авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Пермский

государственный гуманитарно-педагогический университет»

Кафедра информатики и вычислительной техники

Д. А. Брацун

СЕТЕВАЯ ЭКОНОМИКА

Учебное пособие

для студентов очной и заочной форм обучения

Пермь – 2013 2 УДК ББК Рецензент:

заведующий кафедрой экономической теории и отраслевых рынков Пермского государственного национального исследовательского университета, д.э.н. Ю.А.Малышев Автор:

заведующий кафедрой теоретической физики и компьютерного моделирова ния Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета, д.ф.-м.н Д.А. Брацун Сетевая экономика: учебное пособие по дисциплине / авт.

  Д.А. Брацун;

Перм. гос. гум.-пед. ун-т. – Пермь, 2013. – 96 с.

Учебное пособие по дисциплине «Сетевая экономика» составлено в со ответствии с требованиями ГОС/ФГОС высшего профессионального образо вания по направлению 521500 «Менеджмент», 061100 «Менеджмент органи заций»;

050100 «Педагогическое образование» (профиль «Экономика»), 080200 «Менеджмент» (профиль «Управление человеческими ресурса ми»). Данное пособие обеспечивает дисциплину «Сетевая экономика»

(Б.3.В.ДВ.13 по направлению 050100 и Б.2.В.ДВ.2 по направлению 080200).

Усвоение содержания данной дисциплины способствует формированию у студентов таких компетенций как ОК-8, ОК-9, ОК-12 (050100) и ОК- (080200). В учебном пособии отражены концептуальные основы сетевой эко номики, а также рассматриваются основные вопросы по темам: информаци онно-коммуникационные технологии в экономике и коммерции, функциони рование предприятия в сети, проблема авторских прав, дистанционные тру довые отношения, электронная коммерция. Учебное пособие предназначено для специалистов и бакалавров, изучающих курс «Сетевая экономика».

Пособие издано на средства Программы стратегического развития ФГБОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет», поддержанной Министерством образования и науки РФ Печатается по решению учебно-методического совета ФГБОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет»



© Брацун Д.А., © ГОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет», СОДЕРЖАНИЕ Введение …………………………….………………………………………... 1. Информационное общество ……………………………………..………... 2. Сетевая экономика: основные понятия, определения и концепции....... 3. Онлайн сообщество как клетка сетевой экономики ………………......... 4. Роль государства в сетевой экономике …………………………………... 5. Предприятие в сетевой экономике ……………………………………….. 6. Проблема авторских прав в сетевой экономике ………………………… 7. Трудовые отношения в сетевой экономике ……………………………… 8. Сетевая коммерция ………………………………………………………... Литература ……………………………………………………………………. ВВЕДЕНИЕ Мало какое другое технологическое открытие в истории человечества может сравниться с сетью Интернет по степени и глубине влияния, произве денного на экономику, политику и культуру. Прошло всего пятьдесят лет, как Джон Ликлайдер написал свою статью «Галактическая сеть», в которой он описывал мир будущего, покрытый информационной сетью, и предсказы вал эффекты коллективного поведения людей в этой сети [1]. Прошло около сорока лет, как была запущена первая сеть, состоявшая из всего четырех уз лов. Прошло чуть больше двадцати лет, как Интернет появился в Европе и России, а сама сеть превратилась в гипертекстовую надстройку – так назы ваемую всемирную паутину. Наконец, прошло всего пятнадцать лет, как на аукционе eBay была продана первая вещь, и родилась сетевая коммерция.

В последнем параграфе своей книги «Галактика Интернета» Мануэль Кастельс, как бы отвечая Ликлайндеру через годы и подводя итог анализу места сети Интернет в современном обществе, пишет: «Если вам нет дела до Сети, то Сеть все равно будет воздействовать на вас. До тех пор пока вы жи вете в обществе, в данное время и в данном месте, вам придется иметь дело с сетевым обществом» [2]. Своими работами Д.Ликлайдер, М. Кастельс, С.И.

Паринов и другие исследователи влияния Интернета на все стороны жизни человеческого общества доказали как неизбежность, так и фундаменталь ность трансформации всех сфер общества под воздействием в них Интернет технологий.

Современный этап экономического развития постиндустриального об щества характеризуется динамичным проникновением электронных сетей во все сферы жизни человеческого общества и, в частности, в систему экономи ческих отношений. Главной движущей силой электронного бизнеса стано вится повсеместное применение сетевых коммуникаций для передачи и рас пространения информации. Процессы внедрения новых информационных технологий оказывают влияние как на отдельные хозяйствующие субъекты, так и на экономику государств и человечества в целом. Формируется особое экономическое пространство – интернет-рынок, как система новых экономи ческих отношений. Эти отношения существенно модифицируют правила функционирования рыночной экономики, так как возможности высокоскоор динированных и скореллированных действий онлайн-сообществ во всеобщей коммуникационной среде не укладываются более в проскустово ложе клас сической рыночной экономики, определяемой как система, регулируемая че рез механизм стихийных рыночных трансакций. В наиболее далеко идущих концепциях сетевая экономика даже противопоставляется рыночной эконо мике. Всё это делает чрезвычайно важным задачу усвоения студентами ос новных понятий новой теории.





Развитие сетевой экономики обусловило потребность в специалистах по ведению электронного бизнеса, обладающих глубокими знаниями и практи ческими навыками как в области бизнеса, так и в области новых технологий.

Прямые требования к специалистам в области сетевой экономики сводятся к наличию знаний и практических навыков:

в области систем и информационных технологий;

в экономике, менеджменте и предпринимательстве;

в формировании и реализации стратегий электронного бизнеса.

В настоящее время практическую реализацию проектов в области сете вой экономики осуществляют, как правило, специалисты информационных технологий, не обладающие полным объемом экономических знаний, что де лает невозможным удовлетворение потребностей российского рынка.

Данное учебное пособие предназначено для студентов ВУЗов, обучаю щихся по специальностям «Прикладная информатика», «Социально - эконо мическое образование», «Менеджмент» и «Менеджмент организаций». Ос новной целью изучения дисциплины «Сетевая экономика» является форми рование у студентов теоретических знаний и практических навыков по при менению современных Интернет-технологий в экономике, управлении и биз несе. Особое внимание уделяется изучению основных понятий и особенно стей сетевой экономики, закономерностей и тенденций её развития. Осуще ствляется ознокомление с понятийно-терминологическим аппаратом, харак теризующим сетевую экономику, раскрытие взаимосвязи всех понятий, внутренней логики и приобретение студентами практических знаний в облас ти сетевой экономики.

Перечислим компетенции, которые должен приобрести студент в ре зультате изучения дисциплины. В ходе изучения курса студенты должны приобрести следующие знания:

основные понятия, принципы и сущность сетевой экономики, её ме тодологические основы;

принципиальные отличия сетевой формы организации экономики от рыночных и командных форм;

основные понятия, принципы и формы сетевой коммерции;

навыки:

проводить анализ сетевой среды, вычленяя в ней эффекты коллек тивного поведения большой группы агентов экономической деятель ности;

проводить оценку уровня конкурентоспособности предприятия и его продукта с точки зрения функционирования предприятия в условиях сетевого обмена информационно-экономическими сигналами;

организации простейших форм электронной коммерции;

умения:

определять главные цели и стратегию для успешного развития пред приятия в условиях сетевой формы экономической деятельности.

Пособие разработано в соответствии с Государственным образователь ным стандартом по дисциплине «Сетевая экономика», что позволяет осуще ствлять полноценную подготовку специалистов в этой области.

1. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО Российский институт развития информационного общества (ИРИО) оп ределяет информационное общество как ступень в развитии современной цивилизации, характеризующаяся увеличением роли информации и знаний в жизни общества. Процесс формирования такого общества сопро вождается возрастанием доли инфокоммуникаций, информационных продук тов и услуг в валовом внутреннем продукте (ВВП), созданием глобального информационного пространства, обеспечивающего эффективное информа ционное взаимодействие людей, их доступ к мировым информационным ре сурсам и удовлетворение их социальных и личностных потребностей в ин формационных продуктах и услугах [3].

Важной чертой процесса формирования информационного общества яв ляется появление дальних коммуникационных связей между удаленными членами общества. Вообще говоря, коммуникационный процесс – это обмен информацией между двумя или более людьми. Сам факт обмена информаци ей не гарантирует эффективности общения участвовавших в обмене людей.

Обмен информацией происходит только в том случае, когда одна сторона «предлагает» информацию, а другая воспринимает ее. В ходе обмена обе стороны играют активную роль. Поэтому обмен информацией представляет одну из самых сложных проблем. Основная цель коммуникационного про цесса – обеспечение понимания информации, являющейся предметом обме на, т. е. сообщений. Поэтому коммуникации называют связующим процес сом. Возникновение же дальних коммуникаций свидетельствует о качествен ной перестройке общества, характеризуемой дальними корреляциями. Ниже мы подробнее оставновимся на этом пункте.

В последней трети ХХ века новая технологическая революция, связан ная со всеобщой компьютеризацией и информатизацией общества, стала на столько очевидной, что это позволило исследователям ввести термин «ин формационная эра». Указать точную дату наступления этой эры, по видимому, сложно, так как процесс перехода растянут во времени и неодно роден по пространству. Дать, однако, нижнюю и верхнюю оценку для начала переходного периода мы можем. Самое начало процесса информатизации человечества логично связать с изобретением оптического телеграфа фран цузом Клодом Шарпом в 1792 год. С другой стороны, американский эконо мист Томас Стьюарт определил 1991 год как начало «информационного ве ка», так как именно в этом году впервые расходы американских компаний на приобретение информационных технологий превысили расходы на приобре тение промышленного оборудования [4]. Любопытно, что обе даты связаны с грандиозными событиями в человеческой истории: первая дата связана с Ве ликой французской революцией, а вторая – с распадом Советского Союза.

Может показаться, что эти совпадения – случайны. Однако, более присталь ное рассмотрение фактов говорит об обратном. Достаточно заметить, что системы оптического телеграфирования создавались и ранее, но только в вихре революции они получили свое признание: в 1792 году изобретение бы ло представлено Конвенту, и тот постановил создать первую телеграфную линию и сформировать комиссариат по делам сообщений. В изобретении Шаппа не было ничего нового с научной точки зрения, – в этом смысле оно было типичной инновацией в современном смысле этого слова (внедрённым новшеством, обеспечивающим качественный рост эффективности продук ции, востребованной рынком). Именно революция, вызвавшая небывалую политическую и социальную активность больших масс населения, сделала коммуникации востребованными и обеспечила необходимую социально политическую среду для быстрого распространения этих технологий.

Любопытно в этой связи сравнить реакцию правительства Российской империи на изобретение электрического телеграфа. Как известно, впервые аппарат электрического телеграфирования, сконструированный на основе яв ляния электромагнитной индукции, был построен в России русским изобре тателем Павлом Львовичем Шиллингом. Демонстрация работы устройства состоялась 9 октября 1832 г. на квартире ученого на Марсовом поле в Санкт Петербурге. Передатчик был установлен в одном конце здания, где собрались приглашенные, а приемник – в другом, в кабинете Шиллинга. Расстояние между аппаратами составило свыше 100 м. Интерес к изобретению оказался настолько велик, что демонстрацию посетило ряд высокопоставленных особ – граф Бенкендорф, Император Николай I, Великий князь Михаил Павлович.

Текст первой памятной телеграммы на французском языке составил и пере дал сам российский император Николай I. По-русски это звучало так: «Я очень рад был посетить господина Шиллинга» [5]. Однако дальше демонст раций дело не пошло и система П.Л. Шиллинга не была востребована.

Судьба подарила России и второй шанс стать мировым лидером в деле дальних коммуникаций. В 1839 году американский изобретатель Самуэль Морзе, надеясь найти хоть кого-то, кто бы мог оценить его систему электри ческого телеграфирования, предложил русскому правительству своё изобре тение. Из опубликованной переписки Морзе следует, что речь шла о заклю чении контракта на строительство телеграфной линии между Санкт Петербургом и Варшавой. Однако, и в этом случае предложение о создании дальних коммуникаций в России было отклонено императором Николем I с резолюцией, запрещающей даже упоминать об этой возможности в печати.

Этот факт подтверждает наше предположение о необходимости возникнове ния особой социально-политической атмосферы, которая бы сделала востре бованными коммуникационные связи в обществе.

Как бы там ни было, в конце XIX века планета была окутана достаточно плотной сетью телеграфных линий, которые позволяли производить комму никации на дальних расстояниях (Рис. 1). Как хорошо видно из рисунка, ли дерами в телеграфировании являлись Британская империя, страны Западной Европы и Северной Америки. Особенно востребованным телеграф оказался в Великобритании, у которой была острая необходимость в организации гло бальных коммуникаций для управления обширной империей, разбросанной по всем континентам мира. Глядя на карту, хорошо понимаешь, что электри ческий телеграф был «интернетом XIX века» и многие явления сетевого ха рактера, которые сейчас приписываются сугубо нашему времени, можно бы ло наблюдать уже в то время.

Рис. 1. Карта основных телеграфных линий в конце XIX века.

В качестве примера экономического взаимодействия можно привести возникновение взаимной корреляции в биржевых торгах различных стран мира. Во второй половине позапрошлого века газеты с тревогой писали об исчезновении профессии дипломата, так как прямая связь со своим прави тельством позволяла посылать в качестве представителя государства любого чиновника. Известно, что политические новости мгновенно разлетались по планете. Страстным поклонником электрического телеграфа был президент США Авраам Линкольн, который следил за развитием ситуации на фронтах гражданской войны 1866 года из своей телеграфной комнаты в Белом доме [5]. Сейчас бы мы сказали, что Линкольн получал сведения о боевых дейст виях в «режиме онлайн».

Итак, информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) были по рождены бурной эпохой буржуазной революции. Со временем, однако, на чинает проявлять себя обратный процесс – ИКТ сами начинают оказывать всё большее влияние на развитие человеческого общества. Это проявляется в культурной, социально - политической, экономической и технологической областях. Совершенно неслучайно именно в отрезок времени длиной почти 200 лет укладываются мировые войны, множество переворотов, революций и социальных потрясений, распад практически всех крупных империй и ста новление большого числа национальных государств.

Понять причину, по которой ИКТ играли дестабилизирующую роль не сложно. Распространение информации на большие расстояния и образование взаимозависимости отдельных частей человечества создаёт информационный фон для оценивания каждым человеком своей собственной жизни и жизни локального общества, которому он принадлежит, с точки зрения достижений всего человечества. Впервые в истории возникла ситуация, когда любые из менения в экономике, культуре и политике в каждом конкретном обществе начинают рассматриваться в глобальном контексте. С одной стороны это ве дет к росту локальной неустойчивости, а с другой – к ускоренному развитию человечества в целом. Ведь именно неустойчивость ведет к новому уровню развития.

Переосмысление социальных изменений, подступы к смене методологи ческой парадигмы в теории общества стали наблюдаться в конце 60-х – нача ле 70-х годов в работах ряда исследователей, среди которых выделяется Оли вер Тоффлер. Он фиксирует информационное общество в качестве совер шенно нового этапа развития человечества, следующего за индустриальным обществом [6]. В связи с расширением сферы информационной деятельности меняются профессиональная квалификация, образовательная структура об щества, характер труда. Изменяются роль и функции важнейшего элемента производительных сил – человека, интеллектуальный и творческий труд вы тесняет труд индивидуума, непосредственно включенного в процесс произ водства. В информационном обществе на первое место выходит производст во услуг. На рынке услуг главным становится труд, направленный на полу чение, обработку, хранение, преобразование и использование информации.

Творческое начало приобретает первенствующее значение в мотивации тру довой деятельности. Это огромная армия труда: доля тех, чья деятельность связана с творческим трудом, приближается в индустриально развитых стра нах к половине всей рабочей силы. США и Япония по этим показателям про двинулись еще более. Если в Африке 2/3 населения занято сельскохозяйст венным производством, то в США этим занимаются менее 3% активного на селения. В промышленном производстве США занято 17%, а в сфере инфор мационных технологий – 80%.

Телекоммуникационную подсистему общества нельзя рассматривать лишь как техническую составляющую экономики;

она далеко выходит за рамки этой роли. Давно замечено, что телекоммуникационная технология укрепляет прорыв в демократическое социальное устройство, поскольку по зволяет человеку иметь статус «непосредственного члена» общества без вся кого рода посредников в лице каких-либо групп, идеологий или символиче ских культурных систем. Также и образование становится важной, более то го, доминирующей подсистемой общества. Это стратегический ресурс в со временных условиях функционирования государственных и политических структур. В современной экономике, характеризуемой наукоемкостью, не прерывными структурными изменениями, высоким динамизмом, роль интел лектуальной собственности в общественном развитии возрастает. Тоффлер, анализируя основные источники политической власти – силу, богатство и знание – делает вывод о том, что в современной цивилизации знания подчи нили силу и богатство и стали определяющим фактором функционирования власти. Поэтому контроль над информацией дает реальную власть как в эко номической, так и в политической жизни. Тоффлер пишет, что «в прошлом земля, труд и капитал были ключевыми элементами производства. Завтра – а во многих отраслях промышленности это завтра уже наступило – информа ция станет главной составляющей» [6].

Любопытно, что концепция информационного общества может быть ос мысленна не только в рамках гуманитарного подхода, но и с точки зрения ес тественных наук. В 1977 бельгийский физик Илья Пригожин был удостоен Нобелевской премии за работы по химии в области неравновесной термоди намики. Примерно в это же время складывается синергетика (от греческого «синергейя» – коллективное действие) – междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в слож ных неравновесных системах различной природы (физической, химиче ской, биологической, социальных и т.д.) на основе присущих им принци пов самоорганизации.

Чтобы понять какое отношение сетевого устройство современного об щества имеет к синергетической парадигме, рассмотрим простую физиче скую систему – плоский слой жидкости, подогреваемый снизу [7]. Пока раз ность температур, прикладываемая к стенкам слоя небольшая, энергия снизу вверх передаётся благодаря диффузионному механизму: молекулы, участвуя в хаотическом диффузионном движении, расталкивают соседей и таким об разом распространяется тепловая волна. Макроскопического движения жид кости при этом не наблюдается – жидкость находится в состоянии покоя. За дадим себе вопрос: а каков радиус корреляций между молекулами в этом случае? Он не превышает дистанции между ближайшими соседями. На больших расстояниях молекулы уже не коррелируют своё поведение. Если теперь постепенно увеличивать разность температур, то при определенном значении параметров жидкость теряет устойчивость и начинается тепловая конвекция Рэлея-Бенара. Каждая молекула участвует теперь в коллективном движении, в процессе которого она совершает периодические движения от нижней стенки до верхней и обратно. С точки зрения физики система совер шила фазовый переход к более высокоорганизованному состоянию, при ко тором радиус корреляции между молекулами резко возрастает. Необходимо заметить, что здесь не стоит смешивать понятия корреляции и непосредст венного взаимодействия: силы, действующие между молекулами, как до, так и после фазового перехода – одни и те же. Если мы рассмотрим две молеку лы на разных концах вихря Рэлея-Бенара, то очевидно, что они коррелируют свое поведение, двигаясь в противоположных направлениях (в противофазе).

При этом расстояние между ними многократно превышает размеры самих молекул. Это и означает, что в системе установилась дальнодействующая макроскопическая система взаимных корреляций между молекулами. Это яв ление отражает факт неустойчивости и неравновесности состояния системы.

Рис. 2. Распределение интернет соединений за единицу времени в масштабах планеты.

При всей условности сравнения физической системы с человеческим обществом, в последнем случае мы наблюдаем весьма похожее явление:

стремительная информатизация человечества и образование глобальной коммуникационной системы отражает факт его перехода в новое более сложно устроенное состояние, характеризуемое многократно выросшими корреляциями между отдельными членами человечества. Радиус взаимозави симости между людьми двести лет назад не превышал размеров одного посе ления, так как человек просто физически не мог вступить в контакт с людь ми, живущими дальше. В наше время глобальные коммуникационые сети (Интернет, мобильная связь, факс, телефон, телевидение и т.д.) позволяют свободно обмениваться информацией между любыми индивидами в любой точке планеты. Таким образом, радиус коммуникаций скачком вырос до раз меров нашей планеты. Возникновение глобальной сети взаимных корреляций между людьми отражает факт сильной неравновесности обсуждаемой систе мы. Таким образом, неустойчивость и постоянная готовность системы «пере вернуться» при небольшом возмущении есть неизбежная плата за установле ние нового высокоупорядоченного – сетевого – состояния системы.

Численность Пользователи Пользователи Проникновение Рост Регион мира населения интернета интернета Интернета 2000- ( 2011) Дек. 31, 2000 Дек. 31, 2011 (% населения) Африка 1,073,380,925 4,514,400 15.6 % 3,606.7 % 167,335, Азия 3,922,066,987 114,304,000 27.5 % 841.9 % 1,076,681, Европа 820,918,446 105,096,093 63.2 % 393.4 % 518,512, Ближний 223,608,203 3,284,800 40.2 % 2,639.9 % 90,000, Восток Северная 348,280,154 108,096,800 78.6 % 153.3 % 273,785, Америка Латинская 593,688,638 18,068,919 42.9 % 1,310.8 % 254,915, Америка Австралия / 35,903,569 7,620,480 67.6 % 218.7 % 24,287, Океания Весь мир 7,017,846,922 360,985,492 2,405,518,376 34.3 % 566.4 % Табл. 1. Количество активных пользователей интернета на момент 30 июня 2012 г. [8] Справедливости ради, необходимо заметить, что фазовый переход чело вечества к новому состоянию еще далеко не закончен. Во-первых, по данным статистики на момент написания пособия лишь примерно одна треть землян ползуется Интернетом и включена в систему глобальных коммуникаций (см.

Табл. 1). Во-вторых, сами пользователи сети распределены по планете крайне неравномерно. На Рис.2 представлена карта интернет соединений, сделанных за единицу времени в 2010. Хорошо видно, что наибольшая концентрация пользователей наблюдается в Северной Америке и Европе. Эти же регионы планеты осуществляют наиболее плотный информационный обмен между собой. Любопытно сравнить между собой Рис. 1, на котором представлена схема соединений электрического телеграфа в конце XIX века, и Рис. 2. Уди вительно, но лидеры в деле развития коммуникаций и в позапрошлом веке и в настоящий момент – одни и те же. Пожалуй только центр тяжести в плот ности коммуникаций переместился из Великобритании к США.

Приведём таблицу с данными о количестве пользователей сети Интернет на 30 июня 2012 года [8]. Из таблицы следует, что пока лишь меньшая часть человечества может с полным основанием считать, что она уже живет в ус ловиях информационного общества. Остальные идут по этому пути, но пере ход еще далек от своего завершения. Однако, происходят важные знаковые изменения. Например, в настоящее время большинство компьютерных мик росхем, мобильных телефонов, ноутбуков, телевизоров, DVD проигрывателей и другой электронной продукции производится в развиваю щихся странах. Крупнейшими в мире игроками в сфере экспорта товаров и услуг на базе ИКТ являются Китай и Индия. Быстрые темпы роста сектора ИКТ сыграли решающую роль в расширении экономики этих двух стран. В 2004 году Китай сместил Соединенные Штаты с места крупнейшего в мире производителя и экспортера товаров на базе ИКТ. Индия является крупней шим в мире экспортером услуг на базе ИКТ и услуг с поддержкой ИКТ, а также главным поставщиком услуг по аутсорсингу бизнес-процессов. Ино странные инвестиции и размещение международных заказов на поставки иг рают важную роль в экономическом росте Китая и Индии. В следующие не сколько лет Китай и Индия не только сохранят свои позиции крупнейших получателей прямых инвестиций и международных заказов, но и сами будут увеличивать размещаемые ими заказы в других точках развивающихся стран.

Обе страны находятся в процессе технологической переориентации и в даль нейшем будут накапливать значительную массу знаний, а также разрабаты вать, внедрять и экспортировать новые технологии.

В целом как развитые, так и развивающиеся страны более чем на 30% повысили свои уровни развития ИКТ за пятилетний период. Некоторые раз вивающиеся страны, такие как Саудовская Аравия, Китай и Вьетнам весьма значительно улучшили свой индекс проникновения ИКТ за указанный пяти летний период. Это частично объясняется быстрым ростом мобильной связи в сочетании с увеличением количества пользователей Интернета. Вместе с тем развивающиеся страны по-прежнему отстают в том, что касается доступа к ИКТ и использования этих технологий. Сравнение уровней развития ИКТ и уровней дохода на душу населения (по паритету покупательной способности) указывает на устойчивую связь между доходом и внедрением ИКТ за неко торыми исключениями, вызывающими определенный интерес. Некоторые из стран с наиболее развитыми ИКТ имеют более высокие уровни, чем ожида лось исходя из их уровней дохода. Так, например, Республика Корея доби лась выдающихся результатов при значительно более высоких уровнях раз вития ИКТ, чем ожидалось. Это свидетельствует о том, что последовательная и целенаправленная политика может послужить толчком к развитию инфор мационного общества в странах с относительно низкими уровнями дохода.

Отметим, что по данным Минкомсвязи РФ в мае 2012 года в России бы ло зафиксировано 70 миллионов пользователей, что составляет примерно 49% населения [9]. Это означает, что уровень проникновения Интернета в России значительно опережает среднемировой (34.3%, см. Табл.1). По абсо лютному количеству пользователей интернета Россия вышла на первое место в Европе. В последнее время мы наблюдали очень быстрый рост общего чис ла пользователей Интернета, как в отдельных крупных городах, так и по стране в целом. Важно отметить, что также увеличивалось число пользовате лей в различных возрастных группах. Сначала в Сеть пришло молодое поко ление, затем мы наблюдали некоторое взросление аудитории в целом и уве личение присутствия в Интернете группы старше 40 лет. В группе до 35 лет в крупных городах охват Интернетом фактически достиг максимума, и роста пользователей за счет этих групп уже происходить не будет.

Таким образом, в России ускоренными темпами формируется информа ционное общество, которое уже в ближайщие годы достигнет своей зрелости.

Это создаёт хороший базис для дальнейшего внедрения информационно коммуникационных технологий в экономические отношения и возникнове ния нового экономического уклада в России.

Вопросы к разделу:

1. Какое общество называется информационным?

2. В чем заключаются технологические предпосылки формирования информационного общества?

3. Когда началась «информационная эра»?

4. Какие культурные, социальные, политические и экономические по следствия формирования глобального информационного общества вы можете назвать?

5. Как связана динамика числа активных пользователей глобальной се ти Интернет с уровнем экономического развития страны?

6. Перечислите основные тенденции развития глобального информаци онного общества.

7. Опишите процесс формирования открытого информационного обще ства в России.

8. Перечислите основные потребности современного общества в ин формационных услугах.

Задания для самостоятельной работы:

1. Раскрыть диалектику взаимодействия информационно- коммуника ционных технологий и социально-политической эволюции человече ского общества за последние два столетия;

2. Описать процесс информатизации общества с точки зрения синерге тической парадигмы Р. Пригожина;

3. Сформулировать точку зрения О.Тоффлера на будущее информаци онного общества.

2. СЕТЕВАЯ ЭКОНОМИКА: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ И КОНЦЕПЦИИ Хотя формирование глобальной коммуникационной системы в рамках информационного общества оказывает на него всестороннее влияние, в дан ном пособии нас будет интересовать экономический аспект этого влияния.

Нельзя сказать, что особенно ярко проявившиеся в наше время сетевые эф фекты не имели места в прошлом. Например, после прокладки в 1858 году по дну Атлантического океана телеграфного кабеля и установления прямой свя зи между Европой и Америкой наблюдался следующий эффект: торги, про водимые на биржах Лондона и Нью-Йорка стали непосредственно влиять друг на друга (см. Рис.1). Так, благодаря электрическому телеграфу, впервые в истории стала складываться всемирная система экономических корреляций, которая в настоящий момент определяется термином «сетевая экономика».

Сразу же отметим, что найденный термин не очень удачен, так как лю бую форму экономики также можно считать сетевой в том смысле, что сама экономическая ткань общества отражает характер сложившихся связей. В литературе можно встретить множество других определений: новая экономи ка, информационная экономика, экономика знаний, е-кономика и т.д. Одна ко, в настоящее время термин сетевая экономика прижился и является об щепринятым. Именно этот термин мы и будем использовать в пособии.

Российский исследователь сетевой экономики С.И. Паринов пишет: «В связи с серьезностью происходящих в обществе изменений нельзя не обра тить внимания на наличие в этой области некоторого опережения «практики»

над «теорией». Общество в настоящее время уже реально трансформируется в связи с появлением все новых и новых социально-экономических сетевых инноваций. Однако социально - экономическая теория до сих пор не имеет ясного ответа на базовые вопросы: 1) какова теоретическая модель функцио нирования сетевого общества?;

2) какова модель поведения человека в сете вом обществе?» [10].

Эта точка зрения представляется нам не такой уж и бесспорной. Выше отмечалось, что в данный момент только около трети землян используют Ин тернет в своей жизни. Из этих людей не более 10% используют сеть в эконо мическом смысле (совершают покупки онлайн, управляют банковским сче том, играют на бирже и т.д.). Вполне возможно, когда этот процесс выйдет из этапа экспоненциального роста и достигнет своего насыщения, сетевая сис тема мироустройства приобретёт свои законченные черты. Именно поэтому теории, возможно, и не стоит торопиться обобщать результаты эволюции по следних лет. К примеру, если рост общего количества пользователей и дос тупных документов в сети десять лет назад легко прогнозировался, то взрыв ной рост числа мобильных средств доступа в интернет, а также всевозмож ных периферийных устройств, управляемых из сети, оказался совершенно неожиданным [11]. Специалисты полагают, что уже через пару лет количест во подключенных к сети устройств достигнет 50 миллиардов штук (в году эта цифра составляла порядка 1 миллиарда). Это позволило даже ввести новый термин – «интернет вещей» (от англ. Internet of Things, IoT). А уж возможность трехмерной печати, благодаря которой можно будет скачивать цифровой образ вещи из сети и материализовывать его («распечатывать»), никто и представить себе не мог. Какой будет всемирная сеть через 10 или лет? Точно не ответит никто. Вполне возможно, после того, как глобальный паззл нового порядка жизни сложится окончательно, сама система и принци пы её функционирования будут существенно отличаться от того, что мы ви дим сейчас. Это обстоятельство постоянно нужно иметь в виду, когда мы бу дем обсуждать ниже свойства новой формы экономической деятельности.

Как отражение переходного характера самого процесса, так и теории его описывающей, в литературе наблюдается разнобой в определении – что же такое сетевая экономика? Здесь мы встречаем весьма разные формулировки.

Остановимся на нескольких концепциях сетевой экономики, выделив из них две – которые, как нам кажется, наиболее точно передают суть происходя щих изменений.

В докладе, подготовленном Европейской Комиссией, сетевая экономи ка определяется как среда, в которой любая компания или индивид, на ходящиеся в любой точке экономической системы, могут контактиро вать легко и с минимальными затратами с любой другой компанией или индивидом по поводу совместной работы, для торговли, для обмена идеями и ноу-хау или просто для удовольствия [12]. Необходимо отме тить, что правительство Евросоюза даёт определение какому-то экономиче скому явлению с единственной целью – правильно облагать его налогами. В этом смысле определение, данное выше, сформулировано с максимальной точностью и практичностью. Держа в уме это обстоятельство, перечень при чин, по которым индивиды или предприятия входят в контакт, выглядит лю бопытным: простое включение компьютера и вход в сеть с целью почитать новости или послушать музыку приравнен здесь к участию в сетевой эконо мике. За этим утверждением стоит своя логика – чтобы получить доступ в Интернет, пользователь должен сначала купить этот доступ у провайдера, та ким образом войдя с ним в экономический контакт.

Чтобы продемонстрировать насколько по-разному понимают термин «сетевая экономика» различные авторы, приведем здесь определение В.Н.

Бугорского: сетевая экономика – это традиционная экономика, помно женная на информационные ресурсы и технологии [13]. При всем уваже нии к автору, согласиться с этим определением нельзя. Ниже приводятся ссылки на работы западных исследователей, а также хорошо развитая теория российского исследователя С.И. Паринова, посвященные феномену «новой экономической парадигмы». Эти авторы убедительно доказывают, что эко номические отношения, получающие новое дальнее видение за счет комму никаций, уже не могут быть сведены к рыночным отношениям. Количество переходит здесь в качество, и рождается новая форма отношений.

Перейдем теперь от практических определений сетевой экономики к бо лее концептуальному подходу. Надо понимать, что при таком уровне описа ния мелкие детали явления пропадают. Но зато мы можем попытаться ос мыслить сетевую экономику в рамках более широкой парадигмы. В 1997 го ду вышла важная работа американских исследователей Брэдфорда Де Лонга и Фрумкина [14], в которой утверждалось, что современные технологии на чинают подрывать свойства, которые делают «Невидимую Руку» рыночной системы эффектным и эффективным средством для организации производст ва и распределения продукции. Авторы изучили три классических аспекта функционирования рыночной экономики и пришли к выводу, что в новых условиях установления глобальной коммуникационной системы они начи нают работать не так, как это было во времена Адама Смита. Да, они все еще неплохо соответствуют современной экономике, но имеются наблюдения, что они будут достаточно плохо соотноситься с будущей экономикой.

Исключительность. Под этим понимается способность продавцов в рыночной экономике заставить потребителей стать покупателями. В новой экономике собственник товара уже не в состоянии простыми и дешевыми средствами исключить конкурентов из своего сегмента, т.е. электронные возможности тиражирования и доставки продукции, таким образом, практи чески уничтожают исключительность, которая стоит в списке основ рыноч ной системы на первом месте. «В отсутствие исключительности потенциаль ные пользователи теряют эффективный способ дать знать рыночной системе насколько силен их спрос и на что конкретно он направлен» [14].

Конкуренция, понимаемая как наличие производителей выполняющих одну и ту же операцию с разными затратами. Поскольку предельная стоимость тиражирования информационных продуктов становиться близкой к нулю, то в сетевой экономике, пропадают конкурентные различия между продавцами по их затратам на обслуживание дополнительных заказов. Из-за этого кажутся не дос тижимыми такие характеристики «хорошего» рынка как «конкуренция в целях ограничения проявлений частной экономической мощи, отдача от инвестиций и трудовых усилий в соответствии с добавленной социальной ценностью, доста точность стимулов для инноваций и развития новых продуктов» [14].

Наконец, прозрачность, под которой понимается ясное понимание ин дивидов что им нужно и что имеется на продажу. Во многих секторах эконо мики покупка товаров в настоящее время перестает быть прозрачной, т.к. со ответствующая ей транзакция сразу не заканчивается. Акт покупки, всё больше означает возникновение долгосрочных отношений между продавцом и покупателем. Эта новая черта особенно хорошо заметна по рынку про граммных продуктов: периодическое обновление версий программного обес печения неизбежно превращает акт покупки в процесс долгосрочного «со трудничества» между покупателем и продавцом.

В работе Подольного и Карена [15] изучение сетевой формы организа ции общества было продолжено – она сравнивалась с иерархической формой управления по следующим параметрам: освоение новых навыков или знаний;

получение легитимности;

улучшение экономического функционирования;

управление ресурсной зависимостью. Экономические преимущества сетевых форм описываются авторами работы следующим образом: «Созданием луч ших коммуникаций, чем это может сделать рынок, сетевые формы организа ции облегчают лучшую координацию перед лицом изменений, значимость которых не может быть полностью передана или понята через ценовые сиг налы. В это же время, вследствие того, что границы сетевых форм организа ции обычно более легко управляемы, чем границы иерархий, более легким являются модификации композиции сетевых организаций как ответная реак ция на эти изменения» [15].

Таким образом, всё говорит о том, что экспансия сетевых структур будет разрушать рыночные регуляторы и вытеснять иерархические и рыночные способы управления из внутренней среды организаций: «…если сетевая форма управления может давать лучшее обучение, расширенную легитим ность и престиж, лучший контроль над внешней средой, и лучшие экономи ческие результаты, почему сохраняются рынки и иерархические структуры?»

[15]. Главным отличием сетевых форм управления от рыночных и иерархи ческих является: а) длительность связей между агентами, которые б) рег ламентируются этими же агентами без участия вышестоящей власти. Со ответственно, в рыночных отношениях присутствует пункт «б», но отсутст вует первый пункт, т.к. рыночные взаимодействия в чистом виде основаны на эпизодических связях, создаваемых для целей обмена и заканчивающихся сразу после осуществления транзакции. В иерархических структурах связи могут длиться дольше, чем на рынке, но они регламентируются вышестоя щей властью [15].

Обощая выводы вышеупомянутых авторов, российский исследователь С.И. Паринов предлагает соврешенно новую концепцию сетевой экономики, которая утверждает, что сетевая экономика – это качественно новая фор ма экономического порядка, которая вытесняет командно - иерархиче ские и рыночные формы из обслуживания экономических отношений в обществе [16]. Остановимся на основных положениях этой теории, которые конспективно были изложены в статье [16], а развернуто – в монографии [10]. Паринов вводит в рассмотрение понятие информационной проницаемо сти экономической среды, которая и определяет выбор той или иной формы организации хозяйственной деятельности при информационных обменах ме жду участниками совместной деятельности. В практических приложениях информационную проницаемость можно определять как величину равную – Q, где Q – отношение времени доставки информации ко времени ее устаре вания. Выделяется четыре формы экономической деятельности:

1. Экономика малой группы (натуральное хозяйство);

2. Командно-иерархическая экономика;

3. Рыночная экономика;

4. Сетевая экономика.

Каждая из перечисленных выше форм исторически появляется позже предыдущей. Рассмотрим случай каждой из этих форм. При ведении нату рального хозяйства все субъекты экономической деятельности представлены членами одного локального сообщества, которые находятся в постоянном и непосредственном контакте друг с другом. Такие сообщества в экономике и теории управления принято называть малыми группами. Роль информацион ной составляющей экономического взаимодействия в этом случае соответст вует тем низким потребностям в информации, которые необходимы для про стого воспроизводства и натурального обмена. Важно отметить, что естест венных возможностей для налаживания коммуникаций вполне достаточно, чтобы обмен информационно-экономическими сигналами в малой группе происходил непосредственно и бесконтрольно (Рис. 3). Предположим, что в поселении рядом живут гончар и кузнец. Если гончару нужен какой-то инст румент из металла, то он может просто зайти к соседу и вступить с ним в не посредственный информационный контакт. Все вопросы изготовления изде лия, свойсв этого изделия и получения чего-то взамен могут быть обсуждены в ходе прямого общения.

Рис. 3. Схема взаимодействия агентов в условиях экономики малой группы.

На этом примере хорошо видно, что в экономике малой группы устанав ливается коллективно - сетевая форма информационного обмена. Так как под сетью здесь понимается сообщество реальных людей, а средства общения представляют собой естественные органы коммуникаций, сформировавшиеся у Homo sapiens за десятки тысяч лет эволюции, то иногда отношения в малой группе называют примитивно - сетевой формой информационного обмена.

Как уже убыло сказано выше, главная особенность сетевой формы управле ния (включая примитивно - сетевую форму) является наличие прямых дли тельных связей между всеми участниками совместной деятельности. Созда ние такого рода связей, как правило, требовало, либо компактного географи ческого расположения участников, либо больших затрат ресурсов и времени на организацию информационных каналов и обеспечения взаимопонимания участников. Однажды созданные, сети таких связей представляли собой цен ный «редкий ресурс», доступ к которому давал определенные преимущества одним группам агентов над другими, которые такой доступ не имели.

Вероятно, именно здесь уместно вспомнить, что вид людей, к которому мы принадлежим (Homo sapiens), одержал победу в конкурентной борьбе именно благодаря более развитой способности к обмену информационными сигналами между собой. В настоящий момент известно по крайней мере два других вида человека – неандертальцы (Homo neanderthalensis) и денисовцы (Homo Denisova). Неандертальцы, например, практически по всем физиче ским параметрам превосходили представителей вида Homo sapiens – вес, мышечная масса, размер мозга, умение адаптироваться в холодной среде и т.д. Однако, кроманьонцы умели договариваться между собой и образовыва ли социальные сети, в которых открытие и достижения каждого быстро ста новились достоянием всех [17]. Неандертальцы были менее общительны и не были склонны создавать сообщества. Причина этого не совсем понятна – возможно на это свой отпечаток наложили особенности строения гортани или даже определенных отделов мозга. Как бы то ни было, используя терми нологию Паринова, можно сказать, что информационная проницаемость сре ды неандертальцев была близка к нулю. Именно поэтому инновации в их среде приживались очень плохо, а орудия труда и образ жизни оставались неизменными сотни тысяч лет.

Но вернемся к обсуждению эволюции форм социально - экономического взаимодействия. По мере усложнения системы разделения труда и всего со циально-экономического устройства общества ограниченные возможности средств коммуникаций и систем обмена информацией того времени не могли обеспечить поддержание равноправного коллективного управления. В ответ на это возникают командно - иерархические и рыночные формы управле ния экономической деятельностью, которые позволяют координировать большие, сложно организованные группы людей.

Уместно здесь вспомнить такой эпизод из античной истории [18]. В 44 г.

до н. э. Римская республика, которая до этого существовала более четырех сот лет, была низложена Юлием Цезарем. Почему это произошло, если тра диции демократического правления в Риме были очень сильны? Дело в том, что за сто лет перед переворотом государство претерпело стремительное расширение, в новые земли были выведено множество колоний и там роди лось большое количество граждан Рима. Эти граждане формально имели право участвовать в выборах и управлять государством, однако фактически осуществить это было невозможно из-за отсутствия надежной системы быст рых коммуникаций. Организация общегосударственного голосования или плебисцита и в наше время является непростой задачай, а две тысячи лет на зад это было просто технически невозможно. В демократическом процессе могли участвовать только жители самого города Рима и прилегающих окре стностей. Юлий Цезарь возглавил движение недовольных провинциалов, чьи интересы в государстве не были адекватно представлены. В результате граж данской войны республика была низложена и образовалась Римская Импе рия, управляемая авторитарно императором. Как это не странно звучит, авто ритарная империя более адекватно и сбалансировано отражала интересы провинциальных граждан страны, нежели аристократическая республика.

Новая имперская форма правления просуществовала около пятисот лет.

Рис. 4. Схема взаимодействия агентов в условиях командно-иерархической экономики.

Рассмотрим схему образования командно-иерархической формы управ ления (Рис. 4). Штриховой линией на схеме отмечены области прямых ком муникаций между агентами экономической деятельности. Так как они по прежнему определяются естественно-биологическими возможностями чело века вступать в информационные обмены только с людьми из того же ло кального поселения, а характерный размер системы (государства) теперь го раздо больше, то возникает проблема организации коммуникаций между агентами из разных поселений.

Мы знаем из истории, как эволюция разрешила эту проблему: в рамках системы формируется командный центр, представленный бюрократией (ие рархией), которая берет на себя роль посредника в организации информаци онных обменов в системе. Бюрократия собирает информационные сигналы, исходящие от агентов экономической системы и реагирует на них в виде из дания законов и применения средств государственного принуждения.

Важно отметить, что более сложные формы управления предъявляют меньшие требования к информационным потокам, так как позволяют осуще ствлять эффективное управление в условиях частичной неопределенности из за слабой информационной проницаемости среды. Так, например, командная форма управления основана на избирательном и одностороннем информаци онном обмене: то есть в каждый конкретный момент времени информация распространяется только между двумя точками и только в одном направле нии. Это позволяет при тех же коммуникационных ресурсах управлять боль шим количеством объектов, чем при равноправном коллективном управле нии. Кроме того, бюрократия склонна к искажению информационных сигна лов, распространяемых в обществе. Отсюда в системе могут возникать раз личные парадоксальные эффекты, связанные с волюнтаризмом и субъекти визмом командного центра.

В качестве иллюстрации приведем такой пример из античной истории: в 301 г. н. э. римским императором Диоклетианом был издан закон, направ ленный на борьбу со спекуляцией и ростовщичеством [19]. Законом устанав ливались твёрдые цены на тысячи продуктов питания и расценки на работу ремесленников и представителей других профессий. Весь государственный аппарат был брошен на выполнение этого указа и в течение нескольких лет население и торговцы подвергались жесткому контролю со стороны государ ства. Понятно, что с экономической точки зрения такой шаг был полной бес смыслицей, так как он не учитывал изменчивости и постоянной динамиче ской модификации системы. Но с точки зрения самого императора, государ ство реагировало на запросы самого общества. Приняв многочисленные ин формационные сигналы от общества о том, что в государстве процветает ростовщичество, командный центр из лучших побуждений не нашел ничего лучшего, как дать отмашку на применение репрессивного бюрократического аппарата. На принятие закона повлияли также особенности личности импе ратора Диоклетиана, что подчеркивает волюнтаристский характер информа ционных обменов в командно-иерархической системе. Из истории известно, что уже в 305 году закон был отменен как несостоятельный. Мы видим, что командная форма управления, даже исходя из лучших побуждений, в услови ях слабой информационной проницаемости среды может действовать неаде кватно ситуации.

Рис. 5. Схема взаимодействия агентов в условиях рыночной экономики.

В какой момент возникает рыночная форма управления информацион ными сигналами в системе? На Рис. 5 изображена схема взаимодействия агентов экономической деятельности в условиях рыночной экономики. Не обходимость рыночной формы легко понять из простого факта: на нашей планете за всю её историю ещё не разу не устанавливалось правление едино го моногосударства, охватывающего своей командно-иерархической систе мой всю территорию и все народы. Самой крупной державой считается Бри танская империя, которая достигала в XX веке 25% территории и 25% насе ления Земли. Возникает проблема обмена информационными сигналами ме жду агентами экономической деятельности, относящихся к юрисдикции раз ных командных центров. Эволюционный ответ известен – образуется систе ма обменов ценовыми сигналами, которая приводит к рыночной форме взаи модействия. Важно подчеркнуть, что рыночная форма сужает обмен инфор мацией до распространения выхолощенных до предела ценовых сигналов, причем вопросы получения и восприятия этих сигналов остаются за преде лами интересов порождающей их системы. Интерпретация ценовых сигналов – задача самого субъекта рыночной экономики. В этом смысле рыночная форма управления еще менее требовательна к уровню развития системы ин формационного обмена, чем командно-иерархическая. В предельном вариан те (свободный рынок) количество объектов управления (рыночных агентов) не ограничено. Главной причиной возникновения рыночной формы органи зации экономики стоит признать низкую информационную проницаемость экономической среды на предельно больших расстояниях.

Из всего сказанного становится ясным, что командная и рыночная фор мы управления появились после коллективной и поэтому могут считаться ре зультатом социальной эволюции. При этом сетевая форма управления оказы вается наиболее эффективной для обслуживания взаимодействий на корот ких расстояниях, командно-иерархическая – на средних, а рыночная – на длинных и сверхдлинных [10]. Это определяется низкой информационной проницаемостью традиционного общества в доиндустриальную эпоху.

Однако, после научно-технического скачка в области коммуникаций, ко торый случился в 1792-2012 гг., правила игры заметно меняются.

Рис. 6. Схема взаимодействия агентов в условиях сетевой экономики.

Особенно значимый вклад в преображение нашего мира внесло появле ние глобального Интернета в последние два десятилетия. Техническая рево люция раздвинула границы обмена информационными сигналами до мас штабов всей планеты. Можно сказать даже, что скачок технологий привел к «просветлению» системы в информационном смысле. В результате сложи лась следующая интересная ситуация, схематически представленная на Рис.6.

Область прямых коммуникаций, которая обеспечивается теперь всей мощью и разнообразием современных технических средств, теперь такова, что все агенты экономической деятельности помещаются внутри неё. В какой бы точке социально-экономического пространства человек не находился, он мо жет легко войти в прямой контакт с другим индивидом. Это даёт возмож ность агентам кооперироваться для какой-то деятельности минуя государст во. Очевидно, что это вызов для командно-иерархической системы управле ния (командные центры также изображены на рисунке), так как старая роль государства как посредника-организатора обмена информационными сигна лами в экономической среде нивелируется. Это не значит, что существование государства мгновенно обессмысливается, так как современное государство выполняет много и других функций. Тем не менее сама тенденция говорит о потенциальной возможности в будущем возникновения в новой коммуника ционной среде «народного электронного правительства». Уже сейчас многие исследователи возлагают большие надежды на крауд-технологии (от англ.

crowd – толпа, народ). Ниже мы обсудим вопрос об отношениях государства и онлайн-сообществ подробнее и увидим, что здесь всё не так однозначно просто и ясно, как это может показаться на первый взгляд.

Схема на Рис. 6 говорит также, что рыночная экномика также должна сдавать свои позиции под напором сетевой формы управления. Напомним, что рынок возникает как естественный ответ системы на свою слабую ин формационную проницаемость и необходимость организации обмена сигна лами на длинных расстояниях. Обмен этот сводится к распросранению весь ма примитивных по содержанию ценовых сигналов. В новых условиях сете вые формы организации экономической деятельности получают явные пре имущества. На место хаотического обмена ценовыми сигналами приходит способность агентов к самоорганизации и координации своей деятельности.

Получается, что современные сетевые формы управления оказываются на следниками общинных (коллективных или примитивно-сетевых) форм веде ния хозяйственной деятельности. Под общинными формами хозяйственной деятельности понимается такой порядок экономических отношений, при ко тором все субъекты хорошо знают друг друга и имеют между собой прямые длительные контакты. В итоге, развитие Интернет-технологий и расширение сетевой экономики вытесняют рыночные формы управления из экономиче ской жизни [10,16]. Хотя вывод этот выглядит сенсационным, он логически вытекает из всего нашего обсуждения.

Современные массовые децентрализованные применения Интернет технологий для установления и использования экономических связей показа ли, что параметры географического расположения агентов и экономических ресурсов (например, «удаленность» и «доступ к ресурсам») должны быть за менены на параметры их подключения к сети (сетевой доступ). Таким обра зом, затраты для преодоления географических пространств заменяется в се тевой экономике на затраты подключения к сети и на организацию эффек тивного сетевого доступа. Так, доступ к ресурсам требует наличия у них дис танционных регуляторов для изменения их состояния через сеть. Для агентов – наличие в сети их информационного образа и существование постоянно поддерживаемой взаимооднозначности между этим образом и реальным агентом. Если сетевой доступ к экономическим объектам и агентам обеспе чен, то проблема установления и поддержания нужных связей между ними в сетевой экономике превращается в проблему организации эффективного процесса непрерывных контактов и обмена информацией. Можно сказать, что в этой ситуации сети связей теряют такое свое качество как «редкий ре сурс», поскольку в фундамент сетевой экономики уже встроены связи «всех со всеми». Таким образом, одно из отличий среды жизнедеятельности аген тов в сетевой экономике от рыночных и командно-иерархических форм – в том, что связи сами по себе ценности больше не представляют. Однако ог раниченным ресурсом по-прежнему остается то, ради чего агенты устанавли вают между собой эти связи: место в системе разделения труда, на котором данный агент представляет для экономической системы максимальную цен ность и, следовательно, получает от участия в совместной деятельности мак симально возможную для себя выгоду.

Подведем итог следующей таблицей (Таб. 2). В ней приведены сравни тельные характеристики трёх основных форм организации экономики, суще ствующие на данный момент: командной, рыночной и сетевой. Сравнения даются по различным критериям. Изучая таблицу, можно заметить, что все характеристики сетевой экономики так или иначе содержат слова «социаль ный» или «социум». В этом нет ничего неудивительного: ведь само понятие «сети коммуницирующих агентов» подразумевает наличие социума из этих индивидов. Отметим, пожалуй, главное преимущество сетевой экономики перед своими конкурентами – это возможность высокой степени координа ции своей деятельности через непосредственный обмен полноценными ин формационными сигналами между собой. Координация приводит к высокой степени гибкости структуры и, как следствие, высокой адаптивности к внеш ним изменениям.

Если преимущества сетевой формы перед командно - иерархической очевидны, то в сравнении с рыночной экономикой эти преимущества надо сформулировать точнее. Рыночная экономика, базирующаяся на обмене хао тическими ценовыми сигналами, адаптируется вслепую. Причем, изменения адаптирующейся рыночной экономики не всегда происходят в интересах все го социума как целого: как известно, главная цель любого экономического агента здесь – извлечение прибыли. Сетевая экономика – это форма действий и реакций самого сетевого социума, действующего в интересах всей сети в целом. Как мы увидим далее главная цель агента в сетевой экономике – рас ширение своего информационно-экономического пространства.

Формы организации экономической деятельности Признак Командные Рыночные Сетевые Приоритет сис- Подчиненность по- Равноправие от- Подчинен темного подхода литическим целям ношений эконо- ность интере мических аген- сам сетевой тов организации Размещение про- Директивное Экономическое Социально изводительных экономическое сил Обращение то- Определяется адми- Регулируется Направлено на вара и капитала нистративной конкурентными удовлетворе структурой отношениями ние социально экономических потребностей участников Сети Адаптивность к Жесткость связей, Восприимчи- Высокая сте изменениям большая инерцион- вость к измене- пень коорди внешней среды ность ниям, передаю- нации участ щимся через це- ников эконо новые сигналы мической дея тельности Динамичность Однонаправлен- Стохастическая Гибкость мо модификации и ность наращивания трансформация дификации масштабирова- организационной организационной структуры за ния структуры структуры счет модуль ного построе ния Соответствие Используется толь- Используется Способствует условиям глоба- ко вертикальная со- для повышения широкому лизации инфор- ставляющая ИЭС эффективности (вплоть до мационно- рыночных отно- полного) вне экономической шений дрению в гло среды (ИЭС) бальную ИЭС Табл. 2. Сравнительная характеристика форм организации экономической деятельности На основании вышеприведенного обсуждения, сформулируем теперь пять признаков сетевой формы экономической деятельности. Эти признаки помогут нам более широко раскрыть смысл определения сетевой экономики:


если в каком-то общественно-экономическом явлении будут прослеживаться хотя бы большая часть признаков, то можно будет утверждать, что здесь имеется сетевая форма взаимодействия. Поэтому выделение признаков явля ется важным инструментом анализа.

Первым признаком является (I) наличие виртуального агента сетевой экномики, представляющего предприятие или индивида. Понятие виртуаль ного агента является дальнейшим развитием агентного подхода к изучению экономических взаимодействий в обществе. Виртуальный агент – это пред ставитель пользователя, на которого возлагается выполнение определенных функций. Обычно не имеет визуального или иного образа пользователя, а только отражает его действия.

Если для предприятий программной и информационной индустрии сете вые связи означают полный спектр экономического взаимодействия (инфор мационно - маркетинговые, производственно-транспортные и финансово кредитные операции), то для остальных предприятий пока можно говорить только об опосредованном участии в сетевой экономике. В этом случае вир туальный агент представляет сетевому сообществу образ реального предпри ятия. От реального агента его отличает только вынос производственно транспортных операций за пределы сети, тем не менее адекватность сетевого образа и реального субъекта экономики является предметом постоянной за боты предприятия.

Вторым признаком сетевой формы экономического взаимодействия яв ляется (II) наличие прямых длительных связей между виртуальными агентами. Организовать такие связи можно, только если информационно экономическая удаленность элементов сети не превышает заданного порого вого значения. Однако, в условиях стремительного развития коммуникаци онных технологий и скачкового роста информационной проницаемости эко номической среды, фактор удаленности перестает играть какое-то либо зна чение. А вот возможность установления прямых связей порождает совер шенно другую экономическую реальность.

В качестве третьего признака укажем (III) осознанное стремление вир туальных агентов к занятию позиции, имеющей наибольшую ценность для всей сети в целом. В сетевой экономике ценность сети создается всеми ее участниками, а блага распределяются в первую очередь среди тех, кто наиболее эффективно использует сеть или представляет для нее жизненно важный интерес. Так, провайдер заинтересован в привлечении как можно большего числа клиентов, но он не в состоянии контролировать, какими именно ресурсами Интернет будут пользоваться его клиенты и кто именно из экономических агентов сети получит в результате наибольшую выгоду. По пытки контролировать этот процесс, регламентируя доступ к ресурсам, при водят к потере клиента.

Иногда задают вопрос: как можно указывать в качестве признака «осоз нанное стремление», если виртуальный агент может и не иметь такого стрем ления, а даже наоборот – выполнять антисетевые действия (троллинг)? Важ ной особенностью сети является распределение генерируемой ею прибыли в соотвествии с той пользой (или осознанным стремлением) которую принес виртуальный агент для всей сетив целом. А что с точки зрения сети является «пользой» или «наибольшей ценностью»? Конечно, преумножение числа прямых связей в системе и рост сети! Таким образом, троллинг (асоциальное поведение в сети) уменьшает количество связей пользователя и, таким обра зом, ограничивает возможности по участию в распределении прибыли, гене рируемой сетью. С другой стороны, виртуальный агент, который всячески расширяет свое информационно - экономическое пространство через уста новление прямых связей с другими агентами как раз и работает на рост всей сети в целом. Его усилия в этом направлении вознаграждаются в виде про порционального увеличения в распределении сетевой прибыли.

Из вышесказанного следует, что (IV) все проблемы согласования сво ей деятельности виртуальные агенты сетевой экономики решают между собой на равноправных условиях. И это будет четвертым признаком сете вой формы экономического взаимодействия. Если на рынке действиями субъектов управляет «невидимая рука» с помощью «ценовых сигналов», а в командно - иерархической организации – «видимая рука» менеджера, то се тевой форме управления свойствен высокий уровень осознания агентами своей взаимозависимости. Непрерывно обмениваясь информацией, агенты участвуют в коллективном формировании образа их возможной совместной деятельности, в котором определяется содержание их деятельности, а также место каждого агента в системе распределения труда между ними.

При определенных обстоятельствах текущее состояние информационно го образа совместной деятельности считается приемлемым для практической реализации и агенты производят соответствующую переконфигурацию свя зей. Так, например, меняются производственные связи, по которым распро страняются промежуточные результаты производственной деятельности агентов (в соответствии с технологическими цепочками). Также, могут ме няться распределительные связи, по которым конечные результаты труда от их коллективной деятельности возвращаются к агентам в виде ресурсов для поддержания их жизнедеятельности. Именно через этот механизм резко вы растает адаптивность сетевой среды по сравнению с командно - иерархиче скими и рыночными формами (Таб. 2).

Для того чтобы отдельный агент мог «осознать» возможность своего участия в деятельности сообщества и «предвидеть» возможные выгоды и степень заинтересованности сообщества в его действиях, он должен иметь достаточно полную информацию о возможностях и намерениях остальных агентов сообщества. Учет этого обстоятельства применительно к условиям прямых связей может быть реализован включением в модель поведения аген та его так называемой «ментальной модели», которая содержит полученные им из внешней среды информационные образы других действующих лиц, а также образы доступных ему фрагментов экономической системы.

Информационные образы агентов - партнеров в ментальной модели должны иметь хорошие связи с реальными партнерами, которые в условиях малой группы формируются у носителя ментальной модели через прямые контакты с партнерами. В этом случае о ментальной модели можно говорить как о некоторой коллективно поддерживаемой субстанции, которая уже не принадлежит единолично отдельному агенту, хотя она и может существовать только в его сознании. Начиная с определенного уровня развития информа ционных технологий, ментальная модель может быть отчуждена от агента на определенном информационном носителе, после чего она уже является од ним из объектов экономической среды.

Создавая в информационном пространстве образ материального мира, агенты сетевой экономики затем используют его для оптимизации экономи ческих связей и повышения эффективности своей деятельности, в результате чего экономическое пространство претерпевает некоторые изменения, кото рые отражаются в информационных моделях, и процесс повторяется. В пре дельном чисто теоретическом случае вся экономическая система должна бы ла бы достичь некоторого ледяного совершенства и замереть в покое (по ана логии со вторым законом термодинамики). Но, к счастью, ни создать идеаль ную модель, полностью адекватную действительности, ни реализовать суще ствующую модель без искажений невозможно, что и обеспечивает жизнеспо собность сетевой формы управления.

В качестве еще одного признака укажем (V) распределение специфиче ских сетевых товаров, ценность которых растет с их копированием.

Лучше всего это положение иллюстрирует «закон факса» Кевина Келли:

ценность факса, который существует всего в одном экземпляре, в точности равна нулю, так как послать сообщение это факс никуда не может. При появ лении второго факса, соединенного с первым, оба получают смысл для сво его существования, так как теперь могут обмениваться сообщениями. При появлении тертьего факса ценность всей сети возрастаем еще больше [20].

Под сетевым товаром, чьё ценообразование в корне отличается от обыч ного товара, понимается прежде всего информационный или программный продукт, однако, пример Келли показывает нам, что подобный эффект может наблюдаться и для реальной продукции.

В заключение этого раздела в краткой форме приведем все 12 законов Кевина Келли [20]. Хотя работа «Новые правила для новой экономики» по меркам истории развития сетевой экономики появилась достаточно давно (в 1997), по глубине проникновения в материал ей до сих пор нет равных и она часто цитируется:

1. Закон связи: если число узлов растет как N, то количество связей рас тет как N*N. Сеть – это коллективное взаимодействие, связывающее воедино триллионы объектов живой и неживой природы через волокно или воздух. Такая Сеть и порождает Сетевую Экономику.

2. Закон полноты («закон факса»): чем больше узлов в сети, тем более ценной она становится. Логика Сети переворачивает традиционные представления с ног на голову. В Сетевой Экономике ценность вырас тает из изобилия и возрастает от повсеместного распространения («эф фект факса»). Мощь приходит от избыточности. Копии очень недороги, так пусть они распространяются.

3. Закон экспоненциального роста: сеть ведет себя как биологическая система. Экспоненциальный рост связан с быстрым ростом связей сети даже при небольшом увеличении числа узлов - первый сетевой закон.

4. Закон переломных точек: изменения в системе происходят бифурка ционным образом, т.е. система качественно меняется лишь достигнув точки перелома.

5. Закон увеличивающихся отдач: увеличивающаяся отдача создается всеми участниками сети, они же делят прибыль. Новые участники уве личивают объем сети, а он, увеличиваясь, вовлекает новых участников.

Но Сетевая Экономика вознаграждает тех, кто продвигает децентрали зацию и наказывает остальных.

6. Закон обратного ценообразования: самое лучшее в сети дешевеет с каждым годом. Постоянно дешевеющие чипы, которые при этом обла дают высоким качеством и производительностью, встраиваются в раз растающуюся сеть и это, прямо или косвенно, ведет к созданию более совершенных версий сетевых коммуникаций. Цена на передаваемый бит уменьшается по асимптотической кривой по направлению к нуле вому уровню, конечно, его не достигая. Кроме того, цены транзакций, а также единиц информации, снижаются по той же траектории. Все объ екты, которые можно скопировать, осязаемые и неосязаемые, приспо сабливаются к закону инверсионного (обратного) ценообразования и становятся дешевле по мере их совершенствования.

7. Закон щедрости: двигайся к бесплатному! Ценность продукта пропор циональна его распространенности, поэтому поток копий увеличивает ценность каждой из них. Мало того: чем больше копий сделано, тем более нужными они становятся, поэтому распространение продукта начинает само себя поддерживать.

8. Закон преданности: сначала «накорми» сеть! Одно из основных свойств сети – это то, что у нее нет ни ясно выраженного центра, ни четких границ. Пользователи голосуют за максимальное расширение Сети. Сетевые компании погибнут, если Сеть не будет процветать.

9. Закон временного спуска: так как сеть демонстрирует черты биологи ческой системы, то поиск полной адаптированности в ней будет со пряжен с риском. Организациям приходится постоянно видоизменять ся, чтобы не оказаться в положении «лучший в мире эксперт в быстро отмирающей технологии».

10. Закон замещения: замещение материальных ценностей в сетевой эко номике информацией. Происходит замещение «тяжелых и материаль ных» субстанций «легкими и информационными», т.е. замещение тра диционных материалов сверхлегкими со встроенными электронными чипами (в автомобилях, например, и др. технике), благодаря чему вещи как бы теряют массу, «умнеют», обмениваются информацией, легко управляются и становятся членами сетевой экономики.

11. Закон «маслобойки»: любая инновация это всегда разрушение, Сеть всегда в неравновесном состоянии. Отрицательная сторона Сетевой Экономики – постоянная гибель многих компаний, отраслей индустрии и рабочих мест. Ни на минуту не забывайте, что стабильность, успех, защита продуктивности – путь к гибели.

12. Закон неэффективности: не решайте проблем, а ищите новые воз можности! Производительность никогда не станет узким местом в Се тевой Экономике: она играет на руку человеческим устремлениям: по вторы, копирование, автоматизация обесцениваются, а оригинальность, воображение, способность к творчеству растут в цене.

Келли отмечает ряд новых явлений, типичных для развития современ ной экономики на основе ИКТ. Ценность идей и выводов автора в том, что они демонстрируют, насколько глубоко современные информационные про цессы преобразуют экономику. Они не просто приводят к повышению эф фективности или появлению новых отраслей, – они преобразуют фундамен тальные принципы функционирования экономической системы.

Но не все изменения, описанные Келли, могут быть возведены в разряд устойчивых тенденций. Многие из них обращены в будущее и не лишены идеализма. Полностью сетевая экономика, по-видимому, невозможна, так же как и чистая конкуренция в рыночной экономике. Сетевые структуры пере краиваются иерархическими и рыночными структурами в связи с интересами отдельных игроков. Не следует абсолютизировать и переоценивать власть се тевой стихии. В то же время электронная экономика обладает значительным потенциалом и неоспоримыми преимуществами, это бесспорный прогресс.

Информационные технологии меняют экономику, обеспечивая значительный прирост эффективности: улучшение рабочих процессов, точности и своевре менности информации благодаря внедрению автоматизированных систем управления и учета, совершенствование конкуренции и увеличение при быльности в силу снижения информационных транзакций. Поэтому развитие и использование информационных технологий даёт значительное экономиче ское преимущество их собственникам.

Вопросы к разделу:

1. Какие синонимы существуют у термина «сетевая экономика»?

2. Дайте определение сетевой экономики, принадлежащее Еврокомис сии, и раскройте его смысл.

3. Какое определение сетевой экономике дает С.И. Паринов?

4. Как определяет сетевую экономику В.Н. Бугорский и в чем неточ ность этого определения?

5. Приведите примеры организации информационного обмена между агентами командной формы экономической деятельности.

6. Приведите примеры организации информационного обмена между агентами рыночной формы экономической деятельности.

7. В чем заключается принципиальные отличия сетевой экономики от рыночных и командных форм экономических отношений?

8. Что общего между сетевой экономикой и экономикой малой группы?

9. Что такое информационная проницаемость экономической системы?

10. В чем состоит принцип экпоненциального развития сетевой эконо мики?

11. В чем заключается «закон полноты» Кевина Келли?

12. В чем заключается «закон факса» Кевина Келли?

13. Как вы понимаете «закон маслобойки» Кевина Келли?

14. Как вы понимаете «закон замещения» материальных ценностей в се тевой экономике информацией?

15. Перечислите основные тенденции развития сетевой экономики.

16. В чем заключается принцип обратного ценообразования в сетевой экономике?

17. Назовите пять признаков сетевой формы экономических отношений?

18. Какие свойства сетевых технологий обеспечивают эффективность их применения?

19. Дайте определение виртуальному агенту сетевой экономики.

20. Почему виртуальный агент должен занимать лояльную позицию по отношению к сети в целом?

21. Какой товар можно отнести к сетевому товару?

Задания для самостоятельной работы:

1. Провести сравнительный анализ существующих концепций сетевой экономики.

2. Сформулировать основные положения теории С.И. Паринова о сете вой экономике и на конкретных примерах раскрыть их содержание;

3. Сформулировать двенадцать законов Кевина Келли и на конкретных примерах пояснить смысл каждого закона;

4. Дать описание экономического уклада, сложившегося в России, с точки зрения его информационной проницаемости.

3. ОНЛАЙН СООБЩЕСТВО КАК КЛЕТКА СЕТЕВОЙ ЭКОНОМИКИ По мнению С.И. Паринова одними из самых важных процессов, форми рующих сетевую экономику, являются следующие явления [10]:

• массовый перенос людьми их информационной активности и взаимо действий в онлайн, и как следствие – формирование онлайн сообществ;

• возникновение или перенос различных организационных образований внутрь онлайн сообществ и распространение таким образом практики создания сетевых организаций для управления совместной деятельно стью групп людей;

• создание в виртуальном пространстве сети Интернет необходимых ус ловий для взаимодействия сетевых организаций и членов онлайн сооб ществ, включая адекватные новым условиям институциональные структуры, соответствующую сетевую инфраструктуру и сетевой ме ханизм координации.

Именно эти три процесса не только наполняют сетевую экономику ре альным содержанием, но и определяют главное направление современного развития Информационного Общества в целом. Анализ этих процессов по зволяет лучше понять смысл и место возникающих новых социально - эко номических явлений. Рассмотрим каждый из вышеприведенных пунктов по отдельности.

Онлайн сообщество (от англ. online community) – группа людей со сходными интересами, которые общаются друг с другом в основном че рез Интернет. Развитие Интернета сопровождается массовым переносом людьми своей информационной активности, а также и информационных взаимодействий друг с другом, из среды, создаваемой традиционными ин формационно-коммуникационными технологиями в виртуальную среду сети Интернет, т.е. в онлайн. Интернет предоставляет широчайшие технические возможности для общения. Кроме того, в Интернете сравнительно легко най ти людей со схожими интересами и взглядами на мир. Вдобавок, общение в сети начать психологически проще, чем при личной встрече.

Перенос информационной активности в сеть Интернет в настоящее вре мя состоит не только в обмене электронными сообщениями, но и проявляется в виде массового создания сайтов, публикации на них различных материалов, участие в обсуждении на форумах и социальных сетях и т.п. Этот процесс создания и распространения электронной информации может проходить в активной (обмен сообщениями) или пассивной форме (поддержка веб сайтов) и опосредует взаимодействия между членами онлайн сообществ. От того, на сколько хорошо данная среда обеспечивает людей возможностями для взаи модействия зависит эффективность функционирования онлайн сообществ.

Современные Интернет технологии и основанные на них поведенческие мо дели людей таковы, что они не позволяют поддерживать информационных взаимодействий для достаточно больших онлайновых сообществ в реальном времени. Главные проблемы, которые здесь возникают: (a) проблема инфор мированности;

и (б) информационного переполнения.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.