авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НА ПОРОГЕ ВЗРОСЛЕНИЯ Сборник тезисов ...»

-- [ Страница 8 ] --

Как можно проводить научное исследование без риска объективации под ростков, участвующих в них, сохраняя субъект-субъектные отношения? Од ним из возможных решений данной проблемы будет объективация професси ональных действий специалиста и/или его отношений с клиентом центра, ког да фокус внимания в исследовании смещается с подростка на психолога и его деятельность. Сделать это возможно с помощью шкал оценки эффективности и обратной связи, которые заполняют клиенты. Такая практика, с одной сто роны, позволяет повысить эффективность психологической помощи, а с дру гой, позволяет получить новые знания о самой практике и участии в ней кли Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития ентов. В частности, такое исследование позволит найти ответ на интересую щий нас вопрос «Как различаются представления об эффективности психоло гической помощи у клиентов и специалистов?»

В классическом психологическом и психотерапевтическом исследовании голос клиента не обладает «законным» статусом, не будучи представлен или объяснен экспертом. С точки зрения принципа партнерства открывается во прос о том, как клиенты центра могли бы участвовать в исследовании, не ста новясь объектом экспертных оценок и интервенций. В рамках партнерских отношений клиент может при желании быть со-исследователем и со-автором, выражая свое локальное знание и получая возможность делиться своим опы том. Это, в свою очередь, позволит избежать традиционного описания специ алиста как исключительно «оказывающего помощь», а клиента исключитель но как «получателя помощи», которое содержит в себе значительный дисба ланс власти. В ситуации со-исследования клиент может оказать ценную по мощь специалисту и будущим клиентам, столкнувшимся со схожими пробле мами (Epston, White, 1995). Это сделает возможным развитие, расширяя воз можности выбора клиента и психолога.

При этом важно сохранить ориентацию на уникальный и ситуативный опыт, который проявляется в отдельно взятом случае. Согласно мнению Г. Ай зенка, “иногда нам просто необходимо держать открытыми наши глаза и осто рожно смотреть на индивидуальные случаи, но не надеясь доказать что-либо, а скорее в надежде научиться чему-нибудь!” (цит. по Flyvbjerg, 2006). Вот не которые из вопросов, ответ на который было бы важно получить в ходе иссле дования отдельных случаев: «Что подросток отмечает как важное и значимое в рамках социально-психологической помощи? Что является для него важ ным событием? Какой опыт в рамках взаимодействия со специалистами явля ется развивающим?»

Таким образом, исследовательская деятельность должна не только улуч шать практику социально-психологической помощи, но и отвечать этическим и ценностным критериям специалистов.

Выбраться ли из воронки жестокости?

Е. В. Гурова, Е. В. Никишина ГОУ ЦППРиК «На Снежной», Москва В практике своей работы мы все чаще встречаем детей, которые сталки ваются один на один с фактами жестокости и насилия над ним со стороны взрослых, и довольно часто эта жестокость проявляется родителями.

Изъятие ребенка из семьи и помещения на воспитание в учреждение се годня рассматривается как крайняя мера, которая доказала свою малую эф фективность. Много подробных исследований было проведено в области вли Е. В. Гурова, Е. В. Никишина яния институциональных условий воспитания на детей и подростков. В каче стве альтернативы в настоящий момент упор делается на размещение ребен ка в замещающей семье.

В сравнительном исследовании Lawrence, Carlson, Egeland (2006) показали, что молодые люди, имеющие опыт воспитания в приемных семьях, по показате лям психического здоровья и поведенческих проблем имеют более серьезные и чаще проявляющиеся нарушения, чем их сверстники со сходным прошлым (т. е.

при жестоком обращении в семье), но не изъятые из своих семей. Наиболее пред почтительным выходом из трудной жизненной ситуации для общества являет ся нормализация условий жизни и воспитания ребенка в рамках кровной семьи, а по возможности превенция жестокого обращения и пренебрежения нуждами.

Практика работы подталкивает нас к необходимости обсудить специфиче ские «водовороты» семейного насилия, которые не просто преодолеть и кото рые часто склоняют к решению в пользу изъятия ребенка из семьи.

Насилие не просто обнаружить Невозможно ограничить по социальным критериям круг семей, практи кующих жестокое обращение. Родители крайне редко, хотя и не без исклю чений, обращаются к специалистам за помощью с проблемой насилия сами.

Основу выявления таких случаев составляет настороженность специалистов относительно особенностей поведения ребенка и других общеизвестных при знаков жестокого обращения с детьми.

В «воронку насилия» не допускают посторонних. Вероятность «ухода» се мьи из помощи после того, как проблема насилия выявлена, очень высока. Вста ет вопрос о специфике построения рабочего альянса с семьей, которая не запра шивает помощи, а также специфике выстраивания отношений с ребенком. Се мейные отношения, в которых живут дети, отличает супружеский конфликт, дис функциональные супружеские отношения, конфликт поколений, нестабильные отношения родителей с меняющимися партнерами. Эмоциональная депривация, грубое обращение и пренебрежение нуждами действуют на детей как существен ное ограничение возможностей развития, получение опыта и образования. Дети и подростки в зависимости от психологических защит, которые к подростково му возрасту уже сформированы как основные, склонны к реакциям депрессивно го замыкания, боязливости, чувству беспомощности либо к агрессивному пове дению и нарушению общепринятых норм. Они слабее включены в группу свер стников либо включены в асоциальные группы. У них возникают проблемы в школе, при получении дополнительного образования.





В «воронке» не действуют узкопрофессиональные инструменты.Труд ные жизненные ситуации приводят к нарушениям в разных сферах жизне деятельности ребенка. Однако сбор команды специалистов не гарантирует их эффективной работы с семьей. Специфика услуг Центра заключается в психолого-педагогической поддержке семьи, поиске ресурсов внутри семьи для нормализации ситуации и родительском просвещении. Социальная рабо Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития та нами до сих пор не ставилась во главу угла. По мере работы со случаями жестокого обращения мы учимся направлять свое внимание на сложности:

порождаемые семейным окружением, родительской некомпетентностью, эмоциональными расстройствами ребенка, социальными условия его жизни и образования.

Мы проходим через интеграцию психологической помощи и помощи в социально-педагогическом смысле. И все больше убеждаемся в том, что мно гое можно исправить прямо либо косвенно педагогическими и социально педагогическими мерами.

Этические принципы вмешательства в «воронку». Работу специали стов ограничивают этические профессиональные рамки: врачебная тайна, принцип конфиденциальности. Эти принципы не распространяются на си туации, которые угрожают здоровью и жизни ребенка. Решение о включении смежных специалистов не является нарушением этических профессиональ ных принципов, а является составной частью профессиональной работы в ин тересах защиты прав ребенка.

Профилактика самовольных уходов несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации Л. А. Короткова Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Феникс», Вологда В работе просматриваются проблемы оказания кризисной психологиче ской помощи детям и подросткам в трудной жизненной ситуации, психологи ческие механизмы преодоления девиаций у подростков, таких как самоволь ные уходы несовершеннолетних из дома или образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Проблема личностного развития детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, особенно актуальна, так как постоянно наблюдается рост числа де тей такой категории. Последствиями для развития детей, оказавшихся в труд ной жизненной ситуации, являются, прежде всего, нарушения психосоциаль ного развития и процесса социализации, что выражается в различных формах подростковой дезадаптации.

Система социально-педагогической поддержки детства предусматрива ет создание специальных социально-педагогических учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Потребность в таких учреждениях об условлена тем, что появились многочисленные категории детей «группы ри ска», проблемы которых не решают типовые образовательные учреждения:

дети, оставшиеся без попечения родителей;

дети, не имеющие жилья и про Л. А. Короткова писки;

дети-беженцы;

дети из неблагополучных семей, испытывающие раз ного вида насилие;

дети, находящиеся в кризисной ситуации в семье или об ществе, и др. Это дети, права которых нарушены, и прежде всего право на уровень жизни, необходимый для их полноценного развития. Поэтому инно вационные социально-педагогические учреждения призваны защитить это неотъемлемое право ребёнка, оперативно оказывая ему необходимую помощь и поддержку, предоставляя возможность временного проживания, обеспечи вая едой и одеждой, медицинской помощью, а также создавая условия для его социальной адаптации и при необходимости – социальной реабилитации.

У большинства воспитанников «Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних „Феникс“, наблюдается яркая выраженность при знаков социальной дезадаптации. Среди различных форм девиации выделя ются самовольные уходы несовершеннолетних из дома или образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детерминанты которых в настоящее время изучаются. Психологический ме ханизм девиаций у подростков, совершающих самовольные уходы из дома, социальных и образовательных учреждений, бродяжничество, определяется взаимодействием биологически обусловленных предпосылок и социальных условий негативного характера. В каждом конкретном случае проявления де виации этот «рисунок» взаимодействия и взаимовлияния своеобразен и опре деляет индивидуальный вариант или свой «пусковой механизм».

Большинство воспитанников до поступления в «Феникс» имеют опыт само вольного ухода из дома, либо из образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Они составляют особую кате горию детей, требующую целенаправленной коррекционно-реабилитационной работы. В связи с этим, в целях оказания психологической помощи детям, нахо дящимся в трудной жизненной ситуации, актуальным становится вопрос разра ботки специальных психологических методов и технологий, обоснования по строения реабилитационных и психокоррекционных программ.

В 2010 году на базе «Феникса» проводилось исследование психологиче ских причин самовольных уходов несовершеннолетних с целью разработки профилактических мер по предупреждению асоциальных проявлений, в том числе самовольных уходов. В выборку исследования были включены 100 не совершеннолетних в возрасте 11–17 лет (29 девочек, 71 мальчик), которые пробыли в реабилитационном центре не менее полутора недель. В качестве метода исследования использовалось неструктурированное интервью (28 во просов), разработанное психологом центра. Вопросы интервью разбиты на семантических блоков: факты, семья, причины, планирование, друзья и зна комые, возвращение, школа.

Анализ полученных в ходе исследования данных основных психологи ческих причин самовольных уходов несовершеннолетних, их соотношения, знания о сложной природе мотивации отклоняющегося поведения, а также о Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития взаимовлиянии между причиной побега и обширностью опыта бродяжниче ства позволяют обоснованно расставить акценты в профилактической работе.

Так, например, определение цели профилактических мероприятий по предупреждению отклоняющегося поведения в зависимости от вызвавшей его причины. По данным исследования протестная реакция как основная причина самовольных уходов указывает на наличие коммуникативных рас стройств. Поэтому основной акцент в профилактической работе делается на развитие коммуникативных навыков, навыков произвольной саморегуляции, стабилизации эмоционального состояния. Такая причина самовольных ухо дов, как сенсорный голод – на создание условий для удовлетворения позна вательных интересов ребенка через содействие восстановлению его школьно го статуса, помощи в преодолении учебных трудностей, создание разнообраз ной и насыщенной реабилитационной среды. Целевое поведение – расшире ние диапазона образцов социально-приемлемого целевого поведения, содей ствие интернализации локуса контроля в выборе способа достижения цели.

Реакция эмансипации – создание условий для выстраивания отношений с ре бенком по типу постепенного делегирования ему ответственности за его по ведение, содействие проявлениям истинной «взрослости», расширение ди апазона представлений о них. Демонстративная реакция – содействие кон структивному разрешению ресурсного конфликта по поводу внимания и люб ви близких. Конформное поведение – развитие умений ассертивного поведе ния, развитие умения говорить «нет», создание условий для принятия на себя ответственности за свой выбор.

Особую актуальность приобрела разработка специальной психокоррек ционной программы, которая может быть реализована в условиях данного учреждения. На этом основании в 2011 году нами разработана и реализует ся психокоррекционная программа по профилактике самовольных уходов не совершеннолетних из социально-реабилитационного центра, направленная на коррекцию отклоняющегося поведения. При этом программа учитывает феноменологические особенности и психологическую типологию побегов и бродяжничества, характерологические особенности несовершеннолетних (в частности, акцентуированность черт их характера) и является относительно кратковременной, так как средние сроки пребывания несовершеннолетних в социально-реабилитационном центре составляют около 3 месяцев.

Таким образом, проведенное исследование показало, что своевременная диагностика асоциальных отклонений и социальной дезадаптации подрост ков помогает в осуществлении дифференцированного подхода в выборе про филактических средств психологической коррекции отклоняющегося поведе ния. Именно такой подход ликвидирует большинство трудностей и дает воз можность проведения эффективных мероприятий по профилактике самоволь ных уходов несовершеннолетних из социально-реабилитационного центра.

О подготовке следователей к осуществлению психологических и педагогических функций в расследовании дел о преступлениях несовершеннолетних Л. Н. Костина ОЮИ МВД России, Орел Эффективность противодействия преступности несовершеннолетних в со временных условиях определяется возможностями государства оперативно пе рестраивать систему профессиональной подготовки специалистов правоохра нительных органов. Минимальные стандартные правила Организации объеди ненных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершен нолетних, а также создание в России ювенальной юстиции определяют необхо димость осуществления специальной подготовки, повышения квалификации и уровня профессионализма, психологической и педагогической компетентности следователей, специализирующихся по делам несовершеннолетних.

Психологические функции следователя включают изучение психологиче ских особенностей несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) и пре ступных групп несовершеннолетних, установление и поддержание психологи ческого контакта и доверительных отношений с несовершеннолетним допра шиваемым, оказание правомерного психологического воздействия на несо вершеннолетнего для преодоления противодействия расследованию, осущест вление грамотного взаимодействия со специалистом-психологом и экспертом психологом в решении психологических проблем. Педагогические функции представлены в нравственном, правовом воспитании и обучении несовершен нолетних, проявлении педагогических качеств (гуманности, справедливости, непредвзятости, понимания человека, моральности, культуры поведения и об щения), педагогическом воздействии на личность несовершеннолетнего.

Проведенным нами исследованием установлено, что при выполнении дан ных функций у следователей возникают определенные затруднения. Каждо му второму опрошенному следователю (50,8 %) необходима практическая по мощь психолога в изучении и обобщении психологических особенностей не совершеннолетних подозреваемых, изучении и обобщении психологических особенностей преступной группы несовершеннолетних. Более половины ре спондентов (57,8 %) отмечают проблемы в установлении психологического контакта и доверительных отношений с такими категориями несовершенно летними (лидерами групп и лицами, имеющими криминальный опыт, необ щительными, замкнутыми, угрюмыми, дерзкими и амбициозными подрост ками). Оправдывая себя необходимостью быстрого получения от несовер шеннолетних значимой по делу информации, отсутствием времени на созда ние благоприятных условий для общения, следователи (особенно со стажем до 3 лет) не в полном объеме используют методы исследования;

не прида ют значения прогнозированию поведения несовершеннолетнего допрашива Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития емого;

игнорируют психологически важные предваряющие моменты процес са доверительного общения;

редко учитывают возрастные особенности подо зреваемых. При проведении следственных действий наряду с психотехника ми, снижающими противодействие расследованию, следователи используют неконструктивные приемы, повышающие противодействие со стороны несо вершеннолетних подозреваемых.

Причинами указанных затруднений является недостаточная профес сионально-психологическая подготовленность следователей к расследова нию дел о преступлениях несовершеннолетних. В настоящее время подготов ка следователей в образовательных учреждениях МВД России не предусма тривает специальной подготовки их к расследованию этой категории дел (за исключением Воронежского института МВД РФ, где осуществляется подго товка по специализации «ювенальная юстиция»).

Реальным вкладом в профессионально-психологическую подготовку сле дователей, специализирующихся по делам несовершеннолетних, стала разра ботка и внедрение в образовательный процесс Орловского юридического ин ститута МВД РФ спецкурса «Расследование преступлений, совершаемых не совершеннолетними». Объединение достижений юридико-психологических дисциплин и педагогики, криминалистики и криминологии, уголовного про цесса и уголовного права, а также усилий преподавателей указанных дисци плин способствует подготовке следователей к осуществлению специфиче ских психологических и педагогических функций.

Сильные и слабые стороны инфантильных подростков М. А. Одинцова, А. М. Спирина Университет РАО, Москва Инфантилизм, как массовое явление современности рассматривается в ра ботах Г. М. Андреевой, А. Г. Асмолова, А. А. Бодалева, И. С. Кона, А. А. Сере гиной, Н. П. Фетискина, и др. Всепоглощающий инфантилизм И. Ялом назы вает болезнью современности, И. Ильинский глобальной экзистенциальной драмой. Как видим, прогнозы специалистов неутешительные. Поэтому ис следование сильных и слабых сторон инфантильной личности представляет ся актуальной задачей. Нами было проведено исследование личностных осо бенностей инфантильных подростков. В нем принимали участие 120 человек.

Методом кластерного анализа по методике А. А. Серегиной (2006) были вы делены три группы подростков: инфантильные, среднеинфантильные и неин фантильные. Для выявления личностных особенностей инфантильных под ростков были использованы следующие методики. МФБП «Тест большой пя М. А. Одинцова, А. М. Спирина терки» (Г. Г. Князев, Л. Г. Митрофанова, В. А. Бочаров, 2010). опросник «Тип виктимности» (М. А. Одинцова, 2010);

«Опросник ценностей» (И. Г. Се нин, 1991);

Опросник «Уровень эмоционального интеллекта» (С. А. Беляев, А. И. Янович, М. И. Мазуров, 2009).

Было обнаружено, что инфантильные подростки психологически виктим ны: они способны к манипулированию окружением для получения сочув ствия, поддержки и внимания. Инфантильные подростки являются наименее эмоционально стабильными. Они чаще испытывают стресс, беспокойство, волнение, тревожность, легко расстраиваются, впадают в депрессию, мо гут запутаться в своих проблемах, часто жалуются на жизнь. Они склонны к спонтанности, необдуманности, хаотичности поведения и деятельности. Ин фантильным подросткам свойственно стремление к высокому уровню мате риального благосостояния, к статусу и престижу. Для них же в меньшей сте пени выражено стремление к обучению и образованию. К ресурсным сторо нам инфантильных подростков можно отнести следующее. У них очень хоро шо развит эмоциональный интеллект. Они способны устанавливать и поддер живать обоюдно удовлетворяющие их взаимоотношения, которые характери зуются близостью и готовностью к взаимным уступкам, они готовы к ком промиссам. Чуткие, отзывчивые, принимают других такими, какие они есть, мягкосердечны. Инфантильные подростки отличаются хорошим воображени ем, определенным уровнем понимания происходящего, любят поразмышлять, полны идей, пытаются глубоко исследовать предмет, умеют и любят опери ровать достаточно большим количеством информации, быстро все схватыва ют. Инфантильные подростки стремятся к уважению, одобрению со стороны других, как правило, наиболее значимых лиц, к чьему мнению они прислуши вается в наибольшей степени и на чье мнение они ориентируется. Они очень нуждаются в социальном одобрении своего поведения.

Таким образом, в исследовании нами были выявлены особенности про явления инфантильности в поведении современных подростков, сделана по пытка определить возможные внутренние детерминанты. Были определены основные черты инфантильной личности. Выявлены преобладающие ценно сти инфантильной личности, среди которых престиж и материальное положе ние. Далее, в порядке очередности, выстроились такие ценности, как креатив ность, активные социальные контакты, развитие себя, достижения. К сожале нию, на одном из последних мест у инфантильных подростков стоят ценно сти образования и общественной жизни.

При выстраивании психолого-педагогического взаимодействия необходи мо учитывать сильные и слабые стороны личности инфантильных подрост ков. Сильные стороны (эмоциональный интеллект, уступчивость, открытость опыту) могут являться ресурсными для них.

Риск противоправного поведения у подростков:

проблемы, ресурсы и возможности коррекции Д. С. Ошевский МГППУ, ФГУ «ГНЦССП им. В. П. Сербского»

Минздравсоцразвития России, Москва Несмотря на то что в последнее время в Российской Федерации намети лась тенденция к некоторому снижению преступности несовершеннолетних, отмечаются стабильно высокие показатели противоправного поведения под ростков. Это требует разработки новых междисциплинарных подходов в про филактике и реабилитации подростков правонарушителей.

Традиционно при принятии решения относительно несовершеннолетне го правонарушителя акцент делается преимущественно на совершенном им противоправном деянии и определении меры ответственности. В зарубежных странах, прежде всего, в Северной Америке и Европе, характерна иная па радигма. Основное внимание уделяется самому подростку, его дальнейшему развитию и сопровождению, направленному на предотвращение будущих де ликтов. Имеют особое значение коррекция, реабилитация и воспитание, тог да как наказание отходит на второй план. Требуется иная информация о под ростке. Важную роль в этом случае играет прогностическая оценка различ ных сфер его личности, в частности, оценка проблем развития и связанного с ними риска противоправного поведения.

Как правило, до совершения противоправных деяний большинство под ростков обращают на себя внимание специалистов разного профиля – педа гогов, психологов, психиатров и т. п., однако возможности комплексной меж дисциплинарной оценки риска криминального поведения, помогающей на метить пути сопровождения таких несовершеннолетних, используются в на шей стране далеко не полностью. Это обусловлено недостаточной интегра цией специалистов, призванных помогать подростку;

слабой междисципли нарной преемственностью их работы, отсутствием общего профессиональ ного лексикона, неразработанностью единых для различных служб, сопро вождающих несовершеннолетних, стандартизированных методов оценки ри ска и т. п. Между тем, подобная оценка может быть использована различны ми организациями, структурами, специалистами на разных стадиях работы с подростком: комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, инспекциями по делам несовершеннолетних, судами, пенитенциарной систе мой, системой принудительного лечения несовершеннолетних с психически ми расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, судебными экспертами. Наряду с этим для выработки стратегий сопровождения подрост ка очень важным становится определение социальных и психологических ре сурсов, препятствующих противоправному поведению. За рубежом при оцен ке рисков противоправного поведения и ресурсов подростка широко исполь О. В. Теняева зуются методы структурированной оценки. Достоинством таких диагности ческих инструментов является системность и структурированность при сбо ре информации;

объективность данных о несовершеннолетнем, получаемых из различных источников;

возможность количественно оценить вклад отдель ных факторов в формирование криминального поведения;

облегчение меж дисциплинарного взаимодействия специалистов разного профиля. На основе полученных данных разрабатывается комплексная индивидуальная програм ма сопровождения несовершеннолетнего, направленная на снижение вероят ности совершения правонарушений. Реализация этой программы позволяет управлять рисками противоправного поведения. Внедрение такой формы ра боты представляется перспективным, поскольку позволяет более четко фор мулировать ее цели и задачи, определять их приоритетность, пределы компе тенции специалистов, проводить оценку эффективности принимаемых мер на разных этапах. Вместе с тем она нуждается в адаптации к российским усло виям и практической апробации. Такая работа ведется нами в рамках экспери ментальных проектов (Дозорцева Е. Г., Ошевский Д. С., 2006–2011) Формирование ответственности как средства снижения проявлений девиации в поведении подростков О. В. Теняева РГУ им. С. А. Есенина, Рязань Волевая сфера личности в целом, и ответственность в частности, форми руется в своей основе в подростковом возрасте, представляющем собой пере ход человека на качественно новую социальную позицию, когда устанавлива ется сознательное отношение к себе как к члену общества, возникают идеаль ные образцы поведения, которые становятся его регуляторами.

Однако механизмы волевой регуляции, определяющие развитие волевых свойств личности, у подростков недостаточно сформированы, что и приводит к возникновению девиаций в их поведении. Проявление асоциального поведения, нежелание следовать установленным образцам и стереотипам поведения, нару шение социальных и нравственных норм, стремление к аффективной разрядке является следствием слабого развития волевой сферы подростка, неспособности к совершению волевых действий, неумения преодолевать препятствия, связан ные с противоположно направленными целями и мотивами, несформированно сти ответственности как одной из важнейших характеристик личности, которая выражается в ее способности самой отвечать за все события собственной жизни и отличает социально зрелую личность от социально незрелой.

Подростки с девиантным поведением не стремятся к ответственному по ведению, особенно при выполнении серьезных и ответственных поручений или заданий, если они не контролируются или были инициированы взрослы Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития ми, но незначимыми для них людьми, не склонны доводить начатое дело до конца, проявляют необязательность, часто отказываются от заранее заплани рованного или обещанного, отступают перед трудностями, объясняя такое по ведение неблагоприятными внешними обстоятельствами.

Некоторые из них согласны браться за выполнение порученных им дел, готовы брать на себя вину за коллективные действия, способны проявлять ответственность, однако только при благоприятном стечении обстоятельств, прежде всего ради признания внутри группы, к которой они себя относят, ча сто асоциальной или имеющей криминальную направленность, а также рас положения значимых для себя людей, даже взрослых, мнение которых для них важно и может повлиять на отношение к ним сверстников, страха наказа ния или нежелания потерять уважение.

По сравнению с подростками, не проявляющими девиаций в поведении, которые, имея более осмысленное и целостное представление об ответствен ности как качестве личности, понимают необходимость ответственного от ношения к действительности и осознанно реализуют ответственное поведе ние, причем более всего при реализации мотивов, связанных с чувством дол га или необходимостью выполнения коллективных дел, переживая при этом положительные эмоции, оценивая успех как личную заслугу, а неудачи – как проявление собственных недоработок, подростки с девиантным поведением не желают и не умеют всего добиваться самостоятельно, своим трудом, не уверены, что все удачи и неудачи зависят только от их ответственного отно шения к делу, полагаются на случай или везение, обвиняя в неудачах дру гих людей и обстоятельства. Чем больше они узнают об ответственности как свойстве личности и обязательствах, которые должен принимать на себя че ловек, осуществляя ответственное поведение, тем неохотнее берутся за вы полнение каких-либо ответственных поручений. Возможно, поэтому даже не частое проявление ответственности подростками с девиантным поведением в большинстве случаев носит асоциальный характер, цели ответственной дея тельности выдвигаются ими ситуативно и несамостоятельно, часто под влия нием референтной группы, и предпочтение отдается такой организации дея тельности, при которой ответственность возлагается на других. В одних слу чаях они переживают стенические эмоции радости, удовлетворения от того, что им удалось добиться ожидаемого результата несмотря на то, что в процес се деятельности они испытывали значительные трудности, в других астени ческие эмоции беспокойства, тревоги, внутреннего напряжения и подавлен ного состояния, злость и неуверенность.

Эти противоречия в проявлениях ответственности связаны с неблагопри ятными условиями жизни подростков данной категории, недостатками воспи тания и обучения, в частности, бесконтрольностью выполнения и отсутстви ем проверки полученного результата со стороны взрослых с раннего возрас та, отсутствием навыка целеполагания и осознания необходимости выполне М. С. Харисов ния запланированного дела, отрицательным эмоциональным фоном, вызван ным неудачами в учебной деятельности и межличностных отношениях, си стемой ценностей, не соответствующих ожиданиям общества.

Развитие ответственности как свойства личности подростка не только способствует их социально-психологической адаптации и снижению напря женности, возникающей в этот сложный возрастной период, но и приводит к тому, что подростки, осознавая необходимость соблюдения определенных правил и норм, не стремятся к их нарушению и реализации себя через приоб ретение навыков девиантного поведения.

Как определить ресурсы развития подростка М. С. Харисов СОШ № 3 для детей с девиантным поведением, Москва Специальная общеобразовательная школа № 3 существует 7 лет, за это время специалисты школы накопили большой опыт работы с подростками с девиантным поведением 12-18 лет.

Педагогами-психологами реализуется актуальная работа в рамках учреж дения:

- развитие эмоционально-волевой сферы учащихся;

- развитие когнитивных функций (внимания, памяти, мышления);

- сенсомоторное развитие (в рамках сенсорной комнаты);

- системная семейная психокоррекция;

- сопровождение учебного процесса (ПМПк, консультации учителей).

Сегодня мы наблюдаем устойчивую положительную динамику психологи ческих характеристик учащихся:

- снижается школьная и личностная тревожность;

- улучшаются коммуникативные навыки;

- снижается агрессивность;

- усиливается способность переносить эмоциональное напряжение;

- самооценка становится более адекватной.

Вместе с тем, в поведении учащихся, показавших высокие результаты по сле прохождения коррекционных занятий, наблюдаются неожиданные фено мены – отсутствие интереса к происходящему в школе;

появляется «растерян ность» – пропадает всплеск активности на переменах и после уроков, – в том числе в деятельности неструктурированной, спонтанной и бесконтрольной.

В то время как администрация школы ставить задачу формирования учебной мотивации, активной деятельности на уроках и общественно полезных меропри ятиях, специалисты психологической службы снижают тревожность, агрессив ность и т. д., личностные характеристики, которые связаны с учебной активно Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития стью и мотивированностью опосредованно и совершенно не формируем у уча щихся заинтересованность учебной и общественно-полезной деятельностью.

Фактически, происходит несовпадение результатов работы психологов с запросом администрации школы – снижение негативных характеристик вме сто формировании определенных паттернов поведения.

Чтобы разрешить данное противоречие, мы обратились к Positive Psychology М. Seligman. В рамках этого направления заинтересованность де ятельностью определяется термином «поток» (ow).

M. Csikszentmihalyi – философ развивающий идеи позитивной психоло гии, представляет схему, описывающую состояние потока, в котором нахо дится человек, заинтересованный деятельностью и получающий удоволь ствие от работы.

Примечательно, что содержание этой схемы довольно точно описыва ет проблемные поведенческие реакции подростков. Состояния активности, напряжения, тревоги, апатии, скуки, релаксации, сосредоточенности, потока (охваченности деятельностью) представляются автором в системе взаимоот ношений и взаимопереходов.

В ходе коррекционной и диагностической работы М. Seligman предлага ет использовать сильные стороны личности, помогая подростку модифици ровать свою деятельность, чтобы возникла личная заинтересованность в ее успешном выполнении.

Концепция positive psychology предполагает, что в процессе организации деятельности педагоги и специалисты ориентированы на соблюдение опре деленных условий позволяющих сохранить заинтересованность учащегося:

поддержание позитивных эмоций;

создание условий для сосредоточенности;

осмысленность – включение деятельности в структуру более высокого поряд ка, чем сам деятельность.

Использование системы, описывающей состояние учащегося, позволяет четко определить методы достижения целей урока. Например, повышение напряжения у некоторых учащихся приведет к повышению активности или усилению тревоги, а не переход в сосредоточенное состояние. А уход от скуки возможен только через переключение внимания и повышение сосредоточенности – попытки поднять на пряжение или усилить тревогу приведут к усилению поведенческой активности.

Сами цели урока включаются в цели более высокого порядка, например развитие и воспитание человека, самоорганизующего свою деятельность.

Таким образом, прежде чем говорить о ресурсах развития, необходимо определить, к чему мы должны прийти в результате нашей работы с деви антными подростками. Произвести коррекцию эмоционально-волевой сфе ры, снижающую выраженности негативных характеристик или сформиро вать позитивное отношение к жизни и заинтересованность в учебе;

добиться результатов в укреплении Я, активизации психологических ресурсов или нау чить радостно воспринимать окружающий мир.

Восстановительный подход – инструмент организации помощи подросткам, находящимся в социально-дезадаптирующей ситуации К. Д. Хломов, В. В. Москвичев МГППУ, Москва Проблема девиантного поведения подростков – снижение учебной мо тивации, прогулы школы, употребление психоактивных веществ, участие в экстремистский движениях, совершение преступлений – является острой на территории постсоветских государств. Девиантное поведение подростков во всех формах рассматривается как реакция на психологическую, социальную, экономическую напряженность ситуации подростка – оно является индика тором социально-психологической дезадаптации подростка, нарушения нор мальной социализации, психологического развития.

Традиционно организация помощи подросткам с девиантным поведением ведется в двух направлениях – это «выявление» и «просвещение». Профилак тика в форме просвещения имеет крайне низкий эффект, особенно если она проводится в форме массовых мероприятий, и организована или в педагоги ческой парадигме воспитания или в медицинской парадигме заболевания.

В ответ на описанную ситуацию создан центр «Перекресток», являю щийся структурным подразделением Московского городского психолого педагогического университета, где разрабатывается восстановительный под ход – практика помощи подросткам в ситуации социально-психологической дезадаптации. В качестве опорных позиций были выбраны клиент центрированный подход, экзистенциальная психотерапия, гештальт-терапия, системная семейная терапия, культурно-историческая теория Л.С. Выготско го, идеи восстановительного правосудия.

В основании подхода были выделены ценности, ориентируясь на которые специалисту предстоит строить свою работу с подростком: ценность лично сти каждого человека, равноправие клиента и специалиста в процессе их со трудничества, осознанный и свободный выбор, принятие ответственности за собственную жизнь. Основные принципы работы в восстановительном под ходе основываются на описанных ценностях, включают в себя ориентацию на субъект-субъектное взаимодействие, активную ответственность, партнер ство, развитие, социальность, системность, ориентацию на ресурс.

Исходя из принципов работы восстановительного подхода, практическая деятельность по данной модели строится по принципу нахождения «точек входа» в социальную ситуацию развития подростка. Такими точками входа становятся социальные отношения, в которые вовлечены подростки целевой группы (улица, школа), в которых подростки проявляются в своем проблем ном поведении (милиция, КДН, суд), потенциально ресурсные для подростка (семья, досуговые центры).

Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития В центре «Перекресток» для осуществления системной социально психологической работы созданы шесть подразделений:

- Работа с подростками на территории.

- Территория свободного общения (постепенная адаптация подростка в об щество через низкопороговое пространство).

- Помощь кризисным семьям.

- Работа с правонарушениями несовершеннолетних.

- Психологическая помощь.

- Информационно-координационно-аналитический отдел.

Выделено три уровня работы с клиентами: уровень первичного кон такта, уровень поддержания контакта и уровень оказания социально психологической помощи. В рамках подхода была разработана система оцен ки эффективности, основанная на отслеживании изменения социальной си туации подростка, на оценке динамики конфликтности отношений, и в том числе на оценке динамики индикаторов – проявлений девиантного поведе ния. Организация работы в такой структуре более трудоемка, чем традицион ные мероприятия социального педагога образовательного учреждения. Эф фект системной работы более устойчив к изменениям и более значим, как из меняющий всю социальную ситуацию.

Профилактика противоправного поведения подростков в условиях прерванной идентичности Р. В. Чиркина МГППУ, Москва В рамках реализации таких направлений ювенальной практики, как профи лактика социальной дезадаптации и девиантности и социальное сопровождение детей и семей в юридически значимых ситуациях, представляется целесообраз ным выделение целевых групп, имеющих специфические проблемы с законом (таких как, например, переселенцы, нелегальные и легальные иммигранты).

Изучение российских и зарубежных практик и социально-психологических сервисов в работе с данными категориями детей и подростков, соотнесение реализуемых и предлагаемых методов и технологий с социальной ситуацией и территориальными особенностями, способно обеспечить диффренциацию превентивных подходов.

Эмиграция, потеря родины и привычного окружения, чужая языковая сре да – это группа факторов, в большой степени влияющих на возникновение противоправных форм поведения у подростков. Эта проблема актуальна для многих стран, в том числе России, Германии, США. Межкультурные разли чия, потеря общих ментальных и семейных традиций, общего языка с родите лями, неясность перспектив и невозможность вернуть прошлое, прерванная Н. Н. Шельшакова идентичность требуют особых подходов в поиске мер профилактики правона рушений среди юных иммигрантов.

На примере анализа моделей профилактической работы с подростками иммигрантами в России и Германии (с анализом материалов исследований специалистов клиники для подростков в Нью-Йорке) можно получить пред ставление об особенностях функционирования и технологических основах достаточно эффективных моделей сдерживания преступности в этой когорте.

В качестве примера таких моделей можно назвать систему поддержки се мей иммигрантов на государственном уровне (Германия) и силами институ тов гражданского общества (США).

Применительно к российским реалиям эти модели (после их осмысления и адаптации) могут дополнить существующую у нас систему первичной и вторичной профилактики и сопровождения, и позволят сформировать новую архитектуру технологических подходов к решению проблемы.

Исследование данной проблематики строится на базе организаций, занима ющихся профилактикой противоправного поведения в России (Дети улиц, РОО Центр содействия реформе уголовного правосудия, СПО И НПО Москвы и об ласти), Германии (Jugendamt NRW, служба ASD), США (Отделение для под ростков при Клинике Еврейского общественного центра в Нью Йорке).

По результатам исследования с применением методов наблюдения, эксперт ных оценок, эксперимента, анализа документов разрабатываются методические рекомендации по работе с детьми и подростками из семей мигрантов в России.

Агрессивное и аутоагрессивное поведение подростков из семей «группы риска»

Н. Н. Шельшакова КГПА, Петрозаводск Для подросткового периода характерны частые стрессы, проблемы в отно шениях со сверстниками и родителями, не осознающими особенности физи ческого и психического состояния повзрослевших детей. Способы, которыми пользуются подростки в целях снижения эмоционального напряжения и вы хода из стрессовой ситуации, выражаются в различных формах девиантного поведения. С определенной долей вероятности можно утверждать, что семей ное неблагополучие оказывает решающее влияние на проявление и формиро вание подростковой агрессии и аутоагрессии.

Целью исследования стало изучение агрессивного и аутоагрессивного по ведения подростков, воспитывающихся в семьях «группы риска».

В выборку вошли две группы подростков: группа № 1 – 30 подростков из семей «группы риска» (экспериментальная группа), в которых родители зло употребляют спиртными напитками, группа № 2 – 25 подростков из благопо лучных семей (контрольная группа).

Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития В исследовании для выявления особенностей агрессии и аутоагрессии ис пользовались следующие методики: опросник Басса-Дарки;

«Фрейбургская анкета агрессивности;

методика «Определение самооценки психических со стояний» по Г. Айзенку;

для диагностики аутоагрессивности: тест «СР-45»

(автор П. И. Юнацкевич);

тест-опросник «Определение склонности к откло няющемуся поведению» (А. Н. Орел);

опросник суицидального риска (моди фикация Т. Н. Разуваевой).

По результатам исследования, можно сделать следующие выводы.

1. Подростки из семей «группы риска» более склонны к физической агрес сии, раздражению и вербальной агрессии. Им свойственно использование различных угроз (среднее значение – 9,8), проклятий, нецензурной брани по отношению к другим людям. Во многих жизненных ситуациях они при меняют физическую силу против другого (среднее значение – 9,3), что свя зано с воспроизведением образца провокационного поведения родителей.

2. Подростки из семей «группы риска» в ситуациях применения физической силы по отношению к другим людям быстро теряют самообладание, при этом испытывают желание настоящего наказания для тех, кто по отношению к ним поступает несправедливо. Они сами оценивают своё состояние как агрессив ное (среднее значение – 15,5 баллов), при этом чувствуют неуверенность, бес покойство и боятся трудностей (среднее значение – 13,4 балла).

3. У подростков из семей «группы риска» наблюдаются высокие показате ли по шкале склонности к самоповреждающему и саморазрушающему по ведению, к делинквентному и аддиктивному поведению, агрессии и наси лию, чем у подростков из контрольной группы, которые, наоборот, стре мятся к нормам, правилам. Образ жизни родителей является фактором, ко торый может повлиять на возникновение влечения подростков к психо тропным веществам. В связи с внутрисемейным неблагополучием, моло дые люди испытывают потребность в острых ощущениях и удовольствии от риска, тем самым восполняя духовную пассивность, порождаемую бо лезненными обедненными семейными взаимоотношениями.

5. По шкале склонности к деликвентному и аддиктивному поведению можно предположить, что подростки из семей «группы риска» способны совер шить противоправные поступки под влиянием сиюминутного настроения, им нравятся компании, в которых употребляют спиртные напитки, для них удовольствие – это главное, к чему можно стремиться в жизни, способ пре одоления одиночества и получение мнимой свободы.

6. Отметим, что в группе подростков из семей «группы риска» наблюдает ся наибольшая тенденция к суицидальным намерениям, чем в группе под ростков из благополучных семей. Суицидальные реакции чаще всего воз никают на фоне длительной психической травматизации и при реактив ных состояниях психики. Подростки из семей «группы риска» готовы ре агировать на психотравмирующую ситуацию непосредственно эмоцио А. И. Янчий нально, при этом более выражено доминирование эмоций над интеллекту альным контролем в оценке ситуации. По субшкальным диагностическим коэффициентам демонстративности, уникальности показатели выше, чем у контрольной группы, что позволяет предположить о демонстративно шантажном способе поведения.

Однако и антисуицидальный фактор у экспериментальной группы выше, чем у контрольной. Установлено, что у подростков из семей «группы риска»

развито представление о греховности самоубийства, им характерна боязнь боли и физических страданий.

Специфика восприятия значимых других подростками с проблемами в поведении А. И. Янчий ГрГУ им. Я. Купалы, Гродно Одной из важных закономерностей подросткового возраста является фор мирование новой субъективной реальности, которая преобразовывает пред ставления индивида о себе и других людях. В связи с этим большое значе ние имеет проблема социальной перцепции (восприятие и понимание других людей) в подростковом возрасте. Опыт взаимодействия подростка с разны ми людьми отражается в содержании формируемого образа другого челове ка. Поэтому задача нашего исследования состояла в изучении специфики со циальной перцепции у подростков с проблемами в поведении. Для выполне ния поставленной задачи мы использовали метод репертуарного теста роле вого конструкта Дж. Келли. Испытуемыми выступили подростки (мальчики и девочки) с проблемами в поведении в возрасте 10–15 лет, которые входили в группу риска и состояли на учете в органах внутренних дел.

На основе проведенного количественного и качественного анализа кон структов, приписываемых испытуемыми значимым другим, нами были выде лены пять групп восприятия лиц ближайшего круга общения подростками с проблемами в поведении.

В первую группу, отличающуюся спецификой восприятия значимых других, вошли подростки, которые отличаются бедным словарным запасом (они не могли определить качества, затруднялись описать человека, пользо вались мимикой для обозначения характеристик другого, подбирали наибо лее общие слова: «характером похожи», «хороший», «лучшие люди» и др.).

Подростки данной группы отличались недифференцированностью воспри ятия значимого другого, неспособностью выделить смысл и содержание ха рактеристики человека.

Вторую группу составили подростки, которые отмечали у значимого другого, прежде всего, качества, связанные с профессиональными, половы Часть 8. Девиантный подросток: ресурсы развития ми различиями, родственными – неродственными отношениями, внешними характеристиками другого человека: «учитель», «ученик», «тетя», «не род ня», «мальчик», «девочка». Дети выделенной нами группы пользовались ненормативной лексикой, давали «клички» характеризуемому значимому человеку, например, «псих», «злодей» и др.

Для третьей группы характерно ярко выраженное положительное, эмо ционально окрашенное отношение к другим значимым людям, развернутая характеристика объекта описания. Например, подросток говорит о чрезмер ной заботливости матери по поводу болезни младшего брата: «Она всегда так о нем заботится, когда он болеет. Он у нас болезненный» или «Сестра всег да чуть-чуть грустная, у неё это на лице написано». О друзьях: «Мы с другом любим вместе веселиться. Дима так заразительно смеется», и др. Эти приме ры свидетельствуют о способности подростка видеть не только внешние ха рактеристики, но и внутреннее психическое состояние значимого другого.

В четвертую групп вошли подростки, для которых характерно обобщенное восприятие значимого другого, использование характеристик с возведением их в превосходную степень, обозначение своего отношения к человеку, например, «очень умная», «прекраснейший из людей», «наилучший человек», «самая, са мая добрая», «классная», «личность», «я их уважаю», «я их не боюсь» и пр.

Представители пятой группы, подростки с проблемами в поведении, обнару жили умения выделять абстрактные характеристики значимых других, выделять сходство и различия людей близкого круга общения, анализировать поведение значимых других, обнаруживать причинно-следственные связи в действиях и ка чествах личности человека. Примером тому могут быть следующие словосочета ния, выделяемых подростками в личности характеризуемого им человека: «всег да держит себя в руках», «имеет дурные мысли», «всегда находит правильное ре шение», «работает за двоих», «он сильный, поэтому может обижать других», «не держит свое слово», «дает обещания и не выполняет их» и др.

Таким образом, мы обнаружили, что подростки с проблемами в поведении отличаются спецификой восприятия значимых других людей.

Часть 9.

Подросток за пределами нормы:

клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации Сравнительный анализ представлений о ценности здоровья у здоровых юношей и юношей с психопатоподобным синдромом Г. А. Арина, М. А. Иосифян МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва Современная клиническая психология делает особый акцент на исследо вании поведенческих переменных, имеющих решающее значение для пони мания профилактически мотивированного поведения. Одним из ключевых факторов влияния психических переменных на профилактически направлен ное или рисковое поведение является ценность здоровья. Формирование цен ности здоровья как одного из психологических конструктов, наиболее значи мо влияющих на поведение, связанное со здоровьем, по-разному проходит в норме и патологии [Б. В. Зейгарник, Б. С. Братусь].

Ценность здоровья в данном исследовании изучается с помощью эмпириче ской модели [Г. А. Арина], включающей в себя: ценностные представления о здо ровье, эмоциональное отношение к здоровью и собственно регуляторные меха низмы (побудительная функция ценности здоровья по отношению к поведению).

Разработан методический аппарат, позволяющий исследовать ценность здоровья в рамках описанной модели у здоровых юношей и юношей с психопатоподоб ным синдромом. Выдвинута гипотеза эмпирического исследования: ценность здоровья является важным психологическим конструктом (влияющим на пове дение), формирование и структура которого различается в норме и патологии.

В данном исследовании изучались особенности функционирования цен ности здоровья в рамках патологической мотивационной структуры лично сти при психопатиях.

В исследовании приняли участие 16 здоровых юношей и 16 юношей с пси хопатоподобным синдромом (от 15 до 17 лет).

При изучении ценности здоровья в данной работе исследованы как ее по ложение в иерархии ценностей, так и ее структура и компоненты. Была созда на специальная методика, позволяющая оценить положение ценности здоро вья среди других 6 ценностей, актуальных в подростковом возрасте (выделен ные А. Маслоу). Анализ результатов методики «Оценка значимости ценно стей» показал, что здоровье у здоровых юношей, как правило, является одной из наиболее важных ценностей по сравнению с другими ценностями (безо пасности, удовольствий, достижений, привязанности, самоутверждения, са моуважения). В отличие от них, для юношей с психопатоподобным синдро Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации мом ценность здоровья часто «приносится в жертву» ради более важных для данных подростков ценностей удовольствия, достижения и самоутвержде ния как лидирующей ценности.

Анализ представлений юношей о здоровье с помощью модифицирован ной методики «неоконченные предложения» позволил получить следующие результаты: в отличие от здоровых юношей, определения здоровья юношей с психопатоподобным синдромом часто похожи на штампы и шаблонные выра жения, формальное обозначение важности здоровья соседствует с отсутстви ем конкретных представлений о бытовой значимости здоровья.

Представления юношей о факторах, влияющих на здоровье, исследова ны с помощью специально созданного опросника «Представления о факто рах, влияющих на здоровье». Представления здоровых юношей по данным методики имеют неоднородную структуру, состоящую из следующих класте ров: «семья», «вредные привычки», «образ жизни», «внешние и внутренние факторы, влияющие на здоровье». К наиболее значимым для здоровья юноши относят факторы вредных привычек (курение, употребление алкоголя, упо требление наркотиков), а также факторы экологии среды, микросоциальных групп и социальных институтов. К наименее значимым для здоровья юноши относят факторы внутреннего локуса контроля (собственные мысли и чув ства, поведение, внешность, отношение к здоровью).

В отличие от здоровых юношей, представления о факторах, влияющих на здоровье у юношей с психопатоподобным синдромом, диффузны и не струк турированы относительно значимых и малозначимых факторов, влияющих на здоровье. Юноши с пихопатоподобным синдромом демонстрируют отрица ние значимости факторов вредных привычек на здоровье, предпочитая делать акцент на значимости факторов образа жизни, о которых у них имеется по верхностное, формальное представление.

Особенности частично осознаваемого эмоционального отношения к факто рам, влияющим на здоровье, исследованы с помощью модифицированного Цве тового теста отношений (А. М. Эткинд). В данной работе будет описано эмоцио нальное отношение подростков только к факторам вредных привычек. На уровне представлений о факторах, влияющих на здоровье, здоровые юноши деклариру ют высокую значимость факторов вредных привычек для здоровья. Эмоциональ ное отношение юношей к данным факторам характеризуется позиций отказа от вредных привычек с признаками амбивалентного отношения к ним.

В отличие от здоровых юношей, на уровне представлений о факторах, вли яющих на здоровье, юноши с психопатоподобным синдромом не относят фак торы вредных привычек к значимым для здоровья. Эмоциональное отноше ние к данным факторам у юношей с психопатоподобным синдромом харак теризуется широким и разнообразным спектром ощущений: от стремления к удовлетворению собственных потребностей по средствам вредных привы чек до коммуникативной значимости вредных привычек для данных юношей.

А. В. Боровских, Е. В. Соколова Мотивационный или регуляторный аспект ценности здоровья исследован с помощью специально созданных методик «Рисуночный тест ситуаций» и «Здо ровье как один из параметров идентичности». Данные методики позволили вы явить особенности отношения к себе как к здоровому человеку, тактики поведе ния подростков в фрустрирующей ситуации, связанной с риском для здоровья.

Ценностное отношение к себе как к здоровому человеку у здоровых юно шей заключается в описании себя как активного человека, имеющего различ ные личностные интересы, связанные со спортом, здоровым образом жизни.

В отличие от здоровых юношей, юноши с психопатоподобным синдромом, описывая себя как здорового человека, предъявляют формальный, социально желательный образ Я. При этом для данных подростков важно самоутвержде ние и экспансивное поведение даже в тех сферах жизни, в которых они натал киваются на сильные препятствия и проблемы. В фрустрирующей ситуации, связанной со здоровьем и рисками для здоровья, юноши с психопатоподоб ным синдромом склонны проявлять пассивность. В качестве тактики пове дения в подобных ситуациях для разрешения конфликта они выбирают фор мальное признание собственной вины.

Таким образом, искаженная мотивационная структура личности при психо патиях характеризуется особенностями представлений о здоровье, связанными с некритичным отношениям к роли вредных привычек, отсутствием структури рованных представлений о факторах, влияющих на здоровье, низкой значимо стью ценности здоровья в связи с высокой значимостью ценности экспансив ного самоутверждения и гедонистических потребностей. У юношей с психопа топодобным синдромом формальное и социально желательное декларирование важности здоровья выступает как псевдорациональное представление, выпол няющее защитную функцию, скрывающее диффузность и неразвитость пред ставлений данных подростков о здоровье. Полученные данные совпадают с ис следованиями личности при психопатиях, проведенными в рамках отечествен ной школы патопсихологии (Б. В. Зейгарник, Б. С. Братусь).

«Преподавание математики» в классах компенсирующего обучения А. В. Боровских, Е. В. Соколова МГУ, Москва В настоящее время резко возросло число детей с отклонениями в психи ческом и социальном развитии, из неблагополучных семей, с теми или ины ми проблемами в обучении. Появился новый «общественный слой» – дети мигрантов из южных республик бывшего СССР. Поскольку все они имеют те или иные проблемы в учебной деятельности, в средних общеобразователь ных школах заметно увеличилось количество классов компенсирующего об учения (ККО). Преподавание в них ведется обычными учителями, не имею Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации щими специального образования дефектолога, поэтому актуальной становит ся разработка методики обучения, адаптированной к работе с этим континген том учащихся и доступной учителям общего профиля.

Здесь излагается опыт работы учителя математики в средней школе Мо сквы. Удалось, основываясь на общих психолого-педагогических соображе ниях, получить ряд результатов, которые могут служить основой для разра ботки такой методики.

Существенная специфика ККО состоит, во-первых, в том, что нарастание проблем носит кумулятивный характер, и без интенсивной коррекции эти про блемы только накапливаются и усиливаются. А во-вторых – в том, что при чины даже чисто учебных проблем выходят далеко за рамками предметного обучения и требуют использования всего комплекса факторов развития – от освоения отдельных предметных действий и формирования интеллектуаль ных функций до личностного развития и социализации. Последнее особен но существенно, поскольку «ключевой» причиной отставания учеников, ока завшихся в ККО, является, как правило, отставание в социальном развитии.

Специфические трудности были связаны и с достаточно случайным харак тером критериев отбора детей в эти классы (например, в один класс попада ют дети и с нарушением корковых функций, и дети с «диагнозом» «узбек» без каких-либо других нарушений и отставаний в учебе).

Проведенное исследование характера отклонений у детей 5–6-го класса показало, что типичными проблемами учеников являются:

а) пробелы в знаниях в предметной области (математике);

б) некоторые задержки в формировании интеллектуальных функций в над предметной области: затруднения с пониманием русского языка, затрудне ния с пониманием текста;

в) существенное отставание в психическом развитии: отсутствие сформиро ванных навыков управления собственным поведением, самоконтроля, низ кая самооценка и др.;

г) недоразвитость личностно-мотивационной сферы: низкая работоспособ ность, проблемы с дисциплиной, отсутствие учебной мотивации, основ ной мотив деятельности – игровой;

д) сильное отставание в социальном развитии: отсутствие навыков коммуни кации, взаимодействия между собой, умения взаимодействовать «по пра вилам», у некоторых детей – тяжелая социальная ситуация в семье, тре вожность в отношении к взрослым и др.;

е) проблемы со здоровьем.

Часть из имеющихся дефектов удалось нейтрализовать всего за один год.

Использовались исключительно приемы, основанные на общих психологи ческих принципах: материализованного действия (для освоения конкретных предметных действий), подбор задач и методики (для формирования интеллек туальных функций), формирование внутреннего знака (для освоения управле Е. Е. Бочарова ния своим поведением), трансформация игровой деятельности в учебную (для формирования учебной мотивации), введением ролевых функций, обращением к целостности группы и др. (для инициации процессов социализации).

Особенности возрастной идентификации подростков в ситуации жизненного кризиса Е. Е. Бочарова МГППУ, Москва Исследования, касающиеся изучения переживаний подростками жизнен ных кризисов, являются новыми и актуальными как в возрастной психологии, так и в других областях психологии.

Подростковый возраст является наиболее сложным, противоречивым и длительным периодом в жизни человека. В этот период активно развивается один из центральных компонентов личности – самосознание, которое необхо димо для дальнейшего формирования ответственности за себя и других, усво ения норм поведения, обретения собственного социального статуса. Одной из важных характеристик самосознания является идентичность, процесс форми рования которой носит название идентификация. Считается, что к подростко вому возрасту для дальнейшего гармонического развития личности базовые идентификации должны быть сформированы.

Возрастная идентификация является важной составляющей идентично сти человека. Нарушения возрастной идентификации в подростковом возрас те могут повлечь за собой искажения в структуре личности.

В серии наших исследований были изучены подростки, попавшие по раз ным негативным причинам, в основном семейного характера, в приют. Изме нившиеся условия жизни подростка, уверенность, что после проживания в приюте его судьба может радикально измениться, можно рассматривать как жизненный кризис.

Жизненный кризис – понятие сложное и многогранное, оказывающее на личность как положительное, так и отрицательное воздействие. Жизненные кризисы подростков кардинальным образом отличаются от кризисов взрос лых. Даже незначительные, с точки зрения взрослого человека, события в жизни подростка могут спровоцировать развитие жизненного кризиса, что же говорить о тех событиях, которые несут в себе сильные негативные пережи вания и изменения в жизни? Временное помещение подростка в приют, когда он остался без попечения родителей, является внешним обстоятельством, ко торое способствует развитию переживания подростком жизненного кризиса.

Переживание подростком жизненного кризиса затрагивает процессы фор мирования личности в целом и самосознания в частности. Нами выдвигает ся предположение, что важным индикатором в психологической диагности ке личности таких подростков может выступать возрастная идентификация.

Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации Была проведена серия экспериментальных исследований, направленных на изучение половозрастной идентификации у подростков в ситуации жизненного кризиса и благополучных подростков. В исследованиях приняли участие под ростки из приюта (экспериментальная группа) и их благополучные сверстники, обучающиеся в массовых школах (контрольная группа) в возрасте от 12 лет до 17 лет 11 мес. Подростки обеих групп имели нормативный уровень интеллекту ального развития и отсутствие тяжелых соматических заболеваний.

Проведенные исследования позволили выделить некоторые особенности возрастной идентификации.

1. Выполнение заданий на возрастную идентификацию подростками, нахо дящимися в ситуации жизненного кризиса, отличается аффективным от ношением. Для успешного выполнения заданий требовалось увеличение времени и стимуляция со стороны экспериментатора. Благополучные под ростки воспринимают задания на возрастную идентификацию как когни тивные задачи и оценивают их как легкие.

2. У подростков, находящихся в приюте, имеются характерные нарушения возрастной идентификации: нарушается выбор привлекательных возраст ных образов – наиболее привлекательным является образ детского прошло го;

в качестве негативного образа достаточно редко, но встречается образ своего настоящего (чего не наблюдается в группе благополучных подрост ков). Нарушения возрастной идентификации у подростков из приюта сви детельствуют о переживании подростками жизненного кризиса.

3. Среди благополучных подростков обнаружились испытуемые, которые также имеют нарушения при выборе привлекательного образа. Подобно своим сверстникам из приюта, эти подростки в качестве привлекательного выбирают образ детского прошлого. Изучив более детально этих подрост ков, мы предположили, что подростки находятся в различных ситуациях жизненного кризиса, который достаточно сильно переживают. Подобные кризисы нами еще не изучены.

Представляется важным продолжить исследования, направленные на изу чение особенностей формирования личности подростка в период жизненно го кризиса и изучение психологических механизмов преодоления жизненно го кризиса в подростковый период.

Роль клинического психолога в диагностике и лечении психосоматических заболеваний у детей И. П. Брязгунов, А. Г. Кизева Научный центр здоровья детей РАМН, Москва Психосоматические расстройства и заболевания наиболее распростране ны не только среди взрослых, но и среди детей и подростков. Эта патология И. П. Брязгунов, А. Г. Кизева относится к смежным областям педиатрии, клинической психологии и пси хиатрии. Диагностику и лечение этих заболеваний должна проводить коман да, состоящая из педиатра, клинического психолога и психиатра. Нами изучен психологический статус детей с длительным субфебрилитетом, имеющим са мостоятельное значение (ДС), ночным энурезом (НЭ), цефалгиями напряже ния (ЦН), синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), ней рогенной одышкой (НО), артериальной гипо- и гипертензией, посттравмати ческим стрессовым расстройством (ПТСР). Анализ психологических особен ностей у детей с ДС выявил общие черты личности, характерные для этих больных: высокую активность, преобладание тревожно-мнительных черт, вы сокий уровень нервного напряжения, раздражительность, подчас агрессив ность. Отмечено формирование личности по интравертированному и тревож ному типам, сопровождающееся социально-психологической дезадаптацией.

Почти у всех детей с ДС выявлены акцентуации характера, в большинстве случаев по эпилептоидному, астеноневротическому и лабильному типу.

У детей с ЦН выявлены высокая активность, преобладание тревожно мнительных черт, высокий уровень нервного напряжения, раздражения, по рой агрессия. Акцентуация характера диагностирована в 96 % случаев, треть детей имели эпилептический и смешанный (эпилептоидно-истероидный) типы. Больные с цефалгиями и изменениями в шейном отделе позвоночника отличались повышенной эмоциональной неустойчивостью.

Дети с артериальной гипотензией отличались эмоциональной неустойчи востью, неуверенностью в себе, повышенной чувствительностью и возбуди мостью, высоким уровнем тревожности. Акцентуации характера встречались 87,5 % случаев с преобладанием астеноневротического, лабильного и неу стойчивого типов. В межличностной сфере эти дети были замкнуты, склонны к уединению. У 87 % семей установлены нарушения семейного воспитания.

У всех детей с НЭ выявлены акцентуации характера, половина подрост ков имели эпилептоидный и смешанный с эпилептоидным (эпилептоидно истероидный, эпилептоидно-неустойчивый и шизоидно-эпилептоидный) типы акцентуации. Особенности психологического статуса характеризовались от рицанием каких-либо затруднений, переоценкой своих возможностей, эгоцен тризмом, лживостью, затруднением контакта, легко возникающей агрессией, отмечались также робость и застенчивость перед взрослыми, страх наказания, повышенная тревожность, напряженность и раздражительность.

Дети с НО характеризовались 100 % акцентуацией характера с преобладани ем ипохондрического типа личности, наличием истероидных и смешанных типов.

Для ПТСР характерно наличие стойких многолетних переживаний. Психо травмирующие ситуации возникали вследствие достаточно выраженной пси хической травмы: война, катастрофа, жестокое обращение, насилие. При этом наблюдались постоянные непрошенные, угнетающие воспоминания о психо травме, сопровождающаяся страхом и тревогой, стремлением уйти от мыслей Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации и чувств, ассоциированных с травмой. Чувство отчужденности и безразли чия, повышенная раздражительность и вспышки гнева, нарушение памяти и познавательной деятельности были вызваны тревожностью, невозможностью расслабиться, депрессивно-немотивированной бдительностью.

По нашим данным, среди детей с психосоматическими расстройствами, ПТСР выявляется более чем в половине случаев, для них лечение ПТСР мо жет служить профилактикой различных психосоматических заболеваний.

Итак, психологические особенности детей с психосоматическими заболе ваниями не всегда носят специфический характер и оказывают влияние на успешность социальной адаптации. Поэтому требуется психологическая ди агностика и психокоррекция, которые проводит клинический психолог с ис пользованием различных видов психотерапии: индивидуальной или группо вой, когнитивной или поведенческой, семейной. Выбор метода психотерапии определяется особенностями психологического статуса и формой заболева ния. Влиянием на отдельные стороны личности ребенка (отношение с окру жающими, самооценку, уровень тревожности, агрессивности) можно уско рить адаптивные процессы. При этом необходимо учитывать личностные особенности не только детей, но и родителей.

Стилевые свойства интеллекта у подростков с нормальным и задержанным психическим развитием Е. Г. Будрина ИП РАН, Москва В настоящей публикации приводятся результаты исследования стилевых свойств интеллекта подростков 5–9-х классов с нормальным и задержанным психическим развитием (ЗПР).

В исследовании принимали участие подростки с 5-го по 9-й класс. Общая выборка составила 337 человек, из них подростки с задержанным психическим развитием – 101 человек, подростки с нормальным психическим развитием – 236 человек. Сбор эмпирических данных проводился в общеобразовательных школах № 40 и № 57, а также в специальной коррекционной школе № 33 (VII типа) для детей и подростков с отклонениями в развитии г. Ижевска.

В целях детального анализа специфики проявлений когнитивных стилей узкий-широкий диапазон эквивалентности по методике «Свободная сорти ровка слов» В. Колги (УДЭ/ШДЭ) и импульсивность-рефлективность «Срав нение похожих рисунков» Дж. Кагана (И/Р) с учётом феномена «расщепле ния» полюсов был проведён кластерный анализ по методу Уорда.

Расщепление полюсов когнитивного стиля УДЭ/ШДЭ осуществлялось по основному показателю «количество групп» и дополнительному показателю «коэффициент категоризации». В плане теоретических ожиданий полюс ши Е. Г. Будрина рокого диапазона эквивалентности должен быть представлен субгруппами «категоризаторы» и «глобалисты», а полюс узкого диапазона эквивалентно сти – субгруппами «дифференциаторы» и «детализаторы». Две стилевые суб группы («категоризаторы» и «дифференциаторы») относятся к продуктивным и две («глобалисты» и «детализаторы») – к непродуктивным.

У подростков с ЗПР во всех возрастных группах когнитивный стиль УДЭ/ ШДЭ представлен одной стилевой субгруппой – «глобалисты». Более того, от мечаются проявления крайнего глобализма, т. е. подростки, выделив 1–3 груп пы, имели близкий к нулю показатель «коэффициент категоризации», ибо за труднялись назвать категориальные основания для выделенных групп слов. У подростков нормы в 5-х классах получены три субгруппы: «категоризаторы», «дифференциаторы» и «глобалисты», в 6-х классах все четыре субгруппы. В 7-х классах получены две субгруппы, одна продуктивная «дифференциаторы»

и одна непродуктивная «глобалисты», причём процент этих субгрупп пример но одинаковый. В 8-х и 9-х классах начинают превалировать субгруппы с низ ким коэффициентом категоризации («детализаторы» и «глобалисты»).

Расщепление полюсов когнитивного стиля И/Р осуществлялось по основ ному показателю «время первого ответа» и дополнительному показателю «ко личество ошибок». В плане теоретических ожиданий полюс импульсивно сти должен быть представлен субгруппами «импульсивные» и «быстрые/точ ные», а полюс рефлексивности – субгруппами «рефлективные» и «медлен ные/неточные». Две стилевые субгруппы («быстрые/точные» и «медленные/ точные») относятся к продуктивным и две («быстрые/неточные» и «медлен ные/неточные») – к непродуктивным. В силу специфики подросткового воз раста во всех возрастных группах и в норме и с ЗПР отмечается выпадение субгруппы «медленных/неточных», а также тенденция смещения учащихся на полюс импульсивности, который оказался представленным субгруппами «импульсивные» («быстрые/неточные») и «быстрые/точные».

У подростков с ЗПР во всех возрастных группах когнитивный стиль И/Р пред ставлен двумя субгруппами, а именно «импульсивной» и «быстрой/точной»;

ха рактерно, что полюс рефлективности (относительно медленное принятие реше ний) у них вообще отсутствует. У подростков нормы 5-6-х классов наибольший процент приходится на субгруппу «быстрые/точные», второе место в процент ном отношении занимает субгруппа «рефлексивных» и наименьший процент имеет субгруппа «импульсивных» подростков. Начиная с 7-го класса, картина резко меняется, а именно в 7-, 8- и 9-х классах становится преобладающей суб группа «импульсивных» учащихся. Характерно, что у подростков с ЗПР в 9-м классе были получены те же две субгруппы («импульсивные» и «быстрые/точ ные»), при этом важно подчеркнуть, что процент субгруппы «быстрых/точных»

испытуемых выше у подростков с ЗПР, по сравнению с подростками нормы.

Таким образом, стилевые показатели – при учете феномена «расщепле ния» полюсов соответствующего когнитивного стиля – можно рассматривать Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации в качестве индикаторов интеллектуальной зрелости субъекта. Фактически из учение когнитивных стилей открывает путь к диагностике новых аспектов интеллектуального развития, которые не сводятся к результативным свой ствам интеллекта, но, напротив, имеют отношение к более глубоким пластам интеллектуальных способностей.

Психологическая просвещенность взрослого населения в вопросах эпилепсии, готовность социума принять людей, больных эпилепсией И. А. Григорьева МГППУ, Москва Успешность адаптации подростка с эпилепсией в социум зависит не толь ко от особенностей его личности, воспитания, развития, но и от уровня готов ности социума принять данного индивида, признать его. Е. В. Гольберг гово рил, что эпилепсия вызывает негативные социальные последствия для больно го, особенно в сферах образования и трудовой деятельности. По данным иссле дования, проведенного сотрудниками (Е. В. Гольберг, В. А. Михайлова и др.) Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического ин ститута им. В. М. Бехтерева в 2010 году, было выявлено, что большинство опро шенных считают эпилепсию неизлечимым заболеванием, с которым не возьмут на работу. Несмотря на постепенную гуманизацию социума, население нашей страны все еще недостаточно хорошо осведомлено в вопросах данного заболе вания, их последствий для болеющего, оказания первой необходимой помощи при приступе. Этот факт говорит о том, что необходимо проводить усиленную просветительскую и профилактическую работу по вопросам эпилепсии, кото рая в нашей стране проводится в небольших масштабах.

Докладчик проводит собственное исследование, которое несколько похоже на исследование Е. В. Гольберга. Летом 2011 года (в июле и августе) было про ведено исследование с целью выявления степени осведомленности, просвещен ности и гуманности взрослого населения относительно проблем людей, болею щих эпилепсией. Были опрошены жители Москвы, Московской области, Смо ленска. Выборка составила 37 человек в возрасте от 18 до 73 лет. Анкета была составлена активом проекта «Не бойся», занимающегося именно данной про блематикой, и в оригинале имела название «Анонимный опросник для работ ников образования». Опрос проводился дистанционным методом, через интер нет, социальный опрос, охвативший несколько регионов: Москву, Московскую область, Смоленск. Данная анкета была мною использована для проведения опроса не только работников сферы образования, но и других сфер. Впервые анкета использовалась также и для родственников людей, болеющих эпилепси ей. Анкета включает в себя 18 вопросов на несколько областей знаний: оказа ние первой помощи при эпилептическом приступе и элементарно-формальные И. А. Григорьева медицинские знания об эпилепсии, психологическая просвещенность по дан ному аспекту, а также готовность (неготовность) общества принять ребенка или подростка (школьника), болеющего эпилепсией.

Было выявлено, что большая часть опрошенных (54 %) видели эпилепти ческий приступ, однако правильно оказать первую помощь во время присту па могли меньшинство. По вопросу «Как правильно оказать помощь во вре мя эпилептического приступа» 43 % респондентов ответили, что необходи мо разжать челюсти твердым предметом, что категорически предпринимать нельзя, поскольку в результате это действие может привести к дополнитель ным травмам. 13 % респондентов ответили, что не станут предпринимать ни каких мер и дождутся окончания приступа, а 2 % решили, что необходимо провести «искусственное дыхание», что тоже в корне неверно. Менее поло вины всех респондентов (42 %) знают и могли бы правильно оказать помощь в данном случае, а именно – положить больного на бок, подложив под голо ву что-то мягкое, страхуя от травм. 14 % опрошенных до сих пор считают, что люди с эпилепсией наблюдаются у психиатра, однако в действительности эпилепсией занимаются врачи-неврологи, если нет личностных расстройств.

На вопрос «Могут ли люди с эпилепсией вступать в брак и иметь здоровых де тей» 89 % испытуемых дали утвердительный ответ, однако оставшиеся 11 % считают, что это невозможно. Население действительно плохо просвещено в этой теме, поскольку довольно внушительное число респондентов (38 %) считают, что данное заболевание лечению не поддается.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.