авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«К 90 Культура Чувашского края. Часть I: Учебное пособие / В. П. Иванов, Г. Б. Матвеев, Н. И. Егоров и др. /Сост. М. И. Скворцов. - Чебоксары: Чув. к н. изд-во, 1995. - 350 ...»

-- [ Страница 8 ] --

У к о ч е в ы х в прошлом народов соревнования в силе, ловкости и м е т к о с т и и м е ю т очень древние и с т о к и. И х смысл не с т о л ь к о спортивный, сколько п р а к т и ч е с к и й, общественный. Н а общеродо вых состязаниях, проводимых ранней весной, выявлялись самые сильные, ловкие и меткие м у ж ч и н ы. Н а период сезонных летних перекочевок э т и богатыри становились во главе всего рода. От их с и л ы, сообразительности, смелости, ловкости и меткости зави село благополучие всего кочевого сообщества. К т о кроме т а к о г о батыра и его д р у ж и н ы мог в степи спасти основное богатство рода - его стада - от многочисленных врагов? Поэтому богатыри (паттр, у л п ) становились п р е д в о д и т е л я м и родов (улпут). Не случайно в ч у в а ш с к о м я з ы к е слово у л п "богатырь, герой, испо л и н " и у л п у т " б а р и н ", " к н я з ь ", "сановое л и ц о " одного к о р н я.

Это говорит о т о м, что у далеких предков чувашей спортивные с о с т я з а н и я во время п р а з д н и к о в весенне-летнего ц и к л а и м е л и чрезвычайно большое значение. Они с л у ж и л и самым демократи ч е с к и м и эффективным способом выбора предводителей родов и племен. Даже после почти полной утраты кочевнических т р а д и ц и й эти состязания к а к важное средство сохранения благополучия рода в ы ж и л и, удержались и органически вошли в состав земледельческих праздников.

Примечательной особенностью праздников а к а т у й в последнее время являются награждение передовиков производства, к о н ц е р т ы самодеятельных и профессиональных художественных к о л л е к т и в о в, соревнования по современным видам спорта, разъездная торговля и т. д. В условиях города, районного центра т а к а я п р и б л и ж е н н а я к стандарту "массовых м е р о п р и я т и й " м е ш а н и н а п о ч т и полностью скрадывает поэзию национальной специфики. Видимо, акатуй следует проводить, стараясь сохранить все лучшее от традиционного его ритуала.

Обрядность летнего и осеннего цикла имек имк - летний праздник, посвященны поминовению у с о п ш и х родственников с посещением кладбищ. Соответствует х р и с т и а н с к о й троице, именуемой р у с с к и м и т а к ж е семик, так к а к на Руси этот праздник отмечался в четверг седьмой недели после пасхи. Чувашское имк восходит к этому русскому слову.



Празднование и м к среди ч у в а ш е й распространилось срав нительно недавно, видимо, не ранее середины X V I I I века. Тем не менее, многие обряды и ритуалы этого праздника восходят к седой старине. Объясняется это т е м, что на и м к перенесены многие обрядово-ритуальные действия, первоначально причастные к к а л м и, отчасти, к юпа. В обрядово-ритуальной стороне праздника имк м о ж н о в ы д е л и т ь т р и о с н о в н ы х л и н и и : в о с х о д я щ и е к вос точнославянскому язычеству, русскому христианству ( его народном в проявлении) и ч у в а ш с к о м у язычеству.

Несмотря на позднее, в целом христианское происхождение, имк ш и р о к о распространился в бьггу не только крещеных чувашей, но и я з ы ч н и к о в. В некоторых местах некрещеные ч у в а ш и называют этот день виле т у х н к у н, т. е. "день выхода у с о п ш и х (из м о г и л ) ".

Возможно, это и есть старое чувашское название праздника, соот ветствующее русскому семику.

Ч у в а ш с к и й имк начинался спустя семь недель после п а с х и, с четверга перед троицей, завершался в четверг т р о и ц ы н о й недели.

Первый день этой недели назывался асл имк (большой с е м и к ), а последний - кн.имк (малый семик).

Накануне асл имк ж е н щ и н ы и дети ходили в лес, урочища и о в р а г и, собирали там лечебные т р а в ы и к о р е н ь я. Обычно п р и говаривали: " Н а семик надо собрать семьдесят и семь видов раз н ы х трав с о п у ш к и семи лесов, с вершин семи оврагов". Из леса возвращались с в е н и к а м и и ветвями р а з л и ч н ы х деревьев. Э т и в е т к и в т ы к а л и к о к н а м, воротам и дверям строений. Чаще всего в т ы к а л и рябиновые в е т к и, считая, что о н и предохраняют от злых Духов.

Накануне имк все топят баню, где полагалось приготовить отвар " и з семидесяти семи трав" и веник " и з семидесяти семи веток". В баню приглашали умерших предков, для чего специально посылали одного парня на кладбище. В бане парились вениками из разных пород деревьев, мылись отваром разных видов трав. Это считалось целебным средством. Собранные в праздник имк лечебные травы х р а н и л и в течение всего года.

Н а к а н у н е т р о и ц ы всем м и р о м совершали поминовение усоп ш и х. Д л я этого заранее варили пиво, в день поминовения с утра п е к л и б л и н ы, п и р о г и и другое съестное. Первые т р и блина в ы носили во двор и бросали в костер из старых лаптей, з а ж ж е н н ы й у столба м н к л. Т а к ж е, к а к на к а л м, резали ж и в н о с т ь обычно п т и ц у. К о г д а все было готово, собирали на стол. Х о з я и н дома и л и самый с т а р ш и й член семьи з а ж и г а л ритуальные свечи у центрального столба, около стены у дверей и в о к р у г блюд, пред назначенных для жертвенной п ш ц и и н а п и т к о в. Затем совершал молитву, и домочадцы усаживались за стол. П р и трапезе к а ж д ы й член семьи, прежде чем отведать то или иное к у ш а н ь е, должен был отложить небольшую часть в специальную посуду. П р и этом к а ж дого усопшего сородича поминали по и м е н и. П о т р а д и ц и и пола галось поминать умершего в течение стольких лет, с к о л ь к о о н про ж и л на земле. Надо о т м е т и т ь, в старое время к а ж д ы й ч у в а ш п о м н и л своих предков до седьмого к о л е н а, а многие - до девя того и далее колен.





После завершения домашних п о м и н о к все ш л и и л и ехали на кладбище " п р о в о ж а т ь п о к о й н и к о в ". Е х а л и на тарантасах, у к р а ш е н н ы х зелеными в е т к а м и. Эти в е т к и ставили для т о г о, ч т о б ы на н и х устроились д у ш и. у м е р ш и х и не т р е в о ж и л и ж и в ы х. С собой брали б о ч о н о к п и в а, к а р а в а й хлеба, к р у г с ы р а, б л и н ы, я й ц а и другие припасы, а т а к ж е сосуды с жертвенной п и щ е й и напит ками.

Н а кладбище совершали моление духам предков, в дар умер ш и м на н а м о г и л ь н ы й столб вешали новое в ы ш и т о е п о л о т е н ц е, р у б а ш к у, ж е н щ и н а м - сурбаны и головные п л а т к и. Н а м о г и л у стелили с к а т е р т ь, расставляли привезенные с собой к у ш а н ь я и " у г о щ а л и " п о к о й н и к о в. П р и г л а ш а л и с в о и х р о д н ы х, соседей, знакомых поминать умерших родственников, угощали и х п и в о м, вином.

Приглашенные на кладбище почтенные, пользующиеся уважением старцы совершали общую молитву. Вместе с н и м и вставали на молитву все присутствующие на кладбище.

После завершения м о л и т в ы начиналось общее у г о щ е н и е. П о древним ч у в а ш с к и м представлениям, плакать по у м е р ш и м было нельзя. Существовало поверье: если по умершему плачут на этом свете, то ему на т о м свете т о ж е придется п л а к а т ь. Поэтому на к л а д б и щ е и г р а л а м у з ы к а и звучала с п е ц и а л ь н а я п о м и н а л ь н а я песня. Это была грустная, минорная мелодия. После исполнения ритуальной поминальной песни разрешалось петь и другие пес н и. Обычно пели гостевые песни, так к а к пришедшие на кладби ще находились к а к бы в гостях у родственников, у ш е д ш и х в мир и н о й. Не возбранялось т а к ж е и поплясать. Это к а к - т о д о л ж н о было увеселить истосковавшихся предков. Согласно поверью, веселье на этом свете передавалось на тот свет, к у м е р ш и м.

После завершения предписанных ритуалом действий начинали собираться домо. В почву на могиле зарывали одно крашеное я ц о.

Р а з б и в а л и посуду" с ж е р т в е н н о й п и щ е й и, п о ж е л а в у с о п ш и м родственникам до очередных п о м и н о к ж и т ь своей ж и з н ь ю и не тревожить ж и в ы х, отправлялись домо.

В старину чуваши-язычники поминовение на кладбище совершали в кн имк и тогда ж е " п р о в о ж а л и " п о к о й н и к о в на кладбище.

После "проводов" у с о п ш и х сородиче м о ж н о было веселиться, и молодежь начинала водить хороводы. Наступало самое веселое, праздничное время в году - уяв.

Уяв У я в - весенне-летний период молодежных и г р и щ и хороводов.

Слово у я в б у к в а л ь н о означает "собЛюдение" (от у я " б л ю с т и " ).

Первоначально это слово означало просто соблюдение традиционно обрядово ж и з н и, а позднее так с^али называть любо праздник, любое обрядовое торжество.

В разных местах слово уяв имеет различные о т т е н к и значения, да и сами молодежные увеселения проводятся по-разному. Верховые ч у в а ш и п р о в о д и л и уяв в п р о м е ж у т к е м е ж д у м н к у н и и м к.

Молодежные игрища и хороводы здесь начинались через неделю после м н к у н. Во время уяв молодежь вечерами собиралась за о к о л и ц е и устраивала хороводы с т а н ц а м и, п л я с к а м и, и г р а м и. В это время обычно молодые парни ближе знакомились со своими избранницами.

К к о н ц у X I X в е к а сезонные молодежные хороводы у верховых чуваше стали исчезать.

Средненизовые ч у в а ш и в уяв обычно проводили болыние общеродовые и г р и щ а. В определенный день в материнскую деревню собиралась молодежь со всех дочерних деревень. Рядом с к а ж д о материнско деревне на л у г у, около рощи или на лесно поляне, было постоянное место для проведения сборищ молодежи, которые назывались и л и просто вй - " и г р и щ а ", и л и ж е п у х, тап - "сбор, собрание". К о дню тап или в н а т а к о м месте устраивалась скамья для м у з ы к а н т о в. В безлесных местах около с к а м е к и в к а п ы в а л и несколько свежесрубленных деревьев и у к р а ш а л и и х разноцветными лентами.

Б л и ж е к полудню к этому месту собиралась молодежь. П р и езжали т а к ж е торговцы сладостями, м е л к и м товаром, и г р у ш к а м и.

Весь день до позднего вечера на площадке играла м у з ы к а. М у з ы к а н т ы, собравшиеся со все о к р у г и, играли по очереди. Одновре менно в ы с т у п а л и н е с к о л ь к о с к р и п а ч е, п у з ы р и с т о в, г у с л я р о в, г а р м о н и с т о в, б а р а б а н щ и к о в - у д а р н и к о в. В о к р у г этого большого оркестра всегда толпились ребята, которые п о д ы г р ы в а л и на де ревянных свирелях, металлических и г л и н я н ы х свистульках, ме т а л л и ч е с к и х т р е у г о л ь н и к а х. Д е в у ш к и устраивались п о л у к р у г о м по обе с т о р о н ы о р к е с т р а. В о с т о ч н ы й с е к т о р к р у г а оставался о т к р ы т ы м. В центре к р у г а постоянно отплясывали парни, приглашая девушек по очереди на танец...

Д р у г а я часть молодежи немного в сторонке водила хороводы.

И н о г д а представители к а ж д о й деревни устраивали свои к р у г и, и деревня с деревней соревновалась в мастерстве п е н и я и удаль стве т а ч ц е в. П р о в о д и л и с ь т а к ж е с п о р т и в н ы е с о р е в н о в а н и я и веселые шуточные срстязания. Такие большие общеродовые сбо р ы молодежи проводились только раз в году и непременно в ма т е р и н с к о й * д е р е в н е. Позднее эти и г р и щ а стали п р и у р о ч и в а т ь к престольным праздникам своей п р и х о д с к о й ц е р к в и, а в ряде мест они слились с акатуем.

Низовые ч у в а ш и уяв начинали в день семика и праздновали до Петрова д н я. Взрослое население в это время соблюдало ине (обряд бережения земли) и воздерживалось от к а к и х бы то н и было работ. Молодежь сразу ж е после "проводов у с о п ш и х " начи нала водить хороводы. В т р о и ц ы н день п а р н и и д е в у ш к и соби рались по улицам в г р у п п ы и ш л и на центральную площадь села.

К а ж д а я у л и ц а шла со своими песнями. Собравшись на централь н о й п л о щ а д и, молодежь по давно установленному м а р ш р у т у с песнями уходила в лес к востоку от деревни. В лесу д е в у ш к и пели п р и у р о ч е н н ы е к т а к о м у случаю п е с н и, собирали ц в е т ы, п л е л и в е н к и. П а р н и в это время выбирали подходящее дерево. К о г д а дерево было выбрано, в о к р у г него д е в у ш к и и парни водили хоро вод. Д е в у ш к и у к р а ш а л и это дерево цветами, венками и лентами.

Затем дерево срубали, приносили в деревню и устанавливали на традиционное место проведения и г р и щ и хороводов.

По п у т и в деревню д е в у ш к и гадали на в е н к а х. Около р е ч к и бросали венки в воду и смотрели, в к а к у ю сторону они поплывут.

В е н к и, я к о б ы, указывали на т у сторону, к у д а девушке предстояло идти замуж. Если в е н о к т о н у л, то это предвещало разлуку и л и даже смерть. Хороводы обычно проводили на околице деревни. Д л я этого выбирали высокое место. На вершине холма устанавливали дерево и в о к р у г него водили хороводы.

В период уява хороводы водили к а ж д ы й день с утра до позд него вечера. Вечерами под деревом ж г л и к о с т р ы, и в о к р у г н и х к р у ж и л и с ь несколько к р у г о в. Особенно торжественно проводили хороводы по п я т н и ц а м и воскресеньям. П а р н и и д е в у ш к и, взяв шись за р у к и, ходили в о к р у г костра в т а к т м у з ы к е. После к а ж д о го к у п л е т а песни направление д в и ж е н и я менялось. В фольклор н ы х записях имеется несколько сотен хороводных и не меньшее число и г р о в ы х песен. К а ж д о й песне соответствовали свой рису нок д в и ж е н и я, свои правила и г р ы. Часто на эти хороводы прихо Дила молодежь из соседних деревень - со своими песнями и и г р а м и. Т а к и м образом, репертуар песен и и г р постоянно п о п о л нялся. П а р н и и д е в у ш к и во время уява встречались друг с дру г о м, здесь о н и н а х о д и л и с у ж е н ы х. П р и х о д и л и на х о р о в о д ы и взрослые, и п о ж и л ы е, и дети. Старики рассказывали о хороводах и х молодости, напоминали старые песни и и г р ы, а молодежь бы стро и х подхватывала, и п о ч т и у ж е забытая песня вновь начинала жить.

Ч у в а ш с к и е хороводы представляют собой п р е к р а с н о е, заво р а ж и в а ю щ е е зрелище. М н о г и е русские и иностранные путеше ственники оставили восторженные описания чувашских молодежных праздников. Вот что писал Н. Г. Гарин-Михайловский в очерках под названием " В сутолоке провинциальной ж и з н и " :

"Подойдя, д е в у ш к и взялись за р у к и, составили большой к р у г и начали петь: это было такое оригинальное и пение и зрелище, какое я никогда не видал. То есть видел на сцене, в балете, в опере. Но это не был н и балет, н и опера, а ж и з н ь.

Большой к р у г плавно и медленно двигался;

д е в у ш к и ш л и в пол оборота, одна за спиной у другой. Один шаг они делали большой, останавливались и тихо передвигали другую ногу.

Н а сцене это показалось бы, может быть, в ы д у м к о й - здесь ж е был естественен и непередаваемо к р а с и в этот хоровод молодых весталок...

Иногда громко поднималась песня среди аромата полей и улетала в небо, сливаясь там с песней ж а в о р о н к а, н е ж н а я т и х а я песнь о промчавшемся...

Что оперы, что романсы?! Разве передадут они этот аромат вечно молодой весны и н е ж н о й т о с к и о п р о н о с я щ и х с я в е к а х ? Разве передадут они эту песнь народа, две тысячи лет сквозь всю л о м к у пронесшего с собой я р к и й образ п р е ж н е й ж и з н и ? Разве м о ж н о выдумать т а к у ю песню?..

Когда образовался к р у г, двое, разорвав его, отвели к а ж д а я в свою сторону к о н ц ы к р у г а, и все сразу опустились на землю.

Они не то встали на к о л е н и, не то сели совсем.

И вся эта гирлянда белых и красных цветов, все эти молодые глаза так ласково, непринужденно и приветливо смотрели на меня.

У н и ж е н и я не было и следа - они т о л ь к о приветствовали м е н я, чужестранца.

Так две тысячи лет тому назад, может быть, слушал какой-нибудь п у т н и к, в честь которого пели д е в у ш к и, - п у т н и к, к о т о р ы й попал на их и свой праздник. Т а к мог стоять и мой предок. И, заколдованный песней, я видел теперь то, что скрыто от смертных...

Я пришел в себя и в ответ на их п о к л о н снял свою ш л я п у и, от всей д у ш и, п р о н и к н у т ы й и сам приветом, уважением и призна тельностью, поклонился и м.

Я уехал, но долго еще перед моими глазами стоял нарядный л у г с толпой я з ы ч е с к и х девушек, я все слышал и х песнь, и напев ее в моей душе т а к н е ж н о звучал, ч т о, право, я не п р и п о м н ю, з а х в а т ы в а л о л и к о г д а - л и б о ч т о - н и б у д ь т а к с и л ь н о, к а к эта промелькнувшая к а р т и н к а из давно забытой эпохи человеческой Жизни" С наступлением Петрова дня (питрав) молодежные п р а з д н и к и завершались. Начиналась горячая пора: сенокос, паровая п а ш н я, уборка у р о ж а я. Т у т у ж было не до хороводов, х о т я п р и к а ж д о м удобном случае молодежь собиралась вечерами и проводила время в увеселениях и играх.

В Петров день вся деревня собиралась на последний прощальный хоровод. Поздно ночью провожали у я в, все выходили на западную о к р а и н у деревни и в о к р у г прощального костра водили последний в этом году хоровод. В полночь молодежь с песнями и м у з ы к о й уносила из деревни праздничное дерево на к л а д б и щ е. С к л а д б и щ а у ж е возвращались без песен. Б ы л и специальные песни, посвященные началу и завершению уява. Примером песни проводов уява является " Ж у р а в у ш к а " ("Трна") в о б р а б о т к е Ф. П. П а в л о в а. П о с л е торжественных проводов уява хороводные песни у ж е не исполнялись.

Наступала страдная пора.

Наступало время обрядов, связанных с нелегким трудом и заботами земледельца.

ине ине - т р а д и ц и о н н ы й д о х р и с т и а н с к и й о б р я д о в ы й ц и к л, п р и у р о ч е н н ы й ко времени летнего солнцестояния. Этот земледельческий п р а з д н и к соответотвует р у с с к о м у п р а з д н и к у, известному под названием "Земля мати и м е н и н н и ц а " и л и " Д у х о в день".

В старину у чувашей за календарем следили п о ж и л ы е, умуд ренные ж и з н е н н ы м о п ы т о м л ю д и. До появления о т р ы в н ы х к а лендарей ч у в а ш и пользовались самодельными деревянными сол н е ч н ы м и календарями, которые довольно точно п о к а з ы в а л и ме с я ц ы, недели, д н и, долготу д н я и даже ч а с ы и м и н у т ы. К о г д а долгота д н я доходила до 17 часов, почтенные старцы объявляли всей деревне, что с такого-то д н я начинается ине. Он праздно вался в течение 12 дней и совпадал со временем цветения р ж и.

ине особыми обрядовыми торжествами не сопровождался. Это скорее даже не п р а з д н и к, а период отдыха и соблюдения п о к о я Матери-земли, которая в это время считалась обремененной спеющим урожаем.

В период ине строго запрещалось чем-либо беспокоить зем л ю : нельзя было п а х а т ь, сеять, р ы т ь з е м л ю, в ы в о з и т ь н а в о з, бросать на землю т я ж е л о е, рубить лес, строить дома, лазить на Деревья и строения. Д л я ч у в а ш с к и х крестьян время ине было периодом полной бездеятельности. Считалось недопустимым мыться в бане, стирать белье, топить печи в дневное время, ступать на землю босыми ногами и л и загрязнять землю к а к и м - л и б о д р у г и м путем.

Запрещалось т а к ж е косить траву, рвать цветы, выпалывать с о р н я к и.

Чуваши издревле носили белую холщовую, богато в ы ш и т у ю одежду.

Т о л ь к о в к о н ц е X V I I I в е к а, в связи с появлением х и м и ч е с к и х красителей, в ч у в а ш с к и й быт начала проникать разноцветная т к а н ь - пестрядь. С т а р и к и тщательно оберегали т р а д и ц и и и во время праздников и семейных торжеств, не говоря у ж е о ине, запрещали носить одежду из к р а ш е н и н ы и песгряди.

Н а р у ш е н и е кем-либо п о к о я "беременной" з е м л и, по поверь я м ч у в а ш е й, влекло бедствия для всего сельского общества, и поэтому за исполнением запретов следили строго: отбирали по дозрительные предметы, могущие послужить орудиями, нарушаю щ и м и запрет. Если кто-то посмел в дневное время зажечь огонь в очаге, т о, заметив это, огонь немедленно заливали водой, на нарушителя налагали штраф, к о т о р ы й шел в фонд общественного ж е р т в о п р и н о ш е н и я ч к. Осмелившегося п о я в и т ь с я на у л и ц е в одежде из пестряди или к р а ш е н и н ы хватали, волокли к р о д н и к у и там обливали водой, выливая на него до 4 1 ведра, а м о г л и и избить.

Нарушение запретов и ограничений я к о б ы вызывало засуху и л и градобитие. Поэтому суеверные чуваши в случае нарушения к е м нибудь из односельчан т р а д и ц и й непременно старались провести щедрые общественные жертвоприношения и тем самым искупить свои прегрешения перед Матерью-землей.

В период соблюдения п о к о я земли в дневное время запрещалось свистеть и л и и г р а т ь на м у з ы к а л ь н ы х и н с т р у м е н т а х, т а к к а к считалось, что это может вызвать сильные ветры, бури и привести к осыпанию у р о ж а я. Но в вечернее Время эти запреты снимались, и молодежь до утра водила хороводы.

А д л и н н ы м и летними днями на завалинках собирались соседи и занимались разным рукоделием. Д е в у ш к и вышивали, но непременно на белом холсте. С т а р и к и вспоминали добрые старые времена, рассказывали детворе с к а з к и, загадывали загадки...

Так размеренно проходили дни ине. Перед началом страды народ отдыхал, набирался сил к сенокосу и паровой пашне.

11 " Чук Ч к - обряд ж е р т в о п р и н о ш е н и я в е л и к о м у всевышнему Б о г у (лти асл Т у р ), его семейству и п о м о щ н и к а м - д у х а м - х р а н и телям ж и в о й и н е ж и в о й природы, человеческого общества и лю дей. Само слово " ч к " многозначно. В определенных случаях оно означает и жертвоприношение, и место совершения такого обряда, и некое божество высшего разряда, а т а к ж е употребляетсгг к а к ритуальный возглас, обращенный к Тур.

По древним ч у в а ш с к и м мифопоэтическим и религиозным пред с т а в л е н и я м, Вселенная к а к единое и нераздельное целое пред ставляет собой единство п р и р о д ы, общества и л и ч н о с т и. Она я к о б ы, была создана богом Т у р с п о м о щ ь ю своего брата-близ неца Киремет. Однако после сотворения Вселенной Киремет попал под воздействие зла и был и з г н а н Т у р из верхнего мира. Все в ы ш н и й Тур прилагает усилия к тому, чтобы содержать все т р и составные части Вселенной в постоянной взаимной г а р м о н и и, а дьявол с помощью п р и с л у ж и в а ю щ и х ему злых сил всячески ста рается подбить человека на неблаговидные дела, н а р у ш а ю щ и е в конечном итоге вселенскую гармонию. Тогда Тур посылает кого нибудь из своих п р и с л у ж н и к о в, чтобы наказать человека и нас тавить на путь и с т и н н ы й. Все обряды и ритуалы древнечувашско го быта направлены на поддержание постоянного мирового по р я д к а и л и на восстановление н а р у ш е н н о й г а р м о н и и. Л и ч н о с т ь была в ответе перед обществом, общество - перед п р и р о д о й и Тур.

М е х а н и з м п о д д е р ж а н и я вселенской г а р м о н и и осуществлялся путем ж е р т в о п р и н о ш е н и й. Личность, под подстрекательством дья вола н а р у ш и в ш а я общественный порядок, д о л ж н а была ж е р т в о приношением и с к у п и т ь свою вину перед Т у р, иначе ее неблаго в и д н ы е дела м о г л и п р и в е с т и к гибели общества, ч т о, в свою очередь, вызвало бы разрушение Вселенной. Нарушение вселен с к о й г а р м о н и и всегда осуществляется с н и з у вверх, со с т о р о н ы л и ч н о с т и, а восстановление п о р я д к а - сверху в н и з, со стороны Тур. В тех случаях, к о г д а провинилась личность, совершались частные жертвоприношения.

Кроме н и х у Чувашей были и большие ч к - календарно п р и уроченные общественные жертвоприношения, совершавшиеся всем обществом. Я з ы ч н и к и ежегодно в период созревания хлебов со вершали мн ч к, и л и асл ч к - большое ж е р т в о п р и н о ш е н и е ;

кн ч к - малое жертвоприношение, которое т а к ж е называлось и у й ч к - полевое жертвоприношение, и умр ч к - жертво приношение для испрашивания д о ж д я.

Эти большие ж е р т в о п р и н о ш е н и я совершались от имени всех сельчан и были направлены на обеспечение общественного бла гополучия, на поддержание общественной и вселенской гармонии.

В связи с усилением христианского просвещения разорительные ДЛя народа большие ж е р т в о п р и н о ш е н и я п р и х о д и л и в забвение, их стали проводить реже, и т р и вида ч к во многих местах сли лись в один.

В период действия обычая общественных ж е р т в о п р и н о ш е н и й о н и п р о в о д и л и с ь р е г у л я р н о, п р и ч е м н а асл ч к с о б и р а л и с ь в материнскую деревню х о т я бы раз в несколько лет ж и т е л и всех дочерних деревень. День для проведения асл ч к назначали на сельском сходе с т а р е й ш и н ы о б щ и н ы. Там т а к ж е производилась р а с к л а д к а расходов на п о к у п к у ж е р т в е н н ы х ж и в о т н ы х по дво рам. Ж е р т в е н н ы х ж и в о т н ы х могли выделить богатые семьи, но большей частью и х п о к у п а л и на общественные д е н ь г и, п р и ч е м н и в коем случае не торговались. В жертву приносили жеребенка, б ы ч к а, барана, несколько гусей или у т о к. Масть и пол ж и в о т н ы х чередовались: один год в ж е р т в у приносили ж и в о т н ы х белой, а другой - черной масти.

Место д л я ж е р т в о п р и н о ш е н и й было т р а д и ц и о н н ы м, обычно для этого выбирали поляну в лесу, на к р а ю оврага с родниковой водой.

В назначенный день наиболее почитаемые и знающие обряд с т а р и к и и с н и м и еще несколько десятков человек отправляются на жертвенное место (чк вырн). Они берут с собой все необ ходимое, н а ч й н а я ж е р т в е н н ы м и ж и в о т н ы м и и к о н ч а я дровами и посудой. Н а месте жертвоприношения старейшины устанавлива ю т к о з л ы и навешивают на н и х болыние бронзовые к о т л ы (туй х у р а н ), наливают в н и х воду, подкладывают дрова. Один из наибо лее сведущих стариков выделяется в качестве ж р е ц а. Он с соб людением всех необходимых обрядов первым п р и н о с и т воду из р о д н и к а, первым наливает во все к о т л ы немного воды из своего к о т л а, а остальные доливают. К этому времени к ж е р т в е н н о м у месту собираются все домохозяева деревни.

Ж р е ц жестом р у к и призывает всех к молитве и первым пада ет на к о л е н и, все остальные следуют его примеру, и начинается молитва. В молитве п е р е ч и с л я ю т с я все п р е г р е ш е н и я, к о т о р ы е могли они совершить перед Вселенной и всевышним богом Т у р, все беззакония и постигшие за н и х наказания в виде болезней, засухи, градобития и т. п. Затем испрашивается прощение грехов и отвращение от н и х гнева Т у р, перечисляется, к о м у из сонма богов к а к а я жертва приносится. В заключение молитвы испраши вается благополучие всему обществу, всем ж и т е л я м деревни от стара до мала, богатый у р о ж а й, приплод скота, удача в пчеловод стве, охоте, торговле, в м и р с к и х делах и т. д.

После завершения молитвы начинается ритуальное обливание жертвенных ж и в о т н ы х. Ж р е ц начинает лить воду на голову ж и вотного и п р и этом произносит молитвенные слова, которые обыч Но завершаются в ы р а ж е н и е м " ы р л а х, Т у р ! " - " П о м и л у й, Бо ж е ! " Если п р и этом животное отряхнется, это считается добрым з н а к о м : д е с к а т ь, ж е р т в а у г о д н а б о г а м. Т а к о е ж и в о т н о е после произнесения соответствующей молитвы т у т же закалывают. Р и туал обливания проводится с к а ж д ы м ж и в о т н ы м по отдельности, начиная с жеребенка, в убывающем порядке. После заклания ж и вотных с в е ж у ю т, мясо и внутренности раскладывают по отдельйости в разные к о т л ы.

Завершив свежевание ж и в о т н ы х, р у к о в о д я щ и й обрядом ж е р т в о п р и н о ш е н и я с т а р е ц с н о в а п р и с т у п а е т к м о л и т в е, все п р и с у т с т в у ю щ и е м о л я т с я вслед за н и м. П о с л е з а в е р ш е н и я молитвенных речей он высекает из к р е м н я огонь, подносит г о р я щ и й т р у т под первый котел и зажигает жертвенный огонь. Когда дрова разгорятся, п о м о щ н и к и разносят огонь под другие к о т л ы.

Сварившееся мясо вынимают и кладут на большие деревянные блюда (чара), а на мясном бульоне начинают готовить жертвенную кашу...

Раздав всем мяса и к а ш и, старейшина снова встает на колени и начинает молиться, а остальные повторяют за н и м. Т а к и м об разом молятся до трех раз. Сначала - перед ж и в ы м и ж и в о т н ы м и - молятся за Вселенную, во второй раз - перед ц е л ы м и т у ш а м и ж и в о т н ы х - за общество и н а к о н е ц. - перед р о з д а н н о й ж е р т в е н н о й п и щ е й - за л и ч н о с т и, то есть л ю д е й. Ж е р т в е н н а я п и щ а во всех случаях бывает двух родов - ж и в о т н о г о и расти тельного п р о и с х о ж д е н и я. Это з н а ч и т, что моление совершается к а к за растительный м и р, т а к и за ж и в о т н ы й. К а к п р а в и л о, в ж е р т в у приносится т р и вида ж и в о т н ы х и водоплавающая п т и ц а (гусь, у т к а ), что т а к ж е имеет свой смысл. Лошадь предназнача ется всевышнему богу Т у р, обитающему в верхнем м и р е, б ы к жертвуется посредникам между богом и л ю д ь м и, баран является ж е р т в о й в честь духов-хранителей п р и р о д н ы х объектов, а водо плавающая п т и ц а - в честь духов подземного, водного мира. Эта иерархия богов и Духов и соответствующая субординация ж е р т венных ж и в о т н ы х довольно четко проявляется в порядке ж е р т воприношения и молитвенных текстах.

После завершения третьей м о л и т в ы в ы п о л н я ю щ и й ф у н к ц и и ж р е ц а старец берет голову лошади и бросает в огонь первого костра, его п о м о щ н и к и сжигают по очереди головы других ж и в о т н ы х. Ш к у р ы жертвенных ж и в о т н ы х, снятые вместе с конечностями, растягивают на длинном шесте и прислоняют к дереву.

В к у ш а т ь жертвенную п и щ у опять-таки начинает руководитель обряда, его примеру следуют другие старцы и п о ж и л ы е л ю д и, и т о л ь к о под самый к о н е ц - молодые л ю д и, м а л ь ч и к и. Вообще у чувашей младший по возрасту или положению н и к о г д а не п р и к а сался к п и щ е раньше старших. После трапезы о с т а т к и жертвен н о й п и щ и о б ы ч н о р а з н о с и л и по д о м а м, но наиболее древние и с т о ч н и к и свидетельствуют, что ее с ж и г а л и - это символизиро вало передачу ее через огонь божествам.

У й ч к - полевое моление - жертвоприношение в поле с це л ь ю и с п р а ш и в а н и я у д у х о в земли у р о ж а я - совершалось, к а к правило, через неделю после асл ч к в специально отведенном для этого месте. Место выбиралось среди полей в к а к о й - н и б у д ь лощине, поросшей лесом. Обрядовая сторона проведения у й ч к мало чем отличается от асл ч к. Д л я ж е р т в о п р и н о ш е ч и я духам земли обычно отбирались ж и в о т н ы е менее ц е н н ы е, довольство вались одним б ы ч к о м и л и бараном, а р и т у а л ы и м о л и т в ы были несколько упрощенными и менее торжественными.

В позднем варианте малые ч к проводились к а ж д ы м домо владельцем отдельно на своем загоне или даже дома.

умр ч к - ж е р т в о п р и н о ш е н и е д у х а м п р и р о д н ы х с т и х и й :

тепла, засухи, ветра, д о ж д я, града и т. п. - с просьбой дать бла г о п р и я т н у ю для у р о ж а я погоду. В более позднее время этот обряд в основном совершали молодые л ю д и и дети. Его т а к ж е прово д и л и ровно через неделю после у й ч к, но непременно у р е к и.

Перед началом умр ч к ребята собирают по дворам понем н о ж к у к р у п ы, масла, м о л о к а, я и ц и о т п р а в л я ю т с я к реке и л и пруду. Туда ж е приносят несколько ж е р т в е н н ы х бронзовых к о т лов, разводят ^ргонь и варят ритуальную к а ш у и молочную пох лебку с я й ц а м и. Скорлупу от я и ц надевают на п р у т и к и и в т ы к а ю т вдоль р е к и. К э т и м п р у т ь я м привязывают ж и в ы х воробьев, по этому иногда обряд называют ери ч к, что значит "воробьиное жертвоприношение".

Когда к а ш а поспевает, к молодежи присоединяются несколько п о ж и л ы х л ю д е й, о н и п е к у т ритуальные л е л е ш к и (смсалл-к вапалл п а ш а л у ), ю с м а н ы и совершают м о л и т в ы. После этого начинается р и т у а л ь н а я трапеза. К этому времени у воды соби рается с ведрами молодежь всей деревни. После трапезы все к а к ребята, т а к и д е в у ш к и - прямо в одежде бросаются в р е к у.

Н е к о т о р ы х з а т а л к и в а ю т в воду с и л к о м и л и бросают с берега.

Из воды все выходят мокрые до н и т к и. К а ж д ы й набирает в вед ро воды и отправляется по селу, обливая всех встречных. Взаим ное обливание водой продолжается До вечера. Н и к т о не вправе противиться обливанию, т а к к а к считается, что это м о ж е т п р и вести к засухе. Множество ребят с ведрами, полными воды, бегают в э т о т день п о у л и ц а м, и н о г д а д а ж е забегают в д о м а и о б л и вают спрятавшихся хозяев. Обычно умр ч к приходился на самый з а с у ш л и в ы й п е р и о д л е т а : с ч и т а л о с ь, ч т о массовое о б л и в а ние водой может способствовать скорому появлению дождей.

Обряды ж е р т в о п р и н о ш е н и я были весьма обременительны для народа, и в связи с ухудшением экономических условий они пос тепенно упрощались, теряли многие первоначальные черты. И с к о р е н е н и ю ж е р т в о п р и н о ш е н и й немало способствовала и борьба ц е р к в и с язычеством. В результате всего этого многие чрезвычай но интересные в культурно-историческом отношении к о м п о н е н т ы ч к были утрачены у ж е к началу прошлого века. Этнографиче ские записи X I X - начала X X веков весьма фрагментарны и п р о т и воречивы. Неоднозначны и выводы исследователей X X века. Тем не менее, на основе многочисленных архивных источников и полевых материалов удается носстановить чрезвычайно важные для понимания чувашского мировоззрения факты. В последние годы в печати начали появляться интересные ф а к т ы о совершении некоторых фрагментов ч к в разных чаотях ч у в а ш с к о й территории. И х надо тщательно зафиксировать для н а у к и. Здесь неоценимую помощь могут оказать учащиеся ш к о л. К о м у, к а к не и м, раскроют бабушки и д е д у ш к и секреты т а к и х, теперь у ж е ставших н е п о н я т н ы м и, общественных обрядов!

Киремет карти Киремет к а р т и - " к и р е м е т и щ е ", место совершения общественных жертвоприношений и молений. К а к и многие термины д р е в н е ч у в а ш с к о й р е л и г и о з н о й и м и ф о л о г и ч е с к о й сферы, слово " к и р е м е т " и м е е т н е с к о л ь к о з н а ч е н и й. Это и б о ж е с т в о, брат всевышнего бога Т у р, и глава злых сил, и место ж е р т в о п р и н о ш е н и я и т. д. Различные значения слова киремет показывают д и н а м и к у развития представлений об этом божестве языческого пантеона.

Первоначально к и р е м е т считался родным братом-близнецом всевышнего бога л т и Т у р. В представлениях о Тур и Киремет отразились древние воззрения о двуедином начале творца Вселенной:

доброе начало олицетворялось в образе Тур, а злое - в образе К и р е мет. Оба б л и з н е ц а у ч а с т в о в а л и в а к т е с о т в о р е н и я В с е л е н н о й.

Первоначально Киремет активно помогал Тур в упорядочении хаоса, в добывании суши из-под Мирового океана, сотворении земной тверди, в наполнении ее п р и р о д н ы м и объектами, в сотворении растений и Ж и в о т н ы х. Но в ходе с о з и д а н и я Вселенной д е й с т в и я К и р е м е т оказывались все более н е у д а ч н ы м и и п о р т и л и п е р в о н а ч а л ь н ы й замысел Т у р, за что Б о г предолределил ему в т о р о с т е п е н н о е, подчиненное положение.

Первоначально Тур и Киремет обитали в верхнем мире, и Киремет с л у ж и л посредником м е ж д у Богом и людьми. По поручению Тур он разъезжал по земле на т р о й к е прекрасных лошадей и т в о р и л суд над нарушителями установленного порядка.

Такое подчиненное положение со временем перестало его уст раивать, и К и р е м е т в ы х о д и т из подчинения Т у р, начинает сов ращать людей. За ослушание Тур изгоняет его из верхнего мира На землю. На земле Киремет начал притеснять ч у в а ш е й, отбирал У н и х ж е н и д е в у ш е к, а н а тех, к т о противился, насылал болезни и несчастья. Ч у в а ш и пожаловались богу, и Т у р р е ш и л изгнать Киремет в преисподнюю. Но за него заступилась одна ж е н щ и н а, И Т у р разрешил К и р е м е т ж и т ь в оврагах и лесах. К и р е м е т на плодил много детей, и о н и т а к ж е расселились по оврагам и лесам и стали вредить л ю д я м. Тогда ч у в а ш и взяли и с о ж г л и главного Киремет, а пепел развеяли по ветру, чтобы навсегда освободиться от него. Однако на тех местах, к у д а упал пепел, выросли деревья, и они стали новыми Киремет. ^.

Т а к о в ы народные представления о падшем брате Т у р - Киремет.

А теперь посмотрим, что из себя представляли к и р е м е т и щ а (киремет к а р т и ) - места ж е р т в о п р и н о ш е н и й.

По о п и с а н и ю П. С. Палласа (середина X V I I I в е к а ), к и р е м е т к а р т и ч у в а ш и устраивали в отдаленном от деревни месте среди леса, около к л ю ч а или р е ч к и. Киремет к а р т и представляет собой ч е т ы р е х у г о л ь н ы й участок, обнесенный оградой в рост человека.

Имеет т р и входа и л и к а л и т к и, устроенные в середине восточной, северной и западной части ограды, причем северная к а л и т к а всег да бывает обращена к речке или к л ю ч у. В северную к а л и т к у но сят требующуюся для жертвоприношения воду, в восточную заго няются жертвенные ж и в о т н ы е, а в западные ворота входят сами л ю д и. Возле западной к а л и т к и на в ы с о к и х столбах устраивается п е р е к р ы т и е, под к о т о р ы м горят к о с т р ы и в а р и т с я ж е р т в е н н а я п и щ а, а перед н и м на большом столе расставляются принесенные для жертвоприношения л е п е ш к и, юсманы и другие съестные п р и пасы. Около северной к а л и т к и устраивается другой большой стол для свежевания заколотых ж и в о т н ы х. В северном у г л у устанав ливают несколько столбов, на которые вешают с н я т ы е со с к о т а шкуры.

В н е к о т о р ы х местах в середине к и р е м е т к а р т и возводилось деревянное строение с дверью на восток, в которой е л и ж е р т в е н н у ю п и щ у на ногах. Д л я этого там устанавливали д л и н н ы е н а к р ы т ы е скатертями столы. В середине строения врыт в землю д л и н н ы й шест, п р о х о д я щ и й сквозь к р о в л ю. На этом столбе " у т в е р ж д е н о с н и з у плоское, а к в е р х у острое железное к о л ь ц о ".

П р и многолюдных деревнях бывают большие к и р е м е т и щ а для публичного ж е р т в о п р и н о ш е н и я, кроме т о г о, к а ж д а я семья и л и род имеет свою малую к и р е м е т к а р т и. А н а л о г и ч н о е о п и с а н и е, правда, без подробностей, м о ж н о найти у Г. Ф. М и л л е р а, совре м е н н и к а П. С. Палласа.

А в т о р к о н ц а Х У Ш в е к а К. М и л ь к о в и ч п р и в о д и т не менее интересные сведения. По его данным, киремет к а р т и имеют длину от запада к в о с т о к у до 40-60 с а ж е н (85-130 м ) ;

а в ш и р и н у с севера на ю г от 30 до 40-50 сажен (65-100 м ), с в х о д о м с запад ной стороны. В правой стороне от входа, отступая саокень (2,13 м ) от забора, устроено некое здание, имеющее т о л ь к о т р и стены: с западной, ю ж н о й и северной сторон. Восточная с т о р о н а остается о т к р ы т о й. В н у т р и этого здания устроен стол, где о б ы ч н о разде лывают жертвенных ж и в о т н ы х. Перед этим зданием бывает ж е р т в е н н и к, подобный столу. Он имеет д л и н у около 3 м и ш и р и н у около 1 м и ориентирован длинной стороной к востоку, а к о н ц а м и к северу и югу. За этим столом к востоку находятся священные деревья:

а за оградой начинается с в я щ е н н ы й лес. Н а этот ж е р т в е н н и к расставляют п р и г о т о в л е н н у ю ж е р т в е н н у ю п и щ у. Н а священные деревья вешают снятые с принесенных в жертву лошадей ш к у р ы, оставляя при них г р и в ы, хвосты и ноги. Ш к у р ы тщательно расправляют и устанавливают, обращая головами к востоку. Под священным деревом бывает я щ и к, к у д а собираются жертвенные взносы в течение всего года. Ч у в а ш и приносят деньги (мамале у к и ) по случаю рождения ребенка, ж е н и т ь б ы сына, выдачи дочери замуж и т. п. По обе стороны от жертвенника сделаны из шестов, положенных на с т о л б ы, о т в о д и н ы. Ч у в а ш и с ч и т а ю т, что во время ж е р т в о п р и н о ш е н и я на жертвеннике присутствует тот самый Бог, в честь к о т о р о г о п р и н о с и т с я ж е р т в а, а на отводинах размещается его семейство. Далее по обе с т о р о н ы ж е р т в е н н и к а б ы в а ю т разные "требища", на которых снимаются ш к у р ы ж и в о т н ы х, вынимаются внутренности и свежуется мясо.

Заграждения и строения киремет к а р т и, а т а к ж е утварь и другие необходимые предметы никогда не ч и н я т с я. Когда утварь и строения приходят в полную ветхость, тогда ж р е ц (мчавр), надзирающий за киреметищем. собирает все старое, сжигает и на их месте строит новые.

Устройство к и р е м е т к а р т и воспроизводит м и ф о п о э т и ч е с к у ю модель мира. Согласно ч у в а ш с к и м представлениям, Вселенная есть о р и е н т и р о в а н н о е по ч е т ы р е м сторонам света ч е т ы р е х у г о л ь н о е пространство. В центре его находится Мировая гора (Ама т у ). На ее вершине располагается Молочное озеро (Ст к л ), от к о т о р о г о начинаются все р е к и. Посредине Молочного озера на самой середине круглого острова произрастает Мировое дерево. К о р н и этого дерева п р о с т и р а ю т с я в н и ж н е м мире, а ветви у х о д я т в в е р х н и й м и р.

Мироздание делится на т р и яруса: в е р х н и й, средний и н и ж н и й.

Верхний и н и ж н и й м и р ы представляются зеркальными отражениями среднего, поднебесного, мира. К а ж д о м у м и р у соответствуют свои животные. Верхний ярус олицетворяют п т и ц ы и крылатые священные к о н и (илунат), средний ярус - п а р н о к о п ы т н ы е и травоядные ж и в о т н ы е, а н и ж н и й - пресмыкающиеся. Человек обитает в самом центре Вселенной, у п о д н о ж ь я М и р о в о й г о р ы, на обработанной, о к у л ь т у р е н н о й т е р р и т о р и и. За п р е д е л а м и э т о й т е р р и т о р и и начинаются непроходимые леса и высокие горы, населенные х и щ н ы м и животными.

Киремет к а р т и представляет собой реальную модель этой ми фологической к а р т и н ы мироздания. Четыре звена ограды кире метища, строго ориентированные по сторонам света, символизи рует четыре стороны Вселенной. К а к правило, киремет к а р т и уст раивается на к р а ю оврага или ручья, на в ы с о к и х местах, симво 14* л и з и р у ю щ и х М и р о в у ю г о р у. Рядом с к и р е м е т и щ е м н а х о д и т с я источник воды - напоминание о Молочном озере. А само высокое, развесистое старое дерево, м о г у ч и й дуб, вяз и л и липа - не что иное, к а к воплощение Мирового дерева. Верили, что рядом со стволом Мирового дерева пасутся священные ж и в о т н ы е - златорогие олени, крылатые к о н и, коровы с серебряным мехом и т. п. Со временем они стареют, и и х заменяют молодые п о т о м к и.

Обряд болыпого жертвоприношения асл ч к и м и т и р у е т еже годное обновление природы. В течение года ж и в о т н ы е, поддержи вающие мироздание, стареют, и м становится трудно в ы п о л н я т ь свою м и с с и ю. И х следует ежегодно заменять молодыми ж и в о т ными.

Когда наступала засушливая пора, чувашские старцы приговаривали: "Видать, у Тур лошади постарели, видать, не на чем ему воду возить, вот и нет д о ж д я. Надо бы дать ему жеребенка".

Тогда народ начинал готовиться к ж е р т в о п р и н о ш е н и ю. Н а общественные деньги п о к у п а л и жеребят, б ы ч к о в, барашков. В день жертвоприношения вплетали в гривы или привязывали к их шеям разноцветные ленты и отпускали на свободу до следующего года.

Они могли пастись где угодно и нельзя было их выгонять, если даже о н и забредут в о г о р о д ы. Н а ж е р т в о п р и н о ш е н и е п р и в о д и л и отпущенных еще в прошлом году окрепших ж и в о т н ы х. Это означало, что старые ж и в о т н ы е умирали и на их место приходили молодые.

Это я к о б ы способствовало прочности мировой г а р м о н и и. Аналогичные представления о строении Вселенной и п о х о ж и е обряды ж е р т в о п р и н о ш е н и я духам п р и р о д ы сохранились с древ н е й ш и х времен у саяно-алтайских т ю р к о в. И м не менее трех тысяч лет. Вот к а к глубока память народных традиций!

В течение тысячелетий многое изменилось. И саяно-алтайские т ю р к и (алтайцы, х а к а с ы, т у в и н ц ы ), и п р е д к и ч у в а ш е й, попадая под сильное влияние ч у ж и х к у л ь т у р, неоднократно меняли назва н и я божеств и духов, хотя сохранили в пантеоне и много древне го. Однако обряды оставались почти неизмененными. По меткому замечанию С. А. Токарева, "обряд всегда составляет самую ус т о й ч и в у ю часть р е л и г и и, связанные ж е с н и м мифологические п р е д с т а в л е н и я - о ч е н ь и з м е н ч и в ы, н е с т о й к и, н е р е д к о вовсе забываются, на смену и м с о ч и н я ю т с я новые, д о л ж е н с т в у ю щ и е объяснить все тот ж е обряд, первоначальный смысл которого давно утрачен".

Я з ы ч н и к, совершенно не способный объяснить, к а к о м у именно д у х у он поклоняется, точно знает и помнит все детали различных д е й с т в и й, связанных с э т и м п о к л о н е н и е м. Т р а д и ц и я стремится сохранить обряд, являющийся более надежной опорой, чем те обряды, с к о т о р ы м и он связан.

И з н а ч а л ь н о к и р е м е т к а р т и представлял собой и з о б р а ж е н и е " п у п а Земли" или модель центра Вселенной - самой священной т о ч к и мира, места первотворения. Здесь разыгрывались в образах сцены творения м и р а и рассказывались к о с м о г о н и ч е с к и е м и ф ы, здесь обращались к всевышнему Богу Т у р, этому воплощению добра и к его антиподу - воплощению зла. Постепенно к к у л ь т у " п у п а З е м л и " присоединялись другие к у л ь т ы и обряды: раннеплеменной к у л ь т и н и ц и а ц и и, промысловый к у л ь т, к у л ь т предков. Наконец, к главному к у л ь т у п р и м к н у л к у л ь т м у с у л ь м а н с к и х с в я т ы х. В связи с э т и м первоначальное название центрального к у л ь т а было заменено словом киремет, заимствованным из арабского я з ы к а через персидское и к ы п ч а к с к о - т ю р к с к о е посредство. Произошло это где-то в Х Ш - Х 1 У веках. В арабском слово карамат означает " ч у д о ", в религиозном смысле под этим словом скрывается несколько специализированное понятие " ч у д о, совершаемое на могиле мусульманского с в я т о г о ", обычно это чудесное исцеление.

В ж и з н и т а к и х неожиданностей достаточно много: иногда под с т а р ы м н а з в а н и е м с к р ы в а е т с я новое п о н я т и е, и н о г д а с т а р ы е представления приобретают новые обозначения. В ы я с н и т ь з а к о н о м е р н о с т и р а з в и т и я д у х о в н ы х ценностей народа - задача будущего.

Ути У т и - с е н о к о с н а я п о р а, она имела в а ж н о е х о з я й с т в е н н о э к о н о м и ч е с к о е з н а ч е н и е. Ж и в о т н о в о д с т в о, х о т я и занимало в чувашском быту второе после земледелия место, но едва ли уступало ему по своей значимости. Далекие предки чувашей бьши кочевниками и заготовкой кормов впрок не занимались. Они просто перегоняли свои огромные по н а ш и м меркам стада с ю ж н ы х широт на северные и обратно. Известно, что в ю ж н ы х степях снега бывает мало. Поэтому к о ч е в н и к и рано весной ст,арались с ю ж н ы х степей откочевать на север и оставлять тем самым траву для зимнего содержания скота. На севере содержать зимой скот на подножном корме было невозможно из-за глубокого снега. Поэтому северные степи к о ч е в н и к и использовали в качестве летних пастбищ. В горных районах, например, в Кыргызстане, пастухи до сих пор перегоняют свои стада на летовки высоко в г о р ы.

Булгарские п р е д к и чувашей в 1 У - У Ш веках нашей эры про ж и в а л и в Ю ж н о р у с с к и х степях м е ж д у К а с п и й с к и м и А з о в с к и м морями. В этот период их летние пастбища находились в Волго К а м ь е. После н а ш е с т в и я хазар ю ж н ы е степи б ы л и о с т а в л е н ы, и б у л г а р ы обосновались в Среднем П о в о л ж ь е. В первое время после переселения в В о л г о - К а м ь е б у л г а р о - ч у в а ш и у х о д и л и со своими стадами на север, в верховья К а м ы и В я т к и, но эти сезон ные перекочевки были малоэффективными. В Среднем Поволжье з и м о й с н е г а б ы л о д о в о л ь я о м н о г о, и стада не всегда м о г л и перезимовать на подножном корме, приходилось заготовлять сено.

Земледельческие традицци известны всем к о ч е в н и к а м с глубо к о й д р е в н о с т и. О с т а ю щ а я с я н а лето в ю ж н ы х с т е п я х ч а с т ь населения летом занималас Ь земледельческой работой. Б у л г а р ы начали оседать у ж е в Ю ж н о р у с с к и х степях. В частности, здесь ж е они познакомились с к о с о й (ава), о чем говорит заимствован ное из д р е в н е - о с е т и н с к о г а (аланского) я з ы к а н а з в а н и е э т о г о сенокосного о р у д и я. После переселения в Волго-Камье б у л г а р ы п о с т е п е н н о п о л н о с т ь ю о с е Л и, и земледелие в х о з я й с т в е н н о й деятельности подчинило себе окотоводство. Заготовка сена для зимнего с о д е р ж а н и я с к о т а стала и г р а т ь в а ж н у ю роль в ж и з н и булгаро чувашей.

В т р а д и ц и о н н ы х о б р я д ^ х И обычаях ч у в а ш е й, с в я з а н н ы х с сенокосной порой, сохранились многие древние особенности. Первый выход на сенокос напоминал болыпой всенародный праздник. К этому дню готовились заранее. П е р е д началом сенокоса ч у в а ш и - я з ы ч н и к и проводили ут ч к - Жертвоприношение перед сенокосом. Около к а ж д о й деревни было специально отведенное для этого обряда место.

Всем обществом п о к у п а л и д д Я ут ч к б ы к а, сельчане по очереди с каждого хозяйства ж е р т в о в а д И барана, собирали т а к ж е к р у п у, масло, некоторые пригоняли д о ч а ш н ю ю птицу. Жертвоприношение проводили в обычном п о р я д к ^, руководил обрядом почтенный старик.

После проведения ут ч к, если погода позволяла, в ы х о д и л и на сенокос.

У п р и в о л ж с к и х чувашей были обширные луга на левом берегу Волги. В других местах с е н а к о с ы находились в поймах больших и малых р е к. Сенокосные угтэдья п р и н а д л е ж а л и всей о б щ и н е, и х н и к о г д а не делили по х о з я й С Т в а м или едокам. Поэтому на сенокос выходили всей деревней, сосэбща и косили общиной. Выезжали на лошадях, на заволжские л у ^ а переправлялись на больших плотах.

Косили парни и д е в у ш к и, взрослые м у ж ч и н ы и ж е н щ и н ы. С т а р и к и ворошили сено, варили обед Д ;

Л Я всех косарей. Ребята ворошили сено, складывали его в к у ч и и к о п : » Ы. Всем на сенокосе находилась работа по силам. В обеденный п е р ^ р Ы В или вечером рыбачили, собирали ягоды...

На сенокос в ы х о д и л и, к^. К на праздник, в л у ч ш и х нарядах. Это действительно было п р а з д * ш Ч Н о е, веселое в р е м я. В перерывах м е ж д у работой молодежь У с т р а и в а л а хороводы и и г р ы. Обычно в к р у г собиралась молодеж;

ь н е с к о л ь к и х селений, к о с и в ш а я по близости. Вечерами х о р о в о. д Ы И т а н ц ы продолжались допоздна.

Н а з а в о л ж с к и х лугах мари»йцы и ч у в а ш и имели чересполосные сенокосы. Чувашские и м а р ш с к и е парни и д е в у ш к и водили общие хороводы, вместе пели ч у в а * ш С К И е И марийские песни, перенимали друг у друга добрые т р а д и щ ш, заводили друзей, и подруг, учились я з ы к а м. Не случайно в чувашском и марийском я з ы к а х, восходя щ и х к совершенно самостоятельным семьям - т ю р к с к о й и ф и н ноугорской - столь много общего.

Скошенное и высушенное сено складывали в большие к у ч и по числу жителей деревни и бросали ж р е б и й. К а ж д о м у доставалась своя доля, т а к и м образом общннное сено распределялн без обид и без обмана. Методов жеребьевок было много. Чаще всего вырезали по количеству ж и т е л е й п а л о ч к и одинаковой д л и н ы (шпа п а т а к к и ) и помечали и х родовыми тамгами (тмха). П а л о ч к и эти собирали в мешок, перемешивали и, подойдя к какой-нибудь к о п н е, вслепую вытаскивали из мешочка ж р е б и й. По тамге узнавали, к о м у досталась та и л и другая к у ч а сена.

В урожайные годы оставляли лигание к о п н ы сена. И х разыгрывали и дарили победителям в с п о р т и в н ы х соревнованиях, л у ч ш и м отгадчикам каверзных загадок, а т а к ж е хорошим сказителям сказок.

С к а з о ч н н к и состязались в острословии - к т о кого перещеголяет, тот выигрывает к о п н у сена...

Распределенное сено т у т ж е складывали в большие к о п н а (ка п а н ). Обычно сено оставляли на лугах до з и м ы. Д л я п р и в о л ж с к и х ч у в а ш е й это было о б ы ч н ы м п р а в и л о м. Сено перевозили т о л ь к о после ледостава на Волге по санному п у т и. К завершению сенокоса поспевали хлеба и наступала жатва. Т у т у ж было не до сена. Д а и возить его по санному п у т и гораздо легче... В земледельческом календаре удивляет порядок и гармония: все здесь взвешено. все обдумано.

Ниме Н и м е - к о л л е к т и в н а я помочь, устраиваемая односельчанами п р и выполнении трудоемких и хлопотных работ. Т р а д и ц и я ниме имеет очень глубокие исторические к о р н и и восходит к п р а т ю р к с к о й эпохе. Ч у в а ш и в течение нескольких тысячелетий сохранили обычай ниме и донесли его до нас. А ниме спасал и с о х р а н я л чувашей.

В ж и з н и селянина много т а к и х моментов, к о г д а т р е б у ю т с я коллективные усилия для своевременного выполнения тех и чи и н ы х хозяйственных работ. Н у ж н о было вывозить лес, строить дом, вовремя сжать у ж е осыпающийся у р о ж а й - везде на помощь приходил обычай ниме.

Ниме не имеет определенных сроков проведения, однако чаще всего к к о л л е к т и в н о й помощи прибегали п р и уборке перестоявшего урожая. В случаях, когда грозило осыпание хлебов, хозяин приглашал к себе одного из уважаемых людей и назначал его ниме пу - главой помочи.

На д р у г о й день с утра пораныне ниме пу выезжал на зап ряженной лошади и объезжал всю д^ревню посолонь, приглашая всех сельчан п о й т и на помочи к нуждающемуся односельчанину. Глава ниме обвязывался через плечо полотенцем, на телегу устанавливал д л и н н ы й шест с красным к о н ц о м сурбана - ниме ялав, т. е. " ф л а ж о к п о м о ч и ". О к о л о к а ж д о г о двора о н п р и о с т а н а в л и в а л лошадь и восклицал " К у к ! Нимене т у х ! " Объезжая деревню с приглашением, ниме пу г р о м к и м голосом пел ритуальную зазывную песню "ниме юрри":

Нимене-е! Нимене Тванмрсем, нимене! Ял-йыш та пускил, нимене!

Тата та пулин нимене!

Эс илтетни, Кавриле? ынсем кая нимене.

Эй, кумма Кулине, Атя-ха каяр хирелле!

Ку-ук! Нимене ху-у-ух!

Сар ыраш хумханать, Тут прчи ткнать, Эй, пурте уялла!

Ял-ышпа ниме тумалла!

Ку-ук! Нимене ху-у-ух!

Атьр пурте нимене, Прне-при пулшар!

Эй, пурте нимене Ял-йышпа тухса пулшар!

Ку-ук! Нимене ху-у-х!

Первое четверостишие повторяется перед началом каждого куплета.

(На ниме! На ниме!

Родные мои, на ниме!

Селяне и соседи, на ниме Слышишь ли ты, Гаврил?

Люди едут на ниме.

И т ы, кума Акулина, Ку-ук1 На ниме, ху-у-ух!

Айдате пойдем на поля!

Рожь зрелая колышется, Полны зерна осыпаются.

Все пойдемте на поля, Справйм с миром мы ниме!

Айдате все на ниме, Будем друг другу помогать, Все пойдемте на ниме, Справим помочь всем селом!).

У с л ы ш а в ш и й к л и ч глашатая, к а ж д ы й ч у в а ш и н т у т ж е соби рался и выезжал вслед за ниме пу со своим возом. Безлошад ные садились на телеги соседей. Х о з я и н поля выезжал с бочонком пива и съестными припасами. Глава ниме по всей дороге до са мого загона зазывал людей на добровольную п о м о щ ь. Н а ч и н а я загон, х о з я и н поля произносил м о л и т в у, и все н а ч и н а л и ж а т ь.

Х о з я й к а готовила на к р а ю загона п и щ у. Глава ниме время от вре м е н и подбадривал ж н е ц о в возгласами: " К у - у к ! Н и м е х у - у - у х ! " По этому к р и к у, а т а к ж е развевающемуся на к р а ю загона флаж к у ниме члав опаздывающие у з н а в а л и, на к а к о м загоне рабо тает ниме. Х о з я и н поля или глава ниме время от времени угоща л и ж н е ц о в п и в о м, его разносили к а ж д о м у по очереди. Н а обед т а к ж е п р и г л а ш а л глава ниме возгласом: " Э й, яиме х а л х, апата к у к ! ". После обеда ниме пу у ж е болыпе не п р о и з н о с и т зазыв н ы х слов. Ж н у т до позднего вечера. Вечером дома у хозяина поля готовят у ж и н и всех участников ниме п р и г л а ш а ю т на к о л л е к т и в н у ю трапезу. Глава ниме поднимается на к р ы ш у амбара и л и до ма и зазывает всех сельчан на у ж и н.

Обычно ниме проводится в течение дня. За д о л г и й летний день у ч а с т н и к и ниме успевают справиться с целым загоном. Вечером в доме хозяина собираются все у ч а с т н и к и н и м е. Хозяева дома в благодарность за работу у г о щ а л и всех о д н о с е л ь ч а н. Т я ж е л а я работа завершалась п р а з д н и ч н ы м застольем. Снова з в у ч а л и на полненные г л у б о к о г о философского смысла застольные песни песни благодарности црироде, обществу, с е л я н а м, родным и со седям. Перед уходом гости усаживали хозяев во главу стола, под носили и м по к о в ш у пива и затягивали благодарственную песню, н и з к о кланялись хозяевам и расходились по домам с традицион н ы м "тавсси!" - "спасибо за угощение!" "Спасибо и в а м ! " - отвечали обычно р е д к и е в с т р е ч н ы е. По старой традиции и м ы с к а ж е м и м : "Спасибо ваМ за ниме! Спаси бо за т а к о й мудрый обычай!" Вырма В ы р м а - это ж а т в а, уборочная страда. В с т а р и н у хлеба уби рали в р у ч н у ю - ж а л и серпами. Это был и з н у р я т е л ь н ы й и труд н ы й, вместе с тем весьма ответственный периоД в годичном тру довом ц и к л е крестьянина. Хлеб - венец всех трудов земледельца - на Жатве у ж е ощущается реально, весомо, а не в мечтах только. Д а ж е небольшая горсть срезанных серпом р ж а н ы х стеблей - это добрая ломоть хлеба. А сколько т а к и х ломтей в снопу, В копне! Одним из множества трудовых ритуалов было урла х ы в н и " з а ж и н о к ". Самая проворная ж е н щ и н а в семье развязывала серп, у в я з а н н ы й еще в прошлом году последней сжатой в поле горстью стеблей р ж и, и срезала первую горсть. Перемешивала старые стебли с новЫМи, разбрасывала их перед собой на ниву и произносила благодарственную молитву Духам земли:

- Э й, р а ш ш, р амш! Тавах сире к и в р е н нне ч и п е р итерншн! К у р а к - ч а к а к с и к к и сикмелхне пар, у т н рте утса вырмалх, ч у п н рте чупса вырмалх вй-хват пар! ырлах, Т у р, ан прах!


(О, Б а т ю ш к а - З е м л я, М а т у ш к а - З е м л я ! Спасибо в а м, что в ы благополучно перевели нас со старого'хлеба на новый. Дайте нам с и л у ш е к, чтобы ж а т ь, так же- быстро к а к п т и ц ы с к а ч у т, работать временами ш а г о м, временами бегом! П о м и л у й, Б о ж е, не оставь нас!").

В т а к о й момент всех охватывает п р и п о д н я т о е, праздничное настроение. От процедуры з а ж и н к а так и веет торжественностью, благоговейностью. Надо сказать, что ч у в а ш и вообще к любой зем ледельческой работе относились к а к к святому делу.

Р о ж ь, сжатая серпом, не теряла в поле н и одного колоска, н и одного з е р н ы ш к а. Н и м ы ш а м, н и п т и ц а м на загоне делать было нечего. Девять снопов колосьями вверх прислонялись друг к Дру г у, образуя подобие ш а л а ш и к а. С в е р х у, к а к ш а п к у, надевали десятый сноп. Русские называют это суслоном, а ч у в а ш и " д а м с к о й п р и ч е с к о й " (майра п у и ). В у р о ж а й н ы й год с одного сус лона намолачивали до пуда, а то и более зерна. И к о р м и л а эта "дамская п р и ч е с к а " семью средней величины т р и - четыре неде л и. С ж а т а я р о ж ь несколько дней дозревала в суслонах, а затем ее перекладывали в небольшие к о п н а (мел) и у ж е после завер ш е н и я ж а т в ы свозили на гумно, к овинам.

Ж а л и с самого раннего утра до сумерек. Ж а л и и взрослые, и дети с девяти - десяти лет. Совсем маленьких детей вывозили в поле на детских к о л я с к а х, за н и м и присматривали ребята по старше. Красивое это было зрелище ж н и т в о : д е в у ш к и и ж е н щ и н ы в р а с ш и т ы х к р а с н ы м белых рубахах, в полном праздничном серебряном убранстве. Х р у с т я щ и й звук перерезаемых серпом стеб лей сливался с серебряным звоном монист, трелями ж а в о р о н к о в...

Не зря ч у в а ш и говорили, что в страду и домовой не усидит дома, непременно выходит в поле. Не труд, а праздник, - может пока заться со стороны. Но это был т р у д, и з н у р и т е л ь н ы й труд хлебо роба!

Перед окончанием ж а т в ы на последнем загоне из сжатого хлеба связывают особенно большой сноп. В ы с о к и й - в человеческий рост толстущий сноп олицетворял изобилие.

Д о ж и н а я загон, в конце его на правом углу оставляли горсть несжатого хлеба, собирали в е р х у ш к у в п у ч о к и закручивали. Это называлось "завивать бороду полевому д у х у ". Полевой д у х (уй к т н е и ) представлялся ч у в а ш а м в виде белобородого с т а р и к а в большой шляпе. Он я к о б ы ходит по межам и охраняет поля от насекомых, грызунов, п т и ц, градобития и сильных ветров. Затем брали к о в ш воды и обливали п у ч о к. После этого к а ж д ы й из ж н е цов брал последний связанный и м сноп и все рассаживались на н и х перед недожатым п у ч к о м, непременно лицом к солнцу. Серпы свои к л а л и рядом на недожатый п у ч о к.

В это время хозяин приносил непочатый каравай хлеба и к р у г сыра, рясстилал белый войлок и раздавал еду ж н е ц а м. Перед трапезой все приговаривают:

Ава, вйма пар, Пилкн питтине пар, Киле пырсан хйма пар, урла шлсерен прчине пар, Ткки-аккине путарса пар, Арлан варнчен кларса, Клте варрине путарса чик, Улт лаша вйне пар, Утмл пасмана тыррине пар, Хайманлатса мулне пар, Выса килекене трантса яма, Шнса килекене штса яма пар;

Перекетне-ырлхне курма пар!

(Нивушка-нивка! Верни мне силку, Я тебя жала, силку роняла, Приду домой - подай сметанки;

Каждому зубцу серпушка Подай по зернышку;

Собери рассьшанное, Вынь из хомячиного рта Да прибери во снопушки;

Шести коням силушки прибавь, Дай зерна шесть батманов, Денег полную суму, Чтоб можно было накормить голодного Да обогреть замерзшего, Да порадоваться от прибыли.) Затем одна из ж н и ц собирала все серпы вместе и перебрасывала их через голову. Если серпы упали кучей, это значило, что до следующей жатвы все будут ж и в ы и здоровы, а ести чей-нибудь серп падал подальше от других - примета плохая, к смерти хозяина. Тут одна из сидящих на снопах женщина встает и спрашивает: "Кому тяжесть поля носить?" Все дружно вскакивают. Верили: кто замешкается - тому и нести весь год тяжесть полевых работ.

Х о з я й к а загона забирает все серпы, выдергивает недосжатый пучок и и м связывает серпы вместе. До следующего ж н и т в а серпы лежат в амбаре, связанные этим п у ч к о м соломы. Обряд этот так и называется связывание серпов (урла ы х н и ).

Наконец складывают последние снопы в копна (мел), берут с собой самый большой сноп и с песнями возвращаются домой.

К о г д а подвода въезжает во д в о р, одна из ж е н щ и н вбегает в избу и выводит оттуда с т а р у х у - п о в а р и х у (яшка к а р ч к ). Ее вадят во дворе на землю и укладывают на нее тот самый большой сноп. Повариха берет этот сноп и заносит в амбар. Там о н будет стоять в сусеке до следующего у р о ж а я. Затем повариха п р и г л а шает всех в дом, и начинается п и р у ш к а по случаю успешного за вершения ж а т в ы.

Со следующего д н я н а ч и н а л и развозить к о п н а по о в и н а м и т о к а м. Ладно с л о ж и т ь с н о п ы на п о в о з к у - это целое и с к у с с т в о.

Отнюдь не к а ж д ы й мог справиться с этим на первый взгляд бес хитростным делом. У к л а д ч и к у надо хорошо знать, к а к стоять на возу. Сухие снопы так и норовят соскользнуть вниз. А стоит вы скользнуть паре-другой снопов, к а к расползается увязанный воз.

Вначале набивали снопами к у з о в телеги до самых краев, у к ладывая их вдоль, потом к л а л и их рядами поперек с двух сторон т е л е г и, в н у т р ь к о л о с ь я м и. Ряд слева, ряд справа и посередке вдоль н е с к о л ь к о снопов для с в я з к и, чтобы у к л а д к а не провали лась. Весь воз с т я г и в а л и д л и н н о й ж е р д ь ю - слегой. Э т и опера ц и и требовали большого у м е н и я и с н о р о в к и, ибо неумело сло ж е н н ы й воз рассыпался на неровной дороге. А это считалось позором для возчика.

Снопы на т о к у складывали в болыпие к л а д и (капан) на под ставках. Это делалось, чтобы спасти хлеб от м ы ш е й. Назывались эти п о д с т а в к и айтар и л и атюр (из р у с с к о г о одер). В загадке о п р я л к е г о в о р и т с я : " А й т а р к а п а н н е айнчен т у р т а " - " К л а д ь с подставкой (одером) дергают с н и з у ". Кладей сейчас у ж е давно н е т, а з а г а д к а ж и в е т, х о т я теперь н и к т о не знает, что т а к о е "айтар".

Если старой семенной р ж и на посев озими не было, обмолачивали р о ж ь на семена сразу и сеяли новым зерном. Сеять озимые надо было обязательно в августе. в трехдневный срок, когда шел вылет крылатых муравьев.

Раз хлеб на т о к у - считай, что у р о ж а й убран, спасен. Это великая радость и счастье для всей семьи хлебороба.

Авн А в н - слово многозначное. Это " г у м н о, о в и н, т о к ", "молоть ба" и... " п р а з д н и к ". Этот п р а з д н и к ввиду большой з н а ч и м о с т и молотьбы хлеба сопровождался м н о г и м и обязательными р и т у а лами. Он был особо приятен, торжественен для крестьян. Молоть ба такая ж е волнующая пора, к а к и жатва. Овин для с у ш к и сно пов, т о к и молотьба на нем замыкали, связывали воедино годовой ц и к л полевых работ. С т о к а зерну одна к о р о т к а я дорога - в амбар и на мельницу. Но торжественность, истинная святость сопровож дали хлебороба даже на этом к о р о т к о м п у т и. В любой мелочи, да ж е в форме мешочных завязок и скрипе телег усматривался н е к и й магический смысл.

После ж а т в ы с т а р и к и по ночам с у ш и л и с н о п ы, развлекали молодежь с к а з к а м и да п р и б а у т к а м и, забавлялись и сами - ходи л и пугать друг друга... Разбирали большие клади (капан) и сно с и л и с н о п ы на о в и н (авн). И х прис?тавляли к конусообразному остову овина - ш и ш у колосьями вверх и п р и т я г и в а л и веревкой, чтобы снопы не у п а л и. В овинной яме под ш и ш о м с т а р и к и, раз водя огонь, произносили молитву, обращенную к духам о г н я :

- Е, псмлле! Т у р, ырлах! Ы р В у т а ш ш, ы р В у т ама! Ы р вырнта ларса трсринчч. М н к а п а н а псса авна х у т м р, авн перекетне парсринчч. А в н шне вут хутмр - вутран кварртан, сиксе кес хмнчен витсе сыхласа трсринчч. Ы р В у т ама! П и р н мре эс упраса, эс сыхласа трсамчч!

(Славим и м я Бога! П о м и л у й нас, Б о ж е ! С в я щ е н н ы й д у х Отец о г н я, с в я щ е н н а я Мать о г н я ! Желаем вам пребывать на добром месте. М ы разобрали большую кладь и разложили снопы на о в и н н ы й ш и ш. Отвратите злую о г н е н н у ю силу, защитите и сохраните от шальной и с к р ы. Добрая Мать огня! Остерегай и сохраняй н а ш и труды!).

Досушенные на овине снопы снимали и раскладывали в настил для молотьбы. В северных районах Ч у в а ш и и молотили ц е п а м и, а в ю ж н ы х ш и ш к о в а л и (ашм а ш т а р н ) - м о л о т и л и д р е в н и м способом, г о н я я лошадей и л и д р у г у ю с к о т и н у по р а з л о ж е н н ы м на т о к у снопам в о к р у г центрального столба. К а ж д ы й эпизод кре с т ь я н с к о й работы о с в я щ а л с я м о л и т в о й, обставлялся т о р ж е с т венным ритуалом и обрядами. Т а к, начинать молотьбу следовало н е п р е м е н н о с в о с т о ч н о г о к о н ц а н а с т и л к и, ш и ш к о в а т ь следо вало т о л ь к о по ходу солнца - посолонь, но н и к а к не наоборот.

Перед началом молотьбы совершали ритуальную трапезу. В уро ж а й н ы е годы состоятельные люди для молотьбы хлебов созывали помочь.

Зерно первого обмолота собирали в к у ч у, и до с о в е р ш е н и я обряда "испрашивание с п о р ы н ь и " (перекет ы й т н и ) н и к т о не осме л и в а л с я п р и к а с а т ь с я к н е м у. Х о з я и н дома надевал в е р х н ю ю о д е ж д у, о п о я с ы в а л с я к у ш а к о м, брал левой р у к о й ш а п к у под м ы ш к у и т р и ж д ы обходил к у ч у посолонь. П р и этом он держал в р у к а х весь набор необходимых для молотьбы о р у д и й - г р а б л и, вилы, метлу, лопату, цеп и пригребал ими зерно с края к у ч и к центру, приговаривая: "Перекетне пар!" (Дай спорыньи!).

Особенно торжественно отмечалось завершение молотьбы. Д л я этого с о х р а н я л и необмолоченным п е р в ы й с н о п, с н я т ы й с к л а ди. Ч у в а ш и некоторых местностей приносили из амбара большой до ж и н о ч н ы й с н о п. Этот с н о п в о д р у ж а л и на в е р ш и н у ц е н т р а л ь ного столба, установленного на т о к у. Его оставляли в дар духам х р а н и т е л я м г у м н а (анкарти) за с о х р а н е н и е у р о ж а я. О к о л о столба резали петуха в ж е р т в у хранителю овина (авн ктнеи).

П р и этом т в о р и л и соответствующую молитву. По случаю завер ш е н и я молотьбы на бульоне из жертвенного петуха варили к а ш у (авн п т т и ), созывали всех родных и б л и з к и х и устраивали р и туальное пиршество.

Над этой жертвенной к а ш е й совершали молитву, а затем хозяин дома брал непочатый каравай хлеба, к р у г сыра, деревянное ведерко с пивом, сваренную к а ш у и шел на гумно, где около гуменного столба совершал благодарственную молитву, приносил д у х у ж е р т в у. Д л я этого разводил около столба огонь и с молитвенными словами бросал в него к у с о ч к и хлеба, сыра, л о ж е ч к у к а ш и, отливал немного пива.

Затем с освященными т а к и м образом яствами возвращался домой.

Там к а ж д о м у из присутствующих давали по к у о о ч к у хлеба и сыра.

Д е р ж а и х в р у к а х, все творили заключительную молитву. После этого начиналась совместная трапеза.

Хлеб в ж и з н и чувашей и других народов с древних времен признак оседлого образа ж и з н и. Крохотное зернышко таит в своем маленьком чреве могучую силу всхода, тайну воскрешения и расцвета.

В самом деле, разве не удивительно, что надобно умереть, в прямом смысле быть похороненным в земле, чтобы затем ж и з н ь продолжалась еще более ш и р о к о и вольготно! Эта тайна воскрешения из мертвых занимала у м ы древних народных философов, с л у ж и л а музой безы м я н н ы м поэтам. В непознанной тайне зерна народное миропонима ние усматривало свою судьбу, таинственную способность, подобно птице фениксу, возрождаться из пепла. Н а пированье по случаю завершения годового земледельческого ц и к л а (авн сри) непременно звучала вот эта полная глубокого философского смысла застоль ная песня:

Кр-кр врман, кр врман, Мншн крлет ав врман? уллен турат хушасшн.

Кр-кр. ыраш, кр ыраш, Мншн крлет ав ыраш? уллен шркана ларасшн.

Кр-кр халх, кр халх, Мншн крлет ав халх? уллен хунав хушасшн.

(Шумит, шумит густой лес, Зачем он шумит, этот лес? Хочет год за годом прибавлять поросли.

Шумит, шумит рожь, шумит рожь, Зачем же шумит эта рожь? Хочет год за годом колоситься.

Шумит, шумит народ, шумит народ, Зачем же шумит этот народ? Хочет год от года болыпе плодиться).

Лес, р о ж ь, народ... Вселенная, природа, общество, л ю д и... Все взаимосвязано, все взаимозависимо. Все это развивается по общим законам. И это во благо. Это рождает мировую гармонию.

К а ж д ы й вид работы, с в я з а н н ы й с землей, зерном и хлебом, начиная со в с п а ш к и и кончая размолом зерна и в ы п е ч к о й хлеба, носил почти р и т у а л ь н ы й, священный характер. И благородство, и кощунство человеческое яснее всего выявлялись на земле около зерна, перед хлебом. Без хлеба тотчас ж е тускнеет и вся трудовая и бытовая чувашская крестьянская эстетика.

Чуклеме Чклеме - обряд освящения нового у р о ж а я жертвоприношением духам природы, у м е р ш и м предкам, сопровождавшийся угощением всех сородичей.

Глубокой осенью, после завершения молотьбы, чувашские кре стьяне тщательно сортировали и распределяли зерно: самое л у ч шее - на семена, что п о х у ж е - на к о р м с к о т у, а это - на м у к у.

П а р т и ю, предназначенную на м у к у, с у ш и л и в овинах или печах и везли на м е л ь н и ц у. Старшая в доме ж е н щ и н а затевала солод:

проращивала зерна, несколько раз обрызгивая со свежего вени к а, солодила, ворошила его. Затем солод свозили для п р о с у ш к и в общественную солодовню. Н а солодовне собирались с т а р и к и, п о д р о с т к и, д е т и. Т у т рассказывали разные и с т о р и и, п р е д а н и я, с к а з к и. Н о ч л е г на солодовом овине (салат авн) з а п о м и н а л с я детям на всю ж и з н ь. Г о т о в ы й солод вместе с зерном везли на мельницу. М е л ь н и ц а, к а к и солодовня, была в ч у в а ш с к о м быту своеобразным к л у б о м, местом о б щ е н и я, средоточием н о в о с т е й, споров, легенд. Мельница завершала долгий и подчас очень рис к о в а н н ы й путь хлебного зерна.

С м е л ь н и ц ы к р е с т ь я н и н возвращался с ч у в с т в о м огромного удовлетворения, преисполненный гордости за итоги своего нелегкого круглогодичного труда. Теперь у ж е м о ж н о было радоваться плодам своего труда. Ч у в а ш и недаром говорили: "С мельницы и дрянная лошадь возвращается пританцовывая".

М у к у засыпали в специальный деревянный ларь в амбаре. Она поступала в полное распоряжение х о з я й к и дома.

Готовясь к обряду ч к л е м е, х о з я й к а варила пиво из нового солода. Н а п о д г о т о в к у солода требовалось о к о л о д в у х недель, варка сусла занимала полторы - двое суток. Готовое сусло разли вали в дубовые б о ч к и и ставили в погреба. Там оно бродило т р и четыре д н я.

Н а к а н у н е чклеме с вечера х о з я й к а творила тесто, а у т р о м замешивала. П о к а топилась печь, тесто поднималось. Х о з я й к а брала тесто из к в а ш н и и начинала формовать хлебы. После обеда в избе и даже на улице обычно рапространялся у д и в и т е л ь н ы й, н и с чем не сравнимый аромат печеного хлеба.

В это время хозяин обходил деревню с приглашедием на ритуал ж е р т в о п р и н о ш е н и я. Вечером вся деревня собиралась в избе госте приимного односельчанина.

Обряд начинался с благодарственной м о л и т в ы, обращенной к всевышнему богу, к духам-хозяевам природных с т и х и й и к у с о п ш и м предкам.

Перед началом молитвы на стол водружали непочатый каравай хлеба из зерна нового у р о ж а я и к р у г сыра. И х выносила х о з я й к а на блюде, д е р ж а перед собой на в ы ш и т о м п о л о т е н ц е. Х о з я и н распечатывал бочку свежего пива из зерна нового у р о ж а я, наливал в болыпую ендову (урхат, янтал) и ставил на стол рядом с братиной (алтр) п и в а из зерна старого у р о ж а я. Затем к а ж д о м у и з п р и сутствующих раздавали по небольшому к у с к у хлеба и немного сыра, наливали по к о в ш и к у пива. Одного из самых уважаемых, з н а ю щ и х обряд и молитвы старцев х о з я и н дома назначал своеобразным тама дой - руководителем обряда. Он брал в р у к у п о л н ы й к о в ш пива и запевал традиционную обрядовую песню " А л р а н к а й м и а к и - с у х и " ("Неизбывный н а ш хлеборобский т р у д " ), исполнение которого было обязательным в т а к и х торжественных случаях. Песню подхватывали все присутствующие. Пели ее непременно стоя на ногах, обратясь д и ц о м к востоку.

После этой песни-гимна с т а р и к и п р и с т у п а л и к молитве. П р и ^яолитве м у ж ч и н ы держали ш а п к и под м ы ш к о й. Все присутствующие стояли л и ц о м к п р и о т к р ы т ы м дверям. И с п о л н я ю щ и й роль ж р е ц а старик начинал молитву вслух, остальные вторили ему. Вот текст молитвы в переводе:

"Во и м я бога! Боже милостивый! П о м и л у й нас! Взываем к тебе с непочатым караваем хлеба, с полным к о в ш о м пива, с целым к р у г о м сыра и семью видами яств. Зажигаем в честь тебя большую восковую свечу к серебряному столбу (улча ю п и ).

В е л и к и й и добрый боже! М ы просим у тебя здоровья всему народу от мала до в е л и к а, п р о с и м п р и б ы л и семейства, п р и б ы л и с к о т а, п р и б ы л и хлеба. П р о с и м м и р а в ооществе, согласия в семействе, здоровья, чтобы м ы с добрыми намерениями, с о т к р ы т ы м и сердцами, ласковыми речами могли сотворить тебе благодарственную молитву.

П р и м и, Б о ж е, нашу наивную молитву с великодушием и снисхо дительностью.

Когда наступят теплые весенние д н и, и наши помыслы и чая н и я обратятся к хлебопашеству, м ы выйдем на п о л я работать.

Распашем шесть загонов на шести лошадях. Распахавши н и в ы, посеем п р и г о р ш н я м и по з е р н ы ш к у. Б о ж е в е л и к и й ! Д а й т ы и м прорасти ровно, к о р н и и х сделай ш и р о к и м и, стебли к р е п к и м и, колосья дай величиной с рогоз, зерно величиной с горох, сделай и х, подобно я й ц а м, с ы т н ы м и. Боже в е л и к и й ! Дай н а ш и м посевам теплые д о ж д и, теплые ночи, сохрани от холода и заморозков, сохрани от холодного града, от сильных ветров, от ж а р ы и засухи, от м ы ш е й и саранчи.

В е л и к и й добрый боже! К о г д а т ы п р о р а с т и ш ь н а ш и зерна и вырастишь наши хлеба, м ы, посоветовавшись всем миром, собрав шись всем семейством, выедем в поле и, взявши в р у к и серебря ные серпы, станем ж а т ь. Дай прибыли и в горстях, дай прибыли и в снопах, дай п р и б ы л и и в суслонах, дай п р и б ы л и в к о п н а х, Придет время, и будем снопы скидывать с к о п н ы на телегу, и тог да дай нам прибыли. Начнем во всех четырех концах поля ставить к л а д и, и в поставленных на гумнах кладях дай прибыль. Придет пора, начнем разбирать клади и стелить настилы н а т о к у ;

дай прибыли и в настилке, и под цепами, и в ворохе, и на ветру, п р и веянии. Боже в е л и к и й и добрый! Дай нагрести вороха подобно с у р с к и м пескам, подобно в о л ж с к и м пескам.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.