авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НА ПОРОГЕ ВЗРОСЛЕНИЯ Сборник тезисов ...»

-- [ Страница 9 ] --

По вопросу о том, возьмут ли на работу человека, болеющего эпилепсией, 43 % затруднялись ответить, а большинство опрошенных считают, что на работу людей с эпилепсией никто не возьмет, и только 11 % дали положительный ответ.

Однако процесс гуманизации общества все-таки постепенно происходит, поскольку абсолютное большинство испытуемых (92 %) разрешили бы сво им детям общаться со сверстниками, болеющими эпилепсией, считают, что дети и подростки с эпилепсией могут учиться в общеобразовательной школе (92 %) и в случае если бы в классе с их детьми учились одноклассники с эпи лепсией, 70 % никак не отреагировали бы, а 30 % способствовали бы взаимо действию своих детей с этими одноклассниками.

На вопрос «Если бы вы узнали, что у Вашего давнего приятеля или друга эпи лепсия, а он скрывал, какая была бы ваша реакция?» большинство (71 % выбор ки) дали ответ «это ничего не изменит», никто из опрошенных не дал ответа «я перестану с ним общаться». Однако и по этому вопросу необходимо просвеще ние населения, поскольку 29 % ответивших станут относиться опекающе.

Ответы на вопрос, допустимо ли посещение детьми с эпилепсией обычных детских садов, показали, что 55 % опрошенных считают, что такие варианты допустимы без ограничений, у остальной части все же была выявлена недо статочная психологическая и юридическая просвещенность российского обще ства: 5 % дали ответ – «только коррекционные», 8 % считают, что допустимо Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации только с согласия родителей других детей, 32 % допускают этот вариант толь ко в случае отсутствия проявлений заболевания. В результате, негативные уста новки находят свое выражение в нарушении базовых конституционных прав человека, в данном случае – человека с эпилепсией и его семьи.

Относительно того, можно ли больным эпилепсией заниматься физкульту рой и спортом, 90 % выборки считают, что людям с эпилепсией можно зани маться физкультурой и спортом без ограничений и по 5 % распределилось на варианты «да, при условии разрешения лечащего врача» и «нет». Здесь необхо димо отметить, что подросток с эпилепсией, конечно, может заниматься спор том, однако не любым, здесь есть ограничения (например, дайвинг и парашют ный спорт больным эпилепсией совершенно не рекомендуются), при выборе тех или иных занятий спортом следует проконсультироваться у лечащего врача.

Таким образом, на основе полученных результатов можно сделать следу ющие выводы.

За последнее время происходит процесс гуманизации социума, однако не обходимость в просвещении, обучении, консультировании населения по вопро сам эпилепсии все еще стоит остро. Наиболее важной сферой, в которой необ ходимо проводить просвещение в данном вопросе и профилактику нетерпимо сти и дезадаптации детей и подростков с эпилепсией, являются образователь ные учреждения всех уровней. Это позволит соблюдать права детей, страдаю щих эпилепсией, и получать им хорошее образование, так как у них сохранный интеллект. При этом необходимо учитывать совокупность факторов и выбирать наиболее оптимальный вариант обучения (в более сложных случаях подойдет обучение на дому). Повышение компетентности населения по данной пробле ме также позволит сформировать стрессоустойчивость, благодаря более адап тивному поведению в стрессовой ситуации во время эпилептического присту па, вовремя оказать посильную помощь, приняв необходимые меры.

Данные результаты являются первичными результатами данного и более широкого направления исследования по проблеме адаптации и интеграции детей, страдающих эпилепсией, в общество.

Профессиональное самоопределение подростка с ограниченными возможностями здоровья в ГУ «Центр социальной реабилитации детей-инвалидов и детей с ограничениями жизнедеятельности „Нагатино-Садовники“»

Д. А. Григорьев, Е. А. Иванова Москва Проблема профессионального самоопределения является одной из акту альных в подростковом возрасте, тем более остро стоит она перед подростка ми с ограниченными возможностями здоровья.

Д. А. Григорьев, Е. А. Иванова В контексте данной статьи мы говорим о профессиональной реабилита ции подростков-инвалидов, которая входит в блок комплексной социальной реабилитации и призвана помочь в вопросах профессиональной ориентации подростка-инвалида с учетом особенностей его здоровья и медицинских огра ничений, психологических и психофизиологических характеристик, профес сионального потенциала, с одной стороны, и реалиями современного рынка труда в стране, с другой.

Помощь в вопросах профессионального самоопределения оказывают под ростку специалисты общеобразовательных школ, специализированных госу дарственных или коммерческих профориентационных центров.

Для решения вопроса профессионального самоопределения подростка инвалида призвана существующая система профессиональной реабилитации, которая начинается с профессиональной ориентации подростка-инвалида в возрасте с 14 до 18 лет.

Традиционно в помощь решения вопроса профессиональной реабилита ции была призвана ИПР, которую подросток-инвалид получал при прохож дении освидетельствования в бюро МСЭ, где указываются степени ограни чений по основным категориям жизнедеятельности, в том числе уточняются способности к трудовой деятельности и способности к обучению. В ИПР про писываются рекомендации по получению профессионального образования:

рекомендуемой профессии/специальности, типе образовательного учрежде ния, форме получения профессионального образования, а также даются реко мендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда.





К сожалению, реально вопрос формирования ИПР остается слабо про работанным, а так называемый «профессиональный блок» зачастую не про писывается либо рекомендации МСЭ, выдаваемые подросткам-инвалидам, не только не способствуют, а часто препятствуют последующему получе нию профессионального образования и трудоустройству. С другой стороны, и практическая реализация ИПР подростков-инвалидов происходит крайне медленно и малоэффективно.

Основной причиной является отсутствие механизма взаимодействия меж ду многочисленными участниками реабилитационного процесса. Это про исходит потому, что в процессе комплексной реабилитации подростков инвалидов, особенно в части формирования и реализации ИПР подростков инвалидов, кроме самих инвалидов, участвует более десятка структур, на каждую из которых должно быть возложено выполнение конкретных реаби литационных мероприятий, в том числе по профессиональной реабилитации.

Без объединения усилий и координации действий участников реабилитацион ного процесса обеспечить его эффективность невозможно.

С учетом перехода от медицинской модели реабилитации к социальной мо дели, которая планируется в 2012 году с переходом от «Международной клас сификации нарушений, ограничений жизнедеятельности и социальной недо Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации статочности – МКН» (International Classication of Impairments, Disabilities and Handicaps – ICIDH) к «Международной классификации функционирова ния, ограничений жизнедеятельности и здоровья – МКФ», требуется совре менная системная комплексная модель социальной реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями, в том числе и по направлению профессионального ориентации.

Опыт работы специалистов нашего Центра говорит об отсутствии ком плексного подхода в решении проблемы профессиональной реабилитации.

В сложившейся ситуации ГУ Центр социальной реабилитации детей инвалидов и детей с ограничениями жизнедеятельности «Нагатино Садовники» (ГУ ЦСР Д-И и ДОЖ «Нагатино-Садовники) г. Москвы разра батывает и внедряет новую стандартизированную методику работы специа листов ЦСР (врачей, психологов, педагогов) с детьми-инвалидами и детьми с ограничениями жизнедеятельности в возрасте от 4 до 18 лет. Методика пред полагает комплексную реабилитацию детей-инвалидов с использованием раз работанных интегрированных амбулаторных карт специалистов ЦСР, где про писан алгоритм и учтены все необходимые параметры для работы конкретно го специалиста с каждым отдельным ребенком с динамическим покварталь ным контролем в виде лепестковой диаграммы.

При создании комплексного алгоритма, учитывающего медицинские, психолого-педагогические, экономические и юридические показатели, мож но проводить моделирование и прогнозировать индивидуальные реабилита ционные маршруты, а также экономические и юридические риски, которые могут встретиться в практической работе Центра.

Учет и фиксирование рабочей реабилитационной информации по каждо му ребенку происходит в электронном виде в специально разработанной про грамме, которая помогает смоделировать результаты текущей картины ком плексной реабилитации ребенка-инвалида с учетом рабочей информации от всех сопутствующих специалистов ЦСР и в дальнейшем при последующих реабилитационных мероприятиях позволит увидеть динамику изменений со стояния ребенка-инвалида в разном возрасте интервале.

Данная методика позволяет рассматривать ребенка-инвалида не как объект реабилитационного процесса, а как активного и полноправного его участника.

Для работы с подростками-инвалидами по профессиональной ориентации разработана интегрированная Амбулаторная карта специалиста по професси ональной ориентации (АКСПО). В ее разработке учитывался передовой за рубежный, а также российский опыт в вопросах профессиональной реаби литации подростков-инвалидов, изучены различные подходы, предложения, проекты со стороны ведущих российских специалистов в области професси ональной реабилитации.

Методика предполагает три профориентационных блока: информацион ный, диагностический, консультационный.

Д. А. Григорьев, Е. А. Иванова Основные задачи информационного блока – выявление профориентацион ной позиции в семье. Алгоритм работы специалиста по профориентации начи нается с разработанных и интегрированных в базу данных комплексной соци альной реабилитации анкет подростка-инвалида и его родителей или опекунов.

Основные задачи диагностического блока – это оценка состояния здоровья подростка-инвалида, определение списка категорически нерекомендуемых про фессий по состоянию здоровья. Родители подростка с ограниченными возмож ностями обращаются к подростковому врачу по месту жительства и получают медицинское заключение в виде справки 086-у, учитывающей в том числе за ключение профпатолога детской поликлиники, которое, при обращении в ЦСР, предоставляется в числе других документов на рассмотрение Медико-психолого педагогической комиссии. Следующая задача – выявление интересов к школьным предметам, видам профессиональной деятельности, выявление склонностей, мо тивов выбора профессии, определение жизненных целей подростка-инвалида, учитывая при этом его индивидуально-типологические особенности. Исполь зуются такие формы работы как беседа, тестирование, анкетирование. Это со вместная работа специалиста по профориентации и специалиста-психолога.

Основные задачи консультационного блока –формирование установки на труд, позитивного отношения к трудовой деятельности в целом (снятие рентной установки);

формирование адекватной самоидентификации, адек ватного уровня притязаний и самооценки;

выработка конкретных рекомен даций по выбору профессии согласно психофизиологическим особенностям подростка-инвалида и потребностей рынка труда региона;

оказание помощи в планировании дальнейших действий подростка-инвалида (получение про фессионального образования, пути трудоустройства). Работа по данному бло ку проходит в форме бесед, анкетирования, профтестирования, просмотров материалов медиатеки ЦСР и тематических презентаций.

Результаты работы специалиста по профессиональной ориентации с кон кретным подростком-инвалидом фиксируются и сохраняются в электронном виде, что, с одной стороны, позволяет отслеживать ход текущих мероприя тий и фиксировать результаты работы по профессиональной реабилитации самому специалисту по профориентации, позволяет ознакомиться с работой специалиста по профориентации другим специалистам ЦСР, участвующим в параллельной работе с тем же подростком-инвалидом по другим видам реа билитационных мероприятий, а также, при последующих реабилитационных мероприятиях, позволит проследить динамику изменений состояния ребенка инвалида в разном возрасте, с другой стороны.

Таким образом, ЦСР Д-И и ДОЖ «Нагатино-Садовники» реализуя одно из направлений в области комплексной социальной реабилитации подростков инвалидов, а именно профессиональную реабилитацию, предполагает возмож ность использования данной разработанной методики и в других специализи рованных центрах г. Москвы. Разработка такой методики требует временных затрат и коррекцию ошибок, которые могут встретиться при ее реализации.

Психосоциальное развитие подростков с легкими формами интеллектуальной недостаточности (итоги исследования) Е. Л. Инденбаум Восточно-Сибирская государственная академия образования Любые позитивные социализирующие воздействия преломляются через возможность субъекта их принять. Последствия трудностей послешкольной социально-психологической адаптации подростков с легкими формами интел лектуальной недостаточности (ЛФИН) ложатся бременем на государство, вы нужденное тратить средства на преодоление разнообразных негативных по следствий социальной некомпетентности, что предполагает объективную оцен ку как состояния ее предпосылок, так и возможностей формирования. На про тяжении 20 лет нами проводилось изучение различных аспектов психосоциаль ного развития, в ходе которого было обследовано около 1500 человек и предло жена надежная теоретико-методологическая основа обозначенных оценок.

В области возрастной психологии фундаментальные исследования психо социального развития проведены (Кондратьев, Фельдштейн, Эриксон и др.), но этого было недостаточно, поскольку отставание в психическом развитии порождает существенную специфичность во всех сферах социализации: об щении, деятельности и становлении личности, детерминируя необходимость специального их изучения.

Новый концептуальный подход к дифференциации психолого-педаго гического сопровождения психосоциального развития школьников с ЛФИН в онтогенезе заключается в следующем. Во-первых, подверглись ре визии общепринятые представления, что можно установить надежную гра ницу между задержкой психического развития (ЗПР) и легкой умственной от сталостью (УО). Предложено выделять дополнительную категорию детей и подростков с легким психическим недоразвитием (пограничной умственной отсталостью), обозначив ее существенное сходство с УО. ЗПР предлагается рассматривать как самостоятельную психолого-педагогическую категорию с потенциально разной динамикой (положительной и отрицательной). К ЛФИН относятся легкая умственная отсталость (психическое недоразвитие) и по граничная умственная отсталость (легкое психическое недоразвитие). ЗПР не должна рассматриваться как интеллектуальная недостаточность, однако при неблагоприятной динамике (в том числе и при ограниченности когнитивного ресурса) она может вылиться в легкое психическое недоразвитие. Такая трак товка в перспективе позволяет решить ряд существенных проблем, в том чис ле неразрешимую на протяжении 40 лет проблему ошибок комплектования.

Во-вторых, представлены основания для рабочей типологизации школь ников с ЗПР и ЛФИН. В основе типологизации лежит определяемая на мо мент обследования мера дефицита познавательных и социальных способно Е. Л. Инденбаум стей. В итоге описано семь типов структуры нарушений у подростков и пред ложены основные направления психолого-педагогического сопровождения для каждого из них. Целью сопровождения является формирование социаль ной компетентности, структурированной на житейскую, коммуникативную и аутопсихологическую. У разных типов в каждой составляющей социальной компетентности выделились свои специфические проблемы. Практическая значимость предложенного решения заключается в определенной алгоритми зации деятельности специального психолога при работе с детьми и подрост ками, обнаруживающими ЛФИН. Коррекция в таком случае будет проводить ся «во времени онтогенеза, а не только на уровне актуальной задачи, которую нужно решить» (Б. Д. Эльконин.

Основные направления сопровождения психосоциального развития под ростков с ЛФИН заключаются во внедрении практики мониторинга, реализу ющего концепцию функционального диагноза. Для этого предлагается пяти шаговая модель. Первым шагом должно быть установление типа, к которому относится школьник и степени актуальной социопсихологической адаптиро ванности, вторым – адекватная диагностика сформированности составляю щих социальной компетентности, третьим – констатация характера имеюще гося несоответствия (психосоциальное недоразвитие, отставание в психосо циальном развитии, изолированные конфликты с социальным окружением), четвертым – выбор направлений коррекционно-развивающей работы в соот ветствии с типичными и индивидуальными проблемами, пятым – оценка эф фективности выбранного способа воздействия, которая вновь оценивается по показателям социально-психологической адаптированности.

В ходе проведения исследований ЛФИН выявлен ранее не обсуждавшийся феномен, получивший название «дизонтогенетический парадокс», когда под ростки с менее существенной интеллектуальной недостаточностью (т. е. лег ким психическим недоразвитием) обнаруживают больший риск существен ных нарушений социализации из-за отклонений в эмоционально-волевой сфере. Эти отклонения неправомерно рассматривать как вторичные, хотя определенную роль в их усугублении играет неадекватное потребностям и возможностям обучение.

С помощью статистических процедур установлена мера влияния на психо социальное развитие различных внешних и внутренних факторов. Показано, что для процессов психосоциального развития воздействие большинства фак торов может носить разнонаправленный характер: оптимизирующий в одних случаях и сдерживающий – в других. Вся совокупность сведений создает не обходимую теоретико-методологическую основу деятельности специального психолога в обсуждаемом направлении, позволяет давать прогноз психосоци ального развития при ЛФИН и планировать работу по предупреждению нару шений социопсихологической адаптации.

Психологические особенности эмоционального отношения к учителю старших подростков с задержкой психического развития Н. В. Карпушкина НГПУ, Нижний Новгород В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев разработали подход, согласно которому чувства, возникающие у индивида в ходе отражения другой личности, начинают влиять на последующее её восприятие и поведение по отношению к объекту восприятия.

Важность этого подхода состоит в том, что он позволяет использовать форми рующиеся представления о другом человеке и преобладающие формы поведения субъекта познания как диагностический критерий сформированности личности воспринимающего;

его способности к успешной адаптации в социуме.

В исследованиях по коррекционной психологии подчеркивается важность фор мирования «социальной полноценности» (Л. С. Выготский), личностной готовно сти детей с отклонениями в развитии к взаимодействию в социальной среде.

Одна из задач нашего исследования – изучение формирования эмоциональ ного отношения к педагогу и взаимодействия с ним у старших подростков с ЗПР, а также выявление влияния микросреды на его качественное своеобразие.

Для реализации поставленной задачи нами были использованы следую щие методы: индивидуальный и фронтальный эксперимент, беседа. В рамках эксперимента мы использовали опросник «ТС-I» Ю. Л. Ханина, А. В. Стам булова, а также специально разработанные анкеты.

В эксперименте участвовали старшие подростки трех групп: с нормаль ным психическим развитием;

с задержкой психического развития, обучаю щиеся в общеобразовательной школе (классы КРО) и в специальной (коррек ционной) школе VII вида.

Результаты исследования позволили нам выделить общие закономерно сти формирования эмоционального отношения к педагогу и взаимодействия с ним у старших подростков.

1. В формировании положительного отношения к педагогу первостепенную значимость имеют его качества, связанные с общением и построением системы взаимоотношений с учащимися, их регуляцией: коммуникатив ные характеристики, эмоционально- динамические качества, особенно сти отношения к учащимся. Старшие подростки обнаруживают повышен ную сензитивность к умению педагога понимать чувства и переживания школьников, строить неформальные, доверительные отношения с ними.

2. Характер отношения учащихся к учителю влияет на направленность и ак тивность протекания процесса восприятия его личности школьниками, со держание делаемых при этом обобщений. Положительное отношение к пе дагогу активизирует процесс познания его учащимися, делая представле ния о нем более полными и разносторонними.

Н..В. Карпушкина Одновременно с общими тенденциями восприятие педагога старшими подростками различных категорий имеет и свои специфические особенно сти. Для школьников с НПР характерно:

1. высокая степень критичности по отношению к учителю, выраженная диф ференциация педагогов на любимых и нелюбимых, увеличивающаяся с возрастом учащихся.

2. высокий уровень адекватности, объективности восприятия педагога, ха рактерный для всего изучаемого периода.

3. снижение уровня удовлетворённости взаимоотношениями с педагогами в период кризиса 14 лет.

Старшие подростки с ЗПР, обучающиеся в классах КРО, обнаруживают следующие особенности отношения к педагогу:

1.Повышение точности, объективности оценок личности учителя начиная с 14-летнего возраста, т. е. с некоторым отставанием от нормы.

2.Отсутствие характерной для старших подростков зависимости полноты восприятия учителя от эмоционального отношения к нему. Фигуры любимого и нелюбимого учителя являются для них в равной мере когнитивно сложны ми, что в сочетании с низким уровнем удовлетворенности отношениями с лю бимым педагогом, свидетельствует об отсутствии стойких симпатий, их ситу ативности у учащихся классов КРО.

3.Самая низкая по сравнению с другими испытуемыми степень удовлетво рённости неформальными, доверительными отношениями с любимым учите лем;

иное содержание модальностей, отражающих сферу общения и регуля цию взаимоотношений с педагогом. Так, у школьников с НПР и ЗПР, обучаю щихся в специальной (коррекционной) школе VII вида, доминируют характе ристики любимого учителя «понимает учащихся», «уважает учеников», «за ботится об учащихся». А у учащихся классов КРО доминируют качества «не кричит», «не ругает» и т. п.

4. Повышенная сензитивность учащихся классов КРО к отрицательному от ношению учителя, усиливающаяся с возрастом подростков. Увеличение упоминаний форм поведения педагога, унижающих достоинство учащих ся, указывает на преобладание негативного опыта их взаимодействия.

Для старших подростков с ЗПР, обучающихся в специальной (коррекцион ной) школе VII вида, характерна иная система взаимоотношений с педагогом:

1. отставание от нормы в динамике объективности, точности восприятия учителя, повышение этих показателей начиная с 14 летнего возраста;

2. выраженная дифференциация учителей на любимых и нелюбимых, при ближенная к норме;

3. наиболее благоприятный характер отношений с любимым учителем, про являющийся в высокой степени удовлетворённости эмоциональным компо нентом отношений. Стойкий характер симпатий по отношению к учителю.

Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации Таким образом, формирование отношений и взаимодействие с учителем как с партнёром по общению у подростков с ЗПР из специальной школы ока залось более приближенным к возрастной норме по сравнению со сверстни ками из классов КРО. Следовательно, условия, существующие в системе спе циализированного обучения, являются более благоприятными для формиро вания общения и построения отношений в системе «учитель-ученик» у под ростков с ЗПР, что в итоге способствует нормализации их личностного разви тия, более успешной школьной и социальной адаптации.

Представления о здоровье у подростков без соматической патологии Ю. Е. Куртанова МГППУ, Москва В целях выявления представлений о здоровье в подростковом возрасте нами было проведено исследование, для которого были отобраны 60 детей, не имеющих соматической патологии. Исследование проводилось на базе ГОУ СОШ № 492. Нам было важно проследить особенности представлений о здо ровье в разные возрастные периоды, поэтому для исследования мы взяли де тей и более раннего и более позднего возрастов: с 9 до 17 лет. В качестве ме тодов исследования была выбрана регламентированная клиническая беседа.

По результатам исследования было отмечено следующее: чем старше дети, тем больше в высказываниях о здоровье они акцентируют внимание не на от сутствии болезней, а на путях сохранения здоровья – здоровом образе жизни, правильном питании, отказе от вредных привычек и т. п. С 11 лет дети начи нают понимать, что абсолютно здоровых людей не бывает, и это отражается в их суждениях: «Здоровый человек – это человек, который почти не болеет».

С 14 лет дети начинают говорить о связи физического здоровья и душевных качеств: «У здорового человека чистая душа», «Здоровый человек – это чело век с моральными устоями».

Чаще всего причиной возникновения заболеваний дети называют просту ду, отравление, заражение от кого-либо, несоблюдение правил гигиены. В лет в высказываниях детей уже начинают преобладать такие причины заболе ваний, как курение, алкоголь, наркотики, а также упоминание о врожденности болезней или наследственной предрасположенности к заболеваниям. С 14 лет дети начинают отмечать, что психологическое состояние человека (волнение, «нервы») может быть причиной болезни. Плохая экология как причина забо леваний упоминается детьми с 16 лет.

Основное отличие жизни больных и здоровых людей дети видят в различ ных ограничениях, которые накладывает болезнь (ограничения в физической активности, питании), в ухудшении самочувствия, невозможности ходить в школу, на работу. Девочки значимо чаще называют социальные ограничения, Ю. Е. Куртанова связанные с заболеванием («Болезнь мешает гулять с друзьями»), чем физи ологические («Болезнь мешает тем, что все болит»). Для мальчиков эти огра ничения равнозначны.

С 13 лет дети говорят о снижении настроения при болезнях. Чем старше дети, тем больше они обращают внимания на психологический, а не на физический аспект болезни («Больные люди отличаются от здоровых тем, что они страдают, угрюмы, кричат, раздражаются, к ним плохо относятся другие люди»).

С 10 лет дети начинают разделять серьезные (хронические) и несерьезные (нехронические) заболевания. Некоторые дети отмечают, что при первых не гативное влияние заболевания на будущую жизни человека возможно, а при последних – невозможно. С 12 лет дети в качестве последствий заболеваний называют возможность рождения нездорового ребенка у больного человека.

Относительно способов выздоровления помимо традиционного принятия лекарственных препаратов с 12-летнего возраста дети отмечают значимость при лечении психологического состояния больного: «Чтобы вылечиться, надо хотеть жить», «При болезни важно не думать о ней», «Для лечения важно хоро шее настроение, не нервничать, важно самовнушение». С 13 лет дети начина ют отмечать значимость правильного питания и занятий спортом при лечении.

С 12 лет дети говорят, что для сохранения здоровья важно вести здоровый образ жизни – заниматься спортом, не иметь вредных привычек. Особое вни мание относительно вредных привычек (курение, алкоголь, наркотики) отме чают подростки в возрасте 13–15 лет.

Группа 14-тилетних подростков оказалась особенной в отношении к своему здоровью. 62,5 % из них говорили, что часто думают о здоровье и пытаются его сберечь. В другие возрастные периоды такого интереса к проблеме здоровья от мечено не было. Мы предполагаем, что наше исследование могло совпасть с осо быми педагогическими воздействиями по теме здорового образа жизни именно в этих классах (на занятиях по ОБЖ, классных часах), что повлияло на возникнове ние особого внимания к проблеме сохранения здоровья в этом возрасте.

В семье с подростками по поводу сохранения здоровья чаще всего разговари вают матери. С 12 лет дети рассказывают, что родители дают им советы, как сбе речь свое здоровье («занимайся спортом», «правильно питайся»). С 14 лет в це лях сохранения здоровья родители запрещают курение. В 16 лет дети начинают осознавать, что родители переживают по поводу их здоровья (и говорят об этом).

Некоторые подростки (14 и 16 лет) жаловались, что родители винят их в возник новении заболеваний и говорят, что не будут их лечить. При этом самообвинение подростками в возникновении заболеваний (особенно если болезнь начинает но сить хронический характер) коррелирует со сниженной самооценкой.

Итак, по результатам исследования мы видим, что представления о здоро вье у детей изменяются с возрастом: к 14-тилетнему возрасту дети понимают причины возникновения заболеваний, присваивают знания о здоровом обра зе жизни, понимают значимость психологического состояния для выздоров Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации ления. Для девочек в подростковом возрасте наиболее неприятны социальные ограничения вследствие заболеваний, а для мальчиков важное значение име ют и физические и социальные ограничения в равной степени.

Принципы построения профконсультационной работы с подростками, имеющими повреждения спинного мозга, в условиях реабилитационного центра Е. В. Нестерова ГОУ ВПО МГПУ: ИПССО, Москва В настоящее время травматическая болезнь спинного мозга (ТБСМ) в Рос сии составляет в структуре сочетанной травмы от 22 % до 70 % и характери зуется тяжелыми медицинскими и социально-психологическими последстви ями. В Российской Федерации ее ежегодно получают не менее 650 человек на 10 млн., чаще всего страдают наиболее активные в социальном и трудовом от ношении лица, возраст которых составляет от 16 до 30 лет.

Министерством труда и социального развития РФ, Правительством Москвы приняты разные нормативно-правовые документы, которые предусматривают разработку мероприятий по медицинской, социальной, психологической и про фессиональной реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья.

На базе РЦ «Преодоление» нами разработана и внедрена двухуровневая система профконсультирования: первичная профконсультация и углубленная (вторичная), различающиеся по степени полноты и глубины диагностики.

В практике профконсультирования нами были выявлены наиболее типич ные варианты ситуаций, вызывающих затруднения, которые мы разделили на группы по классификации И. М. Марковской:

1. Неопределенная ситуация (мотив неопределенный).

Подростки осознавали необходимость решения проблемы выбора профес сии, но в то же время не имели никакого собственного профплана.

2. Ситуация альтернативного выбора.

Подростки имели несколько вариантов профплана, но не знали, какой выбрать.

3. Конфликтная ситуация.

Подростки имели профплан, но существовали препятствия (внешние или внутренние), вследствие чего складывалась конфликтная ситуация, из кото рой они без помощи психолога не могли выйти.

4. Ситуация подтверждающей профконсультации.

Оптанты обращались к психологу, имея сформированный профплан, но была потребность в его подтверждении.

5. Консультация как реализация мотива самопознания.

Подростки обращались за консультацией с целью самопознания (узнать, на что они способны, что могут и т. д.).

Н. А. Польская Профконсультирование проводилось с учетом дифференцированного подхода к подросткам с ТБСМ. В работе были использовали модификации таких методик, как «ДДО» Е. А. Климова и «Профессиональная направленность личности» Дж.

Голланда. Учитывая специфику травм и физических особенностей оптантов, мы адаптировали эти методики и подобрали стимульный материал таким образом, чтобы виды деятельности и профессии удовлетворяли возможностям оптантов и в то же время были востребованы на современном рынке труда.

Часто первичной профконсультации оказывалось достаточно, так как она приводила к решению о выборе профессии и подросток самостоятельно фор мировал свой профессиональный план.

Для тех оптантов, у которых в результате первичной профконсультации профплан не был сформирован, предлагалась углубленная профконсульта ция, которая проводилась индивидуально и предполагала более обширную программу изучения личности подростка. Особое внимание в ней обраща лось на личностные особенности, которые затрудняли процесс профессио нального самоопределения оптанта. Например, такие, как неадекватная само оценка и уровень притязаний, повышенная агрессивность, тревожность, со циальная дезадаптированность, низкая коммуникабельность и т. д. При выяв лении таких особенностей, оптантам предлагалось принять участие в психо тренингах, направленных на коррекцию выявленных нарушений.

Завершающим этапом углубленной профконсультации была заключитель ная беседа с оптантом, в ходе которой ему помогали сформировать индиви дуальный профплан и выбрать наиболее приемлемую для него профессию и/ или тип учебного заведения.

В целом работа по профконсультированию (как первичному, так и углублен ному) строилась таким образом, чтобы принимаемое подростком решение о выборе профессии являлось осознанным, самостоятельным, сложившимся на основе знаний, которые он получил в результате взаимодействия с психологом.

Школьный буллинг как фактор риска развития самоповреждающего поведения в подростковом возрасте Н. А. Польская СГУ им. Н. Г. Чернышевского, Саратов Для психологов проблема школьного буллинга (bullying) является пробле мой практического характера и связана с поиском эффективных механизмов предотвращения различных форм школьного насилия. По определению Д. Лей на буллинг «представляет собой длительное физическое или психическое наси лие со стороны индивида или группы в отношении индивида, который не спо собен защитить себя в данной ситуации» (Лэйн Д. А., 2011). Ситуация буллин га сопровождается моральным давлением, унижением, физической агрессией, вызывая у жертвы острые переживания неуверенности, вины и стыда.

Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации Результаты исследований показывают, что жертвам буллинга присущи раз дражительность, плохая концентрация внимания, отсутствие чувства собствен ного достоинства, депрессия, беспокойство, неуверенность в себе, пережива ние социальной изоляции, осторожность, тревожность (Olweus, 1989, 1992).

В рамках изучения психологических механизмов формирования склонности к самоповреждающему поведению мы рассмотрели частную гипотезу о воз можной связи между субъективным переживанием ситуации буллинга и склон ностью к самоповреждению в подростковом возрасте. В исследовании приня ли участие 55 учащихся средней школы в возрасте 13–15 лет. В качестве мето дик были применены авторская шкала, направленная на выявление фактов бул линга (Польская Н. А., Юнева Н. А., 2010), шкала самоповреждающего поведе ния (Польская Н. А., 2010), шкала враждебности, направленная на определение уровня агрессивности, враждебности и цинизма (W. Cook & D. Medley, 1954).

Для определения значимых связей между показателями буллинга и само повреждения использовались таблицы сопряженности (гамма, коэффициент Спирмена). Дополнительно определялось, на каком уровне выраженности агрессивности, враждебности и цинизма показатели самоповреждения и бул линга коррелируют между собой.

Были выявлено, что частота актов самоповреждения (самопорезы, самоо жоги, удары по собственному телу и удары о твердые поверхности, препят ствие заживлению ран, сознательное расчесывание кожи, намеренное выдер гивание волос) имеет положительную корреляцию с выбором утверждений, ка сающихся фактов буллинга (например, «мои одноклассники презирают меня»/ выдергивание волос: гамма 0,65, при р=0,05;

r=0,34, при р=0,009). Всего из утверждений шкалы буллинга 17 – коррелируют с частотой актов самоповреж дения. Это утверждения типа: «думаю, что в параллельном классе мне было бы уютнее»;

«мои одноклассники презирают меня»;

«в классе никому до меня нет дела»;

«мои одноклассники считают меня неудачником»;

«мои одноклассники предпочитают высмеять меня, чем поддержать»;

«меня раздражают мои одно классники»;

«мои одноклассники вызывают у меня чувство страха» и др.

В зависимости от степени агрессивности, враждебности, цинизма стати стически значимые связи между показателями буллинга и самоповреждения были обнаружены на уровнях:

– «агрессивность: высокий и средний с тенденцией к высокому уровню»;

– «враждебность: средний с тенденцией к высокому»;

– «цинизм: средний с тенденцией к низкому уровню».

На основе полученных результатов мы можем, во-первых, подтвердить, что субъективная оценка взаимоотношений в классе как неблагоприятных, неприятных, тревожащих, пугающих, связываемая нами с ситуацией буллин га, оказывает влияние на частоту актов самоповреждения (что подтвержда ет существующую точку зрения о влиянии виктимизации, в самом широком смысле этого слова, на склонность к самоповреждениям). Во-вторых, самопо Е. В. Свистунова, Е. А. Мильке вреждения в ситуации школьного давления определяются, преимущественно, механизмом аутоагрессии, когда высокоинтенсивные агрессивные и враждеб ные эмоции направляются подростком на собственное тело.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант №10-06 00511а).

Характерологические особенности личности подростков с эндокринопатиями Е. В. Свистунова, Е. А. Мильке МГПУ ИПССО, Москва Подростковый период – сложный этап в жизни ребенка, сочетающий в себе не только морфофизиологическое созревание организма, но и формиро вание личности в целом. Из всей массы психологических черт одни более тесно связаны с генетическими предпосылками и работой нейроэндокринной системы человека, а другие в большей мере зависят от онтогенетических фак торов и средовых условий.

В настоящее время не вызывает сомнений взаимовлияние гормонального и психологического аспектов друг на друга, что делает актуальным изучение характерологических особенностей подростков с эндокринопатиями.

Целью исследования явилось изучение характерологических особенно стей личности подростков, имеющих эндокринные заболевания, и их здоро вых сверстников.

В исследовании приняли участие 82 подростка с эндокринными наруше ниями (болезнь Иценко-Кушинга, ожирение различного генеза, синдром по ликистозных яичников, врожденная дисфункция коры надпочечников, раз личные генетические синдромы). Критерием отбора в основную группу яви лось нарушение половой функции у подростков при отсутствии, либо ком пенсации других гормональных нарушений.

Группу сравнения составили 110 подростков с нормативным развитием.

Определение типов акцентуаций характера и сопряженных с ними лич ностных особенностей проводилось с помощью характерологического диа гностического опросника Леонгарда–Шмишека.

В профиле личности у подростков с нормативным развитием преоблада ли черты гипертимного, застреваемого, эмотивного и экзальтированного ти пов характера, что в целом сходно с особенностями личности в подростко вом возрасте. У подростков присутствовали черты повышенного настроения, жажды деятельности, активности, в сочетании с чувствительностью и повы шенной эмоциональностью. Кроме того, в этом возрасте подростки проявля ют настороженность и недоверчивость по отношению к людям, чувствитель ность к обидам и огорчениям, долго переживают неудачи.

Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации Подростки с эндокринопатиями в той же степени, что и здоровые свер стники, продемонстрировали черты гипертимности и экзальтированности.

Однако, в отличие от сверстников контрольной группы, выраженность таких черт, как застреваемость и эмотивность была достоверно ниже (р0,05). При мерно у половины подростков с эндокринопатиями преобладал педантичный тип акцентуаций (47 %). У подростков с нормативным развитием данная ак центуация встречалась в 23 % случаев (различия достоверны при р0,05).

Демонстративный тип акцентуации у подростков с эндокринопатиями встречался в 38 % случаев, а у подростков с нормативным развитием в 29 %.

Различия не были достоверными (р0,05), но была отмечена тенденция уве личения частоты встречаемости этой акцентуации.

Остальные типы акцентуаций встречались у небольшого числа подростков как в контрольной, так и экспериментальной группах.

Полученные результаты были сопоставлены со специфическими фактора ми, которые оказывают влияние на формирование личности подростка с эн докринопатиями, определяют её развитие, адаптацию и психологическое здо ровье. Одним из таких факторов является отклонение уровня половых гормо нов от возрастных норм.

В то время как у здоровых подростков просыпается половое влечение, на фоне которого они учатся строить межличностные отношения, у подростков с эндокринопатиями не появляются дополнительные стимулы к расширению круга общения, увлечения людьми противоположного пола. Возможно, этим можно объяснить снижение эмотивности и экзальтированности у этой груп пы подростков.

В группе подростков с эндокринопатиями застреваемая акцентуация встре чалась реже, а педантичная – чаще. Развитие конформности, пунктуальности, высокого самоконтроля можно объяснить необходимостью подчиниться осо бому режиму и ритму жизни в связи с хроническим заболеванием.

Еще одним фактором, оказывающим влияние на формирование характе ра подростка с эндокринными заболеваниями, является заметное изменение внешности. Увеличение числа подростков с демонстративной акцентуацией в этом случае может рассматриваться как гиперкомпенсация социальной не успешности.

Таким образом, у подростков с эндокринопатиями наблюдаются измене ния акцентуированных черт характера по сравнению с нормативно развива ющимися сверстниками. Недостаток упорства, снижение эмоциональности и активности может затруднить в будущем построение семьи, самореализацию и социальную адаптацию. Знание характерологических особенностей под ростков позволит при помощи психологических средств коррекции помочь им справиться с неэффективными эмоциональными реакциями и «расстрой ствами адаптации».

Сравнение личностных особенностей подростков с сахарным диабетом первого типа, проживающих в Санкт-Петербурге и Архангельске Е. Г. Щукина, Н. Н. Куковерова СГМУ, МУЗ «Детская поликлиника № 1», Архангельск В подростковый период происходит переход к взрослому состоянию как в социально-психологическом, так и физиологическом плане. Для подростка, имеющего психосоматическое заболевание, на становление личности влияют дополнительные факторы, связанные с лечением, соблюдением диеты и раз нообразными ограничениями. В настоящее время растет число людей, стра дающих сахарным диабетом.

Природные условия проживания, экология, культурно-исторические факто ры являются самыми значимыми в воздействии на жизнедеятельность человека и его психологию. Особым образом эти факторы оказывают влияние на расту щий организм подростка. До некоторого времени региональная среда, как отме чает профессор Т. С. Буторина, не была предметом исследования, ее психологи ческий и педагогический потенциал специально не изучался (Быстров А. Н.). В настоящее время в психологии не достаточно данных о личностных особенно стях подростков, имеющих сахарный диабет, проживающих в таких отличных один от другого населенных пунктах, как провинциальный город и мегаполис.

Объектом нашего исследования стали 98 подростков с диагнозом сахарный диабет первого типа. Исследование проводилось на базе лагеря для подрост ков с сахарным диабетом в провинциальном городе Архангельске: 55 подрост ков (29 девочек и 26 мальчиков), средний возраст 14,9+1,3 лет, средний стаж за болевания 5,3 +2,8 лет, и на базе лагеря для подростков с сахарным диабетом в городе-мегаполисе Санкт-Петербурге: 43 подростка (24 девочки и 19 мальчи ков), средний возраст 14,8+1,3 лет, средний стаж заболевания 5,9 +2,1 лет.

Для исследования мы использовали психологические методики: опро сник «Индекс жизненного стиля» (LSI, ИЖС), опросник уровня благополу чия (ОУБ), тест отношения к болезни (ТОБОЛ), методика Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан. При статистической обработке использовал ся непараметрический критерий U-Манна-Уитни. Для корреляционного ана лиза психологических показателей применялся коэффициент линейной кор реляции Пирсона. Полученные эмпирические данные обработаны с помощью «SPSS 10.0.2.» и пакетом анализа Excel «XP Windows Professional 2003».

Проведенное исследование показало, что личностные особенности под ростков с сахарным диабетом, проживающих в провинции и мегаполисе, име ют свою специфику в зависимости от восприятия болезни.

Так, архангельские подростки мужского пола используют психологические механизмы защиты – вытеснения и отрицания, что затрудняет реализовать ле чебные мероприятия по компенсации диабета. Архангельские девушки склон Часть 9. Подросток за пределами нормы: клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации ны применять защитный механизм реактивного образования (р0,01) и вытесне ние (р0,01). Им свойственны эргопатический и гармоничный типы отношения к болезни. Девушки из Петербурга более склонны применять защитный механизм отрицания, интеллектуализацию (р0,05), анозогнозический (р0,05) и апати ческий (р0,05) типы отношения к болезни. У подростков из Санкт-Петербурга преобладают механизмы психологической защиты регрессия (р0,01), проекция (р0,05), интеллектуализация (р0,001), анозогнозический тип отношения к бо лезни (р0,01), паранойяльный тип отношения к болезни (р0,05).

По уровням тревоги, депрессии и общему уровню благополучия у подрост ков из Архангельска и Санкт-Петербурга имеются средние значения, уровень энергии показал высокое значение, и в целом достоверных различий не выяв лено. Также достоверных различий не было выявлено в уровнях самооценки и притязаний. У обеих групп подростков адекватная самооценка и оптимальный уровень притязаний, которые свидетельствуют о правильном представлении о своих возможностях, что является важным фактором личностного развития.

Корреляции личностных особенностей у подростков в Архангельске и Пе тербурге значительно отличаются, но использование защитного механизма регрессии и паранойяльный тип отношения к болезни в обеих выборках со провождается тревожностью.

Таким образом, проживание в том или другом городе создает особые усло вия для развития личности подростка с сахарным диабетом. Проведенное исследование показало, что подростки мегаполиса и провинции по-разному воспринимают свое заболевание и справляются с ним. Данные особенности важно учитывать в организации психологической поддержки подростков с са харным диабетом первого типа, в коррекции их поведения и отношения к бо лезни в сторону гармонизации, с целью расширения возможностей подрост ков для более успешного сохранения здоровья и в целом для улучшения каче ства жизни, подростков как мегаполиса Часть 10.

Психология профессионального самоопределения Проявление кризиса профессионального самоопределения у подростков (половые особенности) М. В. Данилова СПбГУ, Санкт-Петербург На этапе завершения школьного обучения происходит изменение мотива ции, учеба приобретает ориентацию на профильные направления, перед под ростками объективно встает задача выбора профессионального пути. Карди нально меняется социальная ситуация, с одной стороны, предоставляя воз можности освоения новых социальных ролей, с другой – выявляя противоре чия между желаемым будущим и реальным настоящим. Смена ведущей дея тельности и изменение социальной ситуации зачастую сопровождается кри зисом учебно-профессиональной ориентации.

В исследовании приняли участие 203 юноши и 272 девушки 14–16 лет. Методи ческий комплекс составили: анкета оптанта, методики «Профессиональная готов ность» и «Изучение статуса профессиональной идентичности», тест Д. Холланда.

Готовность к профессиональному выбору выражается в том, что подрост ки проявляют оптимизм и стремление к самостоятельности в выборе. Однако они отличаются слабой информированностью в мире профессий, что свиде тельствует об опасности ошибочного или неадекватного представления как о требованиях профессиональной среды, так и о своих возможностях.

Исследование мотивации как одной из важнейших составляющих процесса профессионального самоопределения показывает, что современные 14–16-лет ние юноши и девушки ориентированы на получение образования как на дости жение определенного статуса, не обязательно связанного с конкретной профес сией. Показателями кризиса у юношей 15–16 лет выступают преобладание внеш ней мотивации (ориентация на зарплату), независимо от содержания деятельно сти, и подверженность влиянию референтной группы (друзей, знакомых), что мо жет приводить к случайному или необдуманному выбору. Особенности кризиса у девушек проявляются в том, что у них от 14 к 16 годам наблюдается повышение значимости выбора профессии без профессионального образования, что может рассматриваться как фактор отсроченного негативного эффекта, который проя вится в необходимости принятия решения о выборе профессионального образо вания на следующих этапах профессионализации, когда перед человеком встанут вопросы построения карьеры и профессиональной самореализации.

Значимым фактором успешности в профессии является соответствие типа личности профессиональной среде (тест Д. Холланда). У юношей 14–15-лет Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ, проект №10-06-00490а.

Часть 10. Психология профессионального самоопределения лидирующую позицию занимает «предпринимательский» тип личности, кото рый к 16 годам сменяется «артистическим», а на третьем месте наряду с кон венциональным оказывается исследовательский тип. У девушек всех возрас тов наиболее выражен «социальный» профессиональный тип, второе и третье места стабильно занимают «предпринимательский» и «артистический» типы, что свидетельствует о большей стабильности и устойчивости процесса про фессионального самоопределения у девушек.

Профессиональные намерения подростков находят свое выражение в фор мировании профессиональных планов. У девушек уровень сформированно сти профессиональных планов от 14 к 16 годам повышается с 43 % до 67 %, у 6 % они остаются не сформированными. У большинства юношей к 16 годам планы сформированы лишь частично (45 %), а у 19 % оказываются не сфор мированными вовсе.

Таким образом, профессиональное самоопределение – наиболее драматиче ский момент в развитии 14–16-летних подростков. Ситуация неопределенности выбора в условиях его объективной необходимости, а также наблюдаемая от к 16 годам тенденция к снижению значимости образования на фоне роста числа молодых людей, планирующих найти работу после окончания школы, слабая информированность о профессиях, возрастная перестройка профессионально го типа личности у юношей, высокий процент юношей с неопределенным вы бором, преобладающей внешней мотивацией девушек, озабоченных выбором трудовой сферы без профессионального образования, с высокой вероятностью ошибочных и неадекватных решений, – все это свидетельствует о кризисном характере профессионального самоопределения подростков.

Креативность как фактор профессионального самоопределения М. Ю. Дербенева СПбГУ, Санкт-Петербург Выбор профессии можно рассматривать как решение сложной задачи со многими неизвестными. В старшем школьном возрасте на этот процесс мо жет влиять огромное количество факторов, как внешних, так и внутренних, субъектно-личностных. Мы полагаем, что креативность может выступать в качестве одного из таких факторов.

В нашем исследовании приняли участие 60 учащихся одиннадцатых клас сов в возрасте 16–17 лет. Методический комплекс составили: методика ис следования креативности Э. Торренса, методика «Профессиональная готов ность» А. П. Чернявской, методика изучения статусов профессиональной идентичности А. А. Азбель, методика «Отношение к профессиональному бу дущему» М. Р. Гинзбурга, шкала удовлетворенности жизнью О. С. Копиной.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ, проект №10-06-00490а.

М. Ю. Дербенева С целью выявления влияния особенностей креативности на параметры профессионального самоопределения мы провели типологический анализ, при котором по общему показателю креативности выборка была поделена на 2 группы: с более низкими (ниже 55 баллов) и с более высокими показателя ми креативности. Полученные группы значимо отличаются также по уровню беглости и оригинальности.

Сравнение средних значений параметров профессионального самоопреде ления в группах с разным уровнем креативности показало, что эти группы отличаются некоторыми особенностями профессионального самоопределе ния. Так, в группе с более высоким уровнем креативности наблюдается более высокая степень выраженности сформированного статуса профессиональной идентичности, а также более высокие значения параметра «наличие реше ния о выборе» – одного из показателей профессиональной готовности. Эти школьники характеризуются более высоким уровнем оптимизма и уверен ности в отношении профессионального будущего;

они имеют более высокий уровень удовлетворенности жизнью в целом (уровень значимости p0,01).

Группа с более низкими показателями креативности отличается выраженно стью статуса моратория и навязанного статуса профессиональной идентичности.

Полученные результаты подтверждаются данными корреляционного анали за. Так, общий уровень креативности, а также параметр беглости положительно коррелируют со сформированным статусом профессиональной идентичности, при котором задачи выбора профессии решаются самостоятельно и обоснован но. Эмоциональное отношение к профессиональному будущему, в частности, оптимизм и уверенность оказывается положительно связанным с общим уров нем креативности и показателем беглости. Что касается показателей професси ональной готовности, то «наличие решения о выборе профессии» положитель но связано со всеми показателями креативности (общий уровень, беглость и оригинальность). «Эмоциональное отношение к выбору профессии» положи тельно связан с оригинальностью, то есть предложение оригинальных решений связано с эмоциональной включенностью в процесс выбора профессии.

Таким образом, старшеклассники с более высоким уровнем креативности характеризуются более благоприятным прохождением кризиса выбора про фессии, как с точки зрения процессуальных характеристик, так и с точки зре ния эмоционального отношения.

Полученные результаты можно рассматривать как предпосылку к дальней шей работе в данном направлении, поскольку в настоящем исследовании не изучались школьники с очень высоким уровнем креативности. С другой сто роны, рассматривая креативность как личностную характеристику, можно предположить, что старшеклассники с показателями креативности от средне го уровня и выше отличаются более высоким уровнем личностной зрелости и оказываются психологически более готовыми к решению нормативных задач профессионального самоопределения.

Особенности профессиональной идентичности старшеклассников на начальном этапе реализации профессионального плана Д. А. Исаева СПбГУ, Санкт-Петербург В настоящее время профессиональная идентичность (ПИ) рассматривает ся как «результат процессов профессионального самоопределения, персона лизации, самоорганизации, проявляющийся в осознании себя представите лем определенной профессии и профессионального сообщества, определен ная степень отождествления себя с «Делом» и «Другими», проявляющаяся в когнитивно-эмоционально-поведенческих аспектах «Я» (Л. Б. Шнейдер).

В исследовании, проведенном в рамках летней профориентационной прак тики Санкт-Петербургского государственного электротехнического универ ситета «ЛЭТИ» летом 2010 года, ПИ была изучена в связи с наличием и обо снованностью профессионального плана, особенностью профессиональной направленности, эмоциональным отношением к профессиональному буду щему, структурой «Я-концепции» личности, а также с личностными особен ностями старшеклассников.

В исследовании приняли участие 106 человек, окончивших на момент ис следования 10-й класс и проходивших практику на технических факультетах и факультете экономики и менеджмента СПбГЭТУ «ЛЭТИ». Профориента ционная практика была направлена на активизацию процессов профессио нального самоопределения потенциальных абитуриентов вуза.

Исследование показало, что вопросы выбора профессии и способа ее по лучения значимы для молодых людей. Тем не менее, профессиональный план сформирован лишь у 42 % учащихся. Причем большинство молодых людей не считают профессиональный выбор окончательным. Лишь у 56 % испытуе мых профессиональный план обоснован.

44 % старшеклассников находятся в статусе диффузной ПИ, не имеют на данный момент сформированных профессиональных целей, ценностей и уста новок. 23 % молодых людей переживают мораторий ПИ. Прямая связь данно го показателя со сферой «Я-учебное», по данным корреляционного анализа, указывает, что переживая кризис ПИ, юноши уделяют больше внимания уче бе. 16 % старшеклассников находятся в статусе преждевременной ПИ. Корре ляционный анализ выявил прямую связь данного параметра с фактором «Эмо циональная устойчивость» опросника «Большая пятерка», с параметром «Тре вожное отношение к профессиональному будущему», а обратную связь – с па раметром «Уверенность в профессиональном будущем». Молодые люди, не со вершающие самостоятельного выбора профессии, эмоционально неустойчивы, беспокоятся о профессиональном будущем, сомневаются в своих профессио Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ, проект №10-06-00490а.

Д. А. Красило нальных перспективах. 8 % юношей пребывают в статусе псевдо-ПИ. Прямая связь параметров «псевдо-ПИ» и «влияние родителей на профессиональный выбор» указывает на то, что нарушение механизмов идентификации и обосо бления в профессиональной сфере связано с усилением родительского влияния на профессиональный выбор юношей. Лишь 8 % старшеклассников достигли ПИ. Выявлены прямые связи между параметрами «достижение ПИ», «оптими стическое отношение к профессиональному будущему», фактором «привязан ность» личностного опросника, а обратная связь – с параметром «тревожное отношение к профессиональному будущему». Юноши, достигшие ПИ, с опти мизмом относятся к профессиональному будущему, реже испытывают тревогу.

Среди личностных особенностей старшеклассников, достигших ПИ, более вы ражена направленность на взаимодействие с другими людьми.

Проведение профориентационной практики оказалось своевременным. В ситуации необходимости ориентироваться на сдачу ЕГЭ школьники отодви гают решение вопросов о выборе профессии и учебного заведения на неопре деленный срок. В связи с этим, особую важность приобретает профориен тационная деятельность вузов, направленная на расширение представлений юношей о будущей профессии и об особенностях обучения по выбранным специальностям в конкретных учебных заведениях. В дальнейших исследо ваниях планируется изучение динамики показателей ПИ в процессе занятий профориентационной практики.

Психологическая готовность к реальному самоопределению в период вхождения во взрослость у студентов с ОВЗ Д. А. Красило МГППУ, Москва В ряде исследований, проводившихся нами в 2006–2011 годах были сфор мулированы основные трудности адаптации студентов с ОВЗ на факульте те информационных технологий МГППУ. Основная проблема заключается в том, что у них часто не сформирована готовность к реальному самоопре делению или находится на очень низком уровне, по сравнению с условно здоровыми сверстниками. По нашей гипотезе, она формируется в процессе взаимодействия со «значимым другим» – наставником, который ориентирует молодого человека в средствах, с помощью которых становится возможным успешное решение возрастных задач.

Ориентирующий образ наставника характеризуется представленностью в сознании молодого человека качеств «значимого другого», активно выде ленных самим субъектом в процессе реального самоопределения, т. е. в пря мом соотнесении этих качеств с открывающимися субъекту возрастными за дачами. Причем только такая субъективная, а не объективная соотнесенность Часть 10. Психология профессионального самоопределения с актуальными возрастными задачами характеризует образ наставника как ориентирующий.

Круг возрастных задач в период вхождения во взрослость (18–25 лет) включает:

1. изживание или радикальное изменение связей, оставшихся от детства и под росткового возраста, проявляющееся в преобразовании детско-родительских отношений на взрослом уровне (психологической автономии от родитель ской семьи);

2. достижение устойчивой ценностно-мировоззренческой по зиции;

3. достижение психологической близости в отношениях с любимым человеком;

4. достижение психологической близости в дружбе;

5. обеспече ние предварительного основания для жизни во взрослом мире (получение высшего образования, приобретение профессии, служба в армии и т. п.);

6.

согласование юношеской мечты с реальностью взрослой жизни.

Готовность к реальному самоопределению связана с особенностями субъ ективного образа наставника, выполняющего ориентирующую функцию в пе риод вхождения во взрослость: 1) с его типом: идеальный наставник, реаль ный наставник из семьи, реальный наставник вне семьи, внутренний настав ник (самостоятельность);

2) со сферой психосоциального развития (ориентирующий образ наставника опосредует процесс решения возрастных задач).

Ориентирующий образ наставника у студентов с ОВЗ имеет как схожие с условно-здоровыми студентами тенденции развития, так и свою специфику.

Во-первых, следует подчеркнуть гендерные различия, общие для всех студен тов: девушки в целом чаще, чем юноши применяют стратегию разрешения про блемы, склонны брать больше ответственности за жизненные события на себя, и в ориентирующем образе наставника у них превалирует доля «внутреннего наставника». Во-вторых, для периода вхождения во взрослость характерно со хранение ориентирующего образа наставника из круга семьи, т. е. для подавля ющего большинства студентов родители остаются субъективно значимыми ли цами, дающими средства решения возрастных и жизненных задач.

Ориентирующий образ наставника у студентов с ОВЗ, в отличие от условно здоровых студентов, характеризуется более высоким уровнем значимости на ставника из семьи, а также – наставника вне семьи, и заниженным профилем внутреннего наставника. Студенты с ОВЗ в меньшей степени склонны брать на себя ответственность за свое личностное и профессиональное самоопределе ние. При этом наибольшую адаптацию в процессе обучения на факультете де монстрируют студенты с низким профилем идеального наставника. Таким об разом, данные исследования говорят о том, что реальные значимые лица, обе спечивающие стратегиями совладания с жизненными трудностями, для студен тов с ОВЗ приобретают особое значение в процессе инклюзивного образования:

они выступают неотъемлемыми катализаторами социально-психологической адаптации и решения основных возрастных задач.

Психологические факторы профессионального самоопределения подростков в области экологии и природных ресурсов И. В. Крыжановская Московский государственный университет леса, Москва Социально-экономические условия, характеризующиеся динамикой мира профессий и требований к профессиональной деятельности, объективно усложняют процесс выбора профессии у подростков. Направленность вклю чает в себя такие подструктуры, как влечения, желания, интересы, личност ные особенности.

Для выявления профессиональной направленности личности в профконсуль тации подростков используются различные диагностические методики, наиболь шее распространение получил дифференциально-диагностический опросник Е. А. Климова, который позволяет определить склонность к одному из пяти ти пов деятельности, выделенных на основании различий в предмете труда.

«Карта интересов», разработанная А. Е. Голомштоком, и дифференциально диагностический опросник Е. А. Климова являются основными инструментами диагностики профессиональной направленности на этапе выбора профессии.

Актуальными остаются вопросы об особенностях влияния лич ностных, факторов на профессиональный выбор, успешность учебно профессиональной деятельности в области экологии и природных ресурсов.

Наиболее выраженные и тесно взаимосвязанные свойства личности, про являются в акцентуациях характера, определяющих особенности средовой адаптации подростков.

В исследовании влияния личностных особенностей на профессиональный выбор принялио участие 488 респондентов.

Диагностика личностных особенностей проводилась по методикам Х. Шмишека и А.Е. Личко, которые позволили выявить степень выраженно сти определенных черт характера. Особенности сознательной мотивировки профессионального самоопределения испытуемых выявлялись по специаль но разработанной анкете. Исследование профессиональной направленности проводилось по дифференциально-диагностическому опроснику Е. А. Кли мова, интересов – по «Карте интересов» Голомштока.

На основе полученных эмпирических данных проведен сравнительный анализ соотношения личностных факторов профессионального выбора (мо тиваций, интересов, склонностей и характерологических особенностей), ко торый содержит исследование структуры корреляционных и регрессионных связей между степенью выраженности исследуемых личностных свойств.

Результаты статистической обработки указали на взаимосвязь исследуе мых параметров, что привело к необходимости выявления закономерностей взаимозависимости исследуемых факторов путем регрессионного анализа.

Часть 10. Психология профессионального самоопределения На основе анализа результатов эмпирического исследования были выделены пять профессиональных типов личности (биономический технономический, социономический, сигнономический, артономический), которые характеризу ют группы людей, обладающих определенными индивидуально-личностными особенностями, обусловливают выбор профессии и являются основой для фор мирования профессионально-психологических компетенций.

Результаты проведенного исследования расширяют возможности профо риентации подростков в учебных заведениях сферы экологии и природных ресурсов. В ходе исследования теоретическим и эмпирическим путем пока зана обоснованность изучения влияния индивидуально-личностных особен ностей на профессиональное самоопределение;

особая роль типов акцентуи рованных черт характера в выборе профессий сферы экологии и природных ресурсов. Проведенное исследование позволило показать универсальность используемых в работе типологий акцентуаций характера, выделить класте ры познавательных интересов и определить их связь с профессиональны ми склонностями. Предложена типология личностей профессионалов сферы экологии и природных ресурсов на основе учета характерологических осо бенностей, склонностей и интересов.

Психологические условия становления профессиональной идентичности в подростковом возрасте О. В. Кузнецова МГППУ, Москва Исследование посвящено анализу психологических условий становления профессиональной идентичности в подростковом возрасте. Предметом ис следования стали личностные характеристики подростков с разными стату сами профессиональной идентичности. В исследовании приняли участие учащихся 8–11 классов общеобразовательных школ Москвы. Согласно гипо тезе, существует взаимосвязь между статусами профессиональной идентич ности, мотивировками профессионального выбора, особенностями восприя тия психологического времени личности.

Для проверки гипотезы были использованы: ММИ – метод мотивацион ной индукции (Ж. Нюттен), методика «Изучение статусов профессиональ ной идентичности» (А. А. Азбель), тест-опросник диагностики мотивации учения и эмоционального отношения к учению в средних и старших классах (Ч. Д. Спилбергер), авторский опросник, направленный на выявление моти вировок выбора профиля обучения, эссе с последующим контент-анализом.

Полученные данные были подвергнуты статистической обработке (SPSS).

В исследовании была выявлена положительная корреляция статуса сфор мированной профессиональной идентичности по методике Азбель и шкал О. В. Кузнецова «познавательная активность» и «мотивация достижения» по методике Спил бергера. Существует взаимосвязь статуса сформированной профессиональной идентичности и таких временных индукторов, по Нюттену, как «институт», «школа», «взрослость», «жизнь», «открытое настоящее».

Также была выявлена положительная корреляция статуса навязанной иден тичности с престижными и прагматическими мотивировками выбора про филя обучения и отрицательная корреляция с «ориентацией на интересы».

Была отмечена связь статуса «мораторий» с мотивами «ориентация на способности» и «ориентация на интересы».

Статус сформированной профессиональной идентичности свойственен под росткам, у которых сформирована временная перспектива. При этом они спо собны к целеполаганию, планированию и действию, соединяя в своей деятель ности опыт прошлого, активность настоящего и образ будущего. Статус сфор мированной профессиональной идентичности был выявлен у 24 % восьми классников, 23 % учащихся 9 кл., 37 % десятиклассников и 47 % выпускников.

Статус неопределённой профессиональной идентичности свидетельству ет, что профессиональный выбор не сделан;

подросток даже не ставит пе ред собой такую цель. Высокие значения по данной шкале – признак серьёз ного психологического неблагополучия. Подростки, пребывающие в статусе профессиональной неопределённости, должны быть отнесены в группу ри ска (3 % выпускников).

Статус навязанной профессиональной идентичности характеризуется тем, что у подростка могут быть достаточно ясные и чёткие представления о сво ём профессиональном будущем, но эти представления навязаны ему извне (родителями, старшими братьями и сёстрами) и не являются результатом соб ственного выбора.

Подростки, пребывающие в статусе моратория, ориентируются в основ ном на свои интересы и способности. Они исследуют альтернативные вари анты собственного профессионального развития, критически подходят к при нятию решения в отношении своего профессионального будущего (8 класс – 68,5 %;

9 класс – 72 %;

10 класс – 60 %;

11 класс – 50 %).

Познавательная активность и нацеленность на успех – факторы, помога ющие подростку самостоятельно справиться с проблемами построения про фессиональной перспективы.

Временная перспектива – индикатор развития личности, критерий лич ностного благополучия.

Было замечено, что границы таких двух статусов профессиональной иден тичности, как мораторий и сформированная профессиональная идентичность – «прозрачны». Подростки часто меняют свою профессиональную траекторию, переосмысливая прежние профессиональные намерения. В связи с этим необ ходимо психологическое сопровождение подростков не только на пороге выбо ра профиля обучения, но и в течение всего обучения в профильной школе.

Актуальные проблемы профессионального самоопределения подростков Н. В. Лазарева, О. Е. Кленкова, И. Г. Лошкарева Центр психолого-медико-социального сопровождения «Юго-Восток», Москва Профориентация учащихся старших классов является одним из важней ших направлений деятельности нашего Центра. В жизни каждого человека профессиональное самоопределение – это первый нормативный, т. е. обяза тельный, вынужденный выбор, от которого нельзя уйти. Этот момент являет ся переломным для социальной позиции подростка. Человеку необходимо, за вершая определенный этап своей жизни, определить дальнейший путь.

При анализе ответов школьников на вопрос «Почему Вы остановились на той или иной профессии?» выяснилось, что на выбор каждого третьего ученика повлияли фильмы, реклама, заказные статьи о профессиях, привлекающих рей тингом, общественной значимостью. В средствах массовой информации, ока зывающих значительное влияние на общественное сознание, часто встречают ся факты обесценивания одних групп профессий и преимущественного культи вирования других. Вторым по значимости, особенно для подростков, является мнение друзей. Влияние семьи на выбор профессии несколько слабее. Родите ли взрослых детей, имея за плечами свой жизненный опыт, стараются обезопа сить будущее своего ребенка и помочь ему адаптироваться в современной жиз ни. Тем не менее, они не всегда адекватно подходят к процессу выбора профес сии для своих детей, навязывая свои стереотипы или реализуя за их счет свои амбиции. К тому же родители далеко не всегда могут беспристрастно оценить уровень способностей и личностные особенности своего ребенка.

В результате в настоящее время актуальной становится проблема «профес сионального риска». Молодые люди, получившие «модную специальность», не могут устроиться на работу и реализовать себя в качестве специалистов. Бо лее половины выпускников высших и средних специальных учебных заведе ний последних лет оказались невостребованными предприятиями и организа циями соответствующего профиля и работают не по специальности.

По результатам анализа предварительных бесед со старшеклассниками были выявлены типичные ошибки при выборе профессии. Условно их можно разделить на три группы: незнание мира профессий;

незнание правил выбора профессии;

незнание себя.

Именно для того чтобы помочь подросткам сделать осознанный выбор, не обходима помощь специалистов. Реализуемый в Центре подход к решению данной проблемы основан на комплексном анализе специальных способно стей старшеклассников и их личностных особенностей. На основании полу ченных в ходе диагностики данных составляется комплексное психологиче ское и профессиографическое заключение. Особенность подхода к профори Е. В. Малышева ентации в нашем Центре состоит в том, что определяется не конкретная про фессия, а направление профессиональной деятельности, где выпускники смо гут наиболее полно реализовать свои способности и достичь определенных успехов. Параллельно с консультированием подростков проводятся консуль тации их родителей по итогам диагностики.

При анализе данных последних лет, полученных в ходе диагностики профес сиональных предпочтений, подавляющая часть старшеклассников видит себя в будущем предпринимателями, а также в артистической сфере деятельности. Еди ницы связывают свою будущую профессию с исследовательской деятельностью или работой на производстве. Выявленное расхождение между ожиданиями под ростков и реальными потребностями рынка труда еще раз подтверждает актуаль ность ранней и многоуровневой профориентационной работы.

Психология профессионального самоопределения Е. В. Малышева ЦППРК «Практик», Москва В настоящее время перед образованием поставлены новые цели и зада чи – формирование личности гражданина демократического правового обще ства. Гражданское образование, учебные курсы обществознания, безусловно, имеют непосредственное отношение к реализации этих задач. Исследования показывают, что гражданская активность, способность к личностному и про фессиональному самоопределению, правовое сознание, толерантность связа ны с функционированием определенных психологических механизмов лич ности как субъекта собственной жизнедеятельности и общественной жизни.

Сложившаяся система обучения и воспитания подрастающего поколения не нацелена на формирование субъектных качеств личности. А насущная потреб ность изменений социальной действительности выдвигает на первый план лич ностный фактор, связанный с особенностями структуры самосознания личности.

Именно активность, способность брать на себя ответственность, ставить перед собой задачи и находить самостоятельные пути их достижения дает возможность адаптироваться к современным условиям и эффективно функ ционировать в социуме.

Прививая подрастающему поколению новое понимание гражданственно сти, развивая в школьниках определенные качества, которые можно объеди нить в понятие социальная компетентность, можно надеяться на измене ние в будущем социальных поведенческих стереотипов, которые препятству ют освоению цивилизованных общественных отношений.

Под социальной компетентностью мы понимаем:

умение принимать решения и делать выбор;

готовность брать на себя ответственность за свой выбор и свои поступки;

Часть 10. Психология профессионального самоопределения способность ставить перед собой близкие и дальние цели, ясно опреде лять и переопределять их в зависимости от ситуации;

вырабатывать мето ды их достижения;

владение навыками профессионального самоопределения;

способность конструктивно строить свои взаимоотношения с окружаю щими;

умение анализировать ситуацию, мотивы, интересы, чувства, поступки других людей;

умение понимать самого себя и относиться к себе, своей жизни, здоровью, окружающей среде с должным уважением;

веру в себя, свои способности и собственную возможность быть эффек тивным в избранных сферах деятельности;

умение быть независимым, отстаивать свою позицию конструктивными способами;

осознание возможности и необходимости быть субъектом общественной жизни и деятельности;

гражданскую активность.

Цели и задачи В разные периоды жизнедеятельности цель жизни может принимать раз личные формы.

Наша гипотеза исходит из того, что центральным (базовым) конструктом, вокруг которого выстраивается мировоззрение человека, является цель жиз ни, и состоит в том, что в подростковом возрасте цель жизни почти всегда принимает форму образа будущей профессии. Поэтому, поэтапное обучение подростка умению самоопределяться в профессиональной сфере, формиро вание у него образа своего профессионального будущего равносильны обуче нию подростка конструированию своей цели жизни, для чего мы реализуем комплекс мер, направленных на то, чтобы помочь подростку принять и вопло тить в жизнь обоснованное решение о выборе профессии и специальности и определиться с тем, какое образование для этого следует получить. С этой це лью мы разработали программу, которую внедряли на протяжении последних двух лет на базе школ ЦАО. Эффективность программы доказана системно проводимым мониторингом.

Целью планируемого выступления является ознакомление аудитории с имеющейся программой, результат реализации которой даст выпускникам школы возможность научиться моделировать свое будущее, принимать реше ния, делать выбор и нести за него ответственность, отстаивать свои права, уважая интересы других людей, что позволит ощущать себя активными субъ ектами деятельности и социальной действительности.

О преемственности кризисов профессионального самоопределения и «вхождения во взрослость» С. Р. Манукян СПбГУ, Санкт-Петербург Юношеский кризис самоопределения 14–16 лет наиболее остро пережива ется в части профессионального самоопределения, а маркером его конструк тивного разрешения является серьезный, обдуманный выбор профессии и уверенность в нем.

Психологическая сущность «кризиса вхождения во взрослость» 17–22 лет (Г. Шихи, О. В. Хухлаева, В. И. Слободчиков) связывается с переходом в но вую ценностно-смысловую общность взрослых людей, что предполагает се парацию, индивидуализацию, самореализацию, осознание и принятие ответ ственности – параметры, отличающие взрослого от ребенка и юноши.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.