авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НА ПОРОГЕ ВЗРОСЛЕНИЯ Сборник тезисов ...»

-- [ Страница 6 ] --

Копинг-поведение реализуется посредством применения копинг-стратегий на основе личностных и средовых копинг-ресурсов, таким образом, являясь ре зультатом взаимодействия блока копинг-стратегий и блока копинг-ресурсов.

Копинг-стратегии – актуальные ответы личности на воспринимаемую угро зу, способ управления стрессом. В качестве копинг-ресурсов рассматривают ся относительно стабильные личностные и социальные характеристики лю дей, обеспечивающие психологический фон для преодоления стресса и спо собствующие развитию копинг-стратегий.

Один из наиболее важных средовых копинг-ресурсов – социальная под держка. Смягчая влияние стрессоров на организм, она, тем самым, сохраняет здоровье и благополучие индивида, облегчает адаптацию и способствует лич ностному развитию. Так, лица, получающие разные виды поддержки от се мьи, друзей, значимых для них людей, отличаются более крепким здоровьем, легче переносят повседневные жизненные трудности.

Часто личностный выбор подростков в силу возрастных особенностей делается не в пользу успешных копинг-поведения, что, в свою очередь, мо жет приводить к тому, что кризисные ситуации, своевременно не разреша ясь, становятся затяжными и оказывают пагубное влияние на психическое и соматическое здоровье ребенка. В этой ситуации деятельность консуль тантов «телефона доверия» приобретает особую актуальность, как возмож ность получить своевременную поддержку в выборе адекватной модели со владающего поведения.

В ходе своей профессиональной деятельности консультанты «телефо нов доверия» решают следующие задачи: обеспечение доступности и сво евременности психологической помощи;

обеспечение каждому обратив шемуся за советом и помощью возможности доверительного диалога;

по мощь абонентам в мобилизации их творческих, интеллектуальных, лич ностных, духовных и физических ресурсов для выхода из кризисного со стояния;

расширение у абонентов диапазона социально и личностно прием лемых средств для самостоятельного решения возникших проблем и прео доления имеющихся трудностей, укрепление уверенности в себе;

информи рование абонентов о деятельности иных служб, которые могут оказать им помощь;

направление абонентов к службам, организациям, учреждениям, где их запросы могут быть удовлетворены более полно и квалифицирован но. Другими словами, задачей консультанта является предоставление або ненту средовых копинг-ресурсов и совместный с абонентом поиск личност ных копинг-ресурсов. Практика показывает, что сегодня помощь «телефон доверия» одна из наиболее доступных и, в то же время, эффективных форм социально-психологической помощи подросткам.

Психологические механизмы адаптации подростков и их трансформация в процессе «приспособления–обособления»

С. А. Пакулина Сегодня актуальность изучения механизмов защиты и cоping-механизмов в подростковом возрасте, на наш взгляд, обусловлена следующими позициями:

во-первых – подростковым кризисом в развитии личности, насыщенным ситуациями адаптации;

во-вторых – двойным столкновением с процессом адаптации в условиях новой социальной ситуации развития: переходность от младшего школьника к отрочеству и старшего подростка к юношеству;

в-третьих, формированием психического новообразования «чувство взрос лости», которое не соответствует в своей реализации реальной действитель ности, и в силу незрелости ситуативной рефлексии предрасполагает к гипер трофированному проявлению обособления в поведении и деятельности стре мящегося к социальной автономии подростка, то есть как бы систематично «подпитывает» кризис;

В-четвертых, специфика проявления психологических механизмов адапта ции обусловлена последовательностью их развития в онтогенезе.

Е. С. Романова в своих работах предлагает соотносить генезис механиз мов психологической защиты с более общими тенденциями развития инди вида «присоединение–отделение–присоединение. И. С. Кон выделяет две по требности в процессе адаптации: обособления (приватизации) и аффилиации (потребности в принадлежности, включенности в какую-то группу).

М. Ш. Магомед-Эминов говорит о третьем типе изменений – постадапта ции, выделяя две ее формы, не сводимые ни к приспособлению к реально сти, ни к приспособлению реальности к себе: адаптогенез – постадаптация и трансадаптация. В русле такого типа, который отличается содержательным и регулятивным планом адаптации, осуществляется и наше исследование.

По результатам корреляционного анализа показателей социализированно сти подростков в городе Челябинске (методика М. И. Рожкова), полученных в ходе проведения мониторинговой программы при экспертизе образователь ной среды (n=18171) выявлено, что у подростков определяется низкая (очень слабая 0,093*) корреляция между социальной адаптированностью и автоном ностью. Само существование связи указывает на одновременное проявление в процессе адаптации приспособления и обособления. Оно обеспечивается активностью подростка и проявляется в своеобразии сочетания механизмов психологической защиты и стратегий преодоления трудных жизненных ситу аций, которые мы обозначаем как комплексы АЗК и ЗПК.

Адаптивно-защитный комплекс (АЗК) – это комплекс взаимосвязанных между собой механизмов психологической защиты, который, актуализируясь в сходных ситуациях адаптации, закрепляется в поведении и деятельности личности, выполняя защитную функцию приспособления.

О. О. Савина Защитно-преодолевающий комплекс (ЗПК) – это психодинамическое лич ностное образование (совокупность относительно устойчивой структуры пси хологических защит и cоping-механизмов), позволяющее в трудных ситуациях адаптации выполнять не только функцию приспособления, но и обособления.





Оба комплекса определялись по двум методикам: ИЖС (индекс жизненно го стиля) Плутчика-Келлермана-Конте и «Копинг-стратегии» Р. Лазаруса, на выборке подростков (n=112). Нами было установлено:

что у старших подростков с низким уровнем личностной тревожности, высоким уровнем склонности к риску и интернальным локусом контроля доминирующими копинг-стратегиями являются стратегии, ориентированные на решение задач;

подростки с высоким уровнем личностной тревожности, низким или сред ним уровнем склонности к риску и экстернальным локусом контроля исполь зуют копинг-стратегию «бегство-избегание»;

в иерархии психологических защит старших подростков доминируют три механизма психологической защиты: проекция, отрицание, рационализация;

в иерархии cоping-механизмов доминирующими у старших подростков являются конфронтативный копинг, поиск социальной поддержки, бегство избегание, положительная переоценка;

типичными для подростков являются три зрелых защитно-преодолевающих комплекса: гиперкомпенсация – планирование решения проблем;

дистанци рование – проекция или компенсация;

компенсация – принятие ответствен ности и две незрелых формы ЗПК: регрессия, замещение – планирование ре шения проблем;

замещение, компенсация – конфронтативный копинг, приня тие ответственности. Эмоционально-ориентированные cоping-стратегии име ют разветвленную форму ЗПК, когнитивные cоping-стратегии – линейную.

Представления родителей и подростков о взаимоотношениях друг с другом О. О. Савина МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва О. М. Смирнова ГОУ Гимназия № 1505 «Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория», Москва Причины трудностей общения родителей с подростками различны и зани мают широкий диапазон – от особенностей возраста до расхождения мнений и характеров подростков и родителей. Подростковый кризис показывает, что у ребенка появились новые потребности, удовлетворение которых серьезно затруднено. Подростки ожидают, что определенным образом изменится отно шение к ним взрослых, чего часто не происходит.

Часть 4. Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей Исследование с целью выявления представлений подростков и родителей о взаимоотношениях друг с другом проведено в ноябре 2010 г. на базе ГОУ гим назия № 1505 «Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»

(91 ученик 6–7-х классов и 71 родитель). Метод исследования – сопоставление дополнений неоконченных предложений относительно взаимных ожиданий, требований, удовлетворенности взаимоотношениями у родителей и их детей подростков. Сравнивались высокочастотные высказывания родителей и детей.

Было выявлено: в свою очередь, родители предпочитают, когда дети раз говаривают с ними по душам или просто радуются. У подростков подобные ожидания присутствуют, но менее выражены. Обе стороны признают, что ре бёнок любит, когда родители оптимистично настроены, веселы.

Обнаружены рассогласования по вопросу о совместном времяпрепровож дении. Родители ошибочно думают, что детям очень нравится проводить с ними время. Детей раздражает, что родители лезут в их дела, «в душу», упре кают и придираются. Основные претензии родителей – дети не убираются, обманывают, не сдерживают обещания. Они отмечают, что дети либо эгои стичные, либо у них большие проблемы с пониманием родителей.

Тревогу вызывают следующие полученные данные:

1. Наказание лишением общения, как жесткий для участников общения спо соб поведения в конфликтной ситуации довольно часто используется ро дителями.

2. Детям необходимо, чтобы родители их хвалили. Родители это делают не часто.

3. Подростки часто не ждут безусловной любви родителей и их улыбки, а считают, что родителей в первую очередь беспокоит их успеваемость и учёба, а не отношения. По мнению родителей, заметные проблемы связа ны с организацией ответственного выполнения ребенком домашних зада ний и отношением к учёбе. Подростки отмечают, что хвалят и любят их чаще тогда, когда они удовлетворяют всем требованиям родителя. Зача стую конфликты связаны со школьной жизнью, бытовыми вопросами и с системами норм и ценностей.

Несмотря на это, большинство подростков знают, что родители их любят (пусть даже не всегда показывая это). Об уважении они упоминают гораздо реже.

Некоторые особенности взаимных ожиданий родителей и подростков зна чительно опосредованы особенностями подросткового возраста. Так, родите ли искренне считают, что ребенку нравится, когда они проводят время вме сте, а подростки ожидают, чтобы родители к ним не приставали, «оставили их в покое», однако переживают, если родители не обращают на них внимания.

Здесь проявляется категоричность и противоречивость подростковых требо ваний к окружающим. Возможно, подростки таким образом выступают про тив нежелательных форм проявления родительского внимания – нотаций и за мечаний. Противоречивость подросткового возраста хорошо видна и на при А. Г. Самохвалова мере противоположных ожиданий от позиций родителей в общении: от при знания взрослости подростка до принятия его права быть ребёнком.

Подростки настроены на отстаивание своей самостоятельности, недоста ток которой в семье заметно ощущают, однако в основном считают своих ро дителей своими друзьями. Представления о взаимных отношениях совпада ют и у детей, и у родителей – дружеские, хорошие, доверительные. Родители стараются как можно меньше наказывать подростка и в общем воспринимают своего ребёнка с большой долей уважения и веры в его силы. Важно, что ро дители признают возрастающую от 6-го к 7-му классу самостоятельность ре бенка в выборе друзей, принятии решений, ожидая при этом еще ответствен ности, честности и умения доводить дело до конца. Многим родителям важ но, чтобы их ребенок рос счастливым, лучше учился, вырос хорошим челове ком и т. д. Как это сочетать подростку?

В целом, результаты показывают отсутствие непримиримых противоречий между родителями и их детьми-подростками. Положительный тон взаимного общения может поддерживаться и тем, что к 7-му классу усиливается стрем ление подростков к глубокому личностному обсуждению (разговор «по ду шам») с родителями возникающих в общении с ними противоречий.

Защитное поведение подростков в ситуациях затрудненного общения (на примере эмо-подростков) А. Г. Самохвалова КГУ им. Н. А. Некрасова, Кострома Исследования современных подростков показали, что достаточно большое количество социальных ситуаций является для них ситуациями затрудненного общения. Затрудненное общение мы рассматриваем в нескольких плоскостях: в качестве социально-психологического феномена, проявляющегося только в си туации взаимодействия, социального общения подростков;

как явление объек тивное, представленное в несоответствии цели и результата, выбранной ребен ком модели общения и реально протекающего процесса;

как явление субъек тивное, заявляющее о себе в различного рода переживаниях ребенка.

Причины затрудненного общения подростка кроются в низком уровне развития тех или иных структурных компонентов коммуникативного потенциала его лично сти, который понимается нами как индивидуально своеобразный комплекс комму никативных качеств подростка (внутриличностных и поведенческих), характери зующих его возможности в осуществлении коммуникативной деятельности.

В структуру коммуникативного потенциала входят четыре взаимосвязан ных уровня: базовый, содержательный, инструментальный и рефлексивный.

Назначение каждого уровня – обеспечить определенный аспект коммуника тивной деятельности.

Часть 4. Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей В нашем исследовании мы предприняли попытку выявить наиболее характер ные коммуникативные трудности подростков, относящихся к субкультуре «эмо».

Сравнительный анализ показал, что для эмо-подростков характерны та кие базовые коммуникативные трудности, как вступление в контакт, труд ности, связанные с неадекватной самооценкой подростка, с отсутствием по ложительной установки на другого человека, с повышенной эмоционально личностной зависимостью от партнеров по общению. К содержательным коммуникативным трудностям относятся трудности прогнозирования, пла нирования, самоконтроля, перестройки коммуникативной программы. На ин струментальном уровне проявляются вербальные, невербальные, просодиче ские и экстралингвистические трудности, а также неспособность занять веду щую позицию в общении. К рефлексивным трудностям относятся трудности самовыражения, самоанализа и самонаблюдения.

Адаптация к ситуациям затрудненного общения происходит благодаря акту ализации различных форм психологической защиты. Личность подростка с по мощью защитных реакций стремится избежать или овладеть угрожающим чув ством коммуникативной некомпетентности и сохранить при этом самоуважение.

Эмо-подростки, испытывающие трудности, связанные с негативными уста новками на другого человека, склонны к пассивно-протестному поведению.

Для подростков с заниженной самооценкой характерно стремление к оп позиции. Оппозиция часто приводит к возникновению фантазий, в которых подросток чувствует себя успешным и значимым;

регрессивному переходу к более примитивным формам общения, в некоторых случаях наблюдается уход в «глупость» или в «болезнь».

Эмо, испытывающие трудности, связанные с повышенной эмоционально личностной зависимостью от партнеров по общению, часто прибегают к имитации.

К демонстративному поведению обычно прибегают дети с достаточно низ ким уровнем развития эмпатии, понимания собеседника, эгоцентрическими установками.

Эмо-подростки, для которых характерны трудности самовыражения и само анализа часто используют такую защитную модель поведения как компенса ция. В частности, чрезмерное увлечение интернет-общением рассматривается нами как специфическая компенсаторная форма психологической защиты эмо в ситуации затрудненного непосредственного межличностного общения.

Развод родителей как предиктор защитного и совладающего поведения в подростковом возрасте М. В. Сапоровская КГУ им. Н. А. Некрасова, Кострома Развод является поворотным событием в жизни семьи и каждого из ее чле нов. Как событийная единица распад супружеской диады оказывает влияние на М. В. Сапоровская межпоколенные связи и отношения. Чрезвычайно уязвимыми к влиянию стрес согенного фактора в ситуации развода родителей оказываются подростки. От ношения подростков с родителями по значимости утрачивают доминирующие позиции, уступая отношениям со сверстниками. Однако детско-родительские отношения по-прежнему остаются важным средовым фактором психическо го развития подростка. Противоречивость процесса взросления подростка, как правило, вызывает у родителей амбивалентные переживания и опосредует но вые задачи развития семьи, связанные с поиском оптимального соотношения контролирующих функций и структурных изменений семьи. На этапе жизнен ного цикла «семья с ребенком-подростком» супружеская диада сталкивается с немалым количеством внутренних и внешних стрессоров, что при недостаточ ном объеме средовых и личностных ресурсов нередко приводит к ее распаду.

В данном исследовании нас интересовали отсроченные последствия развода родителей для подростков. Мы изучили качественные характеристики защит ного и совладающего поведения старших подростков, переживших развод ро дителей 3–4 года назад. Мы предположили, что развод родителей является пре диктором защитного и совладающего поведения подростков, обуславливающе го эффективность их социально-психологической адаптации. Мы сконструи ровали экспериментальную и контрольную группы эквивалентные друг дру гу по критерию высокого показателя социально-психологической адаптирован ности испытуемых (эти показатели были соотнесены с внешними критерия ми – высокой успеваемостью, нормативностью поведения по данным эксперт ных оценок). Экспериментальную группу составили подростки 14–15 лет, пе режившие развод родителей 3–4 года назад, а в контрольную группу вошли их сверстники из полных, условно благополучных семей. Сравнительный анализ характеристик защитного и совладающего поведения подростков из экспери ментальной и контрольной групп позволил выявить поведенческие механизмы, положительно влияющие на эффективность социально-психологической адап тации подростков, переживших развод родителей. Методическую базу иссле дования составили: методика диагностики социально-психологической адапта ции (СПА) К. Роджерса и Р. Даймонда (адаптация А. К. Осницкого, 1996);

Кар та оценки детских защитных механизмов Р. Плутчика и К. Перри (модифика ция Е.В. Чумаковой, 1998);

юношеская копинг-шкала (Adolescent Coping Scale) Э. Фрайндерберг и Р. Льюиса (адаптация Т.Л. Крюковой, 2002).

Опираясь на данные сравнительного анализа характеристик защитного по ведения подростков в двух группах, можно утверждать, что защитное пове дение подростков, переживших развод родителей, и подростков из полных семей имеет значимые различия. Такие защитные механизмы как регрессия (U=90 при р = 0,03), компенсация (U=85,5 при р=0,02), замещение (U=72 при р=0,00) более представлены в опыте подростков, переживших развод роди телей. отрицание (U=71, при р=0,00) и реактивное образование (U=87, при р=0,02) более характерны для подростков из полных семей Часть 4. Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей В основе механизмов компенсации и замещения лежит перенос реак ции с недоступного на доступный объект, замена неприемлемого действия – приемлемым, восполнение чего-либо недоступного - доступным. Регрес сия как достаточно распространенный вариант замещения предполагает перевод поведения в ранние, незрелые, детские формы. Регрессия сдержи вает чувство неуверенности в себе и страх неудачи, связанные с проявлени ем инициативы. Человек использует данные механизмы в ситуациях, ког да необходимо снять напряжение, созданное либо неудовлетворенной по требностью, либо чрезмерно высокими требованиями со стороны других или самого себя. Любой из этих механизмов предполагает непосредствен ное столкновение человека со стрессором. Таким образом, для подростков, переживших развод родителей (а следует подчеркнуть, что в данном иссле довании принимали участие условно благополучные подростки), их соци альные достижения носят компенсаторный характер и, вероятно, помогают пережить утрату (пусть и условного) семейного благополучия. Формиро вание регрессивного поведения родители склонны поощрять, так как под росток становится более инфантильным, подчиняемым, контролируемым.

Нередко отношения подростков с родителями после развода становятся ме нее конфликтными. Мы не можем утверждать, что выявленные особенно сти защитного поведения сформировались у подростков именно под влия нием изучаемого стрессогенного фактора (так как система защитного пове дения формируется на более ранних этапах онтогенеза). Однако то, что рас пад супружеской системы является предиктором и актуализирует защитное поведение подростков, для нас очевидно. Осознанным уровнем «помогаю щего» поведения, основанного на процессах саморегуляции, является со владающее поведение. Мы провели сравнительный анализ характеристик совладающего поведения подростков экспериментальной и контрольной группы. Оказалось, что девочки, пережившие развод родителей, чаще, чем мальчики этой группы используют стратегии копинг-поведения, ориенти рованного на решение проблемы (U=14 при р=0,03), самообвинение (U= при р=0,03), позитивный фокус (U=13 при р=0,03). А вот мальчики из пол ных семей чаще, чем девочки из контрольной группы применяют копинг стратегии, ориентированные на решение проблемы (U=7 при р=0,00) и при надлежность группе (U=15 при р=0,02).

Таким образом, к решению проблемы более склонны девочки из разведен ных семей и мальчики из полных семей. Девочки экспериментальной группы чаще используют стратегию самообвинения, что, вероятно, побуждает их к активным социально одобряемым действиям. Помогает справиться с трудной жизненной ситуацией позитивный настрой, вера в благополучный исход (по зитивный фокус). Мы не получили данных о специфике совладающего пове дения мальчиков из разведенных семей и девочек из полных семей. В целом М. В. Сапоровская же по выборке (без дифференциации по полу) подростки из полных семей чаще используют копинг решение проблемы (U=88 при р=0,05) и принадлеж ность к группе (U=61 при р=0,00). Для подростков из разведенных семей бо лее характерным является копинг самообвинение (U=88,5 при р=0,05). В дан ном случае самообвинение, на первый взгляд, не приводит к травмирующим и разрушительным последствиям, а скорее наоборот, усиливает стремление подростков к социальным достижениям, что и объясняет высокие показатели их социально-психологической адаптированности.

На завершающем этапе данного исследования с помощью регрессионно го анализа мы изучили каузальную связь между механизмами психологиче ской защиты и совладающим поведением подростков из разведенных семей, где в качестве независимой переменной выступали механизмы психологиче ской защиты, а зависимой переменной – стратегии копинг-поведения. Теоре тическим обоснованием данного соотношения исследовательских перемен ных явилось научное представление, что механизмы психологиеской защиты появляются в онтогенезе раньше (т. е. опережают по времени), чем копинг поведение. Кроме того, и защитные механизмы и совладающее поведение от носятся к одной группе явлений – защитной активности личности.

Наибольший интерес в данном случае для нас представляет тот факт, что копинг-стратегия самообвинение, типичная для подростков эксперименталь ной группы, формируется под влиянием защитного механизма интеллекту ализация, который предполагает особое истолкование событий таким обра зом, чтобы сохранить чувство субъективного контроля над ситуацией (=0, при р=0,00). Скорее всего, подросток убеждает себя, что ситуация (в том чис ле и внутрисемейного конфликта) была ему подконтрольна, но он совершил ошибку, что и привело к негативным последствиям. Поэтому если ее испра вить, она изменится к лучшему и проблема, возможно, будет решена. В целом следует отметить, что высокие социальные достижения у подростков из пол ных и неполных семей связаны с разными психологическими механизмами.

У подростков из полных семей это достигается за счет ориентации на реше ние проблемы и социальной поддержки. А у подростков, переживших развод родителей, психологической «ценой» достижений является усиление субъек тивного контроля над ситуацией (что, возможно, ослабляет их индивидуаль ную систему ресурсов).

В целом данное исследование, на наш взгляд, существенно дополняет име ющиеся факты по проблеме психологических последствий развода для разви тия личности детей в семье, при этом, бесспорно, в данном предметном поле остается еще много открытых вопросов.

Психологические проблемы подростков из разведенных семей с высоким уровнем внутрисемейного конфликта С. А. Терехина ФГУ «ГНЦ ССП им. В. П. Сербского»

Минздравсоцразвития России, МГППУ, Москва Ситуация развода родителей традиционно рассматривается специалистами в качестве серьезного психотравмирующего события в жизни несовершеннолет них. В последнее время среди разводящихся семей принято выделять семьи с высоким уровнем внутрисемейного конфликта как наиболее неблагополучные в плане возможного негативного влияния на последующее развитие детей и под ростков. Характерной особенностью таких семей является участие в длительных судебных разбирательствах по поводу определения места жительства детей по сле развода и регламентации их общения с отдельно проживающим родителем.

Цель нашего исследования заключалась в выявлении психологических про блем у подростков из разведенных семей с высоким уровнем внутрисемейного конфликта. В качестве материала для анализа были использованы результаты психодиагностических экспертных исследований подростков по гражданским делам, связанным со спорами о детях, а также данные гражданских дел (всего 15 подростков в возрасте от 11 до 15 лет, проходившие комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу в центре им. В. П. Сербского).

На основании проведенного анализа можно охарактеризовать основные психологические проблемы подростков, находящихся в условиях развода в семье и длительного внутрисемейного конфликта. Одной из наиболее суще ственных проблем таких подростков является их высокая вовлеченность в се мейный конфликт и выраженность связанных с этим психотравмирующих переживаний. Дополнительным источником таких переживаний может вы ступать расхождение между реальной родительской семьей подростка и его представлениями об идеальной семье. У младших подростков наблюдается повышенное чувство вины и ответственности за происходящее в семье роди телей, а также тенденция самостоятельно справляться с переживаниями, не прибегая к внешней помощи. Среди типичных стратегий совладания можно выделить стремление к дистанцированию от внутрисемейных проблем, уси ление эгоцентрических тенденций с фиксацией на удовлетворении своих по требностей и достижении собственных целей, уход от общения с членами се мьи и преимущественная ориентация на взаимодействие с ровесниками.

Процесс распада родительской семьи сопровождается нарушениями в си стеме детско-родительских отношений (ДРО). В большей степени это касает ся характера отношений подростков к одному из родителей, проживающему отдельно. Степень выраженности нарушений ДРО может варьировать от вну тренней конфликтности и амбивалентности до полного отвержения и непри ятия подростком одного из родителей. В то же время определенные измене В. В. Терещенко ния претерпевают и отношения подростков с родителем, проживающим со вместно с ним. Существенным проявлением вовлеченности подростка в се мейный конфликт является эмоциональная идентификация с одним из роди телей, а также неспособность дифференцировать собственные отношения с другим родителем и отношения внутри родительской подсистемы. При нали чии у подростка сиблингов еще одним существенным моментом выступает характер взаимоотношений с братьями и сестрами, особенно в случае их раз дельного проживания после развода.

Подростки из разведенных семей обнаруживают определенные проблемы в сфере самосознания. В большинстве случаев для них свойственна либо отно сительно низкая, либо компенсаторно завышенная по ряду параметров самоо ценка. Они испытывают трудности при формировании собственной идентично сти, в том числе полоролевой. Негативное отношение и эмоциональное отверже ние подростком родителя той же половой принадлежности может сопровождать ся внутренним конфликтом между его стремлением ориентироваться на опреде ленные полоролевые образцы и их негативной эмоциональной окрашенностью.

Указанный выше круг проблем подростков из разведенных семей может служить ориентиром при оказании коррекционной и психотерапевтической помощи разводящимся семьям с высоким уровнем конфликта.

Влияние отношений взаимодействия «ребенок-взрослый»

на личностное развитие подростка В. В. Терещенко СГУ, Смоленск В своем научном исследовании мы ставили основную цель – изучение от ношений взаимодействия «ребенок-взрослый» в личностном развитии и взрос лении подростков, воспитание которых развертывается в условиях гармоничных и нарушенных отношений со сверстниками и взрослыми (родителями).

Нами разработана система психолого-педагогического сопровождения ин дивидуального взросления подростка, в рамках которой активно осуществля емая психолого-педагогическая коррекция способствует преодолению ребен ком переживаемого состояния дефицитарности отношения взаимодействия со взрослыми, представляющими современное общество. Учитывая сложную многоуровневую структуру поведенческих нарушений у подростков в связи с проблемами семейного воспитания, мы выделили блоки психокоррекционной работы с подростком и его семьей: гностический, конструктивный, организа ционный, коммуникативный и реконструктивный. Перечисленные выше бло ки психокоррекции взаимосвязаны и представляют собой единый комплекс.

Сам психокоррекционный процесс складывается из трех этапов: установочно диагностического, собственно коррекционного и закрепляющего. В зависимо Часть 4.

Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей сти от особенностей межличностных отношений в семье и структуры личности подростка по-разному распределяются ведущие роли участников психокоррек ционного процесса. Мы использовали методы психодинамического, поведен ческого, когнитивного и других направлений психокоррекции. В психолого педагогическом сопровождении участвовали педагоги, до формирующего экс перимента 75 % из них отмечали проблемы в общении с девиантными подрост ками, вызванные непониманием, сильнейшей конфронтацией. После проведен ной работы большинство педагогов отметили появление признаков взаимопо нимания во взаимоотношениях с данной категорией учащихся, произошли из менения в их взглядах на проблему нарушенного поведения школьников. Мож но сказать, что произошел переход от бытового уровня восприятия проблемы к уровню ее научного осознания. Используемые в тренинговой работе ролевые игры помогли педагогам получить опыт позитивного общения с подростками с отклонениями в поведении, конструктивного выхода из создавшейся конфликт ной ситуации с ними. Участие в коммуникативном тренинге с использовани ем интерактивной арт-терапии способствовало развитию межличностной ком петенции, укреплению и осознанию связи между различными «зонами» пси хологического опыта и системы отношений, интеграции эмоциональных и по веденческих аспектов функционирования личности, развитию спонтанности и способности экспериментировать с новыми формами опыта. Полученные ре зультаты свидетельствуют, что разработанная с опорой на понимание дефици тарности отношений взаимодействия ребенка и взрослого на дистанции под росткового возраста программа достаточно эффективна в работе с девиантны ми подростками в общеобразовательных учреждениях с разными условиями.

Развивающее личность коррекционное влияние на систему отношений взаимо действия «ребенок – взрослый» в психолого-педагогическом сопровождении подростков и их родителей определяет изменения глобального самоотношения ребенка как становящейся личности, необходимые для формирования целост ной картины будущего, выбора нормативной жизненной позиции, положитель ной динамики взросления. Это подтверждается снижением отмечаемых ранее педагогами нежелательных поведенческих проявлений у подростков из экспе риментальной группы. Результаты организации психолого-педагогического со провождения подростков экспериментальной группы показали, что програм ма может использоваться в качестве действенного инструмента коррекции де виантного поведения и поддержки подростков с отклонениями в поведении в деятельности специалистов психологической службы образования, а также социально-реабилитационных и психологических центров. Эффективность психологической поддержки учащихся с отклонениями в поведении опреде ляется использованием в работе личностно-ориентированного подхода;

гума нистической направленностью личности педагога;

уровнем профессиональной компетентности специалистов, осуществляющих психологическую поддерж ку подростков;

психологическим обеспечением их межведомственного взаимо Е. Г. Трошихина действия, способствующим расширению границ компетентности педагогиче ского коллектива учреждения;

привлечением формируемого психологом в про филактической деятельности потенциала семьи.

Психологическая помощь подростку в ситуациях переживания утраты Е. Г. Трошихина СПбГУ, Санкт-Петербург Подростковый возраст, как возраст бурных изменений, наиболее уязвим и раним, и переход к взрослости вдвойне тяжел, если в жизни случаются горь кие события, трудные для осмысления. Стрессовые перегрузки могут быть вызваны осложнениями в школе, в отношениях с друзьями и проблемами в семье. Наиболее сложной ситуацией является потеря родителя, особенно если окружающие взрослые не имеют возможности или сил сопровождать процесс горевания. Когда внутри таится слишком много чувств, подросток сковыва ется, и это мешает ему ощущать свою внутреннюю силу и затрудняет полно кровное развитие. Эмоциональные и поведенческие реакции перестают соот ветствовать истинной натуре подростка, они искажаются и могут сформиро ваться различные нарушения. Иными словами, сильные переживания могут блокировать доступ к внутренним ресурсам, и тогда возникают ограниченные решения. Симптомы являются не столько проявлениями психологической и социальной патологии, сколько результатом блокировки естественных спо собностей и возможностей растущего человека.

Основной целью психотерапии подростков при тяжелых переживаниях являет ся нахождение пути к заблокированным чувствам, их проживание заново, актуали зация внутренних ресурсов и высвобождение энергии для развития. Значительны ми возможностями обладает индивидуальная психотерапия. В ситуации, когда под росткам трудно использовать слова, чтобы рассказать о постигшем их несчастье и выразить груз своих переживаний, они нуждаются в неком материальном пути: ри совании, игре, лепке – для передачи мыслей и чувств символически.

Игра с песком является терапевтическим инструментом, приглашающим подростка создать трехмерную картину из миниатюрных фигурок в подносе с песком. Ценность метода в том, что он предоставляет возможность челове ку выразить себя без разговора. Построение композиции открывает простран ство для жизни образов, и постепенно травма находит путь для символиче ского выражения, в результате возникает возможность исцеления.

Важным является создание условий, позволяющих подростку соприкос нуться со своими страданиями. Это своеобразный невербальный рассказ тера певту, который может вынести гнет тяжелых событий и разделить душевную боль, и тогда сам акт делания в присутствии терапевта является целительным.

Часть 4. Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей Терапевт заботится об удержании терапевтического пространства, в кото ром подросток чувствует себя настолько свободным и защищенным, что по зволяет себе пережить травму и стать внутренне сильнее. Терапевт не пред лагает никаких тем для композиции, а по завершении не высказывает своего мнения о созданном сюжете, не меняет расположение предметов по своему вкусу. В течение всего времени он является внимательным лицом, сопрово ждающим развитие процесса. В таких безопасных условиях постепенно вы свобождается внутреннее содержание психики. То, что было заблокировано на вербальном уровне, обретает символическую форму в песчаной картине и становится зримым и доступным осознанию.

Любому человеку, когда он не может справиться с трудной ситуацией, сим волическая функция открывает доступ к глубинным ресурсам психики, од нако психологические травмы могут нарушить сформировавшуюся способ ность к символизации, и тогда процесс построения в песке ведет к ее акти визации. Символы являются средством, с помощью которого могут быть ис правлены диссоциации и обретена интеграция самовосприятия, поскольку по своей природе они нацелены на целостность.

Создание песчаной картины помогает подростку придать смысл произо шедшему с ним, и даже если увиденная правда тяжела, такая работа прино сит примирение и открывает для будущего.

При всей кажущейся простоте проведения метода он является тонким ин струментом и требует от терапевта постоянного профессионального и лично го развития, а работа с подростками, испытывающими глубокие пережива ния, предполагает еще и значительные душевные силы.

Подростки в трудных ситуациях: взаимосвязь этнонациональных установок со стратегиями совладания А. Е. Фомичева МГППУ, Москва Область пересечения личностного и социального в человеке является одной из наиболее актуальных для изучения с точки зрения современной пси хологии. В рамках этой глобальной проблемы интерес вызывает, как, в какой степени осуществляется взаимовлияние индивидуальных особенностей лич ности и социальных установок.

В свою очередь, исследование этнонациональных установок как одного из видов социальных установок играет важнейшую роль в понимании, каким образом формируется представление человека об обществе, в котором он су ществует, и о его месте в этом обществе. При этом возникает вопрос, какие личностные факторы обусловливают формирование тех или иных этнонаци ональных установок.

А. Е. Фомичева Существует предположение, что одним из таких факторов являются стра тегии совладания с трудными ситуациями.

На уровне массовых процессов в современной науке есть представление о том, что «обращение к национальности» представляет собой своего рода ва риант группового копинга. Однако на уровне психологическом, т. е. отдель ной личности, данный вопрос является практически не изученным. Поэтому мы обращаемся к исследованию связи этнонациональных установок со спо собами, при помощи которых человек справляется с трудностями.

Мы предполагаем, что от качества установок зависит, каким образом чело век будет преодолевать трудности, и насколько успешным будет это преодоление.

В проведённом нами исследовании приняли участие 105 человек: 50 де вушек и 55 юношей в возрасте от 14 до 19 лет, все ученики старших классов школы и студенты первых курсов института.

Согласно результатам, полученным нами в группе подростков, национа листические установки и мигрантофобия связаны с поиском социальной под держки. То есть можно предположить, что неприязненное отношение и нетер пимость по отношению к приезжим характерна для подростков, привыкших прибегать в трудных ситуациях к совету и помощи своего окружения.

Также результаты исследования показывают, что подростки, положи тельно относящиеся к представителям других культур, не склонны к по иску поддержки в решении своих проблем, они скорее полагаются на соб ственные ресурсы совладания. Таким образом, если рассматривать ситуа цию столкновения с представителями других этнических групп как труд ную, можно предположить, что подростки, привыкшие самостоятельно справляться с трудностями, более положительно и толерантно будут отно ситься к людям других национальностей.

В исследовании было обнаружено, что связь между стратегиями совлада ния и этнонациональными установками различается у юношей и девушек.

Так, у юношей наиболее сильная связь наблюдается между стратегией кон фронтации и патриотизмом. То есть агрессивные усилия молодых людей по изменению проблемной ситуации связаны с ощущением ими гордости за их национальную принадлежность. У девушек же установки, подчеркивающие значимость социальной группы (национализм и патриотизм) связаны со стра тегиями поиска социальной поддержки и с избеганием ответственности.

Таким образом, девушки и юноши, гордящиеся своей национальностью и неприязненно относящиеся к представителям других наций, склонны по разному относиться к трудным ситуациям – юноши скорее проявляют агрес сию, готовность к риску, а девушки стремятся найти помощи в своем окруже нии и снизить ответственность за происходящее.

Стадии сепарации подростков в семье Т. Е. Шапошникова доцент кафедры педагогики и психологии семьи Института детства РГПУ им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург Ребенок вступает в подростковый возраст. Сам по себе подростковый кри зис является одним из наиболее сложных и насыщенных периодов по богат ству переживаний и сложности изменений личности, происходящих с чело веком. Понимание специфики переживаний подростков помогает родителям справиться с тем, что происходит с ребенком. Наиболее сложным для взрос лых оказывается процесс сепарации ребенка от родителей. По нашим иссле дованиям, этот процесс включает пять стадий, прохождение каждой из кото рых имеет свои подводные камни.

Первая стадия сепарации начинается с того, что картина мира подростка значительно меняется. Картину мира ребенка до подросткового возраста можно представить в вертикальной плоскости, где наверху оказывается все хорошее, значимое, должное (взрослые находятся наверху, и все значимое обращается к ребенку сверху вниз). Будущее тоже находится наверху, поэтому ребенок так стремится вырасти. Маленький ребенок на вопросы о будущем (каким ты бу дешь или кем ты будешь) забирается на стул и показывает: «Вот таким!» Соот ветственно прошлое, плохое, требующее исправления, находится внизу, где ре бенок есть или был. Родители находятся наверху, стремление к будущему про является через стремление достичь их роста, что эквивалентно стать взрослым.

Путь от прошлого к будущему лежит «снизу вверх», значимые отношения стро ятся так же. В подростковом возрасте ребенок достигает роста взрослого чело века, будущее наступает, и картина мира становится горизонтальной. Но для того чтобы произошло выравнивание по горизонтали, роль той части, где на ходятся взрослые, родители, должна снизиться, а части, где находится сам под росток и его сверстники, наоборот, повыситься. Подобное изменение приводит к кардинальной перестройке системы отношений. В доподростковом возрасте ребенок обожествляет родителей, они представляются ему всемогущими, на деленными абсолютной властью. В ситуации смещения координат подобные отношения рушатся. Признать же человеческую сущность родителей ребенок еще не в состоянии. Это требует значительного изменения восприятия самого себя. Пока родители имеют статус «богов», самопредставление ребенка также соответствует этому статусу. Как только они его теряют, ему надо смириться с «небожественностью» своего происхождения. Это вызывает сильный протест со стороны подростка, который проявляется в агрессии в отношении родите лей, в отказе им подчиняться. На первой стадии бунт против проявляется очень бурно, ребенку не нравится абсолютно все в родителях, он отрицает поведе ние, ценности и вкусы родителей, вне зависимости от их разумности и целесо Т. Е. Шапошникова образности. Подростка раздражает в родителях практически все, что указывает на их обычность и обыденность: несвежесть одежды, несвежесть запахов, про явление старения во внешности и т. д. Для родителей этот момент нередко ста новится «миной», взорвавшейся совершенно неожиданно. Возникновение это го момента может ничем не предваряться, ситуация возникает вдруг. Родители могут быть не готовы к такому резкому изменению ребенка. Первой реакцией родителей в подавляющем большинстве случаев является попытка вернуть си туацию в предыдущее состояние, часто репрессивными мерами. Родители на чинают усиливать контроль, требования, применять моральные меры воздей ствия, сопротивление со стороны ребенка растет. При этом, протестуя против «небожественности» родителей, он начинает учить их жить, приводить приме ры более успешных взрослых. Такое поведение вызывает у родителей обиду и сильный протест. Часто это разбивает образ «божественных и мудрых», кото рый родители сами стремятся рисовать по отношению к ребенку, настаивая на собственной непогрешимости. Нередко конфликт становится очень выражен ным, конфронтация интенсивной. Выходом из ситуации нередко бывает сниже ние конфронтации за счет того, что родители несколько снижают контроль, ре бенок уходит в свои переживания.

Вторая стадия сепарации начинается с поиска образца для подражания.

Подросток смиряется с тем, что родители не способны вновь стать для него «богами», и эмоционально отдаляется от них. Этот период становится време нем поиска образца для идентификации, который в представлении подростка обладает идеальной сущностью, часто это период поиска кумиров и поклоне ния им. В зависимости от культуры и ценностей среды, в которой живет ре бенок, это могут быть знаменитые певцы, представители поп-культуры, акте ры, поэты, писатели, спортсмены. Значимыми условиями являются возмож ность идентификации и удаленность ее объекта, невключенность его в ре альные отношения. Этот период сопровождается усилением фантазий ребен ка, попытками подражать знаменитостям;

может сопровождаться проявлени ями фанатического поведения, ребенок обожествляет своего кумира. Для удо влетворения «потребности в божественном происхождении» подросток мо жет тратить много времени и денег, чтобы хотя бы символически приблизить ся к этой возможности. Попытки разоблачения кумира со стороны родителей чаще всего разбиваются о полное непонимание и игнорирование этой инфор мации со стороны подростка. Надо сказать, что этот период оказывает серьез ное влияние на идентификацию подростка и формирование «образа Я». По скольку подросток старается не подражать, он мечтает стать этим человеком, символически «переселиться» в него, прожить его жизнь. В дальнейшем эта часть идентификации может не проходить бесследно, а проявляться в разных сторонах жизни, связанных с брачным или любым другим поведением. Не редко этот заканчивается спонтанно, подросток просто в какой-то «прекрас ный день» осознает, что кумир потерял для него интерес, или на смену этим Часть 4. Подросток в семье – проблемы психологического консультирования подростков и родителей интересам плавно приходят другие. Собственно подростковые переживания здесь значительно снижаются, с окончания этой стадии молодой человек из мира фантазий переходит в мир реальности.

Третья стадия сепарации становится периодом поиска объекта иденти фикации в ближайшем окружении. Подросток смиряется со своим «небоже ственным» происхождением и начинает искать способы установления челове ческих отношений. Родительские образцы по-прежнему представляются не подходящими, значимый взрослый ищется во внешнем окружении. Этим че ловеком может стать дальний родственник, знакомый, учитель. Молодой че ловек сознательно и бессознательно начинает копировать поведенческие осо бенности, усваивает ценности значимого человека, который часто становит ся доверенным лицом, с ним обсуждают важные вопросы бытия, у него учат ся многим бытовым навыкам: распределения финансов, обращения с проти воположным полом, распределения времени, проведения досуга и т. д. Ино гда, при возникающей возможности, молодой человек переселяется к значи мому человеку. Нередко именно эту потребность используют в своих интере сах представители различных сект и криминального мира, становясь для под ростков образцами защитников. Но реально вместо защиты молодые люди получают совершенно иные отношения.

На четвертой стадии ребенок становится взрослым и покидает дом в поис ках независимости и самостоятельности. Этот кризис часто ощущается роди телями как потеря. Для молодых людей это время нередко совпадает с отъез дом на обучение в другой город, началом самостоятельной жизни в общежи тии или съемной квартире. В западных странах и США подавляющее боль шинство молодых людей по окончании школы уезжают из дома и селятся со своими сверстниками. На этой стадии молодой человек начинает осваивать собственные жизненные стратегии. Юноша сокращает количество связей с близкими людьми, становится внешне более замкнутым. Решения принима ются самостоятельно и о результатах дети могут даже не сообщать родите лям. Для человека становится значимым собственное мнение. На этой стадии ранние отношения родителей с ребенком становятся очень явными. Родители утрату контактов (или их сокращение) могут переживать с ожиданием, что у ребенка ничего не получится и тогда он вернется под «их крылышко». Это до статочно разрушающее ожидание для ребенка, оно сильно связывает диапа зон его выборов. Ярко может проявляться «синдром выученной беспомощно сти» со стороны ребенка. Эта стадия является ключевой в контексте взросле ния человека. Люди, успешно прошедшие данную стадию сепарации, устой чиво переходят во взросление и обретают признаки личностной зрелости.

Пятая стадия сепарации связана с возвращением ребенка к родителям, но уже на уровне отношений взрослых людей, где иерархические связи стано вятся невозможными. Фактически это независимые отношения взрослых лю дей, основанные на взаимном интересе и доверии. В этих отношениях отсут Т. Е. Шапошникова ствуют взаимные поучения и претензии, но превалируют взаимные помощь, поддержка и принятие. На этой стадии бывшие дети уже и по возрасту и по уровню психологической зрелости являются взрослыми людьми. Их отноше ние к стареющим родителям становится скорее опекающим и заботливым, чем подростковым и капризным. Это возможно при достаточно последова тельном и полном прохождении предыдущих стадий.

К сожалению, в современной российской действительности мы видим до статочно мало примеров полностью благополучно завершенной сепарации.

Чаще можно привести примеры «застревания» на какой-либо стадии и вме шательства родителей и детей в отношения друг друга.

Часть 5.

Развитие личности подростка в трудной жизненной ситуации Сеть социальных контактов подростка и ее влияние на личностное развитие О. И. Евстешина Личностное развитие подростка всегда предполагает определение его соб ственного отношения к миру, к людям, к самому себе, к различным позициям общей системы ценностей действительности в континууме «важно-неважно».

В случае рассогласованности, разрозненности, «раздельного существова ния» систем «ребенок – семья – внешний мир» формирующаяся система цен ностей подростка может оказаться в ситуации, когда различные ценностные ориентации на данных уровнях вступают в противоречие друг с другом, на этом фоне ценностное отношение подростков к действительности является крайне неустойчивым. Формирующееся позитивное ценностное отношение к действительности, не находя подтверждения, может меняться на равнодуш ное или даже негативное.

«Сетевой» подход может рассматриваться как элемент, связующий три уровня (ребенок–семья–внешний мир) в единое целое, создающий единое пространство, целостную картину мира, в котором существует подросток, что служит основой для формирования устойчивого отношения к действительно сти и позитивного мировоззрения.

В качестве способа работы, оказывающей мощное непосредственное воз действие на личность подростка, мы рассматриваем сетевую встречу, в кото рой участвуют представители сети социальных контактов, в которую входит ребенок или подросток.

В сетевых встречах принимают участие члены семьи, родственники, сосе ди, представители школы, специалисты различных учреждений (официаль ная сеть контактов), очень важным является участие в таких встречах друзей подростков, одноклассников, тех, кого они сами хотят видеть на встрече и кто может оказать им поддержку и принять непосредственное участие в выработ ке решений. Подростки на встрече имеют равные права со всеми участника ми. Осуществить разговор «на равных» помогают ведущие встречи, применя ющие техники сетевой терапии.

На такой встрече в ходе диалогического взаимодействия участники прихо дят к общему новому пониманию ситуации. Новый опыт переживания, рож денный на встрече, способен привести к изменениям внутри сети социаль ного окружения подростка и привести к изменению отношения подростка к окружающему миру, рождению доверия и способности понимать каждого че ловека из «мира людей», в котором он живет.

О. Н. Жильцова Каждая встреча собирается вокруг определенной проблемы и заканчивается принятием конкретных решений, способствующих выходу из трудной жизнен ной ситуации. Принятие конкретных решений, плана по выходу из сложившей ся ситуации является неотъемлемой частью структуры сетевой встречи.

Чрезвычайно важным является непосредственное участие во встрече под ростка, который, включаясь в совместную актуально полезную деятельность с взрослыми, принимает важные решения, касающиеся его собственной жиз ни. Взросление подростка предполагает все большую готовность взять на себя ответственность, а специалисты и окружение способствуют наделению его властью над собственной жизнью.

В данном случае в такой работе используется принцип активизации (empowerment) – буквально: наделение человека властью над собственной жизнью, – который подчеркивает необходимость вовлечения подростка, не совершеннолетнего, того, чьи права ограничены по разным причинам, в де ятельность по обеспечению своих прав и свобод. Такой подход как нельзя больше способствует взрослению подростка и влияет на формирование его ценностного отношения к действительности и мировоззрения в целом.

Сочетание данного принципа с экологической ориентацией позволяет под ростку выполнять социально признаваемую и одобряемую деятельность, которая касается его самого, обеспечивает возможности развертывания разнообразных форм общения;

просоциальная деятельность является ведущей, обусловливаю щей важные изменения в психологических особенностях личности подростка.

Переживание «психологического настоящего»

подростками, воспитывающимися вне семьи О. Н. Жильцова ГБУ СО МО «Орехово-Зуевский городской социальный приют для детей и подростков», Орехово-Зуево «Психологическое настоящее» или «актуальное настоящее» следует рас сматривать как относительно растянутый момент времени. В промежуток времени, называемый «психологическим настоящим», кроме событий «здесь и теперь», входят некоторые события прошлого и будущего, но лишь те из них, которые связаны конкретными связями с событиями настоящего, ко торые являются актуальными и переживаются человеком именно «сейчас».

Другими словами, «психологическое настоящее» «проживается», имеет ди намику, протяженность. Именно тогда личность может полноценно жить и действовать в сложной системе жизненных отношений (ценностных, причин ных, мотивационных, целевых, смысловых), когда прошлое и будущее пред ставлены в настоящем (А. А. Кроник, Р. А. Ахмеров).

Часть 5. Развитие личности подростка в трудной жизненной ситуации Гипотеза нашего исследования состояла в том, что различная ситуация развития подростков, оказавшихся в сложной жизненной ситуации – остав шихся без попечения родителей, и подростков, воспитывающихся в семье, оказывает существенное влияние на представления о настоящем.

Для проверки гипотезы были изучены субъективные представления о на стоящем подростков, оставшихся без попечения родителей, в сравнении с подростками, воспитывающимися в семье. В исследовании приняли участие 110 подростков, проживающих в Московской области. Первая группа – подростков, воспитывающихся в детском доме, интернате и приюте. Вторая группа – 60 подростков, воспитывающихся в семьях. Выборки испытуемых не имели значительных различий по гендерным и возрастным признакам.

Своеобразие представлений о настоящем подростков, оставшихся без попечения родителей, были изучены с помощью психологических методик «Оценивание пятилетий жизни» (А.А. Кроника, Е.И. Головахи), «Метод мо тивационной индукции» (Ж. Нюттена), авторской методики «Распределе ние времени».

В результате проведенного исследования своеобразия представлений о на стоящем подростков, оказавшихся без поддержки семьи, сделаны следующие выводы.

1. Своеобразие представлений о настоящем подростков, оказавшихся без под держки семьи, состоит в недооценке значимости событий настоящего. Так, подростки, оставшиеся без попечения родителей, значительно реже выска зывают желания, намерения, отражающие мотивы ближайшего будущего (UЭмп=1099.5;

p0.01);

значительно чаще оценивают «психологическое на стоящее» как мало насыщенное значимыми событиями (Uэмп=879;

р0,01).

2. Своеобразие представлений о настоящем подростков, оставшихся без по печения родителей, заключается в большем количестве мотивационных тенденций, связанных не с личной активностью, а с ожиданием актив ности других, с ощущением зависимости своего поведения, своей судь бы от обстоятельств (Uэмп=603;

p0.01). Этот комплекс феноменов может быть интерпретирован как своеобразное проявление экстернального локу са контроля и пассивности жизненной позиции.

3. Своеобразие представлений о настоящем подростков, оставшихся без по печения родителей, заключается в доминировании мотивации, отражаю щей неудовлетворенность образом жизни (Uэмп=248,5;

p0.01), с их «пре сыщенностью» социальными контактами, на которые по их субъективным оценкам они тратят больше времени (Uэмп=1150;

р0,05), но при этом мо тивация общения для них менее актуальна (Uэмп=1074.5;

p0.01).

Таким образом, своеобразие представлений о психологическом настоящем подростков, оставшихся без попечения родителей, в отличие от подростков, воспитывающихся в семье, состоит в комплексе симптомов неудовлетворен ности своим психологическим настоящим.

Разработка «профиля идентичности» юношей и девушек с различным семейным статусом И. И. Кранц БГПУ, Минск Семья, являясь малой группой, одновременно удовлетворяет потребности в индивидуальном развитии и групповом взаимодействии, осуществляя трансля цию общественно-культурных значений между индивидом и обществом. Оче видно, именно семья несет, с одной стороны, функцию формирования психоло гического здоровья индивида с целью его функциональной адаптации в обще ство, а с другой стороны – рекурсионно вносит значительный вклад в создание норм и традиций той культурной общности, к которой принадлежит.

Категория социальных сирот – детей, имеющих особый, зачастую негатив ный и даже кризисный опыт на самом старте жизни, – в силу взросления и вос питания в особых условиях учебных учреждений круглосуточного пребывания имеет свою специфику, описанную в работах отечественных и зарубежных ав торов. В силу этого формирование идентичности социальных сирот, не име ющих позитивно-устойчивых семейных и гендерных паттернов идентифика ции, не связано с безоговорочным принятием семейных ценностей и семейно ролевых установок, а прохождение кризиса идентичности может быть связано с закреплением негативных аспектов личностной идентичности.

Обсуждая особенности формирования идентичности, нельзя обойти вни манием гетерохронность в достижении идентичности в отношении различ ных сфер самоопределения, т. е. неравномерность развития и скорости вклю чения в интегральную идентичность различных ее структурных составляю щих. Проводившиеся ранее исследования психологического состояния детей, лишенных родительского попечения, дают основания предполагать, что у со циальных сирот в юношеском возрасте может наблюдаться более значимо вы раженная гетерохронность формирования разных сфер идентичности, пред ставляющую собой по-разному проявляющуюся неравномерность во време ни закрепления в структуре идентичности различных проявлений личност ной идентичности, что, несомненно, приводит к искажениям личностного развития. Но что особенно важно для общества, членами которого становятся взрослеющие юноши и девушки, что те особенности проявления нарушенной автономности – как социальной, так и эмоциональной, – являются результа том формирования неадекватной идентичности.

Исследование, направленное на изучение идентичности юношей и деву шек, имеющих статус социальных сирот, выявило возможность выстраивания «профиля идентичности» – комплексного динамического показателя, учиты вающего статус идентичности и феноменологию гетерохронности в достиже нии идентичности в отношении различных ее сфер. При этом было показано, что выявляемый «профиль идентичности» имеет как содержательные, так и Часть 5. Развитие личности подростка в трудной жизненной ситуации структурные различия у испытуемых, имеющих опыт семейных и интернат ных условий взросления.

При отнесении испытуемых к определенному статусу и определении «про филя идентичности» был использован контент-анализ для выявления в отве тах определенных тем, характерных для каждой из выявленных сфер идентич ности: самоотношение и самопрезентация;

гендерная;

социальная;

професси ональная;

морально-нравственная;

ценностно-ориентационная («Идеологиче ская» согласно определению Дж.Марсия);

духовное развитие и автономность.

Критерий оценивания появлялся при ответах, которые соответствовали описан ной Э. Эриксоном эпигенетической теории развития и положениями о кризи сах, а также дополненным Дж.Марсия концепцией о статусах идентичности.

При этом выявляемый «профиль идентичности» имеет как содержатель ные, так и структурные различия у испытуемых, имеющих опыт семейных и интернатных условий взросления.

Изучение личностной идентичности с использованием такого комплекс ного динамического показателя, учитывающего статус идентичности и фено менологию гетерохронности в достижении идентичности в отношении раз личных ее сфер, как «профиль идентичности», позволяет конкретизировать содержание идентичности юношей и девушек с разным семейным статусом.

Это возможно использовать в психолого-педагогической практике при рабо те с молодыми людьми, переживающими процесс становления личностной идентичности, и позволит психологам, работающими с социальными сирота ми, использовать полученные данные для определения эмоциональной и со циальной зрелости личности.

Возможности преодоления психологических барьеров выпускниками интернатных учреждений на этапе подготовки к первичному трудоустройству Е. В. Селенина МГППУ, Москва Представлены результаты реализации программы по формированию социально-психологической готовности выпускников сиротских учреждений к трудовой деятельности в период завершения профессионального образова ния и подготовки к первичному трудоустройству. Задача решается с позиции коррекции ценностных установок выпускников и приведение в соответствие уровня притязаний и оценки собственных возможностей. Выделены основ ные этапы формирования ключевых компетенций, позволяющих приобрести необходимые личностные и профессиональные качества, спланировать поша говое выстраивание профессиональной карьеры и скорректировать ожидания от предстоящей трудовой деятельности.

Н. Н. Юдицева 1. Научный интерес в психологии сиротства сместился с изучения психоло гических особенностей детей-сирот и лиц из их числа на изучение возмож ностей и ресурсов для их интеграции в социум.

2. Ранняя взрослость у лиц из числа детей сирот наступает позже из-за осо бенностей депривационного воспитания и специфики государственного обеспечения.

3. Несмотря на более поздний период взросления, они не готовы решать зада чи ранней взрослости, особенно в сфере профессионального самоопределе ния и построения карьеры из-за нерешенных задач подросткового периода.

4. Трудности заключаются не в недостаточной квалификации молодых лю дей и отсутствии трудового опыта, а в разрыве между уровнем притязаний и оценки собственных возможностей.

5. Данный разрыв может быть превращен из психологического барьера в мо тивационный стимул путем формирования определенных компетенций, а именно – целеполагания, планирования, саморегуляции, которые позволят простроить пошаговый механизм достижения «высокой» цели и обрести личностный ресурс для дальнейшего социального роста.

Движущие силы личностного развития и особенности личности учащихся и выпускников из школ-интернатов Н. Н. Юдицева МГППУ, Москва В. С. Мухиной (1999) предложены четыре типа личности с разной внутрен ней позицией: а) с постоянной гиперболизированной готовностью к иденти фикации с другими индивидами;

б) обособленной отчужденной от других ин дивидов;

3) с гармоничным сочетанием внутренних потребностей и социаль ной необходимости;

4) с неразвитыми внутренними потребностями и не ори ентированной на социальные нормы. Согласно К. Г. Юнгу, С. Л. Франку и дру гим, Я – ядро и стержневое личностное образование, движущая сила ее раз вития. Исторические представления об источниках активности «Я», согласно А. Н. Крылову и Ф. Т. Михайлову (1984), можно условно разделить на две точ ки зрения: а) Я – субстанция, имманентно присущая индивиду;

б) феномен Я социально обусловлен. Кажущаяся очевидной поляризация подходов, обуслов ленная либо абсолютизацией роли внутренних либо внешних факторов разви тия «Я», является, на наш взгляд, не вполне корректным упрощением представ лений, в частности, К. Г. Юнга, С. Л. Франка и многих их современников. Я определяется ими одновременно как отношение индивида к бессознательным влечениям и центр поля сознания (у Юнга), структура сознания (у Франка).

В русском интуитивизме (феноменологической ветви немарксистской гно сеологии) становление Я вне живущего индивида невозможно, а познание – Часть 5. Развитие личности подростка в трудной жизненной ситуации часть человеческого бытия в мире, неразрывно связанного со структурой Я:

«для Лосского Я – скорее онтологическая конструкция», а сознание индивида – ее функция. Объект трансцендентный по отношению к познающему субъ екту имманентен самому процессу познания. Бытие внешнего мира непо средственно (интуитивно) дано индивиду: а) в «чувствовании принадлежно сти мне», включающем состояния мышления и сознания, усилия, связанные с направленностью внимания;

б) в «переживании данности мне», включающем предметы внешнего мира, органические ощущения. Это «знание» дано инди виду непосредственное в структуре «Я – Не-я (данное мне)».

С. Р. Пантилеев (1991), В. С. Мухина объясняют становления Я индиви да – через механизмы включения личности в социальные отношения, причем В. С. Мухина «выводит» механизм включения личности в социальные отноше ния, понимаемый ею как идентификация и обособление индивида, за преде лы самосознания, рассматривая его в связи с внутренней позицией индивида.

А. Н. Славская (2002) также полагает, что «субстанциональность» ребенка рас крывается в его функционировании – в обособлении и включении его в комму никацию. Ф. Т. Михайлов (1976) раскрывает феномен Я по существу как вну треннюю позицию ребенка в отношении к предмету, формирующуюся в дея тельности. Через собственное предметное действие происходит отделение дей ствия ребенка от внешнего объекта действия и выделение ребенка из «вплетен ности» в связи и отношения с миром. В зависимости от особенностей обосо бления и включения во взаимодействие с другими (предметом) ребенок обна руживает себя как обособленного от других, как носителя объектной, субъект ной, смешанной Я-позиции в отношениях «Я–Другой (предмет)». Свою пози цию он «вносит» в суждение о нем. Таким образом, структура Я интегриру ет особенности обособления и включения индивида в коммуникации, проявляю щиеся в его позициях в отношениях «Я – Другой», суждениях о себе и о других.

Методом Л. Сонди (2005) мы исследовали у 141 подростка-сироты 14–18 лет и 65 выпускников-сирот 17–19 лет характер обособления и включения в ком муникации и суждения о себе и других методом неоконченных предложений.

Результаты подтверждают, что 65,5 % (две трети) испытуемых сирот пассивны при обособлении и включении в коммуникацию. Эта безличная стратегия зна чимо связана с позицией самоотрицания «не Я – Другой» и выбором суждения «оценка» в группе высказываний о других. Сознание себя частью подростко вого сообщества при групповом отношении к другим обусловливает личность с выраженной тенденцией к идентификации. 15 % подростков (в основном со снижением интеллекта) пассивны при обособлении и активны при включении в коммуникации. Эта коммуникативная стратегия определяет отсутствие пози ции «не Я – не Другой», выбор суждений «оценка» и «о себе» в группе выска зываний о других. Эти испытуемые не различают себя как субъектов взаимо действия и отождествляют свое отношение с происходящим, что предопреде ляет развитие личности с неразвитыми индивидуальными потребностями, не Н. Н. Юдицева ориентированной на социальные нормы. 16,5 % учащихся сирот активны при обособлении и пассивны при включении в коммуникации со сверстниками и персоналом. Эгоцентрическая стратегия определяет позицию самоутвержде ния «Я – не Другой», выбор суждений «о себе» и «о других» в группе высказы ваний о других, что способствует обособленному типу личности. 3 % учащих ся сирот активны при обособлении и при включении в коммуникацию с дру гими. Субъектная стратегия детерминирует социальную позицию «и Я и Дру гой», выбор адекватного суждения о «других». Такие подростки отделяют свое отношение к взаимодействию от себя как субъектов взаимодействия, что пре допределяет относительно гармоничный тип личности.

Часть 6.

Зависимое поведение в подростковой среде:

проблемы и пути их решения На пороге взросления … или путь в наркотизм?

Рисуночная диагностика как зеркало, отражающее степень наркогенной инфотипизации сознания С. С. Аникин РГСИ, Красноярский филиал Нами было проведено исследование, цель которого – изучение феномена раннего приобщения к психоактивным веществам (ПАВ).

Мы предположили, что склонность к опьянению, как и развитие других ад диктивных форм поведения, имеет связь с их информационным аналогом – ин фотипом. Можно сказать, что инфотип первичен, а психический акт вторичен.

Информация – это скопище инфотипов. Внимание на одном из них инициирует информационный поток в сторону реципиента, а восприятие наполняет сознание информационными единицами, из которых может быть сложено представление о чем-либо, с вероятным развитием образа предмета. В рекламной деятельности под инфотипом понимаем законченную модель искусственно созданного образ ца поведения. Например, слоганы типа «Кто бежит за „Клинским“?» с соответ ствующей сюжетной линией отображаются в сознании уже готовым решением.

Для выявления степени наркогенной инфотипизации мы использова ли комплекс рисуночной диагностики «Празднество», состоящий из пяти блоков-модулей: представленческий инфотип «Праздник»;

опытный пред ставленческий инфотип «Детский праздник»;

созерцательный представ ленческий инфотип «Взрослый праздник»;

личностный представленческий инфотип «Мой праздник»;

деятельный представленческий инфотип обра за «Я-действование» – «Я праздную». Интерпритация модулей предполага ет, что о празднике имеют представление взрослые и дети. Все либо сами участвовали в подобном мероприятии, либо наблюдали за ним со стороны.

Причем это твердо усвоенное представление, которое, как показала практи ка, респонденты легко, почти не задумываясь, выносят на бумагу. По изо браженным символам можно судить о качестве представлений респондента о культурно-досуговой деятельности, возможной предрасположенности к ад диктивному поведению. Так, изображения бутылок, рюмок, сигарет, табачно го дыма, шприца, пепельницы и пр., а также соответствующие надписи были отнесены к наркогенным инфотипам. К праздничным инфотипам отнесены воздушные шары, торты, конфеты, клоуны, игрушки.

Выборочному анализу по данной схеме подверглись рисунки более учащихся и студентов профессионального образования и школьников. Обзор В. В. Аршинова показал, что при поступлении в первый класс у детей уже имеется представ ление о празднике как алкогольном мероприятии;

более 90 % учащихся и сту дентов профессионального образования имеют представление о празднике как алкогольном мероприятии. При этом более чем у 70 % из них праздник ассоциируется с употреблением спиртного. Полученные данные кореллиру ют с данными употребления ПАВ молодежью.

Об информационном проникновении наркотизма можно судить по нали чию у респондентов представленческих инфотипов наркогенного свойства, то есть информации, содержанием которой выступает представление об опы те употребления наркотически действующих веществ. Если оно отражается у респондента в рисунке, то можно предполагать не только наличие у него со ответствующей установки, но и программу.

Таким образом, инфотипизация сознания подрастающего поколения нар когенным содержанием является первопричиной склонности к аддикции. Ин фотипизация –информационно-деятельностное, психическое явление, фикси рующее на уровне сознания и бессознательного инфотипы – своего рода ква ры информационного пространства. По качеству информационных квар, еди ниц измерения реактивной мощности информационной среды, можно судить о силе воздействия инфотипов на психику. Степень инфотипизации сознания выявляется с помощью рисуночной диагностики.

На наш взгляд, изменение содержания информационного пространства, преображение информационной среды в интересах ребенка позволит корди нально изменить отношение людей к образу жизни.

Оценка качества в области профилактики аддиктивного поведения В. В. Аршинова МГППУ, Москва На развитие детей подросткового возраста в мегаполисе влияет целый ком плекс психологических, социальных и экологических факторов патогенного характера, что дает основания говорить о необходимости психокоррекцион ных мероприятий, направленных на выявление и нормализацию уже суще ствующих отклонений в развитии психики.

Проживание в мегаполисе создает в детской и подростковой среде огром ные проблемы психического здоровья и психологического напряжения. Ребе нок большого города ищет уединения, а уединившись, не знает, как успокоить тревогу или выйти из астении и безразличия. Он чаще устает, меньше обща ется, больше спит и ест, у него проблемы со здоровьем и формированием ком муникаций. Положение усугубляется тем, что сегодня имеется серьезный де фицит позитивного воздействия на детей всех институтов социализации – се мьи, учреждений культуры, средств массовой информации, образовательно воспитательных учреждений как элементов городской жизненной среды.

Часть 6. Зависимое поведение в подростковой среде: проблемы и пути их решения Таков социопсихологический фон формирования аддиктивных явлений в подростковых популяциях крупных городов.

Аддиктивное поведение подростков – больная проблема современного мирового сообщества. ВОЗ отмечает, что из всех форм девиантного поведе ния наиболее распространено аддиктивное (зависимое) поведение, которое в свою очередь, часто становится основой для формирования заболеваний, в том числе поведенческих расстройств.

Особая роль в системе психологической помощи Москвы Законом № 43 от водится центрам психолого-медико-социального сопровождения (ЦПМСС), психолого-социальным службам образовательных учреждений (ПССОУ) и вузам, ведущим научно-исследовательские работы (НИР) в области аддиктив ного поведения. Поэтому при разработке модели взаимодействия ЦПМСС и ПССОУ в сфере профилактики аддиктивного поведения необходимо учиты вать, что это взаимодействие должно быть развернуто в изменившемся право вом поле и в формирующейся сегодня системе психологической помощи го рода Москвы. Также модель взаимодействия должна отражать современный уровень профилактической деятельности.

Основные тематические направления профилактики:

психологическая, педагогическая и социальная диагностика аддиктивного поведения и профилактического пространства образовательного учрежде ния среди детей и подростков, а также педагогов;

коррекция и помощь в социокультурной адаптации, включая профо риентацию с использованием компьютерных технологий;

психолого педагогические тренинги для учащихся ОУ группы риска;

внедрение в практику эффективных методов профилактической психолого педагогической работы с детьми и подростками, а также их родителями;

разработка и экспериментальная проверка новых интерактивных, в том числе психотерапевтических форм психологической помощи учащимся и семьям.

повышение у специалистов системы образования уровня специальной подготовки в области профилактики аддиктивного поведения, психолого педагогического и социального сопровождения детей и подростков, нахо дящихся в условиях проявления аддикции или имеющих опыт единичного проявления аддиктивного поведения.

Многие проблемы, возникающие в процессе организации профилактиче ской деятельности и ее дальнейшего проведения, имеют системный харак тер. В связи с этим для принятия эффективных решений сегодня недостаточ но разрозненных знаний об объекте профилактики и самостоятельного опы та ОУ по профилактике.

Необходимо уметь быстро строить системные модели реагирования, изу чить их изменения в динамике и только после этого принимать решение в лю бом аспекте профилактической деятельности;

для этого необходимо выстра ивать четкое взаимодействие структур, ведущих профилактическую деятель ность в области аддиктивного поведения.

Психологический подход к профилактике зависимого поведения в семье В. В. Барцалкина МГППУ, Москва Зависимое поведение можно рассматривать как способ психологической за щиты личности при столкновении ее желаний и стремлений с реальностями внешнего мира, не позволяющими эти желания и стремления реализовать. Для детей и подростков знакомство с внешним миром начинается в семье. Изучение преморбидных факторов зависимого поведения показывает, что основным ис точником как факторов риска, так и факторов защиты, выступает именно семья.

В сфере профилактики детской и подростковой наркомании и алкоголиз ма роль семьи в настоящее время приобретает особую важность в связи с оче видной неспособностью государственных структур добиться в этой области сколько-нибудь заметных успехов.

Факты свидетельствуют, что очередным опасным явлением становится по явление «семейной наркомании», то есть случаев, когда один член семьи во влекает в наркоманию других (это относится также и к употреблению алко голя и к курению). Особенно это явление отмечается в молодых семьях. По предварительным данным, таких семей насчитывается уже несколько десят ков тысяч. Группу детей из подобных семей можно с уверенностью отнести к группе риска ранней наркотизации, с которой необходимо вести целенаправ ленную профилактическую работу.

Современные данные свидетельствуют и о постепенном изменении соци ального статуса детей и подростков, начинающих употреблять психоактив ные вещества. На сегодняшний день число молодых наркоманов пополняет ся в не меньшей степени подростками из социально благополучных слоев об щества, семей с высоким материальным достатком. Как правило, в подобных случаях гипоопека и невысокие морально-этические нормы, сложившиеся в семье, сочетаются с финансовой свободой подростков, связанной с легкодо ступными деньгами. Именно дети из этих семей преимущественно формиру ют особую молодежную субкультуру, ведущими ценностями которой являют ся вседозволенность и принцип удовольствия в сочетании с наркотизацией.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 



 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.