моди фицированы применительно к подростковому возрасту.

К вопросу о взрослении и переживаниях в юношеском возрасте В. М. Бызова, М. К. Молутова СПбГУ, Санкт-Петербург Актуальность исследования связана с меняющимся миром современных подростков и юношества. Гипотеза: прочитанные на пороге взросления худо жественные произведения способны вызывать переживания, затрагивать глу бинное, заставить задуматься. Выборка: 77 студентов (20 юношей и 57 деву шек), средний возраст 18,5 лет. Объект исследования: круг чтения за послед ние 2–3 года. Предмет – психологический смысл прочитанных книг. Методи ки исследования: опросник Ш. Шварца, качественный анализ текстов, беседа.

Результаты исследования. Анализ показал наличие гендерных особенно стей в списках прочитанных произведений и в акцентах, расставляемых сту дентами. Первое место у девушек заняли переживания одиночества и любви, у юношей – экзистенциальные вопросы, а любовь заняла последнее место в иерархии их переживаний. У девушек выявлена озабоченность собственным взрослением, формированием своего характера и поведения. Девушкам было важно соответствовать нормативным идеалам;

верить в чудо, преодолевать страхи. Юноши интересовались проблемами бытия, становлением характе ра, мотивацией достижений. Литературные герои служили примером, вызы вали глубокие чувства сопереживания. Студенты, анализируя прочитанные в недалеком прошлом произведения, задумывались о себе, своей жизни, стали лучше себя чувствовать и понимать. Девушки желали переживать такие же яркие чувства, как герои их любимых произведений, выражали сомнение и опасение, что в жизни такое вряд ли возможно. Пример впечатления студент ки 17 лет о романе Рэя Бредбери «Вино из одуванчиков»: «Мысль о взросле нии заставляет вспомнить детство… Пока взрослеем, мы так много теряем… За 3 года я успела так поменяться. Книга помогла «обновить взгляд» на вещи О. В. Вихристюк и свою жизнь. Мы не замечаем и не ценим мелочей, а в них так много значи мого и прекрасного. Мы боимся будущего, стремимся повзрослеть, словно с этим взрослением все исправится и исчезнут проблемы… Надо ценить се годняшний день и миг. За повседневностью мы забываем, что мы – живые».

Искренность и непосредственность подростка отражает глубину пережива ния. Девушки отмечали острое желание существовать в мире волшебства, по стоянно перечитывали книгу Д. Толкиена «Властелин колец»: «Даже самый маленький человек способен изменить ход истории». Юноши подчеркивали:

«Эта книга потрясла меня до глубины души, оставив неизгладимые впечатле ния» (А. и Б. Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»);

«…достиг нув желаемого результата, мы часто чувствуем неудовлетворение, потому, что важен не сам результат, а процесс в целом. Нам необходимо ставить перед со бой новые цели и продолжать двигаться вперед… человек не может существо вать без идеи» (Д. Лондон. «Мартин Иден»). Студенты задумывались о смысле жизни, о смерти, объясняли глубинный замысел автора, сравнивали себя с ге роями, соглашались с рассуждениями авторов или высказывали противополож ное суждение. Прочитав подростком «Преступление и наказание» Ф. М. До стоевского, студент понял, что герой «…вел себя неадекватно потому, что не использовал механизмы психологической защиты». Другое суждение приводит девушка 18 лет: «роман объясняет преступность Раскольникова и показывает последствия безнравственности». Таким образом, взрослея, девушки и юноши учатся самопринятию, самопониманию, у них утверждается вера в возможно сти человека, о чем свидетельствуют высказывания: «даже обычный человек способен на необычные действия – человек может многое, эта мысль помога ет мне жить» (А. Пехов. «Хроники Сиалы»);

«Мы представляем собой то, что мы делаем». В результате приходит понимание и осознание, что возможности человека гораздо шире, чем сам человек может представить.

О трудностях детского и подросткового возраста (по материалам работы «детского телефона доверия» МГППУ) О. В. Вихристюк МГППУ, Москва В настоящее время большое число детей и подростков нуждаются в по мощи специалистов психологических и иных служб. Для оказания экстрен ной психологической помощи детям и подросткам в Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) на базе Центра экстрен ной психологической помощи функционирует психологическая служба «Дет ский телефон доверия». Служба оказывает экстренную психологическую по мощь средствами телефонного консультирования детям, подросткам, родите лям в ежедневном круглосуточном режиме на условиях анонимности. За вре Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности мя работы принято более 39 тысяч вызовов. В Службе работают психологи, клинические психологи, психиатр, юрист.

В Службу обращаются как дети, так и взрослые – родители, родственники, друзья, соседи детей. Наиболее обширная детская аудитория Службы – это под ростки от 12 до 18 лет. Основная тематика обращений подростков на телефон до верия – это, прежде всего, отношения с родителями и сверстниками, трудности в учебной деятельности;

к сожалению, нередки острокризисные обращения, обра щения в случаях травматических ситуаций, насилия, различных видов аддикций.

Анализ поступающих обращений показывает, что самой значимой пробле мой для подростков являются трудности во взаимоотношениях с родителя ми. Этой тематике посвящен каждый пятый звонок от детей и подростков. В основном, проблемы во взаимоотношениях выражаются в различных видах конфликтов между родителями и детьми (несогласие детей с требованиями, предъявляемыми родителями по отношению к ним, предпочтение родителя ми одного ребенка по отношению к другому, отказ родителей удовлетворять те или иные детские просьбы и желания, зачастую навязываемые современ ному подростку СМИ, подростковой субкультурой).

Другой, не менее значимой проблемой у подростков в возрасте 14–16 лет являются трудности, возникающие в отношениях со сверстниками. Проблемы возникают в отношении статусных ролей в группе сверстников, неумения под страивать свое поведение под групповые нормы. Очень часто подростки жалу ются на разные виды конфликтов с ровесниками, которые выражаются в отвер жении подростка группой сверстников, изоляции, которой подвергается подро сток как в школе, так и в неформальной группе, и в неудовлетворении общени ем. Увеличиваются жалобы подростков на агрессивное поведение, в том числе и насилие со стороны других подростков – одноклассников либо старшекласс ников, чаще всего упоминается физическое насилие и психологическое (эмо циональное), причем возраст детей, подвергшихся избиениям, «травле», уни жениям, более чем в половине случаев таких обращений составляет 7–10 лет.

Часто обращаются дети и подростки по поводу различных проблем здоро вья. В основном это жалобы на плохое настроение, подавленность, раздражи тельность, несдержанность, различные по содержанию страхи, нарушения сна, сложности общения со сверстниками. Много обращений по поводу психосома тических заболеваний и со стороны детей и со стороны родителей: жалобы на головокружение, головные боли, боли в животе и другую симптоматику. Есть обращения по поводу ранней беременности, первого сексуального опыта.

Психологи Службы попытались составить портрет среднестатистического ребенка, обратившегося на Детский телефон доверия. Это девочка-подросток 11–15 лет, учащаяся 5–8 класса, из неполной или неблагополучной семьи, с проблемами во взаимоотношениях с родителями либо сверстниками, с про блемами социальной адаптации и испытывающая в начале разговора с пси хологом тревогу, опасения, что ее не поймут. В процессе консультирования Ю. Н. Владимирова при условии установлении доверительных отношений с психологом подро сток «оттаивает», подробно рассказывает о своих проблемах и готов следо вать рекомендациям психолога.

Мальчики и юноши обращаются гораздо реже, в основном в кризисных и очень тревожных для них ситуациях, либо устраивают разнообразные розыгрыши и де монстративно подчеркивают свое нежелание говорить о личных проблемах.

Исходя из опыта психологов-консультантов «Детского телефона доверия»

МГППУ, можно отметить, что современного ребенка беспокоят типичные для его возраста проблемы, практически мало изменяющиеся в разные времена (конфликты, проявления насилия со стороны родителей, сверстников, внутри личностные конфликты, учебные трудности). Есть и проблемы, связанные с особенностями современного общества: новые формы аддикций (компьютер ной, интернет), проблема раннего употребления наркотических средств, алко голя, табака, проблемы ранних сексуальных контактов, нарушения, связанные с поведением (неуправляемость, неконтролируемость, непослушание), также увеличивается частота обращений с жалобами соматического характера.

Однако следует отметить, что современный подросток готов делиться сво ими проблемами с психологами, принимать помощь и поддержку в разреше нии своих жизненных трудностей.

Особенности Я-концепции подростка 10–14 лет Ю. Н. Владимирова МГППУ, Москва Современная социальная ситуация развития характеризуется неопреде ленностью ценностных характеристик взрослого мира, жизненных перспек тив, изменились особенности взаимоотношений взрослых с подростками, что существенно влияет на развитие Я-концепции.

Проблема изучения развития Я-концепции в подростковом возрасте явля ется одной из центральных в исследованиях особенностей личностного раз вития в этот период. Вместе с тем, несмотря на значительное количество ис следований в этой области, вопрос о содержательных характеристиках ее структуры, специфике компонентов на различных этапах подросткового воз раста нуждается в дальнейшем исследовании.

В настоящей работе были изучены особенности Я-концепции с учетом развития ее отдельных компонентов: 1) эмоционально-ценностный, в ко торый вошли такие показатели как общая самооценка (прямая, зеркальная) (Р. Карсини);

самоотношение;

оценка степени удовлетворенности жизнью, своим положением в семье, общением со сверстниками, внешностью, уверен ностью в себе, а также оценка поведения как соответствующего требованиям взрослого (Пирс-Харрис);

2) поведенческий компонент представлен показа Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности телем готовности к саморазвитию (А. М. Прихожан);

3) когнитивный компо нент представлен уровнем самопрезентации (способность свободно описы вать себя, количество самоописаний) (Кун-Партланд).

Исследование проводилось в четырех школах разных округов Москвы.

Общее число базы исследования составили подростки 10–14 лет (обучающи еся в 5-, 6-, 7-х классах) – 539 человек, из них 261 мальчиков и 278 девочек.

Все исследуемые группы соотнесены по возрасту и полу.

Результаты исследования показали:

1. По поведенческому компоненту Я-концепции выявлено, что большинству современных подростков 10–14 лет свойственны средние и низкие уровни по готовности к саморазвитию, существенных различий по данному ком поненту не обнаружено. Существенные расхождения между положитель ным отношением к действиям по саморазвитию и их реализацией в пове дении не выявлены.

2. По когнитивному компоненту Я-концепции выявлено, что большинству современных подростков свойственны средний и низкий уровни само презентации, существенные различия между младшими и старшими подростками не выявлены, как и отрицательные качества в самоописа ниях. Очевидно, традиционно принятая динамика в развитии самопре зентации в подростковом возрасте связана с формированием личностной рефлексии, основное развитие которой приходится на переходный пери од от старшего подросткового возраста к юношескому (Н. И. Гуткина;

О. И. Каяшева, Г. Г. Кравцов).

Ведущей категорией самоописаний является «самооценка качеств лично сти и характера». Отметим, что современные подростки в самоописани ях выделяют уникальность и неповторимость собственной личности, что не было свойственно их сверстникам в прошлом веке (Т. В. Драгунова, И. В. Дубровина, А. М. Прихожан и др.).

3. В целом эмоционально-ценностный компонент Я-концепции в данном воз растном периоде отличается устойчивыми и позитивными самооценками.

Однако, именно в данном компоненте выявлены различия (р0,05), кото рые указывают, что 13–14-летние подростки, по сравнению с 10–12-летни ми, отличаются большей удовлетворенностью в общении со сверстниками и в оценке внешности и физической привлекательности. 10–11-летних от личает оценивание себя в настоящем через оценку себя в будущем, т. е. на будущий успех. Становление Я-концепции современного подростка 10– лет находится под влиянием общей и парциальной самооценок, которые характеризуют эмоционально-ценностную составляющую Я-концепции.

4. Становление положительного самоотношения и парциальных самооценок, раскрывающих повседневную (социальную) жизнь ребенка, его общение в 10–11 лет обусловлены потребностью в признании «Я» со стороны взрос лых, а в 12–14 лет в признании со стороны сверстников и взрослых. Важно С. А. Гончарова уточнить, что роль взрослых уступает влиянию сверстников, однако под ростки чувствительны к требованиям взрослых и семьи.

Перспектива данной работы связана с сопоставлением полученных резуль татов с лонгитюдным исследованием становления Я-концепции с 5-го по 9-ый класс, а также с конкретизацией основных тенденций развития Я-концепции в подростковом возрасте.

Страх беременности и родов у девушек-подростков С. А. Гончарова КГУ им. Некрасова, Кострома В современном обществе каждый человек периодически попадает в раз личные ситуации, которые он переживает как трудные. Для женщин одной из таких нормативных трудных жизненных ситуаций является беременность.

Беременность – это эмоционально насыщенный период, несущий суще ственные изменения в жизнь женщины и являющийся главным этапом в раз витии материнства, которое начинается еще в детстве. Исходя из этого мы считаем, что страхи, связанные с беременностью и родами, появляются у женщины задолго до реальной беременности.

Подростковый возраст характеризуется частой сменой настроения – от эй фории к глубокой печали;

поведение подростков также легко меняется, часто от крайности к крайности. Не имея устойчивой, сформированной личности, подростки могут создавать себе образец (кумира) и подстраивать под него свое поведение, тон голоса, жесты и мимику. Наиболее часто подобные про цессы происходят подсознательно. Также характерными чертами подростков являются высокая восприимчивость, максимализм, желание выделиться, про явить уже почти сформированного себя. Для них характерно подчеркивать свою значимость. Именно поэтому подростки в этот период часто сталкива ются с проблемами самооценки, наиболее часто – низкой. Они склонны пре увеличивать свои недостатки, о своей внешности и чертах характера судят не из собственных наблюдений, а от общественного мнения. Самокритичность и отсутствие собственного мнения особенно характерно для девочек, посколь ку они более склонны переживать по поводу внешности. Яркой особенно стью девочек-подростков является стремление к самостоятельности, желание избавиться от опеки родителей, освободиться от контроля с их стороны. Де вочки постоянно стремятся к взрослости, имея при этом ложные рассуждения о ней. Курение, распивание спиртных напитков, излишки косметики, взрос лая одежда, трата денег, ранние сексуальные контакты – так иногда действуют девочки-подростки, чтобы выглядеть старше. Желание быть взрослыми вы глядит очень заманчиво, ведь взрослые воспринимаются как люди, которые наделены властью и вседозволенностью.

Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности Среди девушек до 18 лет более всего популярны страх забеременеть «не во время, слишком рано, без мужа» – специфический страх, присутствующий толь ко у данной группы девушек;

страх ошибок врачей, боли, патологии беременно сти и родов относятся к страхам, присутствующим у всех женщин независимо от их возраста и детности. В меньшей степени у девушек до 18 лет присутству ет страх остановки личностного роста после беременности и рождения ребенка.

Самой популярной стратегией совладания со страхом беременности и ро дов у девушек до 18 лет является поиск социальной поддержки, в частности, от подруг и родителей. Именно с ними девочки чаще всего обсуждают свои будущие беременность и роды.

В разговорах о беременности и родах девушки-подростки строят планы на будущее, мечтают (как назовем, как будем воспитывать, на кого будет похож и др.);

разговаривают о том, что делать, если забеременеешь сейчас, раньше чем планируешь;

разговаривают о возможных физиологических проблемах и ри сках;

обсуждают свой страх, семейные истории, связанные с этим вопросом.

Также для девушек до 18 лет популярными стратегиями совладания со страхом беременности и родов являются избегание и самоконтроль. В интер вью девушки отмечали, что справиться со страхом беременности и родов им помогает отвлечение на другие дела, самовнушение.

Самой непопулярной стратегией совладания со страхом беременности и родов является дистанцирование.

Были выявлены достоверные различия копинга «принятие ответствен ности» в зависимости от уровня образования женщин (самый высокий – у школьниц). Видимо, это связано с тем, что беременность до окончания шко лы является социально неодобряемой ситуацией.

У девушек 14–18 лет, имеющих постоянные отношения с молодым чело веком, совладание со страхом беременности и родов выше, чем у девушек, не имеющих таких отношений в данный момент.

Большое количество значимых различий мы получили, разделив выборку по критерию детности. Копинг «принятие ответственности», «дистанциро вание», конфронтационный копинг у бездетных значительно выше, чем сре ди беременных и женщин, имеющих ребенка. Самый высокий показатель ко пинга «самоконтроль» показывает группа бездетных. Это может быть связа но с неопределенностью их семейного статуса, нежелательностью беремен ности в данный момент.

Самый выраженный страх, связанный с беременностью и родами, наблю дается у 3-й группы (беременные), на втором месте по выраженности страха находится 1-я группа (14–18 лет), на третьем месте по выраженности страха находится 2-я группа (19–24 года), на четвертом месте по выраженности страха находится 4-я группа (женщины, имеющие ребенка).

Страх беременности и родов у девочек-подростков чаще всего проявля ется на когнитивном и эмоциональном уровне (страшные мысли и фанта Ю. Ю. Данилова зии, ухудшается настроение, воспоминания), реже проявляется на физиче ском уровне (захватывает дух, сжимает меня изнутри, бессонница). Мысли о беременности преимущественно вызывают у девушек положительные ассо циации. Девушки 14–18 лет чаще других высказывались о том, что беремен ность – это нечто связанное с переходом во «взрослый» этап жизни.

Страх беременности и родов появляется у девушек в возрасте 13–15 лет, что связано с периодом полового созревания, во время которого завершается поло ролевая идентификация. Наиболее распространенными причинами появления страхов являются беременность или рассказы о ней родственниц женщин и не гативная информация из средств массовой информации. На вопрос о причине появления страхов в первой тройке по количеству упоминаний оказываются бе ременность или рассказы о ней родственниц женщин и информация из СМИ.

Появление данного страха также связано с возрастанием реальной сексу альной активности у подростков. Так, например, Т. В. Андреева (2007) ука зывает на снижение возраста начала половой жизни у современных подрост ков. Девушки 14–18 часто относятся к ранней беременности как к возможной опасности для своего социального положения и своего будущего. Следова тельно, чем выше сексуальная активность девушки, тем больше она осознает эту опасность как реальную для себя.

Появление страха беременности и родов является одной из важных черт полоролевой идентификации и свидетельствует о психологической зрелости девушки. Данный страх является функциональным, позитивным явлением, в том случае если он не ухудшает самочувствие девушки, не влияет отрицатель но на ее эмоции, мысли и поведение.

Взаимоотношения с родителями в детстве и формирование доверия Ю. Ю. Данилова СПбГУ, Санкт-Петербург Доверие есть самостоятельная форма веры, сущность которой впервые вы делил как базовую установку личности к миру, формирующуюся на ранних этапах онтогенеза, Э. Эриксон. Базовой потребностью человека является его безопасность. Объекты окружающего мира должны представляться человеку не только относительно безопасными, но и значимыми в каждой конкретной ситуации. Только такой мир будет вызывать у человека доверие. Большинство исследователей доверия подчеркивают, что степень доверия (как характери стика конкретной личности) формируется в раннем детстве и затем высту пает системным свойством, определяющим постоянные способы взаимодей ствия индивида с миром (В. П. Зинченко, Э. Гидденс, К. Р. Роджерс, Э. Эрик сон и др.). Это устойчиво действующий фактор, в какой-то степени корректи руемый другими процессами и состояниями. На него накладывается опреде Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности ленный отпечаток, связанный с последующим развитием индивида, но вместе с тем оно всегда продолжает сохранять свой онтологический статус. Именно базисное доверие лежит в основе того, что весь социум функционирует как система многоуровневого взаимосвязанного доверия.

Целью нашей работы является исследование взаимосвязей между взаи моотношениями с родителями в детстве и уровнем сформированности дове рия взрослого к окружающим людям. В исследовании принимали участие ре спонденты в возрасте от 25 до 50 лет, всего 61 человек (16 мужчин и 45 жен щин). Из них 35 человек можно отнести к группе периода ранней взрослости (Э. Эриксон) или молодости (международная классификация) (20–40 лет) и человек – к периоду средней взрослости (Э. Эриксон), или зрелому возрасту (международная классификация) (40–60 лет). В исследовании были исполь зованы методы ретроспективного анализа детских воспоминаний у взрослых людей: с целью уточнения биографических данных была разработана автор ская анкета, содержащая вопросы об отношениях с родителями в детстве, об отношениях с людьми во взрослом периоде онтогенеза;

черты личности изу чались с помощью теста Р. Кеттелла (вариант С);

для изучения отношений с родителями в детстве за основу был взят опросник «Подростки о родителях»;

данные о характере отношений с окружающими были получены с помощью Опросника межличностных отношений В. Шутца. Статистическая обработка проводилась с помощью компьютерного обеспечения программы SPSS 12.0.

Для изучения взаимосвязей между отдельными исследуемыми параметрами проводился корреляционный анализ по Пирсону.

Исследование показало, что выстраивание межличностных взаимодействий с ближайшим окружением ребенка в детстве тесно связано с проявлением до верия во взрослости. Анализ данных, полученных при использовании модифи цированного опросника «Подростки о родителях», показал, какие параметры отношения родителей имеют наибольшую значимость в детстве. Со стороны матери самое большое значение имеет позитивный интерес, проявляемый ею жизни ребенка. Высокие оценки получил также критерий автономности, что свидетельствует, что наряду с заинтересованностью и включенностью в жизнь ребенка была предоставлена и широкая автономность. В отношениях с отцом выделяются те же параметры, но несколько менее выраженные.

Анализ результатов биографической анкеты показал, что взаимоотношения с матерью в детстве несколько более тесные и близкие, чем с отцом. Та же са мая тенденция сохраняется и в настоящее время: у испытуемых отношения бо лее доверительные с матерью. В связи с задачами исследования мы обратились к нескольким шкалам личностного опросника Кеттелла. Так, наиболее высо кие оценки получил фактор L – доверчивость/подозрительность и О – тревож ность. Самый низкий уровень иллюстрирует показатель Н – робость/смелость.

Эти данные говорят об общей тенденции к осторожному и неуверенному пове дению в социуме. Однако показатель общительности (А) находится на доста И. Б. Дерманова точно высоком уровне, а значит, несмотря на всю настороженность по отноше нию к людям, у респондентов можно отметить стремление к людям, а не от них.

При помощи корреляционного анализа были выявлены прямые связи меж ду фактором L (доверчивость/подозрительность) и непоследовательностью отца в детстве, враждебностью матери в детстве;

фактором Н (робость/сме лость) и позитивным отношением матери и отца в детстве;

воспоминаниями (позитивные/негативные) о детстве и тем, какие люди (хорошие/плохие) чаще всего, по его мнению, встречаются респонденту в жизни.

Данное исследование подтверждает гипотезу, что отношения с матерью и отцом в детстве являются либо толчком к выстраиванию доверительных от ношений с социумом, либо к отсутствию доверия к людям у взрослых.

Отношение к себе в связи с характеристиками зрелости личности И. Б. Дерманова СПбГУ, Санкт-Петербург Феномен личностной зрелости рассматривается различными зарубежными и отечественными психологами. Многие авторы сосредоточиваются при этом на вы делении критериев личностной зрелости, описании ее структуры (соотношение различных компонентов – когнитивного, эмоционального, поведенческого), взаи мосвязи зрелости личности со стадиями развития в процессе жизни, выделении различных ее уровней.

Одна из наиболее полных концепций личностной зрелости принадлежит Г. Ол порту. Он выделяет шесть критериев зрелости: расширенное чувство Я, те плота в отношении к другим, эмоциональная безопасность и принятие себя, реалистическое восприятие, самообъективация – понимание себя и юмор, единая философия жизни. Все эти характеристики начинают форми роваться уже в подростковом возрасте.

Подростковый возраст – период активного самопознания, когда происхо дит становление центрального компонента системы отношений – отношения к себе. Самоотношение как индикатор смысла собственного «Я» для индиви да активно задействовано во всех проявлениях когнитивного и эмоциональ ного отношения старшеклассника к миру – в оценке реальной действитель ности и окружающих людей, в формировании собственных представлений о мире и о себе самом, в прогнозировании своей социальной эффективности, планировании будущего, самореализации.

Мы предположили, что отношение к себе в подростковом возрасте явля ется центральным компонентом зрелости личности. Данное положение про верялось в ряде исследований, проведенных под нашим руководством. В об щей сложности в исследованиях приняли участие 181 человек в возрасте 14–16 лет. Одной из задач было сравнить выраженность параметров личност Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности ной зрелости у испытуемых с разным уровнем отношения к себе. В качестве характеристик личностной зрелости были использованы показатели осмыс ленности жизни (СЖО), психологических защитных механизмов (ИЖС), цен ностной сферы (МТЦЖ), уровня нравственного развития (методика Колбер га), самоактуализации (САМОАЛ). Под отношением к себе подразумевалось самоотношение (методика Столина), самоуважение (шкала Розенберга), са мооценка (методика Дембо-Рубинштейн). Для решения данной задачи испы туемые подразделялись на группы с высокими и низкими показателями от ношения к себе. В результате ее решения было выявлено, что испытуемые с более высоким уровнем отношения к себе отличаются и большей осмыслен ностью жизни, меньшей интенсивностью использования защитных механиз мов, ориентацией на настоящее. Ряд эмпирических исследований свидетель ствует о связи ориентации во времени с уровнем личностного развития. Нео жиданные результаты были получены в исследуемых подгруппах по показа телям нравственного развития. Так, испытуемые с высоким уровнем отноше ния к себе (самоуважения) предпочитают пользоваться объяснительной ка тегорией 4-го уровня, который характеризуется принятием ценностей рефе рентной группы. Подростки же с низким самоуважением чаще привлекают объяснительную категорию более высокого (5-го) уровня – «приоритет ин дивидуальных прав человека», в то время как старшеклассники не принима емые группой, проецируют отношение окружающих на себя, вследствие чего и проявляют более низкое самоуважение. С другой стороны, и группа не при нимает подростков, которые не уважают себя. Возможно, старшеклассники с высоким самоуважением в оценке сложных моральных дилемм чаще отража ют реальные мотивы поведения, а не «красивые абстракции». Последнее от части подтверждается наличием в этой группе связей самоуважения с други ми характеристиками зрелости личности (ориентация на бытийные ценно сти, аутосимпатия, спонтанность, ориентация о времени и др.), и отсутствием этих связей в группе с низким самоуважением. Однако более детально это не обходимо проверить в дальнейших исследованиях.

К вопросу о гендерных различиях в подростковом возрасту В. М. Кабаева МГППУ, Москва Участники и методы исследования. Исследование гендерных различий в психическом развитии мальчиков и девочек подросткового возраста прове дено на базе гимназии г. Москвы совместно с психологом Н. М. Кравченко с использованием методического комплекта Л. А. Ясюковой «Прогноз и про филактика проблем обучения, социализация и профессиональное самоопре деление старшеклассников» и прибора Активациометр АЦ9 авт. Ю. А. Цага В. М. Кабаева релли для изучения функциональной асимметрии полушарий головного моз га и определения ведущей руки. Приняли участие 47 девятиклассников ( мальчик и 26 девочек).

Статистическая обработка данных проводилась с использованием стандартного пакета программ PASW Statistics 17 для Windows.

Результаты Психофизиологическое развитие: функциональная асимметрия правого и левого полушарий головного мозга (ФАП), доминирование руки, психоэмо циональное состояние (ПЭС).

По современным представлениям, асимметрии человека являются важным показателем онтогенетического развития. Если полушария активированы оди наково, то говорят о межполушарной уравновешенности. Среди обследован ных подростков левополушарных – 48 %, правополушарных – 36 % и межполу шарную уравновешенность имеют 16 %. Существенная, сильная и очень силь ная межполушарная асимметрия имеется у 32 % подростков. Левополушарных мальчиков – 45 %, правополушарных – 36,4 % и уравновешенных – 18,2 %. У девочек соответственно: 50;

35,7 и 14,3. Функциональная асимметрия левого и правого полушарий различается на уровне тенденций у мальчиков в сравнении с девочками. По дельте (преобладанию полушария) получены значимые разли чия (на уровне p0,05) между девочками и мальчиками, у девочек небольшое преобладание правого полушария (–6,86), у мальчиков – левого (4,91).

Тип мышления зависит не только от функциональной асимметрии полу шарий, но и ведущей руки. В нашей выборке леворуких подростков – 36 % (мальчиков 27,3 %, девочек 42,9 %), 50 % праворуких (мальчиков 63,6 %, де вочек 50 %) и 7,1 % амбидекстров (мальчиков 9,1 %, девочек 7,1 %). Силь ную степень рукости имеют 68 % обследованных девятиклассников. Мы по лучили достоверно значимые корреляции доминирования правой руки со структурно-лингвистическими способностями (,515*) и памятью (,475*).

Лишь у 26 % подростков классическое контрлатеральное регулирование дей ствий рук. 24 % нашей выборки имеют ведущую правую руку и правое полу шарие. 28 % леворукие и левополушарные, пятая часть – амбидекстры.

Интеллектуальное развитие Нами измерены следующие показатели когнитивного развития: понятий ное и абстрактное мышление, математическая интуиция, визуальный интел лект, скорость переработки информации, внимательность, навык чтения. Ока залось, что фактор пола имеет значимые корреляции с развитием понятийно го мышления (интуитивный компонент), с навыком чтения и визуальным ком бинаторным мышлением (D Равена).

Достоверно различается навык чтения между девочками (9,0) и мальчика ми (7,9) на уровне p0,01, а также у девочек лучше развито пространственное мышление, образный синтез (7-й и 8-й субтесты Амтхауэра) и комбинаторное Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности мышление. По всем другим параметрам интеллектуального развития разли чий между мальчиками и девочками не выявлено.

Эмоционально-личностное развитие Сравнение эмоционально-личностного развития подростков-мальчиков и девочек выявило различия по 2 факторам: эмоциональность (фактор Е Кеттел ла) и интуитивность-рационализм (фактор I). 77 %подростков нашей выборки имеют повышенный и высокий уровень эмоционального реагирования, про являемый во всех видах деятельности и ситуациях общения. Уровень эмоцио нального реагирования мальчиков (5,2) выше, чем девочек (4,6). Возможно, это связано с тем, что обследованные подростки-мальчики лингвистической гим назии психологически ближе к кризису подросткового возраста, чем выходу из него. Эстетическое развитие девочек выше (8,54), чем мальчиков (2,89), что свидетельствует о более высоком развитии интуиции, эстетического восприя тия, сентиментальности. Мальчики более рационалистичны, недоверчивы к ин туитивным догадкам, имеют потребность рационального объяснения. Личност ная чувствительность значимо выше у девочек (фактор I) (на уровне p0,01).

Таким образом, в обследованной нами группе старших подростков значи мые различия между девочками и мальчиками выявлены по следующим по казателям развития: функциональной асимметрии левого полушария и дель те, эмоциональности, интуиции и визуальному мышлению.

Изменения отношения к телевизионной рекламе у детей среднего и старшего школьного возраста Н. А. Кабаченко ДОУ № 405, Москва Телевизионная реклама начала активно завоевывать телеэфир около 20 лет назад, в начале 90 годов. С тех пор она существенно менялась.

Реклама (от лат. reclamo – выкрикиваю) – это целенаправленная, оплачива емая информация о товарах или услугах и об их производителях, распростра няемая известным источником, которая служит для неценового стимулирования сбыта продукции и формирования спроса на нее. С момента возникновения в ней отрабатывались способы воздействия на поведение индивида и групп людей.

Среди различных видов телевизионная реклама выделяется своими возмож ностями в оказании психологического воздействия на зрителя. Так, как для нее характерны: 1) сочетание звукового и визуального воздействия, 2) огромная ау дитория, 3) определенная пассивность зрителя и 4) большая схожесть с меж личностным контактом, по сравнению с остальными видами рекламы.

Восприятие телерекламы детьми в настоящее время недостаточно изуче но, в отечественной психологи практически отсутствуют работы, посвящен ные данной проблеме.

Н. А. Кабаченко Целями данного исследования стали: выявление особенностей восприятия телевизионной рекламной продукции детьми среднего и старшего школьного возраста;

выявление динамики изменения отношения к телевизионной рекла ме у детей подросткового возраста за прошедшие 9 лет.

Были разработаны специальные анкеты, с помощью которых проводилось интервьюирование детей среднего и старшего школьного возраста.

Проведенное исследование состояло из трех этапов. На первом этапе были опрошены 28 детей, на втором этапе – 40, на третьем этапе 43.

В общей сложности в исследовании приняли участие 111 детей от 11 до лет. Работа проводилась на базе средней общеобразовательной школы № 523, с 2002 по 2011 год.

Проанализировав полученные данные, можно сказать следующее:

За прошедшие 9 лет наблюдается увеличение числа детей среднего школь ного возраста, которым телереклама не нравится (на 1-м этапе это 56 % опро шенных, на 2-м этапе – 55 %, на 3-м этапе – 74 % опрошенных). Также умень шается число детей, которых привлекают отдельные рекламные ролики (с 25 % детей на 1-м этапе до 13 % детей на 3-м этапе). Число опрошенных, которым нравятся рекламные ролики, достаточно стабильно (около 13 % опрошенных).

В старшем школьном возрасте, наоборот, уменьшается чисел детей, кото рые негативно относятся к телерекламе (на 1-м этапе это 92 % опрошенных, на 2-м этапе – 70 %, на 3-м этапе – 75 % опрошенных). Число детей, которые избирательно относятся к рекламным роликам, увеличивается (с 8 % опро шенных на 1-м этапе до 25 % опрошенных на 3-м этапе). Детей, которым бы телереклама нравилась, в этом возрасте не наблюдается.

То, что на 1-м этапе большее число опрошенных старшего школьного возрас та негативно относятся к телевизионной рекламе, чем на 2-м и 3-м этапе, скорее всего, связано с тем, что в то время (конец 1990-х–начало 2000-х гг.) очень резко увеличился объем транслируемой рекламы по сравнению с предшествовавшим периодом. Это и вызвало всплеск негатива по отношению к ней. В последующие годы дети постепенно привыкли к телерекламе. В настоящее время подростки уже не представляют себе телевидение без телевизионной рекламы.

Можно сказать, что на 1-м этапе исследования различия в отношении к те лерекламе у детей среднего и старшего школьного возраста были статистиче ски значимы. В среднем школьном возрасте негативно относились к рекламе 56 % опрошенных, а в старшем школьном возрасте – 92 % опрошенных. Дети среднего школьного возраста были значительно более заинтересованы теле визионной рекламой, чем дети старшего школьного возраста.

К 3-му этапу исследования эти различия сглаживаются. Теперь число опрошенных среднего и старшего школьного возраста, которые негативно от носятся к телерекламе, практически одинаково (74 % и 75 % соответственно).

Были обнаружены статистически значимые различия между группами среднего школьного возраста в разные периоды исследования:

Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности 1) желание убрать телевизионную рекламу из телеэфира. Дети в 2004– годах были более лояльны по отношению к рекламным роликам. Большин ство хотели видеть ее на телеэкранах. Правда, половина из них хотели бы уменьшить ее количество. В 2011 г. большинство детей среднего школьно го возраста хотели убрать телевизионную рекламу из эфира;

2) запоминаемость детьми высказываний из телерекламы. Если в 2004– гг. дети демонстрировали довольно хорошую степень запоминания выра жений из рекламных роликов, то в 2011 г., напротив, большинство опро шенных уже не помнят того, что там говорят.

Подростки говорят, что реклама отнимает у них время;

о незаинтересо ванности в ее содержании;

о ее некачественности;

что она прерывает транс ляцию передач в самых неподходящих местах;

о слишком большой частоте и продолжительности рекламных блоков.

Дети воспринимают рекламные ролики достаточно критично. Они обра щают внимание на морально-нравственную сторону их содержания. Дети це нят юмор.

При этом, так как подростки не могут избежать присутствия рекламных роликов в телеэфире, они стараются нейтрализовать их негативные стороны, занимаясь в это время своими делами, или переключая ТВ на другие каналы (что дает им возможность одновременно смотреть несколько передач), таким образом превращая минусы рекламы в собственные преимущества.

Восприятие рекламных роликов в подростковом возрасте имеет опосредо ванный характер. Подросток из пассивного объекта воздействия телерекламы становится субъектом ее восприятия.

В среднем школьном возрасте восприятие рекламы опосредуется понима нием соотношения сюжета и рекламируемого товара, нарастает критичность, ярче выступает оценка достоверности на основе собственного опыта. Фор мальные характеристики рекламы оцениваются на основе обобщенных мо дельных представлений, какой должна быть реклама.

В старшем школьном возрасте эти тенденции приобретают еще большую отчетливость. Подростки продолжают отстраняться, дистанцироваться от непосредственного восприятия телерекламы, как бы увеличивая расстоя ние между телерекламой и собой. Новым фактором в оценке рекламы под ростком начинает выступать понимание, что на него с помощью рекламы оказывают воздействие. Снижается эмоционально положительное отноше ние к рекламе, уменьшается число позитивных оценок роликов. Еще более сложной и отчетливой становится когнитивная оценка рекламы, включаю щая такие показатели как отнесенность к товару, правдивость, морально нравственные ценности, формальные признакам (цвет, яркость, музыкаль ность). При этом превалирует оценка на основе индивидуального опыта и более широких представлений о мире.

Способность быть одному как индикатор личностной зрелости подростка А. Р. Кирпиков УГУ, Ижевск Исследование внутреннего мира современных подростков является важ ным условием для понимания взрослыми (педагогами и родителями) особен ностей взросления человека, и, организации эффективного взаимодействия с ним, а в случае необходимости, – и оказания психологической помощи и под держки. Важную роль для личностного развития человека в переходный от детства к взрослости период имеет переживание им одиночества.

В нашем исследовании принимали участие 47 учащихся 9–10 классов раз личных школ г. Ижевска. Исследование включало в себя заполнение специаль но разработанной анкеты, проведение опросников Э. Элбинга и Р. Шваба, а также специально организованную структурированную беседу с подростками.

Опросник Э. Элбинга был использован нами для определения особенностей переживания подростками экзистенциального одиночества. Методика «Изме рение типологии переживания одиночества» Р. Шваба позволила нам получить информацию об уровне переживания подростками социального и эмоциональ ного одиночества, а также о способности (возможности) оставаться одному.

Полученные нами данные представлены в таблице 1.

Таблица Сводная таблица данных по переживанию одиночества у подростков Социальное Эмоциональ- Неспособ- Экзистенци- Интерес к об Шкалы одиночество ное одиноче- ность остать- альное оди- суждаемым ство ся одному ночество вопросам Среднее 2,60 3,80 3,29 102,40 1, значение Стандартное 2,40 1,19 1,07 16,33 1, отклонение На основании полученных нами результатов участники нашего исследо вания были разделены на 2 основные группы. К первой группе (n=14) мы от несли подростков, которые с радостью (с желанием) могут оставаться одни (табл. 2). Во вторую группу (n=16) вошли подростки, которые не могут и не хотят оставаться одни (табл. 3).

Таблица Результаты по методикам Р. Шваба и Э. Элбинга у подростков, которые могут оставаться одни (n=14) Социальное Эмоциональное Экзистенциаль Шкалы Интерес одиночество одиночество ное одиночество Среднее значение 2,80 3,60 104,80 1, Стандартное 2,46 2,07 14,80 1, отклонение Часть 1. Меняющийся подросток в изменяющемся мире: развитие личности и индивидуальности Таблица Результаты по методикам Р. Шваба и Э. Элбинга у подростков, которые не способны оставаться одни (n=16) Социальное Эмоциональное Экзистенциаль Шкалы Интерес одиночество одиночество ное одиночество Среднее значение 2,00 4,20 96,83 2, Стандартное 2,27 1,05 19,52 1, отклонение Полученные нами данные мы проанализировали при помощи F-критерия Фишера. На основании данного анализа мы можем констатировать, что под ростки, которые способны оставаться одни (не боятся, даже стремятся к это му), – переживают в большей степени эмоциональное одиночество. Как по казывают данные, полученные нами на основании результатов по опроснику Элбинга и на основании беседы с подростками, – они во многом уже опреде лились в своей жизни, видят ее перспективы и осознали свои жизненные цен ности. В этом смысле они, на наш взгляд, являются личностно зрелыми, по сравнению с подростками, которые бегут от одиночества (неспособны оста ваться одни). Интересно, что подростки, не способные оставаться одни, в большей степени, по сравнению с подростками первой группы переживают экзистенциальное одиночество. То есть они ощущают пустоту вокруг себя, не видят жизненных перспектив и не осознают ценностей своей жизни. Они бо лее поверхностны в отношениях, да и не претендуют на глубину этих отно шений. Подростки же первой группы вследствие того, что для них отношения с другим человеком (людьми) становятся личностно значимыми, в большей степени подвержены переживанию несовершенства этих отношений, и пото му в большей степени переживают эмоциональное одиночество.

Подростки, которые получают радость от того, что имеют возможность оставаться одни наедине с собой, по результатам нашего исследования, в большей степени могут быть охарактеризованы как достигшие личностной зрелости. На наш взгляд, именно возможность остаться наедине с собой (воз можность побыть одному, а не бежать от одиночества) может быть обозначе на как один из индикаторов личностной зрелости современного подростка.

Психологические особенности понимания одиночества в подростковом возрасте А. В. Косинова МГППУ, Москва В нашем исследовании изучались особенности понимания и ощущения оди ночества подростками, а также различия восприятия одиночества юношами и де А. В. Косинова вушками. Выборка: 40 подростков 15–17 лет. Нами был проведен корреляцион ный анализ в программе SPSS с целью выявления связей между утверждениями в опроснике на определение ощущения одиночества Д. Рессела и М. Фергюсона.

Чувство одиночества в подростковом возрасте у мальчиков сопровожда ется нехваткой общения, непониманием, ожиданием звонка, чувством изоли рованности и исключенности другими, чувством, что люди вокруг, но не со мной. Чувство невыносимости одиночества сопровождается нехваткой обще ния, покинутостью, изолированностью, отсутствием собеседника, близости.

Мальчики связывают одиночество с непониманием, а также возможностью найти решение своих проблем в одиночестве. Оно помогает разобраться в себе, в нем создается собственное мнение, понимание окружающей ситуации, оно возникает, когда перед человеком стоит сугубо личный выбор, дает возмож ность увидеть мир с другой стороны без навязанного мнения. В одиночестве не рождаются умные, интересные мысли, они скорее рождаются в коллекти ве. Среди всех мальчиков, имеющих отрицательное отношение к одиночеству, 80 % имеют средний уровень одиночества, 20 % – низкий, и 60 % имеют на правленность на общество, 30 % – направленность на себя, 10 % – направлен ность в деятельности на задачу. Мальчики с амбивалентным отношением к оди ночеству имеют в 90 % направленность в деятельности на себя. Исходя из ана лиза этих данных, можно сделать вывод, что направленность в деятельности за висит скорее от отношения к одиночеству, чем от уровня одиночества. И в под ростковом возрасте преобладает направленность на себя или на других, то есть подросток ищет похвалы своей работы или признания со стороны коллег.

У девочек подросткового возраста чувство одиночества сопровождается чувством нехватки общения, занятием в одиночку каким-либо делом, непони манием, отсутствием близости, чувством покинутости, неспособностью рас крепощаться, поверхностными социальными контактами, чувством отвержен ности, трудностью заводить друзей, чувством, что люди вокруг, но не со мной.

Одиночество, по мнению девушек-подростков, возникает в ситуациях, ког да человек запутался, когда должен сосредоточиться, разобраться в себе, мно го неинтересных людей, усталость от общества. Одиночество дает возмож ность разобраться в себе, отдохнуть от других, можно посмотреть на себя с другой стороны, никто не мешает думать, появляется куча умных мыслей. Но также оно может быть вредным для человека: он может замкнуться в себе, сойти с ума, мысли могут навести на идею о суициде. Подростки разделяют понятие одиночества и понятие уединения, указывая, что уединение может быть полезным, одиночество – нет.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.